НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Устаревший архив Мёртвого журнала



И. Шамир
КАББАЛА ВЛАСТИ


Аннотация:
Есть в интеллигентной среде так называемые «неприличные темы», которые мало кто рискнет затронуть: мировой заговор, протоколы сионских мудрецов, «кровавый навет» и т. п. Исраэль Шамир, журналист и писатель, рискнул и объявил крестовый поход против ксенофобии, шовинизма и сионизма. Он посмел тронуть «за живое» сионских мудрецов. Шамир ненавидит насилие во всех его проявлениях, особенно насилие власти над «маленьким человеком», будь это еврей, палестинец, американец или русский. «И если насилие не остановить, — говорит он, — Апокалипсис неизбежен».


Глава из книги

МИНУВШИЕ ДНИ, ИСПОЛНЕННЫЕ СЧАСТЬЯ

«Мы жили в коммунистическом раю и не понимали этого». Я слышал эту фразу от многих бывших граждан бывшего СССР, от русских и таджиков, от украинцев и прибалтов, и всей душой соглашался с ними: Советская Россия была страной высокодуховных и образованных людей, которые любили свою работу, гордились своей страной, презирали деньги, были гостеприимными и добрыми. Стивен Гауэнс в статье «Приветствую красных!» возносит красноречивую хвалу потерянному раю:

«Советскому Союзу за семь десятилетий своего существования, несмотря на все время, которое он провел, готовясь к войнам, сражаясь в них и восстанавливая мирную жизнь, впервые в истории человечества удалось создать великое индустриальное общество, где было ликвидировано большинство проявлений неравенства в сферах благосостояния, дохода, образования и возможностей; общество, где здравоохранение и образование, включая университетское, были бесплатными, где субсидировались квартплата, коммунальные платежи и плата за проезд в общественном транспорте, где была ликвидирована инфляция, где пенсии были щедрыми, а уход за детьми субсидировался. Коммунисты создали более сильную сферу социального обеспечения, чем даже та, которая существует при социал-демократии скандинавского образца, причем достигли этого с меньшим количеством ресурсов и при более низком уровне развития. Советский социализм был и остается образцом для человечества — образцом того, что может быть достигнуто за пределами капитализма и его противоречий».

Более четырнадцати лет тому назад советский коммунизм прикончили, и англо-американский либерализм одержал свою третью крупную победу за столетие. Последние годы были трудными для русских — продолжительность жизни резко упала, промышленность пережила крах, а великие достижения советских времен были аннулированы. Но жизнь обычного человека стала гораздо хуже и в победоносных Западной Европе и США, потому что имущие классы потеряли свой огромный страх перед восстанием рабочих и возможностью альтернативного развития. Социальные достижения западного рабочего класса были завоеваны именно благодаря этому страху и все эти блага забрали назад, когда Россия была превращена в малозначительную страну.

Стивен Гауэнс понял это. На самом деле, его эссе представляет собой жалобу на «радостный» тон Говарда Зинна и других западных левых, которые составляли левый фланг антикоммунистического фронта времен «холодной войны». Говард Зинн отказывается признаться в сотрудничестве с врагом и в этом он не одинок. Британский троцкист Алан Вудс только что опубликовал многословную статью из трех частей в ответ на мою «Сагу о младой Селии», и она тоже преисполнена ликования. Вудс указывает на то, что его гуру Троцкий «всегда выступал за безусловную защиту СССР против империализма и капитализма». Но сам Вудс и ему подобные не следуют этому совету. Для него русские коммунисты — это «сталинисты», и он весело начинает их расспрашивать:

Начнем с нескольких вопросов, неудобных для наших оппонентов-сталинистов. Первый вопрос таков: Если мы согласимся с тем, что вы говорите, с тем, что Советский Союз был социалистическим раем, то как же получилось, что он потерпел крушение?

А второй вопрос будет таким: если в СССР была подлинная рабочая демократия, почему советские рабочие не боролись, защищая старый режим? Как могло случиться, что после более чем 50 лет того, что Исраэль Шамир называет социализмом, капитализм был восстановлен без гражданской войны?

Это правомерные вопросы и на них следует ответить.

Печальная истина состоит в том, что сознанием людей можно манипулировать. Подавляющее большинство мужчин и женщин будут действовать против своих же кровных интересов, если их убедить в том, что «это правильно». Я недавно наблюдал это в одном израильском кибуце — богатом, стабильном, процветающем предприятии. Средняя доля общинной собственности, приходившаяся на одного члена кибуца, составляла почти миллион долларов. Они затеяли аферу с приватизацией и «дифференциацией доходов» и превратились в нищих. Теперь многие члены кибуца, вчерашние миллионеры, выживают, собирая остатки урожая на полях. Их огромная собственность досталась нескольким семьям с хорошими связями.

Я спросил членов кибуца: «К приватизации вас никто не принуждал. Вы сами приняли ее, вы голосовали за нее. Зачем вы поднимали руку за схему, которая обязательно должна была вас разорить?»

«Нам сказали, что так прогрессивнее», — ответили мне.

Если так могло случиться с несколькими тысячами образованных и зажиточных израильских кибуцников, то еще легче было убедить миллионы простодушных русских людей в том, что «государственная собственность губительна для развития» — ведь эту мысль им вдалбливал миллион голосов с Запада. Троцкисты сыграли значительную роль в этой идеологической войне, бойко цитируя Маркса и убеждая россиян что то, что они имеют — это не социализм или коммунизм, а «правление номенклатуры».

Коммунизм в России проиграл «холодную войну», так как он проиграл войну за дискурс. Антикоммунизм стал неотъемлемой частью любого политического или философского движения в Европе и Северной Америке. Наши троцкистские друзья составляли левый фланг антикоммунистического фронта, рядом с еврокоммунистами Берлингуэра и деконструктивистами — последователями Деррида. В конце концов этому единому антикоммунистическому фронту удалось подорвать боевой дух советского народа.

Антисталинская кампания была мощным идеологическим оружием в войне за дискурс, ибо образы Ленина и Сталина были для советского народа священными. Близорукий Хрущев думал, что ведет войну за наследие Сталина со сталинскими министрами, но вместо того он подорвал сакральную структуру советского коммунизма и нанес ему непоправимый ущерб.

Оглядываясь назад, мы понимаем, что значительная доля претензий западных левых к Сталину и к Советскому Союзу ничего не стоит.

«Русская жестокость» и «ужасы ГУЛАГА» были евроцентристскими расистскими инсинуациями. В самом деле, число заключенных в США сегодня больше, чем когда-либо в России. Вудсу дотстаточно прочитать одну недавнюю статью Марка Кёртиса («Колониальный прецедент», The Guardian, Tuesday October 26,2004), чтобы еще раз убедиться в своей собственной типичной британской свирепости:

«За время кампании против мау-мау британские силы убили около 10 000 кенийцев, тогда как жертвы среди колониальных сил и европейского мирного населения составили 600 чел. В некоторых британских батальонах велись «табло» («таблицы очков»), где подсчитывались убийства, а первому подразделению, уничтожившему повстанца, выдавалась премия в J5, причем у трупа зачастую отрубали руки, чтобы облегчить снятие отпечатков пальцев. Были созданы «зоны свободного огня», где в любого африканца можно было стрелять без предупреждения. С усилением протеста против британского правления стали проводиться безжалостные операции «переселения», которые привели к смерти десятков тысяч людей, а около 90 000 чел. оказались в лагерях для интернированных. В этих вариациях пятидесятых годов на тему иракской тюрьмы «Абу-Грейб» свирепствовали болезни, а принудительный труд и избиения носили систематический характер».

Действительно, народы мира, находившегося под эгидой Советов, никогда не испытывали ничего подобного разорению, устроенному англо-американскими силами внутри границ их империи.

ГУЛАГ прямо-таки блекнет по сравнению с израильскими концентрационными лагерями для палестинцев. Самый крупный из них — это весь Сектор Газа, где содержится один миллион заключенных.

«Сталинские зверства» и близко не могут конкурировать со зверствами США в оккупированной Германии, с ядерной бомбардировкой Хиросимы, со сброшенными на Токио зажигательными бомбами или с миллионами убитых вьетнамцев и алжирцев. Советские войска помешали попыткам государственного переворота в Венгрии, Восточной Германии и Чехословакии. Левые скорбели по каждому из этих случаев, но в то же самое время американцы боролись с прокоммунистическими восстаниями в Греции и Малайе, Никарагуа и Кубе, Индонезии и Камбодже. Меа culpa, должен признаться, что молодым диссидентом я поддерживал Пражскую весну, но теперь я сожалею, что у советских коммунистов в девяностых годах не хватило духу устроить «площадь Тяньаньмэнь» в Москве и арестовать проамерикански настроенных «бархатных путчистов».

Вторжение в Афганистан осудил весь Запад, от троцкистов Вудса до американского президента. Но была ли их критика оправданной? Советские войска вошли в Афганистан по прямой просьбе афганского президента с целью остановить бунт, устроенный ЦРУ. Вот лишь небольшой отрывок из интервью Збигнева Бже-зинского, заманчиво озаглавленного «Как США спровоцировало Советский Союз вторгнуться в Афганистан и начать всю эту заваруху» (Le Nouvel Observateut, 15-21 января 1998):

Вопрос: Бывший директор ЦРУ 'Роберт Гейтс в своих мемуарах [«Из тени»] утверждает, что американские спецслужбы начали помогать муджахеддинам в Афганистане за шесть месяцев до советской интервенции. В этот период вы были советником президента Картера по национальной безопасности. Поэтому вы, конечно, сыграли свою роль в этом деле. Это так?

Бжезинский: Да. Согласно официальной версии истории, помощь ЦРУ муджахеддинам стала поступать в 1980 году, то есть после того, как 24 декабря 1979 года в Афганистан вторглась Советская Армия. Но в действительности — и эта тайна до сегодняшнего дня тщательно охранялась — все было совершенно по иному. На самом деле президент Картер подписал первое распоряжение оказать тайную помощь оппонентам просоветского режима в Кабуле еще 3 июля 1979 года. И в тот же самый день я написал президенту записку, где объяснял ему, что, по моему мнению, эта помощь приведет к советскому военному вмешательству.

Вопрос: И, несмотря на такой риск, вы отстаивали необходимость этой секретной акции. Но, может быть, вы сами желали, чтобы Советы вступили в войну, и старались это спровоцировать?

Бжезинский: Не совсем так. Мы не подталкивали русских к вмешательству, но мы сознательно увеличивали вероятность того, что они все-таки вмешаются.

Вопрос: Когда Советы оправдывали свое вторжение, утверждая, что они намерены бороться против тайного вмешательства Соединенных Штатов в афганские дела, им не верили. Однако, оказывается, это была правда. Вы ни о чем сегодня не сожалеете? Бжезинский: О чем сожалеть? Эта тайная операция была превосходной идеей. В результате русские были втянуты в афганскую ловушку, а вы хотите, чтобы я об этом сожалел? В тот день, когда Советы официально пересекли границу, я написал президенту Картеру вкратце вот что: «Сейчас у нас есть возможность дать СССР его собственную вьетнамскую войну». И на самом деле, почти 10 лет Москве приходилось вести войну, которую ее правительство не смогло выдержать. Этот конфликт деморализовал население и в конце концов привел к распаду советской империи.

Практически на любое «антисталинское» и антисоветское утверждение найдется контробвинение. Люди, которые поносили «русскую жестокость», выразившуюся в том, что был сбит корейский авиалайнер, не проливали слез над судьбой иранского аэробуса, расстрелянного янки. Те, кто скорбел о ссылке Сахарова, игнорировали приговор Вануну.

В пьесе Бертольта Брехта «Добрый человек из Сычуани» с добросердечной шлюхи снимают семь шкур ее алчные знакомые. Чтобы выжить, она выдумывает сурового «брата», который прекращает грабеж среди бела дня и позволяет ей продолжать заниматься добрыми делами. СССР тоже была присуща такая двойственность: его мягкий гуманизм был надежно защищен выстроенной Сталиным твердой оболочкой. Западные левые нападали на твердую оболочку Советской России, пока страна не лишилась защиты и не пережила крах.

Западные левые ощущали свою принадлежность к Западу сильнее, чем солидарность с левыми на Востоке. Алан Вудс и его троцкисты были всей душой преданы идеям западного превосходства. Не случайно в его статье Россия 16 раз называется «отсталой». Он пишет: «Россия, в высшей степени отсталая страна... ужасающая отсталость... отсталая, полуфеодальная страна, подобная России; отсталая, азиатская, крестьянская страна, подобная России; отсталая аграрная Россия; ужасная отсталость» и т. д. Что же это такое, если не типичная западная заносчивость, не евроцентризм самого грубого пошиба?

Россия, страна Толстого и Достоевского, Ленина и Флоренского, была одной из самых духовно развитых стран. А ведь коммунизм есть не что иное, как победа духа. Вудс и другие троцкисты презирают дух и поклоняются материальному прогрессу, ведь только с этой точки зрения Россию можно воспринимать как «отсталую».

Успехи и неудачи коммунизма на Востоке невозможно объяснить в рамках вульгарной марксистской догмы. (Сам Маркс был бы в состоянии понять это: автор «К еврейскому вопросу», «Критики гегелевской философии права», «Единения верующих с Христом» понимал, что Дух — это альфа и омега человеческого развития, и вульгарные материалисты-«марксисты» вызывали у него отвращение.)

Коммунизм победил на Востоке не потому, что Восток был отсталым, а потому, что Восток был самой духовной частью планеты, менее пораженной веяниями современности и отчуждением. Коммунизм не имел успеха на Западе потому, что Запад был духовно неимущим и бал там правили новоявленные «гоббсовцы».

В двух словах, разница между Востоком и Западом заключалась не в количестве произведенной стали или электричества. Это различие было философским и метафизическим. Карл Шмитт писал, что «все самые значительные понятия современных доктрин есть секуляризированные богословские понятия». И доктринальные различия между Востоком и Западом идеально подтверждают это наблюдение.

На англо-американском Западе взял верх Гоббс, который основывал свое видение общества на принципе «человек человеку — волк». Он писал, что людей объединяет только общий враг. Он был в некотором роде прав: враг есть единственное, что объединяет людей, если они не объединены во Христе; или, лучше сказать, если вы не едины во Христе, вы будете едины во Враге. И людей, которые согласны с тем, что «человек человеку — волк», объединяет не просто какой-то смертный враг, но Враг рода человеческого. Восток сохранил свою традиционную духовность и именно поэтому коммунизм победил в России и Китае. В обремененной кастовым строем Индии коммунизм особого успеха не имел, потому что прав был председатель Мао: кастовая структура столь же порочна, как империализм, ведь она мешает единению людей в Господе.

Русские коммунисты в конце концов решили стоявшие перед страной материальные проблемы и создали свободное от забот общество, где каждому гарантировались средства к жизни. Но для того, чтобы двигаться вперед в материальном отношении, им пришлось принять некоторые модернистские идеи; в стране развилось отчуждение и отрыв от корней. В СССР не обратили внимания на критику Симоны Вейль и на ее призыв покончить с отрывом от корней. Крайние материалисты, послесталинские лидеры Советского Союза были убеждены в том, что пока они производят достаточно материальных благ со всем остальным они справятся. Церковь подавлялась, и, хотя коммунисты вновь ввели в обиход христианскую мораль в виде «Морального кодекса строителя коммунизма», последний был недостаточно вдохновляющим. Новая сакральность фигур Ленина и Сталина была уничтожена Хрущевым, а десакрализированное общество долго выживать не может.

Говоря практически, Советская Россия пережила крах из-за того, что ее элиты предали народ. Отрыв от корней создает пропасть между народом и элитами. Лишенные корней и отчужденные элиты были готовы забрать все деньги и умотать на Ривьеру. Они продали богатство России американским компаниям, превратили обычных людей в нищих и разорили страну. Этот крах должен послужить для всех нас уроком: коммунисты должны бороться с отчуждением и отрывом от корней как со своими главными врагами, они не должны позволять врагу десакрализировать свою вселенную, они не должны стыдиться сурового брата доброго человека из Сычуани. В подъеме и падении русского коммунизма важную роль сыграл и еврейский вопрос. У западных левых были очень крепкие еврейские связи. Некоторые из этих левых были заражены еврейским национализмом. Они повернули свои перья и свои усилия против коммунизма, когда поняли, что русский коммунизм в конце концов стал по преимуществу русским. Чтобы оправдать свою измену, они стали распространять черную ложь о «русском антисемитизме».

И этот лживый нарратив продолжает троцкистский автор Алан Вудс. Я писал в своей статье: «Неужели евреев преследовали как расовую группу при Сталине? Очевидно нет, потому что дочь Сталина вышла замуж за еврея, некоторые из его лучших товарищей и руководителей партии были женаты на еврейках (Молотов, Ворошилов) или имели еврейских зятьев и невесток (Маленков, Хрущев). Такой вот расизм. Подвергались ли евреи дискриминации при Сталине? В 1936 году на вершине своей власти Сталин имел в правительстве девять евреев».

Лучший ответ, который смог придумать Вудс, таков: «Это абсолютно невероятно. Сегодня общеизвестно, что Сталин был рьяным антисемитом». Ссылка на то, что это «общеизвестно», аргументом не считается. И правда, в Англии было «общеизвестно», что женщины занимаются колдовством, а у благородных дворян голубая кровь. Сегодня «общеизвестно», что, как сообщает нам «Код да Винчи», святой Грааль — это Мария Магдалина.

У Вудса хорошо с тем, что «общеизвестно» (читай: является западными предрассудками), и плохо с фактами. Он пишет: «Большевистская революция дала евреям свободу». На самом-то деле еврей были всегда свободными — даже тогда, когда подавляющее большинство русских, поляков, украинцев были крепостными. Все ограничения в правах были сняты с евреев не большевиками, а буржуазной Февральской революцией. Вудс пишет: «После 1917 года Ленин и большевики даже предоставили тем евреям, которые хотели жить в собственной автономной области, местность, известную как Биробиджан». И снова неверно: это сделал «рьяный антисемит» Сталин в 1934 году.

Он пишет: «В 1930 году Сталин закрыл Евсекцию, официальный советский орган, занимавшийся разоблачением случаев антисемитизма». Все было ровно наоборот — «Евсекция» боролась с еврейским национализмом, и многие евреи ее люто ненавидели. Он пишет: «28 февраля 1953 года значительное число евреев из Москвы было депортировано в Сибирь. Планировались массовые депортации из других частей Советского Союза». Это очередная еврейская история о «вечном преследовании Вечного Народа». Не было ни депортаций, ни планов депортаций. Российский историк Костырченко доказал в статье, озаглавленной «Депортация — мистификация», что это — «городская легенда», пропагандистом которой является еврейский националист, профессор Яков Этингер из Еврейского университета в Иерусалиме, человек, который открыто признавался в своей «глубокой внутренней ненависти к коммунизму».

Вудс пишет: «Члены ЕАК (Еврейского антифашистского комитета) были обвинены в участии в сионистско-американском заговоре против Советского Союза, все они обвинялись в шпионаже, националистической пропаганде и попытках создать еврейскую республику в Крыму в качестве «плацдарма» для американского империализма».

Есть ли у Вудса какие-либо причины сомневаться в том, что они действительно стремились создать еврейский Крым на руинах татарских деревень, государство-побратим Израиля, воздвигнутого на руинах деревень палестинских? Публикации в постсоветских российских и израильских СМИ указывают на то, что еврейские активисты из ЕАК поддерживали депортацию татар и строили планы создания Крымской Еврейской республики. Массовая иммиграция российских евреев в Израиль в 1990-х годах служит еще одним доказательством того, что еврейская националистическая пропаганда была весьма успешной.

Вудс пишет: «[В 1953 году] Сталин распорядился арестовать всех полковников и генералов МГБ еврейской национальности, и в общей сложности около 50 старших офицеров и генералов было подвергнуто аресту». Очевидно, после 30 лет правления «рьяный антисемит» Сталин все еще имел столь много евреев в верхнем эшелоне внушавших страх органов госбезопасности! Вудс признает, что госбезопасность проводила жестокие репрессии, и немедленно возражает против кампании Сталина, направленной против верхушки госбезопасности.

Для Вудса евреи никогда ни в чем не виноваты. Участвуют ли они в эксцессах, возглавляемых органами госбезопасности или способствуют массовой депортации татар, склоняются ли они к сионизму или вступают в союз с США, — трогать их нельзя. Он пишет: «Жена Молотова была еврейкой. Сталин принудил Молотова разойтись со своей еврейской женой, и она была репрессирована в 1949 году по прямому решению Политбюро, причем Молотов при голосовании воздержался».

Если бы он прочитал воспоминания Голды Меир, которая была первым послом Израиля в Москве, он бы узнал, что Полина Молотова обняла Голду и со слезами на глазах воскликнула: «Их бин айн йидише тохтер!» («Я — еврейская дочь!»). Такие еврейские националистические чувства были действительно опасными для советского государства и делали мадам Молотову совершенно неподходящей для ее поста кандидата в члены Политбюро. Как я уже говорил раньше, Вудс слишком терпим к еврейскому национализму и слишком нетерпим к национализму «отсталой» России. В сталинской России с евреями обращались как с равными, а не как с высшими существами, на манер США. Если бы в Англии и США на еврейский национализм реагировали так же, как в Москве во времена Сталина, то жители Багдада и Тегерана, Басры и Рамаллы сейчас могли бы спокойно спать в своих домах.

www.delokrat.ru

 

ВЕРНУТЬСЯ В НЕПЕЧАТНЫЙ ОРГАН

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКРАДИОСПЕКТАКЛИСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАПОЛИТ-ИНФОКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика
ТС БК-МТГК 2001 - 3001 гг. karlov@bk.ru