НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)



Секреты бондарного ремесла. Федотов Г. Я. — 1991 г.

 

Геннадий Яковлевич Федотов

СЕКРЕТЫ БОНДАРНОГО РЕМЕСЛА

*** 1991 ***

 


DjVu


<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

 

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      «МНЕ НРАВИТСЯ ИСКУССТВО БОЧАРА...» 3
      (Вместо вступления)
      ОТ ДУПЛА ДО БОНДАРНОЙ ПОСУДЫ 9
      (Из истории ремесла)
      БОНДАРНАЯ КЛЕПКА 17
      (Выбор древесины)
      ЛОВКИЕ ТОЧЕЧКИ 24
      (Заготовка клепок)
      ЧТОБЫ СПОРИЛАСЬ РАБОТА 34
      (Инструменты и приспособления)
      КЛЕПКАМ ДЕРЖАВА 70
      (Изготовление обручей)
      БОЧАРНАЯ ТРАВА 91
      (Уплотнение пазов)
      ПОСУДА НА ВСЕ ЛАДЫ 96
      (Технология изготовления)
      ПОСУДИНА ОБ ОДНОМ ДНЕ 115
      (Кадка)
      УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОСУД 130
      (Бочка)
      В ДОРОГЕ И ДОМА 145
      (Анкерок, бочонок, кухля, барило)
      ЛАГУНЕЦ 152
      (Дорожный бочонок)
      «СОЛОНИЦА, КАК ТРОН, НА СТОЛЕ...» 156
      УШАТЫ И УШАТИКИ 160
      КОЛОДЕЗНАЯ ТРУЖЕНИЦА 171
      (Бадья)
      «ШЛА ДЕВИЦА ЗА ВОДОЙ...» 176
      (Ведро)
      НОСАТАЯ ГОСТЕЙКА 183
      (Подойник)
      «РАСТВОРЮ Я КВАШОНКУ...» 188
      (Дежа, квашня)
      ПРАЗДНИЧНАЯ ПОСУДА 193
      (Кружка, жбан, коновка, лагун)
      УКРАШЕНИЕ СТОЛА 202
      (Ледница и конфетница)
      КУМГАН И ФЛЯГА 206
      БАННАЯ УТВАРЬ 215
      (Шайка, чан)
      «УШАСТЫЙ КАБАН...» 224
      (Лохань)
      ДЕКОРАТИВНЫЕ СОСУДЫ 228
      (Кадочки для цветов, вазы и подставки)
      ПОМОЩНИЦА КОСАРЯ 236
      (Футляр для бруска)
      УЗОРЫ БОЧАРНЫХ ЛАДОВ 239
      (Декоративная отделка посуды)
      ЕСЛИ ТРЕБУЕТСЯ РЕМОНТ 262
      ВТОРАЯ ЖИЗНЬ БОНДАРНОЙ УТВАРИ
      ТОЛКОВАНИЕ НЕКОТОРЫХ СЛОВ, ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ В ТЕКСТЕ 278
      Издание для досуга
     
      Всевозможные кружки, жбаны, бадьи, чаны, бочонки и другие, уже подзабытые горожанами бондарные изделия пройдут перед глазами читате-лей этой книги. И по каждому изделию автор дает рекомендации: как подготовить дерево для выполнения именно этих бондарных работ, какие требуются для этого специальные инструменты, каковы приемы работы, как можно украсить готовое изделие. Внимание читателей привлекут разделы, в которых увлекательно рассказывается об истории бондарного ремесла в России.
      Для любителей изготовления изделий из древесины.
     
      «МНЕ НРАВИТСЯ ИСКУССТВО БОЧАРА...”
     
      Если случится в разговоре упомянуть знакомого бондаря, то собеседник непременно спросит: нельзя ли заказать ему бочечку? Кстати, между бочкой и кадушкой в современном обиходе различия не делают. Правда, чаще бочкой называют кадушку, но не наоборот. Между тем эти два вида бондарной посуды отличаются друг от друга так же четко, как ведро от чайника. Стоит ли говорить, что не только в городе, но и в деревне путают названия, не имея представления о всем многообразии бондарной посуды, без которой нельзя было обойтись в недалеком прошлом.
      За неимением кадок горожане квасят капусту в стеклянных банках, эмалированных ведрах и кастрюлях, даже в пластмассовых бочках. У сельских жителей с бондарной посудой немного попроще, особенно если живет в округе опытный бочар. Иногда удается купить деревянную посуду на базаре. Бывает, что кадушки, сделанные в отдаленном леспромхозе, вдруг появятся в сельском магазине. Стоит ли говорить, что их тут же разбирают.
      В наше время, как, впрочем, и в былое, к бондарной посуде относятся довольно бережно, особенно если купить или заказать ее негде. Как зеницу ока берегут латаные-перелатаные, доставшиеся по наследству чуть ли не от прадедов кадушки, бочки, кубели и ушаты. Латают дыры жестью от консервных банок, набивают подчас неуклюжие обручи, а чтобы устранить течь в уторах, заливают низ донца гудроном. Все это лишний раз подтверждает — насколько необходима бондарная посуда в современном хозяйстве, особенно в деревнях и селах.
      Можно с уверенностью сказать, что многие умельцы, имеющие навыки работы с деревом, не раз пытались сделать кадушку или бочку своими руками. Чаще всего их постигало разочарование, как и Робинзона Крузо, — героя знаменитого романа Даниеля Дефо. Об этом красноречиво говорят следующие слова:
      «Но все же были такие вещи, которых мне так и не удалось смастерить. Например, бочонки. У меня было, как я уже говорил, два или три бочонка с корабля, которые могли служить мне образцами, но сколько я ни бился, у меня ничего не вышло, хотя я потратил на эту попытку несколько недель. Я не мог ни вставить дно, ни сколотить дощечки настолько плотно, чтобы они не пропускали воды. Так я и бросил эту затею».
      Почему же такой целеустремленный, трудолюбивый и смекалистый человек, сумевший освоить множество самых разнообразных ремесел, потерпел неудачу в бондарном деле? Не умаляя заслуг великого труженика и умельца Робинзона, следует заметить, что он сравнительно быстро освоил те ремесла, у которых довольно широк диапазон, допускающий разный уровень мастерства. Практически каждый человек при необходимости может сделать стол, сколотить ящик и даже сплести корзину. Грубо сколоченный ящик, неуклюже сбитый стол и кое-как сплетенная корзина так же могут служить по своему прямому назначению, как и выполненные на высоком профессиональном уровне. Иное положение в бондарном деле. Достаточно небольшого отклонения, и бочка или кадка не сможет выполнять свое основное назначение — удерживать находящуюся в ней жидкость. Это в равной мере относится как к грубо выполненной, так и к отделанной с величайшей тщательностью бондарной посуде.
      На протяжении нескольких веков усилиями многих поколений бочаров были выработаны рациональные приемы изготовления бондарных изделий, изобретены простые и остроумные инструменты и приспособления, обеспечивающие при умелом использовании необходимый успех. Все это и составляет основу так называемых секретов бондарного ремесла, знания которых недоставало Робинзону.
      В старину в разных странах, в том числе и в России, секреты бондарного ремесла передавались чаще всего от отца к сыну. В каждой деревне или в ее окрестностях обязательно был свой бочар, делающий посуду на заказ. Встречались деревни, где бондарным промыслом в свободное от сельскохозяйственных работ время занимались чуть ли не в каждом доме. Такое время обычно появлялось поздней осенью, зимой и ранней весной. Порой навыками бондарного ремесла овладевали даже Дети. «Митраша выучился у отца делать деревянную посуду, — писал о таком юном бочаре в книге «Кладовая солнца» М. М. Пришвин. — ...У него есть фуганок, ладило длиной больше чем в два его роста. И этим ладилом он подгоняет дощечки одну к другой, складывает и об-держивает железными или деревянными обручами.
      ...добрые люди просят, кому — шайку на умывальник, кому нужен под капели бочонок, кому — кадушечку солить огурцы или грибы, или даже простую посудину с зубчиками — домашний цветок посадить».
      Хотя основные «секреты» ремесла известны каждому бочару, тем не менее один делает добротную и красивую, другой — неказистую, имеющую низкую прочность бондарную посуду. Это говорит о том, что, кроме знания приемов работы специальными бондарными инструментами, настоящий бочар должен, как принято говорить, чувствовать дерево, знать все его тончайшие свойства, всегда учитывая их в практике.
      Старые мастера с большим вниманием относились к выбору древесно- роды. Ее применение в первую очередь зависело от
      назначения бондарной посуды. Они хорошо знали что, например, кедровая древесина способствует сохранению молока. Поэтому из нее делали при возможности утварь под молочные продукты: подойники, масленки и поставцы. Легкая и стойкая к гниению древесина ели шла на изготовление ведер для носки воды. Знали мастера и то, что огурцы, засоленные в дубовой кадке, приобретают своеобразный аромат, оставаясь крепкими всю зиму, вплоть до теплых весенних дней. Отменным вкусом обладают яблоки, моченные в дубовой кадушке. Искушенный бочар и квашню также постарается сделать из дуба, зная, что дубовая древесина способствует лучшей закваске теста. А если, скажем, бондарю закажут вазон для комнатных цветов, то он вспомнит прежде всего о смолистой древесине сосны. Для цветочного горшка смолистость не помеха, наоборот, он будет более устойчив к влаге, которая постоянно находится в растительном грунте.
      От выбора материала зависит также и прочность бондарной посуды. Приступая к изготовлению бочки, бочар в первую очередь обратится к дубовой древесине или лиственничной. Бочки, сделанные из древесины этих пород, выдерживают самые невероятные нагрузки, особенно при перевозке и перекатывании с места на место. Не сыщешь материала лучше, чем дуб, если речь зашла о колодезной бадье. Известно, что бадья должна быть не только водостойкой, но и очень прочной.
      Прочность бондарного изделия во многом зависит также и от технологии изготовления. Многим приходилось встречаться с тем, что в овощные магазины завозится капуста в бочках, из которых торчат связанные вверху полиэтиленовые мешки. Если называть вещи своими именами, то фактически такую капусту привозят не в бочках, а в пластмассовых мешках. Бочки же играют вспомогательную роль, являясь чем-то вроде каркасов, сообщающих мешкам жесткость, и своеобразными чехлами, предохраняющими их от механических повреждений. А раз капуста не соприкасается непосредственно с клепками и днищем, то разве имеет значение, из какой древесины сделана бочка? Основная причина ненадежности промышленных бочек заключается в том, что клепки для них не колят, как при ручной работе, а пилят, перерезая волокна и# тем самым открывая доступ в древесину влаги и гнилостных микробов.
      При ручном способе изготовления бондарной посуды применяют только колотые клепки, которые не дают трещин. Лишь держа в руке инструмент, мастер может почувствовать особенности древесины каждой клепки: порой сам материал заставляет вносить изменения в процессе работы над бондарной посудой.
      Отсутствие механической точности, свойственной изделиям, выполненным на современных станках, придает каждой бондарной посудине неповторимость и какое-то особое очарование. Оттого кадушка или бочонок словно хранит тепло рук настоящего мастера. Недаром в народе говорят: «Каков мастер, такова и работа», «По работе и мастера знать».
      Бондарная посуда — это не только бочка для кваса или кадка для квашеной капусты, но и изумительные по красоте лагуны, кружки, барильца, жбаны, сработанные бочарами Прибалтики, России, Украины, Молдавии и других республик! Роспись, выжигание, резьба, органически сливается в этих изделиях с изысканной формой. Но и простая кадушка, сработанная с любовью, может радовать не только добротностью, но и красотой материала, формы, остроумными конструктивными решениями. Ловко завязанный деревянный обруч не менее красив, чем металлический, богато украшенный чеканкой.
      На выставке «Русская деревянная посуда XVII—XX веков», организованной в 1981 году в Государственном Историческом музее, наряду с резной и точеной была представлена и бондарная посуда, о которой в каталоге выставки было сказано: «Все эти и многие другие предметы вырабатывались веками в процессе удовлетворения самых насущных нужд человека, и над их максимальной приспособленностью к этим нуждам столь же длительное время трудилось не одно поколение народных мастеров. В результате облик любой из них — будь то кадка-дежа для теста или подойник, лохань под рукомойником или же бочонок — удивляет пластикой формы, легкостью очертаний силуэта и смотрится как произведение искусства». Действительно, изделие, выполненное руками талантливого бочара, может стать истинным произведением декоративно-прикладного искусства, а следовательно, и само ремесло подняться до уровня настоящего искусства. Восторженное отношение к искусству настоящего мастера выразил в своих стихах поэт Н. Рыленков:
      Мне нравится искусство бочара,
      Когда в карман не лезущий за словом,
      Он в зимние большие вечера Скрепляет клепку обручем дубовым.
      Он тешет клепку дни и вечера И подгоняет обручи ночами.
      Нужны мне глаз и мудрость бочара,
      Чтоб речь скреплять, как бочку обручами.
      Признаюсь, долгое время полагал, что для того, чтобы изготовить бочку или, на худой конец, кадушку, не нужно быть семи пядей во лбу. Как-то в моем деревенском саду выдался хороший урожай огурцов. Тары не хватало и я, понадеявшись на свой опыт работы с деревом, решил сделать самостоятельно вместительную кадушку. Мне представлялось, что дело это не такое уж сложное: надо лишь всего-навсего определить необходимое количество клепок, обстругать их как можно более тщательно, связать обручами и вставить донышко. Но когда я взялся за эту работу, меня вскоре постигла участь Робинзона. Кромки клепок не хотели плотно прилегать друг к другу, хотя я фуговал их по всем правилам, принятым в столярном деле. Подобно герою романа Д. Дефо мне пришлось бросить эту затею. Но клепки на всякий
      случай я решил сохранить. К ним я вернулся спустя много времени, лишь после того как мне довелось увидеть работу настоящего деревенского бочара.
      Я вошел в бондарную мастерскую в тот момент, когда бочар фуговал кромки готовых клепок. Как мне тогда показалось, он нарушал все правила, принятые в столярном деле (то есть, при строгании фуганок, закрепленный вверх подошвой, оставался неподвижным, в то время как клепка, удерживаемая в руках мастера, перемещалась вдоль него). Но вскоре я понял, что этот оригинальный способ фуговки является одним из тех самых «секретов», без знания которых не стоит браться за изготовление даже простейшей кадушки. Несведущий человек вряд ли быстро справится и с таким, казалось бы, немудрёным делом, как набивка обруча. Опытному бочару для этого потребовалось всего несколько минут. С помощью специальных зажимов он ловко прикрепил три клепки к металлическому обручу и полученную треногу поставил на верстак. Затем с необыкновенной быстротой в нее были вставлены все остальные клепки. И вскоре на верстаке вместо треноги уже стоял остов кадки. Кроме этих, мне удалось узнать и множество других «секретов», которые по сути дела были не чем иным, как выверенными веками рациональными технологическими приемами. Конечно же, успех в работе немыслим без специальных бондарных инструментов, которые каждый мастер обязательно делает своими руками. Но было и еще одно обстоятельство, отличавшее работу самобытного бочара. Могло показаться, что не только фуганок, уторник или тесло, hov и песни, поговорки и прибаутки, которые не смолкали в мастерской, принимают самое активное участие в создании рукотворной красоты. Все увиденное и услышанное заставило меня вспомнить о заготовленных когда-то клепках. Хотя и не без труда, но мне все же удалось собрать из них кадушку, которая не отличалась красотой, но могла исправно служить по своему прямому назначению. За ней на очереди были жбаны, лагунцы, бочонки и другая более сложная бондарная посуда. Приступив затем к изучению истории и техники бондарного ремесла, я пришел к выводу, что его возможности далеко не исчерпаны, они дают неограниченный простор для творческих поисков.
      Долог путь к мастерству, но все большие достижения начинаются с малого. Редко когда начинающему бочару приходилось приобретать навыки бочарного ремесла самостоятельно. Чаще всего это происходит под руководством опытного бондаря. В старину, как уже было сказано, секреты бондарного ремесла, как правило, передавались от отца к сыну. Но как же быть современному древоделу-любителю, у которого нет бочаров ни в роду, ни по соседству? Где получить хотя бы начальные сведения, которые могли бы послужить отправной точкой для дальнейшей работы? Хотелось бы надеяться, что источником таких сведений сможет стать книга, которую вы держите в руках. В ней обобщен опыт бочаров прошлого и настоящего, работающих в самых разных
      уголках нашей страны. Особую благодарность хочется выразить тульскому потомственному бочару и умельцу Григорию Фроловичу Чистякову, раскрывшему на благо читателей «секреты» своего ремесла.
      Не так-то просто сделать быстро и хорошо свою первую кадку или бочку. Но от того, насколько ладной и прочной будет первая посудина, зависит многое. Великому испанцу Мигелю Сервантесу принадлежит очень точное наблюдение, которое в одинаковой степени можно отнести не только к гончарному производству, но и ко всем видам ремесел: «Если гончар слепит один красивый сосуд, то он слепит и два, и три, и целую сотню». Удачно выполненная бочка или кадка становится впоследствии своеобразным образцом. Поэтому работать над ней необходимо очень тщательно, не спеша отыскивая красивую форму и пропорции, обдумывая все. мелочи декоративного оформления. Но это не значит, что каждый последующий сосуд нельзя изменять, строго следуя образцу. Наоборот, в процессе работы с деревом технологические приемы будут постоянно совершенствоваться, оказывая непосредственное влияние на конструктивное и художественное решение бондарного изделия.
      Деловитость, аккуратность, склонность к конструированию, привычка все делать прочно и добротно, природная смекалка и вкус — все это может найти благодатную почву в бондарном деле. Можно не сомневаться, что из рук самодеятельного мастера, любовно относящегося к своему делу, рано или поздно выйдут не только добротные, но и красивые вещи. Порука тому трудолюбие и терпение. Недаром в народе говорят: «К большому терпенью придет уменье».
     
      ОТ ДУПЛА АО БОНДАРНОЙ ПОСУЛЫ
     
      Некоторые ученые полагают, что бондарная посуда была известна еще в Древней Греции, но применение ее было довольно ограниченным. Предполагается, что греческие мастера изготовляли в основном большие бочки, в которых перевозили и хранили растительное масло, вино и воду. Однако более или менее конкретные сведения о бондарной посуде относятся лишь к I—II векам до нашей эры.
      В честь завоевания Дакии, ставшей одной из европейских провинций римской империи, в ИЗ году в Риме была возведена 38-метровая колонна Траяна. Ее опоясывала спиральная лента с рельефными изображениями, состоящая из 23 витков. Историки нередко называют уникальный рельеф каменной энциклопедией римской жизни того периода. На нем были изображены сцены военных действий, строительство мостов и дорог, перевозка грузов по Дунаю и другие события. Особую историческую ценность представляют тщательно выполненные изображения всевозможных строений, кораблей, повозок и самых различных бытовых предметов. Удалось отыскать в этой каменной энциклопедии и изображения бондарной посуды. Один из рельефов изображал корабль с бочкой на борту. Четыре другие бочки (видимо, приготовленные к погрузке) лежали на берегу. Большие бочки, имеющие вытянутую форму, использовались римлянами для перевозки масла, вина и питьевой воды. Рельефы дали возможность судить о форме и приблизительных размерах бочек, но, разумеется, ничего не могли рассказать о материалах, из которых их делали.
      Неожиданная археологическая находка на территории современной Венгрии, входившей на заре нашей эры в состав северных европейских провинций Римской империи, словно сошла с одного из рельефов колонны. Это была большая вытянутая бочка. В средней части она имела диаметр около 1 м и длину около 2 м, ширину каждой клепки от 13 до 14 см при толщине 2 см. Проведенный анализ показал, что клепки были сделаны из сосновой древесины.
      Остатки бондарных изделий были найдены при раскопках городища Старой Ладоги в культурных слоях, относящихся к VIII— X векам. О высоком уровне развития бондарного ремесла на Руси в X—XV веках стало возможным судить благодаря археологическим раскопкам древнего Новгорода. Посуда того времени была восстановлена по найденным деталям бондарной посуды:
      обручам, клепкам и донцам. После реконструкции стало очевидным, что новгородцы пользовались всеми основными видами бондарной посуды, которая получила широкое распространение во всех последующих веках. Древние мастера в совершенстве владели искусством изготовления бочек, кадок, ведер, подойников, ушатов, лоханей, шаек, жбанов, кружек и стаканов. Многие из этих видов бондарной посуды дошли до наших дней без каких-либо существенных изменений. Конструкция и форма деревянной посуды, найденная в глубокой древности, благодаря своей простоте, рациональности и практичности, оказалась удивительно живуча.
      Вряд ли можно хотя бы приблизительно сказать: где и когда появилась бондарная посуда. Несомненно одно, что ее предшественницей была долбленая посуда, сделанная из целого ствола дерева. Нет сомнения в том, что первоначально человек использовал для изготовления деревянной посуды дуплистые стволы — уготованные самой природой полые объемы. Возможно, произошло это не без подсказки животных, которые испокон веку использовали дуплистые деревья как надежные и теплые жилища.
      Один из рельефов колонны Траяна. 113 год нашей эры. Сосновая бочка из Аквинкума (территория современной Венгрии)
      Над созданием полых цилиндров природа обычно «трудится» многие годы. У деревьев, пораженных грибком, разрушаются в первую очередь сердцевина и окружающие ее старые годичные слои. Более молодая древесина, прилегающая к коре, продолжает жить и развиваться, каждый год увеличиваясь еще на один слой. Постепенно труха перегнивает, оседая вниз, а стенки дупла становятся сухими и гладкими.
      В древности во многих странах, в том числе и на Руси, широко было распространено бортничество. Пчеловоды-бортники примечали в лесу деревья, в дуплах которых жили пчелы, а когда наступала пора, собирали душистый целебный мед на лесных пасеках. Особенно славился мед-липец, извлекаемый из дуплистых стволов старых лип. Но лесные улья были неудобны тем, что часто находились далеко от жилья и отстояли на многие километры друг от друга. Да и охотников до лесного меда в лесу было хоть отбавляй. Чтобы собрать все ульи вместе и держать их под присмотром, участки ствола с дуплом выпиливали и перевозили в одно место, поближе к дому. Из ульев-дуплянок постепенно образовывались большие пасеки. Над ульями укрепляли крышу из коры, но нередко вместо нее использовали подстриженный соломенный сноп. Когда от старого роя отделялась молодая семья, пасечник переселял ее в новое, заранее заготовленное дупло. Если готовое дупло приобрести не удавалось, то приходилось его долбить из толстой колоды самому. Так называемые пробойные ульи в лесном краю можно было встретить повсюду. В выдолбленный цилиндр вставляли одно или два дна. Улей-долбленка с одним дном назывался наворотнем, а с двумя — стояном. Заодно из полого ствола липы, вставив в специально вырезанные пазы (уторы) донышко, мастерили посуду для хранения меда — так называемые дуплянки-липовики или чиляки. Дупляная и долбленая посуда применялась также для хранения масла и всевозможных сыпучих продуктов, таких, как мука и зерно.
      Рано или поздно, но на стенках ульев и посуды появлялись глубокие сквозные трещины. И вот тогда был сделан первый шаг к бондарной посуде — был изобретен обруч. Долбленки и дуплянки, чтобы предотвратить растрескивание, начали стягивать всевозможными жгутами, веревкой, проволокой. Позднее появились, ставшие классическими, деревянные и металлические обручи.
      Набивая обручи на дуплянку или долбленку, мастер обратил внимание на малозаметное, но очень существенное обстоятельство. Отпиленная от ствола дерева колода с одного края всегда была несколько толще, чем с другого. То есть, если подходить более строго, то поверхность ствола дерева не цилиндрическая, как принято считать в обиходе, а коническая. По мере удаления от корня ствол дерева постепенно сужается, превращаясь на вершине в тончайшую веточку. Это явление принято называть сбежи-стостью. Дети особенно остро воспринимают сбежистость деревьев, правда, утрируя ее. Рисуя, например, ствол березы, они сужают его к вершине так, что он становится похожим на пере-
      вернутую морковь. На небольшом участке сбежистость, хотя и мало заметна, но при набивании об^рчей она дает о себе знать. Вскоре она стала союзником древодела, изготовляющего обручную долбленую посуду. Мастер обратил внимание, что при перемещении обруча с узкой части посуды на широкую древесные волокна сжимались с такой силой, что исчезли даже мельчайшие трещины. Чтобы усилить эффект, едва заметную конусность стали усиливать. Кадки-добленки, имеющие большую конусность, были обнаружены при раскопках древнего Новгорода.
      Использование конусности посуды для прочного стягивания ее обручами — это второй крупный шаг навстречу изобретению бондарной посуды. В книге «Занимательная геометрия» Я. И. Перельман пишет: «Интересно рассмотреть также вопрос: почему, собственно, бочкам придается такая неудобная для обмера форма — цилиндра с выпуклыми боками? Не проще ли было изготовить бочки строго цилиндрические? Такие цилиндрические бочки, правда, делаются, но не деревянные, а металлические (для керосина и т.п.)».
      На поставленные вопросы писатель отвечает так: «Выгода та, что, набивая на бочки обручи, можно надеть их плотно и туго весьма простым приемом: надвиганием их поближе к широкой части. Тогда обруч достаточно сильно стягивает клепки, обеспечивая бочке необходимую прочность.
      Кадки-долбленки. Древний Новгород
      По той же причине деревянным ведрам, ушатам, чанам и т. д. придается обычно форма н^цилиндра, а усеченного конуса: здесь также тугое обхватывание изделия обручами достигается простым надвиганием их на широкую часть».
      Трудно сказать, как был сделан решающий шаг, который привел к изобретению клепок. Возможно, рассматривая дощечки, на которые рассыпалась окончательно растреснувшаяся долбленка, мастер подметил, что каждая из них имеет желобчатую форму, а боковые кромки скошены под определенным углом. И вот тот момент, когда у безымянного мастера возникла мысль изготовить такие дощечки специально, чтобы потом собрать из них деревянный сосуд, стянув его обручами, можно считать изобретением бондарной посуды. По значению его можно сравнить разве что с изобретением гончарного круга.
      И дело не только в том, что новая технология получения деревянной емкости стала менее трудоемкой, но и еще и потому, что диаметр посуды перестал зависеть от толщины древесного ствола. Появилась возможность из дощечек, выколотых из относительно тонких стволов деревьев, получать посуду любого размера. Бондарная техника решила проблему изготовления крупных сосудов, необходимых в различных отраслях промышленности. Огромными чанами были оснащены древние кожевенные мастерские.
      Бондарная посуда применялась и в химической практике, например при изготовлении свинцовых белил. В главе «Указ, как белила делать» из «Правил епископа Нектария», написанных в конце XVI века, говорится: «... влить три перста в кадь дрожжей и свинец кружки ставити в дрожжах на решетку стоймя...»
      Высокий профессиональный уровень изготовления бондарной посуды позволяет предположить, что среди древоделов уже тогда выделились отдельные мастера, которые занимались исключительно изготовлением бондарной посуды, то есть бочары-профессионалы. В новгородских писцовых книгах, относящихся к XVI веку, упоминаются профессии, связанные с обработкой дерева. Среди них дощаников 11 человек, гребенников 12, токарей 38 и бочаров 16.
      В кузнечных цехах старинных предприятий также нельзя было обойтись без скромного бондарного чана: в нем охлаждали и закаляли поковки. Небольшие чаны или просто кадушки были врыты в землю и в кузнице деревенского кузнеца.
      «Кадиши большого размера» были главной частью оборудования винокуренных заводов. Чтобы содержать квасильные чаны в рабочем состоянии, их периодически чистили и ремонтировали. Рабочий, приставленный к чанам, назывался чанопалом. Откуда произошло такое название профессии, станет понятно, стоит только ознакомиться со способом, к которому раньше прибегали при очистке или, как бы мы сейчас сказали, дезинфекции квасильных чанов. В чан загружали сухую солому и подпаливали. Чанопал следил за тем, чтобы пламя выжигало остатки барды, но ни в коем случае не обугливало клепок.
      Порой старинным заводам требовались деревянные сосуды, высота которых во много раз превышала диаметр. В литейном цехе Звенигородского пушечного завода при литье пушек использовали бондарные опалубки. Цилиндр из длинных клепок-досок, стянутый 12 железными обручами, с находящейся в нем формой опускали в сруб, врытый в землю.
      На заводах, фабриках и в мастерских чаны использованы для хранения воды. Нередко чаны-водоемы врывали в землю примерно на две трети. Это давало возможность держать воду холодной. Первую бумажную массу как в Китае, так и в Европе готовили в деревянных чанах. Открытие русского ученого Б. Якоби привело к созданию в XIX веке цехов гальванопластики, которые есть теперь на каждом современном заводе. Потребовались огромные ванны, в которых можно было бы осуществлять электролиз. Они должны были быть не только достаточно вместительными, но и устойчивыми к воздействию электролита. Сейчас эту задачу легко решают благодаря использованию новых материалов. Но тогда таким материалом было только дерево. Выручили чаны.
      Так или иначе бондарная техника оказала влияние в самых различных областях человеческой деятельности. Принцип изготовления бондарной посуды нередко использовался народными мастерами при изготовлении музыкальных инструментов, точнее их раструбов. Так, в северных областях России раструб рожка делали из двух клепок, каждая из которых представляет собой половинку изогнутого конуса. Обе части раструба обвивали берестой, и они играли роль обручей. Использование принципа, на котором основано изготовление бондарной посуды, еще более четко прослеживается в польском народном духовом инструменте — свирели. Ее раструб состоит из двух клепок, которые стянуты деревянными или металлическими обручами.
      Влияние бондарной техники сказалось и в обозном деле при изготовлении тележных колес. Особенно это явно прослеживается в колесе, обод которого собран из косяков. Каждый косяк прижимается к другому (подобно клепкам) скошенными кромками с помощью металлической шины (подобно обручу). Средняя часть колеса — ступица стягивается четырьмя обручами, как и любая бондарная посудина. Поэтому совсем недаром она имеет одинаковый корень со ступой. Ведь в их конструкции есть много общего.
      Если внимательно присмотреться, то применение принципа обручной посуды можно встретить в крестьянском быту довольно часто. Вот вертится вокруг своей оси, лязгая цепью, ворот колодца. Барабан его — цилиндрический кряж, с торцов которого, как на кадушку, набиты металлические обручи. В каждом крестьянском доме есть коса. Чтобы коса держалась на деревянном черенке-косовище, нужно набить на него кольцо — так называемую «баньку», по сути дела тоже обруч.
      Бондарный чан в бумажной мастерской. Со старинной гравюры. Бондарная посуда в сельской кузнице
      Красота бондарного изделия всегда находится в самой непосредственной связи с его конструктивной особенностью. Рациональная и остроумная конструкция не только обеспечивает ему высокую прочность, но и придает особую привлекательность и красоту. Бондарная посуда — это одно из редких изделий, в которых приемы соединения деталей друг с другом не только не скрываются, а, наоборот, нарочито подчеркиваются. Так, деревянные обручи, основное назначение которых связывать воедино клепки, в любом бондарном изделии играют роль простейшего рельефа в виде валика, более или менее выступающего над фоном. За счет увеличения количества обручей орнаментальный поясок становится более широким. Красоту изделия подчеркивает и ритмичное расположение обручей на боковой поверхности бондарной посуды.
      Распределяя обручи на бондарном изделии, бочар не только стремится к высокой его прочности, но и подсознательно добивается гармоничного сочетания обручей. Они образуют простейший рельеф на поверхности бондарного изделия в виде ритмически повторяющихся валиков.
      Гармонии способствует еще и удачное распределение массы материала. Так уж устроен человеческий глаз (и тут в не малой мере повинен закон всемирного тяготения): он привык видеть нижние части предметов (например, ствола дерева) более массивными, чем те, что расположены ближе к вершине. Чем выше, тем меньше масса древесного ствола. Учитывается эта закономерность и в архитектуре. Верх здания должен всегда казаться легче, чем низ. Эти же правила, порой подсознательно, соблюдает бочар, если необходимо изготовить устойчивый сосуд большой емкости. У такой посуды основание более широкое, чем верх. Впечатлению массивности способствуют дополнительные обручи, набитые внизу.
      О совершенстве формы кадушки и бочки говорит и тот факт, что на протяжении многих столетий развития художественных ремесел она служила образцом для подражания. Самый близкий к бочару мастер — токарь по дереву, нет-нет, да и выточит бочонок с ложными обручами в виде барильца на подставке или коробки для специй, имеющие форму бочонков. Уж больно привлекательна для токаря форма бочонка, так и хочется сделать нечто подобное резцом. Но токарь все же такой же древодел, как и бочар. Материал у них один, только приемы обработки разные. К тому же бочару иногда тоже приходится на время становиться токарем, когда, скажем, ему нужно выточить горлышко для фляги или гвоздь (пробку) для бочки. Так что в этих ремеслах есть какая-то живая связь и в их взаимовлиянии нет ничего удивительного. Но ведь форма бондарной утвари исстари в не меньшей мере привлекала внимание мастеров, работающих с самыми различными материалами, даже с металлами: гончаров, стеклодувов, токарей и кузнецов. В XVIII веке украинские умельцы выдували из цветного стекла горизонтально расположенные бочонки на подставках внизу и горлышком с притертой пробкой вверху, так называемые барильца. Выполненное свободным дутьем тулово опоясывали декоративные обручи из стекла другого цвета. Подобные сосуды изготовляли из глины и гончары (разумеется, при декоративной отделке готового керамического изделия они исходили из особенности этой техники). Подобные сосуды, только уже предназначенные для переноски жидкостей, делают современные керамисты. К тулову бочонка, изготовленному на гончарном кругу, вместе с донышками и декоративными обручами прикрепляли, кроме ножек с горлышком, также дугообразную ручку. Большим разнообразием отличается использование бондарных форм в токарном деле. Они словно просятся под резец токаря по дереву. Токарные изделия, выполненные, так сказать, по мотивам бондарной посуды, пожалуй, отличаются не меньшим разнообразием, чем керамическая и стеклянная посуда. Например, форму бочонка могут иметь кухонные коробки для сыпучих продуктов, кружки, солонки, подставки для ложек и многое другое. Широко известны выточенные в виде бочонков копилки из села Полхов Майдан Горьковской области. Охотно используют в точеных изделиях бондарные формы мастера Золотой Хохломы.
      Подражание бондарной посуде стеклодувов, гончаров и токарей можно еще объяснить и тем, что в основе многих изделий лежат тела вращения: благодаря этому форма бондарной посуды легко воспроизводится. Неоднократно обращались к этой форме и мастера, работающие с металлом. Английские путешественники, посетившие в середине XVI века Москву, поражались обилию находившейся в распоряжении царского двора серебряной и золотой посуды, среди которой были и серебряные бочки с золотыми обручами.
      Когда во второй половине XVIII века Тула и ее окрестности стали центром производства самоваров в России, между фабриками и небольшими мастерскими возникла острая конкуренция. Поиск новых форм приводил художников по металлу подчас к неожиданным решениям. Вплоть до первой половины XIX века на фабрике Василия Ломова в Туле выпускались из желтой меди самовары в виде бочонка.
     
      БОНДАРНАЯ КЛЕПКА
     
      О том, какие породы дерева использовались для бондарной посуды в глубокой древности, существуют лишь отрывочные сведения. Как уже было сказано, самая ранняя находка — бочка из сосны — относится ко II веку нашей эры. Найдена она при раскопках древнего римского поселения, находившегося на территории современной Венгрии. Но на основании одной находки нельзя заключить, что всю бондарную посуду на заре нашей эры делали лишь из сосновых клепок. Археологические раскопки древнего Новгорода позволили иметь точное представление о породах древесины, применявшихся в бондарном деле в древности. С помощью самых современных методов был сделан анализ более 50 образцов. Из 7 клепок от древних бочек все 7 оказались дубовыми. Видимо, это было связано с тем, что бочке приходится подвергаться более значительным нагрузкам, чем другим бондарным изделиям. С ними не очень-то церемонятся при погрузке и разгрузке, ведь их не переносят, а катят, придерживая руками за пряды — края клепок, выступающие над днищами. Но бывает, что их отпускают катиться самостоятельно по наклонной плоскости.
      Ведра, кадушки, ушаты и прочую подобную посуду с прямыми клепками новгородские бочары изготовляли в основном из древесины сосны. Из 54 клепок, породу которых нужно было установить, 35 были сосновыми. На втором месте стояла ель (9 клепок). Потом шли: лиственница, тис, пихта, кедр, береза и липа. Широкое использование новгородскими мастерами сосны объясняется способностью ее древесины хорошо раскалываться вдоль волокон, легкостью обработки режущими инструментами, незначительной сучковатостью, высокой стойкостью против гниения. К тому же в местных лесах росли в изобилии могучие прямоствольные сосны (подобные леса позже стали называть корабельными рощами).
      Кадка и бондарный чан, используемый при отливке пушек.
      Москва. XVIII век
      Еловых лесов тоже было много вокруг древнего города. Но, видимо, сучковатая и мягкая древесина ели меньше устраивала новгородских бочаров. Дуб рос в южных районах новгородской земли — запасы его были незначительны и, возможно, поэтому использование его в бондарном деле ограничивалось в основном изготовлением десятиведерных бочек, древесина которых должна быть особенно прочной. Местными породами были также липа и береза, а лиственница, кедр и пихта — привозными. Тис привозили с юга. Видимо, новгородцев привлекала благородная окраска и красивая текстура древесины, а также прочность и долговечность. Все эти породы деревьев в большей или меньшей степени используются в бондарном деле до сих пор, кроме тиса. В нем обнаружены токсические вещества, которые губительны не только для гнилостных микробов, но и для человека. Использование тисовой посуды приводит к тяжелым отравлениям, но, видимо, старым мастерам об этом не было известно. В этом нет ничего удивительного: ведь порода была не местная, а привозная.
      Постепенно породы дерева, идущие на бондарные клепки, становились все разнообразнее. В незапамятные времена родилась в лесных краях России очень выразительная и поучительная загадка: «Сам дубовый, пояс вязовый, а нос липовый». Пожалуй, в наше время найти к ней отгадку для многих окажется затруднительным. Между тем в старые времена, когда бочарное рукомесло было широко распространено, а бондарная посуда была в каждом доме, будь то крестьянская изба или боярские палаты, такую загадку разгадать мог даже малый ребенок. И ответил он бы так: бочка, обручи и гвоздь (пробка). Старые мастера отлично знали и обязательно учитывали свойства древесины. Даже в одном бондарном изделии они применяли древесину различных пород. Почти все бочки без исключения делали из дуба; древесина вяза, отличающаяся гибкостью и высокой прочностью, шла на обручи. Гвоздь, или чоп (пробка), обязательно должен быть из липовой древесины, так как она разбухает очень незначительно, прямослойна и однородна. Нетрудно и представить, что было бы, если бы пробку сделали из осины: выбить ее из наполненной жидкостью бочки было бы не так просто, ведь осина очень сильно разбухает.
      Для мастера, изготовляющего бондарную посуду, прежде всего важны технологические свойства древесины. Необходимо, чтобы она хорошо кололась, обрабатывалась резанием (строгалась, пилилась), была достаточно упругой и вязкой, при распаривании легко гнулась. Все эти свойства, если они имеются у определенной древесины, обеспечивают успех в работе. Работать с такими материалами легко. Но, кроме этого, есть свойства древесины, которые в первую очередь интересовали заказчика. Подбирая породу дерева, например, для кадки, ушата, ведра, цветочницы или квасной кружки, народные мастера обязательно учитывали это. Заказчику было не безразлично, насколько прочна древесина, из которой сделана посуда; нужна была гарантия, что она не загниет и не покоробится. Да и внешний вид, который в опре-
      деленной мере зависит от цвета и текстуры древесины, тоже имеет немаловажное значение, особенно если заказана цветочница или другая подобная декоративная посуда. Если заказывали квашню, то такую, в которой бы тесто подходило быстро и дружно, а если кубел для мяса, то такой, чтобы оно долго не портилось. Мало того, хороший, знающий свое дело бондарь мог подобрать для бондарной посуды такую древесину, в контакте с которой продукты не только долго хранятся, но и приобретают своеобразный приятный запах и даже вкус.
      Из лиственных деревьев, древесина которых идет на бондарные клепки, широко используются дуб, лещина, липа, ольха, береза и тополь, а их хвойных — сосна, ель кедр, лиственница и можжевельник. В южных областях употребляют также бук и каштан. Среди лиственных пород дуб — самый лучший материал. Дубовая древесина режется с большим трудом, но хорошо колется. Отличаясь большой упругостью, она после распаривания становится очень гибкой и легко гнется, а это необходимое качество при изготовлении бочек. К тому же плотная и тяжелая древесина дуба хорошо сушится, мало коробится и растрескивается. Она заполнена особыми консервирующими веществами — тиллами, предохраняющими ее от поражения гнилостными микробами. Древесина дуба не боится воздействия влаги — наоборот, погруженная в воду, она становится еще прочнее. Дубы, упавшие в реку пролежавшие в ней многие годы, пропитываются солями железа. Древесина их, известная под названием мореного дуба, становится тверже иного камня. И недаром еще со времен древнего Новгорода дуб считался лучшим материалом для бондарной посуды, эсобенно для заливных бочек. Дубовым бочкам все нипочем, хотя ях держат в сырых подвальных помещениях, на улице под проливным дождем и зарывают в землю. Выдерживают они и самые сложные перевозки, продолжая надежно служить по многу десятков лет.
      В старой древесине дуба в процессе окисления входящих в нее некоторых веществ возникают ароматические соединения (типа ванилина), которые и определяют своеобразный запах коньяка, выдержанного в дубовых бочках. Но бондарные бочки используются не только для вина, в них хранят морсы и соки.
      В тех районах, где когда-то шумели могучие дубравы, дуб применялся в бондарном деле более широко. Из дубовых клепок делали кадушки для квашения капусты и соления огурцов, кубелы для хранения сала и мяса-солонины. Яблоки, замоченные в дубовых кадках, до самой весны оставались крепкими и вкусными. Там, где от бондарной посуды требовалась особая прочность, дуб был незаменим. Лучшей колодезной бадьи, чем из дуба, вынужденной работать в самых суровых условиях, вряд ли сыскать. Есть у дубовой древесины и еще одно необычное свойство — она ускоряет закваску теста. Поэтому каждая хозяйка старалась обзавестись дубовой квашней. Там, где дуб был редким материалом, дубовые клепки через одну чередовали с еловыми или осиновыми. Самые хорошие квашни получались из древесины зимнего дуба, засохшая листва которого не опадает всю зиму.
      Исстари одной из самых ходовых в бондарном деле была осина. Клепки из ее древесины в большинстве своем шли на посуду, предназначенную для различных солений и квашений. Было подмечено, что капуста, заквашенная в осиновой кадушке, до самых жарких дней весны сохраняет белизну и упругость. Этому способствуют особые вещества, содержащиеся в свежей древесине осины. Со временем, когда древесина осины стареет и утрачивает некоторые свои свойства, хозяйки в иных местах кладут в кадушку со свежерубленой капустой свежее осиновое поленце. Порой клали его и в дубовую или еловую кадку. Осина хорошо противостоит воздействию влаги и считается одним из лучших материалов для колодезных срубов, кровельного гонта и дранки. Изготовление кровельного материала из осины объясняется также прямослойностью ее древесины и хорошей раскалываемостью. Эти же свойства высоко ценятся в бондарной посуде, особенно при заготовке клепок.
      Древесина осины имеет белый цвет с легким, едва уловимым голубоватым или зеленоватым оттенком. Однородность и мягкость дает возможность обрабатывать ее самыми различными инструментами. Из осины делают декоративную бондарную посуду, которую затем украшают резьбой, выжиганием и росписью.
      Склонность древесины осины к разбуханию считается в ряде случаев отрицательным явлением, но не в бондарном деле. Именно благодаря разбуханию осиновые клепки смыкаются кромками настолько плотно, что их трудно бывает порой различить. В распаренном виде осиновые клепки хорошо гнутся. В современном бондарном производстве много осины идет на изготовление заливных и так называемых сухотарных бочек, то есть предназначенных для сухих продуктов. В осиновых бочках хранят и перевозят всевозможные соленья, рыбу, растительное масло. Кроме продуктов, в осиновых бочках перевозят всевозможные химикаты, минеральное масло, краски, мазут, деготь, цемент и многое другое. Большинство бочек с честью выдерживают всевозможные перегрузки, которые неизбежны в дороге.
      Липа — один из лучших материалов для изготовления не только бондарной, но и токарной, долбленой посуды. Ее легкая белая древесина с чуть розоватым оттенком имеет множество свойств, которые высоко ценятся всеми древоделами. Чем же она привлекает бондарей? Благодаря мягкости и однородности липовая древесина хорошо режется во всех направлениях, легко раскалывается как вдоль слоев, так и в радиальном направлении. Она почти не коробится и очень мало растрескивается. Одно из важнейших ее свойств — незначительное усыхание или, как говорят специалисты, устойчивость к потере объемности. Липовая кадушка, пролежавшая почти все лето порожней в ожидании урожая, практически не рассыхается.
      Бондарная посуда из липовых клепок хорошо сохраняет продукты. Немаловажно и то, что при этом она не придает им какого-либо неприятного запаха и привкуса. Самый лучший мед — в липовых бочонках: он долго хранит свой аромат и первозданную свежесть. Бондарная тара из липы считается лучшей для хранения и перевозки сливочного масла, которое очень долго не горкнет. А для перевозки такого деликатеса, как красная и черная ирка, бочки из липы просто незаменимы. Липовая древесина — прекрасный материал для дорожной переносной посуды, предназначенной для воды и всевозможных прохладительных напитков: фляг, баклаг, лагунцов и тому подобного. Если бондарную посуду (разумеется, не «бочкотару») предполагается украсить декоративной резьбой, расписать или отделать выжиганием, то добиться успеха в этом будет легче, если она сделана из липы.
      Из хвойных деревьев в бондарном деле широко используется сосна. Ее древесина в отличие от дубовой имеет средние показатели. У нее умеренная прочность, невысокая твердость. Усыхает она умеренно и растрескивается незначительно. Вместе с тем сосна имеет прямослойную древесину, которая хорошо раскалывается не только в радиальном, но и в тангентальном направлении. Она имеет достаточно высокую упругость и гибкость, а распаренная хорошо гнется.
      и Сосна относится к ядровым породам. У нее широкая заболонь с легким желтоватым или розоватым оттенком. Ядро у свежей древесины вначале слегка розоватое, но постепенно темнеет, приобретая буровато-красный оттенок. Четко выраженные годичные слои придают древесине сосны особую выразительность, которую можно очень выгодно использовать при создании декоративной бондарной посуды. Смолистость древесины предохраняет ее от загнивания. Особенно высокую смолистость имеет так называемая смолка, в противоположность ей другой сорт сосновой древесины — сухощепка — отличается пониженным содержанием смолы. Сосна легко и быстро обрабатывается. Раньше из нее в большом количестве изготовляли водовозные и тарные бочки, большого размера чаны. Сосновые бочки и кадушки называли в старину смолками или смолянками. Конечно, под пищевые продукты такая посуда не очень-то годится (смоляной запах передается продуктам), но если необходимо, например, сделать кадушку для цветка — цветочницу, то более дешевой и надежной древесины для этой цели и не сыскать. Как тара сосновые бочки используются для перевозки минеральных масел, дегтя, живицы (сосновой смолы) и серки (еловой смолы), а также извести, цемента.
      Применяется в бондарном деле и другая хвойная порода — ель. Она имеет белую древесину с желтоватым или розоватым оттенком. Годичные слои хорошо различаются на всех разрезах. Древесина ели легкая и мягкая, хорошо поддается обработке различными режущими инструментами. Она умеренно усыхает, почти не образуя трещин. Прямослойность, обилие радиальных лучей и неоднородность годичных слоев способствуют тому, что она одинаково хорошо раскалывается как в радиальном, так и в тангентальном направлении. Это дает возможность с помощью полукруглого ножа выкалывать желобчатые клепки.
      Еловые бочки используются для хранения и перевозки зернистой икры. Но и отнюдь не деликатесные грузы тоже порой приходится перевозить в еловых бочках, например минеральные масла. Если народному мастеру случалось изготовлять ведерко или подойник, то он довольно часто для такого рода посуды предпочитал применять еловую древесину. Посуда получалась легкой и, самое главное, незначительно впитывала влагу, поэтому мыть и сушить ее довольно легко. Но на этом «дружба» еловой древесины с молочными продуктами не прерывалась: из нее делали ушатики для хранения сливочного масла, а также маслобойки, в которых били (изготовляли) сливочное масло.
      Кедр используется в бондарном деле в областях, где эта порода занимает достаточно большие площади. У древесины кедра розово-охристое ядро и белая заболонь с легким желтоватым оттенком. Древесина кедра мягкая, легкая и гибкая. Она хорошо раскалывается во всех направлениях, поэтому вполне пригодна для выкалывания желобчатых клепок. В Западной Европе из кедра было принято делать молочную посуду. Среди жителей существовало стойкое убеждение, что древесина кедра содержит вещества, убивающие гнилостные микробы. По утверждению мастеров, молоко в кедровой посуде не только долго не скисает, но и приобретает приятный вкус.
      Для мелкой бондарной посуды широкое применение находит древесина можжевельника. Она имеет красно-коричневое ядро. У засохшей древесины ядро имеет множество самых разнообразных оттенков. Именно за это она ценится художниками-древоде-лами. Заболонь у можжевельника узкая, светло-желтым кольцом окружающая ядро. Годичные слои образуют очень красивый текстурный рисунок, одинаково выразительный на всех трех разрезах.
      Можжевеловая древесина крепкая, плотная и тяжелая. Она хорошо обрабатывается, легко режется во всех направлениях. При сушке усыхает незначительно. Высохшая древесина не коробится и очень редко растрескивается. Один из основных недостатков можжевельника — небольшой диаметр ствола, ограничивающий размеры бондарной посуды. Поэтому из него делают мелкую посуду: бочонки, фляги, кружки, жбаны, солоницы и т. п. Она хотя и не может похвастать своими размерами, но находится всегда на самом видном месте, поэтому чаще попадает на глаза, чем запрятанная в подвал кадка. Отсюда и повышенные требования, которые предъявляются к внешнему виду настольной и дорожной посуды. Можжевеловая древесина, отличающаяся своеобразной красотой, как нельзя более уместна для изготовления подобной посуды. Но есть и еще одна сторона, которая привлекает бондарей: в можжевеловой посуде не так быстро закисает молоко, долго не горкнет масло и несколько дней остается свежей сметана. И это еще не все. Нет в средней полосе другой такой древесины, которая источала бы пряный аромат, напоминающий запах перца. Грибы, засоленные в небольшой можжевеловой кадушечке, насыщаются этим ароматом, приобретая неповторимый вкус. Есть своя прелесть и в можжевеловых кружках, в которых обычно квас становится изысканным напитком.
     
      АООКИЕ ТОЧЕЧКИ
     
      Для изготовления бондарной посуды применяют дощечки с прямоугольным сечением — клепки, или лады. Они бывают пилеными и колотыми. Первые получают распиливанием кряжа на отдельные доски, вторые — раскалыванием колод и чураков. Пиленые клепки имеют низкую прочность, так как пила перерезает волокна древесины, как бы вскрывая их. От этого клепки не только становятся слабыми на излом, в поры древесины проникают гнилостные микробы и разрушают ее. В бондарной посуде долго держится запах разложившихся продуктов. Но изготовить такие клепки проще, чем колотые, так как можно использовать
      для этого самую современную технику. Пиленые клепки идут на изготовление так называемой бочкотары. Вспомним еще раз, как привозят в магазин бочки с вложенными в них целлофановыми пакетами с капустой (не проще было бы сделать сами бочки из пластмассы!). Пакеты вкладывают в бочки, возможно, потому, что бочки протекают или в них перед этим хранили и перевозили рыбу. Но главная ответственность за все неполадки ложится на пиленые клепки. Народные мастера хорошо знают о коварстве пиленых клепок, поэтому для своих изделий они используют только колотые.
      Изготовить колотые клепки не так-то просто: и времени нужно много, и древесина должна быть обязательно прямослойной. Но самое главное, чтобы мастер чувствовал материал и умел расколоть колоду или чурак так, чтобы клепки были ровные и чистые, да чтобы в отходы ушло поменьше щепы. С одним из важнейших свойств древесины — раскалываемостью — сталкиваются герои сказа П. Бажова «Живинка в деле».
      «Дедушка Нефед — он, видишь, из таких был... обо всяком деле думал, как его лучше сделать. На что просто чурак на плахи расколоть, а у него и тут разговор:
      — Гляди-ко! Сила у меня стариковская, совсем на исходе, а колю не хуже твоего. Почему, думаешь, так-то?
      Тимоха отвечает: топор направлен и рука привычная.
      — Не в этом одном, — отвечает, — топоре да привычке тут дело, а я ловкие точечки выискиваю.
      Тимоха тоже стал эти ловкие точечки искать.
      Дедушка Нефед все объясняет по совести, да и то видит — правда в Нефедовых словах есть, да самому забавно. Иной чурак так разлетится, что любо станет...»
      Поскольку упомянутый разговор происходил между углежогами, то речь шла о раскалывании древесины лиственных пород, идущих на выжигание древесного угля (дуба, клена, березы, ольхи).
      Расколоть или расщепить древесину можно только в двух направлениях: в радиальном и тангентальном. При раскалывании древесины в радиальном направлении плоскость раскола должна идти только через сердцевину колоды и чурака. При этом она будет совпадать с сердцевинными лучами, которые облегчают раскалывание. Чем больше у древесной породы сердцевинных лучей, тем раскалывать ее в радиальном направлении будет гораздо легче. Несомненно, что ловкие точечки, о которых шла речь в сказе П. Бажова, находятся в плоскостях радиального раскола. Если же топор, которым раскалывают кряж, не попадет в его сердцевину, а пройдет несколько в стороне от нее, хотя бы даже на незначительном расстоянии, то полученная плоскость скола будет уже тангентальной. В этом направлении древесина большинства лиственных деревьев колется с трудом. Конечно, попасть с размаху топором в сердцевину не так-то просто, поэтому заготовители клепок, чтобы расколоть чурак или колоду в нужном направ-
      лении, устанавливают на его торец лезвие топора и ударяют по обуху чекмарем — деревянной массивной колотушкой, напоминающей киянку. Если попадалась подходящая развилка, то чекмарь делали из отрезка ствола твердого тяжелого дерева (например, дуба, вяза, березы) с сучком, отходящим от него под прямым углом. Было замечено, что любая древесина значительно лучше раскалывается в сыром виде, то есть сразу же после того, как было свалено дерево. Поэтому клепки стали изготовлять прямо в лесу, в медтах рубки деревьев. Пень спиленного дерева превращали в удобную подставку для раскалывания чураков и колод. Большой знаток леса профессор Д. Н. Кайгородов писал в начале нашего века: «У нас в России изготовление дубовой клепки и бочек из нее, так называемый бондарный промысел, распространено очень сильно. Наибольшее развитие имеет этот промысел в губерниях Казанской и Нижегородской, где им заняты ежегодно многие тысячи рабочих».
      Клепки из различных деревьев заготовляют примерно одинаково. Как это делается, рассмотрим на примере заготовки дубовых клепок — дубника, или дубняка. Дуб хорошо раскалывается в радиальном и гораздо хуже — в тангентальном направлении. Хорошо зная эту особенность дуба, заготовители клепок раскраивают колоду так, чтобы преобладали радиальные расколы, а тан-гентальных или не было бы совсем или же было как можно меньше. Распространены два способа выколки клепочных заготовок: однорядная и двухрядная выколка. Однорядную применяют при раскалывании тонких чураков, а двухрядную — толстых колод. При однорядной выколке древесину дуба раскалывают только в радиальном направлении. Вначале кряж раскалывают на две части, так называемые плахи, а затем каждую плаху на четверинники. В свою очередь четверинники раскалывают пополам и получают восьмеринники. У тонкого чурака именно восьмая часть в большинстве случаев служит заготовкой будущей черновой клепки.
      Двухрядная выколка выполняется в той же последовательности, что и однорядная, но только до тех пор, пока не будет получен восьмеринник. Его раскалывают вдоль годичных слоев, перпендикулярно сердцевинным лучам на две части, называемые гна-тинником. Каждое полено-гнатинник раскалывают уже в радиальном направлении и получают от одной до двух клепок из одной половины и от двух до пяти — из другой. Прежде чем отправить клепки на сушку, их слегка обрабатывают: стесывают со стороны сердцевины клиновидные выступы, а также заболонь — молодую древесину, прилегающую непосредственно к коре. Заболонь дуба четко отграничена от ядра. Она окрашена в светло-желтый цвет, в то время как ядро имеет темно-бурую и коричневую окраску. Но не только в цвете их различие. В отличие от древесины ядра древесина заболони еще не успела окрепнуть, поэтому легко загнивает и разрушается. Вот почему при заготовке клепок верхние, заболонные слои древесины обязательно стесывают. У дуба заболонь довольно узкая: даже у гигантских деревьев она не превышает и 5 см. Так что потеря древесины при ее стесывании не очень большая. Во всяком случае не больше, чем при обтесывании пластей. Если работа полностью производилась в лесу, то в качестве станка, удерживающего заготовку клепки в вертикальном положении при обтесывании, нередко применяли пень с глубокой трещиной. Трещину в пне подтесывали топором, чтобы расширить и придать более правильную клиновидную форму. Внизу у трещины двумя сильными ударами топора делали глубокую зарубку. Ее горизонтальный срез служил основанием, в которое упирается заготовка.
      Если же предстояло выполнить значительный объем работ, то делали специальный станок для удерживания клепок во время тески. Он состоит из крестовины, сколоченной из двух массивных плах. Ближе к одному краю в длинной плахе долбят отверстие и вставляют вертикальный брус. К нему прибивают рейку, которая должна быть примерно на одну треть короче обрабатываемой клепки. На другом конце плахи прибивают пружинящую жердь. Ее делают из дуба, вяза или рябины. Перед началом обра-
      Способы закрепления обтесываемых клепок (а — в трещине пня; б — в специальном станке)
      ботки заготовку клепки прислоняют к вертикальному брусу и прижимают сверху жердью. Ее стесывают вначале со стороны широких пластей, а затем срубают клиновидную часть и получают клепку — дощечку с прямоугольным сечением. Более компактный станок для удерживания заготовок клепок при теске изготовляют из колоды. Колоду распиливают до сердцевины и раскалывают пополам до распила. Нижнюю часть колоды врывают в землю. Сверху к колоде прибивают изогнутую дугой жердь. Сгибают ее заранее: или сразу же после того как срубили, или после распаривания. Под нижним, пружинящим концом жерди прибивают ограничительную рейку. Работает это приспособление так же, как и предыдущее, но преимущество его заключается в том, что оно занимает немного места.
      В отличие от древесины дуба и других лиственных пород хвойная древесина, в частности сосны и ели, хорошо раскалывается также в тангентальном направлении, совпадающем с направлением годичных слоев. Это свойство древесины сосны и ели порой используют при заготовке клепок не только с прямоугольным сечением, но и желобчатых. Их применяют для изготовления открытой бондарной посуды цилиндрической и конической формы. Клепки выкалывают из четверинника специальным ножом с изогнутым лезвием. Его изгиб соответствует окружности бондарной посуды, для которой заготовляют клепки. Нож с изогнутым лезвием можно сделать из листа инструментальной стали толщиной не менее 2 мм. В углу отожженного металлического прямоугольника делают просечку. Образовавшийся острый клин отгибают и получают хвостовик. Затем лезвие ножа затачивают, сгибают, закаляют и насаживают на хвостовик деревянную ручку.
      Четверинники, отбираемые для выколки желобчатых клепок, обязательно должны быть прямослойными и без единого сучка. Лезвие ножа устанавливают на торец четверинника параллельно его изогнутому краю и ударяют сверху колотушкой. Из одного четверинника можно получить пять-шесть клепок: каждая последующая клепка будет несколь уже предыдущей.
      Конечно, не каждому любителю-бондарю предоставляется возможность заготавливать клепки в лесу, да и в розничную продажу они не поступают, как это было в старые времена. Но при желании найти выход из положения не сложно. Хороший материал всегда можно выбрать в дровах, предназначенных для топки печей. Ведь для бондарных клепок годятся не только дуб, сосна и ель, но и осина, тополь, ольха, липа, береза и другие древесные породы. Не лишне напомнить, что в старину даже в краю, изобилующем лесом, каждый настоящий хозяин не отправлял все наколотые дрова в печь. Укладывая после колки их в поленницу, он откладывал в сторону те поленья, которые имели здоровую прямослойную древесину без сучков, трещин, свили, червоточин и покоробленности. Порой запас деловой древесины, отобранный в дровах, был весьма значительным. Недаром в крестьянской среде в незапамятные времена сложилась загадка: «Сто полен в запас, а на истопку не будет?». Отгадавший ее должен ответить: «Ведерные клепки». Видимо, древесина, отобранная в дровах, чаще всего шла на изготовление ведер. Но из нее с таким же успехом можно было при необходимости сделать вместительную кадку, кубел, ушат, не говоря уже о другой, более мелкой бондарной посуде. Ведь длина каждого полена, согласно существовавшему в старину неписаному стандарту, была от 10 до 12 вершков. Поскольку старинная русская мера (так называемый вершок) равна 44,5 мм, то соответственно этому поленья имели длину от 445 до 534 мм. Размеры поленьев выбраны не случайно: они выверены многовековым опытом людей. Достаточно увеличить их длину, хотя бы на несколько сантиметров, как колоть дрова станет намного сложнее. В то же время заготавливать более короткие поленца было нежелательно. Во-первых, процесс пиления становился более длительным, а во-вторых, много древесины уходило в опилки, к тому же из полен-коротышей при случае и ведерной клепки не выстругаешь. В наше время к древесине нужно относиться еще более бережно. Если вдуматься, то хорошая прямослойная древесина в сущности — драгоценный природный материал: среди поленьев его найдется не так уж много. Поэтому бондарю-любителю прежде чем отправить поленце в печь, следует посмотреть: не получится ли из него хотя бы одна, а то и две-три клепки.
      В городе можно тоже заготовить колотые клепки. Порой толстые стволы спиленных тополей лежат подолгу как обычный мусор, а потом их свозят на свалку. Древесина тополя — прекрасный материал для бондарных изделий. Свойства ее близки к свойствам древесины осины.
      Для изготовления бондарных клепок в крайнем случае можно использовать доски. Их нужно внимательно осмотреть и выбрать те из них, годичные слои которых не перерезаны пилой, а идут вдоль пластей доски.
      Заготовленные клепки нужно хорошо просушить. В летнее время их раскладывают штабелями под навесом так, чтобы они хорошо проветривались. На открытом воздухе в летнее время клепки сушат не менее трех месяцев. Если необходимо сушку ускорить, то прибегают к искусственной сушке. Торцы клепок заклеивают бумагой с помощью столярного клея и укладывают в жарко натопленную русскую печь. Через сутки из печи вынимают легкие, хорошо просушенные клепки, путь которых лежит в бондарную мастерскую.
     
      ЧТОБЫ СПОРИЛАСЬ РАБОТА
     
      Приятно следить за работой бочара, когда она спорится. Одна за другой ложатся у бондарной скамьи гладко выструганные клепки. Затем размеренно, без спешки фугуются их кромки. И вот уже, стянутые обручами, образуют клепки полый цилиндр, составляющий основу бондарной посудины. Поочередно в работу включаются самые различные инструменты. Пилу сменяет скобель, а его в свою очередь рубанок-горбач, скобелка, уторник и набойка... И вот, наконец, говоря словами Н. Рыленкова, бочар
      Врезает дно, храня суровый вид,
      И говорит: «Сто лет смолить не надо!»
      Посудина, что колокол, гудит.
      И сердце мастера удаче радо.
      Стоит ли говорить, что удаче радо не только сердце искусного мастера, но и того, кто заказал ему бондарную посуду. Однако спорая и искусная работа зависит не только от опыта и сноровки бочара. Во многом ее определяют удобные и надежные инструменты и приспособления. Каждый инструмент бочар делает сам по своей руке, а станок — по своему росту. Бочар упорно добивается, чтобы рукоятка, скажем, скобелки, лежала в руке как влитая.
      Два вида бондарных скамей и устройство одной из них (Л — опорная доска; Б — головка; В — брусок; Г — болт; Д — зажимной рычаг; Е — педали; Ж — подкосы)
      Такой же подход к бондарным станкам и приспособлениям: они должны быть просты, удобны в работе, компактны и по возможности более универсальны. В старину бочары чаще всего строгали клепки скобелем, зажимая их в тисках бондарной скамьи. Сейчас вместо скобеля предпочитают использовать рубанки с выпуклыми и прямыми подошвами, а вместо бондарной скамьи — столярный верстак или самодельную верстачную доску.
      Для мастерской, имеющей небольшие размеры, используют съемную верстачную доску. Ее укрепляют на основании (подверстачье), собранном из сухих березовых брусьев, или же на обычном столе, имеющем хорошую устойчивость. Верстачную доску склеивают из березовых досок и брусков. Для прочности все части стягивают болтами, головки которых должны быть обязательно утоплены. Образовавшиеся гнезда заделывают деревянными пробками.
      Примерно в середине верстачной доски оставляют специальный проем с продольными пазами вдоль стенок. В них вставляют полозы зажимной колодки. В середине колодки проводят карандашом прямую продольную линию, на уровне которой выдалбливают два прямоугольных отверстия — так называемые гнезда. Продолжив карандашную линию, на самой верстачной доске также долбят пять-шесть отверстий.
      Для перемещения зажимной колодки вдоль верстачной доски используют винт с крупной ленточной резьбой и с воротком на одном конце. Если такой винт не найдется, для зажимного устройства подойдет сломанная струбцина. Один конец струбцины отпиливают ножовкой по металлу и, просверлив два отверстия привинчивают с двух сторон прочные уголки. С помощью них струбцину крепят снизу к верстачной доске. В коническом упоре струбцины сверлят три отверстия и прикрепляют его к торцу колодки шурупами.
      Клепки, предназначенные для строгания, удерживаются на верстачной доске упорными клиньями, которые вставляют в прямоугольные гнезда, выдолбленные в упорной колодке и верстачной доске. Упорные клинья делают из дерева или металла. Деревянные клинья изготовляют из твердой и прочной древесины яблони, груши, рябины или клена. Чтобы каждый деревянный клин надежно удерживал клепку, к нему привинчивают шурупами металлическую пластинку с зубчатым гребешком на конце. Прикрепленная сбоку пластинчатая пружина помогает удерживать упорный клин в гнезде на нужном уровне. Такую же пружину должны иметь и металлические упорные клинья.
      Используя пилу-наградку и стамеску, поперек верстачной доски выбирают два паза, имеющих в сечении трапецию. При строгании внутренней стороны клепки в пазы вставляют шпонки с полукруглыми вырезами в верхней части. Их изгиб должен соответствовать
      Фугование клепок. Со старинной гравюры. Внизу: использование столярного фуганка для фугования мелких клепок
      выпуклой поверхности обрабатываемой клепки. Когда приступают к строганию внешней стороны клепки, то в пазы вставляют шпонки, верхняя грань которых заподлицо с поверхностью верстачной доски.
      Готовую верстачную доску покрывают два-три раза горячей олифой, разбавленной скипидаром. Так же обрабатывают и другие приспособления и инструменты, в том числе и бондарную скамью.
      Бондарная скамья — это своеобразный верстак с тисками, удерживающими клепку во время строгания. Ножки скамьи для прочности укреплены подкосами. Под углом 20—30° с одного края к скамье прибита опорная доска. Чтобы угол ее наклона к сиденью был постоянным, под доской укрепляют вертикальный брусок. В прямоугольное отверстие, вырезанное рядом с бруском, вставлен зажимной рычаг, в котором просверлены два отверстия. Снизу выступа к так называемой головке прибит отрезок стальной крученой проволоки. Рычаг укреплен в скамье болтом. В нижнее отверстие рычага вбита круглая палка — она заменяет педали. Перед началом строгания бондарь садится на скамью, кладет клепку на опорную доску и ногой нажимает на одну из педалей. При этом головка рычага наклоняется и прижимает клепку к доске. Крученая проволока, вбитая в головку, способствует более надежному удерживанию клепки. Строгание выполняют стругом или скобелем.
      Бондарный фуганок предназначен для строгания узких кромок клепки под заданным углом. По сути дела — это обычный фуганок, только перевернутый и значительно длиннее (до 1,5 м). Две передние ножки его сделаны немного короче задних. Такое положение фуганка облегчает процесс строгания клепок. Имеющиеся в продаже столярные фуганки и полуфуганки с колодками длиной 700 и 500 мм можно приспособить для строгания узких кромок коротких клепок, предназначенных, например, для сборки настольной посуды (кружек, жбанов и т.п.). Колодку столярного фуганка или полуфуганка закрепляют в тисках верстака подошвой вверх. При этом ее слегка наклоняют вперед.
      Для строгания кромок клепок под точно заданным углом применяют специальное приспособление — ладило
      Основная деталь его — колода, вырубленная из дуба или березы. В колоде выдолблен сквозной проем, предназначенный для размещения лекала и обрабатываемой заготовки. Лекало — это доска, одна широкая грань (пласть) которой имеет кривизну, соответствующую внешней выпуклой поверхности обрабатываемой клепки. Для каждого бондарного изделия вырезают два лекала. Одно — для строгания левых узких кромок клепок, другое — для правых. Сбоку колоды просверлено отверстие, в которое вставлен зажимный колышек. Рядом с отверстием крепят металлическую скобу, в которую свободно входит рычаг. Перед строганием клепку вкладывают в колоду и с помощью рычага прижимают колышком к лекалу. Свободный конец рычага прикрепляют к торцу колоды прочной веревкой с болтом на конце. (В колоде заранее просверливают несколько отверстий, в одно из которых и вставляют болт.) При необходимости клепку крепят в колоде клиньями.
      Бондарный ворот предназначен для стягивания клепок в остове перед надеванием рабочих и постоянных обручей, особенно уторных. Известно множество конструкций воротов. Самый простой, применявшийся старыми мастерами, состоял из вертикального вращающегося столба, который закрепляли в мастерской между потолком и полом. К столбу привязывали толстую конопляную веревку, которой обвивали распущенный конец остова, а свободный конец закрепляли на скобе, вбитой в стену. В отверстие, просверленное в столбе, вставляли лом. На вращаемый ломом столб наматывалась веревка, петля вокруг бочки уменьшалась и прочно стягивала концы клепок.
      Станки для торцовки крупной (вверху) и мелкой (внизу) посуды. Устройство торцовочного кресла (а — развилка; б — педаль; в — опорная рама; г — ограничительный столбик; д — цепь). Устройство торцовочной скамьи (а — козлы; в — натяг)
      По такому же принципу работает небольшой самодельный станок-ворот. Только вращающийся барабан укреплен в нем горизонтально, а не вертикально. Сделать такой станок несложно. Из четырех массивных брусьев собирают основу станка в виде рамы, соединив их с помощью клиньев. Барабан ворота делают из подходящего по размерам березового кряжа, который аккуратно отесывают топором, стараясь придать ему правильную цилиндрическую форму. Чтобы барабан не растрескивался, с обеих торцов на него набивают заранее приготовленные железные обручи. Отступив небольшое расстояние от одного из обручей, на цилиндрической поверхности барабана проводят две линии, в пределах которых стамеской вырезают на равном расстоянии друг от друга зубья. Чтобы деревянные зубья не поломались во время работы ворота, на них набивают мелкими гвоздями узкую полоску жести. Барабан вращается на стержнях, которые вбивают в торцы. В середину барабана вколачивают стальную скобу и привязывают к ней металлический трос или прочную толстую веревку. Другой конец веревки или троса надевают на вбитый в раму крюк. Образовавшуюся петлю набрасывают на распущенную часть остова. Затем против часовой стрелки вращают барабан, вставляя поочередно в просверленные отверстия круглый металлический вороток. При натягивании троса диаметр петли уменьшается и кромки клепок смыкаются друг с другом. На стянутые клепки надевают сверху уторный обруч и освобождают остов из петли.
      Если разница между диаметром бочки в середине и на торцах незначительна, то стянуть распущенные концы клепок можно с помощью цепи с подвижным крючком на одном конце. Крючок имеет резьбу, на которую навинчена гайка. Остов бочки как можно сильнее обматывают цепью и зацепляют крючком за одно из ее звеньев. Затем с помощью гайки подтягивают крючок до тех пор, пока кромки клепок не сомкнутся.
      В бочарной мастерской необходимо иметь торцовочные станки. Они предназначены для обрезания (торцовки) собранной бондарной посуды. Большие кадки и бочки старые мастера обрезали в так называемом кресле. Его устраивали прямо на земле, где-нибудь под навесом, недалеко от мастерской. На нем можно было торцевать кадки и бочки примерно одинаковой величины при серийном производстве в небольших мастерских. В землю врывали массивную развилку дерева с симметрично расположенными ветками и на расстоянии, равном примерно 6/7 длины кадки или бочки, вбивали столбик с вырезом, равным толщине клепки. Между столбиком и развилкой вбивали два бруса с горизонтальной перекладиной — опорную раму. К одному из брусьев прикрепляли болтом педаль, вырезанную из березы, вяза и дуба. К педали и брусу прикрепляли прочную стальную цепь, длина которой зависела от толщины бочки или кадки. Перед началом торцовки бочку укладывали в кресло таким образом, чтобы концы клепок, выходящие за уторы (так называемые пряды), входили в вырез столбика. При этом середина бочки должна опираться на горизонтальную перекладину, а обрезаемый верх — на развилку. Сверху на остов бочки накидывают цепь, идущую от педали, и надевают одно из звеньев свободного конца на крюк, укрепленный на брусе. Бочар нажимал на педаль, и бочка неподвижно закреплялась в кресле. Отпилив края нескольких клепок по линии, заранее прочерченной на остове, он ослаблял цепь, поворачивал немного бочку и вновь нажимал на педаль: цепь натягивалась... Все операции последовательно повторялись до тех пор, пока не была обрезана последняя клепка бочки или кадки.
      Для обрезания торцов небольших бочонков, лагунцов, кружек, жбанов и другой подобной бондарной посуды применяют простейшие приспособления в виде козлов, укрепленных на обычной скамье. В скамье долбят четыре сквозных отверстия: два продольных и два поперечных. В продольные отверстия вставляют козлы, вырезанные из толстых досок или из развилок деревьев. При необходимости козлы можно легко сменить. Если они предназначены для удерживания всевозможных бочонков, то вырезы у них одинаковые, а у жбанов или кружек — разные, учитывающие разницу диаметров у торцов. В поперечные отверстия продевают ремень. Верхнюю часть его набрасывают на уложенную на козлах посудину. Когда бочар садится верхом на скамью, он вкладывает одну ногу в ремень, провисающий под скамьей. Натягивая ногой ремень, он прижимает остов бондарной посуды к козлам и отпиливает ножовкой неровный край, периодически поворачивая остов бондарной посуды вокруг своей оси.
      При сборке остова бондарной посуды, а также при замене и ремонте клепок используют металлические и деревянные зажимы. Металлические зажимы изготовляют из полосок упругой стали. Их раскаляют на огне докрасна и, когда они остынут, сгибают пополам. Затем кончики зажима слегка отгибают, чтобы его легко можно было надеть на обруч. Готовые зажимы снова раскаляют и опускают в холодную воду или машинное масло (выбор охлаждающей жидкости зависит от марки стали). После закалки упругость стали восстанавливается.
      Деревянные зажимы похожи на большие прищепки. Кстати, обычные бельевые прищепки также можно использовать в работе при сборке остовов небольших бондарных изделий. Изготовление деревянных зажимов отличается простотой. В двух деревянных брусках делают соответствующие срезы и вырезы. В одну из половинок зажима вбивают небольшую металлическую пластинку, сверху приставляют вторую половинку и сколачивают молотком. Затем надевают резиновые кольца от велосипедной камеры. Для сборки остова требуется не менее трех деревянных или металлических зажимов.
      Чтобы зажимы были всегда под рукой, их размещают на фанерке, укрепленной на небольшом расстоянии от стены. Если же из фанерки вырезать стилизованные фигурки птиц, то размещенные на ней зажимы будут напоминать распущенные перья. Птица с перьями-зажимами не только украсит мастерскую, она избавит бочара от частых поисков этих немудреных, но незаменимых приспособлений, без которых собрать бондарную посуду невозможно.
     
      ДЕРЕВООБРАБАТЫВАЮЩИЕ ИНСТРУМЕНТЫ
     
      В бондарном деле широко применяют самые различные деревообрабатывающие инструменты. У русского древодела, будь то бочар, плотник, столяр, не было другого такого универсального инструмента, как топор. В умелых руках он при случае мог заменить долото, тесло, стамеску, скобель и рубанок, но топор заменить нельзя ничем. Недаром в старинных пословицах говорится: «Топор всему делу голова», «С топором весь свет пройдешь», «Топор — кормилец», «Топор одевает, топор обувает».
      Иногда, желая подчеркнуть грубость и неряшливость чьей-то работы, мы, не задумываясь, говорим: «Топорная работа». При этом мы забываем, что качество изделия, красота и чистота обработки не всегда зависит от видов инструментов, но чаще — от искусства владения ими* Иной работник и рубанком не сможет обстругать доску так гладко, как это могли делать старые мастера обычным топором. Недаром они любили подтрунивать над неумехами: «Фугуй, Ванька, тятька топором исправит».
      И это главное свое орудие труда каждый древодел выбирал очень тщательно, чтобы все было впору, — и вес, и форма, и величина, чтобы топорище удобно сидело в руке, было бы, по словам В. Даля, «ладистым, ловким, сручным».
      В бочарном деле, так же, как и в плотницком, применяют топоры весом от 0,5 до 1,75 кг. Тяжелые топоры используют в основном при заготовке клепок: ведь, чтобы расколоть кряж, требуется достаточно большая сила удара. Топоры поменьше употребляют для обтесывания клепок. Чем тяжелее, тем мощнее сила удара, более споро идет работа, но и руки древодела устают быстрее. Легким топором работать легче, зато работа продвигается медленнее. Хорошо зная все это, каждый древодел, в том числе и бочар, подбирает такой топор, который соответствует его силе.
      Присмотримся к топору более внимательно. Боек топора имеет лопастную форму с полукруглым или прямым лезвием. Топором с прямым лезвием удобнее обтесывать клепки с внешней выпуклой стороны, а также их узкие кромки. Топор с полукруглым лезвием больше годен для черновой обработки внутренней пласти клепки, которая обращена внутрь бондарной посуды. Кончик лезвия топора, обращенный к руке, называют пяткой, а противоположную сторону — носком. Отеску и рубку древесины выполняют средней частью лезвия, а когда требуется выполнить более тонкую работу (например, выбрать желоб в клепке, снять древесину в труднодоступном месте), то работают кончиком топора — носком или пяткой, то есть топор в этих случаях заменяет тесло и стамеску. Очень важно, чтобы лезвие топора было достаточно хорошо оттянуто. Например, топор весом 750 г на расстоянии 90 мм от лезвия должен иметь толщину 10 мм. Такие топоры легко затачиваются и очень удобны в работе. В продажу они йоступают с прямыми лезвиями. Необходимо купить два малых топора. У одного из них лезвие скругляют на наждачном кругу и затачивают.
      Противоположная лезвию тупая часть топора, образующая проушину, называется обухом. Обухом плотник работает часто как молотком, забивая им клин или нагель. Заготовители клепок нередко используют топор как молот при забивании клиньев в кряж. В проушину топора вставляют топорище, вырезанное из клена, ясеня, вяза, березы, граба или бука. Лучшие топорища получаются из комлевой части перечисленных деревьев. Свилеватая древесина комля лучше противостоит ударной нагрузке и растрескиванию, чем прямослойная. У нижнего края проушины, обращенного к руке, имеется на топоре небольшой выступ, называемый бородкой, который предохраняет топорище от излома. У небольших топоров обычно бородка отсутствует.
      Форма топорища улучшалась мастерами-древоделами на протяжении многих столетий. Из прямой округлой палки — рукоятки древнейшего топора — топорище постепенно приобрело довольно сложную форму. Каждая часть его имеет определенное назначение. Хотя современная деревообрабатывающая промышленность изготовляет топорища, имеющие довольно удобную форму, их все же приходится подгонять по руке, как ушивают и подгоняют по фигуре купленную в магазине одежду.
      Старые мастера изготовляли топорища обязательно своими руками. Прежде всего они добивались, чтобы захватная часть топорища удобно лежала в руке. Конец захватной части должен слегка расширяться, образуя так называемый хвост, не дающий топору выскользнуть во время работы. Длину топорища каждый мастер тоже избирает индивидуально. Чем оно длиннее, тем больше сила удара. Так, для рубки деревьев лучше, как говорят древоделы, маховитый топор, то есть с удлиненным топорищем.
      Тесло применялось древоделами так же широко, как и топор. Плотники употребляли его для выдалбливания желобов, пазов и вытеснения всевозможных выемок в бревнах. Тесло незаменимо при изготовлении добленой посуды: корыт, братин, ковшей. Бондари используют его при черновой обработке вогнутых поверхностей клепок. О широком распространении этого инструмента в России говорят его названия, возникшие в разное время в различных уголках страны, — тесла, тесник, теслица, теселка, тесличка, дека. Лезвие у тесла расположено не вдоль топорища, как у топора, а поперек и бывает двух видов — прямое и желобчатое. Теслом с прямым лезвием можно выполнять те же операции, что и топором. Но в отличие от топора им можно тесать древесину в малодоступных местах: во всевозможных углублениях и впадинах. Удар, наносимый теслом, бывает зачастую точнее, чем топором, но сила его значительно слабее. Теслом с прямым лезвием в бочарном деле обрабатывают внешние стороны клепок.
      Тесла различной формы и величины можно сделать из старых молотков. Обычно эти инструменты изготовляют на производстве из углеродистой инструментальной стали марки У7. Кстати, такая же сталь идет и на топоры. Для изготовления тесел можно использовать как слесарные обычные молотки, так и специальные (например, печные).
      Самый простой слесарный молоток представляет собой брусок с клиновидной хвостовой частью, на противоположной стороне которой находится боек. Молоток накаляют в кузнечном горне, а если такой возможности нет, то в печи или на костре. Нагретую докрасна заготовку вынимают клещами и проковывают на наковальне хвостовую часть молотка. Нагревать, а затем проковывать заготовку нужно до тех пор, пока не образуется лопасть толщиной примерно 4 мм, с острой кромкой на конце. После очередного нагрева лопасть слегка сгибают, придав ей вогнутую форму. Когда заготовка остынет, ее зажимают в тисках и опиливают напильниками. С помощью напильников теслу придают более правильную форму, убирают следы ковки, а также затачивают под острым углом режущую часть. Перед насадкой на рукоятку лезвие тесла необходимо закалить. Тесло нагревают докрасна и опускают в машинное масло только лишь лезвие. Для остальных частей тесла закалка не требуется. Готовое тесло насаживают на рукоятку, вырезанную из древесины березы, клена или бука.
      Нож относится к одним из самых универсальных инструментов. В умелых руках он способен творить чудеса. Именно с помощью ножа были созданы древесные кружева на сохранившихся старинных предметах. Ножом можно не только резать и строгать, но и тесать, раскалывать, расщеплять и скоблить древесину. То есть при обработке небольших деревянных деталей нож выполняет как бы в миниатюре те же операции, что и топор, тесло, струг, стамеска и скобелка.
      Нож всегда необходимо держать под рукой. Особенно он необходим при изготовлении посуды малых размеров (кружек, жбанов и т.п.). При строгании наружной поверхности клепок он используется как струг. По сути дела, нож — это тоже струг, только одноручный. Нож необходим при обработке различных фигурных деталей бондарной посуды (ручек, носиков, крышек). Незаменим он и при строгании тонких обручей. Им же вырезают замки для всех видов обручей, без исключения. Трудно перечислить все случаи применения ножа в процессе изготовления бондарной посуды. Поэтому бондарю очень важно иметь нож, полотно которого сделано из высококачественной стали. Хороший нож можно сделать из ножовочного полотна или лезвия опасной бритвы. Сначала, чтобы не порезать руку, оберните лезвие бритвы бумагой или тряпкой и плотно обмотайте изоляционной лентой. Затем подберите чурку из мягкой древесины липы, ольхи или осины. Со стороны одного из ее торцов просверлите тонким сверлом продольное отверстие, глубина которого равна половине длины хвостовика бритвы. Кончик хвостовика заострите на наждачном кругу и вколотите в чурку, которую аккуратно обтешите топориком, а затем вырежьте рукоятку. Отшлифовав рукоятку наждачной бумагой, снимите с лезвия изоляцию и заострите конец. У лезвия опасной бритвы слишком толстый обушок; ножом с таким обушком работать неудобно. Поэтому его стачивают так, чтобы в сечении лезвие имело форму остроугольного треугольника. В завершение нож затачивают на мелкозернистом бруске и удаляют заусенцы на оселке, смоченном водой, или на кожаном ремне с хромовой пастой (ГОИ).
      Кроме универсального ножа, при отделке бондарных изделий потребуется также специальный нож-косяк, применяемый при выполнении трехгранно-выемчатой резьбы. Нож-косяк чаще всего делают из ножовочного полотна, а рукоятку — из двух березовых дощечек.
      Скобель с прямым и полукруглым полотном. Изготовление струга из напильника них вырезают гнездо на глубину, равную толщине полотна. Конец ножовочного полотна вставляют в гнездо, пласти дощечек смазывают столярным, латексным или эпоксидным клеем, соединяют и высушивают под прессом. Их можно также зажать двумя струбцинами. Когда клей затвердеет, из склеенных дощечек вырезают рукоять ножа-косяка. Конец полотна косяка стачивают под углом 60°, затачивают и правят на оселке. Заточка может быть двусторонней и односторонней. Односторонняя заточка делится, в свою очередь, на правую и левую. Нож-косяк, имеющий ту или иную заточку, употребляют в связи с характером трехгранно-выемчатой резьбы.
      Струг, или скобель, представляет собой скобу с прямым или дугообразным лезвием. На изогнутые концы насажены две деревянные ручки. В плотницком деле скобели применяют для строгания бревен после обработки их топором и теслом, а также для снятия с бревен остатков коры после черновой окорки (обдирки) ее топором. В бондарном деле струги используют для продольного строгания клепок. Струги сменяют топор и тесло после того, как исчерпываются их возможности.
      Поверхность древесины после ее обработки скобелем отличается достаточно высокой чистотой. Последовательность использования инструментов мастера никогда не нарушали, а о тех, кому случалось это делать, насмешливо говорили: «после скобеля топором, после полотенчика онучей».
      Стругом с прямым лезвием, так называемым долгим скобелем, строгают выпуклые наружные стороны клепок. Большие струги с прямым лезвием длиной до 40 см применялись бондарями в древнем Новгороде начиная с X века. Об этом свидетельствуют археологические находки старинных инструментов, мало чем отличающихся от современных. Горбатый скобель, имеющий изогнутое лезвие, бочары используют для строгания внутренней вогнутой пласти клепки.
      В процессе строгания скобелем бондарь по своему усмотрению может в считанные доли секунды изменять толщину снимаемой стружки: достаточно изменить наклон лезвия по отношению к поверхности клепки. При малом угле наклона из-под лезвия инструмента выходит тончайшая стружка, но стоит его увеличить, как тут же увеличивается и толщина стружки. Эти возможности инструмента используются при строгании клепок для бочек, у которых наружная сторона имеет сложную параболическую поверхность. При желании опытный бондарь может снимать стружку одинаковой толщины, подобную той, что выходит из-под ножа фуганка. Но чтобы умело пользоваться этим простейшим древним инструментом, требуется большая практика и сноровка.
      Скобели имеют длину полотна от 15 до 40 см. Их можно сделать из ножовочного полотна, имеющего толщину не менее 2 мм, а также из напильников и рашпилей. Из рашпиля длиной 430 мм изготовляют скобель с длиной полотна 270 мм. Малый скобель с длиной полотна 150 мм делают из полукруглого напильника, имеющего длину 250 мм. Напильник отжигают докрасна и охлаждают на воздухе. Затем, надев защитные очки (окалина может попасть в глаза), сбивают зубилом окалину. Отожженная сталь легко поддается механической обработке. Ее можно ковать, пилить ножовкой по металлу, обрабатывать напильниками. У отожженной заготовки прежде всего удаляют напильниками насечку. Затем вытачивают второй хвостовик. Оба хвостовика сгибают по отношению к полотну скобеля примерно под углом 15—20°. Если изготовляют горбатый скобель, то полотну придают дугообразный изгиб. Заточив лезвие, скобель накаляют докрасна и опускают в холодную воду. Для обработки выпуклых граней клепок используют также столярные струги, выпускаемые современной промышленностью. Они дают возможность снимать древесину тонким слоем и определенной толщины. Подобно металлическому обычному рубанку он имеет винт упора, с помощью которого регулируется вылет ножа относительно подошвы. Благодаря этому можно получать стружку заданной толщины.
      Следующая группа инструментов, применяемых в бондарном деле, представляет собой специальные рубанки. Галтель употребляют для строгания внутренних сторон прямых клепок, идущих на изготовление кадок, ведер. Подошва галтеля представляет собой часть цилиндрической поверхности. Радиус ее округления зависит от диаметра бондарной посуды. Все рубанки делают из хорошо просушенной древесины. Иногда с целью уменьшения стираемости подошву рубанка изготовляют из древесины яблони или груши. Горбач используют для строгания внутренней пласти бочечных клепок. Поэтому его подошва имеет параболическую поверхность, близкую к поверхности бочки. Для строгания внешней стороны клепок всех видов пригоден обычный рубанок с прямым ножом и плоской подошвой.
      Для шлифования клепок готовых изделий используют специальные шлифовальные колодки. Рабочая поверхность колодок повторяет форму подошв рубанков. На каждую колодку наклеивают или прижимают шурупами наждачную бумагу (шлифовальную шкурку) различной зернистости. Одинаковых колодок с различной зернистостью наждачной бумаги должно быть несколько. На колодки с плоской и цилиндрической рабочей поверхностью наждачную бумагу закрепляют с помощью пластинки, которую накладывают сверху и прижимают шурупами. Этим же способом закрепить наждачную бумагу на колодке с параболической рабочей поверхностью практически невозможно. Поэтому используют только наклеивание. Из наждачной бумаги вырезают развертку
      с клиновидными вырезами и наклеивают на колодку. Чтобы наждачная бумага плотно прижалась к деревянной поверхности, сверху кладут мешочек с сухим песком, а на него какой-либо тяжелый предмет.
      Внутренние поверхности мелкой бондарной посуды, в которую не входит рука, шлифуют колодками с длинными ручками.
      КОНЕЦ ФРАГМЕНТА КНИГИ

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru