НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Окно с затейливой резьбой. Данилова Л. И. — 1986 г.

Людмила Ивановна Данилова

Окно с затейливой резьбой

*** 1986 ***



DjVu


<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

 


      Когда мы говорим «архитектура», сразу вспоминаются известные еще по школьным учебникам грандиозные египетские пирамиды, древнегреческий Парфенон, древнеримский Колизей. Встают перед глазами величественные ансамбли Московского Кремля, Новгорода, Ленинграда — замечательные творения зодчих прошлых веков. Но посмотрите вокруг. Жилые дома, школы, магазины, театры, фабрики, заводы, животноводческие фермы, стадионы, новые города и поселки, их сады и парки — все это также архитектура, и она связана со всей жизнью человека. В одних зданиях он живет, в других учится или работает, в третьих отдыхает. Все здания и сооружения строятся для практических нужд человека, но строятся они по законам красоты и поэтому обладают определенной художественной выразительностью. Еще две тысячи лет назад великий римский зодчий Витрувий определил три качества, которым должно отвечать произведение архитектуры. Это — прочность, польза и красота. Или, говоря по-иному: в архитектуре обязательна взаимосвязь инженерно-конструктивных, функциональных и идейно-эстетических элементов. Значит, архитектура всегда связана с обществом — с его экономикой, техникой и культурой. В силу такой многогранности она занимает особое место среди искусства. А. В. Луначарский относил архитектуру к искусствам «промышленным», конечная цель которых сделать красивой всю че-
      ловеческую жизнь. При огромном размахе строительства в нашей стране архитекторы не забывают об этом. Во многом они опираются на опыт и традиции прошлого, а они в русской архитектуре богатые. Не случайно известный советский художник и ученый Игорь Грабарь назвал Россию страной зодчих.
      Корни народного зодчества следует искать в тех далеких временах, когда основным строительным материалом было дерево, а самым распространенным населенным пунктом — деревня, названная так потому, что все строения в ней были деревянными. Огромные лесные богатства, сравнительная простота обработки и не слишком высокая стоимость обеспечили этому материалу особую популярность. Из дерева рубили избы и крепости, наводили мосты, ладили сани, баркасы и всевозможные орудия труда, гнули дуги и колеса, резали миски, ложки, детские игрушки.
      Сколько труда и изобретательности понадобилось нашим предкам, прежде чем сложились типы зданий, была выработана определенная строительная техника, прежде чем появились шедевры мирового деревянного зодчества Начиналось с малого, самого необходимого — с жилья.
      Мы не знаем гениального изобретателя сруба, знаем лишь, что строили их и в глубокой древности. Каждый крестьянин был дружен с топором и мог без посторонней помощи за лето поставить сруб будущей избы. И поскольку в душе плотгика уживались строитель и художник, он всегда заботился, чтобы жилище было не только прочным, теплым, удобным, но еще обязательно и красивым.
      Старые мастера придавали самые разнообразные формы покрытиям зданий. Над крышей гордо возносился конек — стилизованная голова лошади. Художественно прорабатывались и отдельные детали здания. На наличниках плотник топором вырезал фантастических
      птиц, русалок, диковинные цветы и множество солнц. Его видение мира и понимание прекрасного находило отражение в уборе избы.
      Год от года, век от века совершенствовалось мастерство, складывались архитектурно-строительные традиции, которые передавались из поколения в поколение. Многие из них и сегодня применяются в деревянном строительстве.
      Старые постройки радуют нас красотой своего облика, удивительно точно найденными пропорциями, всегда уместными декоративными элементами и потрясающей целесообразностью и рациональностью: ничего лишнего — все под рукой. Красота и польза неразрывны. Лучшие здания народной архитектуры выдержали испытание временем и стали памятниками истории и культуры. Они несут на себе следы человеческой жизни; в них его тепло, его дыхание, его надежды. Они хранят память и свидетельствуют о технических знаниях, высоком мастерстве, художественном вкусе их создателей.
      Но дерево — материал недолговечный. Его разрушают дожди, снег, ветер, солнце, древоточцы, различные грибки. Оно страдает от огня и людской небрежности. Развитие цивилизации также сказывается на жизни старых деревянных строений. На месте многих деревень появляются новые поселки и города, возникают искусственные водохранилища. На глазах меняется облик старых сел и деревень. Особенно это заметно сейчас, когда наш народ осуществляет Продовольственную программу СССР.
      Одной из важнейших социально-экономических задач, направленных на подъем сельского хозяйства и отмеченных в Продовольственной программе, является преобразование села, преодоление существенных различий между условиями жизни городского и сельского населения, в том числе улучшение жилищных условий, что способствует закреплению кадров на селе.
      Превращение деревень и сел в благоустроенные поселки связано с изменением прежнего крестьянского двора, былой избы, строительством новых домов усадебного типа*. При этом очень важно не потерять и сберечь то ценное, что накапливалось народным зодчеством веками. С каждым годом все меньше остается старых крестьянских изб, исчезают хозяйственные и промысловые постройки. Кому теперь нужны в хозяйстве овин, смолокурня или ветряк? Утратив свое практическое применение, они стоят заброшенными и медленно разваливаются. Судьба многих — пойти на дрова.
      * Дом усадебного типа — дом на одну-две семьи с всевозможными примыкающими к нему строениями, службами, садом и огородом.
      Вы можете сказать, что не о чем жалеть — старое уходит вместе со своим временем. Зачем беречь развалины? Кому и зачем они нужны?
      Они нужны нам, потому что без них нет в человеке корня, того чувства, что называется чувством Родины. Произведения архитектуры не просто свидетели прошлого. Их художественная форма выражает черты духовной культуры, эстетические идеалы того времени. Старинные постройки позволяют восстановить в воображении живые, конкретные черты труда и быта наших предков. К тому же среди них есть замечательные творения рук старых мастеров, подлинные произведения искусства архитектуры. И эти безымянные сельские памятники формируют наше сознание не менее, чем прославленные памятники архитектуры крупнейших городов. Потому-то мы обязаны сберечь культурное наследие нашего народа не только для себя, но и для будущих поколений. Так повелевает наша совесть, так требует долг гражданина, закрепленный Конституцией СССР. Ст. 68 Конституции гласит: «Забота о сохранении исторических памятников и других культурных ценностей — долг и обязанность граждан СССР».
      С установлением Советской власти все исторические и культурные ценности стали достоянием народа. «Граждане, не трогайте ни одного камня, охраняйте памятники, здания, старые вещи, документы — все это ваша история, ваша гордость. Помните, что все это почва, на которой вырастает ваше новое народное искусство»*, — прозвучало воззвание Советского правительства. Только в 1918 г. Совнаркомом было издано большое количество декретов и распоряжений, направленных на сохранение культурного и исторического наследия.
      Архитектор И. В. Жолтовский вспоминал, как В. И. Ленин в 1918 г. говорил о необходимости «сохранить памятники древнего зодчества, все ценное, что создано художественным гением русского народа»**.
      Все это в равной мере относится и к памятникам народной архитектуры. Есть два пути сохранения памятников деревянной архитектуры. Первый — обеспечить их сохранность там, где они были построены. Второй — перенести их в музей под открытым небом, разместив в условиях, близких к естественным. И в том и в другом вариантах имеются свои плюсы и минусы. Вопрос решается так: если нет возможности надлежащим образом сохранять и показывать памятник архитектуры на месте, его следует перенести в музей деревянного зодчества.
      Первый музей под открытым небом в Советской России начал создаваться в 1927 г. в селе Коломенском, вошедшем теперь в состав столицы. После Великой Отечественной войны приступили к организации музеев в Кижах, других районах страны. Однако большинство из них получило рождение после выхода в свет важного и своевременного документа Министерства культуры РСФСР от 31 января 1964 г. «О мерах улучшения охраны
      * Цит. по кн.: Охрана памятников истории и культуры. М., 1973, с.14
      ** Л е и и и В. И. О культуре. М., 1980, с. 314.
      памятников деревянного зодчества» и принятого в 1976 г. закона «Об охране и использовании памятников истории и культуры».
      В настоящее время в РСФСР создано около двух десятков музеев народного зодчества под открытым небом. Они носят различные названия. Одни именуются музеями-заповедниками деревянного зодчества, другие — музеями быта, третьи — этнографическими. Но все они ведут большую работу по выявлению ценнейших памятников народной архитектуры, их изучению, консервации и реставрации строений, по сохранению и пропаганде культурных ценностей. Музеи участвуют в идейнополитическом и нравственном воспитании молодежи.
      Как отмечалось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС, «...по мере роста культурного уровня народа усиливается воздействие искусства на умы людей. Тем самым растут и возможности его активного вмешательства в общественную жизнь. А значит, в огромной мере увеличивается ответственность деятелей искусства за то, чтобы находящееся в их руках мощное оружие служило делу народа, делу коммунизма». С особой силой эта мысль прозвучала в исторических документах XXVII съезда КПСС, утвердившего курс на ускорение социально-экономического развития нашей страны.
      Музеи народной архитектуры и быта способствуют воспитанию патриотизма — чувства, которое зиждется на памяти и благодарности к делам пахаря, ремесленника, ученого, художника. Экспозиции музеев вводят нас в мир наших предков, воссоздают достоверную картину жизни прошлых веков, раскрывают архитектурностроительные традиции народа, помогают увидеть прекрасное в обыденных вещах и сохранить связь времен, живое ощущение своих истоков. Музеи помогают воспитанию и высоких художественно-эстетических идеалов, что сегодня особенно важно в свете реформы общеобразовательной и профессиональной школы, в основных направлениях которой сказано: «Необходимо развивать чувство прекрасного, формировать высокие эстетические вкусы, умение понимать и ценить произведения искусства, памятники истории и архитектуры, красоту и богатство родной природы»*.
      Эта книга расскажет о музеях под открытым небом, расположенных в живописнейших местах от берегов Белого моря до Тихого океана. Она познакомит вас с истоками народного зодчества, характерными особенностями архитектуры различных районов России. Вы побываете также в современных поселках, застроенных индивидуальными домами усадебного типа, и проследите, как на деле осуществляется взаимосвязь времен. В этом путешествии вы увидите не только здания, но и их интерьеры, предметы быта, орудия труда, транспортные средства; вспомните старинные легенды, песни, пословицы; узнаете о занятиях, ремеслах, народном творчестве наших предков; узнаете, как сохраняются и развиваются лучшие традиции народного искусства в наши дни.
      И, может быть, прочитав эту книгу, вы выйдете на улицу и по-иному посмотрите на свой дом, свою избу. Вы увидите в ней то, чего прежде не замечали, — что она не просто жилище, но еще и красива. И вы не пройдете равнодушно мимо памятников народного зодчества, станете беречь и уважать творения дедов и прадедов.
      * О реформе общеобразовательной и профессиональной школы. Сборник документов и материалов. М., 1984, с. 48.
     
      Низкий дом с голубыми ставнями, Не забыть мне тебя никогда.
      С. Есенин
     
      Для каждого из нас деревня нашего детства имеет вполне конкретный образ. Где бы ты ни был, в любом возрасте ты вспоминаешь свой дом, свою деревню, а значит, думаешь о Родине.
      Мне вспоминается наш небольшой голубой домик с белыми наличниками. Он много раз менял свою окраску, но я его вижу всегда голубым со стеклянной террасой сбоку. Мы так любили играть там ранней весной, когда еще не везде сошел снег, а на солнечной террасе уже тепло и уютно.
      Я часто мысленно вижу огромную овчарку Азу, которая любила срывать с деревьев спелые яблоки. Бывало, утром откроешь дверь, а на крылечке лежит несколько румяных плодов. Мама сердилась на собаку, а я радовалась. Ведь я-то знала, что эти яблоки Аза приносила для меня, в знак особой привязанности.
      Я вспоминаю наш двор с множеством сараюшек, квохчущими и купающимися в пыли курами, пруд за околицей...
      На огромной территории России не счесть деревень и сел. Все они такие разные... В одной деревне избы взбираются по крутому косогору, перекатываются через него и уходят вниз, рассыпавшись вдоль ручья. В другой, утопая в пахучей черемухе, дома стоят цепочкой над обрывом реки или вдоль дороги. В третьей — глядят глазами окон в блестящую гладь пруда.
      В давние-давние времена почти все население было сельским, с развитием цивилизации многое переменилось. Сегодня в деревне Российской Федерации живет каждый третий, и эта треть населения кормит всю республику. Именно эти люди выращивают хлеб, овощи и фрукты, они снабжают нас мясом, молоком, маслом и другими продуктами питания.
      В силу многих причин сложилось так, что условия жизни сельского населения оказались значительно хуже, чем у горожан. И было время, когда из деревни люди потянулись в города, где жизненные условия были лучше. Судите сами: большинство горожан проживает в отдельных квартирах со всеми удобствами, сельский же дом, как правило, до последнего времени был лишен инженерного оборудования. Отсюда огромные затраты времени и сил, на ведение домашнего хозяйства: воду наноси, дров запаси, печь истопи.
      Сейчас многое делается для того, чтобы преодолеть существующие в этом отношении различия между городом и деревней. Меняется характер и содержание сельскохозяйственного труда, переустраивается деревня. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему улучшению жилищных, коммунально-бытовых и социально-культурных условий жизни сельского населения» (май 1982 г.) предусматривается опережающими темпами вести в колхозах, совхозах и других сельскохозяйственных предприятиях строительство благоустроенных жилых домов с хозяйственными постройками, детских дошкольных учреждений, клубов, библиотек и других объектов культурно-бытового назначения, предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания населения.
      Новосельями у нас никого не удивишь, в одном только Подмосковье ежегодно справляют 12 тысяч новоселий. Случается, и довольно часто, новоселье отмечает целая деревня. Так было, например, осенью 1982 г. в совхозе «Повадинский» Домодедовского района Московской области. За короткий срок по обе стороны широкой асфальтовой улицы выстроились в две шеренги нарядные домики: белые, розовые, зеленые. В один и два этажа, с мансардами и террасами. Ажурные решетки ограды, прямоугольники газонов, полукружье прудов — все здесь радует глаз, все удобно и практично. В центре поселка разместились торговый центр, детский комбинат, школа, столовая, Дом культуры.
      Не менее привлекателен поселок Софьино сельского жилищно-строительного кооператива «Дружба», также в Подмосковье. В нем более пяти десятков домов на одну, две и четыре семьи. В застройке использовано более десяти различных проектов. Здесь наряду с кирпичными возводятся дома из керамзитобетонных конструкций.
      Изогнувшись подковой, повторяя контуры опушки леса, раскинулась деревенька Сельская Новь, что на 36-м километре от Москвы по Минскому шоссе. Дома в ней все из сборных деревянных конструкций. Один краше другого, на любой вкус. Нравится открытая веранда — пожалуйста. Мечтали о домике с резными украшениями и ставнями на окнах — получайте Хотите иметь более строгий дом — есть и такой. Об этом позаботились проектировщики и строители. А вот о том, чтобы деревня превратилась в цветущий сад, позаботились сами жители. И теперь, кажется, не уйти с этих милых деревенских улиц, до того они хороши.
      И так по всей стране: строят, строят, строят. Поселки центральных усадеб совхозов «Борец» и «Вороново» Московской области, совхозов «Ильиногорский» и «Запрудный» Горьковской области, колхоза «Серп и молот» Татарской АССР и другие получили в разное время дипломы ВДНХ СССР и высокую оценку жителей. При их застройке учтены природные условия, поселки отвечают эстетическим требованиям и удобны для жизни. К домам подведен газ, имеются водопровод и канализация. При каждом доме
      Современная улица в поселке Софьино Московской области есть огород и надворные постройки, которые можно использовать для содержания скота, птицы или устроить там гараж, слесарную или столярную мастерскую. Под каждым домом вырыт погреб.
      Прежде чем появились такие красивые современные поселки, нашим архитекторам, строителям, экономистам, социологам пришлось много потрудиться. Проектируя новые дома и поселки, они прислушивались к мнениям тех, кто будет в них жить. После многочисленных обследований и опросов сельских жителей стало ясно: сельские труженики не хотят, чтобы деревня превращалась в маленький город. Они за сохранение сельской самобытности, но с учетом достижений науки и техники.
      Работники сельского хозяйства предпочитают индивидуальные дома усадебного типа, одноэтажные или с квартирами, расположенными в двух уровнях. Их не устраивают многоэтажные городские дома, где в квартирах после полевых работ негде раздеться и высушить одежду, негде просушить картошку, огород за тридевять земель и сарай на отлете — не находишься с полными ведрами корма к скотине.
      Дом усадебного типа с мансардой в поселке Сельская Новь Московской области.
      Дома усадебного типа, как считают сельские жители, должны быть просторными, с одной или двумя спальнями, с большой общей комнатой, кухней, верандой, помещением для хранения рабочей одежды. Труженики села хотят держать поросенка и птицу, они не могут обходиться без садика и огорода и, конечно, никто не откажется от всех городских удобств: центрального отопления, водоснабжения и газификации.
      Учитывая пожелания и заглядывая в будущее, решено в сельских поселках строить в основном дома усадебного типа на одну-две семьи. В Продовольственной программе СССР на период до 1990 г. так и записано: «Расширить ин-
      дивидуальное строительство жилых домов в колхозах и совхозах». Это не значит, что теперь полностью откажутся от многоэтажных зданий на селе. Для определенной категории жителей, при определенных условиях они могут быть целесообразнее коттеджей. Здесь нужен творческий подход, чтобы найти «золотую середину» с учетом географических, этнографических, климатических условий, характера деятельности людей и их привычек.
      В деревне сегодня возводят школы и детские сады, клубы, поликлиники, аптеки, магазины, стадионы, разбивают скверы и роют пруды. Характерной особенностью современного сельского пейзажа являются производственные мастерские, водонапорные и силосные башни, трубы котельных, зернохранилища, животноводческие фермы.
      Однако новых поселков еще не много. Основная часть сельского населения живет в своих родных старинных деревеньках, в том числе и в так называемых неперспективных «малодворках». Несколько лет назад происходило интенсивное укрупнение сел, поскольку это создает благоприятные условия для труда, быта и отдыха тружеников села. Но люди не всегда соглашаются покинуть насиженные, полюбившиеся им места. Ведь с ними связано так много. В каждой избе жило не одно поколение крестьян-земледельцев, кормильцев страны Здесь корни крестьянина. Из этих изб уходили сыны на защиту Отечества и не все вернулись домой.
      Сегодня много деревень уже исчезло с лица земли. Избы разобрали, жителей перевезли в перспективные деревни, а на месте старых распахали поля. Но не везде это можно сделать, и тогда стоят две-три полуразвалившиеся избы как напоминание о прошлом. В заброшенном жилище, лишенном теперь хозяев и смысла существования, унылый запах запустения.
      В последние годы все больше руководителей совхозов и колхозов отказываются от сселения малых деревень, а, напротив, начинают заботиться о них: ремонтировать и благоустраивать жилье, строить дороги, налаживать транспортные связи с центральными поселками. Затраты на благоустройство «неперспективных» деревень окупаются тем, что по-хозяйски используется каждый, даже самый удаленный от центральной усадьбы клочок земли. И, что не менее важно, сохранением деревни воспитывается уважение к земле своих предков, к своему прошлому.
      Издревле повелось: люди выбирали для поселения место поближе к воде и лесу, чтобы оно было открыто для ветра, свободно от гнуса, чтобы было удобным земледелие, возможны рыбная ловля, охота. Деревни так органично вписывались в окружающую природу, что казались естественным ее порождением. Они как бы растворялись в природе или вырастали из нее. Можно поучиться у наших дедов и прадедов умению выбрать место для каждого отдельного строения и так связать его с природным окружением, что уже нельзя представить эту местность без той или иной церквушки, ветряка, избы. Причем к земле всегда относились очень бережно. Часто для деревни выбиралось место, неудобное для сельскохозяйственных работ. Но всегда дома располагали так, чтобы они хорошо проветривались и были сухими.
      Зодчие умели выигрышно использовать берег реки, пруда, вершину холма, перекресток дорог и так поставить здание, что оно смотрелось со всех сторон. При этом никогда не нарушалась сомасштабность строения с окружающей природой.
      При переустройстве сел очень важно сохранить эту особенность, сохранить нетронутой красоту природы, не растерять местный колорит округи и сберечь то ценное, что накапливалось народным зодчеством веками.
      Мастера строительных дел завещали нам возводить здания по законам красоты. Прежде чем начинать строить новое, говорили они, надо хорошо изучить старое. Строение не должно заслонять света и красивого вида соседям, оно не должно мешать природе. Об этом, между прочим, было сказано в своде законов Древней Руси еще 700 лет назад.
      Изменение жизненных условий и социально-бытовых требований, возросший культурный уровень сельского населения, новая строительная техника и современные строительные материалы сказываются на архитектуре сельских поселков. Очень непросто бывает вписать в сложившийся ансамбль деревни новые постройки, чтобы обеспечить гармоничную взаимосвязь старого и нового: Древние зодчие отлично справлялись с этой задачей. Любая деревня, село застраивались постепенно, не одно десятилетие, и при новом строительстве мастер всегда прикидывал, как будет выглядеть его творение, будь то церковь, изба или овин, в общем ансамбле. Он умел соотнести свой замысел с тем, что уже было сделано до него, и при этом оставлял широкие возможности для тех, кто придет после.
      Особого отношения требуют к себе памятники народного зодчества. При интенсивной застройке села они могут оказаться в непривычном для них окружении, что часто равносильно их гибели. Требуется большой художественный вкус и такт, чтобы органично включить их в композицию нового ансамбля, сделать на них акцент, привлечь внимание, ибо они будят нашу память, воспитывают уважение к делам наших предков, а также учат нас понимать и ценить прекрасное, помогают осваивать строительное дело. Очень важно знать свою историю, хранить память о прошлом, ведь без памяти нет человека. Не случайно в древности у некоторых народов самым страшным наказанием считалось лишение человека памяти.
      Обращение к старинному народному зодчеству открывает замечательные возможности на пути преобразования села. Использовать в современном строительстве все лучшее из народной архитектуры это не значит, что мы должны сегодня строить такие же избы, какие строили наши прадеды. Важно сохранить своеобразие и красоту деревенского дома. Сохранить не только внешние декоративные приемы,
      а конструктивные и планировочные принципы, сохранить все то, что составляет душу здания. Игорь Грабарь советовал брать из старого не то, что отошло в прошлое, а то, что принадлежит будущему. В современном строительстве, как нигде, пригодится накопленный за века «запас красоты», завещанный нам деревянных дел мастерами старой Руси.
     
      ДОМ НОВГОРОДСКОГО ГОСТЯ
     
      ...В ржаной ковриге скрыта
      Всей доброты земной душа.
      Н. Рыленков
     
      О богатствах славного Новгорода из века в век передавались легенды и сказания. Город и в самом деле процветал. Этому в немалой степени способствовало его выгодное географическое положение. Оно определило значение Новгорода как торгового центра. В XI — XIV столетиях он был посредником в торговле русских удельных князей с иноземными государями. Сюда плыли купцы едва ли не со всей Европы. Ввозили в славный город металлы и металлические изделия, сукна, шелковые ткани, вина, сельди, а увозили меха, воск, деготь, перо, пух, коноплю, лен — словом, все, чем богата была Русь.
      Но не только торговлей славился Великий Новгород: в нем жили и работали замечательные мастера. Они выделывали изумительные ювелирные изделия, украшали их сканью* и зернью**, применяли чернь и позолоту. Нов-
      * Скань — вид ювелирной техники. Ажурные или напаянные на металлический фон узоры из тонкой золотой, серебряной или медной проволоки. То же, что филигрань.
      ** Зернь — мелкие золотые или серебряные шарики (диаметром от 0,4 мм), которые напаиваются в ювелирных изделиях на орнамент из филиграни.
      городские сапоги, пояса, конскую упряжь, глиняную посуду охотно покупали русские и заморские гости.
      Для развития ремесел требовалось сырье, которого не было в новгородских землях. Приходилось осваивать новые территории. Через дремучие чащи, топи и болота прокладывали пути в дальние края отважные землепроходцы — новгородские ушкуйники. На лодках особой конструкции — ушкуях — молодые, удалые, жадные до подвигов горожане добирались до самых глухих, отдаленных уголков. Владения Новгорода простирались до Урала и Северного Ледовитого океана, и везде, где оказывались землепроходцы, появлялись поселения: ряды, рядки, починки, как их называли в писцовых книгах XVI — XVII вв. Новгородцы строили жилища, крепости, храмы. Они несли в новые края свое мастерство, свои сложившиеся строительные традиции, которые оказались так живучи на всем Русском Севере.
      Сравнивая северные избы с описаниями новгородских жилищ в исторических документах, с изображениями на планах, иконах, гравюрах, сверяясь с данными, полученными археологами можно сделать вывод, что в архитектуре северного жилища XIX столетия очень много общего с древними новгородскими постройками. Да и сами понятия «изба», «клеть», «сени» были известны древним новгородцам.
      Уже более 50 лет в Новгороде работают археологи. Из года в год, каждый сезон они ведут раскопки, и новгородская почва щедро одаривает исследователей. Дело в том, что Новгород расположен на возвышенности, покрытой слоем водонепроницаемой глины и поэтому новгородская земля обладает повышенной влажностью. В ней без доступа воздуха отлично сохраняется древесина. За свою более чем одиннадцативековую историю Новгород сумел нарастить огромный культурный слой, достигающий местами 8 метров.
      Каждому веку соответствует свой культурный слой,
      содержащий части предметов и целые предметы — свидетельства жизни и деятельности людей: несгоревшие в. бесчисленных пожарах строительные конструкции, развалы печей, посуду, утварь, изделия ремесленников и даже письма новгородцев, писанные на березовой коре — бересте. К настоящему времени найдено более 600 таких писем-грамот. Они раскрыли нам удивительные вещи. Оказалось, что даже простолюдины владели грамотой и посылали свои письма далеко за пределы новгородских земель. Кто только не писал на бересте: бояре и священники, крестьяне и приказчики, мужчины и женщины, дети — и те писали письма Одни в них жаловались на самоуправство приказчика, другие приглашали родственников в гости, добивались уплаты штрафов и возвращения долгов, объяснялись в любви. Несколько грамот рассказывают, как 700 лет назад мальчик Онфим обучался грамоте: царапал на бересте буквы, слоги, слова, а когда учение надоедало, рисовал человечков, коней и чудищ.
      Благодаря работе археологов мы сегодня имеем четкое представление о, казалось бы, навеки утраченном облике древнего города — деревянного города. Густые смешанные леса с преобладанием дуба и ели, очевидно, предопределили выбор строительного материала в то время. Двадцать семь пород дерева: сосна, ель, можжевельник, дуб, клен, ясень, береза, липа и другие шли в дело. Деревянными были дома и хозяйственные постройки. Деревянными были посуда, утварь, орудия труда и игрушки. Знаменитая тринадцатиглавая София, первый здесь христианский храм, в 989 г. также была построена из мощных дубовых бревен. Из дерева ладили водопровод, мосты и мостовые.
      Мостовые на улицах Новгорода появились уже в X в., т. е. на два столетия раньше, чем в Париже, и на пять веков раньше, чем в Лондоне. Археологи на древней Великой улице расчистили 30 ярусов деревянных мостовых X — XV вв. Такое огромное количество настилов было
      обусловлено все той же повышенной влажностью почвы. Уложат новгородцы на длинные лаги поперек сосновые плахи — вот и готова мостовая. Но проходило два-три десятка лет, уровень почвы поднимался и грязь начинала заливать мостовую. Горожане были вынуждены поверх еще не изношенной мостовой укладывать новый настил. Так и дошло до 30 этажей мостовой.
      Археологами раскопано более 2100 деревянных срубов, из которых составлялись целые усадьбы. Они насчитывали иногда до 12 отдельно стоящих построек и занимали по площади от 1200 до 2000 квадратных метров. Усадьба от усадьбы отделялась бревенчатым частоколом. Каждая усадьба включала господские хоромы, дома челяди, ремесленные мастерские, помещения для скота, поварню, баню. Все дома были сделаны из хорошего крепкого леса, крыши покрыты тесом. Хоромы чаще всего были двухэтажные. Нижний этаж не отапливался и служил кладовой.
      Специалисты установили, какие были планы жилища и других строений, а также некоторые конструктивные и декоративные детали. И теперь можно сказать, что отдельные строительные формы исчезли бесследно, но очень многие дошли до наших дней.
      С X в., например, сохранилась связь бревен рубкой (врубкой) «в обло». Как известно, конструктивную основу русского деревянного здания составляет сруб, сложенный из венцов. Четыре бревна, уложенные горизонтально в квадрат или прямоугольник и по углам связанные врубками, образуют венец. Чтобы связь была плотнее, в каждом венце делают продольный паз, тогда бревно плотно садится на другое. Венец укладывается на венец — вырастает сруб. Избы обычно рубили «в обло», т. е. с выпуском концов бревен за пределы плоскости стены, концы бревен при этом оставались круглыми. «Облый» значит «круглый», отсюда и название связи сруба — «в обло». Этот вид связи называли еще рубкой «в чашу», так как в каждом бревне вырубалась чаша — углубление, в которое укладывалось бревно следующего венца. Если концы бревен стесаны, то говорят, что постройка рублена «в лапу». Эту рубку применяли, когда требовалось придать зданию округлую форму и в ряде других случаев.
      С X столетия существует и самцовая кровля с теми же деталями: потоками, курицами, шеломом. Крыша такой конструкции — двускатная. Два фронтона из рубленых бревен продолжают стены, сужаясь кверху треугольниками. Бревна этих треугольников называют самцами. Самцовые фронтоны соединяются длинными бревнами — слегами, которые образуют скаты крыши. По всей длине крыши в слеги с интервалами в метр-полтора врубают деревянные крюки из молодых елей — курицы (они дейст-
      Рубка «в лапу».
      вительно напоминают каких-то птиц). На эти крюки укладывают желоба — потоки. Они служат для отведения воды и для поддерживания теса, которым покрывают скаты крыши. Стык тесин по верху закрепляют бревном с пазом в нижней части. Его насаживают сверху на тесины так, что они не шелохнутся. Такое бревно называют охлупнем, шеломом или коньковой слегой. Самцовые кровли называют еще кровлями «по потокам и курицам»; они, как правило, безгвоздевые.
      Как и в поздних крестьянских избах Русского Севера, новгородцы ставили печь чаще всего слева от входа.
      Раскопки показали также, что местное население было наделено большим художественным вкусом. Многие предметы утилитарного назначения украшены причудливой резьбой. Найдены фрагменты причелин — досок, прикрывающих торцы слег, с изящной порезкой по нижним кромкам. Сохранились дубовые колонны здания с изображением фантастических зверей.
      Все это позволяет говорить о высокой строительной культуре новгородских плотников и живучести архитектурно-строительных традиций прошлого.
      Новгородские плотники, или, как их часто называли, рубленники, топорники, славились своим мастерством уже в XI столетии. Они так умели сплачивать (отсюда и плотник), или связывать, бревна в срубы, что даже лезвие ножа не проходило между ними. В каждом венце надо было сделать пазы, врубки, потайные зубья, притесать одно бревно к другому. И все это делалось в основном топором, долотом, теслом, скобелем и другим нехитрым инструментом. Ошкуривали бревно, к примеру, стругом или долгим скобелем, представляющим собой дугообразное лезвие с двумя ручками. Им было удобно сдирать кору. Лес валили древосечным топором с узким лезвием. Плотничий топор имел широкое овальное лезвие. Тесины зачищали потесом — топором, имевшим широкое лезвие с односторонним срезом. Плотник топором мог сделать практически все. Недаром говорилось: «Дай крестьянину топор, и он починит даже часы». Была и вот такая присказка: «Жил я, живал, на босу ногу топор обувал, топорищем подпоясывался».
      Плотничать в давние времена умел каждый мужчина, но искусным мастером становился далеко не каждый. Как и любое другое ремесло, строительное дело требовало больших знаний, опыта и таланта. Обычно строительством занимались артели плотников. В Новгороде их называли плотницкими дружинами. Дружина в XV столетии, как известно из документов, состояла из 6 главных мастеров и 10 подсобных рабочих. Артели переходили с места на место, и новгородские строительные традиции и приемы распространялись далеко за пределами Новгорода.
      При строительстве любого здания зодчий ориентировался на лучшие известные ему постройки. Человек творческого склада привносил в строительство что-то свое, и, если это новое строение удавалось, на него равнялись другие мастера. Традиции и строительные приемы сохранялись, приспосабливались к новым условиям, развивались, так как они были жизненно необходимы.
      Новгородские плотники сохранили давние строительные приемы и навыки по сей день. Не случайно их приглашают на восстановление самых сложных памятников народного зодчества в других городах: Ни одно строение, перевезенное в Новгородский музей деревянного зодчества не сохранилось в своем первоначальном виде. Потребовалось изучение самих памятников, архивных документов, чертежей и уж потом восстановление зданий. Под руководством архитектора Л. Е. Красноречьева плотники-реставраторы Е. А. Стрижов, Г. П. Липатов, А. А. Карташов, М. А. Дмитриев и другие дали новую жизнь памятникам народной архитектуры, собранным в музее «Витославицы».
      Еще в XII столетии вблизи Новгорода существовало сельцо с таким названием, а сегодня на его месте возникло новое село-музей старинных построек с тем же звучным именем — Витославицы. Исполком Новгородского городского Совета депутатов трудящихся ввщелил около 50 гектаров земли на окраине города, где и разместился музей под открытым небом. С севера и запада к участку подходит озеро Мячино, с востока он ограничен рекой Волхов, с южной сторонв1 проходит шоссе, за ним раскинулся парк, разбитый в честь 1100-летия Новгорода. Территория заповедника огорожена легким тыном из наклонно поставленных жердей — косой изгородью.
      Сейчас в Витославицах собрано около 20 памятников деревянной архитектуры. А совсем недавно считали, что в Новгородской области таковых не найти. Во время Великой Отечественной войны новгородская земля пылала от
      фашистских снарядов и бомб. Где уж было уцелеть деревянным постройкам, если каменные рухнули, не выдержали натиска вражеской артиллерии. И тем не менее деревянные памятники народного зодчества в области нашлись, чудом сохранились, чтобы поведать нам, как замечательно было все, что создавал человек, каким мастеровитым строителем и талантливым художником он был.
      В 1959 г. архитектор Леонид Егорович Красноречьев начал обследование памятников деревянной архитектуры области. Он исколесил и исходил по дорогам новгородской земли сотни километров, побывал в самых отдаленных ее уголках. Итог был потрясающим. Оказалось, памятники народной архитектуры есть, и не просто памятники, а шедевры. Только не все их видели, а Красноречьев сумел разглядеть в уродливых строениях древние здания. Деревянные дива были скрыты поздними «одеждами», которые предстояло снять и восстановить постройки в их изначальном виде.
      Поиски экспонатов продолжаются и сегодня. Вот, к примеру, в 1978 г. небольшая экспедиция, — нет, пожалуй, это громко сказано, — просто группа энтузиастов в составе Л. Е. Красноречьева, его жены Натальи Михайловны, директора музея Людмилы Андреевны Филипповой и ее дочери Галины, побывала в Рёконьской пустоши. Когда-то там спрятанный за болотами стоял монастырь. От него уцелела лишь могучая Троицкая церковь. Ее зарисовали, сделали обмеры, а уж потом, спустя некоторое время, прибыли рабочие и разобрали постройку. А как перевезти? Ведь кругом болота. Ни одна машина доехать до монастыря не могла. На помощь пришли вертолетчики, но и им было непросто. Один рейс оказался неудачным — оборвался трос и ноша упала в трясину. Леонид Егорович оросился искать потерянные бревна, надо было торопиться. Болото шипело и всхлипывало под ногами, угрожая каждую минуту навсегда скрыть в своем чреве не только старую древесину, но и человека. Дело осложнялось тем, что вертолет не мог зависнуть над этим местом — мешали деревца. Пришлось Леониду Егоровичу вместе с плотниками рубить их на болоте. Наконец, все было сделано, бревна увязаны, подняты в воздух и благополучно доставлены в Витославицы. Сегодня памятник восстановлен и радует глаз своими пропорциями.
      Сборка и реставрация первого экспоната музея — Успенской церкви из села Курицко — началась летом 1964 г. Ее поставили на берегу Мячино. Она и прежде стояла на берегу, но другого, легендарного Ильмень-озера. Церковь была построена в 1595 г., что подтверждено специальным анализом в лаборатории Института археологии Академии наук СССР. Это тип распространенного на Руси шатрового храма. В основе его лежит четырехстенный сруб — четверик, на него поставлен восьмигранный — восьмерик, а венчает сооружение семнадцатиметровый шатер с главкой. Шатер — это суживающийся кверху восьмигранник. В старину было принято считать: чем выше здание, тем красивее. Шатер способствовал тому, что постройки становились устремленными ввысь, легкими и изящными.
      По традиции с востока к церкви примыкает сруб алтарной апсиды. С трех сторон здание окружено низкими прирубами: галереями и приделом. Церковь почти лишена декора. Ее украшают лишь причелины да резные концы досок на кровле.
      За свою жизнь строение не единожды переезжало. За это время его перестроили, разобрали галереи, обшили тесом, окрасили масляной краской, прорубили новые окна, тесовые кровли заменили металлическими. Было время, когда его хотели разобрать вовсе. К 1965 г. церковь была в таком состоянии, что даже опытные реставраторы сомневались в возможности ее спасти. Под руководством доктора архитектуры А. В. Ополовникова и архитектора Л. Е. Красноречьева реставраторы совершили чудо, которым мы теперь можем полюбоваться — стоит лишь приехать в Витославицы.
      Самым древним и наиболее значительным памятником в музее является церковь Рождества богородицы из села Передки. Первое упоминание о ней в церковных документах относится к 1539 г. Это также шатровая церковь, но восьмерик здесь поставлен на крестообразное основание. Такие крестчатые срубы, когда к четверику прирубали срубы меньших размеров — прирубы, открытые в сторону четверика, позволяли увеличить вместимость церкви, делали ее более просторной.
      Особенностью этого строения является то, что углы крестчатого сруба не прямые, а тупые, благодаря чему достигается зрительное увеличение внутренних помещений. Стены как бы раздвинуты от центра. К тому же это пример весьма экономичного решения постройки подобного типа.
      Над северным и южным прирубами, крытыми на два ската, установлены небольшие восьмерички с шатрами. Все кровли этого здания тесовые, за исключением центрального шатра и глав, обшитых осиновым лемехом — небольшими фигурными по очертанию дощечками, напоминающими лемех плуга. Лемех, или чешуя, вытесывался обычно из осины. Чешуя из этой породы древесины способна отражать цвет неба. То она золотистая, как закат, то серебристая, как северные облака. Порой кажется, что главы церкви растворяются в этих облаках.
      Здание с трех сторон окружено галереей, которая как бы висит над землей на уровне четырех метров. Ее поддерживают большие балки, или, по-иному, выпуски, помочи, консоли. На таких галереях народ ожидал начала службы. К галерее-гульбищу ведет широкое трехвсход-ное, или, как бы мы сказали сегодня, трехмаршевое, крыльцо.
      Разновеликие объемы, своеобразная их компоновка придают особую живописность этому памятнику архитектуры, который является и одним из самых крупных в музее. Его высота более 30 метров. Как и курицкая, эта церковь неоднократно подвергалась значительным переделкам. В 1699 г. ее разбирали и собирали вновь, изменив отдельные формы. Этому памятнику также грозила гибель, и только в музее был воссоздан его первоначальный облик.
      Привлекают внимание на музейной улице крестьянские избы. Русская изба стала для нас такой привычной, традиционной формой народного жилища, что мы почти не задумываемся над тем, что повторяемость ее форм подсказана многовековой житейской мудростью. Русские рублен-ники выработали наиболее экономичную и удобную в условиях северной природы конструкцию жилого дома и технику строительства, свойственную только русскому деревянному зодчеству. Прохладная в летний зной и теплая в зимнюю стужу, изба в основе состоит из трех частей: теплой избы, сеней и холодной клети. Новгородская изба стоит на высоком подклете, или, как здесь говорят, на подызбице.
      Перед нами дом из деревни Рышево, построенный в XIX в. С двух сторон его протянулась галерея, или прикро-лек. Она как бы делит здание на две части и по высоте доходит до уровня окон. Крышу галереи поддерживают столбики с балясинами. Такая галерея защищает нижнюю часть сруба от дождя, в ненастье под прикролеком сушат белье, летом там можно отдохнуть в тени.
      Над крышей этого дома взметнулась деревянная стилизованная фигурка птицы. Над крышами других домов возносятся гордые головы коней. Для славян-языч-ников конь был символом добра, богатства, счастья. К тому же конь — постоянный спутник крестьянина, потому так часто во все времена помещали образ коня над избами.
      От конька вниз свешивается резное деревянное полотенце, а торцы слег прикрыты причелинами. Фронтон избы украшен нарядным декоративным балконом. Окна обрамлены пышными наличниками. Плотники явно позаимствовали из каменного зодчества завитки-волюты, но сделали это так талантливо, что они не кажутся инородными телами на бревенчатом фасаде избы.
      Изба представляет собой одну большую комнату, значительную часть которой занимает русская печь.
      Небольшое пространство между печью и окном отделено дощатой переборкой. Это своеобразная кухня, или бабий кут. Здесь на залавке (нечто среднее между кухонным столом и лавкой) хозяйка готовила пищу. На полках расставлена посуда, на полу стоит большой чан с водой. На лавке — миска с яйцами, на стене висит связка золотистого лука. Перед печью — помело, ухват, лопата, которой сажали в печь хлеб для выпечки.
      Хлеб бвш незаменимым продуктом питания, поскольку он содержит почти все необходимые человеку питательные вещества. Доставался он нелегко, но если был хлеб, была и жизнь. Вспомните знаменитого Робинзона Крузо, который познал на собственном опыте цену хлеба. Он изумился, как это люди не задумываются над тем, какое множество работ надо произвести, чтобы вырастить, сохранить, собрать урожай, смолоть муку и выпечь обыкновенную буханку хлеба.
      В дореволюционной деревне каждая семья выпекала для себя хлеб самостоятельно. Вот как описывает Евгений Носов в повести «Усвятские шлемоносцы» радостный момент рождения хлеба: «С легким шуршанием хлебы один за другим слетали с лопаты на выскобленную столешницу, и сначала кухня, затем горница и все закутки в избе начинали полниться теплой житной сытостью, которая потом проливалась в сени, заполняла собой двор и волнами катилась по улице. Возбужденные хлебным запахом воробьи облепляли крышу, к сеням сбивались куры, топтались у порога, пытливо заглядывая в дверь, и все тянула воздух влажно вздымавшимися ноздрями, принюхивалась сквозь воротние щели запертая в хлеву корова.
      А тем временем мать, омочив в свежей, только что зачерпнутой колодезной воде гусиный окрвиок, взмахивала им над хлебами, кропила широким крестом, и те, без остатка вбирая в себя влагу, раздобрело вздыхали побархатев-шими округлостями и начинали ответно благоухать, как бы
      дыша в расслабляющей истоме и успокоении. Потом караваи задергивали чистым суровьем и оставляли так до конца дня остывать и тем дозревать каждой порой до потребной готовности».
      Издревле на Руси к хлебу было отношение благоговейное и бережное. Резал каравай самый уважаемый член семьи: отец, мать, старший из детей. Резал стоя, ломти отрезал старательно, чтобы ни одна крошка не упала. Уронивши кусок, следовало его тут же поднять и поцеловать. Нельзя было сказать о хлебе худое слово.
      Со временем хлеб стал не только пищей, но и святыней, олицетворением жизни на земле. Он до сих пор ставится выше всяких богатств. Дорогих гостей, как и в былые времена, мы встречаем хлебом-солью, тем самым выражая свое гостеприимство, расположение и пожелание полного благо -получия.
      При небольших размерах русская изба всегда кажется просторной. В этом проявилось умение разместить все необходимое, не загромождая помещения. Разместить так, что в избе ничего не заденешь, не опрокинешь, любую вещь найдешь с закрытыми глазами. Стол, лавки, полки да полати — вот почти все убранство избы, и этого было вполне достаточно.
      У окна, поближе к свету, стоит прялка, а рядом подвешена к потолку колыбель — зыбка. Прядет женщина пряжу и покачивает время от времени зыбку, дитя и не плачет. В доме все сверкает чистотой: свежевымытые до белизны полы, домотканые половички, ситцевые занавески на окнах. Кажется, что это жилая изба и хозяева где-то рядом, они лишь вышли на минутку.
      Хозяйственный двор рышевской избы двухэтажный. На втором этаже сегодня размещена выставка «орудия обработки льна». Издавна новгородская земля слыла краем льна, или северного шелка, что идет на полотно, батист, кружева... Лен любит нежаркое лето, обилие влаги, длинный летний день, подзолистые почвы Новгородчины. Трудно себе представить эти места без зеленых полей с голубыми цветочками.
      Вырастить лен — еще полдела. Его надо обработать. Это было весьма трудной работой, преимущественно женской. А вот и основные орудия обработки сырья: вальки, мялки, трепала...
      Созревший лен дергали или теребили, сушили и обмолачивали вальками. Обмолоченные стебли вымачивали в болотах, низинах или ямах-мочильнях, чтобы вышли все клейкие вещества. Затем лен сушили и мяли на льномялках. При этом отделялась твердая основа — кострика от волокон. Освобождали лен от кострики деревянными лопаточками-трепалами. Дальше надо было расчесать волокна в одном направлении. Делали это деревянными гребнями, щетками со свиной щетиной или металлическими зубьями. И уж только потом из кудели пряли пряжу и ткали холсты.
      В настоящее время обширные пространства в Новгородской области заняты под посевами льна-долгунца. Это одна из наиболее трудоемких культур, но применение машин: льнокомбайнов, льнотеребилок, льноподборщиков-моло-тилок, льнорасстилочных машин и внедрение передовой технологии позволяют значительно снизить затраты труда в льноводстве.
      Все избы в Витославицах кажутся жилыми. У хозяйственных дворов выложены поленницы дров, огороды обнесены частоколом из тонких жердей и засажены овощами. Ухоженные огороды и палисадники придают усадьбам еще большую достоверность и ощущение подлинного крестьянского хозяйства. На грядах плети огурцов и тыквы, цветут подсолнухи.
      Для удобства полива овощей и для того чтобы не разводить грязь на улице, у колодца-журавля установлен деревянный лоток в виде продолговатого корытца. Одним концом он выходит на улицу, другим, с уклоном, — - в огород. Ополоснули ведро и воду слили в лоток — вот вам и драгоценная влага для огурчиков и капусты.
      В этом музее чувствуешь себя скорее гостем, нежели экскурсантом. Ты, твой отец, дед, прадед могли жить точно в такой избе, загонять скот в такие же хлева, носить тугие мешки с зерном в подобный амбар, а по осени убирать репу и морковь с такого же огорода и хранить урожай в подполе избы.
      Осенью здесь алеют молодые рябины. Их так много в заповеднике А под старыми деревьями встречаются крепыши-подберезовики. Гуляя по территории парка-заповедника среди совсем молодых и двухсот- трехсотлетних дубов, выходим к озеру. День пасмурный, и вода кажется студеной, но современные отважные рыбаки — в воде. В высоченных резиновых сапогах, они часами стоят в озере, поджидая удачи.
      Рядом с ними на берегу давняя рыбацкая сойма — еще один памятник прошлого. Уже с X в. встречаются на Севере упоминания о речных и озерных одномачтовых парусных судах — соймах. Соймы были распространены на Онежском, Ладожском и других северных озерах и реках. Длина сойм доходила до 26 метров, а грузоподъемность от 10 до 100 тонн. Это судно было передано в музей в 1973 г. колхозом имени В. И. Ленина Старорусского района. До недавнего времени ильменские рыбаки выходили на промысел на таких соймах. Предполагают, что соймы древних новгородцев мало чем отличались от этой.
      Мимо рыбацкой соймы по тропинке направимся к выходу. Мы прощаемся с Витославицами — одним из лучших музеев деревянного зодчества. В нем как-то очень убедительно все памятники народной архитектуры оказались на своем месте, разве что ветряк вырвался из общего ансамбля и почему-то примостился под самыми стенами Юрьева монастыря, также памятника архитектуры, но каменной.
      KOHEЦ ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru