НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

1. СУЩНОСТИ ЗЕРКАЛЬНОЙ КОМНАТЫ

Глава десятая

Необыкновенный матч

  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

1_10

MP3

 

2. ИГРА СО СМЕРТЬЮ

 

В НАЧАЛО


 

 

 

 

Глава десятая

Необыкновенный матч

Маринка Корзинкина так запыхалась и разволновалась, что присела в ближайшем сквере на лавочку отдышаться.

Коробок на некоторое время замер у неё на коленях.

Петя с удовольствием вытянул ноги… и вдруг заметил, что в коробке он не один. Кто-то лежал рядом, сопел, позвякивал чем-то, дрыгал ногой и даже начал тпрунькать себе под нос мелодию «Футбольного марша».

В следующее мгновение по всей стенке коробка зажглись фонарики, и стало видно, что рядом, закинув ногу на ногу, полёживает, как ни в чём не бывало, тот самый карточный джокер.

— Ой, — сказал Петя. — Как же вы… здесь?

— А как же вы? — не прерывая тпруньканья, ответил джокер.

— Я? Так ведь вы сами…

— Вот-вот, мы сами.

Разговор явно не клеился.

— Тесновато у вас тут… — недовольно заворочался джокер. — Мы это дело сейчас исправим. Стоит только взмахнуть волшебной палочкой…

С отвратительным скрипом он вытащил из-за пазухи большой и длинный, как докторская колбаса, надувной шарик. На шарике, словно на больничном тазу, было намалёвано масляной краской: «ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА».

Джокер неловко, в темноте задев Петю по лицу, махнул «палочкой», что-то прошептал, и внутренность коробка вдруг стала расширяться во все стороны, превращаясь в огромный, рассвеченный прожекторами стадион.



Петя стоял один на футбольном поле перед мячом, а до отказа заполненные болельщиками трибуны шумели как морской прибой во время шторма. Находившиеся слева от него трибуны были белого цвета, справа — чёрного.

— Шай-бу! Шай-бу! — скандировали болельщики, и Пете передалось их волнение. Ему во что бы то ни стало захотелось забить мяч в чёрные ворота, находившиеся совсем рядом, на расстоянии одиннадцати метров, и совсем пустые.

Он разбежался, ударил по мячу…

Но тот, описав в воздухе противоестественную дугу, влетел в сетку белых ворот, находившихся далеко у него за спиной.

Чёрные трибуны победно взорвались, белые ахнули и присели.

На механическом табло перевернулась табличка: единица на чёрном фоне.

Джокер заорал из комментаторской кабины:

— Почтеннейшая публика! На сто тридцать пятой минуте нашей ииии-гры Пётр Огоньков забил-таки первый гол в свои собственные ворота! Ура, товарищи!

Публика на чёрных трибунах радостно зашумела, и Петя вдруг понял, вглядевшись хорошенько, что весь этот народ состоит из одних «недостатков». Только все они, не то чтобы двоились и троились, а, как бы это сказать, тысячерились, создавая иллюзию битком набитого стадиона. Студни, колыхаясь мутными телами, размахивали флагами; «генсеки» сердечно поздравляли друг друга, обменивались орденами и целовались взасос; «чингисханы» задирались друг к другу и шипели; печки угощали всех пирожками; гусаки трещали в трещотки; «помпадурши» неаккуратно и жадно ели пирожки, пытаясь одновременно свистеть в два жирных пальца.

Достоинства на белой трибуне наоборот, совершенно потеряли интерес к происходящему: они вяло переговаривались между собой и понемногу тянулись к выходу.

Петя увидел, что джокер спешит к нему через поле. На этот раз он вырядился в судейскую форму — бутсы, трусы до колен и полосатую футболку. Ножки его, коротенькие и кривые, сверкали голыми копенками. На шее у него болтался огромный ненастоящий свисток. Шут вручил Пете шоколадную медаль величиной с блюдце, которая оказалась пустым фантиком, и долго тряс руку. Теперь он почему-то говорил с лёгким прибалтийским акцентом:

— Поздрафляю фас, юн-ноша с нефероятным, оглуши-ттельным успехом. Этот перфый гол был неподражаем, поверьте: по крайней мере полофина эт-того многотысячного стадиона получило нефырасим-мое ут-товольствие. Эт-то, как называется, однажды проснуться знам-менитым.

Почти уже смирившись с неизбежностью всего с ним происходящего, Петя спросил:

— Почему же мяч влетел в другие ворота? Я играл вон за тех… — он кивнул в сторону белой трибуны.

Судья снова обратился в карточного паяца, акцент у него пропал, он громыхнул бубенцами, подбоченился и возмущённо заговорил:

— А на что вы, собственно, рассчитывали, молодой человек? Вы уже как-нибудь определитесь, за кого вы играете. Если при первых же трудностях вы бежите на поклон к ведьме (которая, кстати говоря, никакая не ведьма), то в какие ворота, в самую середину, должен по-вашему влететь мяч? Впрочем, если вы действительно настроены играть в другие ворота, у вас будет ещё по меньшей мере девять шансов. Это не мало. Согласитесь, убедительная может быть победа.



Стало темно и Петя, пошевелив руками и ногами, понял, что он снова в коробке.

Маринка к этому времени уже что-то придумала и заговорила:

— Я знаю, что надо делать. Мы пойдём к Славику Подберёзкину. Он мастер на все руки, отличник, подхалим, хитрюга и к тому же умеет выкручиваться из любого положения. Наверняка он что-нибудь придумает. Взрослым тебя сейчас показывать нельзя.

 

 

Говорят сталинские наркомы. Фрагменты.


      — Разрешите получить Ваше мнение по проекту постановления о мерах помощи угольной промышленности, — сказал я. — В проекте ( возлагаются большие задания на НКПС.
      Каганович взял проект и стал взвешивать его на ладони.
      — Да тут больше килограмма будет. Вот понаписали!
      И принялся листать документ.
      — О, да тут столько заданий навтыкали, что для выполнения их надо несколько НКПСов. А Вознесенский смотрел проект?
      Я ответил, что не смотрел, но Берия представил проект и просил сегодня оформить.
      — Берия! — громко и многозначительно произнес наркомпуть.
      Он поднял трубку «вертушки» и набрал номер.
      — Лаврентий Павлович! Мне на голосование принес Чадаев проект по углю. Но ведь с моими специалистами документ никто не рассматривал, я вижу тут много нереальных заданий, и я прошу...
      На последнем слове Каганович остановился. Берия сначала тихо, а потом громко стал кричать что-то в трубку.
      — ...Я понимаю, что НКПСу все помогают и Вы в первую очередь, но... Я хочу сказать...
      Каганович опять запнулся и продолжал слушать то, что выкрикивал Берия.
      — Ну, хорошо, — сказал Каганович, повесил трубку и немного задумался.
      У Кагановича была болезненная страсть к славе. Во имя этой славы он мог пойти на что угодно. Часто проявлял беспринципность и трусоватость, что продемонстрировал и на этот раз. Нельзя отнять у человека того, чего ему не дано. Он принадлежал к людям, которые* живут напоказ. Он умел много говорить и ничего не сказать. 1
      После минутного колебания Каганович завизировал проект.
      Когда затем я пришел в кабинет Вознесенского, он в присутствии > нескольких работников Госплана читал вслух какой-то документ. Прервав чтение, Николай Алексеевич спросил:
      — У Вас что-нибудь срочное?
      — Да, срочное. Лаврентий Павлович просил Вас проголосовать вот этот проект постановления по углю.
      И я положил перед ним текст.
      — Так вот он. — и Вознесенский показал пальцем на документ, который он только что читал вслух. — Мне все уже доложили работники Госплана, и я не могу завизировать проект, в нем много спорных вопросов. Включите его в повестку дня заседания Комиссии по текущим делам.
      Я сказал, что Берия поручил мне сегодня же получить все визы замов и дать на подпись Сталину.
      Вознесенский объяснил, что в проекте предусматривается выде-
      ление Наркомуглю большого количества материалов из резервного фонда Совнаркома. По многим материалам забирается подчистую почти весь резерв, а по некоторым даже больше, чем имеется в резерве. А ведь год только еще начался. Он повторил, что не может завизировать документ. Так я и должен доложить Берии.
      Мне было ясно: то, что замышляет и говорит против него Берия в целом Вознесенский об этом знал. Но он не понимал, что рано или поздно с ним сведут счеты. Он считал, что кривить душой не станет ни при каких обстоятельствах. Я уже отмечал: Вознесенский — человек был нравственно стойкий, критически мыслящий и принципиальный...
      Будто на казнь я шел к Берии. Он разговаривал по телефону и дал мне знак подождать.
      — Ну, как, вы решили взяться за ум? — спрашивал кого-то по телефону шеф карательных органов страны. — Слушайте, раз не можете это сделать, Вы не только негодяй, но и глупец!
      Чтобы пристращать или запугать собеседника, Берия чуть отвлекся от трубки и, будто бы с кем-то советуясь или спрашивая кого-то, но так, чтобы человек на другом конец провода слышал, четко произнес:
      — А не арестовать ли его, мать твою?
      Услышав эти слова, телефонный собеседник Берии, естественно, пришел в замешательство и тут же от страха пообещал сделать возможное и невозможное.
      — Ну, вот так бы и сказали сразу. А то крутите... Раз ясно, действуйте. До свидания.
      Берия бросил на меня недобрый взгляд, молча кивнул головой — докладывай, дескать.
      Я сказал, что Вознесенский проект по углю не завизировал и предлагает поставить его на обсуждение Комиссии по текущим делам.
      Берия пришел в неописуемую ярость. Обрушив на меня целый поток угроз, он буквально прорычал:
      — Вы будете делать только то, что я прикажу! Выпускайте решение без визы Вознесенского! Слышите, и немедленно, если не хотите отправиться туда, куда следует!..
      Я шел по коридору, ничего не замечая и не зная, что мне делать. Пошел к Молотову. Выслушав меня, Вячеслав Михайлович сказал, чтобы я оставил у него проект, и он потом скажет, что делать.
      Поздно вечером я получил от Поскребышева этот проект, подписанный Сталиным. В него были внесены поправки по выделению из резервного фонда Совнаркома тех материалов, по которым задания превышали наличие этих материалов в резерве. Решение за ночь было напечатано и утром разослано.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru