НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

2. ИГРА СО СМЕРТЬЮ

Глава вторая

Обустройство акватории. Максим Кузьмич Мореходов
и его самая заветная мечта


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

2_02

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО



 

Глава вторая

Обустройство акватории
Максим Кузьмич Мореходов и его
самая заветная мечта

Открытие праздника моделистов было назначено на двенадцать часов дня. А в половине десятого Славик, его мама и папа, а также Маринка и Петя сидели в маминой легковушке и мчались в сторону Приморского парка.

Славик держал на коленях подводную лодку. Маринка прижимала к груди коробок с Петей. Папа сидел спереди вполоборота и пытался разговаривать с ребятами, которые были сегодня отчего-то напряжены, рассеяны и отвечали невпопад.

Переоборудование «Кашалота» затянулось до глубокой ночи. Теперь лодка имела свою собственную систему управления, а её командиром и экипажем был Петя Огоньков. Опытные погружения в ванной дали блестящие результаты; Славик был уверен, что во время боя у него не будет сколько-нибудь серьёзных противников.

Испытания закончились в три, а в семь уже прозвенел будильник. Позавтракав, Славик собрал со стола кусочки еды, налил сладкого чаю в аптечный пузырёк, завернул всё в бумажку и уложил в лодку.

Сели в автомобиль и помчались с ветерком в сторону залива, подхватив дожидавшуюся у своего дома Маринку Корзинкину. В это воскресенье отмечался День города, на носу было открытие Олимпиады, поэтому на улицах повсюду было красиво, шумно и празднично.



На Лебяжьем пруду, где давно уже не разводили лебедей, но сохранилась лодочная станция, вовсю шла подготовка к морскому сражению. Акваторию разметили буйками, под водой установили мины — ощетинившиеся иголкам стальные шары, начинённые взрывчаткой. Эти мины были легче воды и держались на определённой глубине при помощи лески и лежащего на дне груза. Для надводных судов они были вполне безопасны, но напоровшуюся на такую мину подводную лодку должно было неминуемо разорвать на куски. Славик Подберёзкин скрыл это обстоятельство от Пети, сказав, что мины — просто безобидные хлопушки, не способные причинить подводному судну вреда. Он был уверен, что Петя, находясь на капитанском мостике и имея перед собой отличный обзор, не допустит столкновения с миной, которых было на весь пруд всего-то четыре штуки.

С раннего утра готовились к съёмкам телевизионщики. Над поверхностью пруда были натянуты тросы, по которым летали камеры для крупных планов. Несколько специальных камер разместили под водой, неподалёку от противолодочных мин. С установленных на берегу штативов и «с плеча» операторы должны были снимать основное действие.

К половине двенадцатого всё было готово. Столпившиеся вокруг пруда зрители волновались, поглядывая на часы.



Больше всех хлопотал, приготовляясь к празднику, руководитель кружка судомоделистов Максим Кузьмич Мореходов. Телевидение снимало его впервые, а ещё поговаривали, что приедет сам губернатор. На соседних лужайках уже взлетали в небо ракеты и трещали кордовые модели самолётов. Народу прибывало всё больше. Максим Кузьмич волновался как во время первого свидания и порывался лезть в воду, чтобы распутать застрявшую в водорослях бечеву с сигнальными флажками.

С детского возраста Максим Кузьмич мечтал о дальних плаваньях. Но он рос в деревне и ему с малых лет приходилось работать, поэтому о поступлении в морское училище тогда не могло быть и речи. Только после того как ему исполнилось восемнадцать и его призвали в армию, юный Максим Кузьмич уговорил комиссию направить его служить во флот. Он тогда был крепким и здоровым (а во флот берут только очень здоровых людей), поэтому члены комиссии пошли ему навстречу. Они, конечно, удивились немного, потому что служить во флоте тогда надо было три года, в то время как в сухопутных войсках — всего два. И мало кто из призывников изъявлял желание служить три года.

Но не таков был Максим Кузьмич. Он твёрдо решил не только отслужить с отличием весь положенный срок, но и остаться на флоте на всю жизнь.

Судьба сыграла с Максимом Кузьмичом ужасную, злую шутку. В первую же неделю службы на замечательном крейсере «Нахрапистый» он поскользнулся на пролитом нерадивым коком киселе, кубарем скатился с высокого трапа и переломал себе ноги.

Увы! После выхода из госпиталя этот несчастный уже не мог вернуться на флот. Он остался хромым на всю жизнь, не успев отслужить на крейсере даже недели из положенных трёх лет.

Максим Кузьмич не вернулся в родную деревню. Погоревав, он устроился учеником слесаря на большой судостроительный завод, где с годами, десятилетиями достиг в своём мастерстве необычайных высот.

Тогда же, в свободное время, он увлёкся изготовлением деревянных моделей океанских судов. Обстругивал, выдалбливал и вытачивал корпус, под лупой изготавливал тончайшие детали надстроек, трапов и якорей, натягивал снасти и сажал внутрь крохотных человечков в матросских курточках.

Бывало ему снилось, что он сам — крошечный капитан своего маленького корабля, и у него в подчинении команда — таких же крошечных как он, справных и ловких матросиков.

Когда Максиму Кузьмичу Мореходову исполнилось шестьдесят пять лет, его с почестями проводили на пенсию и предложили работать руководителем судомодельного кружка в заводском Дворце культуры. Максим Кузьмич с радостью согласился.

С тех пор его мечта в каком-то смысле обрела реальность: в своей просторной мастерской он был полноправным капитаном. Матросами были его ученики, а кораблями — десятки и сотни моделей, прошедших за годы работы через его руки.

В ночь перед праздником Мореходову приснился настоящий морской бой моделей судов, в каждом из которых находилась команда живых матросиков. И капитаном самого большого и красивого судна был он сам, стоящий в фуражке и белоснежном кителе на капитанском мостике.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru