НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

4. ОЖИВШАЯ МУМИЯ

Глава шестая

Прикидываться дурачком. Новый план кражи алмаза.
Ночные переговоры: устроить настоящее приключение


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

4_06

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО



 

Глава шестая

Прикидываться дурачком. Новый план
кражи алмаза. Ночные переговоры: устроить
настоящее приключение

В последующие два часа оправившиеся от потрясения Вовчик и Кукловодов учинили Пете допрос. «Барабашка» упрямо твердил, что сам не понимает, как всё вышло: может быть, он попал под какое-то неизвестное космическое излучение, или стал жертвой тайных научных экспериментов… (Про волшебную палочку они бы всё равно не поверили).

— Это к-клон, Эрнестыч, г-гадом буду, точно к-клон, Эрнестыч!.. — возбуждённо твердил Вовчик.

Он был любознательный малый, и дворницкой у него скопились ворохи всевозможных научно-популрных журналов, которые он всегда отделял от прочего мусора. Из-за регулярного чтения в голове у Вовчика образовался пёстрый калейдоскоп из занимательных фактов, дурацких рекордов, околонаучных гипотез и не воплощённых в жизнь причудливых изобретений. При виде человечка он вспомнил заметку десятилетней давности о перспективах клонирования.

— Эрнестыч, понимаешь? Вот он, к-клон, который с твоего телефона звонил!..

— Да помолчи ты, балаболка, — сказал ему Пётр Эрнестович. — А ты иди сюда, сядь, — обратился он к Горохову, который с момента появления человечка не пошевелился и не проронил ни звука.

У самого Кукловодова в голове вертелось только одно более или менее идиотское объяснение случившемуся. Ещё во время работы в цирке, когда он наблюдал за репетициями лилипутов, ему не раз приходили в голову фантазии о возможности выведения ещё меньших лилипутов от самых маленьких, потом меньших от самых маленьких из тех, которые получились, а потом ещё меньших — и так до получения человечков величиною с кукурузный початок, и ещё меньших… Однако, рассуждал он, для выведения таких человечков понадобились бы десятки, а то и сотни лет, которыми даже при самом благоприятном раскладе Пётр Эрнестович не располагал. И вообще, как отнесутся власти к появлению такого рода аттракциону…

— Его специально вывели в лаборатории, т-точно тебе говорю! Ищут его, с-спецы ищут, не милиция, всех нас з-здесь накроют!..

Кукловодов взял столовую ложку и треснул Вовчика по лбу:

— Заткнись, я тебе сказал.

Вовчик схватился за голову и замолчал.

— Куда же ты звонил отсюда, чудо природы?

— Я мальчику из класса звонил, а его не было дома, — всхлипнул Петя, решив прикидываться малолетним дурачком.

— А кто папа у твоего мальчика из класса? — Пётр Эрнестович старался говорить как можно мягче.

— Он писатель, Подберёзкин, вы, наверное, слышали…

Всё сходилось. Мальчишка, скорее всего, говорил правду.

— Скажи, мальчик, а кто вообще про тебя знает?

— Мало ли кто. Если инопланетяне меня превратили, то они знают.

— Инопланетяне?

— А кто же ещё. Я ведь таким не родился, как вы думаете?

— Хорошо, хорошо. Допустим, инопланетяне. А почему ты залез именно в эту квартиру, а не какую-нибудь другую? Это инопланетяне научили тебя так сделать?

— Нет, это случайно. Я шёл по карнизу, а у вас окно было открыто и телефон… Я хотел мальчику позвонить.

— Ладно, про мальчика уже слышали. А на карниз ты как попал?

— Я в лодку залез, в игрушечную, а она уплыла, а ваш сосед её поймал на крючок.

Тут Вовчик счёл необходимым подтвердить:

— Слышь, Эрнестыч, мужик из 54-ой точно какую-то лодку выловил. Я сам видел, как он домой её нёс. Я ему г-говорю: что, г-говорю, Степаныч, рыбы-то наловил? А он г-говорит: рыба-то что, её всю не переловишь, а вот смотри какую я штуку несу. Пускай, г-говорит, внук ломает, играет, т-то есть.

Это точно, Петя тоже такой разговор слышал.

Пётр Эрнестович заметно успокоился.

— Ладно, — сказал он, — это хорошо, что он к нам попал. Такому парню для нашего дела цены нет. Такой парень в любую щёлку залезет. Ну что, Петя Огоньков? Хочешь настоящей, интересной жизни с приключениями? А ну, вылезай, поговорим.

И Кукловодов воткнул в сахар ложечку с изящной винтовой ручкой.



До глубокой ночи под красным абажуром заговорщики разрабатывали план похищения алмаза «Звезда Мексики». Кукловодов обещал Пете, что после успешно проведённой операции его родители смогут купить себе большой дом, нанять прислугу и больше никогда не будут работать. А сам Петя сможет, если захочет, жить с ними и не раскрывать своё инкогнито или, наоборот, стать самым знаменитым мальчиком в истории человечества.

Пете, конечно, не улыбалась перспектива стать вором, но он для видимости соглашался. Он был начитан и много о чём догадывался. Например о том, что Кукловодов собирается надуть сообщников и сбежать с алмазом. Простодушным Вовчику и Горохову такое не приходило в голову. Сам Петя тоже намеревался дать дёру при первом удобном случае.



План кражи в общих чертах был следующий.

Горохов появляется в музее незадолго до закрытия и оставляет Петю в выставочном зале.

Вовчик меняется сменами с напарником и заступает работать в ночь на поливальной машине.

В половине пятого утра (а в такое время спят даже милиционеры) Петя выбирается из укрытия и крепит на указанный в схеме проводок сигнализации электронный жучок. Жучок блокирует сигнализацию на четверть часа, камеры слежения в это время воспроизводят уже записанное в обратном порядке, показывая на мониторах пункта охраны истёкшие четверть часа тишины и спокойствия.

У фасада музея, со стороны набережной, останавливается поливальная машина и загораживает окно цистерной. Злоумышленники забираются в демонстрационный зал, берут алмаз и уезжают. В тот же день они исчезают из страны с новыми документами, богатые и счастливые.

Сомневался только один Горохов, который боялся мумии. Тогда Кукловодов сказал, что «больше не задерживает г-на Горохова, поскольку теперь ему совершенно очевидно, что поэтический талант г-на Горохова сможет поить, кормить и одевать его до конца дней». Горохов вздохнул и остался.



Поздно ночью, когда все разошлись, а из спальни начало доноситься похрапывание хозяина квартиры, Петя вылез из набитой ватой серебряной табакерки, в которую Кукловодов уложил его спать, и добежал до прихожей. Вскоре он нашёл то, что искал. «Пэ-Пэ-Ша» — передатчик подсказки школьный — маленьким красным огоньком светился за вешалкой.

— Эй! — крикнул Петя в микрофон. — Слышит кто-нибудь?

— Наконец-то, — послышался из наушничка голос Подберёзкина. — Хозяин спит?

— Спит. А ты где?

— Здесь, на последнем этаже. Мы с Корзинкиной договорились дежурить по очереди, пока ты не выйдешь на связь.

— Здесь такое затевается…

— Знаю, слышал. Мы всё через микрофон слышали, поэтому договорились ждать. Ну, как ты сам решишь.

— А что мне решить?

— Ну, заявлять в милицию, или мы сами…

— А что мы сами?

— Ну, это… возьмём преступников.

— Как ты себе это представляешь?

— Так, с поличным, на месте преступления.

— Ты что, силой их будешь брать?

— Зачем силой, можно и хитростью. Усыпить, к примеру, транквилизатором, а после уже вызвать милицию.

— Усыпить?..

— Знаешь, такие пульки с кисточками — для духового ружья или пистолета… А в каждой пульке иголочка с дозой. Действует мгновенно. Ими диких зверей ловят.

— У тебя идеи всегда какие-то сногсшибательные. Не знаю даже.

— Ну тебе-то вообще делать ничего не придётся. Зато будет настоящее приключение, потом предстанешь перед миром не просто как чудо природы, а как герой.

— Старая песня…

— А ты почему тогда уплыл? Управление потерял?

— Потерял, потерял. Я вообще за последнее время много чего потерял.

— Ну ничего, теперь мы снова с тобой заодно… Вместе, я хотел сказать.

— Великое счастье.

— Так ты решил? Не струсил?

— Я подумаю.

— Долго?

— Завтра вечером скажу.

— Годится. У нас после уроков экскурсия. Как раз туда, на эту выставку. А после сюда приедём.

— Хорошо, пока.

Петя вернулся в комнату, залез в табакерку, лёг и стал думать. Однако было уже поздно, мысли путались, цеплялись друг за дружку, и он заснул.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru