НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

5. ПЬЯНАЯ ЖИЗНЬ

Глава первая

Кто похитил ребёнка? Странные показания свидетелей.
Лейтенант Яблочкин получает особые полномочия.
Поразительные кадры ночной видеозаписи


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

5_01

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО

 

 

 

Испытание пятое. ПЬЯНАЯ ЖИЗНЬ


Глава первая

Кто похитил ребёнка? Странные показания свидетелей.
Лейтенант Яблочкин получает особые полномочия.
Поразительные кадры ночной видеозаписи

Ещё в понедельник вечером родители Пети забили тревогу по-настоящему, во вторник они подняли на ноги всю милицию, а в среду 30-го числа отправились на приём к начальнику милиции города и области генералу Потапову.

Генерал встретил их с большим сочувствием, проводил от дверей кабинета и усадил перед своим рабочим столом. Мама утирала слёзы платочком и деликатно хлюпала носом; папа крепился, только временами немного выпячивая вперёд нижнюю губу.

На столе у генерала Потапова лежали две раскрытые папки с наиболее значительными за последнее время делами — о пропаже мальчика и краже алмаза. Второе было совсем свежее: результаты экспертизы принесли полчаса назад. И чем внимательнее генерал знакомился с обоими делами, тем более странными и каким-то образом связанными между собою они ему казались.

В деле о пропаже мальчика фигурировала очень странная записка, которая, как утверждали эксперты, была изначально написана микроскопическими буквами, а уже после увеличена на компьютере до размеров почерка нормального человека. Родители Пети Огонькова утверждали, что это почерк их сына.

Результаты экспертизы в деле о хищении алмаза дали ещё более ошёломляющие результаты: отпечатки пальцев на микросхеме, выведшей из строя сигнализацию выставочного зала, принадлежали человеку или существу, рост которого не мог превышать четырёх сантиметров…

Всё это было дико и отдавало намеренной мистификацией. На ум не приходило никаких версий, оставалось только дожидаться поступления новой информации. Но пока что перед Потаповым сидели родители мальчика пропажа которого переполошила весь город, и генерал должен был отчитываться перед ними о работе своего ведомства.

Рассказав подробно о том, какие мероприятия проводятся по розыску, Потапов решил воспользоваться представившимся случаем и тоже задать несколько вопросов родителям Пети Огонькова.

— Скажите, — обратился он мягко и деликатно, — а не замечали вы в последнее время за своим сыном чего-нибудь странного?

— Нет… — всхлипнула мама. — Он, конечно, мальчик немного рассеянный и мечтательный, но никаких странностей за ним не было. Послушайте, а вы сообщили в Интерпол? Ведь он может быть где-то за границей…

— Конечно, конечно, — заверил Потапов. — Интерпол в курсе. Скажите, а он не увлекался какими-нибудь научными опытами? Может, что-нибудь изобретал?.. Что-нибудь, знаете ли, как это говорится, на грани фантастики?

— А почему вы спрашиваете? — оживилась мама. — Он очень талантливый ребёнок, его очень даже могли похитить! Знаете как это делается?.. Сначала похищают талантливого ребёнка, а потом прячут его в секретной лаборатории и заставляют работать для своих гнусных интересов. Ребёнка используют в преступных целях, я знаю, я видела!..

— Успокойся, дорогая, — вмешался пала. — Тебе не следует так много смотреть телевизор. Товарищ генерал, не слушайте её, наш ребёнок самый обыкновенный, может быть только читает больше, чем его сверстники. Сами посудите, какие могут быть секретные лаборатории, если грозят летние занятия по физике и математике…

Генерал ещё поговорил с родителями, заставил их выпить по чашке чая с успокаивающими травами и распорядился подать для них свой собственный служебный автомобиль.

— Мальчик не иголка, — говорил он, провожая родителей по коридору. — Где это видано, чтобы у нас среди бела дня дети пропадали? Найдём, не сомневайтесь, обязательно найдём вашего дорогого сыночка.

Поблагодарив, родители уехали домой, а Потапов занял своё место за столом, снова раскрыл документы по делу мальчика и по делу о краже алмаза, сравнил и задумчиво проговорил:

— Не иголка-то, не иголка… А как прикажете всё это объяснить?..



Следующими на приёме у генерала были лейтенант Яблочкин и курсант Мушкина. Они прибыли в сопровождении своего начальника, полковника Громыхайлы. Пока генерал разговаривал с родителями Пети Огонькова, они сидели в приёмной на диванчике и молчали.

Но вот их пригласили, и все трое дружно поднялись с места. Едва они ступили на ковёр кабинета, Потапов устремился к ним навстречу.

— Отличная работа, лейтенант, — он энергично потряс руку Яблочкину.

— Отличная работа, курсант, — он пожал руку Мушкиной.

— Хорошая смена растёт, — генерал обнял и похлопал по спине Громыхайлу, своего старого приятеля.

Яблочкин и Мушкина стояли по стойке «смирно», и Потапов сказал им «вольно, вольно, расслабьтесь».

— Этих субчиков допросили, Иван Сидорович?

— Допросили…

— А почему вздыхаешь?

— Да потому что слов не нахожу, товарищ генерал. Несерьёзно это всё.

Потапов строго на него посмотрел:

— Несерьёзно будет, Иван Сидорович, если я заставлю тебя все рапорты в Управление сочинять в стихотворной форме, ямбом или хореем. А пока что у нас тут всё более чем серьёзно. И молодых сотрудников мне тут, пожалуйста, не разлагай. Вот это вот, — он постучал пальцем по бумагам, — это может оказаться ещё серьёзнее, чем ты думаешь. Садись и выкладывай всё по порядку. И вы садитесь.

Все расселись за совещательным столом, и Громыхайло начал:

— Кукловодов молчит, отказывается от показаний; ну, этого я от него ожидал, его стиль. Горохова этого, поэта, пришлось отправить в сумасшедший дом, он, похоже, с ума сошёл. Допрашивать не имеем права, пускай специалисты разбираются. Третий говорит без умолку, да только…

Громыхайло запнулся, и генерал нахмурил брови.

— Короче, он рассказывает, будто с ними был мальчонка м-маленький, — от нервов полковник Громыхайло начал заикаться в точности как Вовчик. — Вот такой м-маленький, — он показал на пальцах. — Я ему говорю: где же вы взяли такого м-маленького? То есть, я говорю так, для смеха, понятное дело. А он будто на полном серьёзе стоит на своём: был, говорит, м-мальчонка вот такой, и всё тут. Эрнестыч, говорит, Кукловодов то есть, к-клона этого откуда-то принёс.

— Клона, говоришь… А фото ему показывали?

— Какое фото?

— Ну, Огонькова этого, Пети Огонькова, который пропал.

— А… при чём тут… Он же — того… — Громыхайло сделал неопределённый мах рукой, изображая размер нормального мальчика. — А тот во…

Потапов нажал кнопку, появился секретарь.

— Привезите ко мне этого… Ваху Владимира, по делу алмаза.

— Слушаюсь, товарищ генерал, доставим немедленно.

— А вы пока свободны, — обратился он к собеседникам. — Хочу с ним сам поговорить, уж больно дело необычное.



В приёмной Громыхайло продолжал размахивать руками, показывая курсанту Мушкиной необъяснимое:

— Тот ведь того.. Понимаешь? А этот, говорит, во!..



Тем временем Яблочкин, который во время всего разговора то краснел, то бледнел, вдруг извинился, повернул назад и решительно постучал в дверь генеральского кабинета. Он должен был рассказать Потапову обо всём, что случилось с ним минувшей ночью во сне. Если это вообще был сон, а не что-то другое. В конце концов он обещал мальчику свою помощь, и теперь должен был держать слово.



Когда в Управление доставили арестованного Вовчика, лейтенант Яблочкин всё ещё находился наедине с генералом. Вовчик долго смотрел на фотографию Пети Огонькова, после чего ткнул в изображение пальцем и уверенно сказал:

— Он, т-точно он. Эрнестыч этого к-клона воровать натаскивал. Т-точно он.



Вовчика увели, а в кабинет вошли заплаканные Славик Подберёзкин и Маринка Корзинкина. И они в течение двух часов рассказывали всё с самого начала — с появления маленького Пети в зубах у кота Барсика — и до самого конца: их собственного бегства из музея нынешним утром.

Они рассказали, как хотели сами разоблочить злоумышленников, для чего Славик изготовил движущуюся фантом-проекцию мумии; как Маринка снимала всё происходящее на камеру (плёнку она тут же отдала Потапову); как затем, увидев, что один из преступников всё-таки сумел завладеть алмазом, испугались и дали дёру. Как после тряслись от страха и неизвестности, а потом решили идти в милицию.

Растерявшийся от обилия информации генерал детей всё-таки похвалил за честность и отпустил, взяв с них слово не болтать о случившемся.



Если всё происходящее не было коллективным бредом, то в деле о пропаже мальчика, каким бы он ни был, большим или маленьким, появилась ниточка. И ухватиться за эту ниточку Потапов решил поручить лейтенанту Яблочкину.

— Что ж, дело очень необычное, — проговорил Потапов, тщательно подбирая слова. — Я бы даже сказал, дело совершенно уму непостижимое. Чёрт знает что, одним словом, а не дело.

Яблочкин, опустив голову, молчал.

— И это дело, Яблочкин, я вам поручу.

— Мне?..

— Вам, вам, кому же ещё? Сон или не сон, а мальчик к вам обратился за помощью. Я в случайности не верю. В мире вообще происходит много чего необъяснимого, только говорить об этом не принято. У нас для таких случаев есть особый Секретный отдел, и в этот отдел, вплоть до окончания следствия, я вас перевожу с этой самой минуты. Получите особые полномочия.

— Особые полномочия?

— Особые. Подчиняетесь мне лично, и… вплоть до применения оружия. Вы ведь, кажется, чемпион города по стрельбе?

— Так точно…

— Но стрелять, я надеюсь, не придётся. Да ведь вы уже и сами убедились, что стрельба в таких делах дело бесполезное.

Яблочкин вспомнил про дуэль с карточным шутом и промолчал.

— Для начала возьмите домой и посмотрите эту видеозапись, которую наши вундеркинды сделали в музее. Увеличьте и просканируйте каждый сантиметр в кадре, авось что-нибудь и появится. Сейчас идите к майору Мракобесову, он начальник Секретного отдела, получите у него кое-что из необходимого, на днях он вас обстоятельно проинструктирует. В субботу вас с Мушкиной будут награждать в мексиканском консульстве. Да-да, этот алмаз их национальное достояние, так что будьте готовы к сильно преувеличенным изъявлениям благодарности. То, что я буду говорить, не слушай, это я для них буду говорить, тебе нос задирать ещё рано. И запомни: Секретный отдел это уже не работа, это образ жизни. До окончания следствия у тебя выходных больше нет; сотрудник отдела работает всегда и везде, даже ночью во сне. Теперь всё, иди.

Яблочкин отдал честь и вышел.



Оставшись один, Потапов снял трубку и набрал номер полковника Громыхайло:

— Алло, Иван Сидорович? Привет, привет, ещё раз. Так я у тебя этого парнишку. Яблочкина, забираю. А вот так, по праву старшего. Может, верну… а может, не верну. Ничего, у тебя ребят способных много, ещё успеешь воспитать смену. Только без обид. Когда в отпуск хочешь? Поехали в субботу на рыбалку?..



Дома Яблочкин уселся перед экраном компьютера и стал внимательно просматривать каждый кадр записи. Девочка снимала, конечно, очень непрофессионально: камера дрожала и то и дело уходила в сторону. Да и темновато было даже для умного, саморегулирующегося объектива.

Вот стало слышно, как подъехала уборочная машина, окно открылось, и в выставочный зал проникли трое злоумышленников. Вот двое из них держат тяжёлый защитный колпак, третий тянет руку к алмазу… И тут в глубине зала появляется ожившая мумия. Она идёт к преступникам, тянет к ним руки и рычит. Преступники роняют колпак, Горохов падает без чувств, двое других мешают друг другу вылезти в окно. Мальчик говорит: «Слушай, Маринка, они, кажется, алмаз украли…» Девочка испуганно вскрикивает, камера уходит вверх…

И тут Яблочкин заметил какую-то постороннюю шероховатость в кадре, лишнюю деталь на карнизе для крепления штор… Он быстро увеличил и отфильтровал изображение…

В кадре остался сидящий верхом на креплении карниза и с интересом наблюдающий за происходящим внизу крошечный мальчик.

Тот самый Петя Огоньков.

Тот, из-за которого он стрелялся с карточным джокером и которому обещал свою помощь и дружбу.

Теперь не нужно было гадать, существует ли в действительности крошечный мальчик, теперь Яблочкин должен был разыскать его и выполнить своё обещание.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru