НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

8. ПРИЗРАКИ ПЕЩЕРНОГО ГОРОДА

Глава седьмая

Гитлер и Фрида.
Курт во главе олимпийской колонны.
Фриц Диц просит у фюрера сутки на размышление


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

8_07

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО

 

 

Глава седьмая

Гитлер и Фрида.
Курт во главе олимпийской колонны.
Фриц Диц просит у фюрера сутки на размышление

Адольф очнулся от муторного послеобеденного сна и сразу взглянул на циферблат напольных часов. До начала трансляции оставалось время. Он сделал потягушечки и окончательно разлепил глаза.

Когда-то он спал не более четырёх часов в сутки, но после того как его тело приобрело кукольные размеры, а организм ослаб от лошадиных доз препаратов, время сна увеличилось до шестнадцати, а иногда и до двадцати часов в сутки. Адольф где-то читал, что именно столько спит лев. Но если льва признают царём зверей, то не должны ли его признать царём людей?..

Тяжёлые шаги прервали его величавые размышления. В спальные покои вошла Фрида. Её называли старшей горничной, однако в действительности она была нянькой ослабшего фюрера. Она меняла ему бельё, купала его, одевала, следила за соблюдением режима. Забот хватало, потому что Адольф испортил себе пищеварение и справлял нужду часто и самопроизвольно.

Фрида подняла край одеяла и принюхалась. Гитлер привычно напрягся в детском испуге. Но вот хранившее обычно скорбное выражение лицо няньки разгладилось в улыбке:

— А у нас сегодня чистенько, — басом пропела Фрида и погладила фюрера по головке. — Какой умненький, чистоплотный мальчик. Скажу повару, чтобы и впредь давал тебе на обед распаренную брюкву с чесночным соусом и отвар из чернослива.

— Нет, нет, Фрида, — возразил Гитлер, довольный, впрочем, её похвалой. (Гораздо чаще он слышал от неё гневный окрик «Опять обгадился, маленький уродец!») — Не надо чесночного соуса, меня от него пучит.

— Это ничего, пускай пучит; я помассирую пупсику животик, и все газы выйдут наружу. Вот так, вот так…

Адольфу было приятно, что кто-то имеет власть над ним, нянчится с ним как с маленьким ребёнком, иногда хвалит, а иногда может отшлёпать. В такие минуты его неуравновешенная психика возвращала его в далёкое прошлое, когда было уютно и интересно, а каждый день тянулся словно год. Теперь же фальшивые голоса окружавших его льстецов казались слишком приторными, а жизнь слишком короткой и нелепой.

Он скушал свой полдник, состоявший из листа свежесрезанного, поблёскивающего капельками воды салата, проглотил бессчётное количество таблеток разных форм и расцветок, получил от Фриды хорошую очистительную клизму и наконец уселся перед телевизором в комнате отдыха.

Здесь, в Колумбии, начинало темнеть, но в Европе было ещё утро. Сейчас, сейчас, уже совсем скоро, в Санкт-Петербурге начнётся открытие Тридцатых летних Олимпийских игр, и его сын Курт, гордость и надежда Пятого Рейха, сделает почётный круг по стадиону, гордо держа на вытянутой руке белоснежное знамя команды «независимых». А потом, когда он возьмёт всё золото Олимпиады, этот новый Адам, прародитель будущей расы сверхчеловеков, во время торжественного закрытия гордо поднимет другой флаг — украшенный свастикой, и весь мир увидит этот триумф воли, и мир поймёт, почувствует приближение другой, прекрасной эпохи торжества разума, расцвета искусств и физической красоты избранных.

Но как же! как же! Всё это может случится без него! Ему необходимо время, всего только тридцать один год — сна, комы, глубокой заморозки — чего угодно, только бы дотянуть до нового урожая травки молодушки

Если мальчик-гомункулус, о котором говорил Карл, действительно существует, возможно, есть способ уменьшения человеческого тела в десятки раз, и если удастся раскрыть эту тайну, он получит сколь угодно много лет жизни, он получит абсолютное бессмертие. Ах Фриц, Фриц, что за игру ведёшь ты со мной, почему ты прячешь его от меня?..

И, словно в продолжение его мысли, неподалёку раздался по-военному чёткий и в то же время полный достоинства голос:

— Я здесь, экселенц. Вы звали меня, и я у ваших ног.

В дверях стоял одетый в форму оберштурмфюрера СД красавец Фриц Диц.



Гитлер не был удивлён его появлением.

— Садись, Фриц, уже скоро, — негромко произнёс он, не отрывая взгляд от экрана.

Диц уселся в кожаное кресло рядом с фюрером, закинул ногу на ногу и закурил. Существовавший в колонии кодекс этикета предписывал самые различные типы и даже оттенки поведения: в рабочем кабинете фюрера, за обедом, на прогулке, в банях и т.п. Здесь, в пёстрой, благоухающей цветами комнате отдыха, среди густой оранжерейной растительности, под щебетание птиц и журчание фонтанчиков, барон фон Диц мог вести себя хотя и не столь же свободно как, допустим, в банях, но гораздо более раскованно, чем на прогулке.

Оба молчали, глядя на экран: сборные команды маршировали по кругу, появляясь из-под трибун в строгом алфавитном порядке. И вот, наконец, ведущий сделал долгожданное объявление:

— Второй раз в истории Олимпийских игр парад открытия замыкает команда Независимой сборной мира. В её составе спортсмены, по разным причинам — политическим, финансовым, религиозным или общефилософским — отказавшиеся представлять какую-либо страну мирового сообщества. Флаг «Независимых», как можно видеть, представляет из себя полотнище белого цвета без каких-либо отличительных знаков. Его несёт атлет германского происхождения Курт Шикельгрубер — новичок, который, судя по результатам на тренировках, доставит немало хлопот именитым чемпионам. Форма у спортсменов произвольная, но, как мы видим, все они придерживаются светлых тонов под цвет своего флага.

Диктор продолжал говорить, но Адольф его уже не слушал.

— Курт, мой мальчик — шептал он, едва сдерживая восторженные рыдания. — Я верю в тебя, я знаю, ты сможешь…



Команда «Независимых» покинула стадион, началось гала-представление, но Гитлер всё ещё находился в трансе, ничего не замечая вокруг себя. Наконец Диц кашлянул, напоминая о своём присутствии.

— А, это ты, Фриц, — произнёс Гитлер голосом умирающего. — Ты его видел, как он?

— Непобедим, экселенц.

— Ты так думаешь. Фриц? У него нет серьёзных соперников?

— Нет ни одного, экселенц.

— И это тоже меня беспокоит, Фриц; ведь они могут убить или покалечить моего мальчика. Завистники — они повсюду, они следят за ним, они подглядывают в каждую щёлку, они прячутся у него под кроватью!..

У Гитлера началась истерика. Вошла Фрида и вколола ему шприц. Взгляд фюрера сделался осмысленным, он заговорил уверенно:

— Но почему вы здесь, барон, когда я поручил вам охрану моего мальчика?

— Вы приказали мне вернуться, экселенц.

— Я? приказал?.. Да, я приказал. Этот болван, старший надзиратель, он сказал, что у вас есть существо, мальчик-гомункулус, которого вы прячете от меня.

— Вы оставили Курта без присмотра только для того, чтобы спросить меня об этом?

— Не надо говорить так со мной, Фриц. Ты не представляешь, насколько сейчас для меня это важно. Скажи мне правду: этот крошечный мальчик, он действительно существует?

Фриц Диц молчал. Он и в эту минуту всё ещё не знал, что ответит фюреру.

— Барон фон Диц, — заговорил Гитлер с некоторой торжественностью. — Я любил вашего отца; ваш дед и ваш прадед прошли со мной плечом к плечу сквозь победы и поражения. Я часто говорил, что люблю вас как родного сына и я теперь подтверждаю, что если даже обстоятельства будут против вас, я всегда вынесу приговор в вашу пользу. Так будьте и вы добры ко мне, будьте мне хотя бы другом, если не хотите быть сыном…

Адольф был выдающимся оратором, он умел очаровывать слушателей. Диц опустился на колени, склонил голову и произнёс:

— Казните меня без промедления, экселенц, или дайте одни сутки.

— Хорошо, Фриц, у тебя есть эти сутки. Тебе необходимо уехать?

— Нет, сир, я остаюсь здесь.

Гитлер молча кивнул. Диц вытянулся, отдал честь и вышел.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru