НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

9. КУЛИНАРНЫЕ СЕКРЕТЫ РУССКОЙ КУХНИ

Глава восьмая

Рассчитывать только на себя.
В логове зверя.
Свержение с трона узурпатора


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

9_08

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО



 

Глава восьмая

Рассчитывать только на себя.
В логове зверя.
Свержение с трона узурпатора

Лейтенант Яблочкин и курсант Мушкина знали, что именно следует делать.

Прежде всего, они разъехались по своим домам и разослали по электронной почте заявление в крупнейшие мировые информационные агентства. Это был подробный отчёт о случившемся за последнее время — об уменьшенном в сорок раз неведомыми силами мальчике, о «Пятом Рейхе», расположенном в недрах непроходимой части Кордильер и, наконец, о злодейском перевороте, совершённом майором Мракобесовым и его Секретным отделом минувшей ночью в Санкт-Петербурге.

Послание было запрограммировано таким образом, что могло появиться на экранах только завтра в полдень. Если же до этого времени всё удастся уладить своими силами, последует сигнал отмены, и сор не придётся выносить из избы.

Затем они встретились с полковником Громыхайло и попытались разъяснить ему суть происходящего, тщательно избегая мистических элементов в своём рассказе, но даже скупые факты не произвели на Ивана Сидоровича должного впечатления.

— Фантазёры вы, молодые люди, ох какие фантазёры, — говорил он добродушно. — Ну приболел немножко Михал Михалыч, с кем не бывает. Доживёте до его возраста, я ещё на вас посмотрю. Мракобесова этого никто не любит, я его сам не люблю, только по уставу он замещает Потапова в случаях, предусмотренных и так далее. Он, а не вы и не я, как нам бы нам того не хотелось. Такие вот дела. Выздоровеет командир и опять вернётся на работу. А Мракобесов, стало быть, ему нужен, коли он его держит. У меня к вам одна просьба, дети мои: не болтайте больше никому о том, что вы мне рассказали. Фантазия у вас богатая, а город иностранцами битком набит; вся эта гадость разнесётся в одно мгновение. Если губернатор узнает, не сносить нам головы.

Яблочкин и Мушкина отдали честь и вышли.

Теперь им следовало действовать, полагаясь только на себя.



Далеко заполночь, когда в здании Управления остались только новые начальники отделов, дежурному офицеру показалось, что одно из окон первого этажа с лёгким скрипом растворилось настежь. Пробежал сквозняк, хлопнула рама и снова сделалось тихо. С недовольным ворчанием поминая нерадивую уборщицу, офицер задвинул шпингалеты и снова занял своё место за перегородкой.

Однако не успел он развернуть газету «Хроника Олимпиады», как в двух шагах от него два раза скрипнула одна и та же половица, а газета в руках всколыхнулась. Дежурный офицер был готов поклясться, что в эту секунду до него донёсся чуть заметный запах мужского лосьона для бритья и женского дезодоранта.

В некотором напряжении прошла минута, другая, и болтовня начинавших покидать здание новых начальников отделов отвлекла дежурного от неясного ощущения. Он расслабился и уже не обратил внимания на гудение спустившегося на «минусовые» этажи лифта; новые начальники то и дело спускались в Секретный отдел за своими вещами и документами.

Обладавшие уже кое-каким шпионским опытом, невидимки спустились на шестой подземный этаж и вышли из лифта. В коридорах и кабинетах было пусто; работавшие здесь сотрудники, согласно перечню приказа номер пять, заняли кабинеты верхних этажей. Пусто было и в кабинете Мракобесова.

Мушкина села за стол и начала просматривать содержимое выдвижных ящиков. Стол большой, антикварный, обтянутый зелёным сукном. На столе допотопная мраморная чернильница и перья в рабочем состоянии. Кончики некоторых перьев не чёрные, а бурые. Возможно, кое-какие соглашения подписывали здесь кровью.

— В столе ничего нет, — сказала Мушкина. — Только официальные бумаги. Возможно, что-нибудь есть в компьютере?

— Вряд ли, — сказал Яблочкин. — Хранить секреты в компьютере — всё равно как в витрине Елисеевского магазина. За шкафом есть ещё одна комната.

— Но как туда попасть?

— Должен быть какой-то скрытый механизм, кнопка… Надо пошарить.

— Вы шарьте, а я тем временем попробую подключиться к кабинету Потапова. Наверняка этот жук всё подслушивал…

Последующие несколько минут Яблочкин безуспешно искал кнопку в пыльном шкафу, забитом обветшалыми тесёмочными папками, а Мушкина колдовала над извлечённым из верхнего ящика стола портативным компьютером. Наконец в динамике послышался голос Мракобесова, который разговаривал с женщиной:

— Дорогая, уважаемая Мария Фёдоровна, — плачущим голосом говорил Мракобесов, — обещаю, клянусь, что ваш ребёнок отыщется в ближайшее же время. Ну гуляет он с девочкой, дело молодое, погуляет и вернётся. Что вы с ума сходите?

— Что?! Ты что за выражения себе позволяешь, хамло! Кто с ума сошёл? Вы чем тут занимаетесь? Сначала Огоньков, а теперь все дети по очереди пропадать начали!

— Послушайте, Мария Фёдоровна, мне нужно работать. — слабо отбивался Мракобесов. (Как это ни странно, он ужасно робел перед женщинами.)

— А что вы здесь называете работой? Я вообще не уйду отсюда до тех пор…

Мушкина убавила звук.

— Какой мерзавец… — прошептала она. — Ведь он сейчас разговаривает с матерью ребёнка, которого ещё сегодня велел убить… Он сейчас уверен, что Слава и Маринка мёртвые, а мамашу убеждает насчёт того, что «дело молодое». Послушайте, Алексей, я сейчас же пойду наверх, возьму палку от швабры и буду колотить его до тех пор, пока весь дух из него не вышибу.

— Знаете, Валя, я почти согласен. Вот здесь не могу понять…. неровность… сучек или…

— Дайте-ка я…

Яблочкин и Мушкина начали вместе искать потайную кнопку, но вдруг услышали в коридоре шаги и характерный скрип сапог.

— Идёт!! — зашептали они друг на друга. — Прячемся!!

И оба замерли в тёмном углу кабинета, обнявшись изо всех сил.



Мракобесов вошёл в кабинет и поводил носом. Его косящие глаза прежде всего внимательно осмотрели шкаф — камень, открывавший проход в его сокровищницу сказок тысячи и одной ночи. Но нет, никто не посмел вторгнуться в священные владения.

— Вздорная баба, — продолжал он бормотать, ещё находясь под впечатлением от разговора с мамой Славика Подберёзкина. — Настоящий солдафон в юбке. Ей бы командовать взводом пехотинцев, а не детей воспитывать. Детей… мальчика… Надо было лучше воспитывать, чтобы не совал нос в чужие дела.

Один глаз Мракобесова дьявольски сверкнул, другой скорбно потупился. Нервно проведя ладонью по лицу, он нащупал потайную кнопку (совсем не там, где искали наши герои), шкаф сдвинулся, освободив узкий проход в колдовское логово. Пахнуло влагой и серой. Держась за руки, Яблочкин и Мушкина на цыпочках последовали за злодеем.

Шкаф задвинулся, и в темноте сами собой вспыхнули газовые рожки, развешанные по шершавым каменным стенам. Выбрав место потемнее, невидимки присели на корточки и замерли.



Мракобесов приблизился к своему сатанинскому «алтарю» и зажёг свечи. Восковая фигурка генерала Потапова, истыканная отравленными иголками, согнулась и скукожилась, будто высохла на манер египетской мумии.

— До утра не протянет… — удовлетворённо заметил узурпатор. — Пора, теперь уже пора ставить следующего.

Он шагнул к котлу, закатил рукава и вытащил из бурлящей тёмно-красной жидкости другую фигурку, пониже и поплотнее. Обтерев и поставив эту рядом с первой, Мракобесов зажал в пальцах иголку, прошептал заклятие, обмакнул остриё в пузырёк и вонзил иглу в живот своей новой жертвы.

— Вот так, хорошо. Доброго вам здоровьечка, Спартак Васильевич. А здоровьечко у вас было отменное, я знаю. Но это только первая из тринадцати…

— Спартак Васильевич — это губернатор! — прошептала Мушкина в самое ухо Яблочкину.

— Я понял, — отвечал тот. — Внимательно следите за его руками, когда он будет выходить.

— Я вас тоже поняла.

Меж тем Мракобесов вынул из котла третью фигурку. Но его дальнейшие действия ничуть не походили на те, которые он проделывал раньше. Он тщательно обтёр фигурку своим собственным надушённым платком, подержал перед глазами, повертел так и сяк, поцеловал в лоб, подогнул ей ножки и усадил на маленький золотой трон, расположенный в верхней части «алтаря». Прошептал заговор, надел на голову фигурке маленькую бриллиантовую корону. Постояв некоторое время молча перед коронованной куклой, он заговорил с ней:

— Вот так, дорогой мой Авраам Люцеферович… или Елена Мироновна?.. Ах нет! простите великодушно! что я говорю! Ваше Величество, господин Президент, император Всея Руси — именно так к вам теперь следует обращаться! Удобно ли вам? Скоро, скоро, не пройдёт и недели, как вы уже станете самым законнейшим, самым легитимнейшим преемником нашего властителя… Тот — никуда не годится. Он плохой президент. Он скончается прямо на трибунах от излишней эмоциональности. Он успеет отдать перед смертью одно единственное распоряжение — о временной передаче тебе всех своих властных полномочий. А что может быть более постоянным, чем временное?.. Он ещё здесь, — Мракобесов кивнул на котёл, — но завтра он созреет и с ним можно будет работать. Не скрою, это будет очень, очень трудная работа. Ведь их так много в его окружении — этих трусливых шакалов и хитрых лисиц, рвущихся к власти… Но он выберет тебя, только тебя и никого другого, клянусь копытами дьявола!

Мракобесов поправил корону на голове преемника и отвесил ему церемонный поклон. Затем достал с полок банки, наполненные сушёными снадобьями и стал бросать щепотки в бурлящую жидкость, которая закипела с удвоенной силой. Пробормотал заговор, задул свечи и вышел. Газовые рожки погасли.



Едва шкаф задвинулся, Яблочкин и Мушкина включили фонарики, шагнули к стене и осмотрели поверхность, которой коснулась рука Мракобесова перед тем, как открыть себе изнутри проход в кабинет.

— Вот она! — Мушкина указала на чуть заметную каплю, одну и многих, поблёскивавших на щербатой каменной поверхности. — Не трогайте! Это стекло, кнопка. Теперь мы знаем, как выбраться отсюда.

Мушкина просунула руку себе под комбинезон, вырвала откуда-то кусочек белой нитки и повесила этот кусочек на стену рядом с каплей:

— Теперь мы её не потеряем.


Невидимки приблизились к дьявольскому «алтарю» и зажгли свечи. В отблесках пламени физиономия восковой фигурки Мракобесова, казалось, самодовольно улыбается; «генерал Потапов» изображал из себя последнюю степень изнеможения, а «губернатор» пока ещё был только неприятно удивлён происходящим.

Мушкина попросила у Яблочкина зажигалку.

— Что вы хотите делать?

— Прежде всего избавить Михал Михалыча от страданий, если он ещё жив.

Чиркнув зажигалкой, Мушкина слегка нагрела торчащую в груди фигурки Потапова иглу и легко вынула её из воска.

— Позвольте я облегчу страдания губернатора, — вызвался Яблочкин.

— Потерпит.

Одну за другой, Мушкина вынула все тринадцать отравленных иголок из рук, ног, тела и головы «Потапова». После этого она сама облегчила страдания губернатора.

— Теперь нужно промыть им раны. Там в углу есть кран; возьмите ведро и наберите воды.

Яблочкин наполнил ведро, а Мушкина погрузила фигурки в воду и хорошенько прополоскала, промывая отравленные раны-дырочки.

— Я думаю, что эти куклы совсем следует уничтожить, — предложил Яблочкин. — Кто знает, как ещё могут повернуться дела в ближайшие часы.

— Пожалуйста без упаднических настроений. Но вы правы: здесь вообще всё нужно уничтожить, как бы и что бы ни повернулось. Только вот этого оставим.

Мушкина щелчком сбила корону с «императора Всея Руси» Мракобесова, ссадила его с трона, а потом они вместе с Яблочкиным, испытывая садистское удовольствие, воткнули в него все извлечённые из других фигурок иголки. Они были готовы поклясться, что фигурка Мракобесова издавала пронзительный крысиный писк.

Затем Яблочкин развёл огонь в маленькой плавильной печи, а Мушкина собрала все фигурки, в том числе и те, которые ещё находились в бурлящем котле. Их сложили в ведро и поставили на огонь. Котёл опрокинули, и густая тёмно-красная жидкость ушла в находившееся в полу сливное отверстие. Туда же вылили жидкости из находившихся на полках склянок, а сухие снадобья высыпали на пол.

Как только фигурки расплавились, воск остудили холодной водой, и Мушкина выдавила пальцем на его ещё мягкой поверхности крест. Скороговоркой прошептала молитву, трижды перекрестилась. Глядя на неё, Яблочкин тоже перекрестился, но неправильно.

— Вы верующая? — спросил он с уважением.

— Как видите.

— Вообще-то я тоже, — Яблочкин почувствовал себя неловко, — только не всегда соблюдаю эти… посты и обряды…

— Дело не в обрядах. Пойдёмте отсюда.

Невидимки задули свечи, осветили стену фонариком, нашли белую нитку и стеклянную кнопку. От лёгкого прикосновения к ней шкаф с бронированной стенкой послушно отъехал в сторону, образовав проход в кабинет Мракобесова.


В Управлении было пусто, дежурный офицер клевал носом за своей перегородкой. Яблочкин и Мушкина прошли мимо него на цыпочках, скрипнув одной и той же половицей, сдвинули оконные шпингалеты и выпрыгнули на улицу. Уже светало. Теперь — забрать детей у Татьяны Сергеевны, навестить в больнице генерала Потапова и подробно во всём перед ним отчитаться.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru