НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Карлуша на Луне

КНИГА ПЕРВАЯ
ДЕЛО О КОСМИЧЕСКИХ ПОСТАВКАХ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава девятая
Печальная история Ослика, один эпизод которой
особенно заинтересовал господина Джулио,
но как раз в это время начался налёт


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



ЗВУК

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО

 

 

Глава девятая

Печальная история Ослика, один эпизод которой

особенно заинтересовал господина Джулио,

но как раз в это время начался налёт


— Ослик!

— Господин Джулио!..

Оба тотчас узнали друг друга, в голосе Джулио прозвучала искренняя радость, в голосе Ослика — удивление и насторожённость.

Джулио шагнул в гримёрку, приблизился к Ослику и сгрёб его в дружеских объятиях.

— Осторожно, господин Джулио, вы меня задушите, — робко попытался отстраниться от него Ослик.

— Ах, брось эти церемонии, мы ведь старые друзья! Как же тебя угораздило стать клоуном?

— Да, я вижу, вам повезло больше, — осторожно заметил Ослик, высвободившись наконец из объятий и разглядывая дорогой костюм своего бывшего компаньона по «Беспроигрышной лотереи».

— С работой полный порядок, — сказал Джулио. — Служу секретарём у самого Скарабея.

Ослик уважительно покачал головой.

— Хочешь, устрою и для тебя какую-нибудь не очень пыльную работёнку? Мне это раз плюнуть. Курьером, лифтёром… или что-нибудь вроде того. По крайней мере, не придётся подставлять под огрызки свою физиономию. Я ведь, честно говоря, и сам пару раз запустил в тебя какой-то дрянью по неведению…

Джулио смущённо заулыбался и прикрыл рот ладошкой.

— Погодите, господин Джулио, — вспомнил Ослик, — а почему вы служите у кого-то секретарём? Разве вы сами не отхватили тогда несколько миллионов от «Беспроигрышной лотереи»? На такие деньги вы бы и сами могли нанять себе секретарей.

— Какие там миллионы, дорогой Ослик! Эти животные Мига и Кролл надули меня так же, как и всех остальных. Подумай, смог бы я называть тебя другом, совершив такую подлость? Я был без гроша, скитался, голодал… Пока случай не свёл меня с этим кровопийцей Скарабеем. — В голосе Джулио появились страдальческие нотки.

— И вы с тех пор больше не встречали этих… двоих? Вы не пытались их разыскать?

— Мигу и Кролла? А что толку? После всей той смуты, голода и отмены денег — что с них возьмёшь? Кстати, сейчас они выполняют кое-какие поручения моего хозяина… Я ещё подумаю, как с ними обойтись впоследствии. Но что же мы всё обо мне! Расскажи наконец о себе, Ослик: как ты жил это время? Как тебя занесло на эту ужасную, неблагодарную работу? Ты даже не представляешь, как приятно видеть нормального гнома после всех этих надутых индюков!

— Да чего уж тут рассказывать, — погрустнел Ослик. — Трудное было время. Когда улетели земные гномы, я, как и многие другие, взялся за выращивание гигантских растений, стал фермером. Засадил поле гигантской к-кукурузой…

Воспоминания привели Ослика в такое волнение, что он начал заикаться.

— Ладно, ладно, — похлопал его по плечу Джулио. — Про гигантские растения можешь не рассказывать.

Ослик высморкался в платочек и продолжил:

— Потом снова объявили деньги. А когда ещё их отменили, многие их просто на радостях разбрасывали. Думали, что они больше никогда не пригодятся и всё всегда будет даром. У меня дома, например, целая стена над кроватью была деньгами обклеена. Пятёрки, десятки, даже сотни попадались. И вот, когда деньги снова объявили, я обрадовался и бросился их отдирать. Куда там! Клей, как назло, очень хороший попался: дерёт вместе с обоями, бумагу насквозь пропитал. С одной стороны вроде бы деньги как деньги, а с другой не поймаешь что. Под обоями ведь ещё и старые газеты оказались… Пробовал я и так и сяк, и мылом, и растворителем — ничего не берёт! И вот так, бывало, лежишь на кровати, голодный как собака, а вокруг купюры, купюры, сотни, тысячи… Говорят, после меня в этой комнате какой-то бедолага спятил. Ну а я подался в Научный городок.

При последних словах Джулио насторожился.

— Если помните, господин Джулио, — начал объяснять Ослик, — земные гномы перед отлётом оставили на поверхности Луны небольшую радиостанцию. Через неё можно было держать связь между Звёздным городком на Большой Земле и нашей давилонской обсерваторией. На первых порах я всё собирался туда съездить, связаться с Землёй, поговорить со своим другом Карлушей. Да только дел на ферме было невпроворот. А потом в газетах написали, что станцию накрыло метеоритом и никакой связи больше нет.

Джулио кивнул, припоминая этот случай.

— Но я всё равно поехал в Научный городок. Хотел добиваться, чтобы радиостанцию во что бы то ни стало починили. Ведь земные гномы могли прилететь снова и помочь нам наладить жизнь. Сами-то мы лететь к тому времени уже не могли: приборы невесомости вышли из строя. Так что ни связи, ни полётов.

Господа учёные приняли меня хорошо, угостили морковным чаем с сухарём. Я тогда уже, по правде говоря, был готов ноги протянуть от голода. Я им говорю: надо чинить передатчик, собрать команду специалистов… Я ведь сам когда-то был неплохим электриком, работал на заводе Труппа. А те только усмехнулись. Конечно, какой там передатчик, если кругом голод и разруха.

Идти мне было некуда, и я остался при Научном городке, в Планетарии. Наладил электропроводку, вычистил планеты, смазал шарниры. Всё опять закрутилось, замигало. Изредка стали приезжать из города экскурсии. Двадцать сантиков за вход, конечно, не большие деньги…

А где я спал, господин Джулио, вы не поверите! В модели Большой Земли! Прямо под куполом! Постелил внутри матрас, кое-какое бельишко — и вот так парил каждую ночь в космическом пространстве.

Потом жизнь стала налаживаться, и государство начало выделять деньги для Научного городка, крохи конечно. И мне опять не повезло: оклады положили только господам учёным, секретарше и дворнику. Ко мне в Планетарий тоже зашла комиссия. Посмотрели, что всё горит, всё крутится, — и сказали, что электрик не нужен. Я бы ещё пожил там какое-то время и без оклада, только дворник очень вредный оказался, выжил меня в два счёта.

Я ещё долго перебивался случайными заработками, голодал, пока не устроился сюда, в «Весёлый клоун», со своим номером. Дело знакомое, я когда-то уже так зарабатывал в Сан-Комарике.

— Вот что, Ослик, — сказал Джулио, выслушав приятеля. — Ты мне рассказал сейчас очень важные вещи. Может случиться, что тебе удастся здорово заработать. Только, самое главное, ты никуда не пропадай, чтобы я мог тебя в любое время найти.

— Вообще-то, я здесь ночую, — признался Ослик. — Не хочу тратиться на жильё, пока нет постоянной работы. На кухне кой-чего помогаю, так что кормёжка идёт даром. Всё, что зарабатываю, откладываю на чёрный день. Ведь когда-нибудь мой номер наскучит здешней публике…

Ослик хотел ещё что-то добавить, но в этот момент со стороны зала грохнули выстрелы, и оркестр перестал играть.

Джулио выхватил из-за пазухи револьвер и высунул голову за дверь гримёрки.

— Всем сидеть на местах, это налёт! — доносились крики из зала.

— Дело дрянь, — пробормотал Джулио. — Кажется, кто-то не поладил с Танцором.

— Идите за мной, — шёпотом позвал Ослик.

Они прошли какие-то коридорчики, винтовые лесенки под сценой и оказались в темноте, среди пыльной рухляди, за фанерным задником кулис. Кое-где в фанере были просверлены дырочки, через которые тьму иголками пронизывали лучи света. Оба прильнули к дырочкам и стали наблюдать за происходящим.



Занимательные и практические знания. Шахматы в СССР.


ПИЛЬНИК (Pilnik), Герман (Аргентина) (р. 8 янв. 1914, Штутгарт) — междунар. гроссмейстер с 1952.
Уже в 1929 П. стал чемпионом Штутгарта. В 1930 его семья переехала в Аргентину. Крупные успехи пришли к нему в нач. 40-х гг. В 1942 и вновь в 1945 вышел победителем турниров на первенство Аргентины. Др. достижения этих лет: Буэнос-Айрес, 1941 —3 (дважды); Мар-дель-Плата, 1942—2—3, 1943-5, 1944— 1—2, 1945—2—3, 1947-4, 1950— 6—7; Голливуд, 1945—3; Нью-Йорк, 1948—49—3—4; Блед, 1950—2; Амстердам, 1950—6—7. В числе первых П. был удостоен титула междунар. мастера. j
Выступление в межзональный турнире, 1952, принесло П. дележ 11 —13 м. По итогам южноамер. зональн. турнира, 1954 (3—4 м.), завоевал право участия в межзональный турнире, 1955, где разделил 7—9 м. и вышел в турнир претендентов, 1956 (10 м.).
Важнейшие выступления П. в последующие годы: 1950—51 — Люцерн, 1—2; 1951— Бевервейк, 1, Хихон, 2; 1951—52 —Вена,1; 1952— Будапешт, 7—8, Белград, 1; 1954 — Белград, 6—7, Штутгарт, 1; 1955 — Буэнос-Айрес, 3; 1956 — Бевервейк, 2; Прага — Марианске-Лазне, 6—10; 1958— чемпионат Аргентины, 1; 1959— Сант-Яго, 3, Лима, 3—5. Участник IX —XIII Олимпиад, матча СССР— Аргентина, 1954.
ПИЛЬСБЕРИ (Pillsbury), Гарри Нельсон (5 дек. 1872, Сомервилл — 17 июня 1906, Фрэнк-форд) — выдающийся амер. шахматист, один из сильнейших шахматистов мира в конце XIX — нач. XX вв.
П. научился играть в шахматы только в 16 лет, а серьезный интерес к ним обнаружил еще позднее, после переезда в Бостон (нач. 90-х гг.). Вскоре пришли первые успехи (1892— матч с Барри, протекавший весьма необычно: П. потерпел четыре рядовых поражения, но потом одержал пять побед; 1893 — матч с Вальброд-том, +2, =1, турнир мастеров в Нью-Йорке, куда к этому времени переехал П., —1), побудившие П. избрать поприще шахмат. профессионала.
И все же когда в 1895 П. направился в Европу, чтобы принять участие в знаменитом Гастингском турнире, его имя было мало из-
вестно. Тем большей сенсацией явилась победа молодого американца, который опередил Чигорина, Ласкера, Стейница и Тар-раша, сразу войдя в число претендентов на мировое первенство.
Следующей пробой сил для для П. явился Петербургский четверной турнир, 1895—96. Начал он его в стиле Гастингса, разгромил в двух встречах Ласкера. Однако во второй полов. П. сумел набрать всего 1% очка в 9 партиях и отпал на 3 м. Надлом был вызван заболеванием, которое началось у П. как раз в дни турнира и в конце концов свело его в могилу. Угасание сил, несомненно, было ускорено тем, что П. не щадил своего таланта, злоупотребляя сеансами игры вслепую, которые разрушающе действуют на нервную систему шахматиста.
Но если после петербургской неудачи П., по существу, отпал от борьбы за мировое первенство, то он остался одним из ведущих гроссмейстеров и на протяжении своей недолгой карьеры не раз добивался крупных достижений. Назовем турниры в Нюрнберге, 1896 (3—4), Будапеште, 1896 (3), Вене, 1898 (1—2, матч за I приз е Таррашем проиграл со счетом + 1, —2, =1), Лондоне, 1899 (2—4), Париже, 1900 (2), Мюнхене, 1900 (1-2), Буффало, 1901 (нац. турнир, 1), Монте-Карло, 1902 (2), Ганновере, 1902 (2), Монте-Карло, 1903 (3), Вене, 1903 (гамбитн. турнир, 4), а также матчи с Шовальтером, 1897 (+10, -8, =3) и 1898 (-1-7, -3, =2), доставившие П. звание чемпиона США. В КембриджурналСпрингсе, 1904— последнем турнире П.— он играл совершенно больным и впервые остался без приза, а два года спустя ушел из жизни.
П. дважды был гостем нашей страны — в 1895—96, в дни петербургского турнира, и в 1902, когда состоялись его гастрольные выступления в Москве, ознаменовавшиеся установлением рекордного для того времени достижения в игре вслепую на 22 досках с замечательным результатом +17, -1, =4.
Не только спорт, результаты обеспечили П. почетное место в истории шахмат. искусства. Он примыкал к позиционного школе Стейница и ярко, талантливо, оригинально отразил ее сильные стороны.
П. продвинул вперед понимание проблемы стратегич. планирования, обосновал ряд дебютн. систем (построение «каменная стена», кембриджурналспрингский вариант в ферз. гамбите, который П., по существу, заново открыл для шахмат. теории). Вместе с тем П. был замечательным тактиком. Выдающимся мастерством обладал П. и в эндшпиле.
Проиллюстрируем творчество П. партией, которую Чигорин считал наиболее показательной для игры П. на Гастингском турнире.
Лит.: Bachmann L., Schachmeister Н. N. Pillsbury, Ansbach, 1908,3 изд., Ansbach, 1930; Henrici W.,Harry Nelson Pillsbury. 200 partier [Stockholm, 1913]; Sergeant Ph. W. and Watts W. H. Pillsbury's chess career, L., 1922.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru