НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Карлуша на Луне

КНИГА ВТОРАЯ
ЗИМА В СТРАНЕ ГНОМОВ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава пятая
Как Пухляк выкручивался из щекотливого
положения, в которое сам себя поставил.
«Не давайте им ничего!..»


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



ЗВУК

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО

 

 

Глава пятая

Как Пухляк выкручивался из щекотливого

положения, в которое сам себя поставил.

«Не давайте им ничего!..»


В Песочном городе тоже вовсю шла подготовка к новогоднему празднику. На Мутной реке обустраивали каток с аттракционами и иллюминацией, сколачивали горки и фанерные теремки для угощений. Доктор Глюк и ещё несколько разбиравшихся в химии гномов делали ракеты для фейерверка.

Выпавший накануне большой снег накрыл реку таким толстым слоем, что о расчистке не могло быть и речи. Решили залить каток прямо на поверхности наста. Это делали и раньше, поэтому никто не опасался, что затея может провалиться в буквальном смысле.

После заливки на снегу образовался огромный ледяной блин, под которым рыли замысловатые лабиринты. Оттуда были видны катавшиеся на коньках гномы, а те в свою очередь видели плутавших подо льдом искателей приключений.

Пока светило солнце и все трудились на реке, дома сидел один Пухляк, поскольку у него, как он сам объяснял, болела спина. Карлушу никто не хватился: все думали, что он уехал вместе с Взломщиком и Шестерёнкой.

Оставшись один в доме, Пухляк основательно перекусил, часика четыре всхрапнул, снова перекусил, снова поспал и, чувствуя уже в голове полнейшую одурь, принялся бесцельно бродить по дому, хлопая дверьми и заглядывая в чужие комнаты. Надо было как-нибудь скоротать время до темноты, когда можно будет отправиться на реку и принять участие в празднике — покататься с горок, поглазеть на фейерверк и, самое главное, хорошенько перекусить в специально оборудованных для этой цели теремках.

Пухляк зашёл в первую комнату и огляделся. (Студент уже почти месяц находился на острове Голубой звезды, где нашли залежи силикона, необходимого для производства электронных плат.) Можно было не опасаться, что хозяин вдруг его застигнет.

Повсюду здесь — на столе, на стульях, на полках, на полу и на подоконнике — пылились стопки справочных, научных и познавательных книг. Пухляку, прочитавшему в жизни только одну книгу (кажется, она называлась «Похождения весёлого поросёнка Шлёпа»), от такого скопления научной мысли стало не по себе. Он несколько раз чихнул и собрался уже выйти, но напоследок из любопытства выдвинул верхний ящик письменного стола. Среди прочего там лежала надкусанная плитка шоколада. Пухляк отломил кусок, сунул в рот и вышел.

В комнате Взломщика и Шестерёнки всё было завалено и заставлено деталями, электронными платами, инструментами и чертежами. Ничего интересного для себя не обнаружив, Пухляк вышел в коридор.

Постояв некоторое время в раздумье, он вернулся в комнату Студента, достал из ящика шоколад, отломил ещё кусок и сунул в рот.

На втором этаже он побывал в комнатах Сахарка, Вихра и Хитрюги, Ловкача и Растеряшки, но также ничего интересного не обнаружил.

Таким образом ему удалось скоротать время: солнце уже опускалось за горизонт, наступал вечер.

Напоследок он заглянул в комнату Карлуши. Но там, кроме тумбочки, кровати и полок с книжками, ничего не было. Собираясь выходить, Пухляк заметил на полу листок бумаги. Он подобрал его и стал читать: «Ухожу от вас навсегда. Если замёрзну в лесу и не вернусь, обо мне не беспокойтесь. Спасибо вам за всё»…

Сразу узнав карлушин почерк, он ужаснулся, губы его задрожали.

— Вот так номер… — пробормотал он. — Стало быть, он не уехал в Парк, а уже вторые сутки блуждает где-то в лесу…

Пухляк спрятал бумажку в карман, спустился в комнату Студента и в чрезвычайном волнении доел плитку шоколада. Первой его мыслью было уничтожить записку и остаться, таким образом, совершенно непричастным к этому страшному делу. Потом он сообразил, что ещё лучше положить записку на место, чтобы её нашёл кто-нибудь другой…

Он сунул в карман шоколадную обёртку, шагнул в дверям и… столкнулся со Студентом.



— А!! — крикнул Пухляк, и лицо его перекосилось от страха.

Студент от неожиданности тоже отпрянул.

— Ты чего орёшь? — сказал он, разглядев Пухляка. — Совсем одурел от безделья?

Попав в щекотливое положение, Пухляк моментально придумал, как выкрутиться:

— А я вот… зашёл поздороваться. Узнал, что ты здесь.

— Как же ты узнал?

— Так, слышал…

— От кого же ты слышал?

— Говорили…

— Ну и как, поздоровался?

— Так вот… здравствуй.

— Здравствуй, здравствуй. Значит, всё в порядке?

И тут начались игры разума, не поддающиеся объяснению.

— Нет, — неожиданно для самого себя сказал Пухляк и нахмурился. — Всё не в порядке. Всё очень, очень не в порядке.

И он протянул Студенту шоколадную обёртку.

На самом деле Пухляк хотел отдать записку, но в голове у него всё смешалось, и он сунул руку не в тот карман.

— Вот, сейчас нашёл в комнате у Карлуши…

Студент несколько мгновений рассматривал обёртку. Обладая хорошей памятью даже на несущественные детали, он узнал свою шоколадку. И он подумал, что Пухляк ябедничает на Карлушу.

— Что это? — спросил он строго.

Потупив глаза и не замечая своей ошибки, Пухляк горестно причитал себе под нос:

— Вот ведь как оно бывает… А ведь все к нему хорошо относились, и чего на него нашло вдруг? Если бы раньше заметили, могли бы спасти, а он зачем-то под кровать положил…

— Ты что несёшь? — Студент повысил голос, его так и подмывало влепить Пухляку подзатыльник. — С чего это он будет шоколадные обёртки под кровать прятать?

Уловив в голосе собеседника нотки, не соответствующие драматизму происходящего, Пухляк быстро поднял глаза и понял свою ошибку. Он захлопал ладонями по карманам, выхватил из рук Студента обёртку и дал ему записку.

Прочитав записку, Студент, не говоря ни слова, вышел. Стало слышно, как он говорит с кем-то по телефону. А в дверях комнаты появилась приехавшая вместе с ним Клюковка-Огонёк. Это стало для Пухляка ещё одной сильной неожиданностью.

— Привет, герой, — сказала она доброжелательно. — Что это он так разволновался?

Пухляк начал нудно и путано говорить о том, что Карлуша был, конечно, не сахар, что был он гном, как говорится, со странностями, но теперь-то чего говорить, потому что сгинул он, бедняга, в тёмном лесу и никто теперь не узнает…

Но тут в комнату вбежал Студент и всё-таки влепил Пухляку звонкий подзатыльник.

— Это тебе за ложную тревогу. А это, — он с треском влепил ещё один, — за то, что роешься в чужих вещах. Пойдёмте, дорогая коллега, — обратился он к своей спутнице. — Пойдёмте посмотрим, что делается на реке.

Обернувшись, Огонёк жестом и взглядом выразила Пухляку своё сострадание.



Оставшись один, Пухляк долго чесал затылок, соображая, что же такое произошло и куда Студент мог звонить по телефону. Но поскольку он был очень хитрый, то подошёл к телефонному аппарату и нажал кнопочку повтора.

— Аллоу? Писатель Баян вас слушает, — прозвучал бархатный голос на другом конце провода.

Пухляк положил трубку на место и в задумчивости проговорил:

— Значит, он всё-таки уехал в Парк. Но почему же тогда всё так запутано?..



Побывав на реке и повидавшись с друзьями, Студент и Огонёк направились в Космический городок. Свои передвижения они совершали на двухместном снегоходе системы инженера Циркуля, причём Огонёк была за рулём, а её близорукий спутник — на заднем сиденье.

Звёздочкин, как всегда, находился на своём рабочем месте. Он радушно принял гостей, предложив им чай с вакуумным космическим сухарём. Те поблагодарили и уселись возле электрической плитки с гудящим на ней помятым чайником. Звёздочкин что-то несколько раз уронил, конфузливо извинился и сел рядом.

— Что же вы, господин учёный, — обратилась к нему Огонёк, — совсем не выходите на улицу?

— Нет, — признался Звёздочкин. — В том смысле, чтобы погулять, времени совсем не хватает. Вечер и ночь работаю, днём отсыпаюсь. Принёс себя, так сказать, в жертву науке. Вот когда закончу работу над Большим атласом звёздного неба, тогда…

— А вы уверены, что наука примет от вас эту жертву?

— А разве у вас есть основания в этом сомневаться?

— Но ведь звёздное небо очень большое… — начала Огонёк развивать свою мысль.

— Да, несомненно, оно очень большое, — согласился Звёздочкин.

— И все звёздочки, наверное, трудно даже сосчитать…

— Сосчитать можно, но только те, что находятся в пределах видимости телескопа.

— А у вас, наверное, самый лучший телескоп?

— Пожалуй, да, лучший, — с видимым удовольствием и некоторой важностью согласился Звёздочкин. — Даже в Центральной директории нет такого телескопа.

— Но ведь, наверное, можно сделать его ещё чуточку получше?

— Конечно, нет пределов совершенству. Я как раз собираюсь увеличить его мощность на два с половиной процента и уже заказал необходимые детали.

— Ага. Стало быть, звёздочек на небе станет больше.

— Да. Больше. Значительно больше.

— И ваш атлас потребует дополнений.

— Да. Значительных дополнений.

— А потом вы ещё немножко увеличите мощность телескопа.

— Возможно…

— И на небе появится ещё миллиардов сто звёздочек?

— Н-не знаю… Может быть, и больше…

Теперь Звёздочкин выглядел довольно обескуражено.

Огонёк вежливо кивнула в знак того, что она узнала всё, что хотела узнать. Наблюдавший за этим диалогом Студент то и дело зажимал рот, чтобы не прыснуть со смеху.

— Пожалуй, я выйду сегодня погулять, — неуверенно сказал Звёздочкин. — Как там, на реке, готовятся?



Попив чаю с сухарём и поболтав ещё немного, Студент и Огонёк собрались уходить. Но тут Звёздочкин хлопнул себя по лбу:

— Ах да! Чуть не забыл. С Луны сегодня поступила какая-то странная радиограмма.

— Интересно, — оживился Студент. — Мне казалось, что передатчик у них давно уже не работает.

— Возможно, что как раз сейчас его ремонтируют и посылают пробные сигналы. Болтают какую-то чепуху и не отвечают на мои позывные.

— Давай послушаем.

Звёздочкин включил воспроизведение. После нескольких минут позывных «Земля, Земля, я Луна» следовал крайне бестолковый диалог, в котором некий Ослик взволнованно кричал Звёздочкину: «Не давайте им ничего! Если прилетят, не давайте ничего!..»

— Вы знаете этого Ослика? — спросила Огонёк.

— Да, — кивнул Студент. — Это тот самый лунатик, с которым дружил Карлуша.

— Мне показалось, что он искренне чем-то обеспокоен.

— Похоже на то. Ума не приложу, что у них там стряслось. Может быть, им понадобились ещё какие-нибудь семена наших растений?

— Но почему же тогда этот Ослик просит ничего не давать?

— Знаете, дорогая коллега, там у них сложились очень странные отношения между гномами. Многие думают только о том, как разбогатеть, то есть раздобыть как можно больше вещей и продуктов. Всё это у них можно обменивать на деньги, такие условные значки…

— Спасибо, что рассказываете мне содержание вашей книги «Экономика подлунного мира».

— Ах да, извините, ведь вы всё прекрасно понимаете.

— Мне только было не совсем понятно, почему на Луне дали всходы семена ваших «гигантских» растений. Наши ботаники долго пытались прорастить семена их «карликовых», но это удалось лишь в Земляном городе. Скорее всего, благодаря особым феноменальным свойствам этого места.

— Возможно, возможно, — согласился Студент. — Возможно, вы правы, дорогая коллега. Надеюсь, что ситуация в ближайшее время прояснится и мы узнаем, кому и чего именно просил не давать господин Ослик… Звёздочкин, ты поедешь с нами на реку?

— Да, да, конечно, — засуетился Звёздочкин. — Только я потом, без вас. Я ещё должен прибраться, привести себя в порядок… Да и рано ещё, даже не стемнело.

— «Прибраться… Привести себя в порядок…» — Студент покачал головой. — Это что-то новое.



Гости вышли из здания обсерватории и заняли свои места на сидении вездехода.

— Послушайте, вы, уважаемый коллега, — обернулась к Студенту Огонёк. — А что если мы сейчас отправимся в совершенно другое место? Здесь мы всё видели. А там обещаю вам нечто действительно необыкновенное. Ну, решайтесь быстрей!



Занимательные и практические знания. Шахматы в СССР.


СТЕРН, Дмитрий Сигизмун-дович — один из лучших петербургских шахматистов в 40—50-е гг. XIX в. Успешно состязался с франц. мастерами в пору пребывания в Париже (серед. 40-х гг.).
СТОЛЬБЕРГ, Марк Моисеевич (1922—43) — мастер спорта СССР с 1939. Жил в Ростове-на-Дону. В 1939, еще школьником, разделил 1—3 м. во всесоюзном турнире кандидатов в мастера. В 1940 занял 3 м. в тренировочном турнире в Ростове-на-Дону и, разделив 1—2 м. в полуфинале XII первенства СССР, добился права Играть в финале. С. погиб в боях Против нем.-фашистских захватчиков.
СТОЛЯР, Ефим Самуилович (р. 1923) мастер спорта СССР По шахматам с 1953. Юрист. Ленин-ґрад, «Буревестник». Участник многих первенств РСФСР (лучшие результаты в 1953 — 5—7, І956 — 2—4), Ленинграда, полуфиналов первенства СССР, добился права играть в финале XXIV. Чемпион ДСО «Буревестник», I960.
СТРАНДСТРЕМ, Тамара Павловна (р. 1916) — советских шахматистка, междунар. арбитр с 1956. Москва. Участница многих первенств Москвы и СССР. Активный работник шахмат. организации ДСО «Буревестник».
СУХА (Sucha), Ружена (Чехословакия) (р. 1907) — междунар. мастер среди женщин с 1954. Многократная чемпионка Чехословакии. Разделив 1—2 м. на Зональн. турнире в Лейпциге, 1954, получила право выступать ? состязании претенденток, 1955, где заняла 19 м. Участница межурналЙунар. турнира в Тбилиси, 1960.
СУЭТИН, Алексей Степанович (р. 1926) — мастер спорта СССР с 1950, междунар. мастер с 1961. Инженер-механик. Минск, «Спартак».
В первенстве РСФСР, 1947, С. разделил 6—8 м. В 1949 стал чемпионом ДСО «Труд». Допущенный за успех в команд, первенстве ВЦСПС в полуфинал XVIII пер венства СССР, он не только полу чил звание мастера, но и вышел в финал. С тех пор еще 5 раз завоевывал право участия в чемпиона тах страны (XX, XXI, XXV
XXVII и XXX, лучший результат — в XXI — 7—9 м.), высо кие места занимал и в ряде др полуфиналов: XIX — 5—8 XXIII - 6-7, XXVI - 5-6
XXVIII —5-7, XXIX-4. В 1953 разделил 1—2 м. в чемпиона те БССР, а в дальнейшем (1955 1957, 1959—61) неизменно выхо дил в таких турнирах победите лем. Следует еще отметить достижения С. в турнире мастеров и кандидатов в мастера в Тбилиси, 1951 (1), первенстве Узб.ССР, 1951 (вне конкурса, 1—2), первенстве РСФСР, 1953 (5—7), зональн. турнирах на первенство СССР, 1956 (1—2) и 1957 (2—3), первенствах ЦС «Спартак», 1960 и 1961 (2—3). В финале II Всесоюзного массового турнира, 1962, разделил 2—8 м. В составе советских команды играл на первенстве мира среди студентов, 1955, матчах с шахматистами Уругвая, Польши, Югославии, Венгрии. В 1961 успешно выступил в междунар. турнире в Дебрецене (3 м.).
С.— видный теоретик и методист, окончил аспирантуру ЦНИИФКа по шахматам, опубликовал несколько книг и много статей по теории дебюта и середины игры.
Соч.: Основы ебщей теории современного шахматного дебюта, Минск, 1958; Как играть дебют, М., 1960; Середина игры в шахматной партии, Минск, 1961; Основы теория шахматного дебюта, Минск, 1 962; Славянская защита, в сб. Шахматы за 1953 год. М., 1954.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru