НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Карлуша на Луне

КНИГА ТРЕТЬЯ
ЭКСПЕДИЦИЯ В ЗОНУ РИСКА
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава четвёртая
Отмщение грядёт.
Агент Тихоня в затруднительном положении.
Банда совершает побег


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



ЗВУК

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО



Глава четвёртая

Отмщение грядёт.

Агент Тихоня в затруднительном положении.

Банда совершает побег


Если Жмурик, Тефтель, Ханаконда и Губошлёп думали, что на свободе они начнут грабить банки и жить припеваючи (Мига и Кролл давно уже ровным счётом ничего не думали), то сам главарь имел на будущее гораздо более серьёзные планы. Всё время мучительного, голодного заточения на комарином болоте он жил одной только мыслью о мщении. Не только Пупсу, но и всем подлунным гномам, которых он ненавидел. Не раз Ханаконда воображал, как Верховный Правитель, слабый и безоружный, молит его о пощаде, ползая на коленях. Как он сам станет Верховным Правителем, и тогда начнётся другой, настоящий, правильный порядок.

Никаких привилегированных каст! Он наденет на всех, на всех до единого, серые робы и заставит всех ходить только строем. Шаг в сторону — побег. Прыжок на месте — провокация! Половина работает, другая половина сидит в карцерах, третья ползает на брюхе у него в услужении. Не выходит… Хорошо, пусть одна треть ползает, треть работает, остальные — в карцер. Кормить только чесноком, грибами и клюквой. О-о! Как ужасна будет его месть! Как восхитительно будет упоение абсолютной безграничной властью!..


Ночью поднялся сильный ветер с океана, который повалил множество деревьев и оборвал провода. Старший надзиратель Пфигль остался без связи с центром. Заговорщики ликовали.

Явился из леса Губошлёп, еле живой от усталости, мокрый и продрогший. Действие порошка закончилось, он всё вспомнил и теперь прятал глаза от своих товарищей.

Всем происходящим агент Тихоня был поставлен в чрезвычайно трудное положение. Ему предстояло сделать выбор из двух одинаково скверных вариантов: либо раскрыть себя и предотвратить побег, либо оставаться в банде ещё неопределённо долгое время.

Раскрывать себя он не имел права, оставаться в банде не очень ему улыбалось. Но и дальнейшая жизнь на болоте становилась невыносимой.

А пока лейтенант Ригль (таково было настоящее имя «Тихони») дожидался восстановления линии связи, дела приняли нешуточный оборот.


Продуктовый вертолёт тяжело зарокотал над посадочной площадкой и медленно опустился, подняв веер грязных брызг из лужиц. На землю спрыгнул сопровождавший груз вооружённый сержант.

Утерев рукавами лица, наряд вытянул руки по швам. Немигающие глаза поселенцев не вызвали у полицейского подозрений. Он подозвал дежурного:

— Что, этот бездельник Пфигль опять дрыхнет?

— Так точно, господин полицейский! — отрапортовал Тихоня. — Господин старший надзиратель угорел от печки и просил его не беспокоить. Он просил доложить за него, что на вверенной ему территории происшествий не случилось и вообще полный порядок.

— Хорошо, если порядок, — сказал сержант, оглядываясь по сторонам. — Ночью сорвало провода над болотами, там сейчас работают ремонтники. Можно надеяться, что связь появится с минуты на минуту.

Глаза Тихони на секунду растерянно забегали, но полицейский этого не заметил.

— Эй, вы! — крикнул он выстроившимся в линейку заключённым, которым предстояло разгружать вертолёт. — Что вы там стоите, как идиоты? А ну схватили по ящику!

Трое полицейских в вертолёте стали подавать ящики с провизией.

Закончив разгрузку, все восемь ссыльных гномов окружили большой металлический контейнер с клюквой, который предстояло затолкать в вертолёт. Контейнер оказался настолько тяжёлым, что, едва оторвав от земли, его пришлось тут же опустить.

— Что там ещё случилось? — недовольно крикнул сержант.

— Никак не можем поднять, начальник, — пожаловался Тефтель. — Неделя была дождливая, клюквы — невпроворот.

— Ах, чтоб вас… — выругался сержант.

По инструкции никто не имел права покидать машину и даже отстёгивать страховочные ремни. Но он уже нарушил инструкцию тем, что начал разгрузку в отсутствие старшего надзирателя. А первое нарушение почти всегда тянет за собой и второе.

— Ладно, так и быть, поможем доходягам. Быстро, быстро, ребята, взялись вместе, — поторопил он троих рядовых полицейских со стеклянными глазами, которые безоговорочно выполняли команды старшего по званию.

Рядовые отстегнулись, спрыгнули на покрытую мхом каменистую площадку и вместе с сержантом взялись за рукоятки контейнера.

— Три — четыре — взяли!..

Но в тот момент, когда груз должен был оторваться от земли, ссыльные гномы вдруг отступили назад, и усилия крякнувших от натуги полицейских оказались тщетными.

Не успели они удивиться нахальству разыгранной над ними шутки, как их шеи захлестнули тонкие удавки, а руки защёлкнули их собственные наручники.

Обезоружив пристёгнутых к контейнеру полицейских, злоумышленники один за другим запрыгнули в вертолёт. И одновременно сидевший в кабине пилот почувствовал у себя на затылке дуло автомата.

— До города, живо, — прошипел кто-то за его спиной, и беднягу обдало таким крепким чесночным запахом, что ему чуть не стало дурно.

Пилот задёргал рычажки, мотор зарокотал, и машина плавно поднялась в воздух. Взлётная площадка с четырьмя разинувшими рты полицейскими становилась меньше, меньше и вскоре совсем скрылась за верхушками сосен.


В эту минуту по восстановленным проводам связи в посёлок летела срочная депеша: «Старшему надзирателю Пфиглю. Совершенно секретно. Временно поступаете в подчинение лейтенанту секретной полиции Риглю (агент «Тихоня»). Л-ту Риглю немедленно изолировать заговорщиков и дожидаться прибытия специальной комиссии. Тайный министр Фокс».

Телеграфная лента ползла на пол, Пфигль беззаботно храпел на своей продавленной лежанке.



Занимательные и практические знания. Шахматы в СССР.


В 1958—59 Ф. вторично стал чемпионом США. Весной 1959 нринял участие в двух междунар. турнирах в Южн. Америке. В Мар-дель-Плата он разделил 3— 4 м., а в Сант-Яго остался на 4— € м. Свой высокий класс Ф. подтвердил и на крупном междунар. турнире в Цюрихе, разделив с Кересом 3—4 м. Наконец в IV турнире претендентов Ф. разделил с Глигоричем 5—6 м.
Достижения следующих лет выдвинули Ф. в число ближайших претендентов на первенство мира. Он еще дважды (1959—60 и 1960— 61) завоевал звание чемпиона США, придя к финишу без поражений.
В 1960 Ф. разделил 1—2 м. со Спасским в Мар-дель-Плата и после неудачи в Буэнос-Айресе (13—16 м.) первенствовал в небольшом состязании в Рейкьявике. 1961 прибавил к «послужному списку» Ф. нашумевший матч с Решевским, прерванный из-за инцидента при счете +2, —2, =7
(ввиду отказа Ф. продолжать игру ему официально было зачтено поражение), и турнир в Бледе, где он занял 2 м., позади лишь Таля и впереди 13 гроссмейстеров. В Стокгольмском межзональный турнире, 1962, он стал победителем без поражений, на 2% очка опередив ближайших участников. Перед началом турнира претендентов, 1962, Ф. нескромно заявил, что он напишет книгу о следующем матче на мировое первенство с Ботвинником. Итоги соревнования показали беспочвенность этих притязаний.
Ф.— отличный знаток дебютов. Особенно внимательно он изучает идеи советских шахматистов. Вместе с тем поражает ограниченность и односторонность Ф. вне шахмат. Он даже оставил занятия в школе.
ФЛОР, Саломон Михайлович (21 ноября 1908, м. Городенко, ныне Ивано-Франковской обл.) — гроссмейстер СССР с 1942, засл. мастер спорта СССР с 1948, междунар. гроссмейстер с момента учреждения звания. Журналист. Москва, «Спартак».
В годы первой мировой войны семья Ф. переехала в Чехословакию. Выходом Ф. на большую шахмат. арену можно считать междунар. турнир в Рогашской Слатине, 1929, где он занял 2 м. В следующем году Ф.— лидер команды Чехословакии на III Олимпиаде. Здесь он набирает 14% из 17, показывая третий результат на первой доске, позади Алехина и Рубинштейна. Отметим, что Ф. возглавлял команду Чехословакии также на IV—VII Олимпиадах.
С этого времени Ф. участвует во множестве соревнований, неизменно добиваясь отличных результатов.
1931 — Блед, 4—7, матч со Штольцем, +4, —1, =3; 1932— Гастингс (1931—32), 1, Лондон, 2 (за Алехиным), Слиач, 1—2;
Берн, 2—3 (с Эйве, позади Алехина), матчи с Султан-Ханом (+2, —1, =3) и Эйве (+3, -3, = 10); 1933 — Гастингс (1932— —33), 1, матч с Ботвинником (+2, —2, =8); 1934 - Гастингс (1933—34), 1 (впереди Алехина), Уйпешт, 3—-4, Цюрих, 2—3 (с Эйве, позадиАлехина), Либверда, 1; 1935 — Гастингс (1934—35), 1—3, Москва (II междунар. турнир), 1—2 (с Ботвинником), Барселона, 1—2, Росас, 1; 1936 — Гастингс (1935—36), 2 (за Алехиным), Маргет, 1, Москва (III междунар. турнир), 3, Подебради, 1 (впереди Алехина), Ноттингем, 7—8, Осло, 2; 1937 — Кемери, 1—3, Пярну, 2—4.
В творчестве Ф. за эти годы происходят значительные перемены. Активный стиль первых выступлений постепенно приобретает утонченный позиционного характер, на первый план выдвигается техника реализации достигнутого преимущества. Флор редко терпит поражения, но у него появляется все больше ничьих.
Ф. выдвигается в число ближайших претендентов на мировое первенство. В 1938 его матч с Алехиным был делом решенным, но события в Чехословакии и начавшаяся вскоре вторая мировая война лишили гроссмейстера возможности оспаривать титул чемпиона мира. Эти события, несомненно, отразились и на результатах Ф. ближайших лет, прежде всего в АВРО-турнире, 1938, где он первый и единственный раз в жизни остался на последнем месте. Из выступлений этого времени следует отметить три турнира (1939): в Ленинграде—Москве (1), Мар-гете (2—3, с Капабланкой) и Кемери—Риге (1).
В 1942 Ф. был принят в советских гражданство. В 1944 Ф. выступил в XIII первенстве СССР и занял 4 м. С тех пор Ф. неоднократно оспаривает титул чемпиона стра-
ны, выступает в составе команды СССР, активно участвует в жизни советских шахмат. организации.
В чемпионатах СССР Ф. показывает такие результаты: XV— 7-8, XVI-4, XVII-11, XVIII - 7-10, XIX - 9-10, XXI - 12-13, XXII - 13-14. Он добивается успехов в первенствах ЦС ДСО «Большевик», 1944 (1—2), и 1949 (2), чемпионате Москвы, 1944—45 (4).
Флор был участником команд, встреч с шахматистами США, Англии, Венгрии, Уругвая, Польши, междунар. турнира в Гронингене, 1946 (6—7), I межзональный турнира, 1948 (6—9), I турнира претендентов, 1950 (8—10).
В дальнейшем Ф. становится все труднее преодолевать растущее сопротивление молодых гроссмейстеров и мастеров. Все же он не раз показывает высокие результаты: чемпионаты Москвы, 1952 — 5—7, 1953 — 4—5, 1955— 2; чемпионат УССР, 1957 — 1—2 (вне конкурса); междунар. турниры в Праге—Марианске-Лазне, 1956 (3—4), Гетеборге, 1957— —58 (2—3), Вагенингене, 1958 (2—3), Бевервейке, 1960 (4—5).
Огромную популярность Ф. приобрел как шахмат. журналист. Он является шахмат. обозревателем журнала «Огонек».
За заслуги в области шахмат. движения Ф. награжден орденом «Знак почета».
Следующее окончание (Ф.— Банник, XXI первенство СССР, 1954) может служить образцом использования позиционного преимущества.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru