НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Карлуша на Луне

КНИГА ТРЕТЬЯ
ЭКСПЕДИЦИЯ В ЗОНУ РИСКА
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава десятая
Как профессор Злючкин и академик Ярило
перенесли внезапный удар судьбы и как они
приспособились к новой жизни


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



ЗВУК

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО

 

 

Глава десятая

Как профессор Злючкин и академик Ярило

перенесли внезапный удар судьбы и как они

приспособились к новой жизни


Провалившись в расщелину и падая камнем в пелену облаков, Карлуша и Пухляк не растерялись, а сразу дёрнули за кольца своих парашютов, поэтому через минуту их падение превратилось в спокойное и даже приятное парение над густыми ватными облаками

Ярило и Злючкин, для которых всё было в новинку, напротив, пришли в полнейшее смятение и ещё долго падали, вцепившись друг в друга и набирая скорость. При этом Злючкин для чего-то пытался подмять академика под себя.

— Да пустите же наконец, идиот! — зарычал Ярило, понимая, что вот-вот будет поздно. — Кольцо! Нужно дёргать за кольцо!!

Тут и Злючкин сообразил, что дело принимает нешуточный оборот; оба разлетелись в стороны и раскрыли парашюты. И вовремя: внизу уже отчётливо вырисовывались пожелтевшие деревья, чёрные квадратики огородов, редкие кирпичные постройки и пересекающая всю местность ниточка железной дороги.

Приземлившись на краю полотна, оба кубарем скатились по насыпи и шлёпнулись в наполненную дождевой водой канаву. Последующие минут десять они сидели в воде и молчали.

Наверху прогремел железнодорожный состав, в окнах которого замелькали удивлённые лица пассажиров, которые не могли взять в толк, почему водолазные работы проводятся здесь, в грязной канаве.

Увидев нормальный поезд и нормальных гномов, учёные решили всё-таки выбраться из канавы.

— Слушайте, — сказал Злючкин через переговорное устройство, — а вам не показалось, что вслед за нами падали ещё какие-то…

— Нет, не показалось, — ответил Ярило неприязненно. — И как у вас вообще хватает наглости разговаривать со мной после того, что случилось?

Они выползли на шпалы, поднялись на ноги и огляделись. Кругом простиралась голая болотистая местность, украшенная редкими облезлыми кустами. Далеко, у самого горизонта, темнела узенькая полоска леса.

Вяло переругиваясь, товарищи по несчастью побрели по шпалам, рассчитывая в конце концов выйти к какому-нибудь населённому пункту.



Постепенно запасы воздуха в баллонах начали иссякать, циркуляция его внутри скафандров нарушилась. Обливаясь потом, бедняги едва волочили ноги.

— Послушайте, — не вытерпел Злючкин, у которого от пережитого потрясения улучшилась дикция, — нужно снять скафандры. Когда там они ещё за нами прилетят!

Ярило шумно и тяжело дышал, но молчал.

— Только не надо строить из себя героя, — продолжал Злючкин. — Вы прекрасно понимаете, что с минуты на минуту дышать будет нечем.

— Слушайте, вы!.. В какое положение вы нас поставили! Мы даже не знаем, можно ли дышать окружающей атмосферой; мы оказались здесь, в зоне риска, не успев даже взять пробы воздуха!

— Ну что воздух? Воздух — он везде воздух…

— Да вы просто… невежда! Мы ещё не знаем, каким именно образом происходит гипнотическое воздействие на здешних гномов — через воздух или через какие-нибудь невидимые для глаза излучения! Снимайте первым, если хотите.

— Почему это я первым? Снимать придётся обоим, иначе задохнёмся. Давайте посчитаемся по-честному.

После недолгих препирательств Злючкин всё-таки начал считалку, но в самом конце вдруг остановился, сказал «извините» и тут же начал другую.

— Эй, погодите, — возмутился Ярило. — Почему вы не закончили? По считалке выходило, что вам снимать первому.

— Нет, та считалка неправильная, — возразил Злючкин. — К тому же я забыл её конец.

— Её конец — «всё равно тебе водить»!

Ярило так разволновался, что действительно стал задыхаться. Он беспомощно замахал руками, широко раскрыл рот и побледнел. Понимая, что другого выхода нет, он набрал на запястье личный код разгерметизации и сбросил с себя скафандр.

Отступив назад, Злючкин смотрел на него с интересом.

Ярило отдышался, столкнул скафандр с насыпи и зашагал по шпалам не оборачиваясь.

— Погодите, я с вами! — закричал Злючкин.

Он тоже торопливо сбросил скафандр, догнал своего оппонента и зашагал рядом.



Часа через два впереди показалась станция. Не глядя друг на друга, путники ускорили шаг и вскоре смогли прочесть название: Лисий Нос. Они зашли в помещение вокзала и огляделись.

На деревянных лавочках дожидались поезда несколько гномов, кассирша скучала за окошечком билетной кассы, буфетчик отгонял газетой мух от подноса с бутербродами.

Товарищи по несчастью почувствовали, что зверски проголодались. Буфетчик же, заметив прилично одетых клиентов, начал махать газетой с удвоенной энергией.

И Ярило, и Злючкин основательно готовились к полёту и проштудировали книгу, написанную Студентом об экономике подлунного мира. Они знали, что такое деньги, откуда они берутся и как участвуют во взаиморасчётах. Поэтому они повели себя крайне осторожно и даже хитро.

Приблизившись к прилавку, Ярило похлопал себя по карманам и сказал:

— Ах, какая досада! Я забыл дома свои деньги. Коллега, у вас есть с собой деньги?

Злючкин тоже похлопал себя по карманам и развёл руками:

— Кажется, я тоже забыл свои деньги.

Буфетчик перестал махать газетой и покосился на видневшегося через окно прогуливавшегося по перрону полицейского. Воспользовавшись моментом, мухи сразу облепили бутерброды с подсохшим сыром.

— Дорогой друг! — обратился Ярило к буфетчику. — Не могли бы вы дать нам немного денег в обмен на какую-либо услугу с нашей стороны?

— Услугу? — повторил тот, недоверчиво разглядывая строгие, но слегка помятые костюмы посетителей. — Услуг мне не надо, у меня есть только грязная работа.

— Ничего, ничего, — мягко согласился Ярило, довольный тем, что сразу сумел договориться. — Мы готовы выполнить вашу грязную работу.

— Если приберётесь на заднем дворе, получите по фертингу.

Переглянувшись, Злючкин и Ярило согласно закивали.


Аккуратно сложив в сторонке пиджаки, профессор и академик долго и сосредоточенно сгребали с земли размокший мусор, гнилые капустные листья и картофельную шелуху. Закончив, они позвали хозяина. Тот одобрил работу и, как обещал, вручил им по круглому увесистому металлическому фертингу.

Повертев монету в руках, Ярило обратился к хозяину:

— Простите, а не могли бы вы обменять нам эти деньги на какие-нибудь продукты питания?

Давно уже сообразивший, что имеет дело со свихнувшимися чудаками-учёными, возвращавшимися со своих дач, буфетчик охотно согласился их накормить, вернув тем самым назад свои денежки.

Он выставил на один из столиков свой залежалый товар и стал с удовольствием наблюдать, как эти двое с жадностью поглощают салаты и бутерброды, которые он в конце дня собирался вытряхнуть на помойку.

Запив еду вчерашним чаем и степенно поблагодарив хозяина, клиенты поднялись и вышли на свежий воздух.

Теперь им предстояло обсудить свои дальнейшие действия. Они расстегнули нижние пуговицы пиджаков и уселись на одну из расставленных вдоль перрона скамеек. Злючкину отчего-то нестерпимо захотелось излить душу своему оппоненту. Он вдруг вспомнил, как нарочно опрокинул чернильницу на столе академика Ярилы, зайдя к нему в кабинет и не застав его на месте.

— А знаете, коллега, — сказал он, всхлипнув и утерев глаза платочком, — я ведь всегда вас недолюбливал. Чего уж лукавить, я вам просто завидовал, вот и всё! И чего только я не делал, чтобы помешать вашей выдающейся научной работе, чтобы высмеять и принизить ваш талант в глазах общественности! Я мошенничал, я клеветал на вас!..

Злючкин разрыдался и упал на грудь Ярилы.

— Успокойтесь, дорогой друг, — сказал тот с надрывом. — Я тоже виноват перед вами и ещё многими гномами. Я тормозил смелые и талантливые проекты моих учеников, я малодушно ревновал к их способностям. А однажды я просто-напросто выдал за свою идею одной из моих студенток. Ах, как стыдно, как стыдно!..

Возле двух прилично одетых, плачущих навзрыд гномов остановился полицейский.

— Старший сержант Тигль, — представился он, отдавая честь. — Могу ли я быть вам чем-нибудь полезен?

Обыкновенные полицейские не принадлежали к касте посвящённых, поэтому несли свою службу образцово, в полном согласии с духом и буквой закона. Делать им это было тем более просто, что ни один гном, находившийся под влиянием порошка, не мог солгать даже при сильном желании.

— Не знаем, — плача, ответили гномы совершенную правду.

— А где вы работаете, хотя бы знаете? — поинтересовался Тигль, действуя согласно инструкции.

Ярило и Злючкин закивали головами:

— Да, это мы, конечно, знаем: мы работаем в Академии наук.

И это было абсолютной правдой.

— Почему же вы плачете?

— Мы не знаем, куда нам идти…

— Заблудились вы, что ли?

— Да, за-аблудились. Потерялись, и во-обще…

— Ладно, не плачьте, сейчас поправим дело, — ободрил их полицейский.

Он вызвал по рации патрульную машину и велел отвезти заблудившихся профессора с академиком прямо в Академию наук города Хрумстика, в пригороде которого находилась станция Лисий Нос.



Декан Академии принял учёных в своём кабинете и выслушал их с живым интересом: в штатном расписании остро не хватало преподавателей.

Ярило и Злючкин рассказали о своих последних научных работах в Академии наук Центральной директории. Было понятно, что они уверенно владеют такими дисциплинами как астрономия, математика и физика. Несомненно, их знания соответствовали заявленным ими научным степеням и званиям.

Правда, к своему стыду, декан никак не мог припомнить, где находится город с таким названием, но в конце концов он решил, что это какой-нибудь засекреченный объект, сотрудников которого распустили после прекращения программы «Космические поставки»…

Он закончил расспросы и с удовольствием зачислил в штат новых преподавателей. Ярило получил методическое пособие для преподавания астрономии, Злючкин — для преподавания математики. Они также получили в кассе приличный аванс и смогли занять удобные номера в местной гостинице.

В первый же вечер, после сытного ужина, они внимательно прослушали ежевечерние установки по телевидению, и после этого их земное прошлое стало надёжно затягиваться пеленой сладкого гипнотического тумана…



Занимательные и практические знания. Шахматы в СССР.


ЧАЙКОВСКАЯ, Алла Михайловна (р. 1934) — мастер спорта СССР по шахматам с 1961, междунар. мастер среди женщин с 1962. Студентка. Тбилиси, «Спартак». Успешно выступала в первенствах Груз. ССР, 1957—-61, занимая 2 и 3 м. Три раза играла в первенствах ССР (XVIII - 7 м., XX, XXII — 5—6). Участница междунар. турниров в Тбилиси—Батуми, 1961 (2 м.), Тбилиси—Сухуми,
1962 (8), команд, встреч с шахматистка-ми Румынии.
ЧЕРЕПКОВ, Александр Васильевич (р. 1920) — мастер спорта СССР по шахматам с 1954. Ленинград, «Буревестник». С успехом выступал в первенствах Ленинграда (1950 — 6, 1953 — 5—6, 1955 — 3—4, 1957 — 3, 1959 -3—5, 1960 — 3, играл еще в 1956 и 1958). Участник многих полуфиналов первенства СССР, добился права участия в финале XXVшахматы Победитель первенств ЦС ДСО «Трудовые резервы», 1948, и «Буревестник», 1958 (1 — 2). В Ленинградском турнире мастеров и кандидатов в мастера, 1954, занял 3 м. Участник матчей Ленинград—Будапешт. Ведет работу по воспитанию шахмат. молодежи в качестве педагога шахмат. клуба Ленинградского Дворца пионеров.
ЧЕРНЯК (Czerniak), Моше (Израиль) (р. 1910) — междунар. мастер с 1952. Чемпион страны, 1936, 1938, 1955, в первенстве 1952 занял 2 м., 1937 и 1957 — 3. После Олимпиады в Буэнос-Айресе в связи со второй мировой войной много лет прожил в Аргентине. Основные достижения в междунар. турнирах: Буэнос-Айрес, 1939 — 3—4; Кильмес, 1941 — 1; Буэнос-Айрес, 1941 — 2; Росарио, 1943 — 2; Буэнос-Айрес, 1943 — 3; Буэнос-Айрес, 1944 — 1; Буэнос-Айрес, 1948 — 1; Мар-дель-Плата, 1949 — 4; Вена, 1951 —1; Реджо-Эмилия, 1951 — 1; Бевервейк, 1958, 2 группа — 2; На-тания, 1961 — 1—3. Участник VI, VIII, X — XV Олимпиад. шахмат. литератор, автор ряда книг, редактор журнала «64 сквэе».
ЧИРИЧ (Сігіс), Драголюб Ми-ладин (Югославия) (р. 1935) — междунар. мастер с 1961. В 1954 стал чемпионом Югославии среди юношей, принимал участие в юношахмат. первенстве мира, 1955, но не вышел в финал. Успех в первенстве страны, 1958, принес Ч. звание нац. мастера. Значительных достижений добился в состязаниях последних лет: 1961 — чемпионат Югославии, 5; междунар. турнир пам. Чигорина в Ростове-на-Дону, 5—6; зональн. турнир в Марианске-Лазне, 6—7; 1962 — чемпионат Югославии, 4. Участник матча СССР—Югославия, 1961, и II команд, первенства Европы,
ЧЕХОВЕР, Виталий Александрович (р. 1908)— мастер спорта СССР по шахматам (с 1932) и по шахмат. композиции (с 1958), междунар. мастер по шахматам (с момента учреждения звания) и по шахмат. композиции (с 1961), междунар. арбитр по шахмат. композиции с момента учреждения звания. Музыкант-пианист. Ленинград, «Труд».
Ч. свыше 50 раз участвовал в соревнованиях всесоюзного и междунар. значения. Из 13 выступлений в чемпионатах Ленинграда наиболее успешные- 1932 — 3—5, 1937 — 1-3, 1946 — 6, 1954— 5—6. В турнирах ленинградских мастеров — 1933 (3—4) и 1934 (3). Разделил 1—2 м. во всесоюзном турнире молодых мастеров и чемпионате ВЦСПС (оба — 1936); в первенстве ВЦСПС, 1938, разделил 4—7 м. Пятикратный участник первенств СССР (VIII — 7, IX - 5-8, X, XI - 4-5, XIV— 10—11). Участник II Московского междунар. турнира, 1935, и Ленинградского турнира, 1946, с участием фин. мастеров (2—5).
Ч. является также одним из ведущих советских этюдистов. С 1936 опубликовал свыше 100 этюдов, главным образом на излюбленные темы систематического движения фигур и позиционного ничьей, из них 45 отмечены отличиями, в том числе 5 — I призами. Финалист всех первенств СССР по композиции.
«Вечерний Ленинград», 1954.
Автор многих книг и статей, посвященных вопросам шахмат. теории и композиции, методист и тренер. Активный работник ленинградской шахмат. организации.
Соч.: Шахматные зтюды разных авторов, Л., 1950; Шахматные основы, Л., 1950 (совм. с Г. Я- Левенфишем); Коневые окончания, в кн.: Шахматные окончания — пешечные, слоновые, коневые. Под общ. ред. Ю. Авербаха, М., 1956 (совм. с Ю. Авербахом); Шахматные этюды и окончания, М., 1959; Избранные этюды А. А. Троицкого, М., 1959 (совм. с В. Корольковым); Окончания с ферзем против легкой фигуры, в кн.. Шахматные окончания — ферзевые, ладья против легкой фигуры. Под общ. ред. Ю. Авербаха, М., 1962 (совм. с Ю. Авербахом).

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru