НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Карлуша на Луне

КНИГА ТРЕТЬЯ
ЭКСПЕДИЦИЯ В ЗОНУ РИСКА
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава семнадцатая
Господин Пупс недоволен и подозревает в измене каждого, даже
своего Тайного министра. Фокс проверяет на благонадёжность двоих,
но преступником оказывается третий


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



ЗВУК

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО

 

 

Глава семнадцатая

Господин Пупс недоволен и подозревает в измене каждого, даже

своего Тайного министра. Фокс проверяет на благонадёжность двоих,

но преступником оказывается третий


Наверное, читателю интересно, почему на Карлушу и Пухляка не подействовал гипнотический порошок, содержавшийся и в пище, и любых напитках, сделанных на основе водопроводной воды. Однако и мы также недоумеваем по этому поводу, но вместе с тем обещаем вскоре найти объяснение этому феномену. А пока наши предприниматели бьются над воссозданием конструкции «велосипед», перенесёмся во дворец его сиятельства господина Пупса, который в это время опять распекал одного из своих министров:

— Не смейте возражать, господин Фокс! Вы сделали всё возможное, чтобы преступники благополучно скрылись. Почему вы не доложили мне сразу, как только установили их местонахождение?

— Я опасался утечки информации, ваше сиятельство.

— Ага! А между тем вам следовало опасаться совсем другого.

Фокс поднял глаза.

— Да, да, другого! Вам следовало опасаться того, что незаменимых гномов нет и на ваше место всегда найдётся другой, более уважительно относящийся к своему повелителю Тайный министр.

Фокс опустил глаза.

— Нет, смотрите на меня!

Фокс поднял глаза.

— Вам стыдно, вы раскаиваетесь! А это мне должно быть стыдно, что я столь легкомысленно поверил в вашу преданность. Но теперь я не могу быть уверен даже в том, что сам Тайный министр, чьё высшее предназначение заключается в неустанной заботе о сохранении существующего порядка, что этот министр… уже не плетёт заговор за моей спиной.

Последние слова Пупс проговорил шёпотом и сам испугался сказанного. Он смотрел на Фокса, изумлённый собственным внезапным выводом. Тот счёл необходимым успокоить его сиятельство.

— Если какой-нибудь безумец задумает свергнуть ваше сиятельство, — сказал Фокс, и Пупс вздрогнул всем телом, — то ему понадобятся единомышленники, разделяющие его взгляды и непременно принадлежащие к касте посвящённых. А поскольку подобного тайного общества не существует, то первый же гном, к которому такой сумасшедший обратится, на него донесёт, будьте уверены. Вашему сиятельству нечего опасаться.

Пупс промокнул салфеткой вспотевшее лицо.

— Если вы такой умный, господин Фокс, почему же Ханаконда с такой лёгкостью обвёл вас вчера вокруг пальца? Ведь не в его, а в вашем распоряжении были две сотни вооружённых до зубов полицейских.

— Изредка и самый лучший стрелок даёт промах. Поверьте, ваше сиятельство, я очень тяжело переживаю неудачу.

— Потайной гараж и внезапность прорыва — это ещё можно понять. Но почему они ушли от погони?

— Полицейские машины марки «Пудл» не приспособлены для езды по пересечённой местности. Как только мерзавцы свернули на своём «Циклопе» в лес, преследование прекратилось. Для меня такой исход погони был очевиден с самого начала.

— А что же вертолёты?

— Они подоспели слишком поздно.

— Разумеется. Ваши дальнейшие действия?

— Я устроил засады во всех окрестных спецраспределителях; без еды преступники долго не протянут.

— Ну что ж, я в очередной раз желаю вам удачи, господин Фокс, — вздохнул Пупс.



Фокс опять лукавил с его сиятельством. То, что он услышал вчера от своего агента Тихони-Ригля, заставило его сосредоточить всё внимание на телецентре. Именно этот объект, а не продовольственные распределители должен был выступать теперь в роли приманки.

Покинув дворец, Фокс сел в машину и связался с телевидением:

— Что-нибудь есть?

— Так точно, господин министр, — доложил начальник отдела кадров, — приходили трое: дамочка-монтажёр по объявлению, вахтёр и осветитель.

— Вахтёр? — переспросил Фокс. Профессия вахтёра не требовала профессиональной подготовки; кто-нибудь из бандитов мог легко устроиться на эту должность.

— Так точно, господин министр.

— Как он выглядит?

— Старенький такой гном, нос красный, борода лопатой. Назвался Гугсом.

— А осветитель?

— Сказал, что студент, с виду никаких особых примет.

Фокс не стал расспрашивать про дамочку. Осветитель без особых примет мог быть именно тем, кого он ждал.

— Когда он заступает?

— А они все трое заступают в вечернюю смену, к восьми.

— Его имя?

— Назвался Бобсом, но мы, конечно, не проверяли, как вы просили, чтобы не спугнуть…

— Хорошо, спасибо.

Фокс нажал на сброс и набрал ещё один номер:

— Алло, это вы, Ригль?

— Добрый день, господин министр.

— Какой там добрый… Уже слышали?

— Более или менее.

— В прежние времена репортёры бы визжали от восторга.

— Сейчас другие времена, господин министр. В новостях о вчерашнем не было ни слова.

— Знаете что, Ригль, сходите вечером на телевидение и посмотрите на нового осветителя, его зовут Бобс. Он заступает в восемь. Так, чтобы он вас не видел.

— Можете больше ничего не объяснять.

— Отлично, я знал, что вы сообразительный гном. Да, ещё… Попросите кого-нибудь дёрнуть за бороду и за нос этого Гугса, нового вахтёра.

— Я всё понял.

— Отлично, буду ждать от вас новостей.

Фокс бросил трубку на сиденье и приказал ехать в свой офис.



Дождавшись вечера, Тихоня-Ригль отправился в телецентр. Было половина восьмого, и новый вахтёр ещё не заступил. Предъявив удостоверение офицера секретной полиции, он беспрепятственно прошёл внутрь.

Разыскав нужную студию, Ригль расположился в застеклённой кабинке режиссёра и стал ждать.

В положенное время явился новый осветитель. Едва только взглянув на него, Ригль сразу понял, что это не тот гном. К тому же Бобс ловко управлялся с осветительной аппаратурой, и было видно, что он в этом деле не новичок.

Слегка раздосадованный неудачей, Ригль направился к выходу.

Старый вахтёр сменился, и теперь на проходной сидел бородатый гном с красным носом. Ригль подозвал полицейского и показал своё удостоверение. Тот моментально вытянул руки по швам.

— Слушай, братец, мы ищем одного типа с наклеенной бородой и фальшивым носом. Ты пойди проверь этого новенького вахтёра, только аккуратно…

— Слушаюсь! — гаркнул полицейский и отсалютовал честь.

Ригль отошёл и стал следить за его действиями, осторожно выглядывая из-за угла. Полицейский приблизился к вахтёру вплотную и без всяких церемоний изо всех сил тряхнул его за бороду. Голова у бедняги дёрнулась, он испуганно вскрикнул. Ригль почувствовал, как по его спине забегали мурашки. В следующую секунду полицейский зажал нос вахтёра между пальцами и с усилием покрутил его туда-сюда. Несчастный заголосил так, что на шум сбежались другие полицейские.

Тысячи тысяч мурашек впились в Ригля зубами и когтями.

Облачённый в форму грубиян шагнул к нему и, вытянувшись по стойке «смирно», загорланил:

— Осмелюсь доложить, господин офицер: нос настоящий, борода тоже настоящая. Не прикажете ли проверить на благонадёжность его уши?..



Выслушав доклад своего агента, Тайный министр Фокс пришёл в уныние. И было отчего: его расчёты не оправдались, бандиты скорее всего «легли на дно», а когда, где и при каких ужасных обстоятельствах они проявят себя снова, этого никто не знал.

«Но ведь наниматься на работу пришли трое, была ещё какая-то дамочка, — подумал он. — А что если…»

Хлопнув себя по лбу, он подбежал к телефону.

— Алло, Ригль? Вернитесь и проверьте ещё эту… Маргаритку, она тоже заступила в вечернюю смену.

Не находя себе места, министр забегал по кабинету, дожидаясь ответного звонка. Наконец запищал зуммер, и Фокс жадно схватил трубку:

— Ну! Что!

— Она сбежала. Никакая она не монтажница: запутала всю плёнку, потом увидела меня в коридоре и смылась. Ещё, говорят, чесноком от неё здорово несло. Что теперь делать, господин министр?

— Что теперь делать? Отдыхайте, вы молодчина. А я снова приму позу глупого кота, подстерегающего хитрую крысу. Два раза я почти ухватил её за хвост, на третий вцеплюсь зубами в самое горло, обещаю вам, Ригль.

— Не сомневаюсь в этом, господин министр, до свидания.



Занимательные и практические знания. Шахматы в СССР.


ШЛЕХТЕР (Schlechter), Карл (2 марта 1874, Вена — 27 дек. 1918, Будапешт) — выдающийся австр. гроссмейстер, один из претендентов на мировое первенство в нач. XX в.
шахмат. с. юношеских лет страстно полюбил шахмат. В турнирах мастеров начал выступать с серед. 90-х гг. — сначала со скромными результатами (Лейпциг, 1894 — 11; Гастингс, 1895 — 9), затем с высокими (1896—Нюрнберг, 7—8, Будапешт, 4—5, Вена 2;
1897 — Берлин, 6—8; 1898 — Вена, 5), пока не вырос к нач. XX в. в шахматиста мирового класса.
шахмат. — приверженец позиционного учения Стейница, которое, однако, приобрело у него своеобразную окраску. В ту пору, по замечанию Рети, теория Стейница настолько еще не была общим достоянием, что ее не до конца усвоили даже многие мастера. «Благодаря этому мастера, владевшие ею в совершенстве, без особого труда достигали отличных турнирных успехов... обыгрывая более слабых противников, а между собой делая по преимуществу ничьи. Так возник особый стиль того времени — малоинициативный и сводящийся главным образом к подстереганию у противников, плохо знакомых с системой Стейница, позиционных ошибок. Эта манера игры почти нивелировала индивидуальное дарование талантливейших шахматистов той эпохи. К числу последних относится и Шлехтер».
К тому же шахмат. отличало миролюбие. Оттого-то в графах его турнирных результатов нули были редкостью, а ничьи изобиловали; даже в Баденском гам-битн. турнире, 1914, он сделал 14 ничьих в 18 встречах, без поражений. Даже матчи шахмат. заканчивал вничью (Марко, 1893,= 101 и 1894, +4, —4, =3; Цинкль, 1894, +4, —4, =3; Д. М. Яновский, 1896, +2, —2, =3; Алапин, 1899, +1, —1, =4; Тейхман, 1904, +1, —1, =1; Тарраш, 1911, +3, —3, =10), кроме поединка с Д. М. Яновским, 1902 (+6, —1, =3) и проигрыша незадолго до смерти в 1918 серии партий Рубинштейну (+1, —2, =3).
шахмат. был шахматист универсального стиля, одинаково виртуозно проводивший дебют, миттельшпиль и эндшпиль. Даже Ласкер, беспощадно вскрывавший слабости своих противников, вынужден был признать: «Я не нахожу слабого места у Шлехтера». Вот основные вехи дальнейшего шахмат. пути шахмат. до матча с Ласкером: 1900 — Мюнхен, 1—2; 1901 — Монте-Карло, 2; 1902 — Монте-Карло, 5—7; 1903—Монте-Карло, 4; 1904 — Монте-Карло, 2, Кобург, 1—3, КембриджурналСпрингс, 6—7; 1904 — 05 — Вена (гамбитн. турнир), 1; 1905— Остенде, 4; Бармен, 4—5; 1906— Остенде, 1, Нюрнберг, 3—4, Стокгольм, 1—2; 1907—Остенде, 2, Копенгаген, 2—3, Карлсбад, 4—5; 1908 — Вена, 1—3, Прага, 1—2.
В 1906 Эм. Ласкер писал: «Шлехтер обладает, быть может, достаточным для борьбы за мировое первенство дарованием, но слишком ценит спокойную жизнь, не наделен достаточным темпераментом и, по-видимому, не способен на решительное усилие воли, чтобы вырвать из рук другого мировое первенство».
В 1910 шахмат. встретился с Эм. Ласкером в поединке за звание сильнейшего в мире. Вместо намечавшихся 30 партий удалось обеспечить финансирование только 10. По условию претендент должен был добиться перевеса в 2 очка. Казалось, задача шахмат. невыполнима. К последней партии шахмат. пришел со счетом +1, =8. Она сложилась в его пользу, но в критический момент шахмат. изменила выдержка. Все же австр. гроссмейстер остался единственным, кого Эм. Ласкер не сумел победить в матче.
В дальнейшем шахмат. еще не раз достигал крупных успехов (1910— Гамбург, 1, Вена, 1—2; 1911 — Карлсбад, 2—3). Из последних выступлений отметим: 1911 — Сан-Себастьян, 5—7; 1912 — Пиштани, 4—6; Будапешт, 1—2, Бреславль, 4—5, Вена, 1; 1913— Вена, 1; 1914 — Баден, 3, Вена, ,
1; 1915 — Вена, 1; 1918—Берлин, 2, Кашау, 3—4.
шахмат. был выдающимся теоретиком. Вариант 6. g3 в защите Тарраша, система с g7—g6 в слав, защите, а также ряд идей в исп. партии, дебюте четырех коней и др. началах связаны с его именем. Памятником дебютн. эрудиции шахмат. осталось подготовленное им 8 изд. (1916) справочника Бильгера. На протяжении многих лет шахмат. был редактором отдела партий, а затем и главным редактором журнала «Дейче шах-цейтунг». шахмат. занимает видное место и в шахмат. композиции, как автор около 300 задач.
шахмат. приезжал в Россию в 1909 в связи с участием в Петербургском турнире (8—10 м.).
Тяжкий удел шахмат. профессионала стал особенно горестным для шахмат. в годы мировой войны, когда он, по существу, медленно умирал от голода.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru