НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Карлуша на Луне

КНИГА ТРЕТЬЯ
ЭКСПЕДИЦИЯ В ЗОНУ РИСКА
ЧАСТЬ ВТОРАЯ


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



MP3

 


ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО



 

 

      Глава двадцать четвёртая
      Крысс пытается спасти от позора своего правителя,
      но вынужден сам испить эту чашу до дна.
      Студент выпивает стакан воды, и ему тоже становится стыдно
     
      В этот день путешественников с Большой Земли возили на экскурсию к Хрустальным озёрам — на фешенебельную туристическую базу для богачей и высокопоставленных чиновников. Там они играли в мяч, в жмурки, в догонялки, катались на лодках и кормили птиц. А на обратном пути в автобусе дружным хором пели песни. Вернулись вечером усталые и раскрасневшиеся. За ужином, а правильнее сказать, за ежевечерним банкетом наперебой провозглашали здравицы в честь Верховного Правителя, его министров и нерушимой дружбы между гномами двух планет.
      Кроха и Циркуль, тоже растягивавшие губы в идиотских улыбках, на самом деле очень волновались. Огонёк во дворец не вернулась, а её отсутствия будто никто и не заметил. Студент пытался несколько раз окликнуть её на экскурсии, но Крысс неизменно оказывался рядом и говорил, что видел г-жу Огонёк буквально минуту назад. Пупс не хотел волновать гостей и рассчитывал вернуть беглянку до наступления темноты. А ночью в её комнату должны были пустить снотворный газ и сделать укол, который навсегда лишил бы её памяти.
      После ужина Верховный Правитель уединился с Крыссом и раздражённо потребовал у него отчёта о проведённой работе. Пупс уже видел, что почва уходит у него из-под ног, что он зарвался, зашёл слишком далеко и не сегодня завтра его невиданная, гигантская авантюра рухнет… Но он уже вкусил дурман безграничной власти и понимал, что вопреки здравому смыслу и даже собственной воле будет цепляться за эту власть до последнего.
      — Крысс, — сказал Пупс, нервно кусая себе губы, — почему вы до сих пор её не поймали?
      Министр открыл рот, чтобы ответить, но Пупс его перебил:
      — Я знаю, весь день вы были заняты: прохлаждались на озёрах. Бегали, смеялись, размахивали руками… Вместо того чтобы спасать от позора своего правителя!
      — Но ваше сиятельство сами велели мне находиться возле землян неотступно. Господа Тайный министр и министр Связи могли бы в моё отсутствие…
      — Не могли! Банда Ханаконды намерена захватить телевидение и диктовать условия моему народу! Эти двое готовят ему засаду, а не прохлаждаются, как некоторые, на озёрах. Ах, какой ужас! — Пупс застонал и обхватил голову руками. — Враги, враги обступили меня со всех сторон! Они щёлкают зубами, они готовы прыгнуть и вцепиться мне в горло!!. — Пупс схватил себя за горло и задёргался.
      Зазвенел телефон, он тут же перестал кривляться и взял трубку. Но от услышанного ему пришлось задрожать по-настоящему.
      — Что? Как захватили? Как же вы… — от волнения он стал задыхаться и схватился за грудь. — Они захватили телецентр… банда Ханаконды…
      Крысс схватил пульт и щёлкнул кнопкой. Огромный, в пол стены, экран вспыхнул, на нём появилась голова гнома с аккуратно прилизанным пробором.
      — …Сейчас каждый из вас возьмёт в руки чашку или стакан, — говорил он, прижимая к уху радиосуфлёр, — подойдёт к водопроводному крану…
      — Это не Ханаконда! — слабо произнёс Пупс, указывая на прилизанного гнома.
      — Это администратор прямого эфира, — сказал Крысс. — И он говорит под чью-то диктовку. Вода, вода… Ах, чтоб тебя! — До Крысса внезапно дошёл смысл происходящего. — Нельзя, чтобы они пили эту воду!!
      И он выбежал из кабинета.
     
      Первой по коридору была комната, в которой остановился Студент. Крысс распахнул дверь, но никого не увидел, только администратор Маслёнка с экрана включённого телевизора заканчивал своё обращение командой «действуйте!».
      И скорее всего, что гномы уже действовали: дверь в ванную комнату была открыта, оттуда доносилось журчание льющейся из крана воды.
      Крысс шагнул в ванную и увидел, как землянин, послушно вытряхнув из стаканчика зубную щётку, полощет его, одновременно пропуская воду положенные две минуты.
      — А, это вы, господин Первый министр! — улыбнулся ему Студент. — Вы, случайно, не знаете, что это за странное пожелание прозвучало только что в эфире? Наверное, это ещё одна форма заботы мудрейшего Верховного Правителя о здоровье гномов. Стакан водопроводной воды перед сном — гениально и просто! Нужно будет сказать Глюку, чтобы он распространил этот опыт у нас в Песочном городе. А что это у вас такой странный вид? Может быть, вам тоже надо выпить воды и лечь спать?
      Студент протянул Крыссу наполненный стакан.
      — Нет, не хочу, — сказал тот неожиданно резко. — И вы не будете пить эту воду. Она… отравлена!
      Студент с изумлением на него уставился.
      — Враки, она не отравлена! — послышался рядом писклявый, но решительный голос. — Не слушайте его, пейте!
      В дверях стояла Кроха, и вид у неё был довольно-таки угрожающий.
      — Он не будет пить! — повысил голос Крысс и замахнулся, чтобы выбить стакан у Студента из рук.
      Но тут Кроха внезапно сделала ему подсечку, и Крысс, не успев ахнуть, загремел на пол.
      — Ах ты… да я тебя сейчас… — зашептал он в ярости, вставая на ноги.
      Но едва он только протянул руки, чтобы схватить дамочку за горло мёртвой хваткой, как та ловко увернулась и в стремительном развороте ударила его ногою в живот. Крысс согнулся в три погибели, застонав от боли и унижения.
      — А теперь ополоснись немножко, — сказала Кроха и легонько толкнула его ладошкой в лоб.
      Первый министр кувыркнулся спиной в наполненную водой пенную ванну и забарахтался.
      Кроха обратилась к Студенту, который смотрел на всё происходящее, не зная, верить ли своим глазам:
      — Пейте же скорее, что вы смотрите!
      Студент послушно выпил до дна весь стакан, Кроха отвела его в комнату и усадила в кресло. На экране телевизора в это время Карлуша и Пухляк читали стишок про велосипед, и Студент почувствовал, как ум у него заходит за разум.
      Но вот в следующее мгновение он ощутил, как пальцы его ног свела лёгкая судорога, как она горячей волной пробежала по ногам и по животу, руки непроизвольно задёргались, напряглась шея и ходуном заходила голова. Он забормотал что-то нечленораздельное, спина вдруг выгнулась мостиком, Студент весь напрягся, как струна, затем осел, расслабился и обмяк. На его бледном лице заблестели крупные капли пота.
      — Как вы? — прошептала с испугом следившая за его превращением Кроха.
      Студент посмотрел по сторонам, кивнул и, опустив голову, стал сосредоточенно протирать платочком стёкла очков. В одно мгновение он всё вспомнил, и ему стало стыдно. На его бледном лице начала быстро проступать густая краска стыда.
      — В водопроводной воде было нейтрализующее вещество? — спросил он тихо, не поднимая глаз.
      — Да, — подтвердила Кроха. — Огонёк позвонила и предупредила нас об этом.
      — Где она?
      — В гостинице «Изумруд», с Карлушей и Пухляком. Там с ними ещё два министра, они тоже против Пупса.
      — Значит, теперь всё кончено?
      — Надеюсь, что так.
      — И нашего вмешательства не потребовалось…
      — Что ж, и это неплохо.
      Захлюпали ботинки: через комнату прошагал Первый министр. Он был весь в пене, а в сторону дорогих гостей даже не посмотрел.
      — Теперь они, наверное, сбегут, — сказал Студент.
      — А это уже не наша забота, — ответила Кроха. — Пусть с ними разбираются сами лунатики.
      Телевизор продолжал работать, но блок рекламы внезапно прервался. На экранах появился гном с жестоким, неприятным лицом. По его удлинённому туловищу прошло лёгкое волнообразное движение, он снял маленькие тёмно-зелёные очки, вперил суженные, разбегающиеся в стороны зрачки в объектив и зашипел:
      — А вот и я, мои дружные и послушные гномы. Меня зовут Ханаконда, я ваш новый возлюбленный Верховный Правитель. Забудьте всё, что было раньше; с этой минуты для вас начинается новая жизнь, новый порядок. Те из вас, кто служит в полиции, больше не будут подчиняться гномам из так называемой касты посвящённых. С этой минуты больше не будет никаких каст. Вы должны арестовать всех, кто работал на прежнюю власть, они будут сосланы в такие места, где больше не смогут причинить вам вреда. Всё ваше имущество — дома, автомобили, одежда, мебель, фабрики, заводы, земля и вода — с этой минуты принадлежит государству. Государство — это я. Всё, что вам нужно, вы будете получать от меня, поровну. Не будет больше ни бедных, ни богатых; вы все наденете форму одинакового покроя, удобную и свободную; каждый из вас получит удобную и компактную ячейку для жилья. С отменой собственности вы больше не будете испытывать зависти друг к другу. Каждый из вас будет подчиняться единому для всех порядку. Если же кто-то узнает про другого, что тот не соблюдает распорядок или, хуже того, допускает невежливые высказывания по адресу новой власти…
      Ханаконда продолжал говорить, а Студент и Кроха с испугом смотрели на экран.
      — Послушайте! — воскликнула Кроха. — Да ведь наш возлюбленный Пупс был по сравнению с этим настоящим подарком!
      — Надеюсь, что все успели выпить воду… — проговорил Студент, ещё сильно смущённый проявленной слабостью.
      — Воду из-под крана? Думаю, что все успели, и теперь для лунатиков его выступление будет хорошим уроком на будущее.
      В коридорах дворца послышались шаги и взволнованные голоса.
      — Похоже, что наши тоже очухались. Давайте соберёмся все вместе и поговорим наконец не только о мудрости и скромности господина Пупса.
      Студент снова густо покраснел.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru