НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ


Карлуша на острове Голубой звезды

Часть пятая. НОЧЬ РЕШАЮЩЕГО УДАРА

Глава восьмая (77)
Решающий удар.
Как Курносик всё-таки попал на “Волчок”.
Мастер


MP3

 


Глава девятая...

В НАЧАЛО



 

 

Глава восьмая

Решающий удар.
Как Курносик всё-таки попал на «Волчок».
Мастер


Но что же случилось с директором? Что такое увидел на экране «Шестой», отчего так стремительно покинул кабинет? Почему после возвращения он уже называл своего хозяина «бывшим директором», «бывшим инженером» и даже «бывшим Курносиком»? Для того, чтобы понять это, проследим за действиями господина директора с того самого момента, как мы потеряли его из виду.

Итак, увидев, что «летающее блюдце» спускается в кратер, директор прервал разговор и помчался по коридорам к установленной в тоннеле катапульте.

Перед конструкцией топтались роботы-слесари, главная пружина была взведена, железные ворота, ведущие в кратер, сняты с запора.

— Один — к воротам, второй — ко мне, третий — в сторону! — на ходу отрывисто приказал Курносик и полез в кресло.

Из кратера уже доносился гул снижающегося челнока. Через слегка приоткрытые ворота было видно, как все внутри полыхает красным от работающих на посадке реактивных двигателей. В воздухе запахло дымом и керосином. Курносик принял удобное положение в кресле, опустил руку на подлокотник с клавишей пуска и приготовился. Момент решающего удара неуклонно приближался.


Теперь, когда у нас есть минута-другая, вспомним пунктиром события, которые привели директора в кресло катапульты.

Прошло семь лет с того дня, когда директор-Курносик начал свои попытки разрушить, повредить или хотя бы поцарапать защитную хронооболочку «Волчка».

Для достижения этой цели в примыкающем к кратеру тоннеле он проложил рельсы узкоколейки и настойчиво испытывал всевозможные механизмы разрушения — от тяжёлого тарана-сверла с тончайшим иглообразным наконечником до сверхскоростного диска с алмазной режущей кромкой.

Всё тщетно! На гладкой поверхности оставались лишь копоть да пыль от инструментов.

Меньше суток оставалось до истечения семилетнего срока программы Созидания Будущего. Если в назначенное время корабль не вернётся на Колобок, сюда прибудет аварийная бригада, усиленная взводом военных роботов… и тогда всему конец.

Да, он должен вернуться на Колобок в назначенное время. Но не таким как прежде. Он выведет на орбиту гигантский спутник-алмаз и подчинит своей воле население родной планеты.

Сейчас это зависело от одного: сумеет ли он воспользоваться секундами, во время которых при помощи катапульты можно будет проникнуть наконец за черту проклятого магического круга!

Для того чтобы поймать момент, участок оболочки, ближайший к выходу из тоннеля, намазан клеем и присыпан пылью. Как только оболочка исчезнет, присохшая корка отпадёт, и в это мгновение он нажмёт кнопку…

Оказавшись на «Волчке», он воспользуется прибором «Дурной глаз» — тем самым первым хрустальным глазом, который помог ему сделать величайшее научное открытие и который теперь вмонтирован в перстень. Он внушит адмиралу свою волю и полностью завладеет ситуацией.

Погрузка большого алмаза на корабль не вызовет затруднений.

Затем он разыщет на «Волчке» главный динамик, и они в считанные минуты телетранспортируются на орбиту Колобка…

Что там плёл этот толстенький гном насчёт «колёсика»?.. Нет, нет, сейчас не время об этом думать.

Курносик собрался, взгляд его стал холодным и внимательным. От предельной сосредоточенности его лоб под бинтами наморщился, а глаза сузились…


Через щёлку приоткрытых ворот было видно, что кратер заволокло дымом, окрашенным ярким заревом реактивного двигателя «летающего блюдца». Опустившись ниже, челнок перестал загораживать своим корпусом верхнее отверстие кратера, и мощная тяга понесла дым вверх. Тут же от сквозняка захлопнулись ворота.

— Ворота!! — закричал вне себя Курносик.

Стоявший у ворот робот-слесарь, прихрамывая и ворча, приоткрыл створки.

— Полностью открыть!!!…

Гул реактивного двигателя усиливался. Курносик почувствовал, что его пальцы, лежащие на клавише «пуск», вспотели и скользят по пластмассовой поверхности. Резким движением он вытер ладонь о штанину и в напряжённом ожидании вытянул шею вперёд. Каждая клеточка его живого организма была готова к прыжку, каждый электрический заряд его мозга понимал, что сейчас, через секунду, в следующее мгновение — это произойдёт…

И это случилось.

Засохшая клеевая корка вдруг оторвалась и, подхваченная тягой, улетела.

Путь был свободен.

Курносик вжался в спинку кресла и надавил кнопку.

Ничего не произошло.

Кресло не сдвинулось с места, катапульта не сработала.

Курносик ещё несколько раз утопил клавишу в гнезде, но — никакого результата.

— Эй, что такое, она не работает! — прокричал он, не успев ещё хорошенько испугаться. — Быстрее, быстрее, сделайте что-нибудь!..

Все трое слесарей бросились к катапульте, доставая из карманов инструменты, среди которых Курносик разглядел небольшие тиски и паяльник.

— Зачем паяльник! — прохрипел он, теряя от волнения голос. — Не надо паяльник! Двери, двери откройте! — он увидел, что створки ворот снова захлопнулись от сквозняка.

Двое слесарей вернулись к воротам и встали на свои места.

— Сейчас, хозяин… — ворчал старший, ковыряя что-то отвёрткой и перекусывая плоскогубцами. — Сейчас всё будет в порядке… Немножко заклинило, оттого что всё новое… Сейчас, сейчас…

Внезапно шум реактивного двигателя прекратился: челнок завершил посадку, и звуконепроницаемая оболочка над ним захлопнулась.


— Стойте! — прошептал Курносик, окончательно потеряв голос. Связки его издали присвистывающее сипение.

— Сейчас, хозяин, — успокаивал слесарь, — сейчас всё будет в порядке…

Он перекусил плоскогубцами ещё какую-то железку, и машина наконец сработала: мощная пружина толкнула кресло, ударила Курносика в спину и стремительно вышвырнула его из тоннеля. Он полетел вперёд, словно камешек, выпущенный из тугой рогатки.

— Не на-а!!!… — закричал он внезапно прорезавшимся голосом, но было поздно.


Удар был чудовищно силён.

Курносик припечатался к невидимой стене всем туловищем, медленно сполз на камни и замер. Гипсовый шар его головы сплющился и в нескольких местах раскололся. Это был конец.

Не получив никаких указаний насчёт дальнейшего, роботы-слесари молча стояли в тоннеле. На площадке за хронооболочкой появился адмирал Прим Бамбас. Он приблизился к границе и стал удивлённо разглядывать Курносика. Потом обернулся и крикнул что-то стоявшей на лестнице механической служанке. Та исчезла в отверстии входного люка, — по всей видимости для того, чтобы снять защиту. Прим Бамбас взял Курносика за шиворот и затащил его внутрь площадки.

Слесари услышали, как он крикнул служанке: «Можешь врубать», — и опять наступила тишина.

Роботы молча и многозначительно переглянулись. А затем неспешно заковыляли в мастерскую. По дороге они размышляли о том, что их примитивная программа, наверное, никогда не постигнет смысла неожиданных и парадоксальных решений, принимаемых высшими существами. И они решили впредь называть Курносика не просто «директор», а «мастер», что в их понятии было вершиной совершенства и могущества.

 

 

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru