НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ


Карлуша на острове Голубой звезды

Часть пятая. НОЧЬ РЕШАЮЩЕГО УДАРА

Глава тринадцатая (82)
Засада.
Опасен, как никогда…


MP3

 


Глава четырнадцатая...

В НАЧАЛО


 

 

Глава тринадцатая

Засада.
Опасен, как никогда…


Начинало светать. Освобождённые из «отстойника» гномы не расходились. Настроение было праздничное, все возбуждённо переговаривались, разглядывали и трогали руками валявшихся повсюду роботов-стражников.

Отдельной кучкой собрались бывшие пираты-трудоголики. Вид у них был унылый: все надежды разбогатеть рухнули, подводную лодку они потеряли, а капитан, кажется, совсем рехнулся. Выпущенные из карцера Нос и Костыль ругали всех на чём свет стоит и угрожали непонятно кому.

Неподалёку от входа из густых зарослей выглядывали дикари-голодранцы. Оставаясь незамеченными, они с любопытством следили за событиями минувшей ночи, ровным счётом ничего не понимая. Теперь они дожидались, чем всё закончится.

Из глубины служебных коридоров вышли Студент, Циркуль, Огонёк, Взломщик, Кроха, Карлуша и Чек. После того как в кратере появились ещё двое хитроумных изобретателей, планы круто переменились. Во-первых, было решено заколотить все вентиляционные окна. С этим надо было спешить, чтобы робот не смог выбраться из трубы и чтобы пар не уходил впустую. Эти окошки сейчас в спешном порядке заколачивали и заваривали толстым листовым железом роботы-слесари, за спинами у которых стояли грозные «барбосы».

Ещё лучше придумал инженер Циркуль. Он предложил оставить не заколоченным одно-единственное окошко, расположенное над входом в «отстойник» и выходящее прямо на покрытую мхом каменистую поляну. Над этой поляной натянуть несколько рядов проволоки и пустить электричество. Налетев на неё, робот получил бы сильнейший удар тока, и его электроника навсегда бы вышла из строя.

Взломщик и Циркуль тут же принялись за сооружение проволочной засады, а Студент поднялся на тот самый балкончик, с которого обычно выступал директор, и обратился к освобождённым пленникам:

— Друзья! Братцы! Победа близка! Вы все свободны! Так называемый директор свергнут, и больше никто…

Дальнейшие его слова утонули в громогласном «ура!» и аплодисментах. Подняв руку и дождавшись тишины, Студент продолжал:

— Так называемый директор больше не директор! (Аплодисменты.) Но здесь, на фабрике, затаился ещё один враг! И этот враг ещё опаснее! (Растерянный ропот.) Этот враг — не гном, а робот! Самообучающийся, непредсказуемый механизм, который становится всё более опасным с каждым часом, с каждой минутой! (Ропот усилился.) Я не могу раскрыть наши планы — возможно даже, что он нас сейчас слышит (все притихли), но я прошу вас об одном: немедленно отойдите от входа. Разойдитесь как можно дальше!

Встревоженные гномы послушно разошлись и оцепили вход большим полукругом.

Позади открывался вид на чашу котлована, до самых кромок заполненную густым туманом. Из этого тумана, как из молока, торчала ракета. Она возвышалась больше чем на половину своей длины и поблёскивала в красноватом свечении восточной части неба. Солнце вот-вот уже готово было выглянуть из-за горизонта.

Карлуша и Чек, несмотря на неоднократные предостережения, стояли у самого проволочного заграждения, со страхом и нетерпением ожидая появления взбесившегося робота.

Вместе со всеми на фабрику приплёлся Пухляк и теперь прятался за спинами других гномов, стараясь не попадаться на глаза своим мучителям. Но тут, как назло, кто-то его окликнул по имени, и Карлуша его увидел. Он поманил Пухляка, и тот нехотя приблизился, понимая, что деваться некуда.

— Жалко, не до тебя сейчас… — процедил Карлуша сквозь зубы, и Пухляк радостно закивал головой. — Попался бы ты мне раньше на глаза… (Пухляк развёл руками.) Ничего, ничего, будет ещё время… (Пухляк поднял глаза, преисполненные вины и раскаяния.)

Но тут Чек пихнул Карлушу локтем, и все трое обратили взоры к отверстию, вокруг которого начал клубиться пар.

Незадолго до этого в кратере происходило следующее.

Адмирал Прим Бамбас щедро полил разложенное под бочками тряпьё керосином и поджёг. Керосин вспыхнул, и языки пламени начали лизать со всех сторон наполненные водой железные бочки. Вода стала закипать. Пар ударил в трубу и помчался вперёд, заполняя собой все путаные разветвления.

Прошла минута, другая, и Прим Бамбас с изумлением услышал в глубине трубы быстро приближающийся стук. Кто-то стал отчаянно биться изнутри об одно из заделанных железом окошко.

Прим Бамбас вдруг подумал, что это может быть ещё один заплутавший в трубе гном, и тревожно окликнул его: «Эй, кто там?»

Но в ответ послышалось только злобное механическое рычание, а удары посыпались с удвоенной силой.

Слесари постарались на совесть — железо не поддалось, и «Шестой» убежал в глубь трубы.

Но, не успел Прим Бамбас подлить в огонь керосину, как коленки робота загремели у другого отверстия и всё повторилось — попытка выбить железное заграждение и удаляющийся стук в трубе. Затем ещё раз, и ещё…

Возможно, робот хотел во что бы то ни стало проникнуть именно в кратер. Застигнув адмирала врасплох, он мог силой отобрать у него пульт дистанционного управления, снять защитную хронооболочку и захватить корабль.

Страшно подумать, что могло бы последовать за этим…

Едва из отверстия показались первые клубы пара, среди собравшихся перед входом гномов пробежал испуганный ропот. Все расступились ещё дальше, образовав перед входом свободное пространство. Перетрусивший Пухляк тоже хотел посторониться вместе со всеми, но Карлуша схватил его за рукав пижамы и велел стоять рядом:

— Куда собрался? Стой здесь. Дойдёт и до тебя очередь…

Пар из окошка ударил сильнее и труба загудела, как огромный расстроенный орган.

— Ну где же он, где… — шептал стоявший неподалёку Студент и от волнения кусал себе губы.

Взломщик и Циркуль склонились над потрескивающим трансформатором и внимательно следили за стрелкой шкалы напряжения. Электричество поступало в сеть от находящегося в старой шахте дизеля, который всё ещё работал благодаря исправно трудившимся роботам-механикам. Они ничего не знали о случившемся этой ночью перевороте.

Пар валил из окошка в полную силу, тревога возрастала, «Шестой» не появлялся.

— Нельзя было оставлять адмирала одного, — сказала Огонёк. — У него пульт в кармане…

Студент повернулся, дико посмотрел на неё и схватился за голову. Он сделал движение, чтобы опрометью бежать в кратер, но Огонёк предупредила его:

— Погодите, кажется, он здесь…

И действительно: со звоном отлетела решётка вентиляционного окна и в облаке пара показалась голова «Шестого». У него была злобная, оскалившаяся физиономия. Пар оплавил мягкую резину лица, обнажив зубы и отдельные части стального черепа.

По толпе гномов пробежал испуганный ропот.

То обстоятельство, что робот не выскочил из трубы сразу, нарушало планы — теперь он мог разглядеть натянутую внизу сеть из перекрещивающихся на разных уровнях оголённых проводов. И он её увидел.

— Несчастные, тупоголовые гномы! — прохрипел он. — За кого вы меня держите, вы, низшие создания! Вы устроили засаду на перепуганного кролика? Так занимайтесь ловлей кроликов и не суйте свой нос в дела, недоступные вашим дрянным, никчёмным умишкам!

«Шестой» невероятным образом изогнулся внутри трубы, сжался как пружина и, оттолкнувшись, перелетел через проволочную западню. Отряхнувшись и поправив галстук, он взглянул на верхушку торчащей из котлована ракеты и, внезапно сорвавшись с места, побежал по тропинке.

 

 

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru