НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Роберт Шекли

Космические компаньоны

радиоспектакль



  mp3 — VBR до 128kbps — 44Hz — Mono  

1     2     3     4

ТИТР

Ричард Грегор — Геннадий Богачёв;
Фрэнк Арнольд — Михаил Данилов;
мистер Фернгром — Вадим Ермолаев;
Смит — Всеволод А. Кузнецов.
Год записи: 1991

По рассказам «Призрак-5» и «Необходимая вещь».

Призрак 5 — это чужая планета, на которой погибают все, кто высаживался не нее, привлеченный её прекрасным климатом. Их находят растерзанными в клочья, изуродованными. Два смелых исследователя берутся «вылечить» страшную планету и вскоре обнаруживают, что сам воздух на ней обладает особым свойством — порождать монстров. Но в чем истинная причина порождения чудовищ и как от них спастись?

 

      Роберт Шекли
      Необходимая вещь
     
      Ричард Грегор сидел за своим столом в пыльной конторе фирмы ААА-ПОПС — Астронавтического антиэнтропийного агентства по оздоровлению природной среды, — тупо уставившись на список, включающий ни много, ни мало 2305 наименований. Он пытался вспомнить, что же еще тут упущено.
      Антирадиационная мазь? Осветительная ракета для вакуума? Установка для очистки воды? Нет, все это уже есть.
      Он зевнул и взглянул на часы. Арнольд, его компаньон вот-вот должен вернуться. Еще утром он отправился заказать все эти 2305 предметов и проследить за их погрузкой на корабль. Через несколько часов точно по расписанию они стартуют для выполнения нового задания.
      Но все ли он предусмотрел? Космический корабль — это остров на полном самообеспечении. Если на Дементии IV у тебя кончатся бобы, ты там не отправишься в лавку. А если, не дай Бог, сгорит обшивка основного двигателя, никто не поспешит заменить ее. На борту должно быть все — и запасная обшивка, и инструмент для замены, и инструкция, как это сделать. Космос слишком велик, чтобы позволить себе роскошь спасательных операций.
      Аппаратура для экстракции кислорода… Сигареты… Да прямо универсальный магазин, а не ракета.
      Грегор отбросил список, достал колоду потрепанных карт и разложил безнадежный пасьянс собственного изобретения.
      Спустя несколько минут в контору небрежной походкой вошел Арнольд.
      Грегор с подозрением посмотрел на компаньона. Когда маленький химик, сияя от счастья, начинал лихо подпрыгивать, это обычно означало, что ААА-ПОПС ждут крупные неприятности.
      — Ты все достал? — робко поинтересовался Грегор.
      — В лучшем виде, — гордо заявил Арнольд.
      — Старт назначен на…
      — Успокойся, будет полный порядок!
      Он уселся на край стола.
      — Я сегодня сэкономил кучу денег.
      — Бог ты мой, — вздохнул Грегор. — Что ты еще натворил?
      — Нет, ты только подумай, — торжественно произнес Арнольд. — Только подумай о тех деньгах, которые попусту тратятся снаряжение самой обычной экспедиции. Мы упаковываем 2305 единиц снаряжения ради одного единственного ничтожного шанса, что нам может понадобиться одна из них. Полезная нагрузка корабля снижена до предела, жизненное пространство стеснено, а эти вещи никогда не понадобятся!
      — За исключением одного или двух случаев, когда они спасают нам жизнь.
      — Я это учел. Я все тщательно изучил и нашел возможность существенно сократить список. Небольшое везение — и я отыскал ту единственную вещь, которая действительно нужна экспедиции. Необходимую вещь! Поехали на корабль, я ее тебе покажу.
      Больше Грегор не смог вытянуть из него ни слова.
      Всю долгую дорогу в космопорт Кеннеди Арнольд таинственно улыбался. Их корабль уже стоял на пусковой площадке, готовый к старту.
      Арнольд торжествующе распахнул люк.
      — Вот! — воскликнул он. — Смотри! Это панацея от всех возможных бед!
      Грегор вошел внутрь. Он увидел большую фантастического вида машину с беспорядочно размещенными на корпусе циферблатами, лампочками и индикаторами.
      — Что это?
      — Не правда ли, красавица? — Арнольд нежно похлопал машину. — Я выудил ее у межпланетного старьевщика Джо практически за бесценок.
      Грегору все стало ясно. Когда-то он сам имел дело со старьевщиком Джо, и каждый раз это приводило к печальным последствиям. Немыслимые машины Джо в самом деле работали, но как — это другой вопрос.
      — Ни с одной из машин Джо я не отправлюсь в космос, — твердо заявил Грегор. — Может быть, нам удастся продать ее на металлолом?
      Он судорожно бросился разыскивать кувалду.
      — Погоди, — взмолился Арнольд. — Дай, я покажу ее в работе. Подумай сам. Мы в глубоком космосе. Выходит из строя основной двигатель. Мы обнаруживаем, что на третьей шестеренке открутилась и исчезла гайка. Что мы делаем?
      — Мы берем новую гайку из числа 2305 предметов, которые взяли с собой на случай вот таких чрезвычайных обстоятельств, — сказал Грегор.
      — В самом деле? Но ведь ты же не включил в список четырехдюймовую дюралевую гайку! — торжествующе вскричал Арнольд. — Я проверял. Что тогда?
      — Не знаю. А что ты можешь предложить?
      Арнольд подошел к машине, нажал кнопку и громко и отчетливо произнес:
      — Дюралевая гайка, диаметр четыре дюйма.
      Машина глухо зарокотала. Вспыхнули лампочки. Плавно отодвинулась панель, и глазам компаньонов представилась сверкающая, только что изготовленная гайка.
      — Хм, — произнес Грегор без особого энтузиазма. — Итак, она делает гайки. А что еще?
      Арнольд снова нажал на кнопку:
      — Фунт свежих креветок.
      Панель отодвинулась — внутри были креветки.
      — Дал маху — следовало заказать очищенные, — заметил Арнольд. — Ну да ладно.
      — Что еще она может делать? — спросил Грегор.
      — А что бы ты хотел? Тигренка? Карбюратор? Двадцатипятиваттную лампочку? Жевательную резинку?
      — Ты хочешь сказать — она может состряпать все что угодно?
      — Все что ни пожелаешь! Попробуй сам.
      Грегор попробовал и быстро произвел на свет одно за другим пинту питьевой воды, наручные часы и банку майонеза.
      — Неплохо, — сказал он. — Но…
      — Что «но»?
      Грегор задумчиво покачал головой. Действительно — что? Просто по собственному опыту он знал, что эти новинки никогда не бывают столь надежны в работе, как кажется на первый взгляд.
      — Транзистор серии е1324.
      Машина глухо загудела, отодвинулась панель, и он увидел крохотный транзистор.
      — Неплохо, — признался Грегор. — Что ты там делаешь?
      — Чищу креветки, — ответил Арнольд.
      Насладившись салатом из креветок, приятели вскоре получили разрешение на взлет, и через час их корабль был уже в космосе.
      Они направлялись на Деннетт IV, планету средних размеров созвездии Сикофакс. Деннетт был жаркой, влажной, плодородной планетой с одним-единственным серьезным недостатком — чрезмерным обилием дождей. Почти все время на Деннетте шел дождь, а когда его не было, собирались тучи. Компаньонам предстояло ограничить выпадение дождей. Основами регулирования климата они вполне овладели. Это были частые для многих миров трудности. Несколько суток — и все будет в порядке.
      Путь не был отмечен никакими событиями. Впереди показался Деннетт. Арнольд выключил автопилот и повел корабль сквозь толщу облаков. Они спускались в километровом слое белесого тумана. Вскоре показались горные вершины, а еще через несколько минут корабль завис над скучной серой равниной.
      — Странный цвет для ландшафта, — заметил Грегор.
      Арнольд кивнул. Он привычно повел корабль по спирали, выровнял его, аккуратно опустил и, сбалансировав, выключил двигатель.
      — Интересно, почему здесь нет растительности? — размышлял в слух Грегор.
      Через мгновение они это узнали. Корабль на секунду замер, а затем провалился сквозь мнимую равнину и, пролетев несколько десятков метров, рухнул на поверхность.
      «Равниной» оказался туман исключительной плотности, какого нигде, кроме Деннетта, не встретить.
      Компаньоны быстро отстегнули ремни, тщательно ощупали себя и, убедившись в отсутствии увечий, приступили к осмотру корабля. Неожиданное падение не принесло ничего хорошего их старенькой посудине. Радио и автопилот оказались напрочь выведенными из строя. Были покорежены десять пластин в обшивке двигателя и, что хуже всего, полетели многие элементы в системе управления.
      — Нам еще повезло, — заключил Арнольд.
      — Да, — сказал Грегор, вглядываясь в туман. — Однако в следующий раз лучше садиться по приборам.
      — Ты знаешь, отчасти я даже рад, что все так произошло. Теперь ты убедишься, как незаменим Конфигуратор. Ну что, приступим к работе?
      Они составили список всех поврежденных частей.
      Арнольд подошел к Конфигуратору и нажал на кнопку:
      — Пластина обшивки двигателя, пять дюймов на пять, толщина полдюйма, сплав 342.
      Конфигуратор быстро изготовил требуемое.
      — Нам нужно десять штук, — сказал Грегор.
      — Знаю, — ответил Арнольд и снова нажал на кнопку: — Повторить.
      Машина бездействовала.
      — Наверное, надо ввести команду полностью, — сказал Арнольд.
      Он ударил кулаком по кнопке и произнес:
      — Пластина обшивки двигателя, пять дюймов на пять, толщина полдюйма, сплав 342.
      Конфигуратор не шелохнулся.
      — Странно, — сказал Арнольд.
      — Куда уж, — произнес Грегор, чувствуя, что внутри у него что-то обрывается.
      Арнольд попробовал еще раз — безрезультатно. Он задумался, затем, снова ударив кулаком по кнопке, сказал:
      — Пластиковая чашка.
      Машина произвела чашку из ярко-голубого пластика.
      — Еще одну, — сказал Арнольд.
      Конфигуратор не откликнулся, и Арнольд попросил восковую свечу. Машина ее изготовила.
      — Еще одну восковую свечу, — приказал Арнольд.
      Машина не повиновалась.
      — Интересно, — произнес Арнольд. — Мне следовало бы раньше подумать о такой возможности.
      — Какой возможности?
      — Очевидно, Конфигуратор может произвести все что угодно, но только в единственном числе.
      Арнольд провел еще один эксперимент, заставив машину изготовить карандаш. Она это сделала, но только один раз.
      — Прекрасно, — подытожил Грегор, — но нам нужны еще девять пластин. И для системы управления необходимы четыре идентичные детали. Что будем делать?
      — Что-нибудь придумаем, — беззаботно ответил Арнольд.
      За бортом корабля начинался дождь.
      — Я могу найти поведению машины только одно объяснение — говорил Арнольд несколько часов спустя. — Полагаю, здесь действует принцип наслаждения.
      — Что? — встрепенулся Грегор. Он дремал, убаюканный мягким шелестом дождя.
      — Эта машина обладает своего рода разумом, — продолжал Арнольд. — Получив стимулирующее воздействие, она переводит его на язык исполнительных команд и производит предмет в соответствии с заложенной в памяти программой.
      — Производит, — согласился Грегор, — но только единожды!
      — Да, но почему? Здесь ключ ко всей нашей проблеме. Я полагаю, мы столкнулись с фактором самоограничения, вызванного стремлением к наслаждению.
      — Не понимаю.
      — Послушай. Создатели машины не стали бы ограничивать возможности таким образом. Единственное объяснение, которое я нахожу, заключается в том, что при подобной сложности машина приобретает почти человеческие черты. Машина получает определенное наслаждение от производства только новых предметов. Сотворив изделие, машина теряет к нему всякий интерес. С этой точки зрения всякое повторение — пустая трата времени.
      — Более дурацких рассуждений я в жизни не слыхал, — сказал Грегор. — Но допустим, ты прав. Что же мы все таки можно сделать?
      — Не знаю, — ответил Арнольд.
      — Я так и думал.
      В этот вечер Конфигуратор произвел им на ужин вполне приличный ростбиф. На десерт был яблочный пирог. Ужин заметно улучшил моральное состояние приятелей.
      — Ну что ж, — задумчиво произнес Грегор, затягиваясь сигаретой марки «Конфигуратор». — Вот что мы должны попробовать. Сплав 342 — не единственный материал, из которого можно изготовить обшивку. Есть и другие сплавы, которые продержатся до нашего возвращения на Землю.
      Вряд ли можно было хитростью заставить Конфигуратор изготовить пластину из какого-либо ферросплава. Компаньоны приказали машине изготовить бронзовую пластину и получили ее. Однако после этого Конфигуратор отказал им как в медной, так и в оловянной пластинах. На алюминиевую пластину машина согласилась, так же как на пластины из кадмия, платины, золота и серебра. Пластина из вольфрама была уникальным изделием, удивительно, как Конфигуратор вообще смог ее отлить. Плутоний был отвергнут Грегором, и подходящие материалы стали постепенно истощаться. Арнольду пришла идея использовать сверхпрочную керамику. Наконец, последнюю пластину сделали из чистого цинка.
      В общем, ночью приятели неплохо поработали и уже под утро смогли выпить за успех предприятия превосходный, хотя и несколько маслянистый херес марки «Конфигуратор».
      На следующий день они смонтировали пластины. Кормовая часть корабля имела вид лоскутного одеяла.
      — По-моему, очень даже неплохо! — восхитился Арнольд.
      — Только бы они продержались до Земли, — судя по голосу Грегор отнюдь не разделял энтузиазма своего компаньона. — Ну ладно, пора приниматься за систему управления.
      Здесь возникла новая проблема. Были разбиты четыре абсолютно одинаковые детали — хрупкие, тончайшей работы платы из стекла и проволоки. Заменители исключались.
      К полудню приятели чувствовали себя просто омерзительно.
      — Есть какие-нибудь идеи? — спросил Грегор.
      — Пока нет. Может, пообедаем?
      Они решили, что салат из омаров будет очень кстати, и заказали его Конфигуратору. Тот недолго погудел и… ничего.
      — Ну а сейчас в чем дело? — спросил Грегор.
      — Вот этого-то я как раз и боялся, — ответил Арнольд.
      — Боялся чего? Мы ведь еще не заказывали омаров.
      — Но мы заказывали креветки. И те и другие относятся к ракообразным. Боюсь, что Конфигуратор разбирается в классах объектов.
      — Ну что же, придется консервы, — со вздохом сказал Грегор.
      Арнольд вяло улыбнулся.
      — Видишь ли, — сказал он, — когда я купил Конфигуратор, то подумал, что нам больше не придется беспокоиться о еде. Дело в том, что…
      — Как, консервов нет?!
      — Нет.
      Они вернулись к машине и заказали семгу, форель, тунца… Безрезультатно. С тем же успехом они попробовали получить свиную отбивную, баранью ножку и телятину.
      — По-моему, Конфигуратор решил, что вчерашний ростбиф поставил точку на мясе всех млекопитающих, — сказал Арнольд.
      — Это интересно. Если дело так пойдет дальше, мы сможем разработать новую теорию видов…
      — Умирая голодной смертью, — добавил Грегор.
      Он потребовал жареного цыпленка, и на этот раз Конфигуратор сработал без колебаний.
      — Эврика! — воскликнул Арнольд.
      — Черт! — выругался Грегор. — Надо было заказать индейку.
      На планете Деннетт продолжался дождь. Вокруг залатанной хвостовой части корабля клубился туман.
      Арнольд занялся какими-то манипуляциями с логарифмической линейкой, а Грегор, покончив с хересом, безуспешно пытался получить ящик виски. Убедившись в бесплодности своих попыток, он принялся раскладывать пасьянс. После скудного ужина, состоявшего из остатков цыпленка, Арнольд наконец завершил расчеты.
      — Это может подействовать, — сказал он.
      — Что именно?
      — Принцип наслаждения!
      Арнольд поднялся и принялся расхаживать взад и вперед.
      — Раз эта машина обрела почти человеческие черты, у нее должны быть и способности к самообучению. Я думаю, мы сможем научить ее испытывать наслаждение от многократного производства одной и той же вещи, а именно — элементов системы управления.
      — Может, стоит и попробовать, — с надеждой отозвался Грегор.
      Поздно вечером приятели начали переговоры с машиной. Арнольд настойчиво нашептывал ей о прелестях повторения. Грегор громко рассуждал об эстетическом наслаждении от многократного производства таких шедевров, как элементы системы управления. Арнольд все шептал о трепете от бесконечного производства одних и тех же предметов. Снова и снова — все те же детали, все из того же материала, производимые с одной и той же скоростью. Экстаз! Грегор философствовал, сколь гармонично это соответствует облику и способностям машины. Он говорил, что повторение гораздо ближе к энтропии, которая с механической точки зрения само совершенство.
      По непрерывному щелканью и миганию можно было судить, что Конфигуратор внимательно слушал. Когда на Деннетте забрезжил промозглый рассвет, Арнольд осторожно нажал на кнопку и дал команду изготовить нужную деталь.
      Конфигуратор явно колебался. Лампочки неопределенно мигали, стрелки индикаторов нерешительно дергались.
      Наконец послышался щелчок, панель отодвинулась, и показался второй элемент системы управления.
      — Ура! — закричал Грегор, хлопнув Арнольда по плечу.
      Он поспешно нажал на кнопку и заказал еще одну деталь. Конфигуратор громко и выразительно загудел и… ничего не произвел.
      Грегор сделал еще одну попытку, однако и на этот раз машина — уже без долгих колебаний — отказалась выполнить просьбу людей.
      — Ну а сейчас в чем дело? — спросил Грегор.
      — Все ясно, — грустно ответил Арнольд. — Он решил попробовать повторение только ради того, чтобы определить, не лишает ли себя чего-нибудь, не испытав его. Я думаю, что Конфигуратору повторение не понравилось.
      — Машина, которая не любит повторения! — тяжело вздохнул Грегор. — Это так по-человечески…
      — Как раз наоборот, — с тоской произнес Арнольд. — Это слишком по-человечески…
      Время приближалось к ужину, и приятели решили выудить из Конфигуратора что-нибудь съестное. Получить овощной салат было довольно несложно, однако он оказался не слишком калорийным. Конфигуратор добавил буханку хлеба, но о пироге не могло быть и речи. Молочные продукты также исключались: накануне компаньоны заказывали сыр. Наконец, только через час, после многочисленных попыток и отказов, их усилия были вознаграждены фунтом бифштекса из китового мяса, — видно, Конфигуратор был не совсем уверен в его происхождении.
      Сразу после ужина Грегор снова стал вполголоса напевать машине о радостях повторения. Конфигуратор мерно гудел, периодически мигал лампочками, показывая, что все же слушает.
      Арнольд обложился справочниками и стал разрабатывать новый план. Спустя несколько часов он вдруг вскочил с радостным криком:
      — Я знал, что его найду!
      — Что найдешь? — живо поинтересовался Грегор.
      — Заменитель системы управления!
      Он сунул книгу буквально под нос Грегору.
      — Смотри! Ученый на Ведньере II создал это пятьдесят лет назад. Система по современным понятиям неуклюжа, но она неплохо действует и вполне подойдет для нашего корабля.
      — Ага. А из чего она сделана? — спросил Грегор.
      — В том-то вся и штука! Мы не можем ошибиться. Она сделана из особого пластика!
      Арнольд быстро нажал на кнопку и прочитал описание системы управления.
      Ничего не произошло.
      — Ты должен изготовить систему управления типа Ведньер II — закричал Арнольд. — Если ты этого не сделаешь, то нарушишь собственные принципы!
      Он ударил по кнопке и еще раз отчетливо прочитал описание системы.
      И на этот раз Конфигуратор не повиновался.
      Тут Грегора осенило ужасное подозрение. Он быстро подошел к задней панели Конфигуратора и нашел там то, чего опасался.
      Это было клеймо изготовителя. На нем было написано: КОНФИГУРАТОР, КЛАСС 3. ИЗГОТОВЛЕН ВЕДНЬЕРСКОЙ ЛАБОРАТОРИЕЙ. ВЕДНЬЕР II.
      — Конечно, они уже использовали его для этих целей, — грустно констатировал Арнольд.
      Грегор промолчал. Сказать было нечего.
      Внутри на стенках корабля появились капли. На стальной пластине в хвостовом отсеке обнаружилась ржавчина.
      Машина продолжала слушать увещевания о пользе повторения, но ничего не производила.
      Снова возникла проблема обеда. Фрукты исключались из-за яблочного пирога. Не стоило и мечтать о мясе, рыбе, молочных продуктах, каше. В конце концов, компаньонам удалось отведать лягушек, печеных кузнечиков, приготовленных по древнему китайскому рецепту, и филе из игуаны. Однако после того, как с ящерицами, насекомыми и земноводными было покончено, приятели поняли, что пищи больше не будет.
      И Арнольд, и Грегор чувствовали нечеловеческую усталость. Длинное лицо Грегора совсем вытянулось.
      За бортом непрерывно лил дождь. Корабль все больше засасывало в хлипкую почву.
      Но тут Грегора осенила еще одна идея. Он старался тщательно ее обдумать. Новая неудача могла повергнуть в непреодолимое уныние. Вероятность успеха была ничтожной, но упускать ее было нельзя.
      Грегор медленно приблизился к Кофигуратору. Арнольд испугался неистового блеска в его глазах.
      — Что ты собираешься делать?
      — Я собираюсь дать этой штуке еще одну, последнюю команду, — хрипло ответил Грегор.
      Дрожащей рукой он нажал на кнопку и что-то прошептал.
      В первый момент ничего не произошло. Внезапно Арнольд закричал:
      — Назад!
      Машина затряслась и задрожала, лампочки мигали, стрелки индикаторов судорожно дергались.
      — Что ты ей приказал? — спросил Арнольд.
      — Я приказал ей воспроизвести себя!
      Конфигуратор затрясся в конвульсиях и выпустил облако черного дыма. Приятели закашлялись, судорожно глотая воздух.
      Когда дым рассеялся, они увидели, что Конфигуратор стоит на месте, только краска на нем в нескольких местах потрескалась, а некоторые индикаторы бездействуют. Рядом с ним, сверкая каплями свежего масла, стоял еще один Конфигуратор.
      — Ура! — закричал Арнольд. — Это спасение!
      — Я сделал гораздо больше, — устало ответил Грегор. — Я обеспечил нам состояние.
      Он повернулся к новому Конфигуратору, нажал на кнопку и прокричал:
      — Воспроизведись!
      Через неделю, завершив работу на Деннетте IV, Арнольд, Грегор и три Конфигуратора уже подлетали к космопорту Кеннеди. Как только они приземлились, Арнольд выскочил из корабля, быстро поймал такси и отправился сначала на Кэнэстрит, а затем в центр Нью-Йорка. Дела заняли немного времени, и уже через несколько часов он вернулся на корабль.
      — Все в порядке, — сказал он Грегору. — Я поговорил с несколькими ювелирами. Без существенного влияния на рынок мы можем продать около двадцати больших камней. После этого думаю, надо, чтобы Конфигураторы занялись платиной, а затем… В чем дело?
      Грегор мрачно смотрел на него.
      — Ты ничего не замечаешь?
      — А что? — Арнольд огляделся.
      Там, где раньше стояли три Конфигуратора, сейчас их было уже четыре.
      — Ты приказал им воспроизвести еще одного? — спросил Арнольд. — Ничего страшного. Теперь надо только приказать, чтобы они сделали по бриллианту.
      — Ты все еще ничего не понял? — грустно воскликнул Грегор. — Смотри!
      Он нажал на кнопку ближайшего Конфигуратора и сказал:
      — Бриллиант.
      Конфигуратор затрясся.
      — Это все ты и твой проклятый принцип наслаждения, — устало проговорил Грегор.
      Машина вновь завибрировала и произвела на свет… еще один КОНФИГУРАТОР!!!

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru