НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Александр Сухово-Кобылин

Свадьба Кречинского

Спектакль БДТ им. Горького 1950 г.



Александр Жуков

  mp3 — VBR до 128kbps — 44Hz — Mono  



ТИТР ДО

1     2     3     4

ТИТР ПОСЛЕ

Ведущий — Сергей Карнович-Валуа;
Кречинский — Александр Жуков (на фото);
Расплюев — Василий Софронов;
Атуева — Елена Грановская;
Муромский — Александр Лариков;
а также — Борис Рыжухин.

Есть также Спектакль Малого Акададемич. театра СССР, 1976 г.

Краткое содержание произведения

 

 

      Первая пьеса А. В. Сухово-Кобылина, «Свадьба Кречинского», написанная в конце 1854 года, была впервые напечатана в журнале «Современник» в 1856 году (майский номер). Журнальный текст пьесы с незначительными изменениями был включен автором в трилогию, вышедшую в 1869 году под названием «Картины прошедшего. Писал с натуры А. Сухово-Кобылин» (Москва, 1869). В это единственное прижизненное издание трилогии вошли пьесы: «Свадьба Кречинского», «Дело», «Смерть Тарелкина».
      В начале 1860-х годов Сухово-Кобылин издал маленьким тиражом драму «Дело» в Лейпциге, но печатные экземпляры этого заграничного издания до сих пор обнаружить не удалось. В 1887 году «Дело» было напечатано под заголовком «Отжитое время». На титульном листе этого издания значится: «Издание второе. Исправленное и сокращенное по указаниям сцены. Продается в пользу недостаточных студентов Московского университета. Дозволено цензурою января 15 дня 1887 года. Типография Л. и А. Снегиревых».
      В 1898 году в качестве приложения к журналу «Будильник» была напечатана отдельным изданием пьеса «Свадьба Кречинского» с портретом автора и иллюстрациями спектакля в Московском театре Корша.
      Что касается трилогии в целом, то она была впервые переиздана через 24 года после смерти автора, в 1927 году, в серии «Русские и мировые классики» под редакцией А. В. Луначарского и П. К. Пиксанова (М. – Л., 1927). В основу этого издания был положен текст «Картин прошедшего» 1869 года, воспроизведенный по новой орфографии.
      В 1938 году трилогия вышла в Государственном издательстве художественной литературы (М., 1938), а в 1949 году – в издательстве «Искусство» (М. – Л., 1949). Но оба последних издания воспроизводили текст трилогии, напечатанной в серии «Русские и мировые классики» 1927 года. В них были механически перенесены ошибки и опечатки, вкравшиеся в это издание. Так, например, в реплике Муромского («Свадьба Кречинского», действие I, явление III) вместо слова гиль в трех изданиях напечатано слово гниль. В первой ремарке II действия «Дела» вместо слова козируют напечатано слово позируют. Во всех трех изданиях, вопреки воле автора, финальное послесловие, посвященное всей трилогии, произвольно отнесено только к «Смерти Тарелкина» и т. д.
     
      Сухово-Кобылин, с волнением следивший за сценической судьбой своего драматургического первенца, 21 ноября 1855 года записывает в дневнике: «Нынче первая репетиция пиэсы. Достоинство ее начинает из ценности удачи быть возводимо к ценности литературной. Сказывали, что Садовский в роли Расплюева уморил всех со смеху – даже суфлер кис со смеху над своим манускриптом» .
      Премьера имела большой и прочный успех, но взыскательного автора удовлетворили не все исполнители. Вот что он пишет матери о первом спектакле:
      1855, 29 ноября. Москва.
      Любезный друг маменька!
      …Вчера давали пиэсу – впечатление сильное, успех большой, но мог быть больше… Садовский—Расплюев был превосходен – Шуйский слаб…»
      Что касается роли Муромского, то она, по словам Сухово-Кобылина, была изваяна «высоким резцом» М. С. Щепкина (см. характеристики действующих лиц «Дела»).
      Роль Муромского стала одной из любимых ролей Щепкина, а пьесу «Свадьба Кречинского» он ставил в одном ряду с «Горем от ума» и «Ревизором». Вот что он пишет Т. Г. Шевченко 11 декабря 1857 года, собираясь навестить своего друга в Нижнем Новгороде и сыграть там несколько спектаклей: «Да что играть? Ну, пожалуй… Горе от ума, Ревизора, Свадьбу Кречинского…»
      7 мая 1856 года «Свадьба Кречинского» была поставлена в Петербурге, в Александрийском театре, где в лице актера В. В. Самойлова роль Кречинского нашла выдающегося истолкователя.
      Сухово-Кобылин увидел в талантливой игре В. В. Самойлова гармоническое сочетание типического и индивидуально-конкретного, что является неотъемлемым свойством реалистического искусства.
      27 августа 1856 года автор послал Самойлову кубок, сопроводив свой дар интересным письмом:
      «…Хотя и поздно, но я хочу повторить вам мою признательность и мое глубокое сочувствие к вашему свободному нетворческому таланту. Кречинский явился в вас не только типом, а живою конкретною личностью… (подчеркнуто мною. – И. Г.). Примите, Василий Васильевич, мой кубок на добрую память о том дне, когда явился предо мною «Кречинский» в плоти и крови; если день этот будет памятен для русской сцены, то выпейте его до дна за будущность искусства на Руси, и да здравствует все прекрасное!»
     
      Стр. 18. …эка ведь им гиль в голову села…– Гиль – вздор, чепуха.
      Стр. 24. Как он наш солитер обделал…– Солитер – булавка с крупным бриллиантом.
      Стр. 41. …перед кармазинный, а зад крашенинный. – Кармазин – сукно темно-красного цвета. Кармазинный – то есть нарядный; крашенинный – сделанный из крашеного крестьянского полотна.
      Стр. 42. …так и напиши: всех в изделье! – Изделье – барщина при крепостном праве. Перевести с оброка на изделье – то есть на барщину, самую тяжелую форму эксплуатации крепостных крестьян.
      Стр. 72. Вот стразовую побрякушку ухватил… – Страз – искусственный камень. Назван по имени его изобретателя, ювелира XVIII века Страса (Stras).
      Баа!.. Эврика!.. – Эврика («Я нашел» (греч.)) так, по преданию, воскликнул древнегреческий геометр Архимед (287—212 до н. э.), когда он открыл закон гидростатики, названный впоследствии его именем.
      Стр. 79. Зажги карсели… – Карсель – старинная лампа, в которой горючее нагнеталось при помощи часового механизма. Названа именем ее изобретателя, часового мастера XVIII века Карселя (Carcel).
      Стр. 80. Напевает из «Волшебного стрелка». – «Волшебный стрелок» – популярная в России опера знаменитого немецкого композитора Карла Вебера (1786—1826).
      …ведь философии-то не было: видно, и она, Сократова дочь, хорошую-то почву любит… – Сократ – древнегреческий философ (468—399 до н. э.)
      Стр. 81. …в эту великую минуту, мы переходим Рубикон… – Перейти Рубикон – иносказательное выражение, означающее решимость совершить бесповоротный шаг. Рубикон – река в Италии, которую Юлий Цезарь перешел, вопреки запрещению Сената, начиная войну, приведшую к установлению империи в Древнем Риме.
      Что, Расплюев, виктория? – Виктория – победа (лат.).
      Стр. 82. Нас сцапают, и по Владимирке. – Владимирка – шоссейный тракт из Москвы на Владимир и далее, по которому отправляли арестованных этапом на каторгу.
      Стр. 89. …профессор натуральной магии и египетских таинств господин Боско… – Бартоломео Боско (1793—1862) – популярный итальянский фокусник, неоднократно выступавший в Петербурге и Москве.
      Стр. 99. Это для генеалогии. – Генеалогия – родословная, история рода.
      Стр. 110. …на дуван подымает честь… – Дуван – открытое, возвышенное место; в данном случае – выставлять честь напоказ.
      Стр. 120. Что-о-о-о?.. А, вот что!.. Сатисфакция… – давать удовлетворение (лат. satisfactio) оскорбленному противнику, соглашаясь на дуэль; требовать сатисфакции – вызывать на дуэль.
     
      Все попытки Сухово-Кобылина провести ее на сцену императорских театров окончились неудачей, так как III отделение потребовало изъять из текста важнейшие в идейно-художественном отношении места пьесы, вплоть до сокращения целых ролей (Важного лица и Князя). Вопрос о постановке пьесы временно отпал. «Дело» было напечатано в 1869 году в трилогии «Картины прошедшего».
      Второе издание пьесы, осуществленное в 1887 году, было изуродовано цензурой, хотя на титульном листе значится, что издание исправлено и сокращено «по указаниям сцены». Для того чтобы приглушить злободневное звучание пьесы, на титульном листе появился подзаголовок – «Отжитое время». Этим самым нарочито подчеркивалось, что события, изображенные с такой правдивостью и силой в «Деле», являются теперь, в 80-х годах, лишь достоянием далекого прошлого.
      Пьеса подверглась сильному сокращению; весь текст испещрен купюрами, из которых только очень немногие вызваны желанием автора сделать текст более сценичным.
      В издании 1887 года отсутствует очень важное обращение автора «К публике». В первом действии (I явл.) изъято знаменитое письмо Кречинского о взятках. Там же купированы рассказ Атуевой о стряпчих и характеристика Тарелкина, данная Нелькиным («Это тряпка, канцелярская затасканная бумага…»). В V явлении снят весь рассказ Ивана Сидорова о продаже лубков (это сделано по совету театра).
      Во втором действии наиболее существенной купюрой является сокращение диалога Варравина и Муромского (VI явл.).
      В третьем действии (ХII явл.) купирован весь диалог князя и Варравина о «падении» Лидочки, чрезвычайно важный для характеристики обоих действующих лиц. Купирована реплика князя: «Его в желтый дом, а молодца с девочкой строжайше… строжайше!..» Купирована реплика князя: «Карету! Просителей вон!» и т. д.
      Ради мнимой сценичности изменен и обеднен монолог Лидочки (II явл.). Вот как он начинается в редакции 1869 года: «Я бы хотела одного: чтобы и он приехал, чтобы и он заплакал. Ведь он любил меня… по-своему… нет! Не любил он меня. Почему бы ему не прийти да не сказать, что вот ему деньги нужны! Боже мой – деньги! Когда я ему всю себя отдавала…»
      В редакции 1887 года этому монологу, богатому психологическими оттенками, придана мелодраматическая окраска и «театральность»: «Какой ужас!.. Какой страм… в этой бумаге!! (С увлечением.) Да! Умереть!.. Что ж? Разве он любил меня? Никогда!..»
      В четвертом действии (I явл.) купирована сатирическая характеристики законов, данная Нелькиным: «…этот старый шут-закон, расшитый по швам, разряженный лентами…»
      В пятом действии (VII явл.) купированы слова Муромского: «здесь грабят! Я вслух говорю – грабят!»
      Изъята вся сцена с Важным лицом, хотя он имеется в перечне действующих лиц пьесы. Некоторые реплики Важного лица произносит Князь. Эта купюра, конечно, намного ослабляет идейное звучание пьесы.
      Еще более многострадальна сценическая история «Дела». Сухово-Кобылин впервые начал хлопотать о постановке пьесы в 1863 году.
      Как явствует из материалов Центрального государственного исторического архива в Ленинграде, директор Императорских театров граф Борх 18 июня 1863 года препроводил пьесу в «III отделение собственной его императорского величества канцелярии… на предмет ее представления на театрах».
      29 июня 1863 года последовал ответ III отделения: «Пьеса эта в настоящем виде пропущена быть не может, но, по личному объяснению с автором, изъявившим согласие исключить из пьесы роли Князя и Важного лица и некоторые места, зачеркнутые красным карандашом, переделанная таким образом, может быть разрешена по вторичному процензурованию» .
      Однако «Дело» «по вторичному процензурованию» не было пропущено на сцену, так как Сухово-Кобылин отказался сократить роль Князя, без которой рушился весь замысел пьесы.
      Цензор Нордстрем, излагая сюжет «Дела», приходит к следующему выводу: «Настоящая пьеса изображает… недальновидность и непонимание обязанностей своих в лицах высшего управления, подкупность чиновников, от которых зависит направление и даже решение дел, несовершенство законов наших (сравниваемых в пьесе с капканами), безответственность судей за их мнение и решение – все это представляет крайне грустную картину и должно произвести на зрителя самое безотрадное впечатление, которое еще усиливается возмутительным окончанием пьесы» . Только через 19 лет (в 1882 году) она была разрешена для постановки в Петербургском Александрийском театре, а затем в Московском Малом театре.
      В Ленинградском государственном театральном музее хранится рукописный экземпляр пьесы «Дело» («Отжитое время»). На титульном листе рукой автора написано: «Прошу играть по этому экземпляру. А. Сухово-Кобылин. 13 августа 1882 года. С.-Петербург».
      Над этим сценическим вариантом «Дела» цензура проделала особенно разрушительную работу, намного превосходящую все купюры в тексте издания 1887 года. И даже в таком изуродованном виде пьеса имела большой успех. Ее играли крупнейшие русские актеры: В. Н. Давыдов, К. А. Варламов, А. П. Ленский, В. Н. Андреев-Бурлак и др.
      Сухово-Кобылин очень высоко ценил глубокий реализм, которым было пронизано актерское исполнение его пьес. 19 сентября 1897 года он обратился к В. Н. Давыдову и труппе Александрийского театра с таким письмом: «…В плоть и кровь реальности воплотили вы, господа, мои очерки типов „Дела“, „Кречинского“. Половина этого труда – ваша! Половина успеха – ваша! Половина славы – ваша!.. Ваш признательный сотрудник А. Сухово-Кобылин» .
      В 1905 году, в связи с прокатившимися по стране революционными событиями, сатирическая направленность «Дела» и «Смерти Тарелкина» привлекла к себе внимание театров. Но цензура категорически запретила их для постановки на сцене народных театров даже с теми многочисленными сокращениями, которые в свое время Сухово-Кобылин был вынужден сделать.
      Вот что пишет 8 декабря 1905 года «цензор драматических сочинений» по поводу «Дела»: «Несмотря на всю искусственность построения пьесы, основанной на случайностях, она заключает в себе много возмущающей правды и поэтому именно, в случае постановки ее на сцене народных театров, произвела бы крайне неблагоприятное впечатление, в особенности по непосредственному участию, которое принимают во всей интриге высокопоставленные лица. Поэтому я полагал бы невозможным одобрить эту пьесу для народных театров» .
      Пьеса «Дело» исполнялась по полному авторскому тексту, не изуродованному цензурой, только на советской сцене после Великой Октябрьской социалистической революции.
      Стр. 137. Говорит, как Демосфен, именно тогда, когда последний клал себе в рот камни. – Демосфен – знаменитый древнегреческий оратор (384—322 до н. э.). Он в юности упорно преодолевал физические недостатки речи. Для того чтобы стать оратором, укрепить голос, улучшить дикцию, Демосфен, по преданию, декламировал во время морского прибоя, набрав в рот мелкие камешки. Сухово-Кобылин, говоря о Тарелкине, иронически намекает на его косноязычие.
      Ибисов. Бонвиван, супер… – Бонвиван (франц. bon vivant) – человек, любящий пожить в свое удовольствие. Супер (лат. super – сверху, над); здесь супер обозначает поверхностность, верхоглядство.
      Стр. 138.…изваянная высоким резцом покойного М. С. Щепкина. – Михаил Семенович Щепкин (1788—1863) – великий актер, основоположник русского сценического реализма, исполнявший роль Муромского в первой постановке «Свадьбы Кречинского» в Московском Малом театре (28 ноября 1855 года).
      Нелькин. Вояжировал – сложился. – Вояжировать (франц. voyager) – путешествовать, предпринимать далекую поездку.
      Стр. 157. …аи quartier Latin. – Латинский квартал, район в Париже, в котором расположен университет и живут студенты.
      Там, стало, и гризеточки по-латыне говорят… – Гризетка – материально не обеспеченная молодая девушка легких нравов.
      С Сорбонной познакомился… – Сорбонна – парижский университет, основанный в середине ХIII века Ребером Сорбоном.
      Стр. 162. Вавилонская любодеица – от своей чаши опоила вас – библейский образ развратницы.
      Стр. 163. Содом и Гомор! – Содом и Гоморра обозначают в библии распущенность нравов, стяжательство, разврат. По названию древних городов Содома и Гоморры, которые, по библейской легенде, были сожжены огненным дождем за грехи их жителей.
      Стр. 164. …к Ваалову-то идолу и к нему пойду. – Ваал – имя одного из древневосточных богов. В эпоху укрепления рабовладельческого государства обозначал воинственного бога, покровителя царской власти.
      Стр. 178. …Неокентаврий владеет нами… – от слова «кентавр», мифическое существо, получеловек-полулошадь.
      Стр. 179. Некоторые из них пишут, другие козируют. – Козируют – беседуют, болтают. От французского глагола causer.
      Тарелкин (сидит за своим столом и напевает арию из «Elisir»). – Имеется в виду комическая опера итальянского композитора Гаэтано Доницетти (1797—1847) «L’Flisire d’amore» («Любовный напиток»). Невежественный Тарелкин в искаженном виде цитирует фразу из популярного «романса» Неморино – героя «Любовного напитка». Вот подлинный текст этой фразы: «Cielo si puo? morir di piu? non chiedo, non chiedo» (перевод: «Небо, если б я мог умереть, то я большего бы не просил»).
      Стр. 180. Как, бывало, Сальви валял эту арию… а Марио до него далеко. – Лоренцо Сальви (1810—1879) и Джузеппе Марио (1810—1883) – известные итальянские певцы, выступавшие в Петербурге и Москве в 40-х годах XIX века.
      Стр. 181. Постойте, постойте… из «Гугенотов»! – «Гугеноты» – популярная опера французского композитора Джакомо Мейербера (1791—1864).
      Нет, свои гугеноты – доморощенные. – Чиновник Шило, говоря об «избиении Муромских», сравнивает их с гугенотами – французскими протестантами, сторонниками реформации, которые жестоко преследовались католической церковью и королевской властью вплоть до буржуазной революции 1789 года. Гугеноты подверглись зверской резне в Варфоломеевскую ночь с 23 на 24 августа 1572 года (под праздник св. Варфоломея).
      Стр. 182. Вот кунсткамера какая! — Кунсткамера – собрание редкостей и диковинок. В переносном смысле – сборище уродов, чудаков, представителей отжившего времени.
      Стр. 189. Ведь в полпивную не пойдешь; обедать – все-таки у Палкина… – Палкин – известный петербургский ресторатор.
      Стр. 190. Помилуйте; он карбонарий… – Карбонарий – буквально: угольщик (итал.), член тайной революционной организации, основанной в Италии в начале XIX века и боровшейся за национальную независимость против иноземного гнета.
      Стр. 200. Богиня-то правосудия, Фемида-то… – Фемида в греческой мифологии – богиня правосудия, изображавшаяся, в знак беспристрастия, – с повязкой на глазах, с весами в одной руке и мечом в другой.
      Стр. 217. Нe изыдеши оттуда, до?ндеже не отдаси последний кодрант. – Кодрант – мелкая медная монета. Иван Сидоров цитирует эту фразу из Евангелия: не выйдешь оттуда, покамест не отдашь последнего гроша.
      Стр. 234. Суды ваши – Пилатова расправа. – Пилат – римский наместник древней Иудеи, виновный, по церковной легенде, в распятии Христа.
      Стр. 235. Его бы надо взять да в съезжий дом отправить. – Съезжий дом – помещение для арестованных, полицейский участок.
      Стр. 236. Ну… адвокат! отчитал рацею… – Рацея – длинная назидательная речь, наставление.
      Стр. 240. А что мне эта меледа?… – Меледа? – медлительность, вялость, мешкотность.
      Стр. 247. Все чиновники (вместе насыкаются с бумагами). – Насы?кать – порываться, кидаться.
      Стр. 249. После такого пассажа ему двери укажут… – Пассаж – неожиданное происшествие, странный оборот дела.
      Стр. 254. …приносит несколько экранов… – Экран – от французского слова e?crin; ларчик, шкатулка для драгоценностей.
      Стр. 263. …которое Левиафан безвредно попирал ногой… – Левиафан – в библейской мифологии – огромное хищное животное.
      Стр. 264. …позовите сейчас экзекутора!.. – Экзекутор – чиновник, ведавший хозяйственными делами и надзором за внешним порядком в канцелярии.
      Стр. 273. Слово и дело – выражение, бытовавшее в Московской Руси и в Российской империи до Екатерины II, означавшее, что тот, кто произнес его, хочет донести властям о каком-нибудь государственном преступлении.
      Стр. 278. …Бурцев, буйный забияка… – Это искаженная цитата из известного стихотворного послания поэта Дениса Давыдова (1784—1839) «Бурцову» («Бурцов, ера, забияка»). Князь, желая очернить Муромского, сравнивает его с гусаром А. П. Бурцовым, славившимся в начале XIX века своими озорными проделками и буйством.
      Стр. 287. …и по гроб полишинель!!. – Полишинель – комический персонаж французского кукольного театра. В переносном смысле – шут, паяц.
      …схватить чин да кавалерию… – Кавалерия – знак отличия, орденская лента через плечо.
     
      Несмотря на все старания и хлопоты Сухово-Кобылина, «Смерть Тарелкина», сразу же по выходе в свет, была запрещена для постановки на сцене, причем этот запрет сохранял свою силу вплоть до 1917 года. Драконовская цензура трех царствований (Александра II, Александра III, Николая II) не соглашалась ни на какие переделки и сокращения текста, которые предлагались автором, страстно желавшим увидеть на сцене свое творение.
      В конце 80-х годов Сухово-Кобылин начал перерабатывать пьесу, насильственно приглушая в ней остро– сатирическое звучание. 21 марта 1889 года он пишет своему другу Н. В. Минину: «…Тарелкина в свободные минуты свои переделал. Теперь перелистываю… Вообще сцены в пьесе ладные и живые» .
      Однако цензура наотрез отказалась пропустить на сцену и этот «облегченный» вариант «Смерти Тарелкина». Об этом автор с большой горечью сообщает своей сестре Е. В. Петрово-Соловово в письме от 2 февраля 1892 года: «…третью пьесу Феоктистов не пропускает… Я ее изменил, исправил, сделал новый конец по указанию цензуры, но ничто не помогло. Это так мне прискорбно, что я почти заболел» .
      Тем не менее Сухово-Кобылин не складывает оружия. Возобновление пьесы «Дело», состоявшееся 3 января 1892 года в Петербурге и имевшее огромный успех у передовой публики столицы, придало новые силы престарелому драматургу. 23 и 24 марта 1892 года он обращается с двумя взволнованными письмами к В. Н. Давыдову, прося его прочесть «Смерть Тарелкина» в присутствии влиятельных петербургских журналистов. Он надеется, что знаменитый артист мастерским чтением расположит их в пользу комедии:
      «Понедельник, 23 марта, 92. С.-Петербург.
      Любезнейший Владимир Николаевич.
      Согласно вашему желанию – но с прискорбием – посылаю вам пьесу, которую так хотелось прочесть обще с вами и переговорить о некоторых опущениях нецензурных штрихов… Пожалуйста, возьмите на вид, что момент этот для меня и частию для вас, то есть вашей роли, есть решительный. Если мы ее не проведем теперь, она погибла навеки… Каждая из моих пьес есть процесс, который и должен выиграть против цензуры и прессы (подчеркнуто мною. – И. Г.) всякими принудительными подходами…
      …озлобление цензуры на нее большое – она обречена на вечный запрет – то есть для меня на вечный, ибо мне 74 года – скоро умирать. Прошу вас: помогите .
      Р.S. Отмеченное на поле красным карандашом есть новое теперь , сейчас вставленное в 4-е действие, где весь конец изменен, чтобы выпустить допрос Тарелкина, который особенно возмущает цензуру, – и мне кажется, что последняя сцена Оха с доктором достаточно вознаграждает это опущение допроса и даже лучше, окончательнее заканчивает всю трилогию, видеть которую всю на сцене есть мое предсмертное желание» .
      Назавтра, во вторник 24 марта, Сухово-Кобылин накануне публичной читки пьесы снова пишет В. Н. Давыдову: «…убедительно прошу, прочтите внимательно хоть один раз эту несчастную пьесу, которую ваш талант может так легко воскресить от ее 20-летней смерти и забвения.
      Факельщиков у ней много, а действительных друзей – никого, если вы ее покинете. Для вас это момент внимания, а для нее целая жизнь…»
      Но и на этот раз победили «факельщики»: новый вариант пьесы был запрещен. Через несколько лет Сухово-Кобылин снова возвращается к своей «несчастной» пьесе, сокращает ее, приглаживает, смягчает ее трагический колорит, стремится придать ей хотя бы внешне беззаботно-веселое обличье. «Смерть Тарелкина» превратилась в «Расплюевские веселые дни», и под этим новым заглавием она наконец увидела «ламповый свет» на сцене Литературно-художественного театра в Петербурге – 15 сентября 1900 года.
      Трехактная комедия-шутка, несмотря на все сокращения, стала «комедией в 4-х действиях», снабженной «оглавлением». Действие первое: «Вступление в должность»; действие второе: «Закуска»; действие третье: «Мечты»; действие четвертое: «Как на свете все превратно». Из текста изъято: посвящение Н. Д. Шепелеву, обращение «К читателю», «Примечание», в котором даются указания насчет сценического воспроизведения пьесы.
      В первом действии (I явл.) отсутствует монолог Тарелкина; из него взяты только отдельные фразы, вошедшие в монолог второго явления. Вычеркнуты наиболее острые места: «Прощайте, рыкающие звери – начальники, – прощайте, Иуды товарищи!..» Отсутствует также монолог Тарелкина, в котором дается злая характеристика Варравина. Изъято изречение Варравина об общинах: «…нынче все общинное в ходу…» В эпизоде «Складчины» чиновники весьма облагорожены. По первому приглашению Варравина они «обступают Варравина и подают кредитки».
      В знаменитой «заупокойной» речи Тарелкина сделаны сокращения. Вычеркнуты фразы: «Едва заслышит он, бывало, шум совершающегося преобразования или треск от ломки совершенствования, как он уже тут и кричит: вперед!» Купирована фраза о «прогрессе». Сокращен весь абзац об «эмансипации женщин» и т. д.
      Несколько смягчена и «облагорожена» энергичная и сочная лексика пьесы.
      В четвертом действии снят последний монолог Тарелкина – обращение к публике: «Господа, вам не надо ли управляющего имением?..»
      «Расплюевские веселые дни», условно разрешенные Петербургскому Литературно-художественному театру, были запрещены для постановки на сцене народных театров с их широкой демократической аудиторией. Даже в облегченном литературном варианте «Смерти Тарелкина» цензура не без основания видела яркую сатиру на «представителей правительственной власти». В своем докладе о «Расплюевских веселых днях», датированном 20 сентября 1905 года, цензор писал: «Пьеса эта для народных театров совершенно непригодна, представляя из себя сатиру на администрацию вообще и полицию в частности.
      Автор, хотя и в шутливой форме, яркими красками очерчивает произвол, вымогательство и взятки представителей правительственной власти. Подобные пьесы, дискредитирующие власть, нельзя не признать для простолюдина безусловно вредными, и я полагал бы поэтому комедию «Расплюевские веселые дни», разрешавшуюся до последнего времени даже для общей сцены только условно, на народных театрах вовсе не допускать» .
      Полный и неискаженный текст «Смерти Тарелкина» после полувекового запрета получил сценическое воплощение в советском театре.
      Стр. 291. Николаю Дмитриевичу Шепелеву. – Н. Д. Шепелев – двоюродный дядя А. В. Сухово-Кобылина по материнской линии.
      «…на высотах Альбано, в памятной нам Locanda Еmiliana». – Locanda Emiliana – гостиница в итальянском городке, расположенном у озера Альбано.
      Стр. 292. …даже и в смысле аффирмации… – Аффирмация (лат. affirmatio) – утверждение, удостоверение.
      Стр. 293. …Злобу… Дневи довлеет… – слова из евангельского афоризма: «Довлеет дневи злоба его», то есть: довольно для каждого дня своей заботы.
      Стр. 294. Мушкатеры. – В пьесе «Расплюевские веселые дни», являющейся сокращенным вариантом «Смерти Тарелкина», к слову «мушкатеры» автор делает следующее примечание: «В былое время, в 20-х годах, мушкатерами назывались полицейские солдаты, которые в просторечии были известны под названием „дантистов“, то есть мастеров кулачной расправы, рукоприкладства».
      Стр. 316. Когда пошла эмансипация женщин… – Эмансипация (лат. emancipatio) – освобождение от какой-нибудь зависимости, приводящее к уравнению в правах.
      Стр. 324. Вы слыхали, у Паганини хорош был инструмент? – Николо Паганини (1784—1840) – знаменитый итальянский скрипач и композитор. Расплюев сравнивает свой желудок со скрипкой Паганини.
      Стр. 326. По протомойству . – Протомоя – прачка.
      Стр. 333. …выманил часы, и превосходнейшие – верите ли, брегет. – Брегет – дорогие старинные часы. По имени французского часовщика Breguet.
      Стр. 341. Спросите у него вид. – Вид – официальный документ, паспорт, удостоверение личности.
      Стр. 344. Хобот как жало скорпиона и крепости адамантовой. – Адамант – алмаз, бриллиант (греч.).
      Стр. 356. …как Суворов Прагу – штурмом взял! – В 1794 году А. В. Суворовым было взято предместье Варшавы – Прага. За эту победу ему было присвоено звание фельдмаршала.
      Стр. 260. Ну, Расплюев, исполать! – Исполать – хвала, слава (греч.).
      Стр. 363. …святые угодники и архистратиги… – Архистратиг – военачальник, эпитет воинственного архангела Михаила.
      Стр. 368. Это – это фреймасон? – То есть франкмасоны, буквально «вольные каменщики» (франц.), воздвигающие «храм добродетели». Франкмасонство, возникшее в XVIII веке, – тайное религиозно-мистическое движение, ставившее себе целью «нравственное совершенствование». В 20-х годах XIX века масонские ложи в России были официально запрещены.
      Стр. 370. Ономнясь своих детей не признал… – Ономнясь – недавно, намедни.
      Стр. 385. Ведь это для тягол… – Тягло – крепостная повинность, барщина или оброк, взимавшийся с крестьянской семьи.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru