НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Юлиан Семёнов

Приказано выжить

радиоспектакль

7

  mp3 — VBR до 80kbps — 22Hz — Mono  



MP3

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ≫≫

≪≪ НА СТРАНИЦУ СПЕКТАКЛЯ



 

 

Изменившийся исторический нарратив Большевики преследовали Александра Невского как символ старого порядка. Отношение к его фигуре после Октябрьской революции едва ли отличалось от отношения к другим князьям, святым или царям из русской истории. Именно поэтому можно интерпретировать историю образа Александра Невского в 1917—1937 гг. как типичный пример исторического самосознания новой власти и как отражение ее революционного концепта коллективной идентичности. При всем том анализ революционно-большевистского дискурса об Александре Невском оказывается более сложным, чем исследование истории памяти об этой фигуре в другие эпохи. Это связано в первую очередь с тем, что в начальные десятилетия большевистской власти в Советской России не вышло ни одной самостоятельной публикации об Александре Невском, его имя чаще всего отсутствует в официальных учебниках по истории, и в качестве источников нового образа Александра Невского можно привлечь лишь несколько текстов и изображений. Требует объяснения не только новая интерпретация исторической фигуры (которая может быть описана из-за скудости источниковой базы лишь схематично), но и сама лакуна в новом историческом нарративе.
      Историческое самосознание большевиков было отмечено двумя на первый взгляд противоречащими друг другу чертами. С одной стороны, творцы культурной революции сильнее интересовались будущим, чем прошлым. В текстах заметно, «сколь мало переворот был обоснован отношениями с "историей", сколь редко революция 1917 года вписывалась в исторический процесс.,. Прошлое было хотя и не забыто, но в своем роде нерелевантно. Казалось, что с революцией история закончилась». После Октябрьской революции история столь сильно потеряла в значимости, что даже одноименный учебный предмет не преподавался в школах нового Советского государства. Строители нового порядка, сфокусированные на будущем, отрекались от прошлого и описывали Октябрьскую революцию как космогонический миф, как событие без предыстории, происходившее в историческом вакууме.
      С другой стороны, большевики, и прежде всего Ленин, указывали на собственную историческую миссию, осознавали себя последним звеном в цепи великих исторических фигур. Взамен свергнутым памятникам старого порядка, статуям царей и их подвижников в 1918 г., в первую годовщину революции, новые правители воздвигли в Петрограде и Москве новые монументы своим прародителям и героям. Список выбранных для памятников имен позволяет сделать выводы об историческом сознании большевиков, преодолевшем национальные границы. Своим происхождением оно было обязано исторической концепции марксизма, и в центре его находилась идея социально мотивированного противостояния господствующим классам. В список вошли как Робеспьер, Дантон, Гейне, Маркс и Энгельс, так и Болотников, Радищев, Герцен, Бакунин, Шевченко. Однако историческая монументальная пропаганда большевиков исчезла столь же быстро, как и возникла.
      Скорый отказ от увековечения памяти замечательных личностей может объясняться и тем, что марксистская школа исторической науки считала, что значение индивидуума в ходе истории — величина исчезающе малая. Историческая личность играла в их теории подчиненную роль. Эту мысль подтверждают труды Михаила Николаевича Покровского (1868—1932), без сомнения важнейшего представителя ранней марксистской исторической школы в Советской России. Покровский занимал пост заместителя комиссара народного просвещения РСФСР (Наркомпроса) и многочисленные должности в руководстве наукой5. Таким образом, он имел возможность оказывать влияние на советскую историческую науку. На пике карьеры Покровский контролировал обучение истории, педагогическое образование, научные исследования и издательскую деятельность. Обзор русской истории Покровского под названием «Русская история в самом сжатом очерке» (1920) удостоился личной похвалы Ленина и рекомендации в качестве учебника7. К середине тридцатых годов книга, ставшая официальной картиной истории, была введена в советских школах и послужила образцом для многих других учебников.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru