НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

К. Паустовский

УТРЕННИК

радиоспектакль

1

  mp3 — VBR до 128kbps — 44Hz — Mono  



MP3

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ЧАСТИ ≫≫

≪≪ НА СТРАНИЦУ СПЕКТАКЛЯ

 

 

 

 

В центре статьи Вернадского стоит вопрос о том, какое христианское деяние, какой подвиг выделяет Александра Невского как святого. Как показывает уже заголовок статьи, автор видит в биографии Александра два подвига: «подвиг брани» и «подвиг смирения». Целью, которой Александр руководствовался во всех делах и решениях, было «сохранение православия как нравственно-политической силы русского народа». Этой, цели в XIII в., когда русские княжества подверглись нападению как с Востока, так и с Запада, можно было достичь, лишь следуя двум различным стратегиям. Опасность с Запада Александр Невский встретил военными средствами. Но это, по Вернадскому, «был подвиг не сложный, а простой». Более серьезным был вызов с Востока. «Восточная политика» Александра стала результатом политической мудрости и дальновидности. Князь признал, что он бессилен перед военной мощью монголов. Он не стремился ни к земному счастью, ни к славе или почестям, но противостоял «искушениям» создания коалиции с Западом против монголов. Он смиренно покорился монголам. Вернадский видит в этом шаге «внутреннее» мученичество, «"брань невидимую", борьбу с соблазнами душевными, подвиг самодисциплины и смирения».
      Евразийцы не сомневались в том, что православной Руси и церкви в XIII в. угрожали прежде всего «латинский Запад» и «мир западного католического средневековья». Вернадский и Клепинин описывают «Запад» или «Европу» как «монолитное» «католическое единство», которым руководит «формальный глава Запада — папа». Антинемецкие элементы, определявшие дискурс об Александре Невском времен Первой мировой войны, а затем ставшие ведущими в образе героя эпохи советского патриотизма, отсутствуют в евразийской историографии, так же как и другие национально окрашенные образы врага. Хотя Вернадский и Клепинин различают «шведов», «Ливонский орден», «Тевтонский орден», «меченосцев» и т.д., для них очевидно, что отдельные группы возглавлялись папой и представляли не свои собственные интересы, а интересы римской курии. Евразийцы совершенно последовательно противопоставляют мы-группу православных христиан религиозной группе врага — «латинянам»: «Латинство было воинствующей религиозною системою, стремившеюся подчинить себе и по своему образцу переделать Православную веру русского народа». После взятия Константинополя и создания западноевропейскими крестоносцами в 1204 г. Латинской империи они вели нападение на Русь «по всему фронту» с целью обратить русских в «латинство».
      Александр Невский, по Вернадскому, признал, что «православию и самобытной русской культуре» грозит опасность не с Востока, а с Запада: «Несмотря на все ужасы татарских нашествий, западная война была более ожесточенной. Здесь шла борьба на смерть или на жизнь». «Монгольство несло рабство телу, но не душе. Латинство грозило исказить самое душу». Евразийские историки сожалели, что это опасное положение не было понято всеми современниками Александра Невского. При этом они имели в виду прежде всего князя Даниила Галицкого, заключившего пакт с папой Иннокентием IV в надежде на военную помощь с Запада и принявшего от него королевскую корону. Евразийцы видели в Данииле и Александре репрезентантов «двух исконных культурных типов истории русской и даже шире того — мировой: тип "западника" и тип "восточника"». Если политика Даниила привела к «долгим векам латинского рабства юго-западной Руси», то Александр сохранил «душу» русской народности и создал тем самым основания для восстановления православного государства под началом Москвы. Даниил послужил евразийцам негативным фоном для описания святой личности Александра. Если Александр самоотверженно и безропотно пожертвовал собой ради своей страны и православия, Даниилом, «честолюбивым князем», двигало стремление к власти и «политический оппортунизм». Даниил отличался «неумением постигнуть значение исторического момента». С помощью монголов «он мог прочно утвердить Русь и Православие в Восточной и Средней Европе». Но он смотрел на монголов свысока, видел в них лишь «диких» и поэтому воспринял милосердную позицию Батыя как «оскорбление» собственного «самолюбия». Выиграв несколько незначительных битв, Даниил «проиграл самое главное — Православную Россию».

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru