НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

А. Володин

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ

БДТ, запись по трансляции, 1959

1

  mp3 — VBR до 128kbps — 44Hz — Mono  



MP3

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ≫≫

≪≪ НА СТРАНИЦУ СПЕКТАКЛЯ

 

 

 

Как уже было продемонстрировано в анализе истории создания литературного сценария фильма, Павленко и Эйзенштейн опирались в своей работе не только на тексты истории памяти об Александре Невском. В источниках можно обнаружить влияние на сценарий «Руси» определенных художественных произведений, опер, былин и сказок. Также можно документально подтвердить и переклички сценария с современностью. Из письменных свидетельств Эйзенштейна об «Александре Невском» можно понять, что изображение рыцарей ордена в фильме было задумано как аллегория национал-социализма. Кроме этих цитат и намеков в фильме можно обнаружить ссылки на два других «текстуальных поля»: советское настоящее тридцатых годов и религиозные тексты, прежде всего библейские. Стремясь снять современный исторический фильм, Эйзенштейн создал произведение, полное интертекстуальных перекличек, в котором воедино сливаются мотивы прошлого, современности, мифологии и религии.
      Дискурс об Александре Невском Несмотря на то что, как заметил один советский критик в 1970 г., «картина, по существу, имела лишь самое общее отношение к тому историческому событию, которому была посвящена», нельзя сказать, что в фильме полностью отсутствуют цитаты из исторических источников. Павленко и Эйзенштейн были знакомы со многими текстами истории памяти об Александре Невском, от его Жития до книги Козаченко. Но они скорее вдохновлялись этими текстами, чем следовали им. Например, фигуры Гаврилы Олексича и Савки взяты из Жития Александра. Там они упомянуты в связи с Невской битвой как члены княжеской дружины. О предателе Твердиле Иванковиче, сдавшем Псков Тевтонскому ордену, чтобы самому править в нем, и о Домаше Твердиславиче, возглавлявшем авангард Александра и погибшем в первых боях с орденом, сообщает Новгородская первая летопись старшего извода. Сцены, в которых рыцари отнимают у псковских матерей их детей, чтобы бросить в огонь, вероятно, инспирированы летописью, где описывается, как немцы «дети поимаша у добрых муж в тали, и отъидоша проче». На показ боя князя с магистром ордена, очевидно, повлияло описание поединка ярла Биргера и Александра в битве 1240 г., о чем сообщается в Житии. Кадр, где кузнец Игнат топором обрушивает походную церковь ордена, отражает описанный там же подвиг Саввы во время Невской битвы. Торжественный въезд Александра во Псков восходит к мотиву картины Угрюмова 1794 г., которую Эйзенштейн, вероятно, видел в Троицком соборе в Ленинграде. Список этот можно продолжить. Таким образом, несмотря на то что Павленко и Эйзенштейн весьма вольно обращались с текстами истории памяти об Александре Невском, они практически во всем были обязаны им.
      Былины, сказки и мифы Вторая группа текстов, повлиявших на сценарий и фильм, охватывает новгородские былины, русские легенды, сказки и мифы. Фигуры Василия Буслая и его матери Мамелфы Тимофеевны Павленко позаимствовал из собрания былин «Василий Буслаев и новгородцы». История про зайца и лису, которую кузнец Игнат рассказывает солдатам у костра и благодаря которой у Александра возникла идея «фланговой тактики», — старинная русская народная сказка. Несмотря на резкую критику проекта картины «Бежин луг», Эйзенштейн в композиции «Александра Невского» вновь обращается к мифологическим и религиозным мотивам. «После возвращения из Мексики в 1931 г. повсеместное присутствие мифа в искусстве, неизбежность мифа в художественной продукции и синтез мифем с помощью полифонического киномонтажа становятся доминирующим стремлением Эйзенштейна», — пишет Б. Уленбрух. В фильме «Александр Невский» это выразилось, например, в изображении магистра ордена в виде «быка», которому в битве с Александром отрубаются рога и которого везут пленным с веревкой на шее. Этот мотив у Эйзенштейна восходит к мифологическому образу битвы с демоническим зверем, отразившемуся, например, в традиции испанской корриды. Этот образ репрезентирует борьбу добра со злом, жизни со смертью, света с тьмой. Более чем спорной представляется нам интерпретация Б. Уленбрухом использования мифологических форм и образов как знака «субверсивной наррации», критического комментирования или даже «демонтажа» мифа о Сталине. Скорее следует предположить, что монтаж мифем требовался для того, чтобы сделать историческое кино современным, т.е. вневременным и всеобщим. Эйзенштейн сам подчеркивал, что «нужно суметь показать исторический факт не как единичный факт, а как большое обобщенное событие». В центре внимания картины «Александр Невский» было не историческое событие 5 апреля 1242 г., а борьба добра со злом, света с тьмой — типичный мотив в советском искусстве сталинизма, позволявший делать выводы о современности.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru