НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

А. Володин

Пять вечеров

БДТ, запись по трансляции, 1959

2

  mp3 — VBR до 128kbps — 44Hz — Mono  



MP3

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ≫≫

≪≪ НА СТРАНИЦУ СПЕКТАКЛЯ

 

 

 

 

Библейские мотивы Как было отмечено, Эйзенштейн лишь на словах дистанцировался от темы святости Александра Невского. В письменных высказываниях о своем фильме режиссер подчеркивал, что не намерен ни создавать религиозный портрет Александра, ни опираться на дореволюционный церковный дискурс. Однако «Александр Невский» — это «сакраментальный фильм» и его главный герой — «святой князь» (Майя Туровская). Это подтверждают, в частности, многочисленные религиозные образы и библейские цитаты в фильме. Например, монах Ананий, выдавший Твердиле и рыцарям место засады новгородского авангарда и убитый Василисой на Чудском озере, очевидно, является аллюзией на Анания из Деяний святых апостолов, предавшего свою общину и наказанного Богом смертью вместе с женой Сапфирой. Кадры, в которых рыцари бросают в огонь псковских детей, допускают ассоциации с избиением младенцев при царе Ироде. Опора на библейские мотивы особенно очевидна в изображении Александра Невского. Павленко и Эйзенштейн подают князя как фигуру Спасителя, Христа. Уже в первом эпизоде знакомства с главным героем он оказывается рыбаком, окруженным двенадцатью помощниками, — отзвук рассказа о рыбной ловле св. Петра (Лк 5: 1—11; Мф 4: 18—22; Мк 1:16—20), где Иисус зовет братьев стать «ловцами человеков».
      До сих пор исследователи «Александра Невского» не обращали внимание на то, что текст двух из трех речей князя в фильме основан на «цитатах», вложенных евангелистами в уста Христу. В первом обращении Александра к жителям «Господина Великого Новгорода» говорится, что он пришел в город не «любовником», а «воеводой» (эп. 7.3)167. Этот текст отсылает нас к обращению Иисуса к апостолам (Мф 10,34):
      Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч.
      Заключительная речь князя к кнехтам ордена (эп. 12.5) также имеет библейские корни. Указание Александра «Идите и скажите всем в чужих краях, что Русь жива» отсылает к наставлению Христа его ученикам: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф 28: 19). Следующее предложение в заключительной речи Александра («Но если кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет»), которое повторяется в конце фильма еще в виде текстуальной вставки, основано на цитате из рассказа о пленении Иисуса в Гефсиманском саду (Мф 26: 51—52):
      И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо. Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут168.
      Христианское предупреждение о ненасилии превращается в фильме в угрозу применить военную силу.
      Христианские символы и иконография не были редкостью для искусства сталинизма, как кино, так и живописи. И в дальнейшем Павленко, создавая сценарии сталинских фильмов «Клятва» и «Падение Берлина», обращался к мотивам, притчам и символам из Библии. На одном из монументальных живописных полотен, созданных в 1950 г., в центре картины изображен вождь в окружении двенадцати ведущих партийных деятелей. Увлечение Эйзенштейна религиозными образами можно заметить уже в его неудавшемся фильме «Бежин луг». Наум Клейман указывает, что и «центрированная композиция» в «Александре Невском» соответствует иконописным образцам в православии.
      Поэтому очевидно, что взаимоотношения сталинизма и православия во второй половине тридцатых годов невозможно свести к простому антагонизму. Кирилл Разлогов подчеркивает, что конфликт между «православием как картиной мира, типом мышления, в том числе и художественного, и той системой — политической, идеологической и художественной, которую построил Сталин... [лишь] относителен». Подчеркивая «диалектическое взаимодействие» двух мировоззрений, он описывает взаимоотношения православия и сталинизма как «причудливую смесь притяжения и отталкивания»: «Сталинизм значительно в большей степени продолжает православие, нежели отрицает его. И поэтому обращение к образу святого, использование всего богатства иконографической традиции является дополнительным свидетельством позднесредне-векового характера искусства и мышления... отечественной тоталитарной эпохи...»

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru