НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Михаил Задорнов

Третье ухо

концерт на тв

7

  mp3PRO — 56kbps — 22Hz — Mono  



MP3

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ≫≫

≪≪ НА СТРАНИЦУ СПЕКТАКЛЯ

 

 

 

 

Изменившийся образ Александра Невского был составной частью национального дискурса коллективной идентичности, получившего в XIX в. распространение в России, пусть даже и в намного более слабой форме, чем в Западной и Центральной Европе. Не без существенного влияния западноевропейских идей в России был создан концепт национальной идентичности с центральными ценностями — языком, культурой и историей. При этом национальная история не «изобреталась» заново, а лишь реинтерпретиройалась, согласуясь с новой ценностной системой. «Воображение/ нации как сообщества борьбы, очевидно, было значимо и для национального мышления в России. Национальная самоидентификрция происходила, с одной стороны, в размежевании с (западноевропейскими культурными образцами, а с другой — была,направлена на то, чтобы подчеркнуть позицию России как равноправной члена семьи европейских народов. В русском «азиатском» дискурсе, строившемся вокруг типичных для того времени полюсов «цивилизации» и «варварства», Россия видела себя европейской страной.
      Носителем этого развивающегося исторического сознания постепенно становилось эмансипировавшееся от церкви и государства дворянское сообщество, или интеллигенция. Созданная ею новая, национальная интерпретация русской истории и вдохновленный историческими образами национальный проект коллективной идентичности лишь условно могли сочетаться с имперской реальностью России. Несмотря на предпринимаемые царским правительством с начала 1830-х гг. робкие попытки расширить имперскую государственную доктрину страны национальными компонентами, до 1917 г. власть скептически относилась к новым национальным идеям. В концепции современной нации видели двойную угрозу: она противоречила как политической системе самодержавия, так и реальности многонациональной империи. Образно говоря, Александр Невский в одеянии российского императора опасался фольклорного русского богатыря с тем же именем.
      Несмотря на точки соприкосновения церковно-сакрального, имперского и национального дискурсов об Александре Невском, в конце XIX в. можно различить три «идеальных типа» трактовки его личности: святой, князь и военный герой. Три этих образа соотносились с концептами коллективной идентичности, относительно автономно существовавшими тогда в России: сакральным сообществом, империей и современной нацией. Тот факт, что концепты коллективной идентичности не объединялись тогда одной интегральной идеей, охватывающей все общественные слои, мог способствовать распаду старого порядка после неудач в Первой мировой войне. К тому же из-за низкой грамотности и неразвитости сетей общедоступных школ в империи массы крестьянского населения были в значительной степени исключены из участия в национальном (и имперском) дискурсе коллективной идентичности.
      После Октябрьской революции 1917 г. начался единственный в долгой истории памяти об Александре Невском период, когда официальная власть считала его негативным символом. Большевики, объявившие войну аристократии, православному духовенству и великорусскому национализму, прокляли Невского и как правителя, и как святого, и как национального героя. По отношению к Александру они следовали двойной стратегии клеветы и вытеснения. Вскрыв и конфисковав раку с мощами Александра Невского в мае 1922 г., новые власти разрушили в Петрограде один из символических центров старой столицы. Одновременно они положили конец плюрализму внутри культурной памяти и попытались навязать населению свой исторический нарратив. В этом нарративе не было места великим историческим личностям и тем более святым князьям. Память об Александре Невском, однако, оставалась жить — вместе со многими бежавшими от преследований коммунистического режима — в русской эмиграции. Память о святом берегли прежде всего представители евразийской школы, прославлявшие его подвиги в борьбе с католическими силами Запада и мирную монгольскую политику.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru