НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)


Михаил Задорнов

ТЕСТ НА ИНТЕЛЛЕКТ

Программа 2002 года, не показанная по ТВ

4

  mp3 — VBR до 128kbps — 44Hz — Stereo  



MP3



КОНЕЦ


<< НА СТРАНИЦУ СПЕКТАКЛЯ



 

Скоординированные нападения западных врагов на Русь представлялись в советских школьных учебниках как выражение предательства и неблагодарности. С начала XIII в. Русь, согласно официальному историческому дискурсу, была государством, чья культура была равноценна культуре стран Западной Европы. «Накануне монгольского нашествия перед русской культурой в XIII в. открывалась такая же широкая дорога дальнейшего прогресса, как и перед культурой североитальянских городов этой эпохи». Вторжение и господство монголов, однако, «на многие века затормозило экономическое и культурное развитие народов нашей страны». Русь при этом, согласно основной мысли, пострадала также и за Европу: «Героическая борьба народов Руси [против монголов] спасла Европу от страшного нашествия». При ответе на вопрос о том, какое «значение имела героическая борьба народов нашей страны против монголо-татарских завоевателей для народов Западной Европы?», советским школьникам настоятельно рекомендовалось сопоставить «освобождение Европы от фашизма» с историей «спасения континента» от монголов. Здесь Русь еще раз представала как «спасительница Европы». И западный, империалистический мир, который в XX в. — как казалось — погряз в заговоре против СССР, не изъявлял благодарность за жертвы советского народа во Второй мировой войне, подобно католическим государствам средневековой Европы, враждебным к ослабленной монголами Руси.
      При исследовании образа врага в советском патриотическом дискурсе об Александре Невском бросается в глаза и подчеркивание классовой принадлежности западных агрессоров. Если в военные годы исторический враг Невского описывался в первую очередь как национальная группа («немцы»), то теперь авторы выбирали признаки, которые характеризовали бы захватчиков XIII в. как «классовых врагов»: «немецкие феодалы», «шведские феодалы», в целом «феодалы Западной Европы». Это заключение корреспондирует с соответствующим изменением картины мы-группы в изучаемых текстах. Наряду с Александром Невским признания заслуживали сражавшиеся с ним бок о бок простые люди. Мы-группа, «народ», описывается как национальная, русская общность, которая героически защищала свою родину. При этом особенно стал подчеркиваться вклад нижних слоев общества. Ремесленники и крестьяне, «трудовые люди», «воодушевленные горячей любовью к Родине», победили западных феодалов и рыцарей. Этот обновленный интерес к нижним слоям и подчеркивание относительности роли личности в историческом процессе можно, кажется, интерпретировать как следствие реабилитации Покровского и его школы после 1962 г. В этом проекте образа мы-группы особенно ясным представляется стремление к компромиссу между «национальным» и «марксистским» основаниями историографии. Но вопреки тому, что, казалось бы, диктовалось логикой образа врага — (католического) «Запада» — в текстах, посвященных Александру Невскому, мы-группа русского народа не описывается как общность православных христиан. В изученных нами источниках послевоенного времени отсутствуют тенденции ресакрализации дискурса коллективной идентичности, которые можно установить для периода Великой Отечественной войны. Возможно, это связано с тем, что в отношениях между государством и церковью вновь отмечалась напряженность, в особенности после 1959 г.
      Внутри идеологии советского патриотизма история русского народа занимала особое место. Но неверно характеризовать официальный исторический нарратив, составлявший содержание советских школьных учебников истории в послевоенное время, как воспроизводство в чистом виде образа истории в духе русского национализма. В официальном изложении истории СССР отводилось также место истории других «советских народов». В основе «Истории народов СССР» лежала, разумеется, москвоцентричная концепция, в соответствии с которой «история народов и народностей с неизбежностью впадала в историю всей Российской империи и находила свое логичное завершение в победе Октябрьской революции». Этот образ истории соответствовал официальной концепции коллективной идентичности, которая объясняла, что все граждане СССР должны рассматривать себя и как часть многонационального советского народа, и как представителей той этнической группы или национальности, которая указана в их паспорте.
      В официальном историческом нарративе особое значение получали те эпизоды, которые можно было причислить к общей сокровищнице памяти «объединенных» в Советском Союзе народов и на материале которых советское многонациональное государство получало свою историческую легитимацию. События «героического сопротивления народов нашей страны» казались отвечавшими нуждам нарратива, формирующего коллективную идентичность для многонациональной мы-группы. Важнейшей составной частью в этом нарративе был рассказ об освобождении Европы от фашизма. Но уже в XIII в. можно было обнаружить два крупных события такого же рода: «татаро-монгольское нашествие» и агрессия рыцарских орденов или объединенных католических сил с Запада. В то время как натиск с Востока затронул наряду с русскими также и народы Кавказа, на Западе, согласно официальной версии истории, русские и народы Прибалтики вместе противостояли общей беде.
      После вынужденной «реинтеграции» Прибалтийских государств в СССР в 1939—1945 гг., перед советской исторической наукой встала задача объяснения детям школьного возраста «исторической связи» литовцев, латышей и эстонцев с русским народом. Во всех исследованных нами школьных учебниках история об Александре Невском рассказывалась под заголовком «Борьба русского народа и народов Прибалтики со шведскими и немецкими феодалами». Прежде чем напасть на землю новгородцев, тевтонские рыцари «уже завоевали Прибалтику, жестоко подавили сопротивление прибалтийских народов — предков эстонцев, латышей и литовцев», согласно версии Голубевой—Геллерштейна. В борьбе с тевтонскими рыцарями прибалтийские народы часто поддерживали русские войска (дружины), поскольку «ливы, эсты, латгалы и др. — издавна были тесно связаны с русскими землями». Эта «дружба» прибалтийских народов с русским только укрепилась в «совместной борьбе против общих врагов». То, что «вечная дружба» прибалтийских народов с русским была чистой химерой, позднее проявилось в событиях 1990—1991 гг., когда Прибалтийские республики — наряду с Грузией — первыми объявили о своем суверенитете и выходе из состава СССР.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru