НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

История армянского народа. Нерсисян М. Г. — 1980 г.

ИСТОРИЯ АРМЯНСКОГО НАРОДА
(С древнейших времён до наших дней)

ПОД РЕДАКЦИЕЙ ПРОФ. М. Г. НЕРСИСЯНА
ИЗДАТЕЛЬСТВО ЕРЕВАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
ЕРЕВАН — 1980


DJVU

<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

 

      В книге, впервые на русском языке, излагается история армянского народа с древнейших времён до наших дней. В ней освещаются основные события общественно-политической и социально-экономической жизни, вопросы многовековой и богатой культуры армянского народа. Книга предназначена для массового читателя.
     
      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      От редакции 5
      Раздел первый. ДРЕВНИЙ ПЕРИОД
      Глава первая. Древнейшие племена, народности и государства Армянского нагорья 7
      1. Армянское нагорье и сопредельные страны 7
      2. Каменный и бронзовый века на территории Армянского нагорья 11
      3. Древнейшие этнические образования на территории Армянского нагорья и сопредельных стран 15
      4. Государство Урарту 18
     
      Глава вторая. Образование армянского народа и древнеармянского государства 27
      1. Происхождение армянского народа 27
      2. Образование Армянского государства 30
      3. Армения в раннеэллинистический период 33
      4. Создание армянского объединённого государства 36
      5. Держава Тиграна II 40
     
      Глава третья. Армения, Рим и парфяне 46
      1. Римско-армянская война 46
      2. Начало римско-парфянского противоборства и Армения 50
      3. Конец Арташесидов и утверждение в Армении династии Аршакидов 54
      4. Армения в II - III веках 59
     
      Глава четвёртая. Общественно-политический строй и культура древней Армении 61
      1. Экономика, общественный строй 61
      2. Государственный строй 65
      3. Культура Армении VI - IV вв. до н. э. 70
      4. Культура Армении III в. до н. э. — III в. н. э. 73
     
      Раздел второй. СРЕДНИЕ ВЕКА
     
      Глава пятая. Установление феодального общественного строя и падение древнеармянского государства 83
      1. Установление феодализма в Армении 83
      2. Принятие христианства в Армении 87
      3. Борьба между центральной властью и нахарарами 90
      4. Раздел Армении между Римом и Ираном. Падение древнеармянского государства 95
      5. Месроп Маштоц и создание армянской письменности 97
     
      Глава шестая. Освободительное движение в V - IX вв. 101
      1. Всенародное восстание 450 - 451 годов против Сасанидской Персии 101
      2. Освободительная война 481-484 годов 105
      3. Положение Западной Армении 107
      4. Господство Арабского халифата в Армении 109
      5. Освободительное движение VIII - IX веков 111
     
      Глава седьмая. Культура в VI - IX веках 115
      1. Школа, переводная литература 115
      2. Историография 116
      3. Философия, естественные науки 119
      4. Архитектура, искусство 121
     
      Глава восьмая. Восстановление независимости Армении в IX-XI веках 124
      1. Царство Багратидов 124
      2. Социально-экономические отношения в IX-XI веках 127
      3. Города 130
     
      Глава девятая. Социальные движения в VII - IX веках 134
      1. Положение крестьянства 134
      2. Движение павликиан 135
      3. Движение тондракийцев 136
     
      Глава десятая. Армения в XI - XIV веках 139
      1. Турки-сельджуки в Армении 139
      2. Северо-восточная Армения в XII - XIII веках 141
      3. Армения под игом монголов 143
     
      Глава одиннадцатая. Киликийское армянское государство (XI - XIV века) 145
      1. Образование Киликийского армянского государства 145
      2. Социально-экономические отношения и административное устройство 147
      3. Падение Киликийского армянского государства 150
     
      Глава двенадцатая. Культура в X - XIV веках 152
      1. Школа, наука 152
      2. Народное творчество, литература 156
      3. Искусство 158
     
      Глава тринадцатая. Новый этап освободительного движения 160
      1. Завоевание Армении Османской Турцией и Сефевидской Персией 160
      2. Армяно-русские отношения. Исраэл Ори 163
      3. Освободительное движение в 1720-х годах 167
      4. Планы освобождения Армении во второй половине XVIII века 171
     
      Глава четырнадцатая. Культура в XV - XVIII веках 174
      1. Книгопечатание 174
      2. Историография. Естественные науки 175
      3. Литература. Искусство 178
      4. Армянские просветители XVIII века 179
     
      Раздел третий. НОВОЕ ВРЕМЯ
     
      Глава пятнадцатая. Присоединение Восточной Армении к России 183
      1. Армения в начале XIX века 183
      2. Освобождение Восточной Армении от ханского ига 189
      3. Восточная Армения в составе Российской империи 202
     
      Глава шестнадцатая. Положение западных армян во второй половине XIX века 207
      1. Усиление национального гнёта 207
      2. Освободительное движение в 1860 - 1870-х годах 209
      3. Возникновение Армянского вопроса 214
      4. Резня западных армян в 1890-х годах 220
     
      Глава семнадцатая. Армянская культура в XIX веке 224
      1. Литература, искусство 224
      2. Печать, публицистика 232
      3. Школа, наука 235
     
      Глава восемнадцатая. Армения в начале XX века 239
      1. Экономическая и общественно-политическая жизнь Восточной Армении 239
      2. Революционное движение в 1905 - 1907 годах 250
      3. Положение в Западной Армении. Армянский вопрос в 1912 - 1914 годах 256
      Глава девятнадцатая. Армения в годы первой мировой войны 260
     
      1. Военные действия на Кавказском фронте в 1914 - 1916 годах 260
      2. Геноцид западных армян в 1915 - 1916 годах 264
      3. Февральская революция. Положение в Армении 269
      Глава двадцатая. Армянская культура в начале XX века 274
     
      Раздел четвёртый. СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД
     
      Глаза двадцать первая. Октябрьская революция и установление Советской власти в Армении 277
      1. Победа Великой Октябрьской социалистической революции. События в Закавказье 277
      2. Армения в 1918 - 1920 годах 284
      3. Революционное движение в 1919 - 1920 годах 289
      4. Установление Советской власти в Армении 292
      5. Первые шаги Советской власти 297
     
      Глава двадцать вторая. Советская Армения в период социалистического строительства (1920-ые — 1930-ые годы) 305
      1. Начало социалистического строительства в Армении 306
      2. Социалистическая реконструкция народного хозяйства. Победа социализма 312
      3. Становление и развитие советской армянской культуры 321
      4. Советская Армения и зарубежные армяне 334
     
      Глава двадцать третья. Советская Армения в период упрочнения и дальнейшего развития социалистического общества (вторая половина 1930-х — конец 1950-х годов) 337
      1. Республика накануне Великой Отечественной войны 337
      2. В годы Великой Отечественной войны 341
      3. Прогрессивные силы зарубежных армян в борьбе против фашизма 368
      4. Возобновление мирного труда 360
      5. Достижения армянской советской культуры 376
     
      Глава двадцать четвёртая. Советская Армения в период развитого социализма (1960-ые — 1970-ые годы) 388
      1. Основные события общественно-политической жизни республики 390
      2. Экономика Армении в период развитого социализма. Повышение благосостояния народа. Совершенствование социальной структуры общества 396
      3. Культурная жизнь республики 407
      4. Новая репатриация. Расширение связей между Армянской ССР и зарубежными армянами 417
      5. На новых рубежах 421
      Краткая библиография
      Указатель личных имён
      Указатель географических названий
     
      ОТ РЕДАКЦИИ
     
      Истории армянского народа посвящено немало книг. Опубликованы как научные исследования, освещающие отдельные проблемы, так и очерки и труды обобщающего характера. В числе последних работ особого внимания заслуживает многотомник «История армянского народа» на армянском языке, изданный Институтом истории Академии наук Армянской ССР.
      Однако широкие круги читателей, интересующиеся историей армянского народа, нуждаются прежде всего в доступных, небольших по объёму работах. Массовому читателю хотелось бы иметь под рукой краткую историю Армении в одной книге. Такой труд нужен в частности на русском языке. Настоящий однотомник, охватывающий историю армянского народа с древнейших времён до наших дней, призван удовлетворить именно эту потребность.
      В однотомнике, разумеется, освещены лишь важные страницы, основные вопросы истории Армении; сравнительно второстепенные факты, события и сведения из-за краткости изложения опущены. Но несмотря на это читатель получит достаточное представление об истории армянского народа.
      Книга состоит из четырёх разделов: 1. Древний период, охватывающий две общественно-экономические формации — первобытнообщинную и рабовладельческую; 2. Средние века — феодальная формация; 3. Новое время — капиталистическая формация: 4. Советский период — коммунистическая формация. Думается, что для кратких очерков такая структура более целесообразна.
      Однотомник является переводом «Истории армянского народа», вышедшей в свет в 1972 г. на армянском языке. В русское издание внесены ряд изменений и дополнений. Нелишне отметить, что предлагаемый ныне читателю труд — первая попытка изложения целостной истории армянского народа на русском языке.
      Редакция и авторский коллектив с благодарностью примут замечания и пожелания читателей, которые будут учтены при переиздании книги.
      Ереван, 1979 г.
     
      РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ
      ДРЕВНИЙ ПЕРИОД
     
      ГЛАВА ПЕРВАЯ
      ДРЕВНЕЙШИЕ ПЛЕМЕНА, НАРОДНОСТИ И ГОСУДАРСТВА АРМЯНСКОГО НАГОРЬЯ
     
      1. Армянское нагорье и сопредельные страны
      В историческом прошлом жизнь армянского народа протекала на территории, известной в географической науке под названием Армянского нагорья. Советская Армения занимает северо-восточную часть этой территории.
      Армянское нагорье известно многочисленными горными хребтами, плоскогорьями и потухшими вулканами. Оно находится между Малоазийским и Иранским плоскогорьями, в северо-западной части Передней Азии, занимает территорию от 37°30' до 40°15' северной широты и от 38° до 47° восточной долготы. Нагорье имеет в среднем высоту 1500-1800 метров над уровнем моря и, будучи выше окружающих стран, иногда называется «горным островом». Средняя часть нагорья представляет собой обширное плоскогорье, изрезанное горами и долинами. Окружённая естественной стеной многочисленных горных хребтов и гор, эта средняя часть нагорья в древности была известна под названием Срединной страны (Миджнашхар).
      Беря начало от вершин Арарата, на запад до реки Евфрат тянется горная цепь Армянского хребта, который вместе с составляющими его продолжение горами делит Срединную страну на северную и южную части. Обширный вулканический массив горы Арарат (Масис) с её вершинами — Большим Араратом (5165 м) и Малым Араратом (3925 м) — находится почти в центре Армянского нагорья.
      Северную границу Армянского нагорья составляют Восточно-Понтийские горы. Их продолжением является горная система Малого Кавказа, которая тянется от берегов Чёрного моря до Мегринского ущелья р. Араке и состоит из ряда горных цепей. К западу от них возвышается огромный вулканический массив горы Арагац (4090 м). На широко раскинувшихся пологих склонах Арагаца, богатых родниками и естественными пастбищами, люди занимались скотоводством и земледелием с незапамятных времен.
      Складчатая дуга Армянского Тавра обрамляет Срединную страну с юга. Южные окраинные области древней Армении (Алдзник, Сасун, Мокк, Кордук) простирались в районе отрогов Армянского Тавра и охватывали долины Западного и Восточного Тигра.
      К югу от Армянского хребта находится обширное плато с несколькими горными массивами. К их числу относится Бюраки (в древности Серманц, 3650 м) с его пастбищами, многочисленными студёными родниками и озерцами, благодаря которым он получил свое название (Бюраки — «Десять тысяч источников», Бингёл). На восток от него простираются горы Цахканц с их вулканической вершиной Тондрак (3542 м). На юго-западе от гор Цахканц, недалеко от северного берега оз. Ван возвышается вулканический массив Сипан (в древности Нех-Масик, главная вершина его имеет высоту 4434 м), который на юго-западе соединяется с вершиной Саракн (3050 м), имеющей огромный кратер.
      Между горными хребтами Армении расположен ряд замкнутых возвышенных плато, плодородных долин и равнин. Наиболее известны среди них Араратская, Таронская (Мушская), Харбердская, Ерзинкайская, Багревандская (Алашкертская) и Ширакская долины. По обе стороны среднего течения реки Араке, между горами Арарат (Масис) и Арагац и устьями рек Ахурян и Арпа, раскинулась обширная и плодородная Араратская равнина — сердце Армянского нагорья. Араратская равнина издавна была центром экономической, политической и культурной жизни армянского народа. Здесь находились столицы древней Армении — Армавир, Ервандашат, Арташат, Вагаршапат, Двин, а в наше время — Ереван. На запад и северо-восток от подножия Арагаца расстилается плодородная Ширакская равнина, где находилась столица средневековой Армении Ани.
      Окружённое горными хребтами Армянское нагорье получает мало влаги. Континентальным климатом отличается в особенности Срединная страна с холодной зимой и жарким, сухим летом, но в отдельных её местностях климат умеренный. Бросается в глаза резкая разница между климатическими условиями низменных равнин и соседних высоких гор. Дожди обычно выпадают весной и способствуют появлению в горах и на равнинах пышной растительности. Араратская равнина имеет сухой, континентальный климат: в Ереване, расположенном на высоте около 1000 м над уровнем моря, средняя температура в январе бывает - 6,4°, в июле + 25°.
      Армянское нагорье является водоразделом ряда больших рек Передней Азии. Отсюда берут начало Евфрат и Тигр, впадающие в Персидский залив, Чорох и Гайл-гет, впадающие в Чёрное море, Кура и Араке, впадающие в Каспийское море, и их многочисленные притоки. Евфрат (длина 2700 км, из них 500 км в пределах Армянского нагорья) имеет два рукава: Западный Евфрат, который берёт начало в горах Цахкавет, севернее города Карина (Эрзерума), и Восточный Евфрат, или Арацани, берущий начало в горах Цахканц. Одним из притоков Арацани является Меграгет, протекающий по плодородной Таронской равнине. Река Тигр (длина 1950 км, из них 380 км в пределах Армянского нагорья) также имеет два рукава — Западный Тигр и Восточный Тигр, первый из которых берёт начало с юго-западных, а второй — с юго-восточных склонов Армянского Тавра; они соединяются около города Сгерд. Река Араке (в древности Ерасх, 314 км) начинается с северных склонов Бюракнских (Бингёльских) гор, на Басенской равнине сворачивает на восток и течёт по глубокому Кагзванскому ущелью, в древности называвшемуся Ерасхадзором. Принимая слева реку Ахурян, Араке затем течёт по обширной Араратской равнине. Здесь его левыми притоками являются Касах, Раздан, Азат и др. Связанная с Араксом и его притоками система каналов орошает виноградники и плодовые сады, а также плантации технических культур Араратской равнины. В народе эту реку часто называли Матерью-Араксом.
      Нагорье богато большими и малыми озёрами. Озеро Севан (в древности — Гегамское море) является самым высокогорным среди больших пресноводных озёр мира (находится на высоте около 1900 м над уровнем моря, поверхность — немногим меньше 1400 кв. км). В озеро впадают до 20 речек, а из него вытекает только одна река — Раздан (Зангу). Среди рыб, которые водятся в Севане, большой известностью пользуется местный вид форели — ишхан.
      Ванское озеро (в древности Тосп, или Бзнунийское море) находится на высоте 1720 м над уровнем моря. Поверхность озера равна 3733 кв. км. Воды озера солёные. С древнейших времён здесь занимались рыболовством, добычей соли и селитры.
      Озеро Урмия (в древности Капутан) расположено в одной из впадин, лежащих между Армянским нагорьем и Иранским плоскогорьем.
      Кроме этих трёх больших озёр, имеются многочисленные маленькие горные пресноводные озёра. К ним относятся Арпи, Арчак (в Васпуракане), Гайлату (в Коговите), Цовк (ныне Гельджук) и др.
      Геологическое строение и климатическое разнообразие породили разнообразие почв и растительности нагорья: плодородные поля сменяются каменистыми почвами с фруктовыми садами. Срединная страна бедна лесами. Лиственные и, частично, хвойные леса встречаются преимущественно в Гугарке, долине Агстева, в Слонике, а также на южных склонах Восточного Понта и Армянского Тавра. На высоте около 2000 м над уровнем моря начинается альпийская зона — это район прославленных пастбищ Армянского нагорья с пышной луговой растительностью.
      Главным занятием населения горных долин издревле было выращивание зерновых, виноградной лозы, льна, кунжута, а также плодовых деревьев — абрикоса, персика, черешни, яблони и др.
      Армянское нагорье богато дикими животными. Из копытных млекопитающих здесь водятся благородный олень, косуля, горный козёл, встречается также армянский муфлон, а в тростниковых зарослях долины Аракса — кабан. Из хищников обычны волк, лиса, медведь, гиена; из птиц — орёл, гриф, коршун, сокол, аист, куропатка, утка, дрофа, перепёлка, фазан и др.
      Недра нагорья богаты полезными ископаемыми. В горах ряда областей с древнейших времён добывали медь, железо, свинец, серебро, золото и каменную соль. Особенно славились медные рудники в Гугарке и Сюнике, соляные копи в Кохбе, Кагзване и Нахча-ване. Издавна пользуются известностью строительные материалы нагорья — туф и мрамор разных цветов, базальт, пемза и др. Имеются также запасы железа, меди, свинца, золота, молибдена, каменной соли и т. д.
      Нагорье известно разнообразными лечебными минеральными водами — «джерму-ками» (горячими источниками) и кислыми водами. На базе их в годы Советской власти возникли здравницы Арзни, Джермук и др.
      Армянское нагорье сообщалось с внешним миром через горные проходы, именовавшиеся в древности «вратами». Через нагорье проходили два важнейших торговых и военных пути древнего мира, которые связывали Восток с Западом. Военно-стратегическое и торговое значение Армянского нагорья являлось одной из важных причин многих войн между державами Средиземноморья и Передней Азии. Ареной этих войн обычно становились Армения и соседние страны. Узлом основных магистралей торгового обмена между Востоком и Западом была Араратская равнина. С севером Армению связывали пути, проходившие через Грузию и Кавказскую Албанию (Агванк) вдоль побережья Чёрного и Каспийского морей.
      Древняя Армения была разделена на пятнадцать крупных областей или «земель». Наиболее известными из них были Айрарат, Васпуракан, Сюник, Арцах, Гугарк, Высокая Армения, Туруберан, Алдзник, Цопк. Каждая область в условиях натурального хозяйства и географической замкнутости представляла не только отдельную экономическую единицу, но имела свои особые обычаи, диалект и культурные традиции.
     
      2. Каменный и бронзовый века на территории Армянского нагорья
      Происхождение человека относится ко времени, отдалённому от нас более чем на два миллиона лет. Из первых человекоподобных, благодаря трудовой деятельности, постепенно сложился человек в его сегодняшнем облике. Выпрямилась осанка, развились конечности, кисть руки приобрела способность к тонкой работе, появилась членораздельная речь, развился мозг человека. Всё это произошло в рамках эпохи, именуемой в науке древнекаменным веком — палеолитом.
      Во многих районах Армянского нагорья обнаружены следы деятельности человека эпохи палеолита, изготовлявшиеся и применявшиеся им орудия труда. Среди таких находок особой полнотой отличаются коллекции, собранные на территории Армянской ССР
      (гора Артин, окрестности курорта Арзни и др.). Они показывают, во-первых, что Армянское нагорье принадлежало к областям древнейшего расселения человека и, во-вторых, что деятельность человека продолжалась здесь непрерывно в течение всех периодов древнекаменного века — нижнего палеолита (до 100 тыс. лет до нашего времени), среднего палеолита (до 40 тыс. лет) и верхнего палеолита (40 тыс. лет — 15-12 тыс. лет тому назад).
      От первоначального универсального каменного рубила — грушевидного грубо оббитого многоцелевого орудия труда — человек за эти сотни тысячелетий перешёл к применению многочисленных специализированных, обработанных орудий, которыми можно было резать, сверлить, скоблить дерево, кость, рог и прочие материалы. Человек получил возможность охотиться на таких распространённых в то время крупных животных, как мамонт, северный олень, бык, дикая лошадь, а также заниматься примитивным рыболовством. Огромным достижением явилось изобретение способа искусственного добывания огня. Смягчение климата, наступившее в конце эпохи верхнего палеолита и отступление ледников создали новые благоприятные условия для дальнейшего развития деятельности человека.
      Каменные рубила раннешельского периода
      Заключительный период каменного века — новокаменный век представлен на территории Армении рядом поселений, относящихся к VIII — середине V тыс. до н. э. Искусство обработки камня достигло совершенства — орудия шлифуются. Каменный топор с деревянным топорищем даёт возможность мастерить средства передвижения и перевозки — повозки и лодки. Получают дальнейшее развитие земледелие и скотоводство. Создаются искусственные жилища. Изготовляются первые глиняные сосуды; они пока ещё грубы и шероховаты, не обожжены, но у них большое будущее. Племена, состоящие из родов, укрепляются и, в свою очередь, объединяются в племенные союзы, на первых порах ещё непрочные.
      Следующий, меднокаменный период, или энеолит, датирующийся в Армении второй половиной V тыс. и IV тыс. до н. э. (поселения Шамирамалты, Техут, Кюль-тапа и др.), ознаменован завершением оформления раннего земледелия и скотоводства: изготовляются разнообразные орудия для обработки земли и сбора урожая, приручаются и разводятся коза, овца, свинья, крупный рогатый скот (последний используется и как тягловая сила); возникает ткачество из шерстяных и растительных ниток; развивается и разветвляется керамическое производство. Важнейшим достижением эпохи является изготовление изделий из меди. Металл ещё долгое время используется параллельно с камнем, и формы ме-
      таллических орудий до поры повторяют формы каменных. Эпоха энеолита характеризуется также началом широких межрегиональных связей.
      Ill тыс. до н.э. для наиболее развитых к тому времени стран земного шара явилось временем возникновения государств. Первые государства образовались в плодородных речных долинах: в долине Нила — Египет, в долине Тигра и Евфрата — Шумер и Аккад. Влияние их цивилизации проникает в соседние страны, в том числе на Армянское нагорье. Здесь в этот период ещё господствует родовое общество, продолжается переход его от матриархата к патриархату, при котором ступени родства определяются уже по отцовской линии. Такой переход был связан с ростом материального производства и, параллельно, с ростом роли и значения мужчины в экономической и общественной сферах. К концу этого периода намечается и имущественная дифференциация населения — выделение и усиление родоплеменной знати.
      Орудия мезолита.
      Ill — II тыс. до н. э. на Армянском нагорье — эпоха бронзы. В этот период производительные силы общества переживают огромный подъём. Возникает пахотное земледелие, применяются примитивные способы орошения земли, и на этой основе развивается также садоводство. В число одомашненных животных включается лошадь. Ремёсла развиваются и специализируются, наряду с прогрессом традиционных ремёсел — обработки камня, кости, кожи, дерева, керамического производства, наблюдаются крупные достижения в металлургии. В качестве основного материала медь заменяется бронзой — сплавом меди с оловом. Этот сплав значительно превосходит чистую медь твёрдостью и режущей спо-
      собностью. Умножаются виды бронзовых орудий труда, бытовых предметов и украшений, оружейное дело выделяется в отдельное ремесло. Развивается ювелирное дело, изделия из золота, серебра и полудрагоценных камней приобретают изящество и тонкость.
      Бронзовая модель боевой колесницы (Лчашен, XIV — XIII вв. до н. э.)
      Наскальные изображения эпохи поздней бронзы (Гггамские горы)
      Остатки продукции ремесленного производства обильно представлены в памятниках бронзового века Армянского нагорья (Шенгавит, Мохраблур и др.) и в богатейших погребениях (Трехк-Триалети, Кировакан, Лчашен). Эти материалы, как и обнаруженные в горах Армении наскальные изображения, также свидетельствуют о процессе социального и духовного развития общества, который вёл к разложению первобытнообщинного строя. В руках родоплеменной знати концентрируются лучшие пахотные земли, обширные стада и другие богатства. В средний и поздний период бронзы погребения представителей этого слоя общества выделяются особой роскошью, содержат большое количество вещей — великолепные разукрашенные погребальные повозки, высокохудожественно выполненное оружие и украшения, а также скелеты убитых и захороненных со своими хозяевами рабов. Общество быстро продвигается по пути классообразования.
      Примитивные первобытные религиозные представления перерастают в сложную систему, где находит своё место культ сил природы и небесных явлений, предков, верования, связанные с охотой и плодородием, олицетворенные в человекоподобных или представляемых в виде животных божествах.
      В это время получают широкое распространение построенные из огромных каменных блоков так называемые циклопические крепости, что указывает на учащение межплеменных столкновений. Это обстоятельство ещё более укрепляет позиции родоплеменной знати. Общество находится в преддверии образования государства.
      К концу II тыс. до н. э. на Армянском нагорье начинается использование железа, и тем самым на смену бронзовому веку приходит железный. Высокие качества этого нового материала дают новый толчок развитию производительных сил.
     
      3. Древнейшие этнические образования на территории Армянского нагорья и сопредельных стран
      Какие народности и племена населяли Армянское нагорье? О древнейшем периоде имеется пока ещё мало сведений. Некоторые общие черты материальной культуры свидетельствуют об этнической общности значительной части населения нагорья уже в IV - III тыс. до н. э. Это были племена субарейцев или хурритов, часть которых в середине III тыс., по-видимому, мигрировала к берегам Средиземного моря. В ряде местностей этого района археологами обнаружены памятники материальной культуры (в частности, керамические изделия), сходной по форме с культурой племён Армянского нагорья.
      Повозка периода поздней бронзы (Лчашен)
      Для II тыс. до н. э., благодаря сохранившимся в письменных памятниках свидетельствам, картина племён и народностей, населявших Армянское нагорье и близрасположен-ные области, существенно проясняется. Южная зона нагорья была населена родственными друг другу хурритскими и урартскими племенами. Хурриты обитали на территории, расположенной от западной излучины Евфрата до озера Ван (страны Алзи, Пурулумзи, Шубриа и др.). Однако основная масса их жила южнее, на территории, простиравшейся от Средиземного моря через северную Месопотамию к Ассирии и Вавилонии. Именно в северной Месопотамии в XVI в, до н. э. хурриты создали своё государство Митанни со столицей Вашшугане. Это государство держало под своим политическим влиянием Ассирию, южную часть Армянского нагорья, страны долины верхнего течения Евфрата и некоторое время играло ведущую роль в Передней Азии. Оно состояло в тесной связи с могущественными государствами этого периода — Вавилонией, Египтом и Хатти (Хеттским царством).
      Хурриты создали богатую материальную и духовную культуру и на основе аккадского (вавилоно-ассирийского) клинописного письма разработали собственную письменность.
      Государство Митанни в XIV в. ослабло под ударами Хатти и вскоре подчинилось владычеству усилившейся Ассирии.
      Бассейн озера Ван и прилегающие к нему с востока земли были населены родственными хурритам урартскими племенами. В XIII в. до н. э. на этих территориях существовал племенной союз Уратри (Уруатри), состоявший из восьми племён. После опустошительных нашествий царя Ассирии Салманасара I (1280 - 1261) союз Уратри распался, и его место занял более мощный племенной союз Наири. Этот союз занимал значительную часть Армянского нагорья, временами простирая свои границы от озера Урмия до долины реки Чорох. В XI в. союз Наири распадается, и на арену вновь выступает союз Уратри.
      Западные подступы к Армянскому нагорью — центральные и восточные земли Малой Азии, — уже в конце III — начале II тыс. до н. э. были заселены индоевропейцами — родственными племенами хеттов-неситов и лувийцев. Эти племена постепенно заняли территорию местных племён хаттов или протохеттов, ассимилировали их и в то же время сами в существенной мере прониклись их культурой. Хеттское государство образовалось раньше хурритского — не позже XVII в. до н. э. — и было более сильным. Оно просуществовало до начала XII в. до н. э.
      Хетты также создали богатую культуру, имели свою письменность, сформировавшуюся на базе аккадского клинописного письма. Рабовладение у них было более развито, чем у хурритов, благодаря крепкой военной организации, мощной армии, захватывавшей в войнах большое число пленных.
      Государство родственных хеттам лувийцев располагалось в южных районах Малой Азии, однако массы лувийского населения жили также северо-восточнее этих районов — в странах долины западного течения Евфрата: Куммухе, Мелиде, Ишуве, Сухме и др., расположенных между государством Хатти и Армянским нагорьем. Лувийцы пользовались иероглифической письменностью (так называемые «хеттские иероглифические надписи»).
      К северо-востоку от Хатти, в районах верховий рек Гайл-гет (Келкит) и Чорох, охватывая также область Высокой Армении в верховьях Евфрата, располагался сильный племенной союз Хайаса, вместе с которым в источниках часто упоминается страна Аззи, вероятно, составная часть Хайасы или её тесный союзник. Объединение Хайаса-Аззи представляло собой общество на грани образования государства: наряду с вождём здесь всё ещё сохранял свою роль совет старейшин, который иной раз мог действовать и самостоятельно, помимо воли вождя. Основным занятием населения Хайасы-Аззи было земледелие (включая садоводство) и скотоводство. По языку это население было либо хурритским, либо родственным хеттам и лувийцам. Важным центром Хайасы была Кумаха — позднейший Ани-Камах в Высокой Армении. В XV - XIV вв. до н. э. хетты многократно сталкивались с Хайасой-Аззи.
      В северной части Армянского нагорья, на территории простиравшейся от озера Севан до района Карса, был расположен большой племенной союз Этиуни, этнически, возможно, родственный хурритам.
      В начале XII в. до н. э. из заевфратских областей в юго-западные районы нагорья, заселённые хурритами, хеттами и лувийцами, мигрируют и оседают здесь группы индоевропейских армяноязычных племён, именуемых в ассирийских клинописных источниках мушку и уруму, в греческих — аримами, а в дальнейшем — арменами.
     
      4. Государство Урарту
      Из племён и народностей, населявших Армянское нагорье, урарты первыми достигли ступени образования государства. При помощи военной силы им удалось распространить и в течение двух с лишним столетий поддерживать свою власть над большей частью нагорья, создав одно из крупнейших государств древнего мира.
      Начиная с 859 г. ассирийские надписи упоминают первого урартского царя Араме. При нём государство охватывало лишь бассейн озера Ван и примыкавшую к нему с северо-запада область верховьев реки Драцани (Мурад). Второй из известных нам царей — это Сардури I, сын Лутипри. Он оставил надпись (в нескольких экземплярах) на ассирийском языке о строительстве стен столицы Урарту — Тушпы, расположенной на юго-восточном побережье озера Ван; это первый дошедший до нас письменный документ государства Урарту. В нём, по примеру ассирийских царей, урартский царь именует себя «великим царём, могучим царём, царём вселенной», а также «царём царей». Урартское государство в этой надписи именуется страной Наири, а что касается названия Урарту, то оно упоминается в надписях ассирийских царей.
      Преемником Сардури I был Ишпуини (приблизительно 825-810 гг.). От него до нас дошли первые письменные памятники на урартском языке. Из них узнаём, что сами урарты именовали свою страну Биайнили, откуда происходит название озера Ван. При Ишпуини государство Урарту раздвигает свои границы на северо-запад и на юг; здесь оно сталкивается с наиболее могущественным государством того времени — Ассирией.
      Деятельностью Минуа (810-786), сына Ишпуини, начинается эпоха преобладания Урарту в Передней Азии. Десятки клинописных надписей сообщают о сооружении крепостей как в центральной части, так и, особенно, в окраинных областях государства. Завершается строительство оборонительных сооружений столицы Тушпы.
      Строительство каналов, разветвлённой оросительной системы даёт возможность расширить посевные площади и развить садоводство. Следует особо упомянуть проведённый при Минуа и существующий поныне 70-километровый оросительный канал, подававший воду столице. На его каменных стенах сохранились надписи о сооружении и наречении «Каналом Минуа». Армянская традиция переименовала его в «Канал Шами-рам», приписав его сооружение полулегендарной царице (как, впрочем, и строительство самого города Тушпы-Вана).
      Минуа укрепил военные достижения своего отца, утвердился в странах Мана и Муса-сир, расположенных, соответственно, на южном побережье озера Урмия и к югу от озера Ван, и продвинулся ещё далее в сторону Ассирии. Урартская экспансия развивалась также на запад, в страны верхнего Евфрата. Здесь урарты сталкиваются с местными армяноязычными племенами, область которых в урартских надписях именуется Урме. Продвигаясь на север, Минуа достиг Аракса и на склонах горы Арарат основал город, назвав его по своему имени Минуахинили.
      Сын и преемник Минуа Аргишти (786-760) перешёл Араке и занял Араратскую долину. Здесь было построено два города. В 782 г. до н. э. Аргишти основал город Эребуни «для могущества страны Биайнили, для усмирения вражеской страны», как записано в царской надписи. Иными словами, это была мощная военная база. Аргишти поселил в Эребуни 6600 воинов, выведенных им из стран Хате и Цупа на Евфрате во время похода, осуществлённого в предшествовавшем году. Возможно, что это были воины армяноязычных племён. Эребуни располагался на территории современного Еревана, и имя последнего восходит к этому названию. В 775 г. до н. э. в центре Араратской долины Аргишти основал город Аргиштихинили, ставший административным центром северных провинций государства. Этот город впоследствии перерос в первую столицу Армянского государства и назывался Армавир.
      Укрепившись в Араратской долине, Аргишти стал продвигаться дальше на север в двух направлениях — вдоль реки Раздан к озеру Севан и вдоль реки Ахурян в сторону страны Диаухи. На западе он подчинил заевфратскую страну Хате со столицей Мелитеа и двинулся оттуда на юг, в Северную Сирию. Здесь он захватил и депортировал в Биайнили десятки тысяч людей. Непосредственные столкновения с Ассирией происходили в районе озера Урмия. Ассирийские цари Салманасар IV и Ашшурдан III оказались не в состоянии противостоять натиску Аргишти I.
      Ко времени этого правителя уже сформировался социально-экономический и политический строй Урарту как типичного древневосточного рабовладельческого государства. Власть царя была неограниченной. Государство делилось на крупные области во главе с начальниками, обладавшими весьма большими полномочиями. В покорённых странах зачастую оставлялись их прежние цари или вожди с условием подчинения и выплаты дани.
      Надпись царя Аргишти I об основании Эребуни
      Социально-классовая структура урартского общества слагалась из трёх основных элементов — рабовладельцев, рабов и свободных крестьян. Главным источником рабской силы для урартского государства служила война. Труд рабов применялся как в государственных предприятиях — в строительстве городов и крепостей, храмов, каналов, дорог, — так и в частных хозяйствах, принадлежавших различным представителям господствующего класса. Основным производителем материальных благ, однако, продолжало оставаться свободное земледельческое и скотоводческое население самого Биайнили и присоединённых стран.
      Земледелием и, в частности, садоводством, занимались главным образом в бассейне озера Ван, в плодородных долинах Евфрата-Арацани и Аракса. В горных районах развивалось скотоводство, а в городах и крупных хозяйственных центрах — ремесленное производство.
      В середине VIII в. до н. э. Урарту находилось в зените своего могущества. Сардури II (760 - 730), сын Аргишти, продолжая завоевание Закавказья, совершил ряд походов вдоль реки Ахурян на север, в район озера Чалдыр, откуда вывез огромную добычу и пригнал массу пленных. Он прошёл на юг вдоль западного побережья озера Севан и овладел странами Великухи и Тулиху. Из района озера Урмия Сардури направился на юг, в сторону Вавилонии, с обходом жизненных центров Ассирии, и на восток, где завоевал примыкавшую к прикаспийским районам страну Пулуади.
      Страна Урме, со своим смешанным хуррито-армяноязычным населением, продолжала упорно сопротивляться экспансии Урарту. Сардури II вторгся в эту страну и, разрушив многие поселения, захватил большую добычу и 10 тысяч пленных.
      В этот же период переживает подъём грозный сосед Урарту — Ассирия. Царь Тиглат-паласар III (745-727) сумел посредством ряда реформ обновить военноадминистративный аппарат государства. В 743 г. он получил возможность выставить могучую армию против военных сил Сардури II и примкнувшего к нему союза северосирийских государств. Битва произошла в приевфратской стране Куммух (Коммагена) и завершилась разгромом войска союзников. В дальнейшем Тиглатпаласар III вторгся в Урарту и пересёк всю страну с запада на восток. По дороге он осадил столицу Тушпу, но, не сумев овладеть могучей цитаделью, разрушил город и ушёл.
      Этот поход причинил большой ущерб Урарту, однако при преемнике Сардури II — Ру-се I (730-713) мощь государства была восстановлена. Вместо разрушенной Тушпы он построил на её северо-восточной окраине, в районе холма Топрах-кале, новую столицу, назвав её Русахинили. На побережье озера Севан, в стране Великухи, была основана сильная крепость, названная именем верховного бога Халди. Продвигаясь вдоль южного берега Севана, Руса I построил здесь ещё одну крепость, которую назвал именем бога войны Тейшебы.
      Храм Халди в Мусасире. Рельеф из дворца Саргона II
      Новый властелин Ассирии — Саргон II (722-705) в 714 году нанёс тяжёлый удар Урарту. До нас дошло подробное, хотя и тенденциозное описание этого похода от имени самого Саргона II. Саргон прошёл по центральным районам Урарту, сея страх и уничтожая поселения и сады, однако подступить к столице не решился. На обратном пути в Ассирию он совершил рейд в сторону верного союзника Урарту — царства Мусасир, южнее озера Ван, и унёс несметную добычу из города и из знаменитого храма бога Халди.
      Раны, нанесённые Саргоном II, зажили в течение следующих лет, при Аргишти II (713 -685). Последний укрепил северо-западную границу Урарту, построив мощную крепость в районе Ерзинка (Алтын-тепе) и предпринял походы в северные районы Иранского нагорья.
      Кладовая вин в цитадели города Тейшебаини (Кармир-блур)
      Начиная со времени ассирийского царя Синаххериба (705 - 680) и вплоть до падения Ассирии в конце VII в., ассиро-урартские отношения, если не считать отдельные эпизоды, существенно не обострялись. О мирных отношениях свидетельствует тот факт, что ассирийский царь Ассархаддон, напавший на непокорную горную страну Шубрия, расположенную в горах Сасуна, между Ассирией и Урарту, отослал в Урарту скрывавшихся в Шуб-рии урартских беглецов. Известен также факт отправки царём Русой II в 654 г. Посольства с изъявлением дружбы ассирийскому царю Ашшурбанапалу.
      Сближение двух государств объяснялось наличием общих могучих врагов. Это были воинственные племена киммеров, вторгшиеся из-за Кавказского хребта, и последовавшие за ними ещё более многочисленные и грозные скифские племена.
      Клинописный документ из архива Тейшебаини (Кармир-блур)
      Руса II (685 - 645) был последним царём Урарту периода его могущества. Известна его строительная деятельность в Ване и в Араратской долине (страна Аза). Здесь он воздвиг крепость Тейшебаини (на холме Кармир-блур в Ереване) — важный хозяйственный центр северных областей Урарту. Из военных предприятий Русы II выделяется поход в восточ-
      ные области Малой Азии, в страну хеттов. Это была последняя вспышка военного могущества Урарту.
      В последующие десятилетия нет никаких сведений о военных действиях Урарту. Из надписей и отпечатков царских перстней на глиняных табличках с письмами видно, что за Сардури III, преемником Русы II, последовало ещё несколько царей, носивших имена Сар-дури, Эримена, Руса. Их деятельность, однако, протекала в основном в двух областях прежде обширного государства — в районе Вана, т. е. в собственно Биайнили, и в Араратской долине — в стране Аза. Период агонии государства относится к 590-580 гг. до н. э., когда Урарту навсегда сходит с исторической арены.
      * * *
      Деятельность человека на Армянском нагорье, как мы видели, отмечена с древнейших времён его существования и непрерывно продолжалась до бронзового века, представленного здесь особенно богатыми памятниками. И тем не менее урартский период, совпадающий по времени с распространением обработки железа — «железным веком», следует считать поворотным этапом в развитии производительных сил населения нагорья.
      В первую очередь надо упомянуть сооружённую в этот период развитую сеть оросительных каналов, которая привела к подъёму земледелия. О развитии скотоводства свидетельствуют многие сохранившиеся материальные и письменные памятники.
      Значительного уровня достигло и ремесленное производство. Материалы, добытые при раскопках урартских городов на Топрах-кале, Кармир-блуре, в Армавире, на Арин-берде, Алтын-тепе и т. д., дают целостное представление об обработке бронзы, железа, золота, серебра, кости, рога, дерева и т. п., так же как шерсти, льна, кожи, и об изготовлявшихся из них многочисленных предметах для военных и мирных нужд и для украшения.
      Заметное развитие получило градостроительство. Царские надписи донесли до нас сведения о строительстве нескольких десятков городов и крепостей. Часть их известна нам лишь по названиям, другая — хорошо знакома, а некоторые основательно обследованы археологами. Наиболее распространённым был тип города-крепости — сочетания цитадели, сооружённой на холме площадью в 4 - 6 гектаров и окружённой мощными стенами, иногда в 2 - 3 ряда, и простиравшейся вокруг неё на протяжении десятков, а иногда и сотен гектаров собственно городской части, также окружённой стеной. Для города были характерны прямые, параллельные улицы. В цитадели обычно жил начальник области со своими приближёнными и челядью и располагался гарнизон. Картина социального расслоения населения города находит своё выражение в облике домов и квартир — в их устройстве, размерах, степени удобства и роскоши. Разнообразие здесь очень велико — от жалких лачуг до особняков или пышно отстроенных домов, состоявших из нескольких квартир.
      Строительным материалом служили камень, глина, дерево. Каменное основание, достигавшее двух и более метров, укладывалось на освобождённой от земли материковой скале, затем шла кладка сырцового, замешанного соломой, крупного кирпича. Перекрытия сооружались из балок. Широко применялся камень чистой тёски — для башен, окаймления верхних ярусов стен, для сооружения храмов.
      Известно несколько типов урартских храмов. Один из них, представленный знаменитым Мусасирским храмом бога Халди, дошёл до нас лишь на рисунке ассирийского художника, изобразившего момент его разграбления воинами Саргона II (714 г. до н. э.). Он имеет двускатную крышу, треугольный фронтон, увенчанный копьевидным украшением, шесть фронтальных колонн (или пилястров), поддерживающих фронтон, и установленных
      на довольно высоком стилобате. Мусасирский храм по своей форме напоминает древнегреческие храмы. Другим типом храмов являлись «ворота» того или иного божества — огромные выдолбленные в скале или построенные из камня ниши, иногда снабжённые клинописными надписями. Имелись также башнеобразные храмы или же храмы, встроенные в комплекс иных сооружений, со святилищами внутри.
      Урартский барельеф (реконструкция)
      Внутренняя поверхность дворцовых или храмовых стен покрывалась многоцветной росписью, образцы которой представлены на Аринберде (Эребуни) и Алтын-тепе. В росписях изображались боги, священные животные, культовые и охотничьи сцены, окаймлённые растительным и геометрическим орнаментом.
      Изобразительное искусство урартов было представлено также скульптурой. Существовала монументальная скульптура. Образцом каменных барельефов является изображение урартского божества из Адильджеваза. Значительно больше сохранилось образцов мелкой скульптуры из металла, камня, рога, имевшей часто прикладное значение. Великолепно украшено урартское бронзовое оружие — колчаны, шлемы, щиты. Здесь можно видеть реалистические изображения колесниц и всадников, жрецов, окружающих священное древо, львов, быков и т. д.
      Говоря о духовной культуре урартов, следует прежде всего отметить их язык и письменность. Урартский язык, как по грамматическому строю, так и по лексике, родственен хурритскому. Вероятно, что ещё в III тыс. до н. э. эти два языка являлись лишь диалектами одного языка, а затем развились в отдельные языки. Вследствие большой стереотипности дошедших до нас письменных памятников нам известна лишь небольшая часть лексики урартского языка.
      Урартская письменность — клинопись — заимствована подобно хурритской и хетт-ской, из аккадской (вавилоно-ассирийской) клинописи, со всеми её характерными чертами, и лишь значительно упрощена. Дошедшие до нас на этом языке и в этой письменности надписи представляют собой большей частью схематичные, изложенные по стандартным формулам тексты, повествующие о военных походах и завоеваниях урартских царей, и почти столь же стандартные тексты строительного и, частично, культового содержания. Найденные глиняные клинописные таблички вносят некоторое разнообразие — здесь имеются письма, инструкции и перечни; их, однако, пока ещё очень мало.
      Важные сведения о религии урартов даёт большая надпись на «Воротах Мгера» (вырубленная в скале ниша) в Ване, сделанная от имени царей Ишпуини и Минуа. Надпись содержит перечень божеств урартского пантеона с указанием количества причитающихся каждому из них регулярных жертвоприношений — быков, коров, овец. Первое место в перечне принадлежит Халди, который упоминается также во многих других урартских надписях как покровитель царской власти. Второе и третье место занимают бог войны Тейшеба и бог солнца Шивини. Если Халди — это собственно урартское божество и у других народностей не встречается, то два других представлены также в хурритском пантеоне. За верховной троицей следуют десятки богов и богинь, часть которых несомненно относится к странам и племенам, включённым в государство Урарту.
      Урарты имели свою богатую мифологию. Хотя сами мифы до нас не дошли, но об их существовании свидетельствуют такие, например, явления, как наличие в пантеоне божеств рек, гор и озёр. Объектом культа были различные черты бога Халди — его величие, могущество, благодетельность и т. п. Со всем этим должны были быть связаны мифы и легенды. Заметим, что отголоски урартской мифологии обнаруживаются в древнейших пластах армянской духовной культуры.
      Урартское государство в течение почти трёх веков своего развития достигло крупных успехов, однако же не поднялось выше военно-политического объединения разнородных этнических элементов. Поэтому политический кризис, охвативший Переднюю Азию на грани VII и VI вв. до н. э., который смёл с исторической арены Ассирию, оказался гибельным и для ослабевшего Урартского государства. Но своим существованием оно подготовило почву для возникновения армянского государства, сложившегося на иной, уже монолитной базе, на базе этнической общности.
     
     
      ГЛАВА ВТОРАЯ
      ОБРАЗОВАНИЕ АРМЯНСКОГО НАРОДА И ДРЕВНЕАРМЯНСКОГО ГОСУДАРСТВА
     
      1. Происхождение армянского народа
      Армянский народ образовался в конце II — начале I тыс. до н. э. на Армянском нагорье в результате постепенного слияния проживавших на нём издревле племен и их союзов, а также некоторых других племён, осевших здесь в конце II тыс. до н. э. В течение длительного исторического процесса этногенеза одни из этих племён передали армянскому народу больше свой физический облик, другие — в основном традиции своей материальной или духовной культуры, третьи — преимущественно свой язык, который затем вобрал в себя многое из лексического богатства других племён — участников этого процесса.
      Особенно важен вклад хуррито-урартских племён, как наиболее многочисленного и широко распространённого этнического элемента нагорья, который именно благодаря этому составил физическую основу находившегося в процессе становления народа. Сюда следует причислить исконное население бассейна озера Ван — урартские племена, далее, близко родственные им племена хурритов, проживавших в долинах Арацани и верховьев Тигра, хурритские или близкие к ним племена долины Аракса и верховьев Куры, образовавшие крупные племенные союзы Этиуни и Диаухи, и другие менее значительные племена или их объединения этого же географического ареала. Важен вклад также и хетто-лувийских племён, населявших страны, расположенные в долине Верхнего Евфрата — Куммух, Ишува, Сухме и другие. От племенного союза Хайаса, помимо прочего, армянский народ унаследовал и своё самоназвание «хай».
      Наряду с этими этническими элементами в образовании армянского народа приняли участие также индоевропейские племена арменов, давшие народу его второе имя «армяне», которым называют его другие народы. В период известных переселений «народов моря» (XIII -XII вв. до н. э.) армены проникли в Малую Азию вместе с родственными им фрако-фригийскими племенами из Балкан. (Впрочем, в последние годы высказано мнение, что прародина индоевропейцев находилась именно в восточной части Малой Азии). Затем они продвинулись дальше на Армянское нагорье. Обо всём этом говорят сообщения ряда древнегреческих авторов, начиная с «отца истории» Геродота (V в. до н. э.). Ассирийские клинописные надписи называют часть этих протоармян уруме (по их наименованию), другую часть — мушку (по одному из названий родственных им фригийцев). В 1115 г. до н. э. ассирийский царь Тиглатпаласар I впервые столкнулся с племенами мушку, войска которых — 20 тыс. бойцов — под водительством пяти вождей из занятых ими за 50 лет до этого юго-западных областей Армянского нагорья вторглись в Ассирийскую державу. В следующем году войска этого царя сражались уже с воинами племён уруме, утвердившихся в этих же областях.
      Таким образом, здесь, на территории, тянувшейся от западной излучины Евфрата на восток по долинам Арацани и Тигра, где уже раньше жили хурритские и хетто-лувийские предки армян, с XII в. до н. э. начинается постепенный процесс этнической консолидации и слияния всех названных племён.
      Заметим, что часть страны, где начался процесс образования армянского народа, ассирийцы по названию племён уруме переименовывают в Уруме, а урарты, соприкасавшиеся с этими племенами несколько позднее, называют её Урме.
      Урартское государство почти со времени своего возникновения сталкивалось со страной Урме. Минуа возвещает о победе над ней, Аргишти I заявляет о том же, Сардури II сообщает об овладении страной, разрушении населённых пунктов, угоне населения. Очевидно, что страна упорно сопротивлялась урартским нашествиям и, несмотря ни на что, выживала.
      Распространение армяноязычного этнического элемента по отдельным областям территории Урарту началось ещё в VIII в. до н. э., в период расцвета этого государства. К этому вела политика переселения жителей завоёванных или подвергавшихся нашествию стран в различные районы государства. Так, Аргишти I, как уже отмечалось, поселил в но-вооснованном городе-крепости Эребуни 6600 воинов, вероятно армяноязычных, вывезенных из стран Хате и Цупа. 10 тысяч жителей Урме были переселены Сардури II из завоёванной страны в район Вана и т. п.
      В труде армянского историка V в. н. э. Мовсеса Хоренаци (Моисея Хоренского) сохранились важные сведения о событиях конца VII в. до н. э. Из клинописных и других источников известно, что в этот период Мидия и Вавилония выступали в тесном союзе против Ассирии. В 614 г. мидяне овладели одним из важнейших центров Ассирии — городом Ашшуром, а в 612 г. совместными усилиями союзников была взята и предана огню ассирийская столица Ниневия. В течение нескольких лет Ассирия была окончательно разгромлена и перестала существовать как государство. По преданию, сохранившемуся в труде Мовсеса Хоренаци, участниками этих событий были и армяне, руководимые своим вождём Паруйром. Они помогли мидянам справиться с Ассирией, за что Паруйр был увенчан короной и стал первым армянским царём. Это предание, несомненно, имеет историческую подоплёку.
      В период падения Ассирии (конец VII века до н. э.) об Урарту, как об активной силе, уже ничего не слышно. Это и понятно, ибо урартское государство к этому времени утратило былое могущество, распалось и находилось накануне гибели. Вместо урартов действуют армяне, которые вышли из своей колыбели и превратились в могучую силу. Происходит заключительный этап образования армянского народа — интенсивное распространение армянского этноязыкового элемента по всему нагорью.
      Распространение армянского этноязыкового элемента по нагорью внешне напоминает распространение урартов, имевшее место на этой же территории примерно двумя столетиями ранее. Однако тогда, в случае с урартами, результатом было лишь объединение территорий военной силой, в процессе чего население их не слилось в единый народ, а возникло лишь военно-политическое государственное образование, этнически весьма пёстрое. Теперь же, наряду с неизбежным военным фактором, действовал ещё более сильный народообразующий фактор — стремление населения обширной территории к объединению и консолидации. Предпосылкой возникновения этого фактора были, с одной стороны, цивилизующая сила урартского владычества, подвинувшая население по пути экономического и культурного прогресса, а с другой, — и в ещё большей мере, — внутреннее развитие и созревание племён, приводившее к необходимости наладить тесные взаимные связи. В этих условиях наличие и активное распространение армяноязычного цементирующего элемента дало новый эффект: произошло не объединение, а слияние племён и народностей, при возобладании языка армянского, в единый народ. Разноязычное население нагорья, в том числе и сами урарты, постепенно привыкает к армянскому языку как к средству межплеменного общения, одновременно обогащая этот язык своей лексикой, а затем переходит к употреблению только этого языка, который тем самым превращается в общенародный язык качественно новой единицы — армянского народа, образовавшегося из многих этнических компонентов.
      На этой основе складывается уже не государство древневосточного типа, этнически пёстрое и удерживаемое лишь военной силой, а государство нового типа, основанное на идущих к сближению и слиянию этнических элементах и оказавшееся несравненно более жизненным.
     
      2. Образование армянского государства
      Спустя 60-70 лет после падения Урарту в знаменитой Бехистунской трёхъязычной надписи персидского царя Дария I, относящейся к 520 г. до н. э., в двух её — персидском и эламском — вариантах упоминается страна Армина, название которой в третьем — вавилонском — варианте надписи передано как Урарту (точнее Урашту, согласно фонетическим правилам вавилонского диалекта аккадского языка). Итак, Урарту превратилось в Армину. Если ранее Урме (в действительности произносилось как «Орме» или «Арме») обозначало лишь один из уголков Армянского нагорья, то теперь происходящее от него название Армина применяется для обозначения территории Урарту, т. е. большей части Армянского нагорья.
      Арарат. Картина художника Г. Башинджагяна
      Таким образом, в 520 г. до н. э. мы встречаем упоминание армянского государства Армины, или, как именовали ее древние греки, — Армении. Однако, судя по ряду данных, оно возникло ранее, в начале VI в. до н. э., заменив собой государство Урарту, поскольку территория последнего уже была вовлечена в процесс образования армянского народа.
      Это армянское царство вышло на историческую арену в качестве союзника могущественной тогда Мидии. Но такой союз просуществовал недолго: Мидия стремилась овладеть наследием Урарту. Борьба завершилась в пользу Мидии, и Армения попала под её верховное владычество с условием выплаты дани, предоставления военной помощи и отказа от сооружения укреплений. Территория Армении в этот период на юго-востоке была сопредельна с Мидией, а на северо-востоке достигала земель причерноморских халдейских племён.
      Подробные сведения об армянском государстве дошли до нас в предании, сохранившемся в историко-нравоучительном произведении греческого историка V-IVbb. Ксено-
      фонта «Киропедия». Из него явствует, что это армянское царство оказалось столь сильным, что вскоре прекратило выплату дани и отказалось от прочих обязательств. В распоряжении армянского царя были огромные богатства, 40 тысяч пехоты и 8 тысяч конницы. Имени царя Ксенофонт не упоминает, но называет его сыновей — Тиграна и Сабариса, одного из военачальников — Эмбаса; при этом Тигран представлен однокашником и товарищем по охоте Кира, будущего основателя персидской Ахеменидской державы.
      То обстоятельство, что эти сведения Ксенофонта имеют подлинную историческую основу, подтверждается параллельным преданием, сохранившимся в труде «отца армянской истории» Мовсеса Хоренаци, героем которого выступает Тигран, опять-таки друг и союзник Кира. Это предание донесло до нас и имя отца Тиграна армянского царя Ерванда Кратковечно го.
      Как известно, Кир Великий в 550 г. до н. э. сокрушил мидийскую державу и основал новое, ещё более обширное государство, которое охватывало почти всю Переднюю Азию. Его сын Камбис вторгся также в Египет, где, однако, нашёл свою смерть. В борьбе за трон победителем оказался Дарий, сын Гистаспа, представитель другой ветви того же рода Ахеменидов. Армения, вошедшая ранее в состав державы Кира, вероятно, как полузависимое царство, с приходом к власти Дария восстала против него подобно большинству стран, составлявших державу Ахеменидов.
      В 522-520 гг. Дарий был занят подавлением этого мощного движения. Именно прославлению этих его деяний и посвящена упомянутая выше Бехистунская надпись. Против восставшей Армины, т. е. Армении, Дарий направил два удара с обоих флангов. Одну из армий вёл полководец Дадаршиш, родом армянин («арминиец»), другую — перс Вахуми-са. Лишь после нескольких сражений с армянскими войсками удалось подавить восстание, и Армения вошла в состав персидской Ахеменидской державы.
      Это продолжалось около двух столетий. Согласно древнегреческим источникам, территория Армении была распределена между двумя административными единицами — сатрапиями. Однако в надписях самих ахеменидских царей она постоянно выступает как отдельная единица. Армения выплачивала весьма большую дань золотом и конями, её войска принимали участие в.походах персидских царей. Так, например, в составе войск царя Ксеркса, направлявшихся в Грецию, был и армянский отряд.
      Правившие Арменией сатрапы, за отдельными исключениями, принадлежали к одному и тому же роду, в котором распространено было имя Ерванд (в греческих источниках — Оронт). Вероятно, по своему происхождению они были связаны с династией, правившей в армянском государстве VI в., один из представителей которой, как отмечалось, именовался Ервандом.
      В 401 г. до н. э. Армению, по пути из Месопотамии к Чёрному морю, пересёк десятитысячный отряд греческих наёмников. Отряд отступал после поражения и смерти своего вождя, брата персидского царя, пытавшегося завладеть короной. Через Армению отряд вёл вышеупомянутый выдающийся греческий писатель и историк Ксенофонт, автор «Ки-ропедии». Свои впечатления о походе Ксенофонт изложил в книге «Анабасис», которая является ценнейшим первоисточником по истории ряда стран Востока и, особенно, Армении. Правителем Армении в эту пору был Ерванд (Оронт), сын Артасуры. Женатый на царской дочери, он занимал важное положение при персидском дворе. Часть Армении, именовавшаяся «Западной Арменией», управлялась Тирибазом, также значительной фигурой при дворе. Границы Армении в это время примерно совпадали с границами бывшего урартского государства: на юге они проходили по реке Тигр, на севере включали Высокую Армению и тянулись по предгорным районам Гугарка; на западе шли по излучине Евфрата, на востоке — от озера Урмия к среднему течению Аракса и Куры.
      Греческий отряд, пересекая Армению, не встречал городов, крепостей и храмов. Вероятно, греки попросту обходили их, избегая излишних столкновений и прокладывая свой путь через беззащитные деревни, которые и удостоились особого внимания Ксенофонта. Он описывает деревенские дома и жизненный уклад древних армян. В описанной Ксенофонтом деревне можно узнать черты сельской общины.
      Представитель династии Ервандакан (барельеф из святилища на горе Немруд)
      В дальнейшем наследственное право власти над Арменией было временно изъято у рода Ервандаканов (Оронтидов). До 336 г. здесь правил Кодоманн из рода Ахеменидов, который затем занял персидский престол под тронным именем Дария III. После этого власть Ервандаканов в Армении восстановилась, и правителем стал новый Ерванд, сын или внук предшествующего, описанного Ксенофонтом Ерванда.
      Итак, хотя армянское государство, сложившееся на развалинах Урарту, далее попало под верховное владычество Мидии, а затем — под власть Ахеменидского Ирана, тем не менее, оно, имея устойчивую основу — консолидирующийся армянский народ, даже пребывая в составе упомянутых держав, сумело сохранить своё единство и территорию, вероятно, и правящую династию. Когда же при Дарии III Ахеменидская держава, уже с начала IV в. до н. э. вставшая на путь деградации и распада, пала под ударами Александра Македонского, то Армения восстановила свою независимую государственность.
     
      3. Армения в раннеэллинистический период
      В 331г. до н. э. в битве при Гавгамеле решилась судьба одной из могущественных держав Древнего Востока — персидской Ахеменидской державы. Властитель её Дарий III сделал последнюю попытку отразить натиск Александра Македонского, который за три года до этого во главе греко-македонских войск вторгся в Азию. Одержав ряд крупных побед, Александр уже успел завладеть западной частью государства Ахеменидов, включая Египет, и теперь преследовал Дария III, намереваясь нанести решительный удар. В битве при Гавгамеле в составе персидской армии принимали участие и армянские отряды.
      Дарий III проиграл сражение, несколько позже был убит своими же приближёнными, а Александр продолжал свой поход на восток, в Среднюю Азию, затем в Индию, завладев, таким образом, и восточной частью государства Ахеменидов и даже выйдя за его пределы. Так возникло гигантское государство Александра Македонского, столицей для которого он избрал город Вавилон — древнейший культурный центр.
      Трёхсотлетний период, последовавший за завоеваниями Александра, принято именовать периодом эллинизма, ибо одной из важных особенностей его было широкое распространение эллинской (греческой) цивилизации и её плодотворное взаимодействие с местными тысячелетними восточными цивилизациями. Для периода эллинизма характерно как ускорение темпа социально-экономического развития, так и создание новой, состоявшей из многих — восточных и западных — компонентов богатой эллинистической культуры. Эпохе был свойствен также небывалый расцвет городской жизни: рядом с древними городами образовались новые, носящие имена царей-основателей. Все эти явления, как мы увидим, были свойственны также Армении этого периода.
      Серебряный ритон из Аринберда (V в. до н. э.)
      После падения Ахеменидской державы Малая Армения, занимавшая приблизительно территорию бывшей Хайасы, вошла в состав державы Александра Македонского. Собственно Армения, или, как её именуют античные авторы, Великая Армения, осталась вне пределов государства Александра и восстановила свою независимость. Здесь воцарился участник битвы при Гавгамеле Ерванд (Оронт).
      Это армянское царство было носителем древних государственных традиций, которые восходили не только к армянскому государству VI в. до н. э., но и к более ранним прото-армянским предгосударственным образованиям на юго-западе и северо-западе нагорья и к самому государству Урарту. Правящая династия — род Ервандаканов — накопила значительный опыт государственной власти. Она была также родственна Ахеменидам. Всё это
      укрепляло позиции Армянского царства в системе новосозданных эллинистических государств.
      Обширная империя Александра просуществовала недолго. После смерти властителя (323 г. до н. э.) его удачливые полководцы выкроили из оставшегося наследства свои самостоятельные царства, из которых со временем выделились три основных — государство Птолемеев в Египте, государства наследников Антигона в Македонии и Греции, государство Селевка в Передней Азии. Наиболее обширным из них было последнее; оно охватывало почти все азиатские завоевания Александра и представляло большую угрозу для образовавшихся в эти же времена в северной зоне Передней Азии менее могущественных государств: Пергама, Понта, Каппадокии, Малой Армении, Иберии (Грузия), Великой Армении, Атропатены и других. В течение III в. Селевкиды не раз пытались овладеть Арменией, принудить её к выплате дани. Иногда они достигали цели, но большей частью Армении удавалось отражать эти попытки и, сохраняя независимость, вести самостоятельную, притом явно антиселевкидскую политику. Так, например, ещё в конце IV в. армянский царь, вероятно, тот же Ерванд, предоставил военные силы наследнику престола соседней Каппадокии Ариарату, с помощью которых последний изгнал Селевкидов из родной страны и занял отцовский престол.
      Центральной областью своего царства Ервандаканы сделали Араратскую долину, а столицей — город Армавир, образовавшийся на базе урартского города Аргиштихинили. В этих районах они развили строительную деятельность, основали ряд городов и поселений. У места впадения реки Ахурян в Араке был построен большой город Ервандашат, который вскоре стал столицей армянского царства, заменив Армавир. Последний, однако, продолжал оставаться важным культовым центром, играя роль, унаследованную им у Аргиштихинили. Новый культовый центр был создан в Багаране, на берегу реки Ахурян; здесь верховными жрецами назначались братья армянских царей. Были основаны поселения Ервандакерт и Ервандаван.
      Армения в начале этого периода в общем сохраняла границы ахеменидского времени. В первой половине III в до н. э. власть Ервандаканов распространилась и на заевфрат-скую страну Коммагену, примыкавшую к крайней юго-западной области Великой Армении — Софене. Коммагена и Софена были объединены в отдельную административную единицу, а позднее эта единица была выделена в самостоятельное царство под властью царя Сама из рода Ервандаканов.
      Однако царство Софена-Коммагена не было долговечным и вскоре распалось на две составные части — Софену и Коммагену. Собственно Армения во второй половине III в также переживала трудные времена и понесла территориальный урон. С севера её теснила набиравшая мощь Иберия с юго-востока — Мидия-Атропатена.
      В 212 г. до н. э. Селевкидский царь Антиох III (223 - 187) осадил столицу Софены Ар-шамашат. Однако, когда возникла возможность примирения, он снял осаду, заключил союз с царём Софены Ксерксом и даже выдал замуж за него свою сестру Антиохиду. Продолжая начатый осадой Арсамосаты свой знаменитый восточный поход, Антиох III победно прошёл через Парфию, дошёл до Средней Азии и через Гиндукуш спустился в Индию.
      Окрылённый победами на Востоке, Антиох III стал готовиться к западному походу, имея целью подчинить непокорные малоазийские царства и стать твёрдой ногой в Европе. В 201 г. он велел сестре Антиохиде отравить своего мужа Ксеркса и овладел Софеной. Был устранён и царь Армении Ерванд, захвачено его царство, а также Коммагена и Малая Армения. Этими акциями Антиох III укреплял свой тыл накануне похода на запад. Армянские государства были превращены в сатрапии и поставлены под начало находившихся на службе Антиоха полководцев. Правителями (стратегами) Армении и Софены были назначены, соответственно, Арташес (Артаксий) и Зарех (Зариадр), — представители армянской
      знати, в Малой Армении — Митридат, племянник Антиоха и сын армянского династа; в Коммагене, основательно эллинизированной, правителем был поставлен македонец Птолемей. Это положение продолжалось около десяти лет.
      В течение этих лет Антиох III осуществил свой поход и в 192 г., перейдя Геллеспонт, вторгся в Грецию. Однако он недооценил силы уже вполне сформировавшейся в это время и набравшей мощь Римской республики. Рим перешёл в контрнаступление, и его войска, изгнав Антиоха из Европы, в свою очередь впервые вступили на землю Азии. В 190 г. в битве при Магнесии римляне нанесли сокрушительное поражение Антиоху III.
      Эти события сыграли существенную роль в судьбе Армении. По сообщению греческого географа и историка Страбона, Арташес и Зарех пошли на сближение с Римом и объявили себя независимыми царями, первый — в Великой Армении, второй — в Софене. Обрели самостоятельность также Малая Армения и Коммагена, куда вскоре вернулись представители династии Ервандаканов. В дальнейшем процессе консолидации армянских государств всё большую роль начинает играть Великая Армения.
     
      4. Создание армянского объединённого государства
      К 111 в. до н. э. окраины Армянского нагорья уже были вовлечены в сферу армянского языка и этноса, однако частично они продолжали оставаться в пределах других государств. Небольшие армянские царства на западе охватывали лишь часть армянского этноса. В этих условиях царство Ервандаканов (Великая Армения), занимавшее центральные области нагорья, оказалось тем ядром, вокруг которого должно было образоваться объединённое армянское государство. Это произошло при Арташесе I (189-около 160), одном из виднейших деятелей древней Армении.
      Греческий автор I в. до н. э. Страбон так рисует картину событий этого времени. «Рассказывают, — пишет он, — что Армения сначала была небольшой и увеличилась усилиями Арташеса и Зареха... Воцарившись... один в Софене..., другой на землях, окружающих Ар-ташат, они раздвинули свои пределы, завоевав земли у соседних народов; у мидян — Каспиану, Фавнитиду и Басоропеду (Парспатуник), у иберов (грузин) — предгорья Пари-адра, Хордзену, Гогарену, что по ту сторону реки Кира (Куры), у халибов и моссинойков — Каренитиду и Дерксену, которые примыкают к Малой Армении или входят в её состав, у катаонов — Акилисену и земли вокруг Антитавра, у сирийцев — Таморитиду. Так что все они стали одноязычными».
      Обстоятельство одноязычности, т. е. армяноязычности населения всех упомянутых областей для их большинства едва ли было результатом присоединения к армянскому государству, как, видимо, представлялось Страбону, а скорее основой, стимулом присоединения. Сами по себе завоевания не приводят к одноязычности, к образованию народа, как можно было убедиться хотя бы на примере Урарту. Поэтому «завоевание» армяноязычных областей точнее было бы назвать их объединением.
      Участие Софены в этих событиях было скромным, решающая роль принадлежала собственно Армении. Это государство при Арташесе I расширилось во все стороны — на север, юг, восток и запад. Приведённое сообщение Страбона подтверждается и рядом сведений из других источников. Так, поход Арташеса на восток, на «восставшую» страну кас-пов подробно описывает Мовсес Хоренаци. Он же повествует о походах, совершавшихся при этом царе на север, в сторону Грузии. О них ещё более обстоятельно рассказывается в древнейшем грузинском источнике «Картлис цховреба».
      На западе Армения сталкивалась с более сложной и трудной политической обстановкой, сложившейся между малоазийскими небольшими, но весьма сильными государствами. В 183 - 179 гг. здесь велась ожесточенная война между двумя группировками стран — с одной стороны, Понтом и его союзницей Малой Арменией, с другой стороны, — Кап-
      падокией и её союзниками. Этот второй лагерь пользовался поддержкой Рима, а за спиной первого стояли Селевкиды. Царь Понта Фарнак и властитель Малой Армении Митри-дат, достигшие поначалу определённых успехов, в итоге, однако, проиграли войну и вынуждены были заключить мир на тяжёлых условиях.
      Позиция Армении в отношении двух лагерей была весьма определённой — традиционно антиселевкидской, т. е. она поддерживала Каппадокию и Пергам против Понта и Малой Армении. В мирном договоре, текст которого сохранился у историка II в. до н. э. Полибия, в числе заинтересованных сторон упомянут также Арташес, «властитель большей части Армении». Именно в этих условиях, воспользовавшись поражением Малой Армении и поддерживавшего её Понта, Арташес, видимо, и сумел путём военного или дипломатического нажима завладеть и присоединить к своему государству Каренитиду — область Карина и Дерксену — область Дерджан, которые, как указано у Страбона, «примыкают к Малой Армении или входят в её состав».
      Наиболее опасным соседом Армении продолжало оставаться Селевкидское государство. После Антиоха III Великого здесь царствовал его сын Селевк IV (187-175). За эти годы Армения окрепла, усилилась и стремилась охватить в своих границах окраинные армяноязычные области. К их числу относились области южнее озера Ван вплоть до Адиа-бены, где также, по сообщению Страбона, армянский элемент был издревле весьма силён.
      В 168 г. армянские войска вступили в Тморик (Таморитиду), область, подчиненную Селевкидам, и присоединили её к армянскому государству, доведя его границы и на этом отрезке до реки Тигр. Во главе Тморика был поставлен, по сообщению Мовсеса Хоренаци, один из приближённых Арташеса I, который начал быстро осваивать новую область.
      Селевкид Антиох IV Эпифан (175 - 164), энергичный, но склонный к авантюрам правитель, воевал в это время с Египтом. Лишь в 165 г. он смог обратиться на север. Он перешёл со своими войсками Евфрат и столкнулся с армянским войском, в свою очередь форсировавшим Тигр и шедшим ему навстречу. Битва была чрезвычайно кровопролитной, особенно много полегло армянских воинов, но положение сколько-нибудь существенно не изменилось: Антиох не перешёл Тигра, Тморик остался в пределах Армении.
      Арташес пытался присоединить к своему государству и Софену, но тщетно. Каппадокия решительно воспротивилась этому, и Арташес отказался от своего намерения. Присоединение Софены затянулось приблизительно на 70 лет, до времени Тиграна II.
      Последние сведения об Арташесе I относятся к самому концу 60-х гг. II в. до н. э., когда он вновь вступил в противоборство с Селевкидами и поддерживал восстание селев-кидского сатрапа Вавилонии и Мидии Тимарха против своих хозяев.
      В первой половине II в. до н. э. Армения выросла в сильное, самостоятельное и обширное государство и, естественно, нуждалась в различного рода преобразованиях в экономической, политико-административной, военной и других областях. До нас дошли надписи Арташеса I на арамейском языке, сделанные на межевых камнях; Мовсес Хоренаци указывает, что Арташес этими камнями размежевал общинные и частновладельческие земли. Имеются некоторые сведения о перестройке военного дела при Арташесе, в частности о создании четырёх воеводств. Новое административное деление имело цель облегчить управление обширным государством. Основой подобных преобразований был экономический подъём страны, заметный как в деревне — в области сельского хозяйства, — так и в городе — в развитии ремесленного производства и торговли.
      О городах, основанных в III в. до н. э. представителями династии Ервандаканов в Араратской долине и в Софене уже говорилось выше. Во II в. до н. э. этот процесс продолжался. Крупное историческое значение имело основание Арташата (Артаксаты — по античным авторам), столицы армянского государства.
      Межевой камень Арташеса I с арамейской надписью
      Не случайно, что Арташат был основан в Араратской долине. Именно здесь располагались почти все столицы исторической Армении — Армавир, Ервандашат, Арташат, Ва-гаршапат, Двин. Араратская долина уже в IV в. до н. э. становится сердцем Армении. Здесь скрещивались торговые транзитные пути, ведшие с юга на север и, по долине Аракса, с запада на восток, что было существенным градообразующим фактором. Арташат был основан Арташесом I и назван по обычаю эллинистического времени именем царя-основателя. По сообщениям историков Страбона и Плутарха, в выборе места будущей столицы и составлении её плана армянскому царю помогал знаменитый карфагенский военачальник Ганнибал, бежавший после поражения, нанесённого ему римлянами, на Восток. Возможно, что Ганнибал и непричастен к созданию Арташата, однако из свидетельства Плутарха во всяком случае явствует, что город был построен по предварительно разработанному единому и увязанному с местностью плану, несомненно, по нормам эллинистического градостроительства. Страбон сообщает, что Арташат был хорошо заселённым городом и царской резиденцией, что его с трёх сторон омывала река Араке, а с четвёртой стороны город был защищён рвом и валом. Ведущиеся в настоящее время археологические раскопки Арташата, располагавшегося на берегу Аракса на нескольких холмах вокруг Хор-Вирапа, открывают много нового и подтверждают сведения античных авторов.
      По сообщению Мовсеса Хоренаци, в Арташат была переведена часть населения Ер-вандашата, прежней столицы Армении. Здесь, следовательно, состоялся синойкизм — формирование населения новооснованного города путём передачи ему части населения старых городов — обычный способ заселения новых городов в эллинистическом мире. В Армении, однако, этот способ был недостаточен из-за малочисленности городского населения. Здесь применяли и переселение чужестранцев — как при Арташесе I, так и, особенно, при Тигране II.
      В первой половине II в. до н. э. в Армении, помимо Арташата, был основан целый ряд других городов. Они носили имя отца Арташеса — Зареха и протянулись цепочкой по территории Армении с юго-востока на северо-запад. Сохранились сведения о городах Заре-хаван в Ноширакане, Зарехаван в Багреванде, Заришат в Вананде и т. д. В Софене в этот же период был основан город Аркатиокерт.
     
      5. Держава Тиграна II
      Вслед за Арташесом в Армении царствовали один за другим два его сына — Артавазд! и Тигран I (около 160-95). В этот период в Передней Азии происходит коренная перестановка политических сил. Ещё в середине III в до н. э. на Иранском нагорье образовалось Парфянское государство. Во II в. оно переживало подъём. Вступив в борьбу с Селевкидами, парфяне добились преобладания в Передней Азии. Их царь МитридатМ (123 - 87) довёл западные границы государства до Евфрата в Северной Месопотамии.
      Он столкнулся также с армянским царём Артаваздом I, выиграл сражение и взял в качестве заложника царского племянника Тиграна (будущий Тигран II). Вскоре парфяне отпустили Тиграна, получив в качестве выкупа область «Семьдесят долин», расположенную на юго-востоке Армении. Первые десятилетия I в. до н. э. в истории Армении занимают особое место. В этот период новый царь Армении Тигран II, прозванный Великим (95-55), встав на путь внешних завоеваний, создал большое государство. Армения превратилась в одну из самых могущественных держав того времени.
      Тигран II начал свою деятельность с того, на чём остановился его дед Арташес I, — с присоединения Софены — армянской приевфратской области, бывшей до того отдельным царством. В Софене правил потомок Зареха Артан. Уже в 94 г. войска Тиграна без труда овладели страной.
      Этот шаг вывел Армению в сферу оживлённых международных отношений. Софена с давних пор была связана политически с соседней Каппадокией, с чьей помощью в основном и сохраняла самостоятельность. Теперь Каппадокия сама находилась под угрозой поглощения безмерно усилившимся соседним Понтийским государством. Царь Понта Мит-ридат VI Евпатор стремился сблизиться с Арменией. Он направил к Тиграну посольство с предложением заключить союз. Для Тиграна союз с могущественным Понтом был выгоден и желателен. Союз был закреплён браком между Тиграном и юной дочерью Митри-дата Клеопатрой.
      В числе прочего, стороны договорились о захвате Каппадокии, причём по договору территория этой страны должна была отойти к Понту, а Тигран мог забрать всю движимость и депортировать население. Каппадокии предстояло стать тем источником, откуда Армения черпала бы необходимые ей людские массы — городское население и рабов.
      Первый поход армянских войск в Каппадокию был предпринят в 93 г. Страна была захвачена, царь Ариобарзан бежал в Рим. По приказу из Рима Сулла, губернатор Суровой Киликии, ставшей к этому времени римской провинцией, восстановил власть каппадокийского царя. Однако уже в 91 г. военачальники Митраас и Багой вновь овладели Каппадокией. Лишь два года спустя Риму удалось вернуть Ариобарзана на престол.
      На пути осуществления завоевательной программы Тиграна II стояли в первую очередь парфяне, завладевшие Мидией, Атропатеной, странами Северной Месопотамии и обосновавшиеся на Армянском нагорье, в области «Семьдесят долин». Около 87 г. до н. э. армянские войска вступили в эту область и, продвигаясь далее, вторглись в Мидию-Атропатену и собственно Мидию. Преследуя парфянские войска, они подступили к Экба-танам — одной из резиденций парфянского царя. Во время осады города был предан огню расположенный за его стенами царский замок Адрапана. Устрашённый парфянский царь Готарз поспешил заключить мир и не только отказался от «Семидесяти долин», но и передал Тиграну власть над Мидией-Атропатеной и странами Северной Месопотамии. Он отказался также от традиционного титула парфянских властителей «царь царей» в пользу Тиграна II. Последний закрепил свою власть над Мидией-Атропатеной браком своей дочери с царём этой страны и обратил своё внимание на юг.
      Здесь за столетие до этого, при Арташесе I, к армянскому государству была присоединена область Тморик. Теперь власть Тиграна распространилась и на соседнее небольшое
      царство Кордуену (Кордук) и на расположенную вдоль среднего течения Тигра Адиабену. Вслед за этим были заняты области Северной Месопотамии Мигдония с центром Нисиби-ном и Осроэна с городом Эдессой. Теперь уже только Евфрат отделял владения Тиграна от стран, оставшихся под властью Селевкидов.
      Монета Тиграна II
      Селевкидские цари уже потеряли былую мощь. Центральная власть была бессильна обеспечить политическую целостность государства, безопасность торговли, сплотить вокруг себя важнейшую составную часть государства — эллинистические города. Господствующий класс не был удовлетворён царской властью и помышлял о смене её. Римский историк Юстин повествует: «Некоторые думали, что надо пригласить Митридата Понтий-ского, другие — египетского Птолемея... Все сошлись на кандидатуре Тиграна, который не только имел свою военную силу, но и был союзником парфян и тестем царя Митридата. Итак, будучи приглашён занять престол Сирии, Тигран в течение 17 лет правил в полном спокойствии; он не мешал другим войнами и никто его не тревожил, так что воевать не было необходимости».
      Так в 83 г. до н. э. Тигран II в столице Селевкидов Антиохии-на-Оронте воссел на их трон. Его войска продвинулись далее на юг вдоль Средиземного моря и заняли Финикию. Были завоеваны также Равнинная Киликия и Коммагена. Армянская держава стала непосредственно граничить с Римской республикой, обосновавшейся до этого в Горной Киликии.
      Держава Тиграна II охватывала значительную часть Передней Азии. Она простиралась от Средиземного моря до Каспийского и от реки Куры до Месопотамии. Кроме того, в сфере её влияния находились сопредельные страны и народы — Иберия и Албания на севере, многие арабские племена — на юге.
      Новосозданная держава была типичным эллинистическим государством, хотя и меньшим по величине, но вполне сходным по структуре и функциям с предшествовавшими ей державами Селевкидов и Александра Македонского, прототипами которых, в свою очередь, были Ахеменидское, Мидийское, Ассирийское государства. Все они, как и держава Тиграна, являлись экономически и этнически пёстрыми военно-политическими объединениями, состоявшими из обществ, находившихся на самых разных уровнях развития.
      Наиболее важной, экономически и культурно развитой из завоёванных Тиграном стран была Сирия — ядро некогда обширной державы Селевкидов. В её состав входили крупные и богатые полисы (города) — центры ремесла, торговли и культуры, имевшие свои земледельческие области, и среди них Антиохия-на-Оронте, столица Селевкидов, ставшая южным центром державы Тиграна. Южнее Сирии, по западному побережью Средиземного моря, тянулись древние финикийские города — Тир, Сидон, Верит (Бейрут), Арад и другие, которые в I в. до н. э. всё ещё сохраняли своё значение в традиционной
      торговле между Востоком и Западом. Они являлись также крупными рынками работорговли. Немало городов было и в Равнинной Киликии: Таре, Солы, Мопсуестия, Аназарба, Адана и другие. Во главе стран, захваченных у Селевкидов, был поставлен один из приближённых Тиграна Багарат, его резиденцией стала Антиохия.
      Примыкавшие к южным границам Великой Армении Осроэна и Мигдония были самыми плодородными областями Северной Месопотамии. Возникшие при Тигране экономические и особенно культурные связи между этими странами и Арменией в дальнейшем всё более укреплялись и сыграли заметную роль в истории армянского народа. Правителем месопотамских стран был поставлен Гурас, брат армянского царя, с резиденцией в Нисибине.
      К востоку от Мигдонии, по левому берегу Тигра, располагалась Кордуена, уже в это время наполовину армяноязычная. В дальнейшем она составила часть исторической Армении. Ниже по течению Тигра была расположена Адиабена, охватывавшая большую часть исторической Ассирии, в частности, её столицу Ниневию. На восток от этих стран, вплоть, до Каспийского моря простиралась обширная Мидия-Атропатена с городами Ган-зака и Фрааспа. По сравнению с западными областями державы Тиграна, восточные области существенно отставали в экономическом развитии.
      С завоёванных стран взималась дань, по-видимому, весьма тяжёлая, если судить по накопленным Тиграном богатствам, роскоши его двора, размеру государственного строительства, величине военных расходов. Понятно, что тяжесть налогов и податей падала и на саму Армению. Покорённые страны обязаны были предоставлять Тиграну войско. Подобные обязательства имелись и у тех стран, которые, не входя в состав державы, находились в сфере её влияния. Армия Тиграна, по описанию Плутарха, включала, помимо войска армян, силы атропатенских мидян, адиабенцев, гордиенцев, арабов, мардов, иберов, албан и других народностей.
      Положение различных завоёванных стран не было однотипным. Так, например, если цари Атропатены и Кордуены остались на своих тронах, а первый из них даже стал зятем армянского царя, то Месопотамия и Сирия были обращены в административные единицы, управлявшиеся назначенными Тиграном сатрапами.
      Одним из важнейших мероприятий Тиграна было упорядочение торговли. Оно было важно не только для купцов, но также для землевладельцев, владельцев ремесленных мастерских, сбывавших свои изделия на рынках многих стран. Основные торговые пути с запада на восток, включая средиземноморские порты, откуда эти пути начинались, располагались на территории новосозданной державы. Некоторые арабские кочевые племена были поселены Тиграном вдоль торговых путей, в местах переправ, горных проходов и т. п., чтобы сделать эти пути безопасными, удобными, а также наладить сбор таможенных пошлин. Такие посты были созданы, например, в Зевгме, на переправе через Евфрат, в горном проходе Амана, соединявшем Киликию с Сирией и т. д. В деле упорядочения морской торговли Тигран, не располагавший собственным флотом, также опирался на другие народы, в частности, на прибрежное население Киликии.
      Хорошо понимая огромную роль городов, в особенности богатых и влиятельных сирийских городов, в системе державы, Тигран II проявлял к ним большое внимание. Ряд городов получил право чеканки монет и другие привилегии.
      Старая столица Армении Арташат осталась на севере, новая — Антиохия — находилась вне Великой Армении. Возникла необходимость создать столицу в такой области Армении, чтобы она одновременно могла служить центром державы. В 80-х годах до н. э. на берегу одного из северных притоков верхнего течения Тигра, в армянской области Ах-дзник был основан город Тигранакерт — новая столица державы.
      Тигран совершил ряд насильственных переселений из городов Киликии, Каппадокии и Месопотамии. Так, например, из Каппадокии было депортировано всё население её столицы Мазаки, из Киликии — население эллинистических полисов Солы, Адана, Эпифа-ния и ряда других. Конечно, эти громадные, порядка полумиллиона, массы людей не могли быть поселены в одном только Тигранакерте. В античных источниках Тигранакерт предстаёт как большой, великолепно отстроенный и богатый город, со стенами высотой в 25 метров, с царскими дворцами и загородными парками. Однако первый этап жизни этого города, до его разрушения римлянами, длился всего 10-15 лет, и в течение этого времени население его не могло бы достигнуть цифры, превышающей 100 тысяч. Остальные переселенцы размещались, стало быть, в других городах и местностях. Известно, в частности, что, помимо столичного города Тигранакерта, при Тигране появилось ещё два города с таким же названием в области Утик и Арцах, и Тигранаван в Гохтне. Кроме того, пополнялось также население старых городов — Арташата, Ервандашата, Зарехавана, За-ришата и др., о чём можно судить по данным армянских источников.
      Чужеземное население армянских городов, если не считать евреев, чьи общины в этих городах сохранялись ещё в IV в. н. э., скоро вступило на путь ассимиляции с армянами.
      Более устойчивым было привнесённое ими, а также проникавшее ещё ранее через множество других каналов влияние эллинистической культуры. Особенно подвергались ему верхние слои общества, в частности, царский двор, что было не исключением, а правилом для своего времени, когда эллинистическая культура проникала во все переднеазиатские страны, адоптировалась верхними слоями их обществ. Путь для проникновения этой культуры прокладывал греческий язык, который стал к тому времени языком международных и торговых сношений. Конечно, несравненно более слабым было влияние эллинистической культуры на широкие массы народа, если не считать часть городского населения.
      Этот первый этап царствования Тиграна Великого нашёл своё отражение также в устном народном творчестве. Предание о нём дошло до нас на страницах «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци, причём последний по ошибке свил в одну две нити — сведения о царе VI в. до н. э. Тигране Ервандяне и сведения о Тигране II, приписав всё первому из них. Тем не менее, в предании явственно проступает образ Тиграна II и ряд характерных черт и событий его эпохи.
     
     
      ГЛАВА ТРЕТЬЯ
      АРМЕНИЯ, РИМ И ПАРФЯНЕ
     
      1. Римско-армянская война
      В то время как в Армении царский двор был занят внутренними делами обширной державы, на западе назревала гроза: опасность римского вторжения в Армению приобретала всё более реальные очертания.
      К 70 г. до н. э., когда Тигран II впервые вступил в дипломатические сношения с Римом, соседний Понт уже успел, начиная с 89 г., провести три войны против Рима. На первых порах царь Понта Митридат VI Евпатор добился больших успехов — овладел почти всей Малой Азией и перенёс театр военных действий в Европу, на Балканский полуостров. Однако разбитый римлянами в двух сражениях Митридат по соглашению 84 г. отказался от всех завоёванных областей и обязался выплатить большую контрибуцию. Вторая война Понта с Римом (83-81 гг. до н. э.) носила местный характер и не имела существенных последствий. В этих войнах Армения не участвовала. Не ввязалась она и в новую, третью войну, вспыхнувшую в 74 г. Лишь накануне её армянские войска вновь вторглись в Каппадокию и увели оттуда, по сообщению историка Аппиана, 300 тысяч населения. Митридат же основательно подготовился к войне.
      Вначале счастье улыбнулось Понту, но потом начались неудачи. Луцию Лукуллу, одному из блестящих полководцев Рима, удалось шаг за шагом оттеснить Митридата в Понт и нанести ему здесь сокрушительное поражение. Митридат бежал в Армению и тем положил начало конфликту, который далее перерос в чреватую для Армении тяжёлыми последствиями римско-армянскую войну.
      Выдающийся полководец и опытный политик, Тигран II, однако, недооценил римскую опасность. Взирая со стороны на отчаянную борьбу Понта с Римом, он упустил из виду, что его внутренние, на первый взгляд не касающиеся Рима предприятия весьма остро затрагивали римские интересы. Рано или поздно, но Рим должен был столкнуться с новой, выросшей на Востоке силой, и этот момент приближался. В 70 г. Лукулл прислал к Тиграну своего представителя Аппия Клавдия с требованием выдать Митридата: понтиец должен был украсить триумф Лукулла в Риме. Приняв посланца Лукулла в Антиохии, Тигран отказался выдать Митридата, что послужило Лукуллу поводом для войны с Арменией.
      Ещё по пути в Антиохию Аппий Клавдий совершил разведывательную поездку по Армении, различными посулами сея рознь между подвластными Тиграну династами и царями. Он сумел склонить многих из них к мятежу, в частности, царя Кордуены Зарбиена. Римляне, таким образом, уже готовились к войне независимо от результатов переговоров с Тиграном или же предвидя его отказ. Тигран, однако, продолжал пребывать на юге державы, осаждая город Птолемаиду близ границ Египта, последний оплот селевкидской царицы Селены. Вернувшись из Антиохии, он завершил осаду, захватив царицу Селену. К стенам взятой Птолемаиды явились послы царицы соседней Палестины, чтобы дарами и уговорами предотвратить ожидавшийся поход Тиграна в Палестину.
      Такова была обстановка весной 69 г., когда Тигран, как сообщает об этом историк Иосиф Флавий, внезапно получил известие о вторжении Лукулла в Армению. Со своей шеститысячной гвардией Тигран поспешил на север, приказав сатрапу Сирии Багарату вести за ним войска.
      Чтобы приостановить стремительное продвижение Лукулла по Армении, наперерез ему был отправлен армянский полководец Меружан, однако его отряда оказалось недостаточно; Меружан потерпел поражение и пал на поле битвы. Тигран же по прибытии в
      Армению застал столицу Тигранакерт уже осаждённой. Тёмной ночью его гвардия, пробившись сквозь кольцо римских войск в город, вывезла оттуда казну и гарем царя.
      Собрав 70-80 тысяч войска, Тигран подступил к осаждавшим Тигранакерт римлянам. Армии встретились близ Тигранакерта, на берегу реки Никефорион (ныне Фаркин-су) 6 октября 69 г. до н. э. Оставив отряд под стенами города, чтобы оградить свой тыл от вылазки гарнизона, Лукулл с основными силами занял позицию на берегу реки. На противоположном берегу расположилось войско Тиграна. Ударив одновременно с двух флангов по многочисленному, но пёстрому по составу армянскому войску, римляне внесли панику и расстройство в его ряды и рассеяли его.
      Теперь они могли обратить всё внимание на осаду Тигранакерта, которая длилась уже несколько месяцев. Задача римлян была сильно облегчена предательством греческих наёмников, находившихся на службе коменданта Тигранакерта, армянского полководца Манкая. Увидев с башен города, чем завершилась битва с Тиграном, они сочли его поражение окончательным и открыли ворота города римским войскам. По приказу Лукулла римляне разграбили Тигранакерт и разрушили его до основания.
      Между тем Тигран и Митридат, прибывший из отведённой ему крепости, уже набирали и обучали новое войско, а также искали союзников. Они обратились к парфянскому царю Фраату с предложением союза против римлян, обещая вернуть захваченные Тиграном земли и предостерегая против неизбежного в будущем нападения римлян на Пар-фию. Фраат колебался; его ответа ждало также посольство от Лукулла. В итоге он дал неясные обещания обеим сторонам.
      Лукулл направился на север с намерением захватить также вторую столицу Армении — Арташат и тем завершить войну. Армянское войско придерживалось теперь новой тактики — изматывало противника мелкими стычками, затрудняло снабжение продовольствием, уничтожало отделившиеся группы врага. Начав поход на север в начале лета, Лукулл лишь осенью добрался до переправы через Арацани. Свои измученные легионы он воодушевил перспективой богатой добычи при захвате «Армянского Карфагена» — Арта-шата.
      Угроза потерять Арташат заставила Тиграна решиться на битву. Сражение произошло у переправы через Арацани. На этот раз римлянам противостояла армия не столь многочисленная, как при Тигранакерте, но лучше обученная и набравшаяся опыта в борьбе с римлянами. В сражении римляне понесли огромные потери и не смогли продолжить продвижение на север. Через несколько дней под давлением своего войска Лукулл начал отступление. Чтобы вновь завоевать благорасположение армии, Лукулл повёл её на Ни-сибин, богатый город Северной Месопотамии, суливший большую добычу. Взятие после нескольких месяцев осады Нисибина было последним успехом Лукулла в этой армянской кампании.
      Тигран тем временем возобновил активные боевые действия, очищая от римлян южные области Армении. Митридат же с приданным ему армянским войском вторгся в Понт и отвоёвывал своё царство. Нанеся поражение одному из оставленных там военачальников Лукулла Фабию, он двинулся на другого из них — Триария. Лукулл поспешил на помощь, но опоздал — войско Триария потерпело поражение и было почти полностью истреблено. В этих условиях солдаты Лукулла отказались воевать с Митридатом. Не пошли они и против Тиграна. Вскоре стало известно, что римский сенат, недовольный действиями Лукулла, сместил его и передал командование на Востоке Гнею Помпею.
      Казалось, обстоятельства благоприятствуют восстановлению довоенного положения Армении. Этому, однако, помешала междоусобица. Ещё в предыдущем 67 г. сын Тиграна II Тигран Младший, опираясь на недовольные политикой царя элементы, в част-
      ности — на представителей родовой знати, восстал против отца и, потерпев поражение, нашёл убежище у парфян.
      Парфянский царь Фраат принял его и обласкал, выдал за него свою дочь и ждал удобного момента, чтобы возвести его на престол Армении вместо ненавистного Тиграна II. Ходили также слухи, что Тиграна Младшего подзадоривал и его дед с материнской стороны Митридат Евпатор. Вскоре Фраат с Тиграном Младшим вторглись в Армению. Сначала им сопутствовала удача, и они даже осадили Арташат, а Тигран II отошёл в горы. Однако осада затянулась, Фраат должен был уйти, оставив Тиграну Младшему лишь часть войска. Вернувшись, Тигран II разгромил эти силы, а его сын, изверившись в парфянах, бежал на этот раз к Помпею, уже прибывшему на место военных действий и развернувшему энергичную деятельность. Спор между отцом и сыном был для него чрезвычайно благоприятным обстоятельством.
      Помпею удалось разбить Митридата и принудить его к бегству. Митридат направился на север в Крым, в принадлежавшее ему Боспорское царство. По дороге он попытался вновь заручиться поддержкой Тиграна II. Однако последнему было не до него: в сопровождении Тиграна Младшего Помпей вторгся в Армению, направляясь вдоль Аракса, к Арташату. Армения вновь оказалась перед тяжёлыми испытаниями, ей угрожала потеря самостоятельности. Считая вооружённую борьбу в создавшихся условиях столь же доблестным, сколь и гибельным делом, Тигран II выбрал другой путь. 75-летний царь, один, без сопровождающих, безоружный, явился в лагерь Помпея. Этот шаг, как бы его ни расценивали античные авторы, был продуманным, дипломатически и психологически безупречным ходом; был учтён и характер простодушного и тщеславного Помпея. Расчувствовавшийся римлянин обнял старца и посадил рядом с собой. Помпей предпочёл отца — противника парфян — сыну — их другу. Тигран II остался царём Великой Армении, а сын получил престол Софены, т. е. практически ничего, ибо этот престол был уже ранее пожалован ему отцом. Выразивший недовольство Тигран Младший был взят по приказанию Помпея под стражу.
      В 66 г. было подписано мирное соглашение, которое при сложившихся обстоятельствах можно считать дипломатическим успехом Тиграна, несмотря на тяжесть условий договора. Армения лишилась всех внешних территориальных завоеваний и заплатила огромную контрибуцию; однако государство Великая Армения осталось целостным. Оно было объявлено «другом и союзником римского народа».
      Войско Помпея осталось на зимовку в долине Куры. Здесь оно подверглось нападению иберов и албан, но отразило его. В 65 г. Помпей сам двинулся на иберов, победил их и намеревался преследовать Митридата. Однако, получив весть о восстании албан, Помпей направился в Албанию и привел её к повиновению.
      В 64 г. Помпей занимался малоазийскими и сирийскими делами. Он сверг с сирийского престола Антиоха Азиатского, Селевкида, посаженного на престол Лукуллом. Сирия была объявлена римской провинцией.
      Тем временем парфяне вторглись в Кордуену и завладели ею. Войско, посланное Помпеем, выбило их оттуда и вернуло область Армении. В 64 г. парфяне вновь вторглись в Армению. Тигран II обратился к Помпею, к нему же обратились и парфяне. Третейские судьи, посланные Помпеем, решили спор в пользу Армении, вследствие чего в её составе остались не только Кордуена, но и некоторые земли Северной Месопотамии. Рим явно пересмотрел свою позицию в отношении Армении, заигрывая с нею в предвидении будущей парфянской опасности. Помпей даже восстановил титул Тиграна «царь царей», который после поражения Тиграна перешёл было вновь к парфянам. Фраат III, который наконец-то начал постигать суть римской политики, уступил и решил потерпеть, питая, в свою очередь, надежду на союз с Арменией в будущей борьбе против Рима.
      В 63 г. разнеслась весть о смерти Митридата Евпатора, которую римляне восприняли с восторгом. Несгибаемый старец до последнего вздоха не оставлял мысли о сведении счётов с Римом. В Боспорском царстве он набрал и обучил сильную армию, с которой намерен был по Северному Причерноморью через Фракию вторгнуться в Италию.
      После решения территориальных споров с Парфией, когда Кордуена отошла к Армении, примерно десять лет, до самой смерти Тиграна II (55 г. до н. э.), Армения пребывала в состоянии мира. Страна несколько отдохнула от прошедших над ней военных и политических бурь.
     
      2. Начало римско-парфянского противоборства и Армения
      В 60-50 гг. до н. э. постепенно меняется соотношение политических и военных сил в Передней Азии. Армения была вынуждена отказаться от экспансивной политики и внешних завоеваний. Впредь и на долгие века её задачей становилась защита достигнутой со столь большим трудом территориальной целостности. Римляне уже поглотили существенную часть Малой Азии и западную часть наследия Селевкидов до Евфрата. Следующий шаг должен был привести их к столкновению с парфянами. Парфянская держава, однако, не собиралась отступать перед натиском Рима — у неё были собственные завоеватель-ские планы. Армения же географически была расположена между этими двумя силами. При таком положении дел политика нейтралитета наиболее благоприятная для Армении, никак не устраивала ни одну из двух держав. Обе требовали от Армении участия в их военных предприятиях, видя в этом один из главных залогов своего успеха, или же превращали её территорию в арену своих столкновений, неся народу неисчислимые бедствия. Это положение, начавшись в середине I в до н. э., продолжалось затем многие века.
      Монета Артавазда II
      В 60 г. до н. э. в Риме возник так называемый «первый триумвират» — политический союз трёх наиболее могущественных деятелей — Юлия Цезаря, Гнея Помпея и Марка Красса, в котором каждый преследовал свои цели. Цезарь жаждал продлить свою власть в Галлии, Помпей — властвовать в Испании, Красе же стремился на Восток. Жадный воин-купец, жестоко подавивший в своё время восстание Спартака, Красе теперь не только желал завоевать и разграбить Парфию, но и мечтал дойти, по примеру Александра Македонского, «до бактрийцев, индийцев и находящегося за ними моря» (Плутарх).
      В 54 г. до н. э. Красе прибыл в Сирию и отверг предложения послов парфянского царя о мире. Армянский царь Артавазд II (55-34), сын и наследник Тиграна II, приехал к Крас-су, ибо, согласно договору 66 г., Армения являлась «другом и союзником римского народа». Он приехал со своей гвардией, насчитывавшей 6000 всадников, и обещал предоставить Крассу для планируемого похода ещё 10 тысяч конницы и 30 тысяч пехоты с условием, однако, что римляне будут наступать по южным гористым районам Армении, а не по месопотамским равнинам, очень благоприятным для действия великолепной парфянской
      конницы. Таким путём Артавазд хотел оградить Армению от ответного удара парфян. Красе не внял его совету и в 53 г. перешёл Евфрат у Зевгмы, Артавазд же вернулся в Армению, фактически отстранившись от участия в гибельной экспедиции Красса. Случилось то, чего опасался Артавазд: Армения сразу же была наводнена парфянскими войсками во главе с самим царём Ородом. Другая парфянская армия во главе с полководцем Суреном пошла наперерез Крассу. Артавазду ничего не оставалось, как прийти к соглашению с Ородом, которое увенчалось союзом и было закреплено тут же браком между парфянским царевичем Пакором и армянской царевной.
      Между тем Красе со своим войском добрался до города Карры в Месопотамии. 6 мая 53 г. до н. э. здесь произошло сражение, о котором впоследствии с ужасом вспоминало несколько поколений римлян. Римская армия была разгромлена, пало 20 тысяч воинов и среди них — сам Красе. Победитель Красса Сурен, в насмешку над проводившимися в Риме победными триумфами, устроил в Селевкии-на-Тигре потешный триумф, а голову Красса отправил с гонцом царю Ороду, находившемуся в Армении. Однако Сурен вскоре был убит по приказанию Орода, завидовавшего его славе.
      Во главе парфянского войска был поставлен царевич Пакор, а в советники ему дан армянский полководец Васак, сопровождаемый армянским отрядом. В 51 г. армия перешла Евфрат и вторглась в Сирию. Поход этот, однако, не преследовал завоевательных целей, это была проба сил.
      В гражданской войне между сторонниками Цезаря и Помпея, которая сменила их недавний союз, победил Цезарь. Вскоре он начал готовиться к походу на Восток, однако его убийство в 44 г. избавило Парфию и Армению от серьёзной опасности. Новая гражданская война между цезарианцами Октавианом и Антонием, с одной стороны, и республиканцами — с другой, вновь до поры связала римлянам руки.
      В 40 г. до н. э. парфянские войска, ведомые царевичем Пакором, при участии армянского отряда снова вторглись в Сирию и завладели городом Апамея. Здесь армия разделилась на две части: одна из них под командованием римского эмигранта республиканца Лабиена двинулась в Малую Азию и дошла до её западных областей, другая же под началом Пакора направилась на юг, вдоль средиземноморского побережья. Города Сирии и Финикии, за малым исключением, охотно открывали ворота перед завоевателями, настолько им была ненавистна римская власть.
      В 39 г. Антоний отправил против парфян одного из своих талантливых полководцев Вентидия Басса. В решающей битве парфяне потерпели поражение, и царевич Пакор, зять армянского царя Артавазда II, был убит.
      Антоний решил идти походом на парфян. Желанным союзником для него была, естественно, Армения. В сущности, у Артавазда не было выбора, армяне никак не могли избежать участия в походе, ибо на сей раз его путь пролегал через Армению: Антоний выбрал тот маршрут, который в своё время Артавазд предлагал Крассу. Поход начался в 36 г. Войско Антония состояло из 100 тыс. воинов и большого количества осадной техники. Антоний спешил дойти до Атропатены и завладеть её центром Фрааспой. Он форсировал движение основных сил, выделив для прикрытия медленно продвигавшейся осадной техники лишь два легиона. Осада Фрааспы, однако, затянулась, а тем временем парфяне напали на оставленные два легиона и уничтожили осадные машины. Это событие заставило Артавазда решительно отстраниться от безнадёжного и ставшего очень опасным дела и отозвать свои войска из римской армии. Если продолжение участия армян в экспедиции было в интересах Рима, то интересы Армении требовали обратного.
      Будучи не в состоянии вступить в битву с приближавшимся парфянским войском, Антоний начал отступление, которое под градом ударов преследовавших его парфян оказа-
      лось гибельным. Римляне во время похода потеряли 35 тысяч воинов. Антоний считал Артавазда виновником провала своей экспедиции, хотя тот прикрыл его отступление.
      Из Армении Антоний отправился в Александрию, к царице Египта Клеопатре, на которой он был женат. Он сделал несколько попыток заманить Артавазда к себе, но тщетно, — Артавазд не поехал.
      Вскоре, как рассказывают римские историки, Антоний во главе большого войска направился в Армению. Его легионы стали подходить к Арташату, и тогда Артавазд вынужден был явиться к нему. Антоний заковал его в цепи и назначил выкуп. Затем под предлогом получения выкупа занял несколько крепостей, намереваясь постепенно завладеть Арменией.
      В стране, однако, росло сопротивление. Арташес, сын Артавазда, во главе части армянских войск начал борьбу с римлянами, но, потерпев поражение, бежал в Парфию. Во время триумфа, устроенного Антонием в 34 г. в Александрии по поводу его победы над Арменией, он подарил закованного в золотые цепи Артавазда и его семью царице Клеопатре. Артавазд, как с восхищением повествуют о нём античные авторы, повёл себя отнюдь не смиренно, и взбешённая Клеопатра приказала бросить его в темницу. Спустя три года он был обезглавлен. В этот период Арменией попытался завладеть атропатенский царь, опиравшийся на вспомогательный римский отряд, предоставленный ему Антонием. Вскоре, однако, Антоний, озабоченный предстоявшей решительной схваткой с Октавиа-ном, отозвал этот отряд. Решающая морская битва между ними, происшедшая при Акции в 31 г., закончилась полным поражением Антония и Клеопатры, и они покончили самоубийством.
      Воспользовавшись благоприятными обстоятельствами, царевич Арташес, находившийся в Парфии, сопутствуемый вспомогательным парфянским войском, вступил в Армению, разбил и взял в плен находившегося здесь царя Атропатены и в 30 г. утвердился на армянском престоле.
      После победы над Антонием Октавиан, ставший единоличным властителем Рима, объявил себя императором Августом. Теперь Рим, освободившийся от внутренних усобиц, представлял ещё большую, чем прежде, опасность для соседних стран, в том числе для Армении.
      Арташес II, утвердившийся на престоле и поддерживаемый парфянами, велел перебить все римские гарнизоны, оставшиеся в армянских крепостях. Этим актом Армения решительно объявила о своей независимости. В годы правления Арташеса II (30 - 20 гг. до н. э.) Армения не была втянута в войны.
      Римляне, не прибегая пока к военным действиям, стали окружать Армению своими союзниками. После некоторых приготовлений, император Август решил поставить у власти в Армении желательного для Рима царя. Полководец Тиберий с большими силами двинулся на Армению, взяв с собой Тиграна, брата Арташеса II, воспитанного в Риме и предназначавшегося в армянские цари. Перед этой военной демонстрацией проримская партия в Арташате составила заговор против Арташеса II, и он был убит в 20 г. до н. э. Армения лишилась энергичного и сильного царя.
     
      3. Конец Арташесидов и утверждение в Армении династии Аршакидов
      Два десятилетия, прошедшие после смерти Арташеса II, были временем постепенного угасания династии Арташесидов. Затем армянский престол на протяжении полувека занимали римские ставленники. Это был период кризиса древнеармянского государства, который однако не затрагивал подлинных основ многовековой государственности, поскольку его причины были лишь внешнеполитическими, но не внутренними, социально-экономическими. Для единой по экономике и этносу страны, какой была Армения, такие причины не могли стать гибельными. Общественное развитие страны продолжалось по прежнему руслу, сохранялся военно-экономический потенциал. По характеристике римского автора I в. н. э. Юстина, после Рима и Парфии Армения оставалась третьей по значению среди государств того времени.
      Царица из династии Арташесидов
      Это хорошо понимали и римские политики. Император Август в своём знаменитом «Завещании» писал, что после смерти Арташеса II он мог бы обратить Армению в римскую провинцию, но предпочёл оставить её местным царям. Но дело обстояло, конечно, не так. Если бы Рим имел реальную возможность поглотить Армению, то никогда не остановился бы перед этим, как не останавливался во многих случаях с другими странами. В данном случае Рим делал всё, что мог: старался возводить на армянский престол послушных царей.
      Убийство Арташеса II в 20 г. до н. э. и воцарение Тиграна III вызвали в Риме подлинное ликование. Здесь считали, что тягостный вопрос об Армении, наконец, нашёл своё разрешение. Однако несколькими годами позже Тигран III под влиянием настроений, царивших в Армении, переменил римскую ориентацию на парфянскую. После его смерти (8 г. до н. э.) воцарился вопреки намерениям Рима его сын, Тигран IV, который титуловался «царём царей». В 5 г. до н. э. римлянам удалось свергнуть его и заменить братом его отца Артаваздом III. Этот царь, однако, продержался на престоле не более трёх лет; к власти вновь пришёл Тигран IV со своей супругой Эрато. Но вскоре он был убит на войне с север-
      ными горскими племенами, вторгшимися в Армению, а Эрато отреклась от престола. Так в 1 г. н. э. прервалась династия Арташесидов, правившая непрерывно почти два столетия.
      Из римских ставленников, прошедших затем вереницей через армянский трон, следует упомянуть Зенона, который принял заветное для армян имя Арташес и царствовал довольно долго — с 18 по 34 г. н. э. После него в Армении царствовали ещё два сторонника Рима — Митридат, брат иберийского (грузинского) царя Фарсмана, и сын Фарсмана Рада-мист.
      Однако кризис армянского государства уже близился к концу и был преодолён совместными усилиями армян и парфян. Армяно-парфянские отношения в своей истории имели и напряжённые этапы, но никогда не достигали той остроты, какой часто отличались армяно-римские отношения. Более того, армяно-парфянская солидарность всё более крепла перед римским натиском.
      При одном из царей парфянской аршакидской династии — Вологесе I, взошедшем на престол в 51 г. н. э., созрели предпосылки для действенного парфяно-армянского сотрудничества. Естественно, что в этом сотрудничестве ведущую роль играли сильнейшие из партнёров — парфяне. Армения считалась вторым по значению после Парфии самостоятельным царством, и на царствование в ней был намечен Трдат, брат Вологеса I.
      Парфянский царь послал в Армению войско во главе с Трдатом. Тот был встречен приветливо и легко занял армянский трон. Это событие привело к затяжной войне (54 -64 гг.) между Римом и парфяно-армянской коалицией. Полководец Домиций Корбулон, которому было поручено командование римской армией, был, однако, не слишком горячим сторонником этой войны. Он долго пополнял и обучал войска и лишь в 57 г. вступил в Армению. Два года военные действия развивались вяло. Однако в 59 г., узнав, что Вологес завяз в войне с Гирканией, и Трдат располагает лишь армянскими войсками, Корбулон двинулся на Арташат. По дороге он ценой больших потерь завладел крепостью Воланд и некоторыми другими. Арташат не оказал сопротивления. Тем не менее Корбулон приказал снести город до основания, мотивируя этот варварский акт тем, что у него-де нет достаточно воинов, чтобы оставить гарнизон в столь большом городе. Трдат отступил в Атро-патену.
      Затем римская армия захватила Тигранакерт, также не встретив сопротивления. Однако Тигранакерт не был ни разрушен, ни разграблен, хотя на подступах к нему римская армия и понесла существенный урон от пришедших в ярость народных масс.
      Армения была завоёвана, и в 60 г. в Тигранакерте римляне возвели на её престол своего нового ставленника — Тиграна VI. Но это положение длилось недолго. Парфяне вновь двинули свои войска в Армению.
      Корбулон, однако, предпочёл сражению переговоры, и было решено вывести из Армении как парфянские, так и римские войска. Тигран VI оказался покинутым, а Трдату его популярность проложила дорогу к престолу и без войны. И в то время как римляне, уйдя за Евфрат, были заняты укреплением сирийской границы, Вологес, согласно договорённости с Корбулоном, отправил послов в Рим просить у императора Нерона армянской короны для Трдата.
      Нерон отказался заочно короновать Трдата и послал в Армению новое войско, поручив командование своему любимцу Пету. В 62 г. армия, ведомая Петом, в Армении, в местности Рандея, ещё не вступив в сражение, была окружена армяно-парфянскими войсками и капитулировала при унизительных обстоятельствах: римские солдаты прошли под «ярмом», устроенным из копий.
      Нерон, однако, требовал, чтобы Трдат сам явился в Рим за короной. Корбулону было поручено начать новую кампанию. Тот не спешил и лишь в 64 г. тронулся с места, притом посоветовав Трдату и Вологесу не упорствовать и выполнить требование Нерона, продик-
      тованное соображениями престижа Рима. На этот раз братья, фактические победители, дали согласие.
      В той же Рандее в торжественной обстановке перед бюстом Нерона Трдат снял с головы корону с условием, что получит её из рук самого императора. Было решено, что отныне армянские цари будут короноваться римскими императорами. С огромной свитой отправился Трдат в Рим и вернулся в 66 г. Нерон, как передают римские источники, оказал ему великолепный приём, почтил цирковыми играми и другими торжествами. В качестве компенсации за разрушение Арташата он передал Трдату огромную сумму денег и прислал ремесленников для восстановления города. Воскресший из развалин Арташат по этому поводу несколько лет именовался Неронией.
      Греческая надпись Трдата I (Гарии)
      Так стабилизировалась центральная власть в Армении. Перед ней теперь стояли важные задачи обновления устаревших или расшатавшихся звеньев государственного аппарата, поднятия обороноспособности страны, выработки принципов внешней политики в тех тяжёлых условиях между двумя силами, в которых продолжала оставаться Армения. Укоренившиеся в Армении государственные традиции были столь сильны, что её новые правители, рождённые парфянами, очень скоро превращались политически и по духу своему в армян, так что новая династия по праву именуется династией армянских Арша-кидов — Аршакуни. Что касается самого Трдата I, то армянский народ не только принял его, но и сделал любимым героем своего устного творчества, сначала сопоставив, а затем и объединив его с образом столь почитаемого деятеля, каким был Арташес I.
      Дошедшие до нас достоверные данные о времени и деятельности Трдата I очень ограничены. Известна его война со вторгшимися с севера аланскими племенами, которые до этого прошли по земле Атропатены и обратили в бегство правившего там брата Трдата — Пакора. Этот поход Трдата упоминается в труде еврейского историка I в. н. э. Иосифа Флавия, а также в армянском историческом предании, приведённом в «Истории» Мовсе-са Хоренаци.
      Проводилось и строительство, не только в Арташате, который был фактически заново отстроен, но и в других областях страны. Об этом свидетельствует, например, надпись Трдата I на греческом языке в Гарни, 77 г. н. э., о строительстве здесь крепости, а также могучие стены самой крепости и другие строения, в частности, великолепный языческий храм в том же Гарни.
     
      4. Армения в II — III веках
      Хотя сведения по истории Армении во II — III вв. весьма скудны, всё же они позволяют судить о путях развития страны и определённом прогрессе, достигнутом в области экономики и культуры.
      В 80-х гг. Трдата I заменил царь Санатрук. В период его царствования в долине реки Арацани был основан город Мцурк, служивший некоторое время столицей или царской резиденцией. В дальнейшем он был разрушен землетрясением и покинут.
      В 114 г. римский император Траян вторгся в Армению и объявил её римской провинцией. Его армия заняла Месопотамию, Вавилонию, парфянскую столицу Ктесифон и вышла к Персидскому заливу. Вскоре, однако, император умер, и его авантюрное предприятие серьёзных последствий не имело.
      В 117- 140-х гг. в Армении правил Вагарш I, сын Санатрука. На месте бывшего торгового поселения Вардгесаван им был основан и окружён крепостными стенами город Ва-гаршапат, или «Новый город» (ныне Эчмиадзин), будущая столица Армении.
      С начала 180-х гг. в Армении правит Вагарш II. Во время восточного похода императора Септимия Севера в 194 г. Вагаршу II удаётся, прибегнув к дипломатии и дарам, отвести опасность от Армении. Более того, вскоре страна освобождается и от римского гарнизона, оставленного в Вагаршапате в 163 г., и даже получает денежную субсидию для увеличения собственных военных сил. Армянскому царю выделяются земельные угодия в Каппадокии. Всё это объясняется угрозой нашествия северных горских племён, которым Рим хотел противопоставить силы Армении. И царь Вагарш II погиб именно во время одного из столкновений с этими племенами. Ему наследовал его сын Хосров I.
      С Вагарша II и Хосрова I начинается непрерывная наследственная линия армянской династии Аршакуни. До этого в ряде случаев армянскими царями назначались родственники парфянского царя.
      В 215 г. император Антонин Каракалла задумал обратить в римские провинции Армению и соседнюю Осроэну и, вызвав к себе их царей, заточил их в темнице, где Хосров I и умер. Однако римский полководец Феокрит, посланный в Армению с войском, был наголову разбит, и в Армении царём был провозглашён ТрдатМ, сын Хосрова I. Сменивший Каракаллу император Макрин признал армянского царя и прислал ему корону. ТрдатМ правил до 252 года.
      В 226 г. Иран потрясают грозные события, которые, изменив облик государства и его устремления, отразились также на судьбе его соседей. Правитель иранской области Парс Арташир Папакан из рода Сасана сверг Аршакида Артабана V и завладел престолом. Са-саниды объявили себя наследниками и последователями Ахеменидов, призванными восстановить былую мощь и величие иранского государства.
      Армения представляла серьёзное препятствие на пути осуществления этих замыслов. Поэтому она стала одним из главных противников Сасанидов, тем более, что здесь продолжали править потомки парфянских Аршакидов. Естественным образом усиливается и начавшееся ранее сближение между Римом и Арменией.
      Возникшее с приходом к власти Сасанидов армяно-иранское противоборство отразилось и в армянском устном народном творчестве, откуда впоследствии черпали свои сведения историки V века Агатангехос (Агафангел) и Мовсес Хоренаци. Царь Трдат II был тем выдающимся государственным и военным деятелем, чей образ сохранился в устном народном творчестве с изменением имени (Трдату приписано имя его отца Хосрова).
      Вокруг Трдата собрались бежавшие из Ирана сыновья Артабана V и представители парфянской знати, стремившиеся к реваншу и реставрации. Обладая собственными военными силами, Трдат II имел возможность опереться и на силы грузин и албан, которым в такой же мере угрожала мощь Сасанидского Ирана.
      В 230 г. Сасанид Арташир начал войну против Рима и Армении. Однако, если на западе ему удалось достигнуть Сирии и Каппадокии, то в Армении он потерпел поражение от коалиции, возглавляемой Трдатом II. В последовавшие годы Армения оказала серьёзную поддержку перешедшему в наступление римскому императору Александру Северу, вторгшись вместе с его войсками в Мидию. После этого на протяжении двух десятилетий, вплоть до середины III в. Сасаниды не нападали на Армению, хотя наносили тяжёлые удары Риму.
      В 252 г. Шапур I, сын Арташира, захватил Армению, и царём здесь был поставлен его сын Ормидз-Арташир с титулом «Великий царь Армении».
      В 297 г. сасанидский царь Нарсе начал войну с Римом, но потерпел тяжёлое поражение от императора Галерия. В 298 г. в Армении при поддержке римлян воцарился пребывавший до этого в Риме внук Трдата II — Трдат III, прозванный Великим. В том же году по заключённому в Низибине мирному договору Армения официально была выведена из под власти Сасанидов и перешла под покровительство Рима.
     
     
      ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
      ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ АРМЕНИИ
     
      1. Экономика, общественный строй
      Экономика Армении раннего периода представляет собой результат развития человеческого общества на территории Армянского нагорья от первобытных времён до урартской эпохи. Огромный опыт создания орудий труда, сооружений различного назначения, оросительной системы, накопившийся в течение тысячелетий, был унаследован армянским народом. По данным «Киропедии» Ксенофонта (V-IV вв. до н. э.), основным занятием армян в VI в. было земледелие и скотоводство. Прибавочный продукт накапливался в казне армянского царя в (виде золота, в весьма большом количестве.
      В другом своём произведении, знаменитом «Анабасисе», Ксенофонт подробно описал быт армян на основе личных наблюдений. В Армении на грани V и IV вв. до н. э. было развито сельское хозяйство. Здесь разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, птицу. Армянские кони были известны во многих странах. Греческий историк V в. до н. э. Геродот специально отмечает обилие скота у армян. Культивировались злаки — пшеница и ячмень, садоводческие культуры, преимущественно виноград, масличные культуры, овощи. Ксенофонт упоминает отведанные им в армянской деревне кушания из различных сортов мяса, разные виды хлеба, масла, овощей, вин, пива.
      Сообщение Геродота о торговых связях между Арменией и Месопотамией по реке Евфрат, а также обнаруженные в Армении греческие монеты V-IV вв. до н.э. свидетельствуют о наличии элементов международной торговли в Армении раннего периода. Имеется ряд данных о достаточно высоком уровне ремесла.
      Значительное развитие ремесленного производства в Армении наблюдается в следующий, так называемый эллинистический период, начиная с III в. до н. э. Это был период оживления международных экономических, политических и культурных связей, которые вызвали ранее невиданный подъём транзитной торговли. Последняя прокладывала свои стабильные пути и через Армению, вовлекая её во всё большей мере в торговый обмен с близрасположенными и отдалёнными странами. Влияние эллинистического мира ощущалось и в социально-экономической сфере. Оно содействовало ускорению начавшихся ранее и достигших определённого уровня процессов внутреннего развития классового общества: в Армении созрел и сложился рабовладельческий строй.
      В сельской общине, которая на протяжении веков существовала в Армении и по-прежнему составляла экономическую основу общества, наблюдались новые явления. Классовые отношения запускали свои щупальца в её недра и разлагали её. Община расслаивалась: некоторые семьи набирались большой мощи, оказывались в состоянии захватить лучшие земли, в меньшей степени участвовать в выплате государственных налогов и, главное, в исполнении повинностей и т. д. Экономическое усиление части общинников достигалось ценой ослабления другой их части: возникали семьи, потерявшие экономическое равновесие, впавшие в долги, которые не в силах были оплатить. Трудясь на кредитора в счёт оплаты долга и не будучи в состоянии отработать его, представители таких семей попадали в кабалу, из которой непросто было вырваться. В условиях рабовладельческого общества подобная зависимость неизбежно приводила к рабскому или полураб-скому положению. Рядом с рабами-должниками трудились и рабы, приобретённые извне. Рабовладельческие отношения проникали и внутрь составной ячейки общины — семьи и отчётливо сказывались на положении женщин и детей.
      При всём этом община хотя и разлагалась, но продолжала существовать, ибо продолжала сохраняться незыблемой основа её возникновения — необходимость и неизбежность совместного труда по орошению и обработке земли, невозможность выполнить эти задачи иначе, как усилиями всей общины. Кроме того, существование общины поддерживалось государством, ибо она стала важным и удобным звеном государственной системы налогообложения и повинностной системы, поставщиком большей части воинов. На этом этапе государство брало под своё покровительство верхушку общины, практически превращая её руководящие звенья в административный персонал и в то же время принимая меры для консервации, увековечения общины, вплоть до лишения её членов права выхода из неё.
      Наряду с общинным землевладением уже ранее возникло, а в эллинистический период быстро развивалось частное землевладение, тесно связанное с применением рабской силы. Целый ряд обстоятельств стимулировал развитие частновладельческих хозяйств. Таковыми были: общий экономический подъём, новые внутренние и внешние возможности умножения рабской силы, а именно — усилившаяся дифференциация общества и завоевательные войны, вытекавшая отсюда возможность освоения новых, ранее необрабатываемых земель, что поощрялось и поддерживалось государственной властью.
      В военных походах, в организации экономической и административной жизни государства выдвигался новый социальный слой — служилая знать, которая пополняла состав господствующего класса, в определённом смысле противопоставляя себя старой, родовой аристократии. Представители этого слоя, достигавшие высокого положения, но не насыщенные, подобно родовой аристократии, земельной собственностью, постоянно требовали от царя и получали всё новые земельные угодья. Землями обеспечивались также средние и мелкие чиновники и военные — на временное пользование или навсегда — за службу.
      На этих-то землях и организовывались частновладельческие хозяйства — «дастакер-ты» или «агараки». Они могли быть крупными или мелкими, специализированными в различных отраслях сельского хозяйства или общими. В этих хозяйствах трудились преимущественно рабы, именовавшиеся «цара» и «мшак». Они принадлежали к категории «посаженных на землю рабов», весьма распространённой на Древнем Востоке в I тыс. до н. э., включая эллинистический период. Такие рабы были наделены клочками земли и кое-каким инвентарём и за работу получали определённое количество продуктов либо часть урожая.
      Рост этих хозяйств представлял существенную опасность для общинного крестьянства. Богатые и сильные землевладельцы-рабовладельцы пытались присвоить также часть общинных земель. Общины не могли допустить такого хищения своего земельного фонда, и начавшаяся классовая борьба должна была сопровождаться открытыми столкновениями. Попыткой выхода из этого положения представляется земельный декрет Арташеса I (189 — ок. 160 гг. до н. э.). Мовсес Хоренаци сообщает: «Арташес... приказал определить границы сёл и агараков... И установил также межевые знаки: приказал вытесать квадры и, сделав в них чашеобразные выемки, врыть в землю; и поставить на них четырёхгранные башенки, немного возвышающиеся над землёй». До нас дошло девять таких межевых камней с надписями Арташеса I на арамейском языке.
      Смысл декрета Арташеса I состоял в чётком размежевании земель частновладельческих («агараки») и общинных («сёла»), границы между которыми стали нарушаться. Декрет имел целью придать устойчивость разлагавшейся общине — важной экономической базе государства, но одновременно он закреплял и завоевания служилой знати, классовой опоры государства, тем, что узаконивал её земельные приобретения.
      Источников рабской силы было два — внутренний и внешний. Первый из них — долговое рабство, продажа детей, порабощение преступников и т. п. — играл весьма важную роль в странах Востока, следовательно, и в Армении, однако в письменных памятниках по Армении о нём сохранилось мало сведений. Напротив, внешний источник представлен в них широко: об угоне населения покорённых стран в Армению сообщают и античные, и армянские памятники. Основываясь на древних письменных источниках, Мовсес Хорена-ци описывает пригон в Армению пленных в результате военных экспедиций Арташеса и, подытоживая эти данные, сообщает, что этот царь «умножил население армянской земли, введя в неё множество чужеземных народов и поселив их в горах, в долинах и на равнинах». При Тигране II (95-55 гг. до н. э.) из завоёванных им стран в Армению было депортировано несколько сот тысяч людей, как о том сообщают античные авторы Страбон, Аппиан и другие.
      Следует отметить, что из угнанных в Армению людских масс порабощалось в частности сельское население. Горожане поселялись в городах, сохраняя свою свободу; не менее чем в рабской силе, Армения в ту пору развития городов нуждалась и в городском населении.
      Первые страницы истории городской жизни Армянского нагорья относятся к урартскому периоду. После падения Урарту городская жизнь приходит в упадок, часть урартских городов угасает и лишь некоторые из них продолжают своё существование в раннеармянский период. В IV в. до н.э. начинается новый этап: в благоприятных для развития торговли и ремесла пунктах образуются некоторые новые города или переживают подъём старые. С наступлением эллинистического периода начинается эра невиданного расцвета городской жизни; в Армении возникает множество — более десятка — новых крупных городов.
      Эти города по своему общественному устройству были сходны с городами эллинистического мира. Каждый из них имел свою общину, состоявшую из полноправных граждан. В общину, однако, входило не всё население города, а лишь его зажиточные слои. Остальная масса населения делилась на свободных, но неполноправных жителей и на рабов. Значительная часть их жила и трудилась вне городских стен, на окружавшей город широким кольцом сельскохозяйственной территории, принадлежавшей частично состоятельным гражданам, частично — городской общине.
      Городские общины пользовались привилегиями: они освобождались от некоторых государственных податей и повинностей, часто получали земельные угодья от царей и вообще являлись верной опорой центральной власти государства.
      По государственно-правовому положению, даже по социальному строю и административному устройству на города были похожи крупные храмы: некоторые из них можно назвать храмовыми городами. Они также располагали обширными землями, которые обрабатывались храмовыми рабами — иеродулами, пользовались покровительством царской власти и служили ей опорой.
      Армянское общество развивалось по пути рабовладельческой общественноэкономической формации. Его социально-экономический строй, однако, значительно отличался от социально-экономического строя греко-римских рабовладельческих обществ. В отличие от последних, в Армении огромную роль играла сельская община, кроме того иным был и самый способ эксплуатации рабской силы. В этом отношении Армения в значительно большей мере была сродни древневосточным обществам, в недра которых уходили и её корни, и своим соседям, эллинистическим странам Передней Азии, находившимся с ней в тесных связях, развивавшимся теми же путями.
     
      2. Государственный строй
      История древнеармянского государства насчитывает целое тысячелетие. Своими корнями и традициями оно восходит к древнейшим государствам и государственным образованиям Армянского нагорья и сопредельных районов. За время своего существования с начала VI в. до н. э. оно прошло через горнило мидо-персидского владычества, пережило расцвет как рабовладельческое государство при династии Арташесидов и продолжало своё развитие под властью Аршакуни до начала V в. н. э. Его падением завершается древний период истории армянского народа.
      Во главе государства в древней Армении стоял царь, наделённый неограниченной властью. Эта весьма распространённая квалификация царской власти, однако, в определённой мере условна, ибо царь в действительности был ограничен стремлениями, интересами и потребностями господствующего класса землевладельцев-рабовладельцев, являвшихся опорой его власти.
      Во внутригосударственной сфере царь объединял в своих руках и законодательную, и исполнительную власть. Он был верховным военачальником всех войск. В функцию царя входило также основание городов, наречение их именем и т. п.
      Во внешней сфере царю принадлежало право решения вопросов войны и мира, заключение договоров и союзов с другими государствами, ведение переговоров с ними лично, посредством корреспонденции или через посланников.
      Власть армянских царей была наследственной с самого начала — со времени раннеармянского государства, насколько позволяют судить скудные источники. Даже в период владычества Ахеменидов сатрапская власть в Армении, как правило, оставалась привилегией одного рода — Ервандаканов (Оронтидов). Последний продолжал править наследственно также после достижения Арменией независимости в конце IV в. до н.э. Наследственность власти при Арташесидах — несомненный факт, с которым считались и римляне не только в период упадка династии, но даже после её падения, подбирая своих ставленников на армянский престол из числа родственных Арташесидам лиц. Власть армянских Аршакуни переходила по наследству от отца к сыну, во всяком случае, начиная с конца II в. н. э. и до падения династии в 428 г., а ранее, в I - II вв., в ряде случаев нарушалась воцарением в Армении сыновей или братьев парфянских царей.
      Титулатура и почётные прозвища армянских царей выражали удельный вес и значение страны и её властителя в системе государств древнего мира. Титулом представителей династии Ервандаканов был «царь», и этот же титул носил Арташес I. Его отпрыски — Ар-ташесиды, начиная с Тиграна II, титулуются на своих монетах и «царями», и «великими царями», и «царями царей». Последний титул у потомков Тиграна II встречается как правило в те периоды, когда они находились в полной независимости от Рима. В противном случае они титуловались «великими царями». По всей вероятности, титул «царь царей» означал также, что в сфере власти его носителя имеются полузависимые царства или княжества. Армянские Аршакуни носили титул «царь Великой Армении».
      У некоторых царей засвидетельствованы почётные прозвища. Арташес I удостоился прозвища «Благой», Тигран II и один из его потомков — прозвища «Бог», некоторые из Арташесидов назывались «Филэллинами» («греколюбами») или «Филоромеями» («рим-лянолюбами»). Согласно греческой надписи из Апарана, автор её Трдат Аршакуни именовался «Великим».
      Эпитет «Бог» означал также, что его носитель был обожествлён ещё при своей жизни. Культ царя и его предков, т. е. царской династии, эта, так сказать, «политическая религия» была широко распространена в больших и малых государствах эллинистического мира как средство освящения царской власти, поднятия её авторитета. Обожествлённые цари не-
      редко уподоблялись каким-нибудь классическим божествам, например, Зевсу или Аполлону (Селевкиды), Дионису (Митридат Евпатор), Гелиосу и другим.
      Культ царской династии в Армении существовал, во всяком случае, начиная уже с Арташеса I. При Тигране II был утверждён также культ живущего, правящего царя, причём Тигран II был отождествлён с богом Ваагном-Гераклом, а его преемник Артавазд II — с богом Митрой. Армянские Аршакуни унаследовали этот культ, прибавив к почитавшимся рядам предков и ряд парфянских Аршакидов, который давно уже был предметом религиозного почитания в самой Парфии. Трдат1, судя по оставленной им в Гарни греческой надписи, отождествлялся с богом Гелиосом-Тиром. Впоследствии в эту сферу проникает и римское влияние, и на грани III-IV вв. мы наблюдаем в Армении признаки культа царской «Судьбы».
      Весьма существенным в деле управления государством и выработке текущей политической линии было участие непосредственного окружения царя — его двора. Здесь первые роли были распределены между членами царской семьи — сыновьями и братьями царя. Рядом с ними действовали представители верхнего слоя родовой, а также служилой знати. Из этой сферы пополнялся состав высшего ранга руководителей страны, которым были подчинены экономическое, военное, финансовое, судебное и другие ведомства, крупные и важные провинции или города государства.
      Более или менее подробные сведения о государственных ведомствах, а также названия некоторых из них относятся к последнему периоду древнеармянского государства — к IV в. и сохранились в трудах армянских историков V века. Возникновение же самих ведомств следует отнести к значительно более древним временам.
      В армянском государстве с древних пор занимались строительством городов, крепостей, дорог, каналов и т. п. Основными источниками финансирования этих работ было налогообложение, а рабочая сила, помимо применения рабского труда, добывалась преимущественно путём наложения трудовой повинности на население (в IV в. она называлась «хашар» или «гугаз»). К этому следует прибавить надзор за торговыми путями, таможенное дело, монетное дело, получившее большой размах при Арташесидах и т. п. Всем этим занималось ведомство, именовавшееся «азарапетутюн» («тысячничество», греческий термин — «хилиархия»). Ведомство «спарапетутюн» («воеводство») занималось организацией вооружённых сил страны в мирное время и применением их — в военное время. Ведомство «мардпетутюн» осуществляло надзор за крепостями, в которых хранилась царская казна, а также за царским гаремом, «малхазутюн» — возглавляло царскую гвардию, «сенекапетутюн» — вело царскую канцелярию и архив, царскую корреспонденцию, вырабатывало тексты царских надписей, выполнявшихся на арамейском и греческом языках. «Великое судейство», как о том свидетельствует само название, осуществляло правосудие и т. д. и т. п.
      Раннеармянское государство получило в наследство приблизительно ту территорию, которую занимало Урарту. В дальнейшем, при Арташесе I, вследствие присоединения окрестных областей, также большей частью являвшихся ареной становления армянского народа, граница государства на севере достигала реки Куры, на востоке — прибрежных районов Каспия, на северо-западе — долины реки Чорох и предгорий хребта Пархар (Париадр), на юге — реки Тигра. Второй этап территориального развития Армении связан с той частью предприятий Тиграна II, которая относилась к присоединению территорий с армяноязычным населением. В этот период в состав армянского государства вошли Кордуена, так называемая Армянская Месопотамия, Софена, Высокая Армения. Это положение с несущественными изменениями сохранилось до конца IV века.
      Современник Трдата I римский писатель Плиний Старший сообщает, что Армения была разделена на 120 «префектур», которые в Армении именовались «стратегиями». Это
      административное деление должно было оформиться ещё при Арташесидах, возможно, при самом Арташесе I. Деление на стратегии, обусловленное внутренними природными барьерами Армянского нагорья — горными цепями, реками и т. п., несомненно явилось прообразом позднейшего деления на «гавары» (провинции).
      Правители стратегий первоначально именовались «стратегами». Этот греческий термин был заимствован из государства Селевкидов, возможно, уже при Арташесе I, который сам в начале своей деятельности был селевкидским стратегом. Каждый стратег имел в своём распоряжении аппарат управления, включавший канцелярию, фискальное ведомство и военные силы. Позднее, в период Аршакуни правители стратегий стали именоваться термином «нахарар» парфянского происхождения, который первоначально обозначал лишь административную должность, как, например, сатрап, а впоследствии приобрёл значение князя-феодала.
      Если стратегии по своим размерам более или менее соответствовали позднейшим «гаварам», то более крупные административные единицы, объединявшие несколько стратегий, соответствовали позднейшим «нахангам» (край, губерния). Некоторые из них (обычно четыре), расположенные вдоль границ Великой Армении, именовались «бдешх-ствами». Стоявшие во главе их «бдешхи» были облечены более широкими полномочиями, чем правители прочих областей.
      Основным внутренним подразделением стратегии была сельская община. Старейшина общины ещё с ахеменидских времён фактически являлся также представителем государства, ведавшим вопросами налогов и сборов, повинностей и т. п.
      Города, по крайней мере — наиболее крупные и важные (примерно около десятка), находились вне компетенции местных властей. Они подчинялись непосредственно царю, который в необходимых случаях выражал им свою волю в виде писем-указов, пользовались правом частичной автономии и обладали, видимо, своими вооружёнными силами.
      В городах существовали органы самоуправления, в состав которых входили городские старейшины и чиновники. Однако за их деятельностью следил, придавая ей угодное царю направление, представитель царя — «шахап».
      Важнейшей частью государственной машины были вооружённые силы страны. Из сохранившихся в источниках сведений о количестве войск в древней Армении следует выделить те, которые характеризуют численность войск Тиграна II, ибо упоминаемая в этих источниках 300-тысячная армия Тиграна комплектовалась не только из армян, но и из населения всех завоёванных им стран. Численность собственно армянского войска, по источникам, достигала примерно 100 тысяч.
      Ударной силой армянского войска была тяжёлая бронированная конница; кроме неё, была ещё лёгкая, более многочисленная конница, применявшаяся для преследования противника. Однако основу армянского войска, в отличие от парфянского, составляла всё же пехота — бронированные копьеносцы, а также лучники и пращники. Из вспомогательных войск в источниках упоминаются подразделения осадной техники и обоза.
      Имелся отборный конный полк, насчитывавший 6000 воинов, которых греческий писатель Плутарх именует «телохранителями и спутниками» армянского царя. Кроме этого полка, были и другие регулярные части, но основная масса войска набиралась накануне или в ходе войны.
      В военном деле участвовали все слои населения, пополняя различные роды войск, начиная от конницы и кончая легковооруженной пехотой («нагие») и обозом. В армию призывалось не только свободное население, но и рабы-земледельцы частновладельческих хозяйств — дастакертов и агараков.
      Как в странах Древнего Востока и эллинистического мира, в Армении также было принято предоставлять земельные наделы за военную службу в личное или наследствен-
      ное пользование. Этот слой кадровых или даже наследственных военных — «остаников» — придавал устойчивость армии. В этнически однородной Армении не имело распространения наёмничество, очень характерное для этнически пёстрых эллинистических государств и являвшееся ахиллесовой пятой их военной организации. Та же причина, кстати, предохраняла Армению от чрезмерного раздувания военно-административного аппарата, что было свойственно эллинистическим государствам.
      Таким был, в общих чертах, государственный строй древней Армении, шедшей по пути восточного, эллинистического рабовладения, существенно отличавшегося от путей греко-римского рабовладения. Однако в дальнейшем он под влиянием протекавшего в недрах общества процесса феодализации претерпел ряд важных видоизменений.
     
      3. Культура Армении VI — IV веков до и. э.
      Армянская материальная и духовная культура сложилась на основе богатых культур древнейших обитателей Армянского нагорья, всех тех этнических элементов, которые участвовали в образовании армянского народа. Естественно, что здесь велика роль выдающейся урартской культуры. Однако следует учитывать, что Урарту, будучи лишь военно-политическим объединением, не пустило глубоких корней в среде населения объединённых им областей. Поэтому упадок большинства его опорных пунктов в этих областях, да и в центральных районах, последовавший за распадом государства, привёл также к утрате существенных пластов его культуры. Так, например, урартская клинописная письменность полностью исчезла вместе с урартским государством.
      Тем не менее часть урартской цивилизации сохранилась, она была в течение многовекового общения усвоена племенами нагорья и вместе с ними привнесена в среду образовавшегося из них армянского народа; ещё одна часть была привнесена в эту же среду самим растворившимся в ней урартским населением Биайнили. Так, например, целый пласт древнейшей армянской мифологии проникнут мотивами борьбы с хищным ассирийским государством. Разумеется, с ним сталкивались и протоармянские племена, но для Передней Азии поистине роковыми и решающими были именно урарто-ассирийские мощные столкновения, а борьба героя армянской легенды Хайка с ассиро-вавилонским божеством Белом в мифической форме отражает именно такие эпохальные события. Очевидно, перед нами сложившиеся в урартской среде героические сказания, перенесённые затем на армянскую почву с естественной арменизацией деталей, подобно тому как, скажем, шумеро-вавилонское сказание о всемирном потопе вместе со своим героем Зиу-судрой-Утнапиштимом впоследствии было иудаизировано с переименованием героя в Ноя.
      История Хайка, сохранившаяся у Мовсеса Хоренаци и ещё одного армянского раннесредневекового историка, вкратце такова. Восстав против деспотии Бела, он вместе со своими родичами уходит на север, в горную страну. Бел устремляется за ним во главе полчищ, чтобы наказать непокорного. В бою Хайк убивает Бела, пробив ему насквозь грудь стрелой из своего мощного лука. Сыновья и внуки Хайка расселяются по нагорью и закладывают основу армянского народа.
      К тем же пластам относится, несомненно, и легенда об Ара Прекрасном и Шамирам. Шамирам — это армянское соответствие греческой формы имени Семирамида, и оба имени самостоятельно восходят к имени ассирийской царицы VIII в. до н. э. Шаммурамат. Легенды о Шамирам-Семирамиде сохранились у ряда восточных народов и в древнегреческой литературе. Образ царицы в них смешан с образом ассиро-вавилонской богини Иштар. В армянском варианте мифа, сохранившемся у тех же историков, что и миф о Хай-ке и Беле, Шамирам заочно влюбляется в вождя армян Ара Прекрасного, но, отвергнутая им, идёт войной на Армению, дабы силой добиться исполнения своего желания. В битве
      Ара погибает, и Шамирам тщетно пытается воскресить его. В древнем варианте мифа Ара должен был воскреснуть, как на то указывает рассказ древнегреческого философа Платона об Эре Армянине, ибо Ара — это армянский вариант почитавшегося у многих народов умирающего и воскресающего бога растительности, божество типа Таммуза.
      Примечательно, что урартские мотивы проглядывают даже в этих, крайне немногочисленных, образцах древнеармянской мифологии, которые сквозь тысячелетия дошли до нас. Несомненно, что в некогда богатой и разветвлённой мифологии древних армян таких мотивов было весьма много.
      До нас дошёл также целый ряд сказаний, относящихся к периоду образования армянского царства. Это уже упоминавшееся сказание о Паруйре, сыне Скайорди, первом армянском царе, союзнике мидийского царя в борьбе с Ассирией в конце VII в. до н. э., сказание о Тигране Ервандяне, боровшемся с мидийским царём — драконом Аждахаком и т. д.
      Приведённый материал в какой-то мере обрисовывает и древнеармянский языческий пантеон богов. Его возглавлял Хайк, имя которого происходит от самоназвания армян «хай». Хайк предстаёт в мифе как великан-охотник, и его именем называлось одно из созвездий (Орион). Ара, как сказано, был богом умирающей и воскресающей природы. В состав армянского пантеона вошёл и богТорк. Уже в этот период должна была почитаться богиня Астхик («Звёздочка»), вероятно, в дальнейшем уступившая часть своих функций богине Анаит.
      Существенным фактором древнеармянской духовной культуры был армянский язык. Язык является не только средством общения, но и важным свидетелем происхождения и образования данного народа и вообще его истории. Язык фиксирует все её этапы, в особенности же — посредством заимствований — факты общения данного народа с другими, характер общения, степень его интенсивности и длительности. Уже в древнейший период на индоевропейскую основу армянского языка успел наложиться целый ряд таких пластов. Так, например, хуррито-урартский пласт армянского языка содержит 10 - 20 процентов известной нам очень небольшой части лексики этих языков; к нему принадлежат такие, например, слова, как цар — «дерево», цов — «море», ховит — «долина», ориорд — «девушка знатного происхождения» и т. п. Не исключено, что и урарты успели позаимствовать у армян некоторые слова, и может быть, например, индоевропейское слово арцив — «орёл». Армяне унаследовали от урартов также большое количество топонимов; к ним относятся: Биайнили — арм. Ван, Тушпа — арм. Тосп, Абилиани — арм. Абелеанк, Цупа — арм. Цопк, Эребуни — арм. Ереван и многие другие. Всё это является ещё одним свидетельством длительного общения протоармянского и урартского элементов и в дальнейшем превращения самих урартов и их лексики — в составе прочих элементов их духовной культуры — в компоненты слагавшегося армянского народа и его языка. Добавим, что в армянском языке, несомненно, имеется ещё огромное количество нераспознанных пока урарто-хурритских слов.
      Армянский язык содержит также значительное количество хеттских (в основном лу-вийских, в том числе «иероглифических хеттских», палайских и др.) и ассирийских слов, которые являются свидетелями общения также и с племенами и народами, говорившими на этих языках. Несомненно также, что армянский язык хранит лексические богатства неизвестных нам языков племён Хайасы, Диаухи, Этиуни, Мана и других, в той или иной степени участвовавших в образовании армянского языка.
      Наши представления о материальной культуре Армении этого периода пока недостаточны вследствие малой изученности соответствующих памятников. Всё же проведённое археологическое исследование их вместе с данными «Анабасиса» Ксенофонта даёт определённое представление и об этом. Греческий историк-очевидец описывает устройство
      армянских жилых домов, отмечая два типа: в южной части Армении — дома с башенками, напоминающие урартские дома, в средней Армении — жилища, вырытые в земле, с отверстием на крыше для света и выхода дыма и с двумя входами — для людей и для скота.
      Раскопанные остатки архитектурных сооружений и материальной культуры — керамика, изделия из металла и камня, украшения и т. п. — позволяют различить две группы вещей, связывающихся одна с господствующим классом, другая — с простонародьем. Если предметы первой группы обнаруживают тяготение к культуре и искусству ахеменид-ского Ирана, то вторая группа сохраняет местные традиции, характерные для Армянского нагорья доурартского и урартского периодов.
     
      4. Культура Армении III в. до н. э. — III в. и. э.
      Культура этого периода даёт основание условно обозначить её как эллинистическую. При этом можно отметить два этапа её развития — собственно эллинистический (III -1 вв. до н. э.) и постэллинистический (I - III вв. н. э.). Значительная часть известных нам памятников этого времени как в Армении, так и в сопредельных странах, сохраняя местные особенности, носит в то же время определённый отпечаток влияния эллинской (греческой) культуры, получившей в эту эпоху широкое распространение. Отсюда и название «эллинизм», «эллинистический», применяемое в науке относительно эпохи и свойственных ей культурных явлений.
      а) Материальная культура
      В Армении, как и во всей Передней Азии, эллинистический период был временем развития городов. В Армении в этот период возникли и расцвели десятки городов, продолжали развиваться также древние, выросшие на базе урартских городов городские центры: Армавир, Ван. Местные древние градостроительные традиции, обогащённые передовыми принципами эллинистического градостроительства, дали прекрасные результаты. Античные авторы — Страбон, Плутарх, Аппиан восторженно отзываются о столицах Армении Арташате и Тигранакерте. Плутарх отмечает, что строительству Арташата, прозванного римлянами «армянским Карфагеном», предшествовало составление увязанного с местностью генерального плана города. Произведённые в последние годы археологические раскопки Арташата подтвердили эти сведения и во многом уже дополнили их. Постепенно вырисовывается облик крупного столичного города, расположенного на девяти холмах, объединённых мощной системой оборонительных сооружений. Найденные предметы — оружие, орудия труда, изделия искусства, как местные, так и чужеземные, дают представление о жизни городского населения эллинистического периода.
      Ярко описана у античных авторов мощь стен Тигранакерта, упомянуты его роскошные общественные здания и дворцы, его театр, царский загородный парк. Материальные остатки и письменные памятники свидетельствуют о том, что столицы Ервандашат, Вагар-шапат и другие центры имели подлинно городской облик.
      Представление о древнеармянских крепостях даёт раскопанная армянскими археологами крепость Гарни, расположенная восточнее Еревана, — летняя резиденция армянских царей. Стены крепости возведены сухой кладкой из базальтовых хорошо отёсанных блоков весом в несколько тонн. Камни в горизонтальной плоскости прикреплены друг к другу железными скобами при помощи заливки выемок свинцом. Толщина стен превышает два метра, в высоту они имели не менее десяти метров. Стены снабжены квадратными в плане мощными башнями, расположенными на неодинаковых расстояниях друг от друга, — с большей частотой в наиболее уязвимых участках. Найденная внутри крепости урартская клинописная надпись, как и другие ещё более ранние материалы, свидетельствуют, что поселение здесь существовало с древнейших времён. Основная часть дошедшей до нас
      стены относится к I в. н. э. — времени Трдата I (66 — около 80 гг. н. э.) о чём, кстати, сообщает и надпись этого царя на греческом языке, высеченная на одном из блоков.
      Из раскопанных на территории крепости зданий значительный интерес представляет дворцовое сооружение, в своё время, судя по остаткам, богато разукрашенное внутри и снаружи. Недалеко от дворца располагалась баня, которая сооружена в конце III в. н. э. и отмечена чертами, характерными для римских бань того времени. Отопительная система — гипокауст — обеспечивала градацию температуры в различных помещениях по их назначению. В одном из них сохранился мозаичный пол.
      Языческий храм в Гарни после реконструкции
      Подлинным шедевром архитектуры является языческий храм в Гарни. Как показывает датировка аналогичных памятников Сирии и Малой Азии, он построен в I в. н. э. Храм в Гарни — это периптер с высоким подиумом. На подиум ведёт врезанная в него со стороны фасада лестница. Храм имеет двускатную крышу с треугольным фронтоном, поддерживаемую 24 колоннами. Он построен в восточно-римско-эллинистическом стиле, но в своих роскошных орнаментах, в способе обработки камня, в некоторых ответственных строительных узлах выявляет и местные традиции.
      Несомненно, что в древней Армении существовали и другие, не столь проникнутые чертами эллинизма, а может быть и вовсе лишённые их, храмы. О них сохранились письменные данные. Существовали храмы, посвящённые богам Арамазду, Ваагну, богине Анаит и другим, сооружённые в доэллинистический период или в большой мере сохранившие его традиции. Дошедшим до нас примером подобного сооружения может служить святилище, построенное в I в. до н. э. в Коммагене царём этой страны Антиохом I Ер-вандаканом на вершине горы Немруд. Объектом почитания здесь были боги Арамазд, Ва-агн, Митра, богиня Коммагена и представители правившей в Коммагене династии Ерванда ка но в, прежде всего — сам Антиох I.
      Вырезанные в камне орнаменты храма Гарни, барельефы коленопреклонённых человеческих фигур на подиуме того же храма, несомненно, дело рук местных мастеров, привыкших к твёрдости базальта, — указывают на высокую степень развития скульптуры в древней Армении. В том же Гарни и в Арташате найдены мраморные статуи, их крупные и мелкие фрагменты, а в других районах Армении — каменные головы, орнаментированные детали архитектурных сооружений. Среди дошедших до нас памятников скульптуры особое место занимает изумительная бронзовая голова богини Анаит, найденная в Малой Армении и хранящаяся ныне в Британском музее. Рядом с ней можно поставить открытую недавно раскопками в Арташате женскую мраморную статую — шедевр эллинистического искусства.
      Многочисленные сведения о скульптуре сохранились в трудах древних армянских авторов, в частности, Мовсеса Хоренаци. Существовали статуи богов и людей из камня и металла, изготовленные преимущественно в культовых целях. Часть статуй, как сообщает Мовсес Хоренаци, ввозилась из греческого мира, другая — изготовлялась в Армении, зачастую по образцу первых. Памятниками скульптуры, демонстрирующими такое переплетение греческого и местного искусства, являются статуи и барельефы богов и людей в упоминавшемся уже святилище на горе Немруд в Коммагене. По ним можно судить, какими примерно были статуи храмов, описанные Мовсесом Хоренаци.
      Прекрасным образцом изобразительного искусства древней Армении является мозаичный пол бани в Гарни. В соответствии со своим назначением изображение на полу имеет морской сюжет. В середине, в четырёхугольной раме представлены головы мужчины — с греческой надписью «Океан» и женщины с надписью «Море». Поверх голов греческая же надпись, гласящая: «Поработали, ничего не получая». Вдоль внешних сторон центрального квадрата, а также вдоль внутренних сторон внешнего квадратного обрамления мозаики изображены различные божества, преимущественно морские, (с соответствующими греческими надписями) и рыбы. Мозаика составлена из 15 видов местного камня, встречающихся в каньоне протекающей рядом реки Азат. Она выявляет тесную стилистическую связь с соответствующими произведениями постэллинистического и римского искусства III - IV вв.
      Раскопки Арташата дали около сотни прекрасных терракотовых статуэток, изображающих женщин с детьми, всадников, музыкантов и т. п.
      Представления об изобразительном искусстве в древней Армении дополняются небольшим количеством дошедших до нас предметов прикладного искусства — гемм и каменных печатей с изображением людей, животных и птиц, а также многочисленными монетами древнеармянских царей. Особенно искусно выполнены монеты Тиграна II и Артавазда II, портреты которых весьма выразительны и реалистичны и, несомненно, демонстрируют особенности облика и характера этих царей.
      Золотые и серебряные украшения — серьги из раскопок в Гарни, медальоны из Армавира и Камо, обнаруженный в далёкой Кубани серебряный, покрытый барельефами кубок с надписанным на нём именем царя Пакора и другие предметы свидетельствуют о достаточно высокой ступени развития ювелирного дела в древней Армении.
      Голова статуи богини Анаит
      Наконец, следует упомянуть и найденные при раскопках Гарни и в иных местностях высококачественные стеклянные изделия — изящные сосуды различного назначения, величины, цвета и сорта стекла, великолепно разукрашенные. Некоторые из них — привозные, в частности, из Сирии.
      Сохранились многочисленные и разнообразные образцы керамики, из которых наиболее интересны и характерны крашенные керамические изделия.
      б) Духовная культура
      Сведения о дохристианской армянской духовной культуре дошли до нас преимущественно в трудах раннесредневековых армянских христианских авторов, которые зачастую не могли воспроизвести истинную, верную картину явлений, отдалённых от них веками и чуждых их представлениям. Тем не менее, наличный материал даёт общее понятие о древнеармянской религии, народном творчестве и других областях духовной культуры.
      Пантеон армянских богов пережил существенные изменения. Во главе пантеона стал Арамазд, отец богов. За ним следовал ряд божеств, из которых важнейшими были Ваагн — бог войны, бог-громовник, поражающий драконов, и богиня Анаит. Анаит была особенно почитаема и считалась богиней-покровительницей страны. Страбон отмечает, что армяне усердно поклоняются Анаит, которой посвящены храмы во многих областях Армении и особенно в Акилисене (область, расположенная у западной излучины Евфрата). Кстати, эту область называли «областью Анаит» и античные, и древнеармянские авторы. У армянского историка V в. Агатангехоса богиня названа «славой нашего народа, дающей жизнь», «матерью всех доблестей, благодетельницей всех людей». Боги Михр (Митра) и Тир в разное время выступали как солнечные божества, а последний из них считался также богом мудрости и письма. Известны также божества Нанэ и Астхик — богиня любви.
      Хотя имена древнеармянских божеств часто походят на иранские, но подлинная сущность армянской языческой религии была весьма далека от иранского зороастризма. В ней отсутствует наиболее характерный признак иранской религии — её дуализм, представленный извечной борьбой доброго и злого начал, олицетворённых в Ахура-Мазде и Ахримане.
      Об армянской языческой мифологии мы вынуждены судить на основе лишь тех единичных намёков, которые сохранились у Мовсеса Хоренаци и других христианских авторов. Мовсес Хоренаци упоминает о культе четырёх различных Арамаздов, откуда можно заключить, что с каждым из них был связан определённый миф. Из мифов, сложенных о Ваагне, Хоренаци донёс до нас в дословной передаче замечательный отрывок о рождении бога:
      Небеса и Земля были в муках родин,
      Морей багрянец был в страданье родин,
      Из воды возник алый тростник,
      Из горла его дым возник,
      Из горла его пламень возник,
      Из того огня младенец возник,
      И были его власы из огня,
      И была у него брада из огня,
      И, как солнце, был прекрасен лик.
      (Перевод Валерия Брюсова)
      Историк добавляет, что в мифе за этим отрывком следовало описание подвигов Вааг-на, его битвы с драконами (вишапами) и победы над ними и т. д. С Ваагном, выкравшим, согласно мифу, солому и рассыпавшим её по пути, древние армяне связывали возникновение Млечного пути. Женой Ваагна считалась богиня Астхик («Звёздочка»), одно из святилищ которой называлось «Покой Ваагна». О самой Астхик, богине любви, рассказывали, что во время купания она простирала туман над рекой, дабы засевшие на берегу молодцы не видели её наготы.
      Примечательно, что с образованием нового пантеона древнейшие армянские божества — Хайк, Ара Прекрасный, Торк и другие не находят в нём места, но очеловечиваются,
      начинают считаться историческими личностями, патриархами армян, предками нахарар-ских родов. И напротив, новый бог Ваагн, например, считался обожествлённым человеком. Эти представления очень характерны для рационализма эллинистического времени.
      Эллинизм наложил определённый отпечаток на древнеармянский пантеон. Как это имело место и в соседних с Арменией странах, божества армянского пантеона сопоставлялись и отождествлялись со сходными с ними по функциям греческими богами. Так, Арамазд отождествлялся с Зевсом, Ваагн — с Гераклом, Анаит — с Артемидой, Тир и Михр (Митра) — с Аполлоном и Гелиосом, Астхик — с Афродитой. Подобная эллинизация пантеона, хотя и явилась результатом влечения к греческой культуре и языку лишь господствующего класса армянского общества, всё же оставила определённый след в Армении. Ещё в исторических трудах авторов V века Агатангехоса, Фавстоса Бузанда и Мовсеса Хо-ренаци наряду с исконными именами встречаются и упомянутые выше греческие имена армянских божеств.
      Как уже отмечалось, в религии древней Армении существовал культ царской династии и правящего царя, нередко отождествлявшегося с каким-либо божеством. Это явление отразилось и в народном творчестве. Например, в легенде о борьбе Тиграна с драконом Аждахаком, овеянной воспоминаниями о подлинно исторических событиях, Тигран явственно выступает в роли драконоборца бога Ваагна. Тот же Мовсес Хоренаци донёс до нас легенду об Артавазде, заключённом в пещеру и стремящемся выйти и сокрушить (по другим версиям — спасти) мир, которая, несомненно, является вариантом легенды о боге Митре.
      Помимо мифов о богах и богоравных героях, в древней Армении были широко распространены и эпические сказания, посвящённые выдающимся историческим личностям — царям Ерванду, Арташесу, Тиграну, Трдату, Санатруку и другим. Сохранением образцов этих сказаний мы опять-таки обязаны Мовсесу Хоренаци. Некоторые отрывки он записал дословно; они в основном относятся к царю Трдату I (вторая половина I в. н. э.), который в сказаниях выступает под именем Арташеса.
      Победив в битве аланов, вторгшихся в Армению, царь Арташес берёт в плен их царевича. Сестра его, царевна Сатеник, выходит на берег реки Куры, где расположились лагерем отступившие аланы, и обращается к находящемуся на другом берегу Арташесу с такими словами:
      К тебе взываю, о доблестный муж Арташес,
      Что победил отважное племя аланов.
      Склонись к речам дивноокой дочери аланов И выдай юношу.
      Ибо не подобает героям ради одной лишь мести Жизнь отнимать у другого геройского рода,
      Либо же, поработив, держать в невольничьей доле И распрю тем навеки разжечь меж двумя храбрыми племенами.
      Очарованный мудрой речью и красотой царевны, Арташес влюбляется в неё и засылает сватов к её отцу, но царь аланов отказывает ему:
      И тогда:
      Откуда же возьмёт доблестный муж Арташес Тысячи и тысячи, тьмы и тьмы — выкуп За деву благого рода — царевну аланов?
      Храбрый царь Арташес на вороного сел,
      Вынул красный аркан с золотым кольцом,
      Через реку махнул быстрокрылым орлом,
      Метнул красный аркан с золотым кольцом,
      Аланской царевны стан обхватил,
      Стану нежной царевны боль причинил,
      Быстро в ставку её повлачил.
      Арташес и Сатеник сочетаются браком:
      Падал золота дождь как женился Арташес,
      Падал дождь жемчугов как шла замуж Сатеник.
      Но брак не был счастливым. Царица влюбляется в дракона Аргавана. Воодушевлённый этим,
      Пир устроил Аргаван в честь Арташеса И покусился на него во дворце драконов.
      Разъярённый Арташес велит стереть с лица земли весь род Аргавана.
      Сохранились отрывки из легенды Артавазда. Во время агонии Арташеса многие кончали с собой. Видя это, царевич Артавазд стал жаловаться:
      Вот ты ушёл
      И всю страну увёл с собой!
      Кем же мне править на этих развалинах?
      Арташес, умирая, проклинает его:
      Как поскачешь ты на охоту вверх по склону Азатн Масиса1,
      Да схватят тебя нечистые и потащат вверх по склону Азатн Масиса.
      Там да пребудешь и света да не увидишь!
      Проклятие сбылось, Артавазд был заключён в железные оковы в подземной пещере.
      Мовсес Хоренаци, как мы видели, сохранил подлинно поэтические перлы — свидетельство о высокой культуре слова в древней Армении.
      В древней Армении письменными языками служили греческий и арамейский. На греческом языке до нас дошли, хотя и немногие, но разнообразные по характеру и содержанию надписи на камне — свидетельство о том, что греческий язык применялся во многих областях жизни.
      Древнейшие на территории Армении надписи на греческом языке найдены в Армавире. Они высечены на грани III — II вв. до н. э. В числе семи надписей, начертанных на двух камнях, имеется текст послания «царя» армавирцев («басилевса», — вероятно, руководителя армавирской гражданско-храмовой общины) Митраса царю Ерванду. Послание написано по греческой эпистолярной формуле. Имеются здесь и литературные тексты, в одном из которых упомянут знаменитый древнегреческий поэт VII в. до н. э. Гесиод, а другой является отрывком из произведения в стихах, написанных в стиле трагедий Еврипида. Всё это позволяет заключить, что в этот ранний период в Армении уже существовал
      1 Азатн Масис — гора Арарат.
      интерес к греческой культуре, и что число причастных к греческому языку людей было значительным.
      Греческая надпись из Гарни датирована 77 г. н. э. и повествует о строительной деятельности Трдата I. Вероятно, в III в. высечена греческая надпись из Апарана, сообщающая о дарении земли царём представителю знатного рода Гнуни. Очень содержательна большая надпись из развалин города Тигранакерта. Это — послание-указ армянского царя (вероятно, Трдата III — 298-330 гг.) гражданам города. Имеются надгробные надписи на греческом языке.
      Арамейские надписи, обнаруженные в Армении, большей частью относятся к Арташесу I (первая половина II в. до н. э.) и упоминают его имя. Они высечены на тех самых межевых камнях, памятниках земельного эдикта этого царя, о которых повествует и Мовсес Хоренаци. Арамейская надпись из Гарни относится к грани II - III вв. н. э. и упоминает армянского царя Вагарша II.
      Всё это — иноязычные, но армянские надписи, и их тексты составлялись царской канцелярией. Вероятно пергаментные копии надписей хранились в царском архиве.
      Имеются некоторые данные об историографии в древней Армении. Она развивалась при царском дворе и при языческих храмах. Двор с ранних пор был культурным центром. При дворе Тиграна II (95-55 гг. до н. э.) проживали, например, два видных представителя греческой культуры — Амфикрат Афинский и Метродор Скепсийский по прозвищу «Рим-ляноненавистник». Последний, помимо других произведений, написал также историю Тиграна II, к сожалению, не дошедшую до нас. Следующим известным нам историографом в Армении был уже армянин, царь Артавазд II (55-34 гг. до н. э.); он сочинял речи, писал трагедии и исторические труды, которые были знакомы жившему спустя более столетия после него греческому автору Плутарху. До нас они, однако, не дошли. При Аршакидах традиции придворной историографии продолжались; из её представителей известен Ма-рабас Мцурнский (III - IV вв.), трудом которого впоследствии широко пользовался Мовсес Хоренаци.
      Представителем храмовой историографии в Армении был живший в первые века н. э. историк Олюмп (Олимпий), жрец знаменитого храма Арамазда в Ани, в области Дарана-ли. Он написал «Храмовые истории», включавшие историю царя Арташеса I, причём использовал и данные устного народного творчества, и письменные источники. Труд Олюм-па в III в н. э. был продолжен известным сирийским писателем Бардецаном, когда тот посетил Армению в миссионерских целях. «Храмовые истории» также послужили важным источником для Мовсеса Хоренаци.
      Надо полагать, что в армянских языческих храмах, как и в других древневосточных храмах, занимались также математикой, составлением календаря, медициной и т. п. Прямых данных об этом пока нет.
      Мало знаем мы и о таких сторонах духовной культуры древней Армении, как музыка и танцевальное искусство. Отдельные сообщения древних авторов не дают цельной картины, но позволяют предположить, что эти области культуры были достаточно развиты.
      Больше сведений сохранилось об эллинистическом театре в Армении. Известно, что Тигран II построил в столице Тигранакерте театральное здание и пригласил для представлений греческих актёров. Эллинистический театр, как известно, был театром массового зрителя. Здания — огромные амфитеатры — были рассчитаны на всё свободное население данного города, т. е. вмещали десятки тысяч зрителей.
      Тигранакертский театр просуществовал недолго, но опыт Тиграна был подхвачен его сыном Артаваздом II. Из сообщения Плутарха известно, что в царском дворце в Арташате давались театральные представления, опять-таки в исполнении греческих актёров. Имя одного из них дошло до нас. Это был Ясон из Тралл, сыгравший в 53 г. до н. э. на арташат-
      ской сцене главную роль в трагедии Еврипида «Вакханки». Сам Артавазд, как упоминалось, сочинял трагедии, которые, естественно, должны были ставиться в первую очередь в столице Арташате.
      Конечно, ещё задолго до эллинистического театра, в Армении сложились формы народных игр и зрелищ культово-театрального типа, которые должны были продолжать своё существование в этот период, оказывая влияние на развитие эллинистического театра на местной почве.
     
     
      РАЗДЕЛ ВТОРОЙ
      СРЕДНИЕ ВЕКА
     
     
      ГЛАВА ПЯТАЯ
      УСТАНОВЛЕНИЕ ФЕОДАЛЬНОГО ОБЩЕСТВЕННОГО СТРОЯ И ПАДЕНИЕ ДРЕВНЕАРМЯНСКОГО ГОСУДАРСТВА
     
      1. Установление феодализма в Армении
      В III — V вв. н. э. страны Передней Азии и Средиземноморья совершают переход от старой, рабовладельческой общественно-экономической формации к новому более передовому феодальному строю. Хотя ранний феодализм нёс с собой ослабление связей между странами и народами, некоторое экономическое и культурное обособление, деградацию городской жизни и т. п., но это отступление было временным явлением, за которым последовал новый подъём в развитии общества.
      Армения не составляла исключения среди стран, двигавшихся к феодализму, и даже находилась в их передних рядах: процессы феодализации начались здесь раньше и протекали быстрее, чем в тех обществах, где рабовладельческий строй пустил более глубокие корни.
      Наступление новой эпохи знаменовалось образованием двух новых классов — фео-далов-землевладельцев и находившихся в феодальной зависимости крестьян.
      Образование нового эксплуатируемого класса явилось результатом двух встречных процессов. Свободные сельские общинники — шинаканы, которые прежде лишь платили налоги и подати государству и выполняли для него повинности, теперь оказались под дополнительным гнётом: они обязаны были отдавать часть продукта своего труда завладевшим их землями феодалам и нести повинности для них взамен права пользования землёй. Усиление эксплуатации прежде свободных общинников в различных странах принимало разные формы, в определённых случаях приводя к прикреплению общинников к земле, к крепостным отношениям.
      С другой стороны, изменился также характер эксплуатации мшаков — земледельцев, трудившихся в частновладельческих хозяйствах (дастакертах-агараках). Эксплуатация рабовладельческого типа с её низкой производительностью труда уже не удовлетворяла новым условиям. Земледельцы-мшаки ценой борьбы и по мере развёртывания феодального способа производства постепенно приобретают некоторую самостоятельность и права, которые уравнивали их с общинниками-шинаканами в их новом положении. Частновладельческие хозяйства — дастакерты-агараки всё больше приобретают облик деревень.
      Эксплуататорский класс феодалов также имел свои корни в недрах предшествующего общества. В эллинистический период большую часть территории государства занимали царские земли. В дальнейшем царский земельный фонд начинает неуклонно сокращаться. Царские правители областей — нахарары — постепенно превращают свою должность в наследственную, получают право передавать её от отца к сыну. В результате этого их права на административное руководство соответствующей областью постепенно превращаются в права феодальной собственности на землю, а сами нахарары — в подлинных князей-феодалов. Параллельно термин «нахарар» переживает смысловую эволюцию —
      от назначенного царём правителя области до владетельного князя. В IV в., судя по историческим источникам, упомянутые процессы зашли довольно далеко: большая часть территории государства принадлежит уже не царю, а нескольким десяткам нахарарских феодальных домов, а также церкви, тоже являвшейся крупным феодалом. Следовательно, эти процессы восходят к предшествующим — II и III векам.
      В наследственную привилегию сильных нахарарских родов превращаются и права на руководство государственными ведомствами, управлявшими отдельными отраслями политической и экономической жизни страны. Например, командование вооружёнными силами (спарапетство) становится наследственной привилегией дома Мамиконянов, руководство экономикой и финансами (азарапетство) — домов Гнуни и Аматуни, должность венцевозлагателя, связанная с исполнением в государстве некоторых важных общих функций (аспетство) — дома Багратуни, начальство над гвардией (малхазство) — дома Хорхоруни и т. п. Более того, сан католикоса, духовного главы армян, также являлся привилегией одного рода — потомков Григория Просветителя. При этом прикрепление должностей к родам приобретает настолько органический характер, что иной раз сами роды именуются по присвоенной должности — «Аспетуни», «Малхазуни», «Мардпета-кан» и т. д.
      Нахарарские роды записывались в специальной табели о рангах — «Престольной грамоте» («Гахнамак») в очерёдности, соответствовавшей их мощи и значению. Первые десять родов считались старшими, остальные — младшими. В том же порядке размещались они за царским столом. Роды соперничали друг с другом в борьбе за более высокое место.
      Образовавшиеся феодальные княжества всё более приобретали черты отдельных государственных единиц. В пределах своих владений, своей «страны», феодал именовался обычно владыкой («тер») и обладал неограниченной, почти царской, властью как административной и военной, так и судебной. У него были свои вассалы-землевладельцы, частично — из родственников, частично же — из других родов. Старшие из них именовались, как и сам владыка, нахарарами и князьями, младшие — сепухами и азатами. Военные силы крупных нахарарств достигали десятков тысяч воинов. По количеству выставляемого ими войска феодалы назывались «сотниками», «тысячниками», «десятитысячниками». Войско князя-феодала выступало в поход под его знаменем и командованием.
      Таким образом, царь Великой Армении и возглавляемый им государственный аппарат имели теперь дело не с зависимой от него и преданной ему знатью, как это было прежде, а с самовластными нахарарами-феодалами, которые отнюдь не считали необходимостью существование центральной власти, полагая, что они и сами в состоянии успешно выполнять её функции. На этой почве постоянно возникали конфликты, перераставшие в восстания и даже кровопролитные войны между нахарарствами и центральной властью. Однако Армения не принадлежала к числу тех стран, где подобная борьба оставалась бы внутренним делом. Проримская и проиранская группы, на которые делились нахарары, никогда не останавливались перед тем, чтобы прибегнуть к военной помощи соответствующих держав. Особенно опасны были действия проперсидски настроенных нахараров, ибо политика Сасанидов в этот период была направлена на ослабление централизованного армянского государства, в то время как Рим в определённой мере был заинтересован в сохранении этого государства в качестве барьера против своего главного соперника Ирана.
      Внутренней опорой армянских царей оставалась та часть нахарарств, для которой сепаратистская политика так или иначе была невыгодна, затем города, остававшиеся чуждыми феодализму, и, наконец, армия, хотя и лишившаяся прежней мощи, но всё же сохранившая превосходство над нахарарскими войсками.
      Опираясь на эти силы, Аршакуни, то посредством задабривания (предоставление земель, выгодных должностей и т. п.), то путём устрашения (конфискация владений мятежных нахараров, истребление их родов) в течение довольно длительного времени обуздывали центробежные элементы государства, оберегая его целостность. Здесь действовал и другой весьма важный фактор: широкая народная поддержка в те периоды, когда центральная власть выступала как организатор отпора чужеземным захватчикам, защиты независимости страны.
      При всём том, однако, государство Аршакуни переживало тяжёлый кризис. Будучи порождением предшествующего общества, оно в какой-то мере приспосабливалось к условиям нового общества, предпринимало определённые преобразования в духе требований феодализма. Возможно, что при более благоприятных внешнеполитических условиях оно смогло бы преодолеть внутренний кризис, продолжить и завершить приспособление к новым условиям. Однако, вовлечённое в сферу жёстокого соперничества между Ираном и Римом, постоянно находясь под их натиском и подвергаясь их гибельному вмешательству, древнеармянское государство не нашло внутренних сил для сопротивления всему этому и, переживая постепенный упадок в течение IV и начала V века, пало в 428 г. После этого в течение почти пяти столетий Армения была лишена самостоятельной государственности. Развитие нового, феодального строя на его начальных этапах явилось угрозой также для городов. В первой половине IV века городская жизнь в Армении была всё ещё весьма кипучей. Процветали и сохраняли своё значение и привилегии такие возникшие в древности города, как Арташат, Ервандашат, Вагаршапат, Зарехаван, Заришат, Тигранакерт, Ван, Нахчаван. Однако ослабление торговых связей, ведшее к экономической изоляции, разложение центрального государства — постоянного покровителя городов — угрожали не только их благоденствию, но и самому существованию. В трудах армянских историков V века, уделяющих ничтожное внимание городам (что очень характерно: городская жизнь в это время почти уже замерла), тем не менее сохранились сведения о противоборстве городов и феодалов в IV веке.
      Тяжёлый удар городам Армении нанесли армяно-персидские войны 50-60-х гг. IV века, в ходе которых, опять-таки не без участия представителей армянского нахарарст-ва, крупные города Армении были разрушены, а большая часть их жителей переселена в Иран. В прошлом подобное бедствие привело бы ко временному упадку городской жизни в стране, теперь же, в условиях раннего феодализма, оно сыграло роковую роль: древнеармянские города навсегда перестали существовать, на их местах образовались деревни. Единственное исключение составил город Двин, процветание которого в дальнейшем было связано лишь с его ролью крупного узла на транзитных торговых путях и центра персидской, а затем арабской администрации в Армении. Городская жизнь в Армении возродилась только через пять столетий.
      В условиях раннего феодализма переживает упадок и древняя культура, отмеченная отчасти влиянием эллинизма, в особенности — древнеармянская языческая религия, составлявшая одну из её важных областей. В IV веке, характеризовавшемся, как мы видели, упадком древнеармянского государства и городов, языческая религия после упорного сопротивления и борьбы уступает своё место новой, более соответствующей новому обществу идеологии — христианству.
     
      2. Принятие христианства в Армении
      В начале IV в., в период царствования Трдата III в Армении произошло крупное событие — принятие христианства и провозглашение его официальной религией.
      Христианство, возникшее в I в. н. э. получило во II и III вв. широкое распространение на Востоке и в Римской империи в качестве идеологии эксплуатируемых и обездоленных слоёв общества. Взамен жизненных бедствий и лишений оно обещало людям воздаяние и блаженство в потусторонней жизни. Почти все государства, где нашло распространение новое вероучение, враждебно относились к его последователям, жестоко преследовали их. Но, несмотря на все препятствия, христианство непрестанно развивалось и крепло.
      С течением времени, однако, классовый характер христианства меняется. Складывается иерархия христианского духовенства, способного с лёгкостью поставить вероучение на службу господствующему классу общества в качестве тонкого и совершенного орудия обуздания эксплуатируемых масс, примирения их с тяжёлой действительностью. Постигнув эту истину, государства одно за другим меняют своё отношение к христианству, вооружаются им, обращая его в официальную религию. «Тот факт, — писал Энгельс, — что уже через 250 лет оно стало государственной религией, достаточно показывает, до какой степени соответствовало и по обстоятельствам того времени»1.
      Здесь так же, как и в области развития феодальных отношений, Армения шла в первых рядах, что было в большой мере обусловлено её причастностью в предшествующие века к эллинистической культуре и идеологии.
      Уже во II - III вв. христианство проникало в Армению с юга — из Сирии и с запада — из Каппадокии и Малой Армении. Христианские проповедники, приходившие оттуда в Армению, развёртывали здесь свою деятельность, которая, по-видимому, к началу IV в. уже дала определённые результаты.
      Трдат III (298 - 330) вначале жестоко преследовал христиан. Об этом повествуют истории («Жития») Григория Просветителя, Рипсиме и её сподвижниц и другие источники. В это время христианство в Армении получило широкое распространение и представлялось государству опасной силой. Гонения на христиан, предпринятые Трдатом III, по времени совпадают с подобными гонениями в Риме при императоре Диоклетиане (в 302-303 гг.) и даже, как можно понять из сообщения армянского историка V в. Агатангехоса, были взаимосвязаны. Оба монарха рассматривали христиан как разлагающий элемент, как препятствие на пути укрепления и объединения своих государств и старались устранить его. Другим примером сотрудничества между двумя государствами на этом поприще следует считать поход римского императора Максимина Дайи в 311 г. против христианских общин Малой Армении, которые, вероятно, беспокоили и Трдата. Однако политика преследования христиан уже изживала себя, и император Константин Великий своим известным Миланским эдиктом 313 г. узаконил христианство и объявил его равноправным с прочими религиями Римской империи.
      Трдат же пошёл ещё дальше: он полностью порвал с язычеством, запретил его, принял христианство и провозгласил его официальной религией государства. Это произошло непосредственно после Миланского эдикта Константина Великого, вероятно, в 314 или 315 году, и Армения, таким образом, стала первой страной, где христианство было признано единственной и государственной религией. (Традиционно принятой в литературе датой христианизации Армении является 301 год). О социально-классовых основах такого поворота было сказано выше.
      Ход и обстоятельства христианизации Армении нам известны, в основном, из житий, почему и не вполне достоверны, хотя общая картина не вызывает сомнений. Царская
      1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 314.
      власть начинает борьбу с язычеством, наносит удары по его центрам — храмам и капищам, рассеянным по стране, и стремится искоренить язычество. Храмы сопротивляются вооружённой силой, и борьба перерастает в кровопролитную войну, в течение которой были полностью разрушены капища Арамазда, Анаит, Ваагна, Тира, Митры (Михра) и других божеств, жрецы истреблены или рассеяны, храмовые земли конфискованы. На местах языческих храмов основываются церкви и монастыри. Эти сведения подтверждаются результатами археологических раскопок: в фундаментах ряда древнейших церковных сооружений обнаружены остатки языческих храмовых строений.
      Во главе церкви в Армении стал Григорий, сыгравший, по преданию, главную роль в деле установления христианства, а ранее жестоко пострадавший от преследований. Соответственно своей роли Григорий получил прозвище «Просветитель». Он был рукоположен в городе Кесарии и, прибыв в Армению, образовал церковную иерархию.
      Все эти события послужили лишь началом христианизации Армении, а дальнейший её ход охватывает весь IV век и часть V века. Историки V в. Корюн и Фавстос рассказывают, с каким трудом искоренялось язычество, и не только в народе, но и в нахарарской среде, даже при царском дворе. Многие языческие обычаи и обряды так и не были изжиты; часть их была воспринята христианской церковью, а другая осталась бытовать в народе.
      В этой борьбе церковь крепла, превращаясь в господствующую идеологическую силу. Одновременно она набиралась и экономической мощи. Ещё вначале, в период разрушения языческих храмов, к церкви перешли их обширные земли вместе с жившим и трудившимся на них населением. К ним присоединялись всё новые земли. Кроме собственно церковных владений, Трдат III передал сельскому духовенству по семь земельных участков («подымная земля») в каждой деревне и по четыре — в каждом агараке. Церковь получала в дар и много другого богатства.
      Таким образом, церковь превратилась в одного из крупнейших феодалов-землевладельцев и в этой роли соперничала не только с. богатейшими нахарарскими домами, но и с самим царём. Это обстоятельство определяло двойственность её политики в борьбе между царём и нахарарством, развернувшейся в IV в. С одной стороны церковь должна была поддержать и поддерживала царя, будучи заинтересована в объединении и централизации государства; с другой стороны, как крупный феодал, она примыкала к на-харарству. Однако, впоследствии, когда армянское государство пало, церковь взяла на себя некоторые его функции и послужила важной опорой в борьбе армянского народа за своё существование и сохранение своей культуры.
      Вместе с тем следует также отметить, что насильственное установление христианства, его крайне нетерпимое отношение к другим идеологиям оказали весьма отрицательное воздействие на развитие армянской культуры. Древнеармянская дохристианская цивилизация достигла, как мы видели в предыдущих главах, высокого уровня, накопила значительные ценности духовной и материальной культуры. Христианство же порвало со многими культурными традициями древности.
      О событиях периода Трдата III нам известно немногое. В трудах армянских историков V века это время в отличие от последовавших десятилетий представляется как пора мира и согласия между царём, церковью и нахарарством. Вместе с тем в большой греческой надписи из Тигранакерта, относящейся к тому же времени, говорится о восстании этого города против царя, о подавлении восстания и размещении в цитадели города — в предупреждение возможных попыток мятежа — царского гарнизона. Эти два явления — согласие царя с нахарарством и столкновение его с городами — вовсе не противоречат друг другу. Города издревле служили надёжной опорой царской власти, будучи заинтересованы в сильном централизованном государстве, предоставлявшем им известные привилегии. Феодализация нахарарства и его сепаратистские устремления неизбежно оказыва-
      лись направленными также против городов. Две эти силы — нахарарство и города — в IV в. выступали как соперники. Естественно, что сближение царя с нахарарами оборачивалось против городов, грозило им сокращением или даже ликвидацией их привилегий. Именно так следует оценить, например, тот факт, что Трдат III принёс в дар нахарарскому роду Камсаракан древний и крупный город Ервандашат. В предшествующие эпохи такое было немыслимо, но теперь, в период феодализации общества и приспособления государства к новым условиям, когда задабривание поднявших голову нахараров ещё считалось лучшим средством сохранения государства, это оказалось возможным. Однако вместе с Трдатом III миновало и время примиренческой политики. Его сын и наследник Хос-ров III решительно отказался от неё и обратился к политике силы.
     
      3. Борьба между центральной властью и нахарарами
      После смерти Трдата III между двумя крупными нахарарскими родами — Манавазя-нов и Ордуни началась кровавая распря. Действия родов распространились и на царские земли. Новый царь Хосров III (330-338), прозванный за малый рост Котаком (Коротким) послал войско, чтобы усмирить мятежных князей. Спарапет Ваче Мамиконян предал мечу всех представителей мужского пола обоих родов, а земли их были конфискованы.
      Вскоре восстал другой нахарар, полководец Датабен Бзнуни, который, по словам армянского историка V в. Фавстоса Бузанда, «заключил союз с персидскими военачальниками и вознамерился предать в их руки армянского царя». Он был побит до смерти камнями на глазах у царя, и род его полностью уничтожен. Владения Бзнуни были включены в царский земельный фонд.
      Стремясь предотвратить подобные явления, Хосров издал эдикт, запрещавший наиболее могущественным нахарарам, в частности «тысячникам» и «десятитысячникам», покидать царский двор. Существенных результатов, однако, это не дало. Вскоре восстал один из первых сановников государства Бакур, бдешх окраинной области Ахдзник. Однако и он потерпел поражение от царских войск и пал на поле битвы вместе со своими родичами.
      В середине 30-х гг. IV в. Армения подверглась нападению прикаспийских племён маз-кутов (массагетов). Перейдя Куру, мазкуты вторглись в Армению, достигли её центральной области Айрарат и завладели столицей Вагаршапатом.
      Хосров укрывался в крепости Даруйнк, пока удалось собрать войска и выбить неприятеля из столицы. В битве мазкуты потерпели полное поражение, и царь их Санесан был убит.
      Так, опираясь на мощную, испытанную веками военно-административную государственную машину, армянскому царю удавалось совладать с внешними и внутренними противниками. При этом продолжалось строительство городов. В частности, к северо-западу от старой столицы Арташата в удобной местности, посреди которой возвышался пригодный для крепости холм, была основана новая резиденция Аршакуни — город Двин, который вскоре затмил Арташат, захватив у него роль торгового узла на международных транзитных путях. В окрестностях Двина насаждались леса, было создано два больших заповедника для царской охоты, один из которых был назван по имени царя «Хосровакерт».
      Разумеется, успешной деятельности Хосрова немало способствовало и то, что Иран и Рим всё ещё соблюдали Низибинский мирный договор. Мир был нарушен лишь в год смерти Хосрова III. Новый царь Тиран (338-350) продолжал политическую линию отца, однако в менее благоприятных внешних и внутренних условиях. В 345 г. вновь разразилась война между Персией и Римом, и снова её ареной стала Армения. Во внутренней сфере к борьбе против нахараров прибавились первые столкновения царя с церковью.
      Развалины Звартноца
      Со времени своего основания армянская церковь управлялась представителями рода Григория Просветителя. Неуклонный рост не только идеологической, но также экономической и политической силы церкви, участившиеся случаи поддержки церковью нахарар-ских родов беспокоили царей. При Тиране вспыхнул конфликт между царём и католикосом Юсиком, закончившийся убийством последнего. Сан католикоса был отнят у рода Григория Просветителя.
      В борьбе царской власти с мятежными нахарарами при Тиране выдвинулся крупный политический деятель Айр-мардпет, который возглавил дело централизации государства. По его инициативе были жестоко наказаны нахарарские роды Арцруни и Рштуни.
      Тирану наследовал его сын Аршак II (около 350 г.). Первое десятилетие правления этого царя протекало в мире. Он возвращается к мягкой политике Трдата III, стремясь достигнуть единства и согласия с нахарарами и церковью. Сан католикоса был возвращён роду Григория Просветителя, — он был присвоен внуку Юсика Нерсесу, прозванному Великим, ранее состоявшему на военной службе. С целью урегулирования отношений с Римом к императору было направлено посольство во главе с католикосом. В эти годы Аршак II основал свой «дастакерт» — город Аршакаван на южных склонах Арарата, что впоследствии привело к острому конфликту с нахарарами.
      Были сделаны попытки укрепления правопорядка в стране: созван первый армянский церковный собор в городе Аштишате, бывшем языческом, а в это время уже христианском культовом центре, где были приняты законы (каноны) как религиозного, так и светского характера. Примечателен канон, увещевавший господ проявлять милосердие к слугам и подчинённым, не обременять их чрезмерными налогами и т. п. Это была попытка смягчить ожесточившуюся классовую борьбу. Следует вспомнить в этой связи, что к этому времени относится распространение такой хотя и пассивной, но всё же определённой формы классовой борьбы, как «пустынничество» — бегство угнетаемых людей в «пустыни», в отдалённые, глухие местности и создание там обособленных религиозных общин. Ряд канонов, принятых на соборе, был направлен против языческой религии и обычаев,
      например, против браков между близкими родственниками, несовершеннолетними, против многожёнства и т. п.
      Однако мир внутри страны был нарушен в конце 50-х гг. Вновь на политическую арену выходит действовавший уже при Тиране Айр-мардпет и вытесняет главного советчика царя — католикоса Нерсеса. Последнего заставляют отречься от сана в пользу некоего Чуна-ка, «раба из рабов царских», по выражению историка V в. Фавстоса Бузанда. Суровая кара обрушивается на непокорный род Камсараканов, конфискуются их владения, в частности, подаренный им ещё Трдатом III город Ервандашат. Айр-мардпет открыто выступает против заложенной Трдатом III политики щедрого одаривания церкви землями, вынашивает планы секуляризации земли, с целью нанести удар экономической мощи церкви. Однако ему не удалось осуществить свои планы: он пал жертвой заговора.
      При царском дворе обостряется борьба между проримской и проперсидской группировками, в течение которой погибает ряд родственников и приближённых царя. Эта борьба проникает и внутрь нахарарских родов. Так, род Мамиконянов, обычно настроенный проримски, раскалывается надвое: одно крыло возглавляет спарапет Васак, ближайший сподвижник царя, другое — его брат Ваан, ставший предателем, агентом персидского царя (за что впоследствии Ваан был убит собственным сыном Самвелом). Уходят на службу к персам и некоторые другие нахарары.
      В 359 г. вспыхнула очередная война между Персией и Римом. В том же году персидские войска вторглись в южные провинции Армении, завладели городом Тигранакертом и крепостью Зиата и разрушили их. После неудачной осады крепости Ангех они при помощи предателей захватили крепость Ани в области Даранали, разрушили и разграбили находившуюся в ней родовую усыпальницу армянских царей Аршакуни.
      Именно в это время, по-видимому, и был разрушен город Аршакаван, основанный всего несколько лет назад. Существование этого города необычайно раздражало нахара-ров, ибо на призыв царя поселиться в новом городе отозвался, главным образом, трудовой люд, стонавший под игом нахараров и находивший убежище от них в Аршакаване. Кроме того, город стал одной из опор царской власти. Воспользовавшись персидским нашествием, в котором принимал деятельное участие мятежный нахарар Меружан Арцру-ни, и трудным положением царя, наиболее озлобленные из нахараров, при содействии персидского войска, напали на Аршакаван и сравняли его с землёй. Такой был конец Ар-шакавана, этого запоздалого порождения эллинистического градостроительства в Армении.
      Аршак II ушёл в Грузию и вернулся оттуда с отрядом грузинских вспомогательных войск. Вокруг него собрались его сторонники. В сражении между нахарарскими и царскими войсками ни одна из сторон не добилась решающего перевеса, и при посредничестве Нерсеса, который вновь получил сан католикоса, был заключён мир.
      В 360 г. император Констанций пригласил Аршака в Кесарию для укрепления римско-армянского союза. Вскоре власть в Риме перешла к императору Юлиану, прозванному «Отступником» за попытку восстановить язычество. В 363 г. Юлиан во главе большого войска напал на Персию. Одна из его армий двигалась по южным областям Армении и отсюда, усиленная армянскими войсками, вторглась в Мидию и овладела землями Хили-коме. Основные же силы Юлиана двигались вдоль Евфрата и достигли персидской столицы Ктесифона. Однако Юлиан пал в сражении, а новый император Иовиан, не имея намерения продолжать кампанию, поспешил в Рим, чтобы упрочить своё положение. Вследствие этого срочно был заключён мирный договор, который даже римский историк IV в. Аммиан Марцеллин охарактеризовал как «постыдный» для римлян, считая наиболее постыдным пунктом его тот, по которому Рим обязался не помогать более Армении. По договору, Иран получил некоторые южные области Армении.
      Ани. Крепостная стена
      В следующем 364 г. персидский царь Шапур II (309-379), уже не опасаясь римского вмешательства, напал на Армению. Четыре года Армения, в какой-то мере объединившаяся перед угрозой потери независимости, вела неравную борьбу с могучим Ираном. В конце концов, видя, что неблагоприятный исход войны приближается, многие армянские нахарары открыто перешли на сторону персов, некоторые же заняли нейтральную позицию, в сложившихся условиях в сущности не отличавшуюся от предательства первых.
      Желая обезглавить армянский лагерь, Шапур II пригласил к себе Аршака II якобы для переговоров. Это коварное предложение нашло отклик среди армянских нахараров: Аршака вынудили принять приглашение. Однако, когда он вместе со спарапетом Васаком Мамиконяном явился в Ктесифон, Шапур II не посадил его за стол переговоров, а заключил в оковы и отправил в одну из отдельных крепостей, где Аршак II и умер. Отправление Аршака и Васака к Шапуру, их трагическая кончина нашли яркое отображение в армянском народном творчестве, послужившем источником для историка V в. Фавстоса Бузан-да.
      В 368 г. Шапур II вновь направил войска в Армению во главе с армянскими князями-отступниками Глаком и Артаваном. Армянская царица Парандзем и царевич Пап заперлись в крепости Артагерс. Длительная осада не дала результатов: более того, армянскому гарнизону удалось разбить осаждавшие войска. Царевич Пап был отправлен к римлянам. Однако персидские войска снова вторглись в Армению и захватили крепость Артагерс, взяв в плен армянскую царицу. Персидское войско захватило и разрушило также наиболее крупные города Армении — Арташат, Вагаршапат, Ервандашат, Зарехаван, Заришат, Нахчаван и Ван. Большая часть жителей этих городов была переселена в Иран.
      В 370 г. император Валент послал в Армению войско во главе с полководцем Аринфе-ем, и Пап был возведён на армянский трон. В 371 г. Валент, узнав, что персидская сторона готовит новый поход на Армению, послал дополнительные войска. При селении Багаван римско-армянские объединённые силы под командованием спарапета Мушега Мамико-няна нанесли персидским войскам сокрушительный удар. Поражение персидских войск укрепило власть Папа в Армении и позволило ему несколько лет заниматься внутренними делами страны.
      Первым предприятием молодого царя было воссоединение отторгнутых в течение войны окраинных областей государства. Новому спарапету удалось сравнительно быстро, несмотря на малочисленность бывших в его распоряжении войск, почти полностью восстановить территорию государства Великой Армении.
      Обуздав центробежные силы нахараров, Пап принялся за церковь. Предшествующие цари, хотя и сталкивались с духовенством, но не посягали на экономическую базу церкви — её доходы и земельные владения. Царь Пап первым вступил на этот путь. Была отменена десятина — налог, взимавшийся специально в пользу церкви; сокращено до двух количество участков — «подымных земель», отведённых духовенству в каждой деревне и каждом агараке страны. Братья и сыновья священников лишались привилегии освобождения от государственных повинностей — воинской и трудовой и т. п.
      Естественно, что эти и подобные шаги затрагивали жизненные интересы церкви, вызывали вражду и ненависть церковников к Папу. Такое отношение передалось и армянским историкам V века, не жалевшим красок для описания всех «пороков», «дьявольских мерзостей» и «безумств» царя. Ему приписывали также (вероятно, несправедливо) — умерщвление католикоса Нерсеса. Совершенно иначе описан царь Пап римским историком Аммианом Марцеллином, согласно которому это был предприимчивый, отважный и мудрый правитель. Деятельность Папа характеризует его как наиболее яркую и самобытную личность на троне армянских царей на протяжении IV века. Его действия были направлены на сохранение целостности государства в тяжёлых условиях, освобождение его от внешних диктатов.
      Возведённый на трон силой римского оружия, Пап отлично сознавал, что римляне — союзники лишь до поры, пока Армения и её царь будут беспрекословно выполнять их волю. Поэтому, обеспечив для себя некоторую внутреннюю опору, царь предпринял попытки наладить связи с Ираном, чтобы уравновешением сил достигнуть желанной независимости. Но римляне зорко следили за каждым его шагом. Армянского царя пригласили к императору якобы для совещания. В киликийском городе Тарсе он со своей свитой подвергся аресту. Поняв и оценив положение, Пап с тремястами спутниками сумел вырваться из города и устремился к границе Армении. Умело маневрируя и уходя от посланного за ним в погоню римского войска, он вернулся в Армению.
      Однако участь его была решена. Полководец Траян, начальник римского легиона в Армении, получил от императора приказ убить Папа. В течение некоторого времени Траян лестью и обманом усыплял бдительность Папа, а затем завлёк его к себе на пир. Царя убили в момент, когда он подносил кубок к губам.
     
      4. Раздел Армении между Римом и Ираном.
      Падение древнеармянского государства
      После убийства Папа царём в Армении по выбору римлян становится один из его родственников Вараздат, которого армянские историки V в. характеризуют как великолепного атлета, но слабого правителя. В эти годы развернулась деятельность спарапета Мушега Мамиконяна. Он выдвинул широкую программу преобразований, целью которых было укрепление государства, усиление политической централизации, строительство новых городов взамен пострадавших старых. Однако, не видя внутри самой Армении достаточно сильной опоры для осуществления своей программы, он в значительной мере рассчитывал на поддержку и помощь Рима.
      Программа Мушега натолкнулась на противодействие в среде армянской знати. Под её давлением Вараздат предъявил Мушегу обвинение в предательстве; Мушег был убит.
      Вскоре против Вараздата при поддержке персидского царя восстал другой представитель рода Мамиконянов — Манвел. Он победил Вараздата в сражении и изгнал его из
      пределов страны. Царь отправился к своим покровителям римлянам, но они также были недовольны им и сослали в Британию. В Армении же воцарился сын Папа Аршак III (378-389) при регентстве Манвела Мамиконяна. Регентство продолжалось до самой смерти Манвела, последовавшей в 385 г.
      Ещё при Вараздате, в 375-376 гг., в ирано-римских дипломатических сферах начали зондироваться возможности решения вопроса об Армении путём её раздела между двумя державами. Новый император Феодосии Великий и персидский царь Шапур III (385-389) продолжали обсуждать этот вопрос и пришли к соглашению. В 387 г. Армения была разделена на две неравные части: западные области — Карин, Акилисена, Дерджан, Ма-нанали, Даранали, Хордзена, Мзур и некоторые другие перешли к Риму, а все остальные части — более трёх четвертей территории Армении — к Ирану. Аршак III предпочёл перейти в римскую часть и процарствовал здесь ещё два года; после его смерти в западной части Армении царь не назначался, и она была включена в провинциальную систему Римской империи. В персидской части Армении после раздела был поставлен новый царь — Хосров IV Аршакуни. Он также царствовал недолго. Недовольные им нахарары, как сообщает об этом армянский историк V в. Лазар Парпеци, обвинили его в склонности к римлянам, и персидский царь заменил Хосрова IV его братом Врамшапухом (389-415).
      Длительный период правления Врамшапуха был для Армении временем внешнего и внутреннего мира. Римляне и Сасаниды считали вопрос Армении решённым, а сам Врам-шапух отказался от активной политики в отношении нахараров и принял роль посредника между ними и персидским царём. В духовной жизни страны выдающуюся роль играл избранный католикосом ещё при Хосрове IV Саак Партев, сын католикоса Нерсеса. В его лице род Григория Просветителя вновь обрёл привилегию на сан католикоса.
      Вскоре после смерти Врамшапуха царём Армении был назначен сын правившего в Иране Иездигерда I — Шапур (416-420). Он, как и следовало ожидать, оказался в Армении чужеродным элементом. Вскоре он был убит вместе со своим отцом в Ктесифоне во время дворцового переворота. В 423 г. на армянский трон был возведён сын Врамшапуха Арташес.
      Шестилетний период правления этого царя ознаменовался новой вспышкой борьбы центральной власти с нахарарами. Церковь в этот ответственный период выступала рука об руку с царём, сознавая, что её противоречия с ним менее важны, чем общие интересы. Католикос Саак Партев пытался примирить царя с нахарарами, но тщетно. Как сообщает Лазар Парпеци, нахарары уже приняли решение: «...нам более не нужен армянский царь, пусть время от времени является какой-либо персидский князь и руководит нами».
      Более приемлемого и желательного решения, чем это, для Ирана не могло и быть. Арташес был лишён короны, Саак Партев — католикосата, Армения обращена в одну из провинций (марзпанств) Ирана, и править в ней был назначен персидский вельможа Вех-михршапур.
      Так в 428 г. прекратила существование династия Аршакуни, а вместе с ней древнеармянское государство как самостоятельная политическая единица. Как мы видим, его падение в большой мере было обусловлено внешнеполитической обстановкой — борьбой двух держав, разрывавших Армению на части. Что касается внутреннего кризиса государства — результата феодализации страны, то, возможно, он был бы преодолён при более благоприятной внешнеполитической ситуации, и государство, применяясь к новому феодальному строю, продолжало бы существовать, как это произошло, например, в соседней Г рузии.
      Лишившись самостоятельной государственности, Армения утратила и одно из средств защиты от внешнего врага. Однако именно в этот роковой период армянский народ при-
      обрёл новое, совершенно иное средство для обеспечения своего существования и сохранения своей культуры в веках. В начале V века была создана армянская письменность.
     
      5. Месроп Маштоц и создание армянской письменности
      Ещё за семь-восемь столетий до изобретения армянского алфавита в Армении начали пользоваться в качестве письменных арамейским и греческим языками, а в III — IV вв. к ним прибавились сирийский и персидский; на этих языках велись дела в царской канцелярии. Кроме того, по преданию существовали письмена и для армянского языка, так называемые «Данииловы письмена», которые, однако, будучи заимствованы из чужого (видимо, одного из семитских языков) алфавита, не удовлетворяли требованиям армянского языка и потому, как и по ряду других причин, не получили распространения, оставаясь, по-видимому, лишь средством специальных записей в узком кругу армянских жрецов.
      Между тем армянский язык всё более обогащался, расцветало устное народное творчество — фольклор, развивалась научно-философская мысль, иноязычная армянская историография и т. п. Всё это настоятельно требовало создания письмён для армянского языка, которые дали бы возможность зафиксировать достигнутое и создали бы предпосылки для дальнейшего развития и расцвета культуры.
      Разумеется, необходимость создания армянских письмён обосновывалась современниками несколько иначе. В качестве непосредственной причины выступало соображение о необходимости донесения до народа христианской «духовной пищи», перевода на армянский язык Библии и книг церковного богослужения. Однако в широком историческом смысле подлинным побудителем создания армянских письмён явилась, несомненно, вся совокупность указанных выше факторов.
      Создателем армянских письмён был Месроп Маштоц. Жизнь и деятельность его описаны его учеником и биографом, одним из выдающихся армянских историков V в. Корю-ном. Родился Маштоц в области Тарой, в селе Хацекац, около 360 г. В царствование Хос-рова IV он, владея уже греческим языком, поступил на службу при царском дворе. Здесь он освоил также принятые при дворе языки — сирийский и персидский, пополнил своё образование чтением. Маштоц хорошо изучил состояние страны и государственного аппарата; он прошёл также военную службу. В дальнейшем он принял духовный сан и ушёл вместе с учениками проповедовать христианское вероучение в области Гохтан, где всё ещё сильны были элементы язычества. Таким образом, в широком и тесном общении с различными социальными слоями армянского общества Маштоц получил глубокое представление о его насущных нуждах. В результате всего этого у Маштоца созрела идея о необходимости создания армянских письмён как о проблеме первостепенной важности.
      Вернувшись ко двору, он обретает здесь ревностного сторонника своей идеи в лице католикоса Саака Партева. Поборником её становится и царь Врамшапух, предоставивший в распоряжение Маштоца большие возможности. Вспомнив о существовании армянских письмён у некоего сирийского епископа Даниила, царь отправляет за ними гонца. Получив эти письмена, Маштоц и Саак пытаются выучить писать ими по-армянски группу учеников, однако двухлетние занятия не приводят к успеху; выявляется недостаточность «Данииловых письмён» для выражения звукового состава армянского языка. Требовался более совершенный алфавит.
      Вместе с группой учеников Маштоц отправляется в Сирию, чтобы в её древних культурных центрах поработать над созданием письмён. Здесь он встречает доброжелательный приём и поддержку. И в то время как прибывшие с ним ученики, разбившись на две группы, изучают греческую словесность в Самосате и сирийскую — в Эдессе, сам Маштоц трудится над выполнением поставленной перед собой задачи.
      Месроп Маштоц
      Сложному делу выработки удобных письменных знаков должна была предшествовать ещё более трудная работа: впервые в истории армянского языка надо было подвергнуть анализу живой речевой поток и выделить из него присущие ему отдельные фонемы. Эта задача была выполнена Маштоцем блестяще: созданные им письмена полностью соответствовали фонетической системе армянского языка того времени; достаточно сказать, что в течение шестнадцати столетий, отделяющих его время от наших дней, в армянский алфавит были внесены лишь такие изменения, которые явились результатом дальнейшего развития языка.
      Далее Маштоц принялся за выработку буквенных знаков и, наметив их очертания, выбрал себе в качестве консультанта грека-каллиграфа из Самосаты Рофаноса, дабы придать буквам окончательный вид. Так в 406 г. были созданы буквы, которыми до сих пор пишут армяне. Первое испытание новосозданного алфавита Маштоц предпринял вместе со своими учениками Ованом Екехецаци и Овсепом Пахнаци, переведя и записав отрывок из Библии.
      В столице Вагаршапате Маштоца встретили с ликованием. Началась благодарная, но трудоёмкая работа по распространению армянского алфавита по всей стране.
      Месроп Маштоц, таким образом, не только выдвинул высокую и благородную идею, исходившую из насущных нужд народа, но и посвятил её осуществлению всю свою жизнь, которая прервалась в 440 г. Незадолго до этого скончался и его сподвижник Саак Партев.
      Изобретение армянских письмён создало прочную основу для утверждения достижений армянского языка, прошедшего многовековой путь развития в устной речи, для его дальнейшего существования. Ближайшие и отдалённые, культурные и политические последствия и результаты этого события неоценимы. Непосредственно вслед за этим возникла и в течение нескольких десятилетий достигла необычайного расцвета армянская
      литература с её двумя ветвями: оригинальной и переводной. Первая у самых истоков породила ряд великолепных историографических трудов — произведения авторов V века Корюна, Агатангехоса, Фавстоса Бузанда, Егише, Лазара Парпеци, наконец, «отца армянской истории» Мовсеса Хоренаци, как и многие образцы богословско-философской и научной литературы, принадлежавшие перу того же Маштоца, Езника Кохбаци, Давида Керакана (Грамматика) и других; вторая — переводная — наряду с богословскими произведениями сделала достоянием армянского народа многочисленные первоклассные творения мировой, в первую очередь, древнегреческой культуры в области науки, философии и художественной литературы.
      В оригинальных произведениях, созданных после изобретения армянского алфавита, получили отражение также достижения древнеармянской культуры домаштоцевского и дохристианского периода.
      Армянская литература оплодотворила все отрасли культуры, которые в это время вступили в период своего расцвета. А культура в целом стала одним из тех могучих средств, при помощи которых армянский народ смог в течение веков сохранить свою самостоятельность и самобытность.
     
     
      ГЛАВА ШЕСТАЯ
      ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В V - IX ВЕКАХ
     
      1. Всенародное восстание 450 - 451 годов против Сасанидской Персии
      После падения армянского царства Аршакидов в 428 г. большая часть Армении, как уже было отмечено, попала под верховную власть Сасанидской Персии (Ирана). Армянские нахарары (князья) стали её вассалами; они обязаны были платить установленный налог и во время войны предоставлять свои войска «царю царей».
      В начальный период Сасаниды сохранили феодальные права больших и малых наха-раров. За ними были оставлены важнейшие административные должности страны: азара-пета, ведавшего экономической жизнью, спарапета — главнокомандующего войсками, и даже марзпана — верховного правителя страны. Опасаясь возможного нападения Византии, а также набегов кушанов и гуннов, Персия пока терпела полунезависимое положение Восточной Армении.
      Однако в конце 40-х годов, когда персидскому царю Ездигерду II (438-457) удалось нормализовать свои отношения с Византией и нанести поражение кушанам, сложились условия, способствовавшие проведению более жестокой политики в отношении подчинённых стран. ЕздигердМ начал предпринимать практические шаги, направленные на ликвидацию внутренней самостоятельности Восточной Армении, принудительное распространение зороастризма и ассимиляцию армянского народа. Так, лишив род Аматуни должности азарапета, он передал её персидскому вельможе, а функции «великого судьи», исполнявшиеся армянским католикосом, возложил на могпета — верховного жреца персов.
      В 447 году в Армению был направлен представитель царского двора Деншапух с поручением провести всеобщую перепись и внести раскол среди нахараров. После переписи налогообложению подверглись «не только благоустроенные, но и разрушенные места», подати «взимали не так, как то подобает государственному достоинству, но грабя по-разбойничьи», — писал историк. Тяжёлым налогом были обложены все слои общества: крестьяне (шинаканы), ремесленники и купцы, дворянство и духовенство. По свидетельству историков Егише и Лазара Парпеци, Деншапух преуспел и в другом: ему удалось посеять вражду между некоторыми нахарарами.
      Сасаниды, стремясь ассимилировать армян, потребовали, чтобы они отреклись от христианства. Однако созванный в Арташате собор высшего духовенства и светской знати отверг это требование. Такой же ответ дали сасанидскому царю грузинские и албанские феодалы, которым тоже было предложено принять зороастризм. После этого в столицу Персии Ктесифон были призваны знатные представители Армении, Грузии и Агванка. В числе нахараров, отправившихся из Армении в Ктесифон, были также марзпан Васак Сюни и спарапет Вардан Мамиконян. Чтобы вырваться из западни, вернуться на родину и организовать там необходимое сопротивление, они притворно отреклись от христианства. Поверив в вероотступничество нахараров, Ездигерд II, по сообщениям историков, отправляет их с богатыми дарами в Армению в сопровождении 700 магов-жрецов и особого воинского отряда.
      Тем временем в стране началось стихийное народное движение. Все сознавали, какая опасность нависла над армянским народом. Против чужеземных захватчиков выступили и дворянство, и крестьянство.
      Первая вспышка восстания произошла в конце сентября 449 года, когда возвращавшиеся из Ктесифона армянские нахарары вместе с сопровождавшими их магами и отрядом войск достигли селения Ангх в области Багреванд. Шинаканы во главе с Гевондом
      Иереем изгнали из селения магов, которые собирались превратить церковь в зороастрий-ское капище. Подобное выступление имело место и в городе Зарехаване.
      После событий в Ангхе и Зарехаване движение охватило всю Армению; назревала народно-освободительная война. Нахарары, духовенство, крестьяне поклялись до конца бороться за независимость страны. Непосредственное руководство восстанием взял на себя спарапет Вардан Мамиконян, а марзпан Васак Сюни занялся подготовкой народного восстания.
      С весны 450 года быстро пополняются армянские полки. Для обеспечения тыла был уничтожен ряд персидских гарнизонов, находившихся в Армении; в наиболее важных пунктах страны размещаются армянские отряды. Был заключён союз с Грузией и Албанией. Соседние народы решили общими силами свергнуть иго Сасанидов. Организаторы восстания обратились за помощью к гуннам и Византии, однако византийский император Маркиан (450-457) не только не оказал поддержки, но и сообщил о готовящемся восстании персидскому двору. Не оправдались надежды и на помощь от гуннов. Таким образом, восставшие должны были опираться в основном на свои силы, состоявшие из регулярных войск и ополчения.
      Руководитель восстания Вардан Мамиконян без промедления приступает к энергичным действиям. Он делит войско на три части. Первую из них во главе с Нершапухом Арц-руни отправляет в области Гер и Зареванд для защиты южной границы от неожиданного нападения; вторая, под командованием марзпана Васака Сюни, остаётся в тылу, а третья, под командованием самого спарапета Вардана отправляется на помощь албанам.
      Однако вскоре марзпан Васак Сюни меняет свои позиции; он считает неразумным воевать против огромной персидской армии, поскольку византийский император, а вместе с ним и нахарары византийской части Армении (т. е. Западной Армении), отказались помочь восставшим. Затем Васак Сюни пытается предотвратить выступление народа. Не добившись успеха, он покидает ряды восставших и встаёт на путь предательства: вместе с несколькими другими нахарарами переходит на сторону сасанидских захватчиков.
      Осенью 450 г. все восставшие нахарары съезжаются на общий собор. Вардан Мамиконян избирается правителем страны, Ваан Аматуни назначается азарапетом, католикос Овсеп — великим судьёй. Чтобы усыпить бдительность восставших и ослабить их боевой дух, Ездигерд II шлёт новое послание, в котором обещает больше не принуждать армян к вероотступничеству и облегчить налоги. Однако эти уловки не могли ввести народ в заблуждение.
      В апреле 451 г. Сасаниды посылают для подавления восстания большое войско под командованием Мушкана Нисалавурта. Вступив в Армению через области Гер и Зареванд, войско направилось вглубь страны, разоряя всё на своём пути. Для отражения врага в Ар-ташат по приказу Вардана Мамиконяна, стягиваются нахарарские войска. На смотре войск Вардан Мамиконян, как сообщает историк Егише, обратился к воинам с речью. «Если победа будет за нами, — сказал он, — мы уничтожим вражескую мощь, чтобы восторжествовала справедливость. Если же настало время завершить нашу жизнь в этом бою смертью праведных, примем её с открытым сердцем. Пусть к отваге и мужеству не примешивается трусость...»
      Встав во главе освободительной армии, насчитывавшей 66 тысяч воинов, Вардан Мамиконян стремительно двинулся навстречу врагу, который к этому времени уже подошёл к городу Маку и стал лагерем к юго-западу от него, у реки Тхмут, на Аварайрской равнине.
      Вардан Мамиконян со своим войском также вышел на Аварайрскую равнину. Армии противников разделяла река Тхмут. Вскоре они заняли боевую позицию, и в полдень 28 мая 451 года начинается кровопролитное сражение.
      Первыми нападают армянские войска, которые, перейдя реку Тхмут, вклиниваются в боевые порядки врага. Под их ударами персидская армия вначале приходит в замешательство и отступает. Однако вскоре картина меняется. Перестроив силы, противник переходит в контратаку. Обладая большим численным преимуществом, и искусно используя боевых слонов, персы окружают левый фланг армян — полк Вардана Мамиконяна. Битва становится ожесточённой, обе стороны несут большие потери. Повстанцы сражаются самоотверженно, предпочитая славную смерть чужеземному игу. Героической смертью погибают спарапет Вардан Мамиконян и многие его соратники. Оставшись без любимого предводителя, теснимые превосходящими силами, армяне вынуждены были отступить и с наступлением темноты удалиться с поля боя.
      С глубоким патриотическим чувством и большим художественным мастерством Ава-райрская битва описана её очевидцем, видным историком Егише. По его словам, после ожесточенного сражения «цветущие поля были залиты кровью», «сердце человека разрывалось при виде груд убитых, страданий раненых, при воплях жён, плаче близких друзей, стенаниях родных». По свидетельству историка, в сражении персы потеряли убитыми 3544, а армяне 1036 человек. Ни те, ни другие не одержали решающей победы. Егише пишет, что на Аварайрской равнине «не было стороны, которая победила, и стороны, которая потерпела поражение: доблестные выступили против доблестных»...
      Персы не смогли достичь своей главной цели — покорить народ. Отойдя в неприступные горные районы страны, армянские воины начинают партизанскую войну. Многочисленными нападениями и неожиданными ударами армянские отряды обескровливают армию врага.
      Аварайрская битва, партизанская война, а также вторжение гуннов в Персию вынудили Сасанидов временно перейти к политике уступок. Армия отзывается из Армении. Ослабляются религиозные гонения, находившуюся в Персии на службе «царя царей» армянскую конницу возвращают на родину, в известной мере облегчают налоги, взимаемые с населения. Однако, для предотвращения нового восстания, много нахараров и представителей духовенства были сосланы в отдалённые области Персии, в ряде городов Армении размещены персидские гарнизоны и т. д.
      Аварайрское сражение — одна из наиболее славных страниц истории освободительной борьбы армянского народа. Поднявшиеся на борьбу за независимость и свободу на-харары, шинаканы, горожане и духовенство проявили героизм и самоотверженность. Народ считал эту войну священной. Вардана Мамиконяна и его соратников, погибших в бою, прозвали «мучениками отчизны». Героическая Аварайрская битва, известная и как «Война Вардана и его сподвижников», на протяжении веков воодушевляла армянский народ; она стала символом его самоотверженной освободительной борьбы и свободолюбия.
     
      2. Освободительная война 481 - 484 годов
      Уступки, сделанные сасанидским правительством армянам после Аварайрской битвы, носили временный характер. В 460-х годах вновь применяется политика угнетения, преследований и насильственной ассимиляции. Новый персидский царь Пероз даёт привилегии лишь тем нахарарам, которые принимают зороастризм и ориентируются на Персию.
      Возникает массовое недовольство, назревает новое восстание. Вскоре для этого создаются благоприятные условия. Персы терпят поражение в войне с эфталитами (восточными гуннами), в соседней Грузии вспыхивает восстание. Армянские нахарары без промедления созывают в Шираке тайный собор и решают выступить против чужеземных захватчиков. Несколько нахараров (Гдион Сюни, Гадишо Хорхоруни и др.) переходят на сторону врага, однако это не останавливает патриотов. Руководителем восстания становится Ваан Мамиконян — племянник Вардана Мамиконяна. Поднимается весь народ. Персид-
      скому сатрапу не помогли ни оборонительные стены Ани, ни цитадель Арташата. Спасаясь от народного гнева, он бежит в Персию. Восставшие образуют в Двине правительство. Саак Багратуни избирается правителем страны, а Ваан Мамиконян — спарапетом.
      Сасаниды принимают решительные меры. В 481 г. в Армению вторгается персидская армия. Избегая встречи с врагом в открытом бою, армяне искусно завлекают персидское войско к склонам горы Арарат (Масис) и около села Акори наносят ему тяжёлое поражение. Остатки вражеской армии обращаются в бегство. Среди множества убитых было немало военачальников.
      Весть о битве при Акори распространяется по всей стране и находит большой отклик. Ряды восставших растут, помимо ополченцев, к ним присоединяются несколько ранее колебавшихся нахараров.
      Сасанидский царь в 482 году отправляет в Армению новую армию. Ваан Мамиконян со своими войсками, состоявшими из ополчения и нахарарских войск, спешит навстречу врагу, чтобы не допустить его продвижения вглубь страны.
      Армии противников встречаются в области Артаз (район Маку) близ села Нерсехапат, недалеко от Аварайра. Сражение происходит в майский день 482 года и длится с раннего утра до вечера. Армянская конница и присоединившееся к ней ополчение сражаются героически. Битва завершается победой восставших. Потерпевшая тяжёлое поражение персидская армия обращается в бегство. Армянское войско преследует бегущего в панике врага и наносит ему большой урон. По свидетельству Лазара Парпеци, в армии противника убитых было больше, чем оставшихся в живых.
      Летом 482 года Ваан Мамиконян и Саак Багратуни во главе части армянских войск отправились на помощь союзникам-грузинам. В это время в Грузию вторглась большая персидская армия под командованием полководца Михрана, которая разоряла страну. Против армии Михрана выступили немногочисленные грузинские и армянские войска. Сражение произошло недалеко от Тбилиси, близ реки Куры, на Чарманайтской равнине. Несмотря на то, что в начале сражения армяно-грузинские войска добились некоторого преимущества, тем не менее, они потерпели поражение и вынуждены были отступить. Среди погибших в бою был и Саак Багратуни.
      Ваан Мамиконян со своими отрядами вернулся в Армению, в город Двин. До весны следующего года власть в стране находилась в руках восставших.
      В 483 году другая персидская армия под командованием полководца Азаравухта вступает в Армению и осаждает Двин, однако находившийся там Ваан Мамиконян неожиданной вылазкой вносит смятение в ряды врага и, прорвав кольцо его войск, уходит со своим немногочисленным отрядом в горные районы страны. Затем до конца лета 484 года он вёл партизанскую войну против врага. Вскоре персы терпят новое поражение в войне против гуннов-эфталитов. В сражении погибает царь Пероз, на престол вступает его брат Вагарш, который из-за начавшейся в стране смуты отзывает войска из Армении. Власть в стране опять переходит к Ваану Мамиконяну и его сподвижникам.
      Персидский царь Вагарш, учитывая неудачи своих предшественников, прибегает к политике задабривания армян. Видя, что насилия и военные походы не дали ожидаемых результатов, он идёт на некоторые уступки с целью достижения мира. В конце 484 г. для заключения договора с восставшими в Армению прибывает отправленное Вагаршем посольство во главе с Нихором. Армянские нахарары предъявляют ему свои условия. После кратковременных переговоров, состоявшихся в селе Нварсак, на границе области Гер, стороны приходят к соглашению. Заключается договор, согласно которому восстанавливаются наследственные феодальные права армянских нахараров, прекращаются религиозные преследования, христианство признаётся государственной религией Армении, высшие должности в стране даются нахарарам, которые, однако, признают себя вассала
      ми персидского царя. Осенью 485 года Ваан Мамиконян назначается правителем (мар-зпаном) Армении.
      Таким образом, благодаря народно-освободительным войнам 450-451 и 481-484 годов Армения приобретает полунезависимое положение. На протяжении почти 85 лет после Нварсакского договора страна живёт мирной жизнью. Восстанавливаются разрушенные во время войны сёла и города; развиваются сельское хозяйство, ремёсла и торговля; город Двин превращается в крупный экономический и культурный центр Армении.
      Угнетение и притеснения со стороны Сасанидов, усилившиеся в середине VI в., вновь вызывают массовое недовольство. В 571 г. в Восточной Армении возникает новое повстанческое движение. Под руководством Вардана Мамиконяна-младшего (по прозвищу Красный Вардан) восставшие захватывают Двин. Вардан отправляет в Византию посольство с просьбой о помощи. Император Византии обещает её, но с условием, что марзпан-ская Армения признает верховную власть Византии. Со временем восстание принимает широкий размах. Поднимаются также Грузия и Албания. Направленное в Армению войско во главе с марзпаном Суреном терпит под Двином поражение, после которого Восточная Армения в основном отделяется от Персии и присоединяется к Византии. Между этими двумя крупными государствами того времени начинается война, которая длится около 20 лет и завершается лишь в 591 году. Происходит второй раздел Армении — большая часть страны отходит к Византии.
     
      3. Положение Западной Армении
      Подпавшие в разное время под власть Византии области Западной Армении — Малая, Внутренняя и Сатрапская Армении имели неодинаковый административно-политический статус. Малая Армения ещё в конце III века стала обычной провинцией империи, а в конце IV века была разделена на две провинции — Первую Армению (с центром в Себа-стии) и Вторую (с центром в Мелитене). В военном и политическом отношении они ничем не отличались от других провинций империи, однако армянские ишханы (князья) сохраняли свои феодальные права. Примерно в таком же положении оказалась и Внутренняя Армения, состоявшая из 11 областей. Она занимала верхнее и среднее течение Западного Евфрата и верхнее течение Пороха.
      Сатрапской (Нахарарской) Арменией называлась юго-западная часть Великой (исторической) Армении, охватившая бассейны верхнего течения Западного Тигра и нижнего течения р. Арацани (Восточного Евфрата). Эта часть Армении, завоёванная империей в 363 - 368 гг., состояла из пяти княжеств, которые фактически были автономными. Их зависимость от Византии выражалась лишь в том, что армянские нахарары были обязаны защищать границы империи от персидских нападений.
      Как в малоазиатских провинциях Византии, так и в Западной Армении господствовали феодальные порядки. Часть крестьян являлась свободными арендаторами земли, большинство же сельского населения было прикреплено к земле владельца поместья или монастыря и не имело права покинуть её. С течением времени число прикреплённых к земле росло за счёт свободных. При императоре Анастасии (459 - 518) был опубликован указ, согласно которому крестьянин, арендующий один и тот же участок земли на протяжении более 30 лет, прикреплялся к нему. Помимо крестьян имелись и рабы, труд которых использовался как в домашнем хозяйстве, так и в земледелии. Тяжёлыми были налоги, взимавшиеся с трудящегося населения, в особенности земельная и подушная подати. Вновь вспыхнули крестьянские восстания.
      Развитие городской жизни Западной Армении в V-VI веках в основном приостановилось. В этот период многие города (Тигранакерт-Мартирополь, Карин-Феодосиополь и др.) стали опорными пунктами императорских войск, потеряв своё торгово-ремесленное
      значение. На персидско-византийской границе был создан ряд городов-крепостей и фортов.
      С экономической точки зрения более или менее значительными были города Армянского Междуречья и Малой Армении (Амид, Мелитена), которые продолжали сохранять торговые связи с городами Запада и Востока.
      При императоре Юстиниане (527-565) порядок управления в Западной Армении меняется. С целью защиты восточной границы империи от нападений Сасанидов, ликвидации внутренней независимости армянских нахараров и слияния этой части страны с империей, Юстиниан осуществляет ряд преобразований. Указом 529 года он объединяет все армянские земли в один военный округ под властью назначенного им стратега с центром в городе-крепости Феодосиополе. Отменяется право армянских нахараров иметь свои войска, которые отныне сливаются с византийскими. В результате административной реорганизации, произведённой в 536 году, Западная Армения лишается внутренней самостоятельности и превращается в одну из провинций империи. Армянские земли, находившиеся под властью Византии, делятся на четыре провинции: Первую, Вторую, Третью и Четвёртую Армении.
      Не меньший удар армянским нахарарам нанёс указ Юстиниана о праве наследования, согласно которому женщины в нахарарских семьях также имели право на получение наследства. В результате этого армянские нахарарства дробились и распылялись, теряя свою экономическую и политическую силу.
      Тяжёлая налоговая политика империи, непосильные повинности, установленные для строительства крепостей и фортов, религиозно-догматические споры и преследования, которые возникли после Халкидонского собора 451 года, породили недовольство широких слоёв населения Западной Армении. В середине VI века вспыхнуло восстание под руководством Артавана Аршакуни. Был убит жестокий проконсул Акакий. Однако восстание было подавлено императорскими войсками.
     
      4. Господство Арабского халифата в Армении
      В 30-х годах VII века возник Арабский халифат — могущественное военно-феодальное государство, в образовании которого большую роль сыграла новая религия — ислам. Во главе государства стоял халиф («преемник Мухаммеда»), который, являясь как светским, так и духовным владыкой, был наделён всей полнотой деспотической власти. В 630-640 гг. арабы нанесли сокрушительные удары Сасанидской державе и завоевали её. Их продвижение не смогли приостановить и византийцы. Византийская империя потеряла многие из подвластных ей стран и областей. Халифат, расширяясь, превращается в огромное государство, границы которого простираются от Памира до берегов Атлантического океана и от Кавказского хребта до Аравийского моря.
      Осенью 640 года войска халифата впервые вторглись в Армению. Не встретив серьёзного сопротивления, они разорили многие районы Араратской долины, после кратковременной осады овладели городом Двином и с большой добычей и тысячами пленных повернули обратно. Весной 643 г. имело место новое нашествие. СпарапетТеодорос Рштуни со своей двухтысячной конницей, неожиданно напав на трёхтысячный арабский отряд, захвативший крепость Арцап в области Коговит, наголову разбил его и освободил множество пленных. Армянские гарнизоны и вооружённое население оказали героическое сопротивление врагу и отбросили его от подступов к крепостям Ереван и Нахчеван. Но и на этот раз завоевателям удалось занять ряд областей. В 650 году они в третий раз нападают на Армению, вновь достигают жизненного центра страны — Араратской равнины — и опять уходят с многочисленными пленными и добычей. Прокопий, командующий византийскими войсками, расположенными в Армении, трусливо отвергает предложение спа-рапета Теодороса Рштуни объединёнными силами выступить против халифата.
      Чтобы спасти страну от разорения, армянские нахарары-патриоты, пытаясь использовать соперничество Византии и халифата, прибегли к переговорам. Видный полководец и дипломат Теодорос Рштуни заключает в 652 г. выгодный для Армении договор, согласно которому Армения признаёт верховную власть Арабского халифата с условием, что три года страна будет свободна от уплаты налогов, в городах и крепостях не будет арабских гарнизонов и т. д. Несмотря на то, что договор этот часто нарушался, тем не менее, Армения в 660-680 гг. получила некоторую передышку — были восстановлены мир и внутренняя самостоятельность страны.
      В конце VII века политическое положение Армении вновь ухудшается, она несколько раз подвергается новым нашествиям. В 698 г. арабский полководец Мухаммед ибн Мер-ван завоёвывает всю страну. Оставленный им в Армении правитель Абдулла продолжает уничтожать армянских нахараров и их конницу, а новый полководец Мухаммед бен Ок-бей жестоко подавляет восстание, вспыхнувшее в 703 г. под руководством Смбата Багратуни. Таким образом, в конце VII — начале VIII веков в Армении утвердилось господство Арабского халифата, продлившееся более полутора столетий.
      С целью укрепления своей власти в завоёванных странах и максимального использования их экономического и военного потенциала халифат в начале VIII века осуществляет ряд административных реформ. Так было создано большое наместничество Арминия, в состав которого вошли Армения, Албания и Восточная Грузия с центром сперва в Двине, а впоследствии — в Партаве. Правитель Арминии — эмир, известный в армянских источниках под названием востикан, назначался из среды арабской знати и правил страной от имени халифа.
      Со второй половины VIII века в важнейших городах и крепостях Армении — Двине, Арчеше, Карине, Тигранакерте и др. — халифат размещает крупные гарнизоны, а в окрестностях Двина, в Гохтне, в областях, расположенных к северу, северо-востоку и западу от оз. Ван, и в других местностях поселяет кочевые племена, которые постепенно завладевают равнинными районами страны, вытесняя коренное население в горы. Вместе с тем, чтобы иметь опору в стране и вести успешную борьбу с Византией, халифат предоставляет армянской знати и духовенству некоторые привилегии. Вследствие этого в стране усиливаются княжеские роды Багратуни, Арцруни и Сюни, которые подчиняют своей власти всё новые области. Значительные привилегии были даны также армянскому католикосу.
      В VIII веке налоговое бремя халифата становится более тяжёлым. Огромные военные расходы мировой державы, расточительная жизнь многолюдного двора халифа, многочисленные гарнизоны и административный аппарат, содержавшиеся в завоёванных странах, требовали колоссальных средств, большая часть которых вымогалась у населения завоёванных стран в виде налогов и податей. Создаётся новая налоговая система, подымная подать заменяется подушным и земельным налогами, которые взимаются со всех подданных мужского пола в возрасте от 15 до 60 лет. Большинство налогов взималось деньгами, что в условиях натурального хозяйства ещё более ухудшало положение населения. В середине VIII века налогом облагались даже умершие, а в конце того же столетия и в начале IX века при Гарун-аль-Рашиде взимание налогов приняло характер открытого грабежа.
      В VII - IX вв. тяжёлым было и положение западных армян, находившихся под властью Византийской империи. В VIII веке свободная сельская община в Западной Армении уже почти исчезла, крестьяне попали в зависимость от феодалов. Сохранялся рабский труд. Наравне со светскими феодалами, крупными землевладельцами стали халкидонитские монастыри, получившие от имперских властей много привилегий.
     
      5. Освободительное движение VIII - IX веков
      Повстанческое движение против Арабского халифата возникло в Армении ещё в конце VII — начале VIII века. Крупное восстание произошло в 747-750 гг. Правда, среди на-хараров не было единодушия, так как халифат сумел посеять раздоры и вражду между влиятельными нахарарскими домами Багратуни и Мамиконянов, предоставив первому довольно большие привилегии. Спарапет Ашот Багратуни, вначале колебавшийся, затем предательски примкнул к завоевателям. Некоторые разногласия имелись и среди восставших нахараров. Однако вооружённое выступление разрасталось. Повстанцы пленили и ослепили Ашота Багратуни, лишив его возможности участвовать в политических делах страны. Руководство движением взял на себя Григор Мамиконян, которого в 748 г. провозглашают правителем и спарапетом Армении. Центром восстания и резиденцией спа-рапета становится город Карин, укреплённый новыми защитными сооружениями.
      Народ направляет остриё своей борьбы и против армянской знати; разоряются поместья не только арабских захватчиков, но и армянских феодалов. Часть нахараров, напуганная яростью народных масс, отходит от освободительного движения. После многочисленных боёв восстание потерпело неудачу и было подавлено. Халифат жестоко расправился с участниками восстания. Должности ишхана и спарапета Армении были отняты у Мамиконянов, имевших провизантийскую ориентацию, и переданы роду Багратуни. Правителем страны назначается Саак Багратуни, а спарапетом — Смбат Багратуни.
      Новое восстание начинается в 762 г., после того как полководец Сулейман, напав на восточные районы Армении, ограбил и разорил ряд районов Васпуракана и уничтожил тысячи его жителей. Васпураканские князья Саак и Амазасп Арцруни организуют самооборону. С небольшим отрядом они заходят в тыл врага, героически сражаются с его численно превосходящими войсками, но гибнут в неравной борьбе. После этого народно-освободительную войну возглавил их брат Гагик, который сумел нанести поражение армии Сулеймана и уничтожить значительную её часть.
      Движение ширится. Князь Артавазд Мамиконян со своим маленьким отрядом пробирается из Двина в область Ширак и там, в селении Кумайри, расправляется со сборщиками податей. Движение охватывает новые районы. Во главе восстания становится Мушег Мамиконян, отряды которого успешно нападают на ряд гарнизонов врага. Терпит поражение и воинский отряд, посланный арабами из Карина. Восставшие одерживают важную победу в областях Багреванд и Коговит.
      Восстание, однако, имело и слабые стороны. В руководстве не было единодушия. После первых успешных боёв ряд нахараров — Арцруни, Аматуни и др., вместо того, чтобы сплотить силы и создать единую армию, каждый со своим отрядом удалился в свою вотчину. Были допущены серьёзные ошибки в руководстве восстанием.
      Несмотря на героическую борьбу народа, 30-тысячная армия халифата под командованием полководца Амра, отправленная в Армению в начале 775 года, в двух сражениях — при городе Арчеше 15 апреля и при селе Ардзн в области Багреванд 24 апреля — нанесла поражение плохо вооружённым повстанцам. Число жертв, понесённых армянами, достигло 4500 человек.
      После подавления народного движения халифат поставил перед собой задачу уничтожить активно участвовавшие в восстании нахарарские дома Мамиконянов, Камсарака-нов и др. Одновременно, чтобы создать себе опору в стране, он покровительствовал некоторым нахарарам, в особенности представителям дома Багратуни. Пользуясь создавшимся положением, последние сумели овладеть большей частью поместий, принадлежавших оскудевшим и сошедшим с арены армянским нахарарам, и в конце VIII — начале IX века подчинить себе значительную часть Армении.
      В начале IX века в Пайтакаране, Албании и Атрпатакане началось мощное движение Бабека, которое около 30 лет держало в страхе халифат. Это крестьянское освободительное движение, хотя и было жестоко подавлено, однако, расшатало основы арабского государства. Движение Бабека нашло отклик во многих подвластных халифату странах, в том числе в Армении.
      В первые десятилетия IX века идёт процесс разложения халифата. Лишь ценой величайшего напряжения сил халифат смог в 830 г. подавить восстание Бабека и одержать победу над Византией. Многочисленные наёмные войска, поглощавшие огромные средства, в любое время могли возвести на трон своего ставленника. Мировая держава постепенно распадалась на мелкие и крупные княжества — эмираты, многие из которых стремились к независимости. В 40-х годах IX века до некоторой степени независимыми стали и армянские князья, особенно Багратуни, которые, помимо Тайка и Тарона, владели также Шираком, Аршаруником и соседними областями. Получив от халифов титул «князя князей», Багратуни фактически превратились в верховных правителей Армении и, пользуясь ослаблением халифата, отказывались платить налоги.
      Халифы, однако, пытались сохранить прежнее положение. В 849 г. халиф Мутавакиль назначает востиканом Арминии Абусета, поручив ему наказать непокорных князей и собрать налоги. Однако востикана постигла неудача. Войска Абусета, напавшие на Васпура-кан и окрестные области, были разгромлены отрядами армян. В Армении началось новое освободительное движение, которое длилось до 855 года.
      С целью подавления восстания в 851 г. в Армению вторглась новая армия под командованием брата Абусета Юсуфа. В городе Хлате он вероломно схватил князя Баграта Багратуни и отправил вглубь халифата. Затем его армия продвинулась на запад, в сторону Муша, чтобы, перезимовав там, весной выступить против восставших сасунцев и хутинцев. Однако пока Юсуф отдыхал, восставшие во главе с хутинцем Овнаном и сыновьями пленённого Баграта Багратуни — Ашотом и Давидом, в конце зимы 851-852 года неожиданно напали на рассеявшуюся по равнине Муша армию Юсуфа и наголову разбили её. Сам Юсуф, пытаясь спасти свою жизнь, укрылся под куполом мушской церкви, но был убит.
      Весть о победе сасунцев и хутинцев распространяется по всей стране. Поднимается население Туруберана, Васпуракана, Нахчевана и других областей. Тысячи людей, способных нести оружие, присоединились к восставшим. Движение ширится и принимает всенародный характер.
      Халиф посылает в Армению большую армию под командованием жестокого полководца Буги, повелев ему никого не щадить. В 852-853 гг. Буга разоряет Сасун, Васпура-кан, Рштуник, Мокк, Тарой и многие другие районы. Восставшие оказывают героическое сопротивление. Однако многочисленная армия Буги ценой больших жертв подавляет восстание. В 853 - 854 гг. Буга натравляется в сторону Тбилиси, Кахетии, Агванка и Утика, но в Цанарке и Арцахе он терпит тяжёлое поражение. Вскоре вновь восстаёт население Васпуракана во главе с князьями Арцруни. Армяне разбивают вражеские войска и обращают их в бегство. В то же время осложняется и ухудшается положение в самом халифате. В 855 г. Буга со своим войском отзывается из Армении.
      Народно-освободительная война 849-855 гг. ещё более ослабила позиции халифата в Армении. После этого мощного движения хозяевами страны фактически стали армянские князья Багратуни, Арцруни, Сюни и другие.
     
     
      ГЛАВА СЕДЬМАЯ
      КУЛЬТУРА В V - IX ВЕКАХ
     
      V-VII века — один из наиболее значительных периодов в истории армянской культуры; в области историографии, философии, естественных наук, литературы, архитектуры были созданы ценности, которые по своему значению выходят за пределы национальных рамок и занимают достойное место в сокровищнице мировой культуры.
      Армянская культура этого периода развивалась под сильным влиянием христианских догм, однако многие из её памятников выражали передовые идеи своего времени, имели патриотический характер и были проникнуты духом борьбы против чужеземных захватчиков и их ассимиляторской политики. Этими качествами отличались, в частности, историографические и философские произведения, которыми богат данный период. После потери государственной независимости, когда над армянским народом нависла угроза ассимиляции, деятели армянской культуры одну из своих главных задач видели в обеспечении национального существования армянского народа и сохранении самобытности его культуры.
      В VIII и отчасти в IX веке армянская культура переживает некоторый упадок.
      1. Школа, переводная литература
      После изобретения в 406 году армянских письмён Месропом Маштоцем были открыты школы, в которых обучение происходило на родном языке. Воспитанники этих школ стали историками, педагогами, переводчиками, сыграли значительную роль в развитии культуры народа и в его освободительной борьбе.
      Школы действовали в основном при монастырях и находились под их влиянием. При крупных монастырях открывались школы, в которых кроме языков и богословия, преподавались также философия, риторика, математика, поэтическое искусство, грамматика. Армянским юношам уже не нужно было ехать для учёбы в культурные центры Ближнего Востока и Византии. Окончив эти школы, многие получали сан «вардапета» (учёного монаха), «кертога» (поэта и грамматика), «философа» и т. п.
      До создания собственной литературы на родном языке, что требовало значительного времени, Месроп Маштоц и его ученики Езник Кохбаци, Овсеп Палнаци, Корюн и другие, которые известны под именем «старших переводчиков», развёртывают широкую переводческую деятельность. В первую очередь переводятся с сирийского и греческого языков Библия, богословские труды Иоанна Златоуста, Василия Кесарийского, а также духовные проповеди и другие произведения.
      С точки зрения переводческого искусства особое значение имеет перевод Библии, в процессе которого отшлифовался и обогатился новыми терминами и понятиями древнеармянский язык (грабар). Не меньшим было и значение перевода «Хроники» Евсевия Кесарийского (греческий текст этого труда не сохранился, имеется лишь его армянский перевод). Были переведены также труды знаменитых философов древнего мира Аристотеля, Платона, Фенона, Филона Александрийского и других.
      Переводная литература дала возможность познакомиться с античными авторами, с большим наследием, которое они оставили в историографии, философии, литературе, естественных науках. Одновременно переводчики и авторы V века закладывают основы армянской литературы и культуры. Некоторые из наук, в особенности историография и философия, достигают расцвета уже во второй половине того же столетия.
     
      2. Историография
      В армянской культуре V века ведущее место принадлежит историографии, видными представителями которой были Корюн, Агатангехос (Агафангел), Фавстос Бузанд, Егише, Мовсес Хоренаци, Лазар Парпеци.
      Первым известным нам оригинальным историографическим трудом, написанным на армянском языке, является произведение ученика Месропа Маштоца вардапета Корюна — «Житие Маштоца». Оно написано в 40-х годах, после смерти Месропа Маштоца. Автор описал жизнь своего учителя, историю изобретения армянских письмён, открытия школ, распространения грамотности, зарождения армянской литературы. В труде Корюна имеются также ценные сведения о культурной жизни соседней Грузии и Агванка (Кавказской Албании).
      «История Армении», приписываемая Агатангехосу, содержит важные сведения о социальной структуре армянского общества в IV в., о принятии страной христианства в качестве государственной религии, деятельности Григория Просветителя, о борьбе против языческой религии. Повествование ведётся в хронологических рамках царствования Трда-та III (298-330 гг.). Труд Агатангехоса переведён на ряд иностранных языков.
      Младшим современником Агатангехоса был Фавстос Бузанд. Его «История Армении» охватывает период от распространения христианства в Армении (начало IV века) до первого раздела страны между Римом и сасанидским Ираном (387 г.). В этом важном первоисточнике много данных о становлении феодального строя в Армении, об упорных оборонительных войнах армянского народа против сасанидской агрессии. В «Истории» Фавстоса Бузанда, наряду с другими источниками, использованы народные сказания и легенды. Труд Бузанда содержит много интересных сведений о ряде стран Ближнего Востока.
      Егише был участником освободительной войны 450-451 гг. Ему принадлежит ряд трудов. Самым важным из них является историческое сочинение «О Вардане и войне армянской», в котором изложена история Армении от падения царства Аршакидов (428-429 гг.) до 464-465 гг. Большое место уделено Аварайрской битве 451 года. Это патриотическое произведение написано с большим художественным мастерством. Автор сообщает заслуживающие доверия сведения о попытке сасанидского царя Ездигерда II принудить армян к вероотступничеству, о вспыхнувших в Армении, Грузии и Албании народных волнениях и т. п. Особенно ярко и взволнованно описывается Аварайрская битва, в частности героизм и самоотверженность борцов за свободу родины. История войны Вардана Мамиконяна и его сподвижников приобрела широкую популярность в основном благодаря Егише.
      Лазар Парпеци родился в 440-х гг. в селе Парпи области Арагацотн. Образование он получил в Византии (Константинополе) и был хорошо знаком с древнегреческой культурой. «История Армении» Парпеци, написанная в 490-495 гг. по поручению марзпана Ваана Мамиконяна, охватывает период с 387 по 485 гг. Основная тема этого труда — народно-освободительные войны 450-451 и 481-484 гг. Автор рассказывает также об освободительных движениях в Грузии и Албании. Труд Парпеци во многих случаях уточняет и дополняет события, описанные в книге Егише «О Вардане и войне армянской» и является единственным достоверным источником об освободительной войне 481-484 гг. Язык историка ясный и образный. Особую ценность по своему содержанию и риторическому искусству имеет «Письмо» («Послание») Парпеци Ваану Мамиконяну.
      Крупнейшим представителем древней и средневековой армянской историографии является Мовсес Хоренаци (Моисей Хоренский). Жил он в V веке, высшее образование получил в городе Александрии. Ему принадлежит ряд трудов, венцом которых является «История Армении», написанная в 480 - 481 гг. по поручению князя Саака Багратуни.
      «История Армении» Мовсеса Хоренаци, состоящая из трёх частей, излагает историю армянского народа с древнейших времён до середины V века. Для своего труда автор использовал несколько десятков первоисточников на разных языках, народные предания, мифологию, лингвистические и археологические материалы, лапидарные надписи, этнографические данные и т. д. Хоренаци был историком-учёным. Он критически подходил к своим первоисточникам, каждый раз отмечая их ценность или недостоверность. Хоренаци справедливо считал основой историографии хронологию. «Нет достоверной истории без хронологии», — пишет он.
      «История» Хоренаци отличается богатством содержания. В ней повествуется о политических событиях, культурных явлениях, народном творчестве, об экономической жизни страны, градостроительстве, о возникновении нахарарства, об экономических, политических и культурных связях Армении с разными странами и т. п. Хоренаци гордится богатой и героической историей своего народа. «Мы хотя народ небольшой, весьма малочисленный, слабосильный и часто находившийся под чужим господством, однако и в нашей стране много совершено подвигов мужества, достойных внесения в летописи». Глубоко переживая тяжёлую судьбу родного народа, историк-патриот со жгучей ненавистью говорит о трусах и предателях, о невеждах и эгоистах, о низких нравах знати и церковников.
      В «Истории Армении» содержатся также ценные сведения о Грузии, Албании, Персии, Сирии, Египте, Греции, Византии и других странах. Мовсес Хоренаци был одним из крупнейших историков и мыслителей своего времени. Знание греческого, сирийского и персидского языков, превосходная осведомлённость в трудах античных авторов, строгая логика, сдержанный, лаконичный и в то же время образный язык, умение вникать в исторический материал и анализировать его в историко-сравнительном плане, горячий патриотизм, объективность в изображении исторических событий — таковы неоспоримые достоинства Мовсеса Хоренаци — «отца армянской истории».
      На протяжении веков «История Армении» Хоренаци служила учебником по истории армянского народа, на ней воспитывались многие поколения патриотов. Она оказала большое влияние на последующее развитие армянской историографии.
      Историк Себеос жил в VII веке. Его труд охватывает историю Армении с древнейших времён до 661 года. В первом разделе труда, по всей вероятности, не принадлежащем перу Себеоса, излагается древнейшая история, во втором — история 579-661 гг. Вторая часть книги более достоверна, так как здесь автор описывает события, современником и очевидцем которых он был.
      Заслуживают особого внимания сведения Себеоса о народно-освободительном восстании 571 г. против владычества сасанидского Ирана, о первых арабских походах в Армению, а также о договоре, заключённом между правителем Армении Теодоросом Ршту-ни и халифом Муавией. По своему языку, стилю и мастерству повествования историк уступает своим предшественникам. Подобно сочинениям других средневековых историков, труд епископа Себеоса пропитан церковной идеологией, но несмотря на это он является важным источником по истории Армении и соседних стран VI - VII вв.
      Гевонд — историк VIII века. В его «Истории» повествуется об арабских халифах и их походах, о тяжёлом положении армянского народа, о мощных народно-освободительных восстаниях в Армении. Труд Гевонда — важный источник по истории армянского народа VIII в.
     
      3. Философия, естественные науки
      Наиболее известными армянскими философами V-IX вв. были Езник Кохбаци и Давид Анахт.
      Езник Кохбаци — один из старших учеников Месропа Маштоца; образование получил в Византии, владел сирийским, персидским и греческим языками. Свою научно-литературную деятельность он начал с переводов, затем в 440-х гг. создал философский труд «Опровержение ересей», что было продиктовано политическим положением Армении первой половины V века. В это время самостоятельности армянского народа угрожала са-санидская держава, которая превратила иранскую официальную религию — зороастризм — в мощное средство своей ассимиляторской политики. Кохбаци поставил себе целью философски опровергнуть эту, а также различные языческие религии и обосновать «истинность» христианства, которое в то время служило орудием борьбы против персидского ига за сохранение национальной независимости армянского народа. Кохбаци выступал против фатализма и старался философски обосновать правомерность освободительных движений. «Разорение страны, — писал он, — уничтожение населения, алчный грабёж имущества и богатств не есть предопределение судьбы».
      Видный представитель армянской средневековой философской мысли Давид по прозвищу Анахт (Непобедимый) жил в V-VI вв. Ему принадлежат толкования ряда трудов Аристотеля. По своему мировоззрению Давид — последователь Платона и Аристотеля, философские взгляды которых он анализирует с позиций неоплатонизма. Произведение Давида Анахта «Определения философии» является одним из наиболее значительных памятников армянской средневековой философии. Особенно ценны разделы труда, посвящённые гносеологическим вопросам. Давид признавал существование внешнего мира и возможность его познания посредством разума и органов чувств человека.
      Представителем философской мысли VII -VIII вв. был Степанос Сюнеци. До нас дошла его рукопись «Полезный анализ определений Давида и Порфирия», где комментируются трактаты «Определения философии» Давида Анахта и «Введение» Порфирия.
      Определённый прогресс наблюдается в развитии естественных наук, которые, с одной стороны, были тесно связаны с достижениями античной науки, а с другой — находились под идейным влиянием христианской церкви. Многие армянские учёные, следуя Василию Кесарийскому (его труд «Шестоднев» был переведён с греческого на армянский язык ещё в V веке), стремились согласовать античную естественнонаучную мысль с библейскими догмами. Однако, в отличие от византийских авторов этого периода, превратившихся в «покорных слуг» церкви, в Армении и в ряде стран Ближнего Востока в известной мере продолжались традиции науки позднеэллинистического периода.
      Выдающимся учёным в области естественных наук был Анания Ширакаци, занимавшийся вопросами математики, космогонии, географии, натурфилософии и других наук. Родился он в начале VII века в области Ширак, первоначальное образование получил там же, а затем в продолжение восьми лет изучал математику и другие науки у греческих учёных в Трапезунде.
      Ширакаци — автор многочисленных и разнообразных по содержанию трудов. Он занимался также педагогической деятельностью. Его учебник с таблицами четырёх арифметических действий — один из первых среди дошедших до нас учебников по арифметике.
      Мысли о космогонии Ширакаци сходны со взглядами Аристотеля и Птоломея. Ширакаци также считал, что Земля — большая шарообразная масса, которая находится в центре вселенной и неподвижна, а небо вместе с небесными телами вращается вокруг неё. В VII веке во многих странах была предана забвению передовая античная наука и на основании библейских догм Земля считалась большим четырёхугольником, признание идеи её шарообразности было прогрессивным явлением. В противоположность распростра-
      нённому в те времена представлению, которое связывало затмения Солнца и Луны с легендарным небесным драконом, Ширакаци, подобно древнегреческим естествоиспытателям, считал затмения следствием того, что временами Солнце, Луна и Земля оказываются на одной линии.
      Ширакаци приписывается географический труд VII в. «Ашхарацуйц», где описывается известный в то время мир — Европа, Азия и Африка. Особенно важные сведения в нём сообщаются об Армении, Грузии, Агванке (Кавказской Албании) и Персии.
      Начиная с V в. были переведены на армянский язык медицинские книги с греческого и сирийского языков. В Армении были известны имена видных врачей древнего мира — Гиппократа, Диоскорида, Галена и др. В VIII веке были переведены с греческого на армянский язык естественно-медицинские труды известных авторов IV века — «О природе человека» Немесия и «Учение о строении человека» Григория Нисского. Труд последнего, состоящий из разделов, посвящённых психологии и физиологии, перевёл армянский учёный VIII века Степанос Сюнеци.
     
      4. Архитектура, искусство
      В истории армянской культуры важное место занимают строительное искусство и архитектура, которые в IV-VII вв. переживают определённый подъём. В этот период была построена столица Двин с её мощными крепостными стенами, дворцовыми зданиями, княжескими замками, церквами, храмами, общественными зданиями и др. строениями.
      В архитектуре раннесредневековых зданий Армении использовались строительные принципы народного жилища. В основном это трёхнефные строения под шатровой деревянной кровлей с отверстием для света. Раскопки Двина показали, что многие из домов князей и богачей были довольно роскошными, имели узорчатые ниши в стенах, скульптурный орнамент, порой — внутренний двор.
      Среди лучших светских зданий этого периода — тронный зал армянских Аршакидов (IV в.), дворцы католикоса (V в.) и марзпана (VI в.) в Двине, дворец Григора Мамиконяна в Аруче, отличающиеся высоким архитектурным искусством.
      Многие древнейшие церкви Армении были построены на месте языческих храмов, которые в начале IV века, в период распространения христианства, были разрушены. Архитектурные формы этих церквей просты и строги; лишь в дальнейшем церковные сооружения становятся более нарядными и сложными.
      Расцвет армянской архитектуры приходится на VII век, в особенности на его первую половину. В конце VI века появился и в VII веке достиг вершины своего развития новый тип армянских купольных церквей, известный под названием строений «типа Рипсимэ». Древнейшим образцом подобных храмов является церковь в Аване, построенная до 591 года, а самым совершенным — церковь Рипсимэ в Эчмиадзине, возведённая в 618 году.
      Шедевром средневековой армянской архитектуры считается знаменитый храм Зварт-ноц, построенный в 641-661 гг. вблизи Эчмиадзина. Это уникальное сооружение — один из замечательных памятников мирового архитектурного искусства.
      Наряду с архитектурным и строительным искусством развивалась также скульптура. Многие здания украшались орнаментами, барельефами и рельефами, значительная часть которых сохранилась до наших дней. Рельефы изображали разнообразные растения и животных, сюжеты, связанные с христианской религией, жизнью знати, занятиями народа. Образцы такого высокого мастерства можно увидеть на архитектурных памятниках Эчмиадзина, Талина, Аруча, Аштарака и других.
      Храм Звартноц (реконструкция I Тораманяна)
      Начиная с V века развивается также церковная песня и музыка. Месроп Маштоц, Саак Партев, а затем католикос Комитас (VII в.) и другие пишут «тараканы» и «кцурды», которые исполнялись во время церковных обрядов и торжеств. Гусанские песни получили широкое распространение в народе, в частности среди населения области Гохтан.
      Театральная жизнь V-VII вв. выражалась в форме народных представлений и празднеств, которые из-за своего языческого характера причиняли много беспокойства церкви. Эти представления пользовались большой популярностью. Католикос Иован Мандакуни (V век) жаловался, что людей, «смотрящих театр» и «любящих гусанов», собирается больше, чем молящихся.
     
     
      ГЛАВА ВОСЬМАЯ
      ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ АРМЕНИИ В IX-XI ВЕКАХ
     
      1. Царство Багратидов
      Во второй половине IX века, как уже отмечалось, обширное арабское государство начало дробиться на отдельные части — большие и малые эмираты, которые зачастую не подчинялись центральной власти. Основы халифата расшатали также направленные против него мощные социальные и освободительные движения. Создались благоприятные условия для восстановления политической независимости как в других, подвластных халифату странах, так и в Армении. Здесь значительно ослабла власть халифата и, наоборот, усилились армянские нахарары и в первую очередь Багратиды. В сложившихся условиях были предприняты реальные шаги для достижения политической самостоятельности страны.
      Созванный в 875 году католикосом Закарием Дзагеци собор князей-владетелей областей и провинций решает провозгласить независимость страны и обратиться к халифату с тем, чтобы он признал князя Ашота Багратуни царём Армении. Затянув решение этого вопроса на десять лет, халиф всё же вынужден был в 885 г. признать Ашота Багратуни царём. Его признал также византийский император Василий I, пославший ему корону и дорогие подарки.
      В годы царствования Ашота I (885-890) в Армении сложились в целом благоприятные условия. Оба соседних соперничающих государства — Арабский халифат и Византийская империя — нуждались в союзе с Арменией и задабривали её.
      Ашот I, сохраняя дружественные отношения с обеими державами, приступил к осуществлению важной задачи объединения армянских земель в едином государстве. В 888 году он присоединяет к своим владениям область Вананд, превращает город Карс в крепость-резиденцию спарапетов. Вскоре Ашоту I удалось распространить свою власть на большую часть Армении.
      Сын Ашота I Смбат I (890-914) продолжает политику своего отца, однако он встречается с большими трудностями. Политике централизации сопротивлялись крупные армянские феодалы рода Арцруни, стремившиеся сохранить самостоятельность и расширить собственные владения. Против Багратидов выступали халифат и, в частности, арабский эмират соседней Атропатены; они прилагали все усилия, чтобы помешать укреплению армянского государства.
      Атропатенский эмир Юсуф сумел воспользоваться противоречиями между родами Багратуни и Арцруни и привлечь последних на свою сторону. В 908 г. он даёт от имени халифа царскую корону Гагику Арцруни и в противовес Багратуни провозглашает его царём Армении и своим союзником. Вскоре после этого войска Юсуфа вступили в Армению. Смбат I в течение ряда лет оказывает упорное сопротивление; в 914 г. он со своим отрядом укрылся в крепости Капуйт, однако был вынужден сдаться; тем более что некоторые армянские князья покинули его. По приказанию Юсуфа царь Смбат был казнён.
      Положение народа стало весьма тяжёлым. Войска Юсуфа грабили и разоряли страну, истребляли население. В ответ на эти жестокости вспыхнула новая общенародная освободительная борьба. Поднимаются князья, широкие народные массы и духовенство. Многие дворяне, раньше поддерживавшие Юсуфа, теперь выступают против него. Освободительная война, которую возглавил сын Смбата царь Ашот II (914-928), прозванный за своё мужество и твёрдость «Еркат» («Железный»), продолжалась семь лет и после многочисленных кровопролитных сражений увенчалась успехом. Следует особо упомянуть битву, имевшую место в 923 г. на берегу озера Севан, в которой немногочисленный ар-
      мянский отряд под командованием Ашота разбил и обратил в бегство арабские войска во главе с Беширом.
      Севанская битва явилась поворотным пунктом в истории семилетней освободительной войны. После этого сражения армянские отряды под командованием Ашота Ерката, его брата спарапета Абаса и князя Геворга Марзпетуни очистили центральные и северные области страны от чужеземных захватчиков.
      Необходимо было упорядочить внешнеполитические отношения и укрепить государство. Ценой разных уступок Ашот II в 921 году заключает союз с Византией и силой оружия подчиняет себе многих феодальных владетелей. Были вынуждены примириться с создавшимся положением халиф и атропатенские эмиры. Арабский халиф послал Ашоту II корону и признал его «шахин-шахом» — «царём царей». Таким образом, армянское государство приобрело независимость и укрепилось.
      Мирный период, установившийся в Армении в начале третьего десятилетия X века, длился более ста лет. Багратидам удалось избегнуть участия в войнах между Византией и клонившимся к упадку халифатом. Страна вступила в новый период экономического и культурного развития.
      В годы царствования преемника Ашота II — его брата Абаса (928-953) в экономике наблюдается определённый прогресс, восстанавливается сельское хозяйство, упорядочивается внешняя и внутренняя торговля, растут города, особенно Карс, ставший резиденцией царя Абаса. Более могущественным становится царство Багратидов при Ашоте III (953-977). Его усилиями реорганизуется и укрепляется армия. Большое значение для усиления централизованного государства имело превращение крепости Ани в столицу (961 г.). Ашот III провозглашается «царём всего дома Армянского».
      Однако, несмотря на все усилия, Багратидам не удалось объединить в едином государстве все области Армении. Экономические связи между отдельными частями страны были слабыми, каждое феодальное княжество преследовало свои экономические и политические интересы. Среди феодальной знати были сильны центробежные устремления. Это привело к образованию ряда мелких царств и княжеств. Наряду с центральным Ани-Ширакским царством Багратидов, образовались царства Васпураканское, Ванандское, /1о-рийское, Сюникское и княжества — Таронское, Хаченское и т. д., которые считались вассалами государства Багратидов.
      Ани-Ширакское царство Багратидов достигло апогея своего могущества при Гагике I (989-1020). В начале XI века границы царства значительно расширились. В этот период многие княжества, в том числе Хаченское, Багревандское, Гардманское и прочие, являлись составными частями Анийского царства, а вассальная зависимость других княжеств и царств усилилась. Столица Ани становится крупным центром торговли и ремесленного производства. В ней возводится много замечательных архитектурных сооружений, развивается культура.
      Во главе государства Багратидов стоял царь, обладавший неограниченными правами. Он объявлял войну и заключал мир, стоял у руля внешней политики, был верховным сюзереном всей страны.
      Большую роль играли в стране ишханац ишхан (князь князей) и спарапет Армении. В ведение ишханац ишхана входили сбор налогов, наблюдение за дворцовыми поместьями и казной, назначение градоначальников и т. д. Спарапет был главнокомандующим военными силами страны. Во время войны ему подчинялись войска не только Ани-Ширакского царства, но и всех вассальных царств и княжеств. В качестве главнокомандующего выступали также цари.
      Несмотря на продолжавшийся подъём экономической и культурной жизни и большие усилия Гагика I, феодальная раздробленность страны усиливалась. Во второй половине
      X века и особенно в начале XI века ухудшается также её политическое положение.
      Византийская империя вновь проводит агрессивную политику в отношении Армении. Первой жертвой империи становится в 966 году княжество Таронских Багратидов; такая же судьба постигает Васпураканское царство Арцрунидов. Находясь в безвыходном положении, последний васпураканский царь Сенекерим Арцруни в 1021 г. уступает Византии своё царство, а сам вместе с войском и значительной частью населения переселяется на запад (в Малую Армению), в город Себастию, давно находившийся в составе империи.
      Опасность нависла также над Ани-Ширакским царством Багратидов. После смерти Гагика I в 1020 г. византийцам удалось посеять раздоры в среде правящей верхушки, привлекая на свою сторону католикоса Петроса Гетадарца и князя Вест-Саргиса, пользовавшегося большим влиянием при дворе. В 1041 г. умирает предпоследний царь династии Багратидов Ованес-Смбат. Византия отправляет в Армению войско для завоевания Ширак-ского царства и его столицы, однако всё население Ани поднимается на борьбу и под руководством спарапета Ваграма Пахлавуни отбрасывает врага от стен города.
      На трон восходит шестнадцатилетний ГагикИ (1042-1045), который продолжает героическую борьбу с завоевателями. Византийцы прибегают к вероломным средствам. Под предлогом переговоров император вызывает к себе в Константинополь молодого Гагика II и заключает его в тюрьму. Одновременно в Армению направляются новые войска. Взявшиеся за оружие анийцы и жители окрестных деревень под командованием известного прославленного полководца и патриота, престарелого спарапета Ваграма Пахлавуни ведут бои не на жизнь, а на смерть с численно превосходящими и хорошо вооружёнными византийскими войсками, отражая их атаки. Но город Ани пал вследствие измены. В 1045 г. Ани и Ширакское царство переходят под власть Византии. Армянское государство Багратидов, возникшее в 885 году, перестало существовать.
      2. Социально-экономические отношения в IX - XI веках
      Примерно с IX века Армения вступает в период развитого феодализма. Многие крупные и мелкие феодальные дома укрепляют свои наследственные землевладельческие права. Сельская община шаг за шагом превращается в феодально зависимую общину, подчиняясь светским и духовным феодалам; начинается закрепощение крестьян.
      Основой экономики было феодальное поместье. Феодалы непрестанно расширяли свои поместья, скупая, захватывая и иными путями приобретая земли сельских общин и мелких собственников. Крупные землевладельцы, держа в своих руках оросительную сеть, создавали дополнительные условия для притеснения и закабаления крестьян. Имея своё маленькое хозяйство, крестьянин, находившийся в зависимости от феодала, был обязан выполнять барщину и платить ему подать. Пахота и посев, сбор и перевозка урожая, молотьба, и другие работы производились барщинным трудом. Помимо крестьян-шинаканов, эксплуатировались и обирались также ремесленники, был распространён труд наёмных чернорабочих и бесправных «слуг» (рабов). Наряду с феодальными поместьями значительные земельные пространства занимали монастырские и церковные угодья.
      Главными отраслями экономики в стране были: в деревне — земледелие и скотоводство, в городе — ремесло и торговля.
      На плодородных речных долинах и равнинах (Араратская долина, Ширакская равнина, Карсское плоскогорье, бассейн оз. Ван и др.), выращивались зерновые и технические, а также огородно-бахчевые культуры, развивалось виноградарство. В числе товаров, вывозившихся из Армении, упоминаются зерно, фрукты, вино, хлопок и другие сельскохозяйственные продукты. Наличие обширных пастбищ и лугов позволяло разводить крупный и мелкий рогатый скот.
      Армянская средневековая миниатюра
      а. Пастух, играющий на свирели (рукопись 1323 г.)
      б. Землекоп (рукопись начала XVIII в.)
      в. Женщина с веретеном (рукопись 1310 г.)
      Армянская средневековая миниатюра. Благовещение (рукопись 80-х гг. XIII в.)
      Наряду с сельским хозяйством известного подъёма достигли в IX-XI вв. также ремёсла и торговля. Углубляется общественное разделение труда, развиваются денежные отношения. Из ремёсел особенно развиваются кузнечное, оружейное, ткацкое, прядильное, ковровое, каменотёсное, плотницкое, гончарное, красильное дело. Ремеслом занимались и крестьяне. Хотя сельский кустарный промысел был развит слабо, однако он был более распространён и по своему значению не уступал городскому ремеслу. Имелись и горные промыслы. Медь разрабатывалась в Балке (нынешний Кафан), Таширке (Лори), железо — в Ахдзнике (к югу от оз. Ван), поваренная соль — в Кохбе.
      Санаинский мост (конец XII в.)
      Вследствие прогресса городской жизни, развития денежных отношений, частичного взимания налогов деньгами постепенно оживляется внутренний рынок. В городах и поселениях при монастырях и каравансараях развёртывается рыночная торговля. Выносили на продажу ремесленные изделия и сельскохозяйственные продукты — инструменты, предметы быта, зерно, мясо и скот, фрукты, овощи, шерсть, хлопок, масло и сыр, вино, ткани и т. д. В крупных городах (Ани, Двин, Арцн, Карс и др.), при монастырях (Татев, Ахпат, Ва-раг и иных) и поселениях, находившихся на торговых путях, во время церковных праздников организовывались ярмарки.
      Больших размеров достигла международная караванная транзитная торговля. Северо-восточные районы Армении, которые оставались вне сферы длительных арабовизантийских войн, в IX-XI вв. превратились в важные звенья транзитной торговли, связывавшие Восток с Западом. Особенно оживлёнными становятся проходившие через Армению древние торговые пути, главным узлом которых в VIII - IX вв. был Двин. В X - XI вв. основным узлом новых важных путей становится быстро развивающийся с середины X в. город Ани. Из новой столицы Армении тянулись в различных направлениях несколько караванных путей: Ани — Лори — Тбилиси, Ани — Ахалцих — Кутаис — Чёрное море, Ани — Багаран — Вагаршапат — Маназкерт — Багеш (Битлис) — Междуречье и т. д. Одна из
      главных дорог связывала Ани с Византией. Через Трапизон проходил также торговый путь на юг России.
      Селимский каравансарай (XIII в.)
      В международной караванной торговле участвовала и Армения. В IX-XI вв. на международный рынок она вывозила зерно (преимущественно пшеницу), крупный и мелкий рогатый скот и лошадей, металлические изделия, ковры, краски (главным образом кошениль), каменную соль, вино, шерсть, фрукты и т. д. Среди ввозившихся товаров главное место занимали предметы роскоши, пряности, гончарные изделия, тонкие ткани, лекарства.
      Известными торговыми центрами в Армении были Ани, Ван, Двин, Карс, Арцн, Ма-назкерт и другие города, в которых торговали не только армянские купцы, но и приезжавшие из сопредельных и отдалённых стран. В IX - XI вв. города и городская жизнь в Армении переживали период подъёма.
     
      3. Города
      Города Армении можно разделить на две группы:
      а) Древние города, возникшие в дофеодальный период; начиная с III - IV вв., они постепенно изменяли свой характер и превращались в феодальные города. Таковы Ван, Ти-гранакерт, Вагаршапат, Багаран, Двин и др.
      б) Города, возникшие в период феодализма; многие из них образовались в IX-XI вв. К ним относятся Ани, Карс, Арцн, Лори, Багеш, Арчеш, Маназкерт.
      Ряд городов находился на территории владений крупных феодалов, полностью подчинялся их власти и был связан с сельским хозяйством. Это были в основном небольшие города и поселения, экономические связи которых не выходили за пределы их округи. К их числу относились: в Васпураканском царстве — Артамет, Востан, в Сюникском царстве — Шахат, Капан, в Анийском царстве — Ереван, Еразгаворс и др. Иной характер имели такие крупные города, как Ани, Двин, Карс, Ван, Карин. Их связь с сельским хозяйством была слабой, основным занятием населения были ремесло и торговля.
      Крупные города, подобно городам Передней Азии, состояли из трёх частей — цитадели, собственно города («шахастана») и предместий. Цитадель находилась обычно в
      центре города или в той его части, которая с оборонительной точки зрения была наиболее надёжной. Она была обнесена крепостными стенами. Собственно город — «шаха-стан», расположенный вокруг цитадели, как правило, занимал намного большую территорию и также был окружён стеной. В шахастане находились главные церкви, лавки, бани, рыночные площади, мастерские, которые размещались соответственно видам ремёсел, каждое из которых занимало какую-нибудь улицу города или часть улицы. Вне шахастана находилось предместье, жители которого занимались как ремеслом и торговлей, так и сельским хозяйством — полеводством, садоводством, скотоводством.
      Городом управлял назначаемый царским двором правитель, который назывался амира. Правитель столицы назначался царём и подчинялся непосредственно ему. К числу должностных лиц города относились надзиратели рынков, сборщики налогов и др. В городах жили светские и духовные феодалы, купцы и ремесленники, крестьяне, неимущие люди, но основную часть населения составляли ремесленники и купцы. Крупные города в Армении имели до 100 тысяч населения (Двин, Ани), остальные — приблизительно 10, 20, 40 тысяч.
      В отличие от ряда городов, которые в VIII-IX веках в значительной мере потеряли своё торгово-ремесленное значение и превратились в города-крепости, Двин в этот период продолжает оставаться крупным городом Армении и становится резиденцией арабских востиканов. Его цитадель, расположенная на холме, была окружена широкими стенами и рвом, при угрозе наполнявшимся водой.
      В Двине имелись рынки, ремесленные ряды, сады и посевные площади. Остатки материальной культуры, обнаруженные во время археологических раскопок, показывают, что город Двин был крупным центром ремесленного производства и имел широкие торговые и культурные связи со странами Передней Азии. Большой известностью пользовались двинские гончары, прядильщики и ткачи, ковровщики, изготовители кошенили, оружейники, золотых дел мастера и другие ремесленники. В ходе раскопок был открыт ряд архитектурных памятников, обнаружены инструменты, оружие, разнообразные глиняные и фарфоровые изделия, монеты и т. п. Их изучение проливает свет на некоторые вопросы, касающиеся истории как самого города, так и средневековой Армении и сопредельных стран.
      Прославленный город средневековой Армении Ани находился на правом берегу реки Ахурян и до конца IX века представлял собой обыкновенную крепость. В X в. Ани становится городом, но его быстрое развитие начинается с 961 г., когда он становится столицей царства Багратидов. В течение 40 - 50 лет Ани вырастает в крупнейший город Армении, в один из важных центров Ближнего Востока. Чрезвычайно быстрый рост Ани был обусловлен не только общим экономическим подъёмом страны, но и географическим положением города. Он находился почти в центре государства Багратидов и был связан как с различными частями Армении, так и с сопредельными странами — Грузией, Агванком, Ираном, Византией, близлежащими районами Чёрного моря, Южной Россией.
      Анийская цитадель находилась в юго-западной части города, на холме, имевшем с трёх сторон крутые склоны; к северо-востоку от неё лежал собственно город — шахастан. В Ани имелись большой рынок, многочисленные постоялые дворы, каравансараи (гостиницы). Город был крупным центром ремесленного производства, в нём насчитывалось до 40 видов ремёсел, из которых наиболее распространёнными были оружейное, кузнечное, ювелирное, прядильное, кожевенное, каменотёсное, гончарное, шорное.
      С начала XI в. в Ани существовало своеобразное городское самоуправление, во главе которого стоял «ерицани» — совет старейшин города. В его состав входили представители дворянства, начальники кварталов и епископ столицы. Городской голова назначался царём. Во время военных действий город служил убежищем для окрестных жителей.
      Анийский кафедральный собор
      Ани отличался великолепной архитектурой. Известны его внутренние и внешние оборонительные стены, царский дворец, кафедральный собор, церкви, гостиницы, десятки прекрасных светских зданий и т. д. Архитектура Ани занимает важное место в истории армянского зодчества.
      Одним из крупных городов Армении являлся Карс. Его развитие связано с тем, что он стал резиденцией сначала Багратидов (928-961), а затем Ванандских царей (961-1064) При Багратидах была построена кафедральная церковь и известная своей неприступностью крепость. Историк XI века Аристакес Ластивертци свидетельствует, что торговые пути связывали Карс с крупными портами Чёрного моря и со многими городами Армении и сопредельных стран. В XI - XIII вв. численность населения города достигла 50 тысяч.
      Город Карин, с V в. именовавшийся также Феодосиополем, а с XI в. Эрзерумом, являлся одним из древних армянских городов. В IV-VI вв. он превращается в город-крепость. В это время сооружаются его двойные стены с башнями, цитадель, оборонительный ров. С древнейших времён через Карин проходил один из караванных путей, связывавших Восток с Западом. Однако расположенный на византийско-персидской и византийско-арабской границе и часто подвергавшийся опасности военных действий Карин не достиг уровня важнейших городов страны, хотя и был на протяжении веков главным городом и административным центром Западной Армении.
      Ван, быть может, древнейший из армянских городов. Со времени своего основания (IX в. до н. э.) он был крупным центром ремесла и торговли. В X — XIII вв. здесь особенно были развиты оружейное, ювелирное, ткацкое, гончарное ремёсла, а также торговля. В восточной части города, в квартале Айгестан, жители, кроме ремесла и торговли, занимались также садоводством. В IX и X веках город заметно благоустраивается. В период Вас-пураканского царства Ван был его экономическим и культурным центром.
     
     
      ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
      СОЦИАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В VII - XI ВЕКАХ
     
      1. Положение крестьянства
      Уже в IV-V вв. феодалы-нахарары сосредоточили в своих руках огромные земельные пространства. Плодородные поля и долины рек, источники воды и богатства недр страны принадлежали крупным нахарарам — Багратуни, Арцруни, Мамиконянам, Сюни, Амату-ни, Камсараканам и др. От светских феодалов не отставали и духовные. Во второй половине IV в. патриаршему престолу принадлежали обширные владения в 15 областях Армении. Владельцами больших поместий стали также десятки крупных монастырей.
      Экономическое и правовое положение крестьянства ухудшалось. Крестьянство постепенно попадало в феодальную зависимость. Всё более возрастали налоги и подати (поземельный налог, подушный налог, налоги церкви и т. д.), всё более тяжёлым становился принудительный труд.
      Зависимость крестьянства ещё более углублялась и усиливалась. Значительная часть крестьян-шинаканов была прикреплена к земле и не имела права покидать её. В системе феодальной эксплуатации вместе с денежными и натуральными налогами и повинностями больших размеров достигла и барщина, которая применялась во всех видах сельскохозяйственных работ. Вследствие внутреннего экономического прогресса и расширения внутренней и внешней торговли феодальное поместье постепенно вовлекается в товарно-денежные отношения, формируется ростовщический капитал, в руках отдельных лиц накапливаются огромные богатства. В результате всего этого усиливается эксплуатация трудящихся, в первую очередь крестьян. В источниках этого времени отмечается, что феодалы были жестоки и алчны, что они доводили крестьян до крайней нищеты. Многие монастыри (Татевский, Санаинский, Ахтамарский и др.), владевшие в X — XII вв. обширными землями и поместьями, жестоко эксплуатировали крестьян.
      В таких социально-экономических условиях возникает движение трудящихся масс против светских и духовных феодалов. Крестьянские волнения, имевшие форму еретических движений, были направлены против феодального строя и его оплота — христианской церкви. Таковы были восстания борборитов и мессалиан в V в., павликиан в VII — IX вв., движение тондракийцев в X-XI вв. В известной мере отличаясь друг от друга по форме, размаху и идеологии, все они были антифеодальными по своему содержанию. Особенно широкий размах получили движения павликиан и тондракийцев.
     
      2. Движение павликиан
      Движение павликиан (VII - IX вв., по имени одного из первых его руководителей), подобно другим крестьянским движениям средневековья, выступало под религиозно-еретическим обличием.
      Павликиане отвергали феодальное землевладение, социальное неравенство, церковь с её обрядами, не признавали «загробной жизни». Они выступали, по существу, против феодального порабощения, считали, что все люди должны быть равными. Их ряды пополнялись трудящимися города и деревни, представителями угнетённых слоев. В числе участников движения упоминаются также недовольные служители церкви, разорившиеся мелкие землевладельцы.
      В павликианском движении кроме армян участвовали греки, сирийцы, арабы. У павликиан были многочисленные проповедники, которые, переходя из области в область, из одного населённого пункта в другой, в доступной форме объясняли народу своё учение.
      В Восточной Армении павликианское движение приняло широкий размах в конце VII — начале VIII веков. Католикос Иоанн Одзнеци (717 - 728), заручившись согласием халифа и покровительством востикана Армении, повёл яростную борьбу с павликианами.
      По инициативе католикоса в 719 г. в Двине был созван церковный собор, на котором обсуждался также вопрос организации энергичных мер против этого движения. В одном из принятых собором правил сказано, что верующим запрещается давать приют павли-кианам — «сынам сатаны», общаться и говорить с ними; для нарушителей предусматриваются наказания и пытки. Иоанн Одзнеци пишет специальный труд, озаглавленный «Против павликиан», в котором, беря под защиту официальную церковь, пытается опорочить её противников.
      Отрывочные сведения письменных источников не дают возможности составить полное представление о размахе и ходе движения павликиан в Восточной Армении. Но известно, что, начиная со второго десятилетия VIII века, движение в этой части страны ослабевает, а с середины столетия павликиане больше не упоминаются. Известно также, что они массами переселяются в Западную Армению.
      В Западной Армении и сопредельных странах павликианское движение было более длительным и мощным. Оно зародилось здесь ещё в середине VII века и в ряде случаев принимало форму социально-освободительной вооружённой борьбы против феодального строя и Византийской империи. Одним из первых видных руководителей и организаторов павликиан Западной Армении был Константин Сильван (родился в 630 или 631 г.). В 50-х гг. он обосновывается в крепости Кибоса, расположенной близ города Колонна в Малой Армении, и распространяет идеологию павликиан. Хотя византийскому императору удалось в 681 г. заговорщически убить Сильвана, подвергнуть пыткам многих его последователей, тем не менее, с середины 80-х гг. VII века движение расширяется и охватывает всё новые районы. Преемники Сильвана — Симеон (начало VIII в.), Ваган, Сергиос, Карбе-ас (IX в.) и другие сумели сплотить вокруг себя десятки тысяч людей, вооружить их и повести в бои с регулярной армией.
      Движение павликиан переживает новый подъём во второй половине IX века. В это время созданные ими общины занимали обширные территории в пределах Византийской империи и Арабского халифата. Иногда павликианам удавалось использовать противоборство между арабами и византийцами. В 50-70 гг. их вооружённые общины во главе с Карбеасом и Хрисохиром вели освободительные бои против византийской армии. Византийские императоры были особенно беспощадны к восставшим. Однако им не удалось искоренить идеологию павликиан, несмотря на то, что император Василий! (867-886) потопил в крови это движение в Западной Армении и других провинциях империи.
      Павликиане, переселившиеся в X веке во Фракию, продолжали свою деятельность. Их идеи в дальнейшем распространились на Балканах и в ряде европейских стран, где они находили благоприятную почву.
      Для павликианского движения, как и вообще для крестьянского движения средневековья, были характерны расчленённость, неоднородность, разобщённость действий, низкий уровень классового сознания. Среди руководителей павликиан часто возникали разногласия, которыми пользовались враги.
     
      3. Движение тондракийцев
      В X-XI вв. во многих областях Армении вспыхивают новые крестьянские восстания, которые также протекали то в форме открытого социального протеста, то под видом религиозно-еретического движения.
      В начале X века, в 910-918 гг., произошло крестьянское восстание в центральных областях Армении. Из сообщений историка-очевидца Ованнеса Драсханакертци видно, что крестьяне Айраратской области с оружием в руках боролись против крупных феодалов-землевладельцев, уничтожая их замки и имущество.
      Крестьянское движение возникает и в Сюнике. После сооружения Татевского монастыря (906 г.) близлежащие сёла особым княжеским указом были переданы в собственность монахов. Наотрез отказываясь подчиниться этому указу, крестьяне Цураберда, Та-малека, Авеладашта и других сёл ведут длительную борьбу против церковников. Несколько раз эта борьба переходила в открытое восстание. Только с помощью сюникского князя Смбата монастырю удалось, в конце концов, овладеть сёлами Авеладашт и Тама-лек.
      Более кровопролитный характер носила борьба в Цураберде. Здесь крестьяне напали на Татевский монастырь и захватили его земли и имущество. Смбат подавляет восстание. Однако спустя немного времени цурабердцы снова восстают. Борьба крестьян продолжается с перерывами много лет. В 990 г. царь Сюника Васак до основания разрушает Цура-берд и усмиряет его жителей.
      В Х-Х1вв. широкое распространение получило движение тондракийцев, зародившееся в селе Тондрак (провинция Туруберан) в первой половине IX века. Основоположником этого движения считается Смбат Зарехаванци, человек многосторонних знаний.
      Тондракийцы отрицали бессмертие души, загробную жизнь, церковь и её феодальные права. Они были сторонниками имущественного равенства, равноправия мужчин и женщин. Для осуществления своих идей тондракийцы в конце IX — начале X века организовали общины, напоминавшие общины раннехристианского периода. Тондракийцы участвовали в крестьянских движениях начала X века в Айрарате и Сюнике.
      Тондракийское движение во многом походило на движение павликиан и фактически являлось его продолжением в новых условиях — в период политической независимости страны. Если движение павликиан было социальным и одновременно освободительным, направленным также против арабского и византийского ига, то тондракийское движение имело в основном социальный, классовый характер.
      В первой четверти X века, когда был подавлен ряд крестьянских выступлений, для тондракийцев сложились тяжёлые условия, их движение переживало временный упадок. Однако с середины X века оно вступило в период нового подъёма, который продолжался до начала XI века. За это время движение охватило многие области Армении. Тондракий-ские общины существовали в ряде сёл области Мананаги (Высокая Армения), в районе Хнуса, в областях Харк, Ширак, Васпуракан, в провинции Мокк и других местах. Среди видных руководителей тондракийского движения, кроме Смбата Зарехаванци, историки упоминают Тороса, Ананеса, Акопа, Саргиса.
      В начале XI века тондракийское движение приобретает широкий размах в областях Харк и Мананаги. Особенно смело действовали тондракийские общины области Мананаги, которыми руководил монах Кунцик. В его общины были вовлечены также отдельные представители знати и женщины. Мананагийские тондракийцы разрушают в нескольких сёлах церкви, места паломничества, монастыри, отменяют церковные обряды. Однако вскоре византийским войскам и церковникам удаётся подавить восстание.
      Тондракийское движение вновь оживляется во второй четверти XI века. Восстанавливаются общины области Мананаги, создаются новые в других местах. Широкое распро-
      странение движения встревожило светских и духовных феодалов, византийские власти, которые объединёнными силами организуют наступление против «мятежников». В середине XI в. византийские отряды разрушают центры тондракийцев — село Тондрак и другие, казня и преследуя участников движения. После этого оно постепенно прекращается.
      Тондракийское движение, основную силу которого составляли крестьянство и трудящиеся города, было направлено против социального неравенства, феодальных порядков и против освящавшей эти порядки церкви. Участвовавшие в движении простые люди были заинтересованы в ликвидации феодальной эксплуатации вообще, а представители низшего духовенства и мелкого дворянства, защищая свои частные интересы, стремились к ограничению прав высокопоставленных светских и духовных феодалов.
      Важные сведения о движении тондракийцев сообщают историк Аристакес Ластиверт-ци, философ и политический деятель Григор Магистрос и другие. Об этом крупном для своего времени социальном движении имеются интересные, хотя и в значительной мере пристрастные сведения также в византийских источниках.
     
     
      ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
      АРМЕНИЯ В XI - XIV ВЕКАХ
     
      1. Турки-сельджуки в Армении
      В 40-х гг. XI века Армения, как мы видели, подпала под господство Византии. Однако оно оказалось недолговечным. Вскоре в Армении появились турки-сельджуки — среднеазиатские кочевые племена, которые за короткое время завладели огромными территориями и создали крупную державу.
      Свой первый поход против Армении турки-сельджуки предприняли в 1048 году. Грабительская армия сельджуков, не встречая серьёзного сопротивления, заняла и разорила многие области страны. В 1049 г. сельджуки снова вторглись в Армению. Захватчики истребили десятки тысяч людей, опустошили множество селений. Они захватили и до основания разрушили находившийся недалеко от Карина торговый город Арцн, предав мечу его население. В том же году во время сражения, происшедшего в Васене, потерпели тяжёлое поражение византийские войска. Сельджуки разграбили и беспощадно разрушили большое число городов, поселений и деревень.
      После сражения в Васене Византия, устрашённая сельджукской опасностью, несколько смягчает свою политику в отношении Армении: облегчает налоговое бремя, ряду крупных армянских феодалов разрешает вернуться на родину, возвращает им поместья, ослабляет религиозные преследования. Этой запоздалой попыткой она пыталась использовать силы армян, чтобы предотвратить дальнейшее продвижение сельджуков. Подобную политику Византия проводила и в отношении Грузии.
      Третий сельджукский поход был совершён под руководством султана Тугрил-бека в 1054 году. Войска султана рассеялись по всей стране и разорили многие области. В некоторых местах им было оказано героическое сопротивление. Войска Ванандского царя Гагика, вступив в сражение с сельджукскими ордами, отбросили их от подступов к городу Карсу. Ещё более упорным было сопротивление жителей Маназкерта. Укрепив свой город, маназкертцы около месяца вели борьбу не на жизнь, а на смерть с огромной армией Тугрил-бека. Карс и Маназкерт выстояли и не сдались, но страна подверглась страшному разрушению и грабежу.
      Вследствие повторяющихся нашествий сельджуков часть армян переселяется в другие страны, многие покидают равнины и удаляются в горные районы; армянское население плодородных районов значительно редеет, ослабляется их обороноспособность.
      Новый крупный поход совершает преемник Тугрил-бека султан Алп-Арслан в 1064 году. За короткое время ему удаётся подчинить своей власти царства Лори и Сюник, захватить и разорить Ани (1064) и Араратскую равнину. О своей покорности Алп-Арслану заявляет и Гагик — царь Карса. Таким образом, в 1064 -1065 гг. сельджукский султан завладевает Араратской областью, Сюником, а также Агванком и Восточной Грузией. В 1071г. Алп-Арслан предпринимает поход в Южную Армению и восточные провинции Византии. В августе того же года в кровопролитном сражении при Маназкерте огромная византийская армия терпит крупное поражение и, понеся большие потери, обращается в бегство. Битва при Маназкерте имела роковое значение для Армении. Согласно заключённому после неё мирному договору к сельджукам отошли центральные районы Армении, а также ряд восточных областей Малой Азии. Так над большей частью Армении установилась власть сельджуков.
      Во время царствования преемника Алп-Арслана Мелик-шаха (1072-1092) государство сельджуков стало ещё сильнее. Однако спустя два-три десятилетия после смерти Мелик-шаха оно распалось на ряд независимых княжеств-эмиратов, ведших частые междо-
      усобные войны. В Армении образовались Анийский, Двинский, Карсский, Хлатский и Ка-ринский эмираты. В этих главным образом равнинных районах страны с течением времени обосновались кочевники-сельджуки, вытесняя из родных областей многих коренных жителей. Сохранившиеся армянские княжества в Вананде, Сюнике, Лори и др. в XI — XIII вв. вели неравную борьбу против сельджукских эмиратов. Сасунское и Ахтамарское княжества сумели сохранить независимость, а Сюникское и Ванандское царства после длительной борьбы подпали под власть сельджуков. Большая часть княжества Лори в 1110 - 1123 гг. была присоединена к Грузии.
      Стены крепости Амберд
      В период сельджукского господства армянский народ находился в чрезвычайно тяжёлом положении. Плодородные поля превратились в пастбища, земледелие и садоводство в значительной степени уступили место кочевому скотоводству, были разрушены многие города, в том числе Ани, Двин, Карин, Ван. Экономической и культурной жизни страны был нанесён сильный удар.
     
      2. Северо-восточная Армения в XII - XIII веках
      В XII-XIII вв. усилилось Грузинское государство. Страна освободилась от сельджукских орд. Более того, грузинские вооружённые силы начали длительную борьбу за освобождение соседней Армении, в частности её северо-восточных районов.
      Особенно значительные шаги в этом направлении были сделаны во время правления царицы Тамары (1184 - 1213), когда средневековая Грузия находилась на вершине своего могущества. Была создана мощная армия. В военной и политической жизни государства важную роль играли братья Закарэ и Иванэ из армянского княжеского рода Захаридов. Усилившаяся Грузия в союзе с армянами начала войну против сельджукских эмиратов Гянджи, Ани и Двина. Объединённые грузино-армянские войска под командованием Закарэ освобождают от сельджуков Амберд, Бжни, Араратскую и Ширакскую равнины, Ани (1199 - 1200), Двин (1203), Карс, Сюник, Багреванд.
      Оборонительные стены города Лори
      Северо-восточная Армения, освобождённая от сельджуков, включала территории бывших Ванандского, Ани-Ширакского, Ташир-Дзорагетского и Сюникского царств. Эта часть Армении вошла в состав Грузии, получив при этом определённую самостоятельность. Ею управляли от имени грузинской царицы Захариды, занимавшие высокое положение при грузинском дворе. Находившаяся под их властью Армения делилась на две части, одной из которых правил Закарэ, а после его смерти — сын его Шахиншах; второй же частью, правил Иванэ, которому наследовал его сын Аваг. Закарэ были подвластны западные области страны — районы Лори и Ани, области Арагацотн, Багреван, Цахкотн, Ко-говит и др. Его резиденцией были Лори и Ани. Под властью Иванэ находились остальные районы Северо-восточной Армении: Бжни, Гелакуни, Вайоц-дзор, часть Арцаха, Сюник, Двин и Ереван. Резиденцией его стала крепость Каян, к северо-западу от озера Севан.
      Северо-восточная Армения была разделена между крупными и мелкими феодалами. К армянским княжеским родам периода правления Захаридов относились Допяны, Вах-рамяны, Вачутяны, Орбеляны, Прошяны и др. Допяны получили обширные владения в верховьях реки Тартар и в юго-восточной части побережья оз. Севан. Вахрамянам принадлежали области Гардман и Парисос; их резиденцией был замок Амберд, в прошлом принадлежавший князьям Пахлавуни. Орбеляны владели поместьями в Вайоц-дзоре, Ге-лакуни, Котайке. Прошяны (Хахбакяны) — в Вайоц-дзоре, Шахапунике, в верховьях реки Азат и в окрестностях монастыря Кечарук. На землях Прошянов находились Гегардский монастырь и Гладзор — крупный культурный центр средневековой Армении.
      При Захаридах восстанавливаются феодальные отношения периода царства Баграти-дов, нарушенные походами сельджуков. Усиливается закрепощение крестьян.
      За время со второй половины XII века до 30-40-х гг. XIII века в Северо-восточной Армении восстанавливается разрушенное сельское хозяйство. Оживляется городская жизнь, особенно в Ани, Двине, Карсе, Лори и Ереване. Растёт торгово-ростовщический капитал, представители которого владели огромными земельными угодьями, лавками, гостиницами, постоялыми дворами, мастерскими и т. п.
      В XII-XIII вв. развиваются ремёсла, товарно-денежные отношения, внешняя и транзитная торговля. В торгово-экономических отношениях стран Закавказья всё большее место занимают северные страны. Устанавливаются тесные связи с портами Чёрного моря, с Россией и Польшей. Из Армении в Россию вывозились в основном товары ремесленного производства — шёлковые ткани, ковры, краски и т. д., а из ввозившихся товаров наиболее важными были меха, пушнина.
      Во второй половине XII в. с развитием городов, торговли и ремёсел происходят значительные социальные изменения. Формируется городское сословие, верхушка которого, сосредоточив в своих руках большие богатства, приобретает крупные земельные владения. Оживляется общественная жизнь, в культуру проникают светские мотивы. Однако этот процесс длился недолго. Вскоре начались опустошительные походы монголов.
      3. Армения под игом монголов
      Населявшие Центральную Азию кочевые татаро-монгольские племена, основавшие в начале XIII века мощное государство во главе с Темучином (Чингис-ханом), предприняли захватнические походы против соседних и дальних стран. После нескольких нападений разведывательного характера монголы в 1236 году совершили нашествие на Закавказье. Их 30-тысячная армия под командованием Чармагана, разделившись в Муганской равнине на отдельные отряды, нападает на Агванк, Грузию и Северную Армению. Один из отрядов захватывает и разоряет Сюник, принудив князя Еликума Орбеляна признать владычество монголов, другой отряд завладевает долиной реки Агстев и крепостью Каян. Два других монгольских отряда, вторгшихся в Армению, направляют главный удар на Ани. Отправив туда своих послов, Чармаган требует сдать город без боя. Требование отвергается; тогда монголы осаждают Ани, население которого героически защищается. Однако в конце концов враг захватывает город и значительную часть жителей предаёт мечу. Та же судьба вскоре постигает Карс и другие города и области северной части страны. К концу 1236 г. Северная Армения была целиком завоёвана монголами.
      Западные и южные провинции Армении были захвачены в 1242-1245 гг. Монгольские войска под командованием Бачу, с большим трудом сломив в 1242 году двухмесячное упорное сопротивление жителей Карина, врываются в город и разрушают его. В следующем году они доходят на западе до Кесарии и Ерзнка. В 1245 году вместе с Месопотамией и Сирией завоёвывается вся Южная Армения.
      Монгольское владычество имело весьма тяжёлые последствия. Многие города и районы Армении были разрушены и опустошены. Экономика страны переживала сильный упадок. Хотя в отдельных городах иногда и наблюдалось частичное оживление торговли, однако это не оказало существенного влияния на общее состояние экономической жизни страны. Монголы установили в Армении, как и в других подвластных им странах, многочисленные налоги и подати. Особенно тяжёлыми из них были мал (поземельная подать, составлявшая почти половину дохода), подушная подать (взималась с лиц мужского пола от 15 до 60 лет), военная подать. Часть налогов взималась натурой, другая — деньгами. Сборщиков налогов обычно сопровождали вооружённые отряды. Насилие, убийства и всяческий произвол были обычными явлениями. Положение крестьян сильно ухудшилось. Значительная часть армянских феодалов лишилась своих поместий, которые перешли в руки монгольских ханов. Вновь началось массовое переселение армян.
      Крестьянство и недовольная феодальная знать Грузии и Армении предприняли ряд попыток свергнуть невыносимое монгольское иго. Так, в 1259-1261 гг. произошло объединённое восстание грузинского и армянского народов во главе с грузинским царём Давидом. Из армянских князей в движении приняли участие Захариды. Восставшие совершили несколько нападений на монгольские отряды, однако угнетателям удалось задержать и убить многих руководителей движения. Восстание было потоплено в крови. Господство монголов в Армении и соседних странах продолжалось примерно ещё одно столетие.
     
     
      ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
      КИЛИКИЙСКОЕ АРМЯНСКОЕ ГОСУДАРСТВО (XI - XIV ВЕКА)
     
      1. Образование Киликийского армянского государства
      В конце XI века, когда вся Армения, за исключением Сюникского и Таширского царств, находилась под игом чужеземных захватчиков, на северо-восточном берегу Средиземного моря, в Киликии, возникло новое армянское государство, просуществовавшее три столетия, с 1080 г. до 1375 года.
      Киликия расположена в юго-восточной части Малой Азии и по своему рельефу и природным условиям делится на две резко различающиеся части — горную и равнинную. Киликийская равнина, расположенная на высоте 150-200 м над уровнем моря, — один из наиболее плодородных районов Малой Азии. С древнейших времён она славилась субтропическими культурами, хлопком, рисом, виноградом. Разнообразен животный мир Киликии. Она богата полезными ископаемыми.
      Киликия в древних армянских источниках называется «Киликийской землёй»; арабские авторы по главному городу Киликии именовали её «Страной Сиса».
      В первом веке до н. э. Горная Киликия подпадает под власть Римской империи. Её равнинную часть Тигран II на короткое время присоединяет к своему государству, но по договору 65 г., заключённому между Тиграном II и Помпеем она также достаётся Риму, а в дальнейшем переходит под владычество Византийской империи.
      В древний период Киликию населяли малоазиатские племена. Впоследствии значительную часть её населения составили греки и сирийцы. Армяне впервые поселились в Киликии при Тигране II (95-55 г. до н.э.). В VIII-XII вв. здесь появляются арабы и сельджуки, а с начала XIII века — итальянские ремесленники и купцы.
      Численность армянского населения в Киликии быстро растёт в XI и особенно в начале XII века, когда значительная часть малоазиатских армян, спасаясь от сельджуков, находит убежище в горных районах Киликии. Позднее, вследствие татаро-монгольского нашествия, здесь обосновывается большой поток переселенцев из центральной Армении.
      В XI веке в Киликии существовал ряд армянских княжеств, из которых наиболее жизнеспособным и значительным было княжество, основанное в Горной Киликии князем Рубеном, одним из приближённых Гагика II — последнего царя Багратидов. Временем основания этого княжества, ставшего ядром Киликийского армянского государства, принято считать 1080 г., когда Рубен вытеснил византийцев из Горной Киликии и провозгласил независимое армянское княжество. Преемник Рубена, — его сын Константин завладел рядом новых областей и крепостей.
      Киликийское армянское княжество вело длительную борьбу с окружавшими его врагами — Византийской империей, сельджукским Иконийским султанатом и латинским Антиохийским княжеством. В ходе кровопролитных войн многие его районы неоднократно переходили из рук в руки. Однако, наряду с длительной и упорной борьбой, искусно используя разногласия между своими противниками, Рубениды шаг за шагом расширяли границы княжества. Уже в первой половине XII века они заняли такие известные города, как Сис, Анарзаба, Адана, Таре (Тарсон).
      Киликийское армянское княжество настолько усилилось и расширилось, что в 1198 году в Тарсе, известном городе Равнинной Киликии, оно было торжественно провозглашено независимым государством, а князь Левон — царём (1198-1219) под именем Левона II. Это историческое событие современники расценили как восстановление царства Багратидов в новых условиях, на новой территории, где сосредоточилось многотысячное армянское население — дворяне, церковнослужители, воины, шинаканы-крестьяне, ре-
      месленники и купцы. Приток армян из Армении и других областей в Киликию усилился. Киликийское армянское государство стало крупным центром политической и культурной жизни армянского народа.
      Cue — столица Киликийского армянского царства
      В годы своего царствования Левон II расширил границы государства, включив в его состав как горные, так и равнинные районы Киликии. За это время была создана сильная регулярная армия, построен ряд крепостей в пограничных районах, создан торговый флот, заключены торговые соглашения с Венецией, Генуей и другими городами и странами. Усиление и экономический рост Киликийского армянского государства продолжались до 60-х гг. XIII века.
     
      2. Социально-экономические отношения и административное устройство
      Киликийское армянское царство было государством феодальным, по своему социально-экономическому устройству сходным с царством Багратидов. Характерно, что в 1198 г. на церемонии коронации Левона присутствовали 45 крупных феодалов — владельцев областей и крепостей, бывших непосредственными вассалами царя. В XI веке среди армянских феодальных родов Киликии наиболее богатыми и влиятельными были Рубеняны, Арцруни и Ошиняны.
      Обширные земельные территории, целые области и районы принадлежали царскому дому. Они располагались в основном вокруг столицы государства — Сиса, а также близ Тарса, Анарзабы, Аданы, Айяса. Короне принадлежал также ряд городов и крепостей. Чтобы укрепить центральную власть, цари стремились превратить крупные города страны в государственную собственность и расширить принадлежавшие им земли за счёт поместий непокорных феодалов.
      Князья-феодалы владели большими родовыми поместьями. Они содержали собственные войска и часто пытались стать независимыми от царской власти. Своими сепаратистскими устремлениями выделялось Ламбронское княжество Ошинянов, расположенное к северо-западу от Тарса с центром в крепости Ламброн. На протяжении долгого вре-
      мени Ошиняны, пользуясь покровительством других стран, препятствовали объединению Киликии в единое государство. Левон II силой оружия покорил Ошинянов и превратил крепость Ламброн с её округой в собственность царского дома.
      Обширные поместья имела церковь, в особенности католикос, который вначале обосновался в крепости Ромкла на правом берегу Евфрата, а в конце XII века переместился в Сис. Церковные владения находились главным образом в районах Ромкла и Сиса.
      Верховным сюзереном страны являлся царь; все подчинялись его воле. Золотые прииски страны считались царской собственностью. Царь вёл созывавшийся для решения важнейших государственных вопросов совет, в который входили представители феодальной знати. Высшими должностными лицами были: джанцлер (канцлер — государственный секретарь и министр иностранных дел), гундстабль-спарапет (коннетабль — главнокомандующий), мараджахт (маршал — помощник гундстабля и управляющий царским имуществом), проксимос (глава финансового ведомства), пайл (опекун несовершеннолетних престолонаследников) и др. Почти все высшие должности занимали крупные и влиятельные феодалы — пароны. В решении государственных дел часто принимали участие также католикос и архиепископ Сиса.
      Монеты Киликийского царства
      Основой экономики страны было сельское хозяйство. В окрестностях больших городов, принадлежавших царю, обычно создавались крупные хозяйства. На значительной части царских земель жили государственные крестьяне; они получали мелкие земельные наделы и обязаны были, кроме сдачи одной пятой доли урожая, отрабатывать разного рода повинности и платить налоги. На землях светских и духовных феодалов были созданы крупные и мелкие хозяйства, основанные преимущественно на крепостном барщинном труде крестьян. В феодальных хозяйствах работали как полностью закрепощённые крестьяне (парикосы), так и полукрепостные крестьяне-шинаканы. Хозяйства, основанные на барщинном труде, были широко распространены в монастырских поместьях. Положение крепостных крестьян было особенно тяжёлым.
      В конце XII и на протяжении XIII веков — в относительно мирное время — экономика Киликии переживала заметный прогресс. Благоприятные почвенно-климатические условия, обширные пастбища и сенокосы способствовали развитию основных отраслей сельского хозяйства — земледелия и скотоводства. Большое значение имело садоводство, особенно широко распространённое в Равнинной Киликии. Здесь выращивались субтропические культуры, хлопок, маслины, виноград, кунжут, овощи. Горная Киликия была известна скотоводством, которое поставляло значительную часть товаров для внешней торговли.
      С конца XII века развиваются ремёсла. Большое значение приобретают городские ремёсла, разнообразная продукция которых — ковры, шерстяные, льняные и хлопчатобумажные ткани, пергамент, серебряная и медная посуда, стеклянные изделия, драгоценные камни и оружие — находила широкий спрос на внутреннем и внешнем рынках. Высокого уровня достигло искусство ковровщиков и серебряных дел мастеров. Киликийские ковры пользовались большим спросом в Европе. В стране развивалось и горное дело;
      особенно важное место занимала добыча железной руды. Значительная часть железа шла на экспорт. Согласно одному из пунктов договора, заключённого в 1285 году между Киликийским армянским царством и Египетским султанатом, Киликия обязывалась поставлять в Египет ежегодно 10000 железных брусков. Добывались также золото, серебро, медь, свинец.
      С конца XII века оживилась внутренняя торговля страны. Торговля велась как при феодальных замках, так и в больших городах, селениях и при монастырях. Большую роль играла внешняя торговля. Проходившие через Киликию транзитные пути связывали её с Иконией, Сирией и Месопотамией, Константинополем, Синопом, Арменией, Грузией, Азербайджаном, Россией, а также Персией и Индией. Страна фактически стала важным узлом торговли между Востоком и Западом.
      Помимо армянских купцов, во внешней торговле Киликии участвовали греческие, еврейские, сирийские, итальянские, арабские купцы. Вывозились скот (лошади, крупный и мелкий рогатый скот), хлопок, шерсть, серебряная и медная посуда и другие товары. Ввозились: из Индии — драгоценные камни и пряности, из Персии — дорогие ткани, из северо-итальянских городов — разнообразные ремесленные изделия. Через Синоп и Дербенд в Киликию поступали дорогие русские меха. Часть этих товаров продавались в Киликии, другая же часть шла на рынки соседних стран.
      Большинство крупных киликийских городов находилось на берегу Средиземного моря (Айас, Корикос) и на караванных путях (Таре, Анарзаба, Сис).
      Столичный город Сис был расположен на одном из правобережных притоков реки Пирам. Он имел прочную крепость, воздвигнутую на неприступной горе, и много красивых зданий: царский дворец, храмы, гостиницы. Город Таре, находясь на караванном пути из Каппадокии в Сирию, стал крупным ремесленным и торговым центром. Здесь происходила торжественная коронация киликийских царей. Значительными были также города Адана, связанный речным путём с Средиземным морем, и Мараш (Германикея) — важный центр Горной Киликии.
     
      3 Падение Киликийского армянского государства
      Мирная жизнь Киликийского армянского царства продолжалась недолго. С середины XIII века ему угрожал усилившийся султанат египетских мамелюков, который овладел Сирией и почти вплотную приблизился к Киликии. Другим опасным противником был Ико-нийский султанат. Чтобы противостоять врагам, армянское государство нуждалось в союзниках. В 1247 году командующий войсками Смбат Гундстабль, а в 1253 — его брат, царь Хетум I отправились в Центральную Азию к монгольскому великому хану и, обязавшись платить налог, заручились его поддержкой в борьбе с мамелюками. Хетум I сделал своим союзником и княжество Антиохийское. С помощью монголов ему удалось некоторое время уберечь страну от нападений. Однако в 1266 году мамелюки, нанеся поражение союзникам Хетума I, вторглись в Киликию, причинили большие разрушения, после чего вернулись в Египет.
      Внешнеполитическое положение армянского государства становилось всё более неблагоприятным. Неустойчивым и тяжёлым было также внутреннее положение страны. Феодальная междоусобица, постоянная борьба между царём и феодалами ослабляли политическое и экономическое могущество государства.
      Царь Левон III (1270-1289) принимает решительные меры для усиления страны и создания большой боеспособной армии. Он казнит либо сажает в тюрьмы мятежных феодалов, отбирает их вотчины. Однако ни ему, ни его преемникам не удалось создать сильное централизованное государство: для этого в Киликии не было соответствующих социально-экономических условий.
      Начиная с 20-х гг. XIV века положение Киликийского армянского царства стало критическим. Вместе с мамелюками против Киликии вновь выступил Иконийский султанат. В ряде походов мамелюки разрушили и разграбили города и сёла страны, навязав армянскому царству договоры один тяжелее другого.
      Киликия обращалась за помощью к западным державам, но безрезультатно. Просьбы о помощи, посланные королю Франции и римскому папе, на которых напрасно надеялись армянские цари, только ухудшили положение. В 1321 году войска египетского и иконий-ского султанов разоряют страну; царь ЛевонУ (1320-1341) был вынужден заключить в 1323 и 1335 годах новые тяжёлые договоры с Египетским султанатом. Помимо уплаты больших сумм, он уступил султану ряд прибрежных районов страны и порт Айяс.
      В 1359 году мамелюки завладели Равнинной Киликией. В 1370 году начались новые походы. В боях с врагами геройски погиб полководец Липарит.
      Народ продолжал бороться против превосходящих сил захватчиков, возникла партизанская война. Однако силы были слишком неравными. В 1375 году после трёхмесячной осады враг взял столицу государства Сис. В некоторых частях Горной Киликии ещё долгие годы сопротивлялись вооружённые отряды армян-патриотов, однако в конце концов были захвачены и эти районы. Так пало Киликийское армянское царство.
      Киликийское армянское государство, просуществовавшее около трёх столетий (1080-1375 гг.), стало крупным центром политической и культурной жизни армянского народа. История этого государства — важный этап в многовековой истории армянского народа.
     
     
      ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
      КУЛЬТУРА В X - XIV ВЕКАХ
     
      Несмотря на опустошительные нашествия иноземных захватчиков, армянская культура не переставала развиваться и в X-XIVbb. Правда, церковно-феодальная идеология продолжает сохранять господствующее положение, но в то же время формируется новое прогрессивное течение, выражающее чаяния и интересы сословия горожан — ремесленников, купцов и вообще низших слоёв общества. Культура в значительной степени приобрела светский характер, неся на себе глубокий отпечаток современной экономической и общественной жизни страны.
      Светские и социальные мотивы всё чаще проникают в литературу и различные отрасли искусства. В них иногда отражается тяжёлое положение трудящихся, их нищета, алчность власть имущих. Это новое явление было связано с развитием городской жизни, углублением социального расслоения и ростом крестьянского движения.
      В этот период одним из основных очагов армянской культуры стало Киликийское армянское государство, где было создано немало замечательных памятников литературы и искусства.
     
      1. Школа, наука
      В X-XIV веках, как и раньше, начальные школы действовали в основном при церквах и монастырях. Однако наряду с ними в городах иногда открывались разного рода светские учебные заведения.
      Крупными культурными центрами являлись школы высшего типа, которые назывались «вардапетараны». В них, кроме богословских предметов, преподавались также математика, астрономия, геометрия, история, география, грамматика, музыка, философия, риторика и т. д. Выпускники этих школ получали разностороннее образование, владели языками. Многие из них стали известными деятелями культуры — учёными, педагогами, писателями, художниками.
      Среди армянских высших школ особенно славились вардапетараны Ани (XI-XIII вв.), Сиса (XII-XIII вв.) и в частности Гладзора (XIII-XIV вв.), Татева (XIV-XV вв.), являвшиеся университетами того времени. Их педагоги-лекторы Григор Магистрос, Ованнес Саркаваг, Есаи Нчеци, Ованнес Воротнеци, Григор Татеваци и другие были видными представителями армянской средневековой науки, литературы и искусства.
      В области науки развивались особенно философия, правоведение и историография. В развитии средневековой армянской философии велика роль Григора Магистроса (990-1058), выдающегося мыслителя и учёного своего времени. Этот крупный феодал был большим знатоком философии, литературы, естественных наук, богословия. В своих взглядах Магистрос в значительной степени следовал античной философии, стремясь приспособить её к учению христианской церкви. Он придавал большое значение активной деятельности и разуму человека. Его письма (около 90), известные в армянской литературе под названием «Посланий Магистроса», богаты философскими рассуждениями. Автор затрагивает в них также общественные, догматические, научные, педагогические и иные вопросы. Магистрос был крупным представителем неоплатонизма в армянской действительности.
      Новый этап развития философской мысли в Армении наступил в XIII -XIV веках, когда появились видные сторонники номинализма — Ваграм Рабуни, Иоанн Воротнеци, Григор Татеваци.
      Ваграм Рабуни (XIII в.) в ряде философских трудов — «Анализ (введения) Порфирия», «Анализ "Категорий" Аристотеля» и др. — защищает учение Аристотеля. Следуя великому философу, он признаёт существование внешнего мира независимо от сознания людей и возможность его познания.
      Иоанн Воротнеци (1315-1386) оставил богатое литературное наследие. Его собственные философские воззрения, а также толкования и анализ трудов Аристотеля, Порфирия, Филона занимают видное место в истории армянской философской мысли. Особенно большое значение Воротнеци придавал логике и гносеологическим вопросам. Он являлся одним из наиболее крупных представителей номинализма в Армении.
      Перу Григора Татеваци (1346- 1409) принадлежат многочисленные труды: «Книга вопрошений», «Книга проповедей», толкования и анализ произведений Аристотеля, Порфирия и др. Он признаёт существование внешнего мира. Богослов, философ, естествовед и художник, он был одним из популярных педагогов Татевского университета.
      В области правоведения особенно большой славой пользовался Мхитар Гош (ИЗО — 1213). Изучив законы, действовавшие в Армении и в других странах, Мхитар Гош впервые в Армении составляет кодекс законов — «Судебник», в котором нашли отражение правовые нормы и понятия, имущественные, земельные, социальные, классовые отношения армянского средневековья. Им пользовались как в самой Армении, так и в армянских колониях Европы и России. «Судебник» является весьма ценным историко-юридическим памятником и первоисточником, содержащим богатый материал для изучения различных вопросов истории Армении и сопредельных стран.
      Такого же типа кодекс законов был составлен в 1265 году в Киликийском армянском государстве. В основу этого кодекса, автором которого является Смбат Гундстабль (1208 — 1276), был положен «Судебник» Мхитара Гоша. Вместе с тем в нём чувствуется влияние латинского и византийского кодексов.
      В X-XIVвв. новый подъём переживала армянская историография. Одновременно развивался жанр хроник и летописей. Многие историки сообщают в своих произведениях важные сведения не только об Армении, но и о соседних странах.
      Ованнес Драсханакертци, живший во второй половине IX и в начале X века, изложил в своей «Истории Армении» основные события в жизни родной страны с древнейших времён до 920-х годов. Его произведение является важным источником для изучения истории Армении первой четверти X века. Драсханакертци защищал идею единого централизованного государства.
      Товма Арцруни (родился в 60-х гг. IX века) написал: «Историю дома Арцруни», в которой содержатся важные сведения по истории Армении, Ирана, Арабского халифата. Особенно подробно изложены события, имевшие место в Васпуракане во второй половине IX и начале X века.
      Степанос Таронаци, известный также под прозвищем Асохик, жил во второй половине X и в начале XI века. В его труде «Всемирная история» дана хроника жизни и деятельности царей Армении, Персии, Египта, Сирии и других стран. Последний раздел книги, который автор изложил отчасти как очевидец, представляет собой ценный источник по истории армянского народа.
      Аристакес Ластивертци (XI в.) в своей «Истории» описывает важнейшие события, происходившие в 1001 -1072 годах. Особенно ценны сведения о тондракийцах, крупных городах Армении, сельджукских походах.
      Из историков XII века наиболее известен Маттеос Урхаеци, родом из города Урфы (Эдессы). На основании многочисленных источников он написал «Хронологию», которая представляет собой подробную летопись событий 952- 1136 гг. Урхаеци работал над своим произведением около 40 лет. В нём содержатся важные сведения об Армении, Грузии
      и Сирии. Богатая фактическими данными «Хронология» по многим вопросам дополняет свидетельства других армянских историков.
      Известному полководцу и законодателю Киликийского армянского государства Смба-ту Гундстаблю принадлежат, кроме уже упомянутого кодекса законов, также историографические труды. Главный из них — хроника 951 - 1276 гг., в которой описываются политические события, имевшие место в Византии, Багратидской Армении и Киликийском армянском государстве, сельджукские походы и т. п. Историк-патриот с большим воодушевлением говорит об освободительной борьбе киликийских армян.
      Видный представитель средневековой армянской историографии Киракос Гандзакеци (XIII в.) — очевидец татаро-монгольских походов. Его «История Армении» является важнейшим источником по истории Киликийского армянского царства и в особенности нашествий монголов и их владычества. В труде историка содержатся ценные сведения также о Грузии, Агванке, Монголии и других странах. «История» Гандзакеци написана простым, понятным языком.
      Историк Степанос Орбелян (XIII в.) был высокообразованным человеком своего времени, владел несколькими языками, хорошо знал историю соседних стран. Его труд «История области Сисакан», охватывающий период от древнейших времён до XIII века, посвящён Сюнику; в нём описывается его природа, экономическое положение, сословные отношения, церковная и политическая история, культура, происхождение княжеских домов и т. д. Всё это излагается на общем фоне истории Армении и сопредельных стран. Орбелян использовал многочисленные источники, к которым он, подобно Мовсесу Хоре-наци, проявляет критическое отношение. Особенно ценны использованные им рукописи Татевского монастыря и лапидарные надписи, многие из которых до нас не дошли.
      Определённые достижения имелись и в области естественных наук. Помимо переводных книг, были созданы оригинальные труды по медицине, математике, астрономии, географии и химии.
      Армянская практическая и теоретическая медицина получила дальнейшее развитие благодаря трудам Мхитара Гераци (жил во второй половине XII века). До нас дошла его работа «Утешение при лихорадках», написанная в 1184 г. на доступном для народа языке. Предлагаемые в нём методы диагностики заболеваний и рассуждения о причинах повышения температуры больного были новым словом в средневековой медицине. Труд Гераци считается одним из выдающихся произведений в истории медицинской науки.
      В монастырских школах Ани и Ахпата естественные науки преподавал Ованнес Сарка-ваг (1045-1129), которому принадлежат работы по вопросам математики, астрономии, истории, философии и т. п. Ованнес Саркаваг считал, что для познания мира следует опираться не только на Библию, но и на данные античной науки и большое внимание уделять эксперименту.
      2. Народное творчество, литература
      Венцом армянского народного творчества является эпос «Давид Сасунский» («Сасун-ские безумцы-храбрецы»), в основу которого легла героическая освободительная борьба армянского народа против Арабского халифата в VIII - IX вв. Эпос сложился в IX- X веках в Южной Армении — Сасуне, Хуте, Тароне и Васпуракане, а затем распространился в других частях страны.
      Велико идейное и художественное значение эпоса. Своего любимого героя Давида Сасунского народ наделил богатырской силой и лучшими душевными качествами. Ему свойственны бескорыстие и пламенный патриотизм, человеколюбие, уважение к трудящимся, в том числе иноплеменным, оптимизм, благородство, честность, справедливость. В 1939 году в Советской Армении широко отмечалось тысячелетие эпоса. «Давид Сасунский» переведён на многие языки и получил мировое признание.
      В X-XIV вв. высокого уровня достигла армянская художественная литература, в особенности лирическая поэзия. «Средневековая армянская лирика есть одна из замечательнейших побед человеческого духа, какие только знает летопись всего мира», — писал выдающийся русский поэт Валерий Брюсов.
      Крупнейшими представителями армянской поэзии X-XIV вв. являются Григор Наре-каци, Нерсес Шнорали, Константин Ерзнкаци, Фрик и Ованнес Тлкуранци.
      Григор Нарекаци (950 - 1003) получил образование в Нарекском монастыре в области Рштуник. Его перу принадлежат десятки произведений — стихи, прозаические произведения, проповеди и т. п. «В стихах Григория Нарекского, — писал Валерий Брюсов, — религиозное чувство соединяется с истинным поэтическим вдохновением, и многие аллегорические гимны этого поэта остаются прекрасными, независимо от их богословского толкования. Притом Григорий Нарекский довёл до высокого совершенства форму стихов, любовно культивируя "звукопись" задолго до того, как она расцвела в лирике персидской и арабской. В этом отношении стихи Григория Нарекского являются предварением "светской" поэзии средневековья».
      Вершиной творчества Нарекаци является его большая поэма «Книга скорбных песнопений» («Нарек»), созданная в 1001- 1003 гг. В этом произведении, написанном с огромной поэтической силой, нашла отражение борьба тела и духа, жизни земной, реальной и потусторонней. По своим художественным достоинствам «Нарек» гениального поэта является одним из монументальных памятников в истории мировой литературы.
      Нерсес Шнорали (1102-1172) был церковным деятелем и выдающимся поэтом. Он писал поэмы, многочисленные духовные песни. Особой известностью пользуется его поэма «Элегия на взятие Эдессы», в которой описана осада Эдессы и героическая борьба её жителей против захватчиков.
      Константин Ерзнкаци (XIII в.) — видный представитель светской лирики в армянской литературе, гуманист, певец земной, реальной жизни, солнца, света, красоты и любви. До нас дошло 26 его стихотворений, написанных с большим мастерством.
      Одним из крупнейших поэтов средневековья является Фрик (XIII-XIV вв.). Основные темы его стихотворений — судьба армянского народа и социальные вопросы. Творчество Фрика тесно связано с современностью и правдиво отображает бесправное положение армянского народа, тяжёлые политические и социальные условия того времени. Фрик остро чувствовал классовое и социальное неравенство, в особенности бедственное положение эксплуатируемых масс.
      Жизнь одному кошель раздула,
      Другому лишь суму швырнула,
      У одного — табун коней,
      А у другого нет и мула.
      Одним судьба дарит палаты,
      Другим — на рукава заплаты,
      Одним жалеет медяка,
      Другим дарует горы злата.
      Иным судьба даёт поблажки,
      Пути других бывают тяжки,
      Один из нас одет в атлас,
      Другой — в заплатанной рубашке.
      (Перевод Н. Гребнева)
      В стихотворении «Жалоба» Фрик протестует против социального и правового неравенства, бичует угнетателей народа. Страдания трудящихся, притеснения бедняков вызывают глубокое возмущение поэта. Фрик ропщет на бога, «творца» этих несправедливостей, критикует господствующий общественный строй с позиций эксплуатируемого класса. Дошедшие до нас 45 стихотворений Фрика представляют собой лучшие образцы средневековой армянской поэзии.
      Лирика Ованнеса Тлкуранци (XIV-XVbb.) большей частью продолжает и углубляет светские мотивы, проникавшие в армянскую литературу с X века. Тлкуранци воспевает любовь и природу открыто и смело, не прибегая к аллегориям. Хорошо известно и его большое эпическое стихотворение «О храбром Липарите», посвящённое прославленному киликийскому полководцу патриоту Липариту.
      В условиях обострения классовых противоречий широкое распространение получает басня. В созданных трудовым народом многочисленных баснях подвергаются острой насмешке духовенство и князья, алчные и кичливые богачи.
      Известный правовед Мхитар Гош был одновременно видным баснописцем. В своих произведениях он широко использовал армянские народные басни. Гош призывал власть имущих проявить человечность к своим подданным, умерить алчность; он предостерегал помещиков от народного гнева.
      Крупным армянским баснописцем был Вардан Айгекци (XIII в.). До нас дошли его многочисленные басни социального содержания. Айгекци высмеивал знать, духовенство, бичевал взяточничество, произвол, жестокость и невежество. Его басни были широко распространены в средневековой Армении.
     
      3. Искусство
      В X-XIV вв. развивается и архитектура. В этот период в Армении были построены новые города (Ани, Арцн, Лори), монастыри (Татев, Агарцин, Санаин, Ахпат, Гегард, Ахтамар и др.), крепости (Капут-берд, Бжни, Амберд и др.), мосты, каравансараи, дворцы, гостиницы, постоялые дворы. Многие из них по своей композиции и творческому замыслу представляют ценные архитектурные памятники.
      Армянские мастера издревле специализировались в обработке таких широко распространённых в стране строительных материалов, как туф, базальт, гранит. Часто мастер-каменщик сам создавал проект сооружения и сам же его воздвигал. Однако были и профессиональные архитекторы, имена и творения некоторых из них нам известны. Одним из знаменитых архитекторов X века был Манвел, живший в Васпуракане. Он автор целого ряда сооружений, в том числе известного архитектурного комплекса на острове Ахтамар. Значительная часть архитектурных памятников периода Анийских и Ширакских Баграти-дов была построена по проектам зодчего Трдата, который с большим мастерством рес-
      таврировал также купол прославленного собора св. Софии в Константинополе. Упоминается и ряд других архитекторов и скульпторов: Саргис, Ваган, Ованес, Момик и другие.
      Скульптура была тесно связана с архитектурой и дополняла её. Многие дошедшие до нас архитектурные памятники украшены многообразными по содержанию высокохудожественными скульптурами, тонкость исполнения которых достигает ювелирного мастерства. Особенно прославились своими скульптурами Ахтамарский храм, церкви Нораванк, Гегард, Ахпат, Санаин, Арич, Татев и другие. Высокой степени развития достигает скульптура в XII-XIII вв., когда в стране получили широкое распространение мемориальные памятники и хачкары, украшенные тонкой резьбой.
      Ахпатский монастырь
      Миниатюрная живопись была одной из важных областей средневекового армянского искусства. Армянская миниатюра в X-XIV вв. достигла высокого уровня развития. Сохранились сотни рукописей, иллюстрированных безвестными армянскими художниками («украшателями»). К числу известных нам миниатюристов X-XIV вв. относятся Аваг, Мар-гарэ, Торос Рослин, Саргис Пицак и другие. Одни из них жили и работали в Армении, другие — в Киликии.
      Знание искусства Запада и Востока способствовало успеху армянских миниатюристов Киликии. Киликийские художники изображали многообразную природу страны — растения, цветы, птиц, животных, а также сцены народного быта и театральных представлений, сюжеты религиозного содержания. Выдающимися представителями киликийской школы армянской миниатюры были Торос Рослин (XIII в.) и Саргис Пицак (XIII -XIV вв.). Их работы относятся к лучшим образцам мировой миниатюрной живописи. Очень выразительны и миниатюры, созданные в Армении. Ими украшены тысячи рукописей, хранящихся ныне в Матенадаране Еревана и в зарубежных хранилищах древних рукописей.
      Начиная с XIII века миниатюристы всё чаще обращаются к светским мотивам, к изображению разных сторон реальной жизни. Эта новая тенденция особенно ярко проявилась в живописных школах Ани, Ахпата, Ахтамара и Татева.
     
     
      ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
      НОВЫЙ ЭТАП ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ
     
      1. Завоевание Армении Османской Турцией и Сефевидской Персией.
      Во второй половине XIV столетия Армения подверглась новым опустошительным нашествиям. Один из представителей монголо-тюркской знати эмир Тимур, прозванный Ленг (Хромым) Тимуром, в 1370-х годах создал в Средней Азии могущественное государство и за короткое время завоевал ряд стран, в том числе и Закавказье.
      Войска Ленг-Тимура (Тамерлана) впервые вторглись в Армению в 1386 г. Повторив своё нашествие на следующий год, а затем в 90-х годах, они разорили почти все области страны. Тимур повсюду проявлял необычайную жестокость: грабил, опустошал сёла и города, свирепо уничтожал население, не щадя ни женщин, ни детей, ни стариков; пленных насильно угонял в города своего государства, главным образом в Самарканд. В эти годы обезлюдели многие районы Армении. По поводу разрушения города Себастии, например, очевидец писал: «В лето нынешнее (1400 г.) Тамур-бек завладел городом Севастом (Себа-стией), который разрушил и разорил; всех перерезал, много женщин и детей полонил, а 3000 человек, которые пускали в него стрелы (т. е. оказали вооружённое сопротивление), закопав в землю, заживо похоронил».
      Грозный деспот и завоеватель умер в 1405 г., после чего его государство распалось. Воспользовавшись этим, в Армении и в соседних странах вновь подняли голову кочевые племена кара-Коюнлу и ак-Коюнлу, обосновавшиеся в Малой Азии и Армении ещё в конце XIII века. Они часто воевали друг с другом, грабили страну, обирали население. В первой половине XV века (1410 -1468 гг.) преобладающее положение в Армении занимали племена кара-Коюнлу, а во второй половине (1468 - 1502 гг.) — ак-Коюнлу.
      С начала XVI века появились турецкие и персидские завоеватели.
      Турецко-османское военно-феодальное государство, основы которого в конце XIII века заложил на северно-западной окраине Малой Азии Осман-бей, в результате многочисленных походов и войн уже во второй половине XIV века подчинило своей власти ряд стран и государств. В 1453 г. турки-османы захватили столицу Византии Константинополь и окончательно сокрушили Византийскую империю. Опустошительные походы турецких султанов продолжались и в дальнейшем.
      В 1502 г. в Иране было основано новое персидское государство, названное Сефевид-ским, так как его основатель шах-Исмаил происходил из известного в городе Ардебиле рода шейха Сефиад-дина.
      С 1512 г. между Османской Турцией и Сефевидской Персией велись длительные захватнические войны, во время которых снова были разорены Армения и сопредельные страны. Особенно большие разрушения причинили османские войска. Турецкий историк Ибрагим Печеви, участвовавший во многих военных действиях, с гордостью описал варварства османов в Закавказье. Так, рассказывая о том, что в 1553 г. турецкие войска вошли в Шорагял (Ширак), Печеви отмечал, что турецкая армия «разрушила и опустошила селения, уничтожила и сравняла с землёй строения». В Ереване «сады и виноградники были преданы огню, сравнялись с землёй... На 27-ой день войска достигли Нахичеванской равнины. В страхе перед победоносной армией города и сёла, дома и населённые места настолько обезлюдели, разрушились и превратились в обиталище сов и ворон, что очевидца охватывал ужас... Все сёла и посёлки, находящиеся на расстоянии 4-5 дневного пути, поля и строения были настолько разрушены, что не осталось и следов жизни».
      В 1555 г. между противниками был заключён мир. Западная Армения перешла под власть Турции, а Восточная Армения — Персии. Однако мир длился недолго. В 1578 г. ос-
      майское войско вновь вторглось в Закавказье и завоевало большую его часть. Новый персидский правитель Шах Аббас, вступивший на престол в 1587 г., будучи не в силах сопротивляться могущественному врагу, в 1590 г. заключил мир, по которому Армения, Азербайджан и Грузия отходили к Турции.
      Персидский шах, однако, решил выиграть время, реорганизовать и усилить армию и в подходящее время начать новую войну. В 1603 г., воспользовавшись беспорядками в Турции, он двинулся на Закавказье, завладел Азербайджаном и значительной частью Армении. Турецкий султан отправил против Персии большую армию. Избегая сражения с превосходящими силами врага, Шах-Аббас решил отступить, разрушая и опустошая на пути ряд областей, чтобы наступающие турки-османы оказались без продовольствия и пристанища.
      По приказу шаха в 1604 г. были разрушены многие сёла и города Армении, а их жители насильно переселены во внутренние провинции Персии. Угоняемое население понесло много жертв, в особенности при переправе через реку Араке. Мечом и нагайкой в реку были загнаны десятки тысяч людей, многие из которых, главным образом женщины, дети, старики, погибли в водах Аракса. Те, которым удалось переправиться через реку, ещё долго терпели тяжёлые лишения. Вместе с другими городами был разорён и уничтожен крупный торговый центр Джуга на берегу Аракса, а его жители переселены в окрестности столицы Персии Исфахана, где они основали город Нор (Новая) Джуга.
      Военные действия между Турцией и Персией возобновились в 1616 г. и с некоторыми перерывами тянулись до конца 30-х гг. Хотя в ходе войны турецкие войска снова овладевают Ереваном, однако вскоре они терпят здесь тяжёлое поражение. Вместе с персидскими войсками против османских захватчиков героически борется армянское население Еревана и Араратской долины. В 1639 г. между обоими государствами заключается мирный договор, по которому Западная Армения вновь отходит к Турции, а Восточная Армения — к Персии. На протяжении долгого времени это положение не претерпело существенных изменений и в основном сохранялось до начала XIX века.
      Западная Армения в соответствии с административным устройством Османской империи была разделена на эйалеты (пашалыки) — Эрзерумский, Карсский, Себастийский, Ванский и Диарбекирский. В Восточной Армении и Азербайджане были созданы ханства — Ереванское, Нахичеванское, Карабахское, Ширванское и др. Во главе этих административных единиц стояли паши (в Турции) и ханы (в Персии). Они назначались султаном, шахом и имели неограниченную власть.
      Попав под иго турецкой и персидской военно-феодальных деспотий, армянские народные массы подвергались как жестокому национально-религиозному гнёту и притеснениям, так и тяжёлой социально-классовой эксплуатации. Крестьяне отрабатывали кор и бегар (барщину), платили многочисленные тяжёлые налоги и подати чужеземным и местным угнетателям. Плодородные земли всё больше концентрировались в руках феодалов-землевладельцев, число неимущих увеличивалось.
      Следствием социального гнёта были народные выступления против церкви, монастырей и землевладельцев-помещиков. К их числу принадлежит, в частности, движение в начале XVII века, возглавлявшееся монахом Мехлу. Этот монах-бунтарь призывал крестьян восстать и прекратить уплату налогов, разоблачал паразитизм духовенства, проповедовал имущественное равенство и т. п. Проповеди Мехлу, направленные против социальной несправедливости, нашли широкий отклик среди армянских и азербайджанских крестьян.
      Не угасало и пламя освободительной борьбы. Армянские патриоты, будучи не в состоянии своими силами бороться с чужеземными захватчиками, посылали петиции римскому папе и европейским государствам, надеясь с их помощью освободить страну от ига ханов и пашей. Так, по решению состоявшегося в 1547 г. тайного совещания в Эчмиадзине
      католикос Степанос Салмастеци отправился в Рим. В 1562 г. в городе Себастии (Западная Армения) состоялось новое совещание, после которого в Европу было отправлено специальное посольство во главе с Абгаром Евдокаци (Тохатеци). В 1672 г. в Париж прибыл купец из армянского города Битлиса (Западная Армения) Ходжа Мурад и подал письменное заявление королю Людовику XIV. Но эти обращения не дали никакого результата; и римский папа, и европейские короли проявили к ним полное безразличие.
      С XVII века с просьбами о помощи армяне обращались к усилившемуся русскому государству. Деятели армянского освободительного движения склонялись к северу, в сторону России, связывая с ней свои надежды. Так поступили грузины ещё в XVI веке.
     
      2. Армяно-русские отношения. Исраэл Ори
      Зарождение русско-армянских отношений восходит к глубине веков. Ещё в X-XII вв. установились торговые и культурные связи между Древней Русью и Закавказьем. Более того, в ряде случаев воинские части Руси в составе византийской армии принимали деятельное участие в войнах армянского и грузинского народов против сельджукских завоевателей. Известно, например, что один русский отряд участвовал в боях, которые в 1054 году велись в Маназкерте против Тугрил-бека. Другой отряд русских воинов в составе армии грузинского царя Давида Строителя в 1121 году участвовал в освободительных войнах грузинского и армянского народов против сельджукского эмирата.
      Большую роль в установлении армяно-русских связей сыграли армянские колонии (общины), возникшие на Киевской Руси. Первые сведения об армянах, обосновавшихся в Киеве, относятся к X-XI в. Армянское население Киева, состоявшее в основном из ремесленников, купцов, врачей, постоянно увеличивалось. Армяне принимали участие в экономической и культурной жизни города, а также в его защите от внешних врагов. Характерно, что армяне впоследствии участвовали в известной битве при Грюнвальде в 1410 году. Когда тевтонские (германские) захватчики стремились подчинить себе своих юго-восточных соседей, то объединённые силы поляков, литовцев, русских и чехов в кровопролитном сражении у Грюнвальда разбили тевтонских рыцарей. В составе союзнической армии сражалось и два полка, составленных из армян, живших в Галиции.
      Развитию армяно-русских экономических отношений в большой степени способствовало открытие волжского речного пути, когда царю Ивану Грозному в 1552- 1556 гг. удалось взять города Казань и Астрахань. После этих событий специальное посольство армянских купцов Закавказья отправляется в Москву, ведёт переговоры и получает право свободной торговли с Россией через Астрахань. Армянские купцы ввозили в Россию шёлк, драгоценные камни, ладан, пряности и другие восточные товары. Вместе с купцами в Россию перебралась часть армянского населения Кавказа. В Астрахани возникла большая армянская колония, которая сыграла значительную роль в развитии торговли на юге России.
      Направляясь в Москву, армянские купцы часто привозили с собой драгоценные вещи для русских царей. Так, например, крупный торговец из Нор-Джуги Ходжа Закар в 1660 г. привёз для царя Алексея Михайловича трон, украшенный алмазами, который до сих пор хранится в Москве, в Оружейной палате Кремля. Русский двор покровительствовал армянским купцам, будучи заинтересован в упрочении этих торговых связей.
      Важное значение в развитии армяно-русских торговых отношений приобрёл договор, заключенный в 1667 г. между Россией и Армянской торговой компанией Нор-Джуги, согласно которому армянским купцам даровалась не только привилегия свободной торговли в России, но и право транзита через Россию в Западную Европу.
      Контакты с русским государством усилились в 70-х годах XVII века. В этот период эч-миадзинский католикос Акоп Джугаеци обратился к царю Алексею Михайловичу, чтобы он «соблаговолил оказать поддержку» армянам. Аналогичное прошение отправил Алек-
      сею Михайловичу гандзасарский (карабахский) католикос Петрос. Крупный армянский купец Григор Лусиков вёл в Москве переговоры не только о торговле; есть основание полагать, что он затрагивал и вопросы политического характера.
      Факты показывают, что уже во второй половине XVII века складывалась русская ориентация армянского народа. Решающую роль в укреплении армяно-русских политических отношений сыграл в начале XVIII века видный представитель армянского освободительного движения Исраэл Ори.
      В 1677 году в Эчмиадзине под руководством католикоса Акопа Джугаеци созывается совещание двенадцати видных светских и духовных лиц, на котором было принято решение вступить в сотрудничество с деятелями освободительного движения Грузии и отправить посольство в Западную Европу с просьбой о военной помощи для освобождения от чужеземного ига.
      Посольство, избранное на эчмиадзинском совещании, во главе с Акопом Джугаеци прибывает в Грузию, а затем отбывает в Константинополь (Стамбул) с тем, чтобы оттуда направиться в Западную Европу. Однако дело кончается неудачно; в 1680 г. Акоп Джугаеци умирает, члены посольства возвращаются на родину. Не возвращается только сопровождавший своего отца двадцатилетний Исраэл Ори, сын сюникского мелика Исраэла. Молодой патриот, вдохновлённый идеей освобождения родного народа, продолжает путь в Западную Европу в надежде на помощь европейских государств.
      Двадцать лет скитался Ори по Европе, жил в Италии, Франции, Германии, поступил на службу во французскую армию, изучил военное искусство и приобрёл политические и военные знания. Он вступил в сношения с высокими политическими кругами Франции, поднял вопрос об освобождении армянского народа от иноземного ига, однако встретил холодное безразличие.
      В 1695 г. Ори поселился в Германии, в городе Дюссельдорфе, установил связи с пфальцским курфюрстом Иоганном-Вильгельмом. Желая, чтобы вопрос Армении стал предметом обсуждения в высших дипломатических кругах европейских государств, немецкий князь отправил Ори с рекомендательными письмами к императору Австрии и правителю Флоренции. Однако, поскольку Ори не имел официальных полномочий от армянских политических кругов, его заявления были оставлены без внимания. По совету Иоганна-Вильгельма Ори отбыл на родину с целью получить соответствующие письменные полномочия от армянской знати.
      В этот период полунезависимым положением и некоторой политической властью обладали армянские мелики (князья) Сюника и Арцаха, к которым и обратился Ори. В 1699 году в посёлке Ангехакот в Сисиане состоялось собрание меликов-патриотов, которые и уполномочили Исраэла Ори на ведение переговоров в Западной Европе. Одновременно они решили просить помощи и у русского царя. В помощники Ори мелики дали вардапета (учёного монаха) Минаса.
      В сопровождении вардапета Минаса Ори вернулся в Европу. С письменными полномочиями и заверениями меликов он явился к курфюрсту Пфальца, императору Австрии, однако они и на этот раз не сделали ни одного практического шага. Разочаровавшись в европейских дворах, Ори совершает поворот в своей дипломатической деятельности, покидает Западную Европу и в 1701 году отправляется в Россию. Ориентация Ори на русское государство имела важное значение в истории освободительного движения армянского народа: с этого периода армянские политические круги окончательно ориентировались на Россию.
      Прибыв в Москву, Ори представил Петру I обращение меликов, в котором они просили, чтобы царь проникся состраданием к армянскому народу и освободил его от турецкоперсидского ига. «Нету нас иной надежды, — писали они, — мы надеемся на бога и твою страну». Пётр I благосклонно отнёсся к прошению армянского дипломата. Он обещал оказать помощь армянскому народу после окончания русско-шведской войны.
      Ори предложил русскому двору свою программу, которая содержала между прочим следующие пункты: для освобождения армянского и грузинского народов необходимо послать в Закавказье 25-тысячную русскую армию — 15 тысяч конных казаков и 10 тысяч пехотинцев. Конница должна двигаться в Закавказье дорогой, проходящей по Дарьяль-скому ущелью, а пехоту следует переправить из Астрахани по Каспийскому морю. Русские войска будут встречены армянскими и грузинскими военными силами.
      Ори и его сподвижник вардапет Минае посылают в Армению человека, чтобы поставить армян и их соседей в известность относительно обещаний русского царя.
      Так, в начале XVIII века при русском дворе поднимается вопрос о подготовке похода в Закавказье. В этой связи было сочтено необходимым направить в Персию особое посольство во главе с Ори, поручив ему изучить там обстановку, выяснить настроения народа, собрать сведения о крепостях и дорогах страны и т. д. Чтобы не возбуждать подозрений, было решено представить дело так, будто Ори, уполномоченный римским папой, едет к шаху Хусейну с целью облегчить положение христиан Персии.
      В 1707 году, после необходимых приготовлений, Ори в чине полковника русской армии, с большой свитой торжественно направился в Персию. Находившиеся там французские миссионеры всячески стараются воспрепятствовать прибытию посольства в Исфахан, пытаются убедить шаха, что Россия намерена восстановить политическую независимость Армении, что Ори и есть тот человек, которому предстоит царствовать в Армении, и т. п. Достигнув Шемахи, Ори вынужден был долго ожидать шахского разрешения на поездку в Исфахан. В Шемахе он встречается с выдающимися армянскими, грузинскими и азербайджанскими политическими деятелями, обнадёживает их и стремится усилить симпатии населения к России. В 1709 г. Ори прибывает в Исфахан, затем едет в Шемаху, где вновь ведёт переговоры с местными политическими деятелями. В 1711 г. он возвращается в Астрахань и здесь скоропостижно умирает.
      Исраэлу Ори — выдающемуся патриоту, посвятившему жизнь освобождению своего народа, не довелось увидеть завершение начатого им дела. Но он расширил и укрепил русско-армянские политические связи, создав этим реальные условия и предпосылки для освобождения Армении от многовекового тяжёлого гнёта ханов, беков и пашей.
     
      3. Освободительное движение в 1720-х годах
      В начале XVIII века Персия переживала тяжёлый политический кризис. Феодальная междоусобица охватила всю страну, против ослабевшей центральной власти выступил ряд племён. В 1722 г. восставшие афганцы овладели Исфаханом и свергли с престола шаха Хусейна. Турция готовилась к новым завоеваниям в Закавказье и Персии.
      В тот же период император Пётр I, победно завершив в 1721 г. Северную войну против шведов, начал запланированный им «Персидский», вернее «Каспийский» поход, чтобы овладеть западным берегом Каспийского моря, укрепиться в Закавказье и предотвратить турецкую агрессию в Персию и на Кавказ. Летом 1722 г. русские войска были сконцентрированы в Астрахани. Двинувшись оттуда на юг, они вступили в Дербенд, а потом заняли города Решт, Баку и ряд районов Прикаспия.
      Появление русских войск в Закавказье вселило большие надежды в армян, грузин и азербайджанцев, которые давно были готовы восстать против персидского и турецкого владычества. Начались боевые действия повстанческих вооружённых отрядов, ширилось
      народное освободительное движение. Хотя, в силу ряда причин внутреннего и внешнего порядка Пётр I вскоре приостановил поход русских войск, тем не менее взявшиеся за оружие народы Закавказья продолжали свою борьбу, усиливавшуюся с каждым годом.
      В освободительной борьбе, развернувшейся в 1720-х годах, важное место занимает движение в Сюнике под предводительством талантливого армянского военачальника и политического деятеля Давид-Бека. В 1722 г. сюнийские патриоты, сплотившись вокруг вызванного из Грузии «правосудного, мужественного» полководца Давид-Бека, сформировали в Кафане вооружённый отряд, восстали против персидского владычества и после упорных боёв и блестящих побед освободили эту часть страны от иноземных завоевателей. Уж в 1723 г. в Кафане было создано независимое армянское княжество.
      На первом этапе освободительного движения, в 1722 -1724 гг., борьба восставших была направлена против господствовавших в области и окрестных районах ханов и беков, а также нескольких армянских феодалов-предателей, ставленников персидского шаха. Справиться с ними было сравнительно легко. Однако с 1725 г. против освобождённого Сюника выступил гораздо более могущественный враг — большая турецкая армия, которая стремилась подчинить себе всё Закавказье.
      Весной 1725 г. турецкие войска двинулись на Сюник. Восставшим удалось отбросить врага. В июне того же года турки совершили новое нападение, но опять потерпели поражение.
      Алидзорская крепость
      В 1726 г. главные турецкие силы начали наступление на Кафан и, преодолев героическое сопротивление армян, заняли большую часть области. Весной 1727 г. после многочисленных боёв Давид-Бек укрепился со своим отрядом в крепости Алидзор. Осадив крепость, османская армия предпринимает решительный штурм, который, однако, заканчивается безрезультатно. Осаждённые храбрецы переходят к активной обороне. И вот на седьмой день неравных боёв, они, выйдя ночью из крепости, неожиданно нападают на врага, который в панике, неся большие потери, обращается в бегство.
      После блестящей победы под Алидзором Давид-Бек преследует врага. Новый тяжёлый удар турки получают летом у посёлка Мегри, где они вновь терпят поражение. Эти важные победы настолько подняли авторитет Давид-Бека, что персидский шах Тахмасп признал его власть в Сюнике и заключил союз с восставшими армянами против турок.
      Враг, однако, был ещё силён. Сконцентрировав крупные силы, турецкое командование предпринимает новое наступление. В 1728 г. умер организатор и руководитель освободительного движения Сюника, большой патриот и неустрашимый полководец Давид-Бек. Во главе армянских повстанцев становится Мхитар Спарапет. Бои продолжаются, но численно превосходящий противник добивается ряда успехов. В среде армянских военных начинаются разногласия, приведшие к раздроблению сил. В 1730 г. был изменнически убит Мхитар Спарапет. Фактически после этого потерпело поражение и Сюникское освободительное движение.
      Другим важным центром армянского освободительного движения 1720-х годов был Арцах (Карабах), где сохранились пять армянских феодальных княжеств — меликств (Гю-листан, Джраберд, Хачен, Варанда и Дизак).
      Ещё в 1718 - 1720 гг. армянские мелики Арцаха с целью сопротивления внешним врагам организовали укреплённые военные лагеря, называвшиеся сигнахами. В них формировались воинские силы. Вооружённые отряды Арцаха возглавлял вначале гандзасарский католикос Есаи Гасан-Джалалян а в дальнейшем — мелик Аван Юзбаши. Установив прочные связи и сотрудничество с грузинским царём Вахтангом VI стоявшим во главе грузинского освободительного движения и воодушевившись обещаниями Петра I, арцахцы в 1722 г. подняли восстание против персидских ханов и объявили свою страну независимой. В 1722- 1724 гг. восставшие одержали в ряде сражений блестящие победы. Более того, в эти годы они несколько раз оказывали вооружённую помощь боровшемуся в Сюнике Давид-Беку.
      Начиная с 1725 г. патриоты Арцаха вели упорные бои с вторгшимися в Закавказье турецкими захватчиками. В начале этого года османские войска, перейдя в наступление, овладели многими сёлами. Однако 1-го марта восставшие крестьяне в течение одной ночи почти полностью уничтожили турецкую воинскую часть и захватили большое количество оружия и боеприпасов.
      В ноябре 1726 г. турецкие паши предприняли новое наступление. Войска сигнахов и крестьянство оказали им героическое сопротивление. Хотя у турок было около 40000 воинов, арцахцы в ожесточённом сражении, длившемся восемь дней, нанесли врагу тяжёлый удар и вынудили его отступить. Османские войска потерпели поражение также в июле 1727 г. Царский генерал Долгорукий, следивший за развёртывавшимися событиями, в одном из своих докладов русскому двору писал: «Только бог хранит армян, иначе непонятно, как могут они противостоять столь могущественному врагу».
      Однако со временем положение ухудшилось. На Арцах двигались новые турецкие войска. Становилось ясно, что без помощи извне невозможно сопротивляться мощной османской армии. Безнадёжность и внутренние разногласия привели к распаду армянских воинских частей. Арцах также попал под турецкое владычество, хотя вскоре оно стало формальным. Отдельные отряды, укрывшись в горах и неприступных местах, некоторое время вели партизанскую борьбу. Часть восставших армян перебралась в Россию и поступила на службу в русскую армию.
      В 1720-х гг. блестящие страницы в историю освободительного движения вписало также население Еревана, Лори, и в ряде других мест. В мае 1724 г., когда большая турецкая
      армия двинулась на Араратскую равнину, местное население взялось за оружие. Сопротивление османским войскам оказали жители села Карби, а затем города Еревана. Оборона Еревана началась в июне и продолжалась три месяца. Османская армия непрестанно штурмовала город, однако его население с исключительной смелостью и самоотверженностью отражало её атаки. Только получив вспомогательные силы, турецкая армия в сентябре ворвалась в город и перебила 10000 человек.
      В своей освободительной борьбе против турецких пашей и персидских ханов армянский народ сотрудничал с соседними грузинским и азербайджанским народами. В 1722 г. и в последующие годы были установлены прочные связи между армянскими и грузинскими повстанцами. В Арцахе, Сюнике и Ереване армяне и азербайджанцы часто плечом к плечу боролись против общего врага. Во время боёв, развернувшихся около Гянджи, армяне, грузины и азербайджанцы объединёнными силами нанесли поражение турецким войскам. Характерно, что в марте 1724 г. между армянами Карабаха и азербайджанцами Гянджи был заключён договор о взаимной помощи.
      Армянское освободительное движение 1720-х гг. закончилось поражением, однако оно имело огромное историческое значение. Мужественная и героическая борьба народа принудила агрессора считаться с ним, встать на путь уступок и осторожной политики. В то же время эта борьба значительно повысила национальное самосознание народных масс и внушила веру в будущую победу. Освободительная борьба этого периода послужила источником вдохновения для патриотов последующих поколений.
     
      4. Планы освобождения Армении во второй половине XVIII века
      Во второй половине XVIII века вопрос освобождения армянского народа от персидских ханов и турецких пашей вновь стал обсуждаться в Армении, России, а также в армянских общинах Индии. Деятели армянского освободительного движения установили связи с русским двором и грузинским царём Ираклием, приложили энергичные усилия для достижения своей цели.
      Особенно активная деятельность развернулась в армянской колонии индийского города Мадраса. Здесь группа армянских патриотов пропагандировала идею освобождения Армении и старалась восстановить армянское государство. Эту же цель преследовали также армянские политические деятели, жившие в России.
      В 1760-х гг. видный армянский политический деятель, Иосиф Эмин (из индийских армян) ведёт переговоры с русским правительством и с грузинским царём Ираклием. Эмин предлагал сформировать армию европейского типа из армян и грузин, которая при помощи русских войск могла бы освободить армянский и грузинский народы от ига турецкого султана и персидского шаха.
      Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. житель Астрахани, владелец шёлковой фабрики армянин Мовсес Сарафов в 1769 году представляет русскому двору проект, который предусматривал освобождение Армении силой оружия и создание армянского царства под эгидой России. Этот замысел должны были осуществить русские войска и армянские добровольческие полки, содержание которых брали на себя армяне.
      После окончания первой русско-турецкой войны снова возник вопрос о Закавказье. В 1779 г. русский двор планирует организацию похода в этот край. Начинается подготовительная работа. В январе 1780 г. представители русского государства ведут переговоры с предводителем армянской епархии в России Иосифом Аргутинским и с московским богачом Ованесом Лазаряном (Иваном Лазаревым). Следует отметить, что в переговорах принимал участие прославленный русский полководец А. В. Суворов, который, как пишет Ар-гутинский, «весьма обнадёжил нас в том, что они намерены восстановить наше государство».
      Эчмиадзин. Кафедральный собор
      В сотрудничестве с Аргутинским Лазарян в 1780 г. составляет и представляет А. Суворову докладную записку, предусматривающую восстановление армянского государства со столицей в Ереване. Предлагается создать особый армянский полк, который совместно с войсками армянских меликов Карабаха должен был освободить Араратскую провинцию, а затем остальные армянские области. Была предусмотрена военная помощь со стороны России.
      Подготовка военного похода в Закавказье была поручена А. В. Суворову, который, отправившись в Астрахань, установил связи с освободительными кругами Грузии, Армении и Азербайджана и начал собирать необходимые сведения. Однако поход русских войск в Закавказье не был осуществлён.
      В 1780-х гг. армянские общественно-политические круги составили два проекта армяно-русских «договоров» и представили их царскому правительству для обсуждения. Составителями одного из них были политические деятели армянской общины Мадраса во главе с выдающимся представителем армянского освободительного движения Шаами-ром Шаамиряном, а другого — Аргутинский и Лазарян. Эти проекты значительно различаются: первый выражал интересы зарождавшейся армянской буржуазии, а второй — интересы клерикально-феодальных кругов.
      По проекту Шаамиряна и его друзей, освобождённая Армения становится независимым государствам со своим посольством в Петербурге. Заключается постоянный договор с Россией. В Армении, сроком на двадцать лет, остаётся русская войсковая часть численностью в шесть тысяч человек. Предполагаемый государственно-социальный строй страны — буржуазная республика.
      Согласно проекту Аргутинского, озаглавленному «Союзный договор меж двумя народами — русскими и армянами», Армения должна была находиться под протекторатом России. В стране устанавливается феодальная монархия, сохраняется феодальное землевладение, однако без крепостного права. Столицей страны должен быть один из двух древних армянских городов — Ани или Эчмиадзин. После освобождения в течение некоторого времени в Армении должны оставаться русские войска для защиты страны от вражеских нападений.
      Однако оба проекта, как и предыдущие планы, выдвинутые армянскими политическими деятелями второй половины XVIII века, остались на бумаге, так как в этот период царское правительство воздерживалось от активной политики в отношении Закавказья.
     
     
      ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
      КУЛЬТУРА В XV - XVIII ВЕКАХ
     
      1. Книгопечатание
      Изобретение книгопечатания Иоганном Гуттенбергом в 40-х годах XV века дало первые плоды в армянской действительности в начале XVI века. Однако на протяжении долгого времени печатные книги на армянском языке появлялись не в самой Армении, где не было необходимых условий для издательского дела, а в зарубежных армянских колониях. Долгое время эти издания были связаны в основном с деятельностью армянского купечества.
      Первая армянская книга вышла в свет в Венеции в 1512 г. Она называлась «Пятничной книгой» и содержала материалы, относящиеся к средневековой медицине. В следующем, 1513 году было издано ещё пять книг, в том числе «Песенник», «Календарь», «Псалтырь». К сожалению, мы имеем очень мало сведений об армянском первопечатнике; известно только, что его звали Акопом Мегапартом. Но кто он, как попал в Италию, был ли владельцем собственной типографии или напечатал эти книги в чужой типографии, — об этом нам ничего не известно.
      Дело Акопа Мегапарта продолжил Абгар Тохатеци, который известен также под именем Абгара Дпира. В 1565 г. он напечатал в Венеции «Календарь» и «Псалтырь». Вскоре Абгар переселился в Константинополь, где продолжил свою издательскую деятельность.
      В XVII веке важным центром армянского книгопечатания стал город Амстердам (Голландия). По поручению католикоса Акопа Джугаеци в 1660 г. Маттеос Цареци основал там типографию и начал издавать армянские книги. Этому содействовал местный гравёр Христофор Ван-Дирк, отливший для армянской типографии различные шрифты. Материальную помощь типографии оказали армянские купцы. В 1662 г., через год после смерти Цареци, армянское издательское дело в Амстердаме возглавил Воскан Ереванци. По его инициативе вышли в свет «История» Аракела Даврижеци, «География» Анания Ширакаци и шестнадцать других трудов. Впоследствии Воскана сменили Товма Нуриджанян, родом из Вананда и его земляки Маттеос, Микаэл и Гукас. В 1695 г. они издали «Всеобщую географию», «Историю Армении» Мовсеса Хоренаци и другие труды. До 1717 г. Нуриджанян и его друзья выпустили в свет четырнадцать книг, но, не сумев покрыть свои расходы и впав в долги, вынуждены были закрыть типографию.
      Издательским делом занимались также в городе Джуге (Джульфе), где в 1637-1638 гг. была основана типография. В 1641 г. здесь вышла в свет объёмистая книга — «Жития св. отцов». Примечательно, что в этой книге впервые в армянском книгопечатании применены цветные маргиналии.
      В XVII - XVIII вв. армянские типографии были основаны во Львове, Ливорно, Мадрасе, а в Константинополе, Венеции и других городах, наряду со старыми, были созданы новые. Оживлённую издательскую деятельность развернула созданная в 1717 г. в Венеции армянская католическая конгрегация, которую по имени её основателя Мхитара Себастаци называют конгрегацией Мхитаристов. Мхитаристы выпускали в свет книги как религиозно-догматического, так и филологическо-арменоведческого характера. Они издавали также переводы произведений античных писателей.
      В конце XVIII века армянские типографии были созданы в России — в Петербурге, а затем в Новом Нахичеване и Астрахани. Владелец типографии в Петербурге Григор Халда-рян в 1780-х гг. издал ряд ценных книг, в том числе «О Вардане и армянской войне» Егише и русско-армянский словарь.
      В Армении первая типография была основана в 1771 г. в Эчмиадзине по инициативе католикоса Симеона Ереванци. Вначале бумагу для неё привозили из Константинополя и других мест, но вскоре приглашённые из Франции мастера построили здесь бумажную фабрику, которая с 1776 г. обеспечивала нужды типографии.
     
      2. Историография. Естественные науки
      Одним из видных представителей армянской историографии XV в. является Товма Мецопеци (родился в 1380-х гг., умер в 1447 г.). В оставленном им литературном наследии большой интерес представляет «История Ленг-Тимура и его преемников». Пером современника автор зафиксировал все варварства и зверства, совершённые Тимуром в Армении и сопредельных странах. Этот труд Мецопеци — ценный первоисточник по истории Закавказья и соседних стран XV века. Крупной фигурой в армянской историографии XVII века был Аракел Даврижеци. Его «История» охватывает в основном события конца XVI — первой половины XVII веков. В этом труде описаны разорительные войны, которые велись между Персией и Турцией, дан обстоятельный рассказ о насильственном переселении Шах-Аббасом населения Восточной Армении в глубь Персии и об основании армянского города Нор-Джуги.
      Истории Западной Армении и армянских колоний XVII века посвящена «Хроника» Григора Даранагци (1576-1643). Автор жил в Крыму, Константинополе, Иерусалиме и других местах и все заслуживающие внимания события, которые были известны ему как очевидцу или понаслышке, зафиксировал в своей «Хронике».
      Важным историческим первоисточником являются «Путевые заметки» Симеона Леха-ци. Они содержат описание путешествия по странам Ближнего Востока, совершённого автором в 1608 -1619 гг. Симеон Лехаци побывал в Константинополе, Венеции, Риме, Западной Армении, Иерусалиме, Египте. Его «Путевые заметки» сообщают ценные сведения о социально-экономической и политической жизни народов Ближнего Востока.
      Историк XVII века Закария Канакерци в своей «Хронике» описывает тяжёлое положение народа, формы сбора налогов и т. п.
      Выдающимся западноармянским историком того же столетия был Еремия Кеомурчян (1635-1695), владевший несколькими восточными и западными языками и хорошо осведомлённый в политических событиях своего времени. Из его трудов, дошедших до нас, особенно интересны «История Стамбула» (в стихах) и «Дневник», в которых обстоятельно описываются тяжёлое положение армянского народа в Турции, насилия и злоупотребления турецких должностных лиц.
      Ценным источником по истории освободительного движения армянского народа в первой трети XVIII в. является труд Есаи Гасан-Джалаляна «Краткая история Агванка», содержащий важные сведения о тяжёлом положении армянского населения Карабаха и его освободительной борьбе.
      Перу историка XVIII века Хачатура Джугаеци принадлежит «История Персии» в двух частях; в первой части дана хроника персидских царей, а во второй излагается история Персии XVIII века.
      Описанию войн, имевших место на Ближнем Востоке в 1721 -1736 гг., посвящён труд автора XVIII века Абраама Ереванци «История войн». Здесь изображены восстание афганцев, завоевание ими Исфахана и падение государства Сефевидов. Обстоятельно описаны также войны 1725-1736 гг. между Турцией и Персией. Для истории армянского народа ценны, в частности, сведения о героической борьбе жителей Еревана в 1724 г. против турецких завоевателей.
      К числу наиболее значительных произведений армянской историографии XVIII века относится «История Армении» Микаэла Чамчяна (1738-1823) в трёх объёмистых томах
      (вышли в свет в 1784 -1786 гг.). Излагая историю армянского народа с древнейших времён до XVIII века, Чамчян использовал наряду с армянскими источниками также труды иностранных авторов. Несмотря на своё религиозное мировоззрение, он создал ценный труд, заключающий в себе богатой исторический материал. «История Армении» Чамчяна, написанная в патриотическом духе, встретила горячий отклик в широких кругах армянской общественности. Автор написал и другие работы историко-философского характера.
      Ряд армянских учёных занимался естественными науками и, в частности, медициной.
      Видным представителем армянской медицинской науки является Амирдовлат Ама-сиаци (родился в малоазиатском городе Амасии в 20-х гг. XV века). Профессия медика дала ему возможность объездить много стран и изучить ряд языков. В одной из оставленных им памятных записей Амирдовлат так представляет свою жизнь: «Я претерпел много трудностей и случайностей... от судей, царей и князей. И собрал много арабских, персидских, турецких книг, и много странствовал. Время дало мне испытать на себе и плохое, и хорошее, и приключения, я видел богатство и нищету, много ездил из страны в страну и применял искусство врачевания. Я много служил больным, вельможам, князьям, тысяцким и сотникам, горожанам и беднякам, большим и малым; я видел много добра и зла и ныне стал таким, что ни богатству не желаю радоваться, ни из-за нищеты — печалиться...».
      До нас дошёл десяток работ Амирдовлата, в которых использованы медицинские книги многочисленных греческих, латинских, персидских и арабских авторов. Из трудов Амирдовлата особую ценность представляют три: «О пользе врачевания», «Обучение врачеванию», «Ахрапатин» («Лечебник»). В первом, состоящем из 223 глав, автор описывает более двухсот болезней и указывает способы их лечения. Другие его книги излагают способы изготовления и применения 3754 лекарственных веществ. Чтобы сделать свои труды общедоступными, он писал на разговорном языке того времени.
      Современником Амирдовлата был врач Григорис, который оставил труд, состоящий из двух частей — фармакологии и врачебника. В первой части описываются способы приготовления 330 лекарств.
      В XVII-XVIII вв. вышли в свет книги по математике, геометрии, астрономии. На армянский язык был переведён ряд трудов Эвклида и Птолемея.
     
      3. Литература, искусство
      Видный поэт XV в. Мкртич Нагаш живым и образным языком писал стихи на любовные, философские и социальные темы; делал широкие художественные обобщения, восхваляя всё хорошее, доброе, благородное, что он видел в обществе и порицая всё порочное. Поэт осуждает алчность, мстительность, корыстолюбие. Его стихи, посвящённые ар-мянам-скитальцам, вынужденно покинувшим родину, отличаются большой эмоциональностью.
      Крупный представитель армянской светской лирической поэзии XVI в. католикос Григорис Ахтамарци, несмотря на своё религиозное мировоззрение, писал стихи о весне, любви, красоте, мирских радостях, а также на философские и патриотические темы. Его лирические стихи выделяются яркостью образов, сочностью языка и жизнерадостным мироощущением.
      Наапет Кучак жил и творил в XVI в.; один из выдающихся средневековых армянских поэтов. Его стихотворения, — особенно любовные, представляют жемчужины армянской лирики, они несут высокие гуманистические идеи того времени. Кучак бичевал феодальную эксплуатацию и мракобесие, восхвалял труд, знание и справедливость.
      В XVII в. на литературном поприще появился одарённый поэт Нагаш Овнатан, который был также певцом и художником. Он оставил около 80 стихотворений любовного, фило-
      софско-назидательного и сатирического содержания. В своих стихах Овнатан высмеивал алчность, невежество, хищничество.
      В XVIII в. творил великий поэт-ашуг Саят-Нова — Арутюн Саядян (1712 - 1795) — певец дружбы народов Закавказья. Подростком Арутюн поступил в Тбилиси на службу к ткачу, а в дальнейшем, когда проявились его исключительные способности певца и музыканта, был приглашён во дворец грузинского царя Ираклия в качестве придворного певца. Но здесь обнаружилось противоречие между взглядами Саят-Новы и придворно-аристократическими понятиями, что и стало причиной его отдаления от двора. Саят-Нова уходит в народ, сочиняет стихи, близкие народу, поёт задушевные любовные песни. В конце жизни он становится монахом Ахпатского монастыря. Предполагают, что поэт был убит в Тбилиси во время нашествия Ага Мухаммед-хана в 1795 г.
      Саят-Нова писал и пел на армянском, грузинском и азербайджанском языках. В его замечательных стихах нашли выражение идеи дружбы и братства народов. Он великолепно владел тонкостями гусанского искусства, у него яркий, образный язык. По своим общественным взглядам Саят-Нова был гуманистом, критиковал мрачную феодальную действительность.
      В XV-XVIII вв. некоторый подъём переживает армянская миниатюра. Продолжает развиваться искусство иллюстрирования рукописей. В XVII в. возникла живописная школа Нор-Джуги, представители которой обогатили традиции армянской оригинальной миниатюры мотивами иранской и европейской живописи. Видными художниками этой школы были Акоп Джугаеци, Нагаш Овнатан, Акопджан и другие.
      Одним из замечательных мастеров стенной живописи и миниатюры был Минае Цах-карар, кисти которого принадлежат великолепные стенные росписи в Эчмиадзинском соборе. В Исфахане Минае расписал несколько ханских дворцов и церковь Шахриманянов.
      Выдающимся художником был Богдан Салтанов, одно из произведений которого — медное блюдо с выгравированной на нём «Тайной вечерей» Леонардо да Винчи — было послано в 1660 году в дар русскому царю Алексею Михайловичу. При дворе это произведение получило столь высокую оценку, что автор его был приглашён из Персии в Москву. В русской столице Салтанов развернул большую творческую работу, создав множество высокохудожественных произведений.
      4. Армянские просветители XVIII века
      Во второй половине XVIII века возникла и сформировалась армянская просветительская, буржуазно-антифеодальная идеология, проникнутая глубоким патриотизмом. В силу ряда исторических обстоятельств центрами нового течения стали армянские общины индийских городов Мадраса и Калькутты, где начали свою деятельность армянские просветители.
      Армянские просветители выступали против феодальных порядков, против отсталости и невежества, развернули широкую деятельность по распространению просвещения среди народа, призывали воспитывать молодёжь в патриотическом духе, бороться за освобождение родины от иноземных поработителей и т. п.
      Одним из первых армянских просветителей XVIII века был выдающийся деятель армянского освободительного движения Иосиф Эмин (1726-1809). Учился он в Индии (в англ, школе Калькутты), а затем в Англии. Стремясь при помощи России освободить Армению от персидских и турецких захватчиков, Эмин одновременно старался распространять новые, передовые идеи среди армянского народа. Будучи в 1760-1768 гг. в Армении, России и Закавказье, он использовал любой повод, чтобы убедить своих соотечественников в необходимости отвергнуть проповеди невежественных церковников, насаждавших покорность и раболепие, и бороться за освобождение и независимость родины,
      следовать примеру развитых европейских стран. Человеку не подобает мириться с деспотическим режимом, с угнетением, он должен жить в свободном обществе. Одновременно И. Эмин резко критиковал армянских богачей и реакционное духовенство, которые равнодушно относились к судьбам родины.
      Иосиф Эмин
      Автобиография Эмина, вышедшая в свет в Лондоне в 1792 г., содержит интересные материалы о его жизни и богатой деятельности, о его передовых идеях.
      Другим видным просветителем был Мовсес Баграмян — педагог, публицист, последователь идей И. Эмина. В 1773 г. в Мадрасе вышла в свет его «Новая книга, называемая увещевание». Эта книга открыла новую страницу в истории развития армянской общественно-политической мысли. В ней подробно повествуется об историческом прошлом Армении, со скорбью говорится о тяжёлом положении армянского народа, стонущего под игом чужеземных захватчиков. Страна обратилась в развалины, народ пребывает в трауре, повсюду текут слёзы, притеснения и произвол захватчиков не имеют границ.
      Где же выход? Баграмян призывает восстать и силой оружия обрести свободу и политическую независимость. Нашей целью, говорит он, должно быть восстановление армянского государства и создание свободной Матери-Армении, где объединятся все рассеявшиеся по свету скитальцы-соотечественники. Для достижения этой цели не следует останавливаться ни перед какими жертвами. Мы должны, писал Баграмян, восстановить границы своей родины, не затрагивая интересов других народов. «Нет, мы не желаем ничего иного, кроме как получить лишь наше собственное и законное наследие, потерянное нами по неорганизованности и нерадивости. То, что потеряно нами по невежеству, мы обязаны получить обратно мудростью и храбростью». Надо сделать всё возможное, чтобы народ жил свободным и независимым.
      Призывающий к освободительной борьбе публицист свою главную надежду возлагает на молодёжь и на её активную политическую деятельность. Необходимо открыть школы, распространять образование. Учёба, просвещение играют решающую роль в освобождении и возрождении народа.
      Одну из главных причин падения армянского государства Баграмян видит в монархической форме правления. Армянские цари были деспотами, пользовались неограниченной властью, вследствие чего страну постигло много несчастий. Государство может быть здоровым и сильным лишь в том случае, если будет управляться не отдельными личностями — монархами, а правительством, состоящим из представителей народа. Таким об-
      разом, в 70-х гг. XVIII в., когда в Армении, на Ближнем Востоке и во многих других странах господствовали военно-феодальные деспотические режимы, Баграмян смело выступал против самодержавного строя.
      Вместе с Иосифом Эмином и Мовсесом Баграмяном передовые демократические идеи пропагандировал другой видный представитель армянского просветительского движения XVIII в. — Шаамир Шаамирян. В его известной книге «Западня честолюбия» выдвигаются антифеодальные, буржуазно-прогрессивные, демократические идеи. Этот труд представляет собой подробно разработанный проект конституции для будущего армянского государства.
      Люди, пишет Шаамирян во введении книги, рождаются свободными и равными — следовательно, они должны жить свободными и равными. Никто не имеет права применять насилие и властвовать над другим. «Даже среди животных нет ни одного, которое бы единолично и самовластно повелевало ими; следовательно, сколь постыдно для нашего разума быть покорным одному человеку, который обладает нашим подобием и естеством, но становится самовольным повелителем нашим». Монарх, продолжает Шаамирян, руководствуется не справедливыми и мудрыми законами, а прихотями и своеволием.
      Титульный лист книги «Новая книга, называемая увещевание»
      Шаамир Шаамирян
      Решительно отвергая монархический строй, Шаамирян считал, что необходимо создать «народовластие»: страной должен управлять парламент («Дом армянский»), где будут представлены все слои народа. Выборы должны быть равными и всеобщими; обеспечиваются свобода личности, отменяются всякие сословные привилегии, все равны перед законом. Все должности выборные. Церковь должна отделиться от государства.
      Шаамирян придавал большое значение народному просвещению. Он считал необходимым введение обязательного обучения. Во всех сёлах и городах должны быть основаны школы, в которых будут получать образование все мальчики и девочки. Государство должно всячески покровительствовать науке и искусству.
      Шаамир Шаамирян решительно выступал против феодальных порядков и, в частности, против крепостничества. Крепостное право должно быть уничтожено. В одном из своих писем к грузинскому царю Ираклию II он рекомендовал ему ликвидировать крепостничество и обуздать самовластных феодалов.
      При участии и под руководством Эмина, Шаамиряна и Баграмяна вышел в свет ряд других книг, пропагандирующих передовые взгляды того времени. Следует заметить, что на армянских просветителей большое влияние оказали европейские просветители XVIII века.
      Армянская просветительская, по существу буржуазно-антифеодальная идеология второй половины XVIII века наложила свой отпечаток на последующий ход развития армянской общественной мысли и культуры.
     
     
      РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ
      НОВОЕ ВРЕМЯ
     
     
      ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
      ПРИСОЕДИНЕНИЕ ВОСТОЧНОЙ АРМЕНИИ К РОССИИ
     
      1. Армения в начале XIX века
      На рубеже XVIII - XIX веков, как и на протяжении предыдущих трёх столетий, Армения была разделена между двумя военно-феодальными государствами Ближнего и Среднего Востока — султанской Турцией и шахским Ираном (Персией).
      Восточная Армения находилась под господством Ирана. В этой части Армении и в соседнем Азербайджане существовали персидские полунезависимые ханства — Ереванское, Нахичеванское, Карабахское, Гянджинское, Бакинское и другие; в Грузии в конце XVIII в. имелись два царства (Картли-Кахетинское, Имеретинское) и ряд подвластных Турции феодальных княжеств (Абхазское, Гурийское, Мегрельское и др.).
      Центральная и большая часть Восточной Армении входила в состав Ереванского ханства, которое, как сравнительно более крупное и пограничное, называлось также сардар-ством (наместничеством). Ереванское ханство делилось на 15 магалов (районов), в числе которых — Зангибасар, Ведибасар, Сурмалу, Сардарапат, Талин, Апаран, Дарачичак, Гек-ча. Наиболее крупными городами и сёлами считались Ереван, Эчмиадзин, Сардарапат, Аштарак, Карби и Баш-Апаран.
      Во главе ханства стоял назначаемый шахом хан (сардар), власть которого была неограниченной; все дела вершились им самолично. Магалами управляли мирболуки, назначаемые из числа беков и других представителей «высшего» сословия, а деревнями — сельские начальники, называемые кехва, или кетхуда. Для управления делами ханства содержались многочисленные чиновники: главный мирза (ведал хозяйственными делами), хазнадар (казначей), муасилбек (в основном исполнял приказы хана), калабек (начальник крепостей), серафюлбек (управлял военными делами) и другие.
      Западная Армения находилась под турецким игом. Она, как и вся Османская империя, в административном отношении делилась на пашалыки. В этой части Армении имелись Баязетский, Ванский, Мушский, Диарбекирский, Карсский, Эрзерумский (Каринский), Си-вазский (Себастийский) пашалыки, которые, в свою очередь, делились на санджаки (уезды). Пашалыками управляли назначаемые султаном паши, санджаками — санджакбеки.
      Пашалыки были замкнутыми и полунезависимыми феодальными княжествами. Они зачастую не подчинялись султанскому правительству, которое с трудом сдерживало эти центробежные силы.
      В Армении, как и в Турции и Персии, господствовали феодальные отношения. Основной производительный класс — крестьянство и другие слои трудящихся подвергались жестокой эксплуатации и угнетению со стороны ханов, беков, пашей, деребеев, меликов, церковников и прочих представителей господствующего класса.
      Экономическая эксплуатация трудящихся масс осуществлялась преимущественно взиманием налогов. Крестьяне платили до сорока видов тяжёлых налогов, в том числе за землю, воду, леса, пастбища, даже за употребление соли, за получение права на женить-
      бу и т. д. Каждый мужчина выплачивал подушную, семья — подымную подать. У крестьянина отбиралась большая часть его дохода. Многочисленные налоги выплачивали также ремесленники и торговцы. С крестьян налоги взимались в основном натурой, с ремесленников и торговцев — деньгами.
      Сбор налогов производился насильственно. В Ереванском ханстве налоги собирали специальные чиновники хана, которые назывались саркярами. Великий армянский писатель и просветитель Хачатур Абовян вспоминал: «В нашу деревню (Канакер) ежегодно летом приезжал саркиар... он проживал в деревне месяца три или четыре. Ему на это время отводилось лучшее помещение в деревне, он требовал самой заботливой прислуги и хорошего корма для своих служителей и лошадей: ему ежедневно носили в дом лучшие припасы, кур, яйца, масло и проч... Деревенский служитель каждый день ходил из дома в дом, чтобы выпросить или вытребовать всё нужное. С ним обыкновенно шёл слуга сар-киара с кнутом для подстрекания или наказания его в случае медлительности. Он бил и гнал его перед собою, осыпая бесчисленными ругательствами... Когда хозяин дома не тотчас выдавал всё затребованное, человек этот с зверскою яростью врывался в дом, ломал всё, беспощадно бил всех, без различия возраста и пола. И это слуга, — можно судить по нему, что был и господин».
      Более жестокие насилия совершались в Западной Армении. Здесь право взимания налогов зачастую отдавалось на откуп различным торговцам и ростовщикам. Пользуясь своими широкими правами, они безжалостно грабили крестьян. Эти откупщики были подлинной напастью для народа.
      Социально-классовая эксплуатация народных масс, однако, не ограничивалась взиманием налогов и податей. Крестьяне несли также барщинную повинность: сооружали крепости, дома, склады и дороги, обрабатывали земли господ и т. д. Нередко вся сельская община со своими орудиями труда работала в поместьях ханов, пашей и других властителей. Во многих провинциях Западной Армении и на некоторых церковных землях крестьяне фактически были закрепощены. Вследствие неслыханной эксплуатации народ жил в крайней нищете.
      Тяжёлым было и правовое положение народа. Он подвергался национальному и религиозному гнёту. Жестокий режим ханов и пашей попирал все гражданские и политические права армян, которых называли «райа», т. е. бесправный, низший слой. Армянин, будучи христианином, не являлся равноправным гражданином. Его свидетельство в суде не признавалось, он не имел права седлать коня, носить оружие, он должен был уступать дорогу мусульманину, отличаться от него своей одеждой и т. д. За свою национальную принадлежность и вероисповедание армяне выплачивали специальные налоги, главный из которых назывался харадж. Для гаремов шаха, султана, ханов и беков насильственно отбирались женщины и девушки. Власти, феодалы и духовенство всячески разжигали национальное неравенство. Тяжесть национально-религиозного гнёта ложилась прежде всего на плечи трудящихся. О бесправном положении армянского крестьянина X. Абовян писал: «Девушек утаскивали, мальчиков уводили... часто и голову отрезали, жгли, замучивали. Ни дом армянину не принадлежал, ни скот, ни всё добро...».
      Положение ещё более ухудшалось в результате того, что в Восточной и особенно в Западной Армении почти постоянно господствовало безвластие. Многие паши, ханы, де-ребеи и беки вели кровопролитные войны то между собой, то против центральной власти. Разорительные набеги совершали кочевые племена и разбойничьи банды. В ходе этих войн и набегов опустошалась страна, вырезалось и угонялось в плен население. Народ жил в постоянной тревоге, отсутствовали необходимые условия для мирного труда. Европейский путешественник, посетивший в 1805 г. Западную Армению, о положении в Бая-зетском пашалыке писал: «Эта страна подвержена опустошительным набегам. Напрасно
      земледелец высеивает там семена — урожай отнимают ещё не созревшим. Чтобы избавиться от бесчинства разбойников и гнёта господствующих в области пашей, крестьянин вынужден бросить поле, уйти со своей семьёй и скотом. В этой несчастной стране не существует ни родины, ни безопасности, ни покоя».
      Экономическая жизнь страны была очень отсталой. Население занималось в основном сельским хозяйством, которое велось примитивным образом. В земледелии применялись соха, серпы, молотильные доски и другие простые орудия труда. Обширные земельные пространства не обрабатывались. Периодически повторялись неурожаи и сопутствующий им голод. В горных и предгорных районах занимались скотоводством.
      Большая часть населения проживала в сёлах, которые находились в жалком состоянии. О сёлах Восточной Армении того времени очевидец, царский чиновник-статистик Ив. Шопен писал: «Ямы, покрытые землёю, расположенные без всякого порядка и разделённые между собою смрадными кучами навоза или лужами не менее смрадными; дорожки, извивающиеся то около, то через крышу этих ям, заменяющих дома, — вот общий вид селений... Внутренность жилищ соответствует наружному их виду; лучшая комната приёмная — конюшня, сюда ведут почётнейших гостей вместе с рогатым скотом и лошадьми; впрочем, отделение это имеет зимой свою выгоду, потому что в конюшнях теплее, нежели в прочих саклях, открытых навстречу всем ветрам. Сами жители и семейства их живут в особых отделениях, где разложенный посреди пола огонь производит дым, наполняющий всю комнату до выхода из отверстия в потолке, служащего в одно время и трубою, и окном. Здесь с детьми воспитываются телята, барашки и цыплята, а по углам, на насестах, куры и крикливые петухи, составляют ночью весьма неприятное соседство».
      Наиболее крупными городами Армении в этот период были Ереван, Карс, Эрзерум и Ван. Без промышленности, с малочисленным населением они сохраняли свой средневековый неприглядный облик. О Ереване, например, тот же Ив. Шопен писал: «Вид его однообразен и наводит уныние. Как во всех почти азиатских городах, так и здесь улицы узки, и изгибы их так кривы, что они примыкают одна к другой почти без прямых углов. Эти улицы образуются двумя рядами низеньких, безобразных стен, слепленных некоторые из несожжённого кирпича или из голыша, но чаще — просто из грязи. Весьма некрасивые стены эти изредка прерываются низенькими дверцами домов, всегда тщательно запертых. В середине главных улиц протекает ручей, из которого вода распределяется по садам боковыми водопроводами. Вода эта, подмывая дорогу и стены, образует опасные ямы, обращающиеся летом в смрадные топи; зимою водопроводы замерзают, вода выступает, наводняет улицы, и местами, образуя высокие ледники, иногда вовсе преграждает сообщение».
      Распространёнными ремёслами были плотничество, столярное, ткацкое, кузнечное, гончарное, скорняжное, оружейное дело, ювелирное ремесло и т. д. Но все они находились в весьма отсталом состоянии. Господствовал ручной труд, недоставало станков и инструментов, вследствие чего, несмотря на затрату больших усилий, продукция была низкокачественной и незначительной по объёму.
      Ремесленники объединялись в цеха, которые в Восточной Армении назывались ам-карствами (амкарутюн), а в Западной Армении — эснафствами (эснафутюн). Объединявшие ремесленников по профессиям, они были замкнутыми и до некоторой степени самостоятельными организациями: сами решали свои хозяйственные дела, споры и прочие вопросы внутреннего порядка, созывали собрания, сходки и устраивали празднества. Цеха ремесленников имели свои знамёна, гербы, обладали денежными средствами для оказания помощи своим членам. Во главе цеха стоял один из наиболее искусных мастеров — устабаши (глава мастеров).
      Торговля в стране не получила широкого развития, хотя в некоторых городах происходил оживлённый товарообмен, чему способствовали проходящие через Армению транзитные торговые пути. Так, один из них, связывающий Константинополь с Тавризом, проходил через Себастию, Эрзерум и Баязет; другой путь связывал Тбилиси с Эрзерумом через Караклис и Гюмри. Ереван был связан с Тбилиси, Тавризом и Эрзерумом, Ван — с Тавризом и Эрзерумом.
      * * *
      В начале XIX века значительная часть армянского народа жила за пределами своей родины — в соседних и далёких странах. Невыносимые условия, существовавшие в Армении на протяжении веков, опустошения и погромы, чинимые иноземными захватчиками, вынуждали многих покинуть родину и переселиться в другие края. В начале XIX столетия армянские поселения имелись в Москве, Тбилиси, на Северном Кавказе (Новый Нахиче-ван, Моздок, Кизляр), в Астрахани, Крыму, Константинополе, Смирне, в Индии, Иране, Египте, Болгарии и других городах и странах.
      Многие армянские колонии не порвали связей с родиной. Находясь в сравнительно более благоприятных политических и экономических условиях, они принимали заметное участие в развитии культурной, общественной и политической жизни своего народа. С этой точки зрения особенно отличались армянские поселения Москвы, Тбилиси, Нового Нахичевана, Константинополя.
      Армянская община Москвы состояла в основном из торговцев, среди которых особенно выделялась семья Лазаревых; она накопила значительное богатство, а некоторые её представители занимали при царском дворе высокие посты. Поселение не было многочисленным, но оно сыграло значительную роль в развитии культурной и политической жизни армянского народа.
      Армянское население в Грузии составляло большую массу. Оно занималось преимущественно ремёслами и торговлей. Армянская колония Тбилиси, образовавшаяся в древние времена, также сыграла крупную роль в развитии армянской культуры XIX века.
      Город Новый Нахичеван (близ Ростова-на-Дону), в котором жили переселившиеся из Крыма армяне, был основан в 1779 г. В окрестностях Нахичевана образовалось пять армянских селений. Община Нового Нахичевана в своих внутренних делах была самостоятельна. Она, например, имела свой суд, который решал споры горожан, культурно-просветительные и другие вопросы внутри общины.
      Число армянского населения Константинополя в начале XIX века составило около 200 тысяч. Армяне переселялись сюда преимущественно из Западной Армении. В Константинополе находилась резиденция патриарха западных армян. В XIX в. город стал крупным центром западноармянской интеллигенции.
      В начале XIX в. армянский народ, подвергавшийся в родной стране жестокому угнетению, не мог своими силами, без помощи извне, свергнуть варварское господство ханов и пашей. Он нуждался в помощи, а в создавшихся исторических условиях её можно было получить от России. Царское правительство, руководствуясь собственными экономическими и политическими интересами, предпринимало в этот период практические шаги, чтобы присоединить Закавказье к России. Народы Закавказья в свою очередь стремились с помощью русских войск свергнуть тяжкий гнёт ханов и пашей. Таким образом их освободительные стремления совпадали с внешней политикой России. Русская ориентация стала общенародной. Деятели армянского освободительного движения этого периода, подобно своим предшественникам — Исраэлу Ори, Иосифу Эмину и др., установили связь с русским двором, желая ускорить вступление русских войск в Закавказье. В свою очередь
      царское правительство вошло в сношения с армянскими политическими деятелями, чтобы использовать их для осуществления своих целей.
      В начале XIX века широкую деятельность развернул, в частности, видный церковный и политический деятель, архиепископ Нерсес Аштаракеци (1770-1857). Будучи горячим сторонником русской ориентации, он приложил много усилий для освобождения Армении от тяжёлого гнёта ханов и беков и её присоединения к России.
     
      2. Освобождение Восточной Армении от ханского ига
      В 1801 г. специальным манифестом российского императора Александра I Восточная Грузия была присоединена к России (присоединение Западной Грузии произошло в 1803-1810 гг.). Этим историческим актом в состав России был включён также ряд северных районов Армении (Лори-Памбакский и Шамшадинский), граничащих с Грузией.
      Царское правительство одновременно предприняло новые шаги для присоединения к России и других частей Закавказья — Азербайджана и Восточной Армении. Однако решить эту задачу было труднее, так как персидский двор и властвовавшие в Восточной Армении и Азербайджане ханы готовились с оружием в руках защищать своё господство. Положение осложнялось тем, что Англия и Франция всячески покровительствовали персидским ханам и турецким пашам.
      В 1804 г. началась русско-персидская война, которая с некоторыми перерывами продолжалась до 1813 г. Русская армия с помощью местного населения нанесла персидским войскам тяжёлые удары. В январе 1804 г. она под командованием генерала Цицианова заняла город Гянджу (ныне Кировабад).
      Год спустя, в 1805 г., русский отряд под командованием полковника Несветаева, отбросив войска ереванского хана, занял часть Восточной Армении — область Ширак. Таким образом, левобережье реки Арпачай (Ахурян) также вошло в состав России. В том же году в результате мирных переговоров русское подданство приняли ханы Карабаха, Шаки и Ширвана. В 1806 г. новому правителю Кавказа генералу Гудовичу удалось присоединить к России Дербентское, Бакинское и Кубинское ханства.
      Решающие сражения произошли в октябре 1812 г. на берегу реки Араке, на Асландуз-ской равнине, расположенной в 70-и километрах к юго-востоку от города Шуши. Отряд генерала Котляревского нанёс тяжёлое поражение войскам наследника персидского престола Аббаса-Мирзы. Два месяца спустя Котляревский после кровопролитных боёв занял крепость Ленкорань и присоединил к России Талышское ханство. Как известно, в этот же период героический русский народ наголову разбил вторгшуюся в Россию полумиллионную армию Наполеона Бонапарта. Эта блестящая победа русского народа произвела сильное впечатление во всех странах, в том числе в Иране. Правительство шаха предложило мир. 12 (24) октября 1813 г. в селе Гюлистан (в Карабахе) был заключён мирный договор, по которому Дагестан, Восточная Грузия, Гянджинское, Карабахское, Шекинское, Ширванское, Бакинское, Кубинское, Талышское и Дербентское ханства, а также ряд районов Восточной Армении (Ширак, Лори, Шамшадин, Зангезур) были окончательно признаны владениями Российской империи. По Гюлистанскому договору только Россия имела право держать флот на Каспийском море. Договор одновременно урегулировал торговые отношения между двумя странами и т. д.
      * * *
      Во время русско-персидской войны 1804-1813 гг. русские войска дважды пытались овладеть Ереванским ханством. Первая попытка была предпринята в июне 1804 г. Небольшой отряд, насчитывавший около 4500 человек, под командованием генерала Цицианова двинулся через Гюмри и Аштарак на Ереван. Одержав несколько побед над пер-
      сидскими войсками у Эчмиадзина и в окрестностях Еревана, отряд занял предместье города и в начале июля блокировал крепость.
      Ереванская крепость была расположена на южной окраине города — на высоком и скалистом берегу реки Раздан (Зангу). По описанию современников, с трёх сторон её окружала двойная стена. Внутренняя стена, сооружённая из кирпича и камня, была довольно высокой и толстой и имела 17 башен. На расстоянии 32-40 метров от неё находилась внешняя, более низкая и тонкая стена, сооружённая из глины и камня. Вокруг крепости были вырыты широкие и глубокие рвы, часть которых заполнялась водой. Крепость имела 60 пушек и 2 мортиры, гарнизон состоял из нескольких тысяч солдат.
      Осада Еревана длилась со 2 июля до 2 сентября. Цицианов предпринял несколько штурмов, но они не увенчались успехом. Распространившаяся среди солдат болезнь, острая нехватка продовольствия и в особенности боеприпасов создали серьёзные трудности для русских войск. Цицианов снял осаду крепости и возвратился в Грузию.
      Вторая попытка овладеть Ереваном имела место осенью 1808 г., когда русский отряд под командованием генерал-фельдмаршала Гудовича двинулся к городу и в начале октября занял его предместье. Ереванская крепость была блокирована. 17 ноября Гудович предпринял сильный штурм, но, несмотря на героические усилия солдат, не добился успеха. Трудности снабжения войск и надвигавшаяся зима вынудили его в конце ноября оставить крепость и отступить.
      Ереван был взят русскими войсками позднее — во время русско-персидской войны 1826-1828 гг.
      * * *
      Спустя 13 лет после заключения Гюлистанского мирного договора Иран, подстрекаемый Англией, начал новую войну против России. В середине июля 1826 г. войска ереванского хана внезапно вторглись в северные районы Восточной Армении, а главная персидская армия под командованием Аббаса-Мирзы — в Карабах.
      Для немногочисленных русских войск, расквартированных по разным местам Закавказья, создалось тяжёлое положение. Противник вначале добился успеха. Полчища ереванского хана, сломив героическое сопротивление русских солдат и местного крестьянства, захватили провинции Ширак и Памбак. Войска Аббаса-Мирзы осадили крепость Шуши, где вместе с армянскими добровольцами укрепился небольшой русский гарнизон. Превосходящие силы противника заняли Гянджу (Елизаветполь). Опьянённый успехами Аб-бас-Мирза готовился к походу на Тбилиси.
      Однако вскоре всё изменилось. Получив подкрепления, войска Отдельного кавказского корпуса перешли в контрнаступление. 3 сентября 1826 г. русский отряд под командованием генерала Мадатова наголову разбил у Шамхора авангард персидской армии. Десять дней спустя, 13 сентября, у Гянджи потерпели тяжёлое поражение и обратились в бегство главные силы противника. Аббас-Мирза был вынужден перейти Араке и отступить к Тавризу.
      В сентябре 1826 г. от персидских войск были очищены также северные провинции Армении. Эта операция проводилась под руководством прославленного партизана Отечественной войны 1812 г., известного поэта Дениса Давыдова. В начале сентября он был назначен командиром русской части, действовавшей против войска ереванского хана. 21 сентября при селении Мирак генерал Давыдов нанёс поражение противнику и на следующий день вступил в пределы Ереванского ханства. Однако он прекратил продвижение своей части и возвратился в Джалал-оглы (ныне Степанаван), так как поход на Ереван откладывался до весны следующего, 1827 года.
      Ереван. Рисунок французского путешественника Шардена (XVII в.)
      В марте 1827 г. вместо видного военачальника генерала А. П. Ермолова командиром Отдельного кавказского корпуса был назначен генерал И. Ф. Паскевич. Скоро возобновились военные действия. В начале апреля авангард русской армии двинулся к Еревану и 13 числа, не встретив сопротивления, занял Эчмиадзин. В начале июня главные силы русских войск под командованием генерала Паскевича также вступили на Араратскую равнину. 26 июня капитулировал хан Нахичевана, 7 июля русские войска заняли крепость Абба-сабад.
      Вследствие сильной летней жары русские войска временно прекратили военные действия и отошли на отдых в горы Арагац и Карабаба. Только 17 августа у села Ошакан произошло ожесточённое сражение между трёхтысячным отрядом генерала Красовского и в десять раз его превосходящими войсками Аббас-Мирзы. Русские солдаты и находившиеся в их рядах армянские и грузинские добровольцы, проявляя исключительную отвагу, отбили бешеные атаки врага, прорвали кольцо окружения, дошли до Эчмиадзина и спасли монастырь от грабежа и разорения, а его малочисленный гарнизон, духовенство, местных жителей и сотни больных солдат — от истребления.
      В сентябре возобновились активные военные действия. Паскевич принял решение занять Сардарапат, а затем Ереван.
      Крепость Сардарапат соорудил сардар Еревана Гусейн-хан в 1815-1817 гг. под руководством французских инженеров. Она имела квадратную форму, двойную высокую стену, прочные башни и ворота; её гарнизон насчитывал более 2 тысяч человек.
      Осада Сардарапата началась 14 сентября. 18 числа заговорили все орудия. Через два дня при помощи армянского населения русские заняли крепость. Были захвачены 13 пушек, большие запасы хлеба и другие трофеи. Многочисленные армянские и грузинские пленные, заточённые ханом в крепость, были освобождены.
      После этой победы русские войска двинулись на Ереван, оборону которого взял на себя бежавший из Сардарапата Гасан-хан (брат ереванского сардара). В Ереванскую крепость по приказу хана были насильно согнаны тысячи человек, преимущественно армяне — жители города и окрестных сёл. Нерсес Аштаракеци, постоянно находившийся в рус-
      ской армии, установил связь с ними и всячески старался содействовать победе русского оружия.
      Ереванская крепость, осада которой началась 24 сентября, подверглась сильной бомбардировке. 28-го числа открыли огонь 14 тяжёлых осадных орудий, а всю ночь на 30 сентября стреляли 40 орудий, вследствие чего много домов и других строений было разрушено. Хачатур Абовян писал об этих днях: «Ереванскую крепость обволакивал дым. И огонь с неба, и снаряды пушечные падали на голову несчастных жителей. Пять дней и пять ночей ущелья и горы гремели, грохотали. Казалось, вновь сыплются сера и огонь Содома и Гоморры. Ереванская крепость тлела, как пересохший фитиль: потрещит какой-нибудь час, потом снова угаснет, померкнет, — очень уж много пушечных ядер попало ей в голову и в сердце, вымотало ей душу».
      Взятие Еревана. 1827 г. Художник Машков
      Утром 1 октября один из русских отрядов захватил юго-восточную башню крепости, а другой, взломав северные ворота, вступил в крепость. Гарнизон, насчитывавший три тысячи сарбазов (солдат), капитулировал. Были взяты в плен Гасан-хан и многие высокопоставленные чиновники, захвачены до 100 пушек и прочие военные трофеи. Так 1 октября 1827 г. над Ереванской крепостью взвилось русское знамя.
      Победоносные русские войска ереванцы встречали с большой радостью и искренней благодарностью. X. Абовян отмечал: «Солдаты стали входить в крепость, а в тысяче мест, в тысяче окон люди не в силах были рот открыть — так душили их слёзы. Но у кого было в груди сердце, тот ясно видел, что эти руки, эти застывшие, окаменевшие, устремлённые на небо глаза говорят без слов, что и разрушение ада не имело бы для грешников той цены, как взятие Ереванской крепости для армян... С тех пор как Армения потеряла свою славу... не видели они такого дня, не испытывали подобной радости».
      Радость была всеобщей. Ликовали не только жители Еревана, но и население всей Армении, армяне Кавказа, России и даже армянских колоний в дальних странах. Узнав об освобождении Еревана и Восточной Армении, армяне Индии, например, в своих письмах и посланиях на имя Нерсеса Аштаракеци писали: «Армянский народ, обитающий в разных городах Индии, совершенно восхищён, что древняя отчизна их — Араратская страна... на
      ходится в пределах России». В другом письме из Мадраса в 1829 г. писали: «...разными путями и чрез архиепископа Нерсеса получены, наконец, после продолжительного ожидания, благоприятные известия о присоединении древней Армении к России и о том, что армянской нации оказывается высочайшее покровительство. Мадрасские армяне, принимая живейшее участие в соотчичах своих, из Персии в Армянскую область переселившихся, восхищены этим событием. Некоторые из них обещают сделать пожертвование в пользу армянских училищ и библиотек, существующих в пределах России, другие желают сами переехать на жительство в Россию. Большие торговые дома решительно помышляют об устройстве и окончании своих дел в Индии, дабы прийти в возможность и удалиться оттуда, и потом водвориться в своей отчизне. Хотя агенты Великобритании и рассеивают разные слухи, дабы поколебать армян в их намерениях и дабы более привлечь их в свои пространные индийские владения, но средства сии могут токмо смущать временно, ибо будущее прочное благоустройство Армянской области привлечёт армян к водворению в ней».
      Весть о взятии Еревана русскими войсками глубоко тронула и обрадовала видного армянского писателя Месропа Тагиадяна, который, обращаясь к ереванцам, писал из Индии: «Поздравляю вас с тем, что наша сладостная страна освободилась от тяжкого персидского ига... Мои дорогие сограждане, такого счастья, которое выпало на вашу долю, не переживали наши предки даже во время царствования Аршакидов».
      После взятия Еревана русские войска добились новых успехов. Преследуя противника, они 13 октября заняли Тавриз, затем провинции Хой и Салмаст, а зимой — города Марату, Ардебил и Урмию.
      Персидский шах предложил перемирие, которое было принято царским правительством. 10 (22) февраля 1828 г. в деревне Туркменчай, расположенной на пути из Тавриза в Тегеран, был заключён мирный договор.
      По Туркменчайскому договору Восточная Армения была окончательно присоединена к России. Иран отказался от притязаний на Закавказье. Шах в числе прочего обязался выплатить контрибуцию.
      Русско-персидская война 1826-1828 гг., благодаря которой освободилась Восточная Армения, независимо от политики и субъективных целей царского правительства, имела для армянского народа освободительный характер.
      * * *
      Едва кончилась русско-персидская война, как вспыхнула русско-турецкая (1828-1829 гг.), которая велась на двух фронтах — Балканском и Кавказском. Боевые действия на Кавказском фронте в основном происходили в Западной Армении и Грузии.
      Главные силы русской Кавказской армии под командованием генерала Паскевича 14 июня 1828 г., форсировав реку Арпачай (Ахурян) у деревни Гюмри (ныне гор. Ленина-кан), вступили в пределы Карсского пашалыка. 19 июня русские части нанесли тяжёлый удар по турецкой коннице, а затем осадили Карсскую крепость, в которой закрепился карсский паша со своим войском.
      Карсская крепость была одной из первоклассных для своего времени. Она имела форму неправильного многоугольника, была окружена двойной высокой стеной, выложенной из крупных необработанных камней, башни которой были приспособлены для дальнобойного обстрела. Внутри крепости, в её северо-восточном углу, на скалах была расположена цитадель, где находились жилые дома и другие строения, а также военные склады. Один из подземных ходов крепости, имевший 300 ступеней, вёл к реке Карс.
      Осада Карса длилась три дня, 23 июня, после продолжительной бомбардировки и упорных боёв, русские войска овладели крепостью. Они захватили 151 орудие и 33 знамени. Число пленных достигало 1350, среди них был и сам паша Махмед-Эмин со своим штабом.
      В боях за Карс большую помощь русским войскам оказали армяне — жители города. Они поставляли войскам продовольствие и помогали им всеми доступными средствами.
      Очистив Карсский пашалык от турецких войск, армия Паскевича в июле заняла Ахал-калак, а 15 августа, после сильной бомбардировки и штурма — Ахалцих.
      Отряд русских войск, находившийся под командованием генерала Чавчавадзе, 28 августа занял Баязет, а 12 сентября — Алашкерт. В эти же дни армянский добровольческий отряд, действовавший в составе русских войск, освободил Диадин. Таким образом, был занят и Баязетский пашалык.
      Военные действия с новой силой возобновились весной 1829 года. После ряда сражений русская армия 27 июня заняла Эрзерум, а в июле — Байбурт и Хнус.
      В дни взятия Эрзерума в армию Паскевича прибыл великий русский поэт А. С. Пушкин. Пробыв несколько дней в действующих частях, он встретился со своими друзьями, в том числе с сосланными на Кавказ декабристами, был очевидцем военных действий, побывал в городе Эрзеруме, а затем дорогой Карс — Гюмри — Тбилиси возвратился в Россию. Эту свою поездку Пушкин описал в известном произведении «Путешествие в Арзрум».
      Весной и летом 1829 г. турецкие войска потерпели тяжёлые поражения и на главном театре военных действий — на Балканах. В июне русские войска заняли известную крепость Силистрию, а в начале августа город Адрианополь, где 2 сентября и был заключён мирный договор.
      По Адрианопольскому договору к России отошли на Балканах устье Дуная, а на Кавказе — Анапа, Поти, Ахалцих и Ахалкалак. Но согласно договору русские войска были выведены из Западной Армении; Баязет, Карс и Эрзерум были возвращены Турции. Эти и другие районы Западной Армении остались под гнётом султанского правительства и его пашей. Таким образом, если Восточная Армения в 1828 г. была освобождена от ханского режима и присоединена к России, то положение Западной Армении не изменилось.
      Следует отметить, что в начале XIX века, в результате беспрерывных разорительных войн и усобиц между ханами, бесконечных набегов разбойничьих банд и т. д. значительная часть деревень и населённых пунктов Восточной Армении и в особенности Араратской равнины была разрушена и покинута жителями. Интересы царского правительства требовали увеличить численность населения присоединённой к России части Армении, восстановить её экономическую жизнь и сконцентрировать в этой пограничной области как можно больше армян, у которых особенно сильно выражалась русская ориентация. Был выдвинут план переселения в Восточную Армению армянского населения, оставшегося под турецким и персидским владычеством. По требованию России как вТуркменчай-ский, так и Адрианопольский договоры были включены статьи, разрешающие переселение армян в русские пределы — в Восточную Армению и Закавказье. Для осуществления репатриации армян была создана специальная комиссия.
      Оставшееся под турецким и персидским владычеством армянское население с радостью восприняло предложение о переселении в Закавказье. Ханы и паши всячески старались помешать этому, однако несмотря на трудности и преграды, частичное переселение всё же состоялось.
      Первыми переселенцами были армяне из Персии. Весной 1828 г., с наступлением тёплой погоды, отдельными группами пустились в путь армяне из Тавриза, Салмаста, Хоя, Маку и других мест. Многие бросали даже движимое имущество и спешили перейти русскую границу. Число переселенцев превышало 40 тысяч. Большую помощь им оказал ве-
      ликий русский писатель-гуманист А. С. Грибоедов, бывший в то время русским послом в Персии.
      После русско-турецкой войны началось переселение из Западной Армении. Первые группы тронулись с места ещё зимой 1829- 1830 гг. Но массовая репатриация началась с весны 1830 г. Всего переселилось около 90 тысяч человек, преимущественно из Карсского, Эрзерумского и Баязетского пашалыков. Таким образом, в течение 1828-1830 гг. в Восточную Армению и вообще в Закавказье переселилось более 130 тысяч армян.
      Репатриация проходила в тяжёлых условиях. Переселенцы нуждались в транспортных средствах и продовольствии, они испытывали немало лишений. Но несмотря на это, переселение 1828- 1830 гг. несомненно было весьма положительным явлением. Увеличилось армянское население Восточной Армении, произошла концентрация армянского народа на родной земле. Оживилась экономическая и социально-политическая жизнь страны.
      * * *
      В русско-персидской войне 1826 -1828 гг., в ходе которой Восточная Армения была освобождена от ига персидских ханов и присоединена к России, приняли участие многие декабристы — первые русские революционеры, восставшие против царского самодержавия.
      После подавления восстания русских дворянских революционеров в декабре 1825 г. многие из них (около 70 разжалованных офицеров и более 2800 солдат) по приказу царя Николая I были сосланы на Кавказ.
      Среди сосланных на Кавказ декабристов и их соучастников были Е. Е. Лачинов, М. И. Пущин, Н. Н. Депрерадович, А. С. Гангеблов, Н. Н. Семичев, Ф. Г. Вишневский, А. А. Добрынский, Д. А. Искрицкий, А. Е. Ринкевич, Н. Н. Оржицкий, Н. Р. Цебриков и другие. Все они принимали участие в боях за Армению.
      Группа солдат-декабристов, принимающих участие в освобождении Еревана
      Евдоким Емельянович Лачинов, например, участвовал в сражении у села Ошакан 17 августа 1827 г., во взятии Сардарапата, Еревана и за проявленную отвагу был произведён в унтер-офицеры. Михаил Иванович Пущин, будучи командиром сапёрного батальона, успешно руководил осадой ряда крепостей, в том числе ереванской. О Николае Николаевиче Депрерадовиче командир его полка Н. Н. Раевский писал, что он «при осаде Сар-дар-Абада и Эривани, во всех случаях, вёл себя с отличной храбростью». В послужном списке Феодора Гавриловича Вишневского отмечено, что за проявленную при взятии сар-дарапатской крепости отвагу он награждён орденом св. Георгия, а за участие во взятии Еревана удостоен звания унтер-офицера. Во многих боях участвовал Александр Ефимович Ринкевич. В октябре 1827 г. генерал Паскевич докладывал царю: «Прапорщик Ринкевич в делах против неприятеля оказал себя неустрашимым». Отважно сражались и другие декабристы, находившиеся в войсках действующего Кавказского корпуса.
      А. С. Грибоедов
      Большую роль в освобождении Еревана сыграл Лейб-гвардии сводный полк, составленный из рядовых участников восстания декабристов. На всём протяжении осады крепости солдаты-декабристы находились в первых рядах сражающихся войск. 1 октября 1827 г., в день взятия Ереванской крепости, роты Сводного полка, начав штурм, первыми ворвались в крепость.
      Декабристы, служившие в разных отрядах русского Кавказского корпуса, приняли участие и в русско-турецкой войне 1828- 1829 гг. При взятии Карса, Ахалциха, Эрзерума, Ба-берда, других городов они вели упорные бои с турецкими войсками. Особенно отличились, кроме уже упомянутых Лачинова, Пущина и Гангеблова, также П. П. Коновницын, И. Г. Бурцов (погиб при взятии города Баберда в июле 1829 г.), А. Бестужев-Марлинский и другие. Многие рядовые декабристы и, в частности, сотни солдат Черниговского полка, которые за революционное выступление на Украине были сосланы на Кавказ, также приняли деятельное участие как в русско-персидской войне 1826 -1828 гг., так и в русско-турецкой войне 1828 - 1829 гг.
      В отличие от царских генералов и чиновников, декабристы тепло и дружелюбно относились к армянскому народу. Русским революционерам, поднявшим оружие против царского деспотизма, была близка и понятна идея освобождения порабощённых народов: они с особым воодушевлением сражались против персидских и турецких тиранов-угнета-телей. Приняв участие в русско-персидской войне 1826-1828 гг. декабристы тем самым внесли свой вклад в дело освобождения армянского народа от ханского ига.
      Во многих военных действиях русской армии в Восточной Армении принимал участие А. С. Грибоедов. Вместе с тем он сыграл большую роль в заключении Туркменчайского мирного договора.
      * * *
      В войнах России против Персии и Турции активно участвовал армянский народ. Связав свои надежды на освобождение от жестокого ига ханов и пашей с победой русского оружия, он сделал всё возможное для её обеспечения. Армянское население в меру своих возможностей помогало русским войскам не только поставкой продовольствия, сбором необходимых сведений и выполнением многочисленных поручений и услуг, но и вооружённой борьбой. Во время военных действий крестьянство зачастую бралось за оружие. В 1826- 1828 гг. в рядах русских войск мужественно сражались многочисленные армянские, грузинские, азербайджанские добровольцы и ополченцы.
      Знамя одного из армянских добровольческих отрядов, принимавших участие в русско-персидской войне 1826 1828 гг.
      Армянские добровольческие отряды в составе русской Кавказской армии воевали ещё в XVIII веке. Но особенно широкий размах приобрело добровольческое движение во время русско-персидской войны 1826-1828 гг. и русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Летом 1826 г., как только началась русско-персидская война, в Шамшадине под руководством Григора Манучаряна был организован добровольческий отряд, который за короткий срок собрал под свои знамёна 500 всадников. По указанию главного командования Кавказской армии он действовал в основном против полчищ ереванского сардара и оказал важную услугу русским войскам. Осенью того же года по инициативе генерала Мада-това был создан боевой эскадрон из армян Карабаха. Мужественно сражаясь в рядах русских войск, он успешно выполнил немало боевых заданий.
      Медаль в ознаменование взятия Еревана
      Весной 1827 г. в Тбилиси был сформирован армянский добровольческий пехотный полк (отряд), переброшенный затем в Армению. В полк могли вступить мужчины в возрасте с 18 до 30 лет. Среди добровольцев были молодые армяне из Тбилиси, Карабаха, Карса, Эрзерума, Баязета, Еревана и др. мест. О бойцах этого отряда один из генералов русской Кавказской армии Н. Н. Муравьёв писал: «Они выступили с доброю волею и необыкновенным рвением, имея уже и дух молодых солдат... В бою они показали себя как следовало солдатам... все принимали присягу на верность службы и совершали с нами все походы».
      В первые месяцы русско-турецкой войны 1828- 1829 гг. из населения Араратской долины и соседних районов в добровольческие отряды вступило более двух тысяч человек. Они имели специальную форму: красную шапку, обмундирование из зелёного сукна и жёлтые ботинки; находясь в передовых частях русской армии, принимали активное участие во многих сражениях. Когда военные действия развернулись в Западной Армении, здесь были организованы новые армянские дружины, пехотные и конные батальоны, которые активно действовали в Карсском, Эрзерумском и других районах. Большое мужество проявили также армяне Баязета. Вместе с немногочисленной русской частью они героически обороняли крепость Баязет и отразили неоднократные атаки превосходящих войск ванского паши. Руководитель баязетской обороны генерал-майор Попов писал: «Армяне сражались и умирали как герои». Главнокомандующий кавказской армией генерал Паскевич в октябре 1929 г. доносил царю: «В Баязете 2 тысячи армян сражались в рядах наших солдат».
      Добровольческие отряды действовали на всём протяжении военных действий. Многие добровольцы за проявленное мужество были награждены боевыми орденами и медалями.
      * * *
      Освободившись от ига персидских ханов и войдя в состав России, восточные армяне, разумеется, не избавились от национального и социального гнёта. Царское правительство принесло новые формы и методы эксплуатации и угнетения. Будучи государственным органом помещиков и дворян, оно осуществляло эксплуатацию трудящихся как в России, так и на окраинах Российской империи. Царизм проводил политику социального и национального гнёта, тяжесть которой испытал на себе и армянский народ. Однако, несмотря на это, вхождение Восточной Армении в состав России было актом большого прогрессивного значения, оно избавило армянский народ от угрозы физического уничтожения, и предоставило значительные возможности для развития экономической, культурной и политической жизни страны.
      При персидском господстве численность армянского населения всё время уменьшалась. После присоединения к России положение изменилось. В составе Российской импе-
      рии армянское население не подвергалось резне и таким диким формам национальнорелигиозного преследования, которые существовали при ханском режиме, не было межфеодальных опустошительных войн. В подобных условиях начался приток армян в Восточную Армению, где уже в 1840-х гг. численность населения по сравнению с началом XIX века удвоилась. Это означало, что в составе российского государства были обеспечены физическое существование армянского народа, его дальнейший численный рост и целостность, его национальная консолидация.
      Восточная Армения получила новые возможности экономического развития. При владычестве ханов и беков экономика страны переживала застой и деградацию, тогда как Россия, находясь на более высоком уровне развития, стимулировала развитие экономики Армении, создавала для этого благоприятные условия.
      Присоединение Восточной Армении к России имело большое значение и для развития армянской культуры. Богатая и передовая культура русского народа содействовала расцвету армянской литературы, искусства и науки. Такие крупные армянские писатели, как Хачатур Абовян, Габриэл Сундукян, Иоаннес Иоаннисиан, Ованес Туманян и другие, испытали на себе благотворное влияние русской классической литературы. Ованес Туманян писал: «С любовью и почтением преклоняюсь перед великолепной литературой великой русской нации, перед литературой Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Тургенева, Чехова, Толстого и их достойных преемников, литературой, на которой учились очень многие из наших писателей и интеллигентов».
      Прогрессивную роль России в судьбе многих стран и народов, отметил Ф. Энгельс. В 1851 г. в одном из своих писем К. Марксу он писал: «Россия действительно играет прогрессивную роль по отношению к Востоку... Господство России играет цивилизаторскую роль для Чёрного и Каспийского морей и центральной Азии, для башкир и татар»1.
      В результате присоединения Армении к России армянские трудящиеся связали свою судьбу с судьбой великого русского народа, с его освободительной борьбой. Уже в 1860-х годах видный революционный демократ Микаэл Налбандян и его соратники установили политические связи с знаменитыми русскими революционерами Герценом, Огарёвым и их друзьями. В 1870 -1880 гг. в рядах русских народников находились также народники из армянской молодёжи. С конца XIX века армянское рабочее и крестьянское движение было вовлечено в мощное общероссийское революционное движение, которое впоследствии принесло подлинное освобождение как русскому, так и армянскому и многим другим народам.
      Таким образом, вхождение Восточной Армении в состав России явилось крупным прогрессивным событием в истории армянского народа. Начиная с 1828 г. жизнь восточных армян развивалась по новому руслу. Были созданы благоприятные условия для развития экономической, политической и культурной жизни страны, появились обнадёживающие перспективы борьбы и победы. Начался новый этап в многовековой истории армянского народа.
      3. Восточная Армения в составе Российской империи
      Сразу же после заключения Туркменчайского договора царское правительство приступило к ликвидации ханской административной системы в Восточной Армении. В марте 1828 г. была образована Армянская область, включавшая Эриванский, Нахичеванский уезды и Ордубадский округ. Областное управление, возглавляемое царскими чиновниками ведало как хозяйственными, административными, так и судебно-уголовными делами. Однако ликвидация ханской администрации происходила медленно, поэтому власть на местах ещё некоторое время находилась в руках ханов и беков.
      В 1849 г. после ряда новых административных реформ, преследовавших цель укрепить царскую власть на Кавказе, в числе других была создана Эриванская губерния, состоявшая из Эриванского, Нахичеванского, Александропольского, Норбаязетского и Орду-бадского уездов. Остальные районы Восточной Армении были включены в Тифлисскую и Елизаветпольскую губернии. Это административное деление в основном сохранилось до 1917 года, до крушения царского самодержавия.
      Как на всём Кавказе, так и в Восточной Армении царское правительство проводило колониальную политику. Чтобы создать на местах свою социально-классовую опору, оно всячески защищало интересы местных помещиков, расширяло их права. Одновременно был издан ряд законов, усиливающих зависимость крестьян от землевладельцев. Трудящиеся массы подвергались тяжёлой эксплуатации. Ещё в конце 1830-х гг., а также впоследствии — в 1840 - 1850-х гг. и в 1870 - 1880-х гг., в разных местах Армении произошли крестьянские волнения, направленные против царизма и местных помещиков. В 1860-х годах имели место волнения среди ремесленников.
      Царское правительство проводило политику национального угнетения. Оно задерживало развитие армянской культуры, закрывало школы, преследовало печать. Всё это усиливало антицарские настроения среди широких кругов народа. В 1885 г., например, когда на Кавказе было закрыто много армянских школ, произошли столкновения между армянским населением и царской полицией.
      Крупным событием в истории России и Закавказья XIX века была Крымская (Восточная) война 1853-1856 гг. между Россией, с одной стороны, и Турцией, Англией и Францией, с другой. Эта захватническая война наряду с другими фронтами (Балканским, Крымским) имела и Кавказский фронт.
      Когда осенью 1853 г. стотысячная турецкая армия начала наступление на Закавказье, широкие круги армянского, грузинского, азербайджанского и других народов встали на защиту своего края и помогли русским войскам отбросить врага и нанести ему тяжёлые удары. Ещё в начале войны из местного населения было собрано 10 тыс. ополченцев, которые принимали активное участие почти во всех военных действиях. Впоследствии были организованы также отряды местной милиции, конные и пешие добровольческие дружины. Население края оказывало русским войскам большую материальную помощь. Говоря об участии народов Закавказья в этой войне, выдающийся советский историк академик Е. В. Тарле писал: «Героизм народов Закавказья, принимавших участие в боях, полная готовность к материальным жертвам и к выполнению со всем усердием, часто сверх задания, всех требований военных властей — всё это засвидетельствовано почти всеми показаниями современников. От солдат до командиров грузины и армяне живо чувствовали кровную свою заинтересованность и полную с русскими солидарность и моральную ответственность в деле отстаивания своей земли от вторгнувшихся турецких захватчиков».
      В Армении отряды добровольцев, ополченцев и милиции были организованы, в частности, в Ереване, Эчмиадзине, Сардарапате, Александрополе, в провинциях Шорагял (Ширак) и Зангезур. Командование кавказского действующего корпуса и разные высоко-
      поставленные представители царского правительства неоднократно отмечали «верность и примерную храбрость» армянских волонтёров, а также значительную материальную помощь русским войскам, оказанную населением Эриванской губернии.
      Русские войска Кавказского фронта (11 тыс. чел.) под «командованием генерала В. О. Бебутова, пользуясь поддержкой местного населения, 19-го ноября 1853 г. в крупном сражении у села Башкадыклар нанесли тяжёлое поражение турецким войскам (36 тыс. чел.). В июле 1854 г. турецкая армия потерпела новое поражение. 16-го ноября 1855 г. русские отряды заняли Карс. Эти победы на Кавказском фронте не имели, однако, решающего значения. На главном, Крымском фронте войны, несмотря на героизм русских солдат, царское правительство потерпело поражение.
      Крымская война показала отсталость царской России во многих отношениях — экономическом, социальном, военном. Поражение царизма способствовало новому подъёму революционного движения в стране.
      В 1850-1860 гг. заметно оживилась экономическая и общественно-политическая жизни армянского народа. Развивающиеся торгово-обменные отношения разлагали натуральное хозяйство Восточной Армении, расширились экономические связи с Россией. Общественная жизнь как всего Закавказья, так и Армении ещё больше приобщилась к политической и культурной жизни России. Русское революционно-демократическое движение нашло широкий отклик в армянской действительности. Одновременно возросло идейное сближение восточных и западных армян, укрепилась национальная консолидация, завершился процесс образования армянской нации. На арену политической борьбы вышла армянская демократическая интеллигенция, проникнутая патриотизмом и прогрессивными идеями своего времени. Некоторые её представители начали вовлекаться в революционное движение русской разночинной интеллигенции. Оживилась общественно-политическая жизнь и в армянских колониях (поселениях) Москвы, Петербурга, Нового Нахичевана, Тбилиси и некоторых других городов России и Закавказья. В этот же период был основан ряд школ, общественно-политических и культурно-просветительных обществ, получили развитие печать, публицистика, литература и искусство, 1850- 1860 годы были периодом перелома как в общественно-политической жизни, так и в развитии культуры.
      В результате обострения классовой борьбы между различными социальными слоями и классами сформировались три основных общественно-политических течения: клерикально-феодальное, либерально-буржуазное и революционно-демократическое.
      Представители первого течения (Мсер Мсерян, Степанос Мандинян и другие) защищали старые феодально-помещичьи порядки и отношения, не признавали необходимости изменений и преобразований, боролись против просветительских и демократических идей, стремились сохранить господствующее положение церкви, непонятный народу древнеармянский язык — грабар и т. д.
      Либерально-буржуазное течение (Степанос Назарян и др.) выступало за реформы, постепенное капиталистическое развитие общества, за просвещение и развитие культуры. Но вместе с тем оно отвергало путь политической, революционной борьбы.
      Революционно-демократическое течение, которое возглавлял Микаэл Налбандян, выражало интересы трудовых масс, их чаяния, ставило целью освобождение народа от социального и национального гнёта путём революционной борьбы и национально-освободительного движения, распространяло прогрессивные идеи своего времени, стремилось к развитию народной, демократической культуры и т. п.
      В экономической жизни Восточной Армении и всего Закавказья произошли определённые сдвиги уже в 1860-1870 гг. — заметно оживляются внутренняя и внешняя торговля, развиваются товарно-денежные отношения.
      Развитию капиталистических отношений на Кавказе в значительной мере способствовал русский капитал. В пореформенную эпоху, писал В. И. Ленин, русский капитализм втягивал Кавказ «в мировое товарное обращение, нивелировал его местные особенности — остаток старинной патриархальной замкнутости, создавал себе рынок для своих фабрик. Страна, слабо заселённая горцами, стоявшими в стороне от мирового хозяйства и даже в стороне от истории, превращалась в страну нефтепромышленников, торговцев вином, фабрикантов пшеницы и табака»1. В экономику страны постепенно проникал и иностранный (английский, французский, немецкий, голландский) капитал.
      Крестьянская реформа была проведена в Армении в 1870 г. Положением от 14-го мая. Как в России и на всём Кавказе, так и в Армении реформа не внесла существенных изменений в положение крестьян. Но, несмотря на это, она способствовала развитию капиталистических отношений в стране.
      Важное значение имело дорожное строительство. В 1860-1370-х годах были реконструированы и сооружены шоссейные дороги Тбилиси — Караклис — Ереван, Ереван — Джульфа, Александрополь — Кохб — Нахичеван — Горис. В 1883 г. начала работать железная дорога Баку — Тбилиси — Батум, а в 1899 г. — Тбилиси — Александрополь — Карс.
      Во второй половине XIX века значительно расширилась меднорудная промышленность Армении, центрами которой стали Алаверди и Кафан (в Зангезуре). До 1887 г. ала-вердские рудники эксплуатировались греческими промышленниками, а затем — французским акционерным обществом. Производство зангезурской меди находилось в руках армянских и греческих капиталистов. Продукция медеплавильных заводов составляла в Алаверди в 1885 г. — 8418 пудов, в Кафане в 1887 г. — 15000 пудов.
      В 1880- 1890-х гг. возникли промышленные предприятия по производству кожи, вин, коньяка, по переработке хлопка и т. д. В Армении было произведено в 1896 г. 546000 вёдер вина, а хлопка в 1890 г. — 580000 пудов.
      Углублялось расслоение крестьянства. Обедневшие, разорённые крестьяне нанимались батраками к сельским богачам или уходили в город на заработки. В 1884 г. только из Зангезурского уезда ушло около 3000 человек.
      Возросло городское население. В 1865 г. в Ереване насчитывалось 14000 жителей, а в 1897 г. — 29 тыс.; Александрополь в 1865 г. имел 16000 жителей, а в 1897 г. — 31000.
      1 В. И. Ленин, ПСС, т. 3, стр. 594 - 595.
     
     
      ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
      ПОЛОЖЕНИЕ ЗАПАДНЫХ АРМЯН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
     
      1 Усиление национального гнёта
      Во второй половине XIX века, когда Восточная Армения уже находилась в составе Российской империи, Западная Армения оставалась под тяжёлым игом турецкого деспотизма. Общая численность армянского населения, проживавшего в то время в Западной Армении, а также в разных городах и провинциях Оттоманской империи, составляла около трёх миллионов человек.
      Стремясь предотвратить распад империи и вывести страну из крайней отсталости, султанское правительство (Высокая Порта) предприняло ряд попыток проведения реформ. В 1839 и 1856 гг. были обнародованы рескрипты султана Абдул Меджида, декларировавшие неприкосновенность жизни, имущества и чести всех подданных государства, равенство в правах мусульман и христиан, преобразования в экономической жизни страны и т. д. Но все провозглашённые в этот период (1839 - 1870 гг.) реформы, получившие в истории Турции название Танзимат («танзимат» — преобразования, реформы), были осуществлены лишь частично и главным образом в армии и в административной и финансовой областях. Основные идеи Танзимата остались на бумаге. Не произошло изменений в экономическом, общественном строе, в положении трудящихся масс и угнетённых национальностей. В Турции продолжали господствовать самые низкие и варварские формы социального и национального гнёта. «Жалкое крушение терпели все попытки турецкого правительства стать на путь цивилизации»1, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс в 1853 г.
      В период Танзимата несколько оживилась общественно-политическая жизнь западных армян, в частности в армянских колониях Константинополя и Измира (Смирны). Прогрессивная интеллигенция, находившаяся под влиянием преимущественно французской культуры и демократического движения, развернула в 1850 - 1860-х гг. борьбу против армянских клерикалов и богачей-амира. Она в особенности ставила задачу принять так называемую «Национальную конституцию» (в действительности «Положение»), чтобы ограничить их права и бесконтрольную деятельность во внутренних общественно-культурных делах западных армян. Армянская интеллигенция, как буржуазно-либеральная (Г. Отян, Н. Русинян, Сервичен), так и радикально-демократическая (А. Свачян, К. Паносян) достигла и в этом вопросе определённого успеха. Однако «Национальная конституция» («Положение») не затрагивала основных вопросов социально-политической жизни народа. Одновременно законы Танзимата не были осуществлены и в Западной Армении; господствовавшие здесь паши, шейхи и беи и слышать не хотели о них. Таким образом положение армянского народа оставалось тяжёлым. Более того, начиная с середины XIX века национальный гнёт и эксплуатация усилились.
      В 1850 - 1860-х гг. в Османской империи поднялась новая волна национально-освободительного движения. Вспыхнули восстания против турецкого господства в Черногории, Герцеговине и Болгарии. Произошли волнения и в азиатской части империи — среди арабов и курдов.
      Султанское правительство, верное себе, со всей жестокостью подавило эти восстания и вместе с тем приняло ряд мер для предотвращения подобных волнений среди других подвластных ему народов. Высокая Порта не теряла из поля зрения и Западную Армению, где также нашли благодатную почву идеи национально-освободительной борьбы.
      1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 9, стр. 6.
      Стремясь предотвратить повстанческое движение среди западных армян, турецкое правительство сделало всё, чтобы помешать их национальной консолидации. Были предприняты попытки ликвидировать полунезависимое существование ряда армянских провинций, в частности Зейтуна и Сасуна; власти всячески обостряли взаимоотношения между армянами, с одной стороны, и курдами и прочими мусульманскими народами, с другой. Резко усилились репрессии по отношению к печати, литературе, культурно-просветительным обществам, организовывались погромы и резня армян.
      Центральное правительство, местные власти, шейхи и беки, и прочие многочисленные феодалы и чиновники нещадно грабили, разоряли и убивали беззащитных крестьян, занятых мирным трудом. Разгул и произвол властей не знали предела.
      Русский генерал Лихутин, побывавший в Западной Армении в период Крымской войны (1853-1856 гг.), писал, что, армяне подвергаются ужасному насилию, что они постоянно живут в страшной тревоге. Известный армянский учёный-фольклорист Гарегин Срвандзтян в 1864 г. так представлял положение в провинции Муш: «Град пуль, потоки крови, грабёж имущества, разграбление церквей, попрание законов, лишение жизни...»
      Об армянском населении провинции Кеги очевидец в 1869 г. писал: «Этот народ находится на краю моральной и физической гибели; жизнь людей и их имущество находятся в опасности; ежедневно их убивают, оскорбляют, грабят, разоряют».
      В том же году русский посол в Константинополе сообщал, что Высокая Порта направила тайное указание местным властям уничтожать армянские исторические памятники, дабы они не напоминали о прошлом Армении и не пробуждали в армянском народе идею национальной независимости.
      В конце 1876 г. турецкие власти сожгли в Ване много строений, принадлежавших армянам, совершили множество арестов, убийств и попытались организовать резню армянского населения. Позднее английский публицист Эм. Диллон, путешествовавший по Турции, писал, что во многих областях Западной Армении установлен зверский режим, который хуже рабовладельческого строя.
     
      2. Освободительное движение в 1860 - 1870-х годах
      Жестокая политика султанского правительства всколыхнула и армянский народ. В ответ на всё более усиливавшееся угнетение и разбой произошли вооружённые выступления. Защищая свою жизнь и честь, западные армяне предприняли новые попытки освободиться от тяжкого ига турецкого деспотизма.
      В феврале 1862 г. армянское население Вана выступило с оружием в руках против турецких властей. Бои между армянами и турецкой полицией приобрели широкий размах. На помощь повстанцам города поспешило армянское и курдское население окрестных сёл. Повстанцы захватили Ванскую крепость и закрепились в ней. Только после вмешательства войсковых частей восставшие сложили оружие.
      Летом 1862 г. крупное восстание вспыхнуло в Зейтуне, который стал одним из центров армянского освободительного движения второй половины XIX века.
      Зейтун — часть Горной Киликии, расположенная к северо-западу от Мараша, у истоков реки Джаан (Пюрамис). Зейтуном называлась как вся провинция, так и её центр. Этот край, в древности именовавшийся Улнией, изобилует многочисленными труднопроходимыми ущельями, которые вместе с горами делали его почти неприступным.
      Армяне в этой горной провинции обосновались ещё в древности, но сравнительно многочисленное армянское население образовалось здесь в период существования Армянского Киликийского государства (XI -XIV вв.). Численность населения провинции в середине XIX в. составляла 30-35 тысяч человек, из них 17 тысяч проживали в городе Зейтуне, а остальные — в окрестных сёлах.
      Город Зейтун
      Экономическая жизнь Зейтуна носила замкнутый, натуральный характер. Социальноклассовое расслоение крестьянства было ещё слабым, форма правления во многом напоминала патриархально-общинный строй. Но, несмотря на это, в Зейтуне, как и в соседних провинциях, господствовали феодальные отношения: трудовое крестьянство эксплуатировалось знатью, существовали социальные противоречия. Власть в деревне находилась в руках сельского старшины, называемого кехья. Город Зейтун делился на четыре участка, каждый из которых имел своего правителя, носившего титул «князя». Вопросы, относящиеся ко всей провинции, рассматривались на уездном сходе, в который входили сельские старшины, четыре князя и представители духовенства.
      Зейтун находился под владычеством султанской Турции, но фактически пользовался полунезависимым положением. Административные, судебные, религиозные и прочие вопросы решались самостоятельно. Зейтунцы выплачивали, хотя и не всегда, налоги турецким властям.
      В первой половине XIX века несколько раз имели место вооружённые столкновения зейтунцев с турецкими войсками. Так, в 1808, 1819, 1829 и 1835 годах османская армия совершала походы против армянских горцев, но они — отважные и опытные бойцы — героически сопротивлялись и отбрасывали врага.
      Султанское правительство обратило на Зейтун особое внимание в середине XIX века. Опасаясь того, что эта провинция может стать одним из очагов армянского освободительного движения, оно решило ликвидировать её полунезависимое положение и полностью подчинить себе. Летом 1860 г. против зейтунцев была направлена турецкая воинская часть под командованием правителя Мараша Хуршид-паши. Однако зейтунцы успешной контратакой обратили пашу в бегство. Это ещё более обеспокоило турецкое правительство, и оно решило не медля занять этот горный край, рассеять и вырезать его армянское население.
      По приказу султана новый правитель Мараша Азиз-паша собрал большую армию и в июле 1862 г. осадил Зейтун. Всё население провинции поднялось на ноги, за оружие взялись все — молодёжь, пожилые, женщины и старики. Вначале Азиз-паша имел успех; он
      захватил несколько сёл, полностью их разрушил, а население вырезал. Однако вскоре, 2 августа 1862 г., зейтунцы перешли в решительное контрнаступление и разгромили султанские войска. Азиз-паша потерпел позорное поражение. Победители захватили большое количество оружия. Противник оставил на поле боя много убитых. В жестокой схватке зейтунцы ещё раз продемонстрировали свою отвагу и высокое воинское искусство.
      В статье одного из современников этих событий, написанной в декабре 1862 г., говорилось: «Рано утром второго августа Азиз-паша дал сигнал к наступлению на Зейтун... Набат колоколов Зейтуна подал сигнал всем армянам взяться за оружие. Битва была ожесточённой. Армяне, занявшие укреплённые рубежи, нанесли сильное поражение иноплеменникам, отбросили их и достигли ставки Азиз-паши, который едва спасся. Такое же поражение потерпел иноплеменный полк, наступавший со стороны церкви св. Богородицы. Зейтунцы, укрепившиеся в ущельях и расщелинах гор, нанесли большой урон армии противника. Битва продолжалась с утра до полудня, и войска Азиз-паши стали беспорядочно отступать. Зейтунцы до вечера их преследовали, уничтожив многих врагов. Часть этих войск отходила к Марашу; понеся большие потери, она лишь вечером едва достигла города. Другая часть, отступая по более короткому пути — слева и справа от Зейтуна, также была разбита в горах, ущельях, а значительная часть была сброшена в реку и утоплена».
      Но султанское правительство решило любой ценой занять Зейтун. Азиз-паша был отозван, и вместо него правителем Мараша был назначен Ашир-паша, которому было поручено начать новый поход с ещё большими силами. Повстанцы в свою очередь готовились к отражению врага, но вскоре события приняли иной ход. В результате посредничества армянского патриарха в Константинополе начались переговоры между обеими сторонами; султан пошёл на этот шаг из опасения, что Франция, которая вела тогда активную захватническую политику на Ближнем Востоке, может воспользоваться создавшимся положением и совершить агрессию в Киликии. В результате переговоров было заключено соглашение, по которому правительство приостановило поход на Зейтун, а восставшие горцы согласились выплатить налоги и признать назначенного султаном правителя провинции — гаймагама.
      Это соглашение не внесло существенных изменений в жизнь зейтунцев. Цель султанского правительства — овладеть Зейтуном, рассеять и уничтожить его армянское население — не была достигнута. Гаймагам, прибывший в Зейтун в 1865 г., следил за взиманием налогов, но его власть была формальной; в своих внутренних делах зейтунцы фактически сохраняли полунезависимое положение.
      Героическое зейтунское сражение 1862 г. нашло широкий отклик в армянской действительности. Ряд представителей западноармянской демократической интеллигенции, установив связи с восставшими, старались снабжать их оружием и боеприпасами. Освободительную борьбу зейтунцев воспели многие известные армянские поэты, в частности М. Пешикташлян и С. Шахазиз. Армянское население Константинополя, особенно его демократические слои, с напряжённым вниманием следили за происходившими событиями и старались оказать материальную помощь своим соотечественникам, взявшимся за оружие. С этой же целью был организован сбор пожертвований среди армян Тбилиси, Москвы, Нахичевана и других городов. В многочисленных органах армянской периодической печати были опубликованы статьи, посвящённые героическому Зейтунскому восстанию. Отклики на это восстание появились в русской и западноевропейской печати.
      Таким образом, значение вооружённого выступления армянских горцев вышло за пределы одной провинции. В отличие от восстаний предыдущего периода, это восстание приобрело общенациональный характер. Оно воодушевило армянский народ и оказало большое влияние на армянское освободительное движение последующих лет.
      Спустя год после Зейтунских событий, в 1863 г., произошли волнения среди армянского крестьянства провинции Муш, а в 1865 г. — в провинции Чарсанджак. Поднявшиеся там против местных феодалов крестьяне направили делегации в Константинополь, прося Высокую Порту облегчить своё положение. Однако делегаты были арестованы, выступления крестьян подавлены, после чего сотни семей покинули Западную Армению и перебрались в пределы России — в Закавказье.
      С целью организации армянского освободительного движения был основан ряд тайных обществ. Так, в 1872 г. в городе Ване образовалось общество под названием «Союз спасения» («Союз во имя спасения»). В него входили многие горожане и жители окрестных сёл — учителя, ремесленники, крестьяне, торговцы, духовные лица. Союз стремился с помощью России освободить народ от турецкого ига. Он развернул широкую деятельность — распространял листовки, послал в Тбилиси людей с просьбой о помощи и т. д. В одной из листовок общества говорилось: «Попрана наша честь, осквернены наши церкви, похищены наши девушки и юноши; открыто отняты наши права и прилагаются усилия к полному уничтожению нашей нации. Поэтому надо или умереть и не видеть этого ужасного положения, или возродиться на лоне родины. Чего же мы ждём? Поклянёмся же совместно и найдём путь к спасению...».
      Общество «Союз спасения», однако, просуществовав около двух лет, распалось. Но армянское освободительное движение, направленное против турецкого господства, не затихало и в последующие десятилетия.
     
      3. Возникновение Армянского вопроса
      Летом 1875 г. в Боснии и Герцеговине вспыхнули восстания против турецкого владычества. В 1876 г. взялся за оружие болгарский народ. В том же году Сербия и Черногория объявили войну Турции, стремясь добиться полной независимости. Вступивший на престол в 1876 г. султан Абдул Гамид, который был крайне реакционным тираном, принял суровые меры. Султанские полчища учинили беспримерные зверства в Болгарии. Героическая борьба болгарского народа, с одной стороны, и жестокие карательные меры Высокой Порты, — с другой, нашли большой отклик в России. Широкие слои русского общества требовали протянуть руку помощи братскому народу и освободить его от дикого султанского режима. Царское правительство, исходя из интересов своей внешней политики, выступило в роли защитника восставших. Турецкий султан отверг требования Александра II о прекращении резни болгар. В апреле 1877 г. Россия объявила войну Турции.
      Военные действия развернулись на Балканах, которые стали главным театром войны, и на Кавказском фронте. Кавказский корпус русской армии под командованием генерала Лорис-Меликова в течение 1877 г. занял Карс — «эту богатейшую и наиболее освоенную часть Армении»1, Ардаган, Олти, Алашкерт, Баязет, Батум и ряд других центров Западной Армении и Западной Грузии. 8 февраля 1878 г. русские войска заняли город Эрзерум, имевший большое экономическое и военно-стратегическое значение.
      В развернувшихся в Западной Армении военных действиях активное участие принял армянский народ. Видя в России своего избавителя от жестокого султанского режима, армяне всячески содействовали русским войскам. Они предоставляли русской армии продовольствие, ухаживали за ранеными, сообщали командованию сведения военного значения, участвовали в боях и т. д. Многие армянские добровольцы отличались своей самоотверженностью и бесстрашием. Подвиги одного из них — Самсона Тер-Погосяна — описаны в романе известного армянского писателя Раффи «Хент». Важную роль в достижении побед русской армии на Кавказском фронте в числе многих других сыграли генералы рус-
      1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2-е изд., т. 9, стр. 117.
      ской армии, армяне по происхождению, — Лорис-Меликов, Тер-Гукасов, Лазарев, Шел-ковников и другие.
      Действующие на Балканах главные силы русской армии одержали решающие победы. Сломив сопротивление противника, они заняли множество крепостей, городов и в начале января 1878 г. вступили в Адрианополь, находившийся всего в 30 километрах от Константинополя.
      Крепость Карс
      Победу русского оружия приветствовали и с воодушевлением восприняли многие изнывавшие под игом султанского деспотизма народы, в том числе армяне. Возникли новые надежды и чаяния. Западные армяне, веками боровшиеся против тяжкого султанского ига, вновь обратили свои взоры к России. К русскому правительству были направлены официальные обращения с просьбой освободить армян от гнёта турецкого деспотизма, предоставить Западной Армении национально-политическую автономию. Русский двор, интересы которого в это время в значительной степени совладали с устремлениями западных армян, принял эти обращения и обещал оказать помощь.
      Потерпевшая поражение Турция запросила мира, начались переговоры. 19 февраля 1878 г. в местечке Сан-Стефано, неподалёку от Константинополя, был заключён предварительный мирный договор, согласно которому султанское правительство признало независимость Черногории, Сербии и Румынии; Болгарии предоставлялась автономия, должны были быть осуществлены реформы в Боснии и Герцеговине, часть Бессарабии отходила к России и т. п. Далее Сан-Стефанский договор предусматривал присоединение к России Батума, Ардагана, Карса, Баязета и Алашкертской долины.
      Одна статья Сан-Стефа некого договора относилась к западным армянам. Это была статья 16-я, принятая по настоянию России. Русские дипломаты требовали от султанского правительства осуществить реформы в Западной Армении и гарантировать безопасность армянского населения. В статье 16-й Сан-Стефанского договора говорилось: «Ввиду того, что очищение русскими войсками занимаемых ими в Армении местностей, которые должны быть возвращены Турции, могло бы подать там повод к столкновениям и усложнениям, могущим вредно отразиться на добрых отношениях обоих государств, — Блистательная Порта обязуется осуществить, без замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населённых армянами, и оградить безопасность последних от курдов и черкесов».
      Крепость Баязет
      Однако Сан-Стефанский договор не вступил в силу и вскоре был отменён. Ряд европейских государств, прежде всего Англия и Австро-Венгрия, встретили его враждебно. Успехи России, усиление её влияния на Балканах и в Малой Азии не соответствовали захватническим целям этих держав. Представители Англии и Австрии потребовали пересмотреть Сан-Стефанский договор. Царское правительство уступило. 1 (13) июня 1878 г. в Берлине открылся конгресс, в котором участвовали шесть европейских держав — Англия, Россия, Австрия, Германия, Франция, Италия, а также Турция. На этом конгрессе 1 июля вместо Сан-Стефа некого договора был заключён и утверждён Берлинский договор, по которому Россия была вынуждена сделать значительные уступки. Болгария была расчленена и стала вассальным княжеством (но вскоре она стала независимой), Боснию и Герцеговину оккупировала Австрия и т. д. Эрзерум, Баязет и Алашкертская долина возвращались Турции. К России были присоединены только Карс, Ардаган и Батум. После Берлинского конгресса, в том же 1878 г. царское правительство образовало в составе Закавказского края новую административную единицу — Карсскую область.
      На Берлинском конгрессе, во время пересмотра Сан-Стефа некого договора, был обсуждён и вопрос Западной Армении. Чтобы обеспечить благоприятное разрешение своего вопроса, западные армяне направили в Берлин специальную делегацию, которую возглавлял видный общественно-политический и церковный деятель Мкртич Хримян (1820-1907). Делегация призвала державы-участницы конгресса установить национальную автономию Западной Армении. Однако желание армян было игнорировано. Взамен статьи 16-й Сан-Стефа некого договора в Берлинском договоре появилась статья 61-я, в которой говорилось: «Блистательная Порта обязуется осуществить, без дальнейшего замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населённых армянами, и обеспечить их безопасность от черкесов и курдов. Она будет периодически сообщать о мерах, принятых ею для этой цели, державам, которые будут наблюдать за их применением».
      Если в Сан-Стефано вопрос Западной Армении обсуждался между двумя государствами — Россией и Турцией, то в Берлине он стал предметом переговоров и дипломатических сношений Англии, России, Германии, Франции, Австрии, Италии, Турции и таким образом приобрёл международный характер. В ходе переговоров в Сан-Стефано и Берлине в 1878 г. вопрос о Западной Армении и о положении её армянского населения стал называться Армянским вопросом — одним из важных и волновавших широкие народные массы вопросов новой истории Армении. Тесно связанный с Восточным вопросом, Армянский вопрос неоднократно обсуждался на международных конгрессах великих держав и стал предметом их дипломатической игры.
      Надо отметить, что Сан-Стефанский договор предусматривал реальные гарантии и мероприятия для осуществления реформ в Западной Армении. По договору, турецкое правительство обязывалось осуществлять реформы под наблюдением России. Русские войска должны были оставаться в Западной Армении до тех пор, пока Высокая Порта не осуществит предусмотренные реформы. При столь определённой постановке вопроса султан был бы вынужден выполнить принятые условия. Однако на Берлинском конгрессе положение дел изменилось. Согласно статье 61-й Берлинского договора, контроль за проведением реформ возлагался на шесть государств, каждое из которых имело свои интересы и проводило свою политику. Более того, некоторые из них (Англия, Австрия, Германия) были против решения Армянского вопроса. В подобных условиях совместный контроль становился формальным, фиктивным и нереальным. Султанское правительство получало возможность, используя противоречия между державами, уклониться от осуществления намеченных преобразований. По Берлинскому договору Армянский вопрос фактически был оставлен на произвол судьбы. Армянские круги, связавшие надежды с Берлинским конгрессом, пережили глубокое разочарование.
      Последовавшие за Берлинским конгрессом годы показали, что султан Абдул-Гамид, вопреки своим обещаниям, не предпринимает никаких шагов по осуществлению реформ. Более того, видя, что великие державы не озабочены решением армянского вопроса, султанское правительство начало новые преследования армян. В 1880-х гг. по приказу султана Абдул-Гамида были закрыты многие армянские школы и газеты, совершены многочисленные аресты, усилилось угнетение и разорение армянского крестьянства. Покровительствуемые и подстрекаемые турецким правительством и местными властями курдские разбойничьи банды разрушали и грабили армянские сёла, истребляли армянское население. В правящих кругах Турции открыто заявляли, что Армянский вопрос надо разрешить путём уничтожения армян.
      В создавшихся условиях западноармянское освободительное движение приобрело новый размах, усилилась пропаганда его идеологии. Большую роль в этом сыграли писатель Раффи, поэт Рафаэл Патканян и публицист Григор Арцруни. Был создан ряд обществ и организаций, которые стремились поднять армянский народ против османского ига.
      В 1881 г. в Эрзеруме был основан тайный союз «Защита Родины», который ставил себе целью организовать вооружённое восстание против турецкого деспотизма. С этой же целью в Москве армянские студенты, находившиеся под влиянием русских народников, создали в 1882 г. «Союз патриотов». Однако эти и ряд других подобных обществ просуществовали недолго и не сумели развернуть широкую деятельность.
      Позднее образовались политические партии, главной задачей которых было решение Армянского вопроса. В 1885 г. была основана партия «Арменаканов», в 1887 г. — партия «Гнчак» (по названию газеты «Гнчак» — «Колокол»), а в 1890 г. — партия «Дашнакцутюн» (официальное наименование — «Армянский революционный Союз»). Как мелкобуржуазная демократическая партия «Гнчак», так и остальные буржуазные партии стояли на неверном пути. Дашнакцаканы, в частности, прибегали к тактике террора, к авантюрам, ориентировались на империалистические государства. Эти политические партии не разрешили и не могли разрешить Армянский вопрос.
      В 1890-х годах вспыхнули новые «армянские волнения», которые, как писал В. И. Ленин, носили прогрессивный, буржуазно-антифеодальный, национально-освободительный характер1.
     
      4. Резня западных армян в 1890-х годах
      В последнее десятилетие XIX века положение армянского народа, находившегося под турецким господством, ещё более ухудшилось. Султан Абдул Гамид разрабатывал план всеобщей резни армян. По его приказу в 1890-1892 гг. были созданы специальные конные отряды, одна из основных задач которых заключалась в организации армянских погромов. Отряды эти стали называться по имени их создателя «гамидие».
      Султанское правительство решило расправиться прежде всего с Сасуном — одним из центров армянского освободительного движения. Подстрекаемые местными турецкими властями, курдские банды в 1893 г. напали на этот горный район, но, встретив сопротивление, отступили. Летом 1894 г. 4-я турецкая армия под командованием Зеки-паши двинулась на Сасун.
      Как всегда, так и на этот раз, армянское население Сасуна вело героические бои. Армянские крестьяне, хотя были плохо вооружены, сражались отважно и самоотверженно. Но силы были неравными, враг одержал верх. Сасун подвергся опустошению; было вырезано более 10 тысяч человек.
      Сасунские погромы вызвали возмущение во многих странах. Прогрессивная общественность подняла голос протеста против жестокого султана и его кровавой политики. Исходя из своих политических расчётов, сасунскими событиями занялись официальные представители английского, французского и русского правительств. Была образована комиссия, начавшая свою работу в январе 1895 г. Одновременно вновь был выдвинут Армянский вопрос. Английский, французский и русский послы в Константинополе разработали программу реформ для Западной Армении и вручили её султанскому правительству для утверждения. Программа была представлена султану в мае 1895 г. и потому получила название «Майские реформы».
      Эта программа, состоявшая из 40 статей, носила характер административных реформ и предусматривала для Армении местное самоуправление. Реформы должны были быть осуществлены в Ванском, Битлисском, Харпуртском, Диарбекирском, Эрзерумском и Си-васском вилайетах.
      Вначале султанское правительство уклонялось от принятия предложенной программы реформ, а затем под разными предлогами затянуло её рассмотрение. Осенью 1895 г. послы трёх держав — Англии, Франции и России, пересмотрели и частично изменили Майскую программу. На этот раз-султан Абдул Гамид подписал её. Но и после этого положение Западной Армении не изменилось. Султан, почувствовав, что великие державы ведут двуличную и лицемерную политику в Армянском вопросе, принял программу реформ лишь на словах. На деле же он предпринял шаги в совершенно ином направлении.
      Коварный султан тайно готовил новую массовую резню армян и лишь ждал удобного повода, чтобы начать своё злодеяние. В сентябре 1895 г. гнчакисты организовали в Константинополе антисултанскую демонстрацию. Демонстранты требовали, чтобы султанское правительство приняло разработанную тремя державами программу реформ и осуществило её. Турецкая полиция силой оружия разогнала демонстрантов и принялась за резню
      1 См. В. И. Ленин. ПСС, т. 26, стр. 144.
      армянского населения города. По примеру событий в Константинополе погромы начались в населённых армянами провинциях Турции и во многих частях Западной Армении. В конце сентября 1895 г. резня армян имела место вТрапезунде, в октябре — в Ерзанджаке и Марате, затем в Сивасе (Себастии), Эрзеруме, Ване, Баязете, Харпуте (Харберде), Диар-бекире (Тигранакерте) и других местах.
      Погромы совершали как регулярные войска, так и разбойничьи банды, причём действовали они с неслыханной жестокостью и зверством: убивали мужчин, стариков, детей и женщин, грабили имущество народа. Массовые погромы, начавшиеся осенью 1895 г., продолжались и в следующем году. Было разрушено много сёл и городов, опустели целые районы.
      Резня армян в Трапизоне в 1895 г. (Картина И. Айвазовского)
      Летом 1896 г. в Константинополе были организованы новые погромы, поводом для которых послужило следующее событие. 14 августа группа вооружённых молодых людей, принадлежавших к партии Дашнакцутюн, неожиданно напав на здание центрального банка султанского правительства (Банк Оттоман) и захватив его, потребовала, чтобы султан положил конец армянским погромам и публично обещал провести реформы в Западной Армении, в противном случае террористы угрожали взорвать банк и уничтожить все имевшиеся в нём ценности. Султан медлил с ответом, в городе началась паника. В дело вмешались послы европейских держав, которые, пообещав учесть предъявленные требования, убедили террористов покинуть здание банка и удалиться из Турции. Вскоре Абдул Гамид организовал новые погромы в Константинополе. Правительственные войска и всякий сброд напали на армянское население. Было убито несколько тысяч человек, разграблено множество домов.
      В период резни 1890-х годов представители различных слоёв армянского общества неоднократно обращались к великим державам, прося их заступничества и помощи. Эти обращения, однако, не имели последствий; ни одно государство не предприняло действенных шагов для предотвращения или прекращения резни. Напротив, некоторые из этих государств проводили покровительственную политику в отношении султанского правительства.
      Резня армян вызвала возмущение среди прогрессивной мировой общественности во многих странах. Состоялись митинги и демонстрации протеста, Абдул Гамид был назван «погромщиком», «кровавым». В роли защитников западных армян и обличителей султана выступили видные писатели, публицисты и политические деятели. Однако общественное мнение было не в состоянии приостановить зверства султанского правительства.
      В годы погромов часть западных армян взялась за оружие и организовала самооборону; в некоторых местах это сопротивление увенчалось успехом. Достойна особого упоминания оборона армянского населения Зейтуна. Осенью 1895 г. султанские войска совершили поход на Зейтун. Произошли ожесточённые бои, турецкие войска понесли большие потери, но не смогли сломить сопротивление горцев.
      Весть о героическом сопротивлении зейтунцев распространилась во многих странах. Исходя из дипломатических соображений, в дело вмешались представители великих держав. Между султанским правительством и зейтунцами начались переговоры, стороны пошли на взаимные уступки. По заключённому соглашению турецкие войска были выведены за пределы Зейтуна.
      В 1896 г. вооружённую самооборону организовали также армяне города Вана. Они героически боролись против турецких погромщиков, но в конце концов потерпели поражение, ибо слишком неравными были силы.
      В период массовой резни армян 1894 - 1896 гг. погибло около 300 тысяч человек. Были разорены и опустошены сотни деревень и городов.
     
     
      ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
      АРМЯНСКАЯ КУЛЬТУРА В XIX БЕКЕ
     
      В XIX столетии армянская культура пережила значительный подъём. Особенно больших успехов достигла она во второй половине века. Присоединение Восточной Армении к России усилило и укрепило русско-армянские культурные связи. Главными, определяющими в армянской культуре стали прогрессивные, демократические течения. Следует отметить, что и в этот период в развитии литературы, искусства, образования, печати и науки большую роль играли армянские общины Москвы, Тбилиси, Константинополя и Измира.
      1. Литература, искусство
      В начале XIX века в армянской художественной литературе ещё ощущалось влияние средневековой схоластики. Хотя господствовавшее литературное течение — так называемый армянский классицизм — на примерах исторического прошлого и, в частности, в панегириках, посвящённых разным выдающимся деятелям, царям и полководцам, проповедовало патриотизм, смелость и самоотверженность, тем не менее значительная часть произведений литературы была пронизана религиозно-догматическими идеями, была далека от народа, от волновавших его насущных вопросов. Литературным языком был грабар, непонятный широким народным слоям.
      С 1820- 1840 гг. происходят заметные сдвиги. Классицизм уступает место новым литературным течениям — романтизму, а впоследствии реализму. Одной из ведущих тем в литературе становится народ, волнующие его проблемы, современный человек с его внутренним миром и чувствами. В литературу всё чаще проникают социальные мотивы, демократические идеи. На смену грабару приходит новый литературный язык — ашхара-бар, формируется новая армянская литература.
      Хачатур Абовян
      Определённая заслуга в создании новой литературы принадлежит поэту Арутюну Аламдаряну (1795-1834) и писателю, публицисту Месропу Тагиадяну (1803-1858). Но решающую роль в этом деле сыграл великий просветитель-демократ, писатель и педагог Хачатур Абовян.
      Хачатур Абовян (1809 - 1848) родился в селе Канакер близ города Еревана. Начальное образование получил в Эчмиадзинском монастыре, продолжил обучение в тифлисской школе Нерсисян. Затем около пяти лет он учился в Дерптском университете, где и сформировалось его просветительско-демократическое мировоззрение. Возвратившись на родину, Абовян занялся педагогической и литературной работой.
      Общий вид города Вана (XIX в.)
      Абовян — автор стихотворных и прозаических произведений, учебных пособий, научных и публицистических статей. Вершиной его творчества является исторический роман «Раны Армении», в котором обрисованы положение армянского народа в начале XIX века, его освободительная борьба против иноземных угнетателей. В основе романа и других произведений писателя-демократа лежат идеи патриотизма, гуманизма и дружбы народов.
      Абовян вёл упорную борьбу против реакционных сил своего времени. Он добился прогрессивных преобразований в школьном деле, пропагандировал передовые мысли своего времени, разоблачал представителей царской бюрократии и реакционных клерикалов. Великий просветитель стал основоположником новой армянской литературы, сыграл громадную роль в развитии новой культуры, в распространении просветительских и демократических идей среди армянской общественности.
      Период 1850 - 1860-х гг. был переломным как в общественно-политической, так и в культурной жизни армянского народа. Литература, искусство, печать и другие области культуры пережили значительный расцвет. Появился ряд выдающихся писателей, поэтов, публицистов демократического направления; среди них особенно прославился писатель, революционер-демократ Микаэл Налбандян.
      Микаэл Налбандян (1829-1866) родился в Новом Нахичеване (близ Ростова-на-Дону). Здесь же он получил начальное образование, затем обучался в Московском и Петербургском университетах. Его мировоззрение сложилось под непосредственным влиянием великих русских революционеров-демократов Белинского, Чернышевского, Герцена и других. Налбандян писал стихотворения, поэмы, прозу, научно-критические, публицистические статьи и книги, переводил из Пушкина, Лермонтова, Беранже и Гейне. Лучшие его стихотворения — «Свобода», «Дни детства», «Песнь итальянской девушки» — написаны с большим мастерством и проникнуты горячим патриотизмом и революционным пафосом. Поэт-революционер смело заявлял:
      «Свобода!» — восклицаю я.
      Пусть гром над головою грянет,
      Огня, железа не страшусь,
      Пусть враг меня смертельно ранит,
      Пусть казнью, виселицей пусть,
      Столбом позорным кончу годы,
      Не перестану петь, взывать И повторять: «Свобода!».
      (Перевод В. Звягинцевой).
      Цель и смысл своей жизни Налбандян видел в служении, простому, угнетённому народу. В 1861 г. он писал: «Мы добровольно посвятили себя отстаиванию прав простого народа. Пера своего и себя мы не посвятили богачам, чувствующим себя неуязвимыми за грудами золота, особенно когда власть находится в руках тиранов. Но тот злосчастный армянин, тот забитый, жалкий, нищий, голый и голодный армянин, угнетаемый не только чужеземцами и варварами, но и своими собственными богачами, своим духовенством и полуграмотными людьми... вот этот армянин по всей справедливости привлекает наше внимание, и ему именно, не колеблясь ни минуты, посвятили мы все наши силы. Защищать безжалостно попранные права этого армянина — вот подлинный смысл и цель нашей жизни. И чтобы достигнуть этой цели, мы не остановимся ни перед тюрьмой, ни перед ссылкой, и будем служить ей не только словом и пером, но и оружием, если когда-нибудь удостоимся взять в руки оружие, и освятить своею кровью прославляемую нами свободу».
      Микаэл Налбандян
      Налбандян стремился объединить социальную и национально-освободительную борьбу армянского народа с русским революционным движением и с этой целью установил политические связи с известными русскими революционерами Герценом, Огарёвым, Бакуниным, которые высоко оценили его. Так, Герцен в письме революционеру Н. А. Сер-но-Соловьевичу от 24 июня 1862 г. писал о Налбандяне: «Это преблагороднеший человек, скажите ему, что мы помним и любим его». Налбандян, — писал Огарёв, — «золотая душа, преданная бескорыстно, преданная наивно, до святости».
      За свою революционную деятельность Налбандян в 1862 г. был арестован царской полицией. Скончался он в ссылке, в городе Камышине Саратовской губернии.
      Карс (1890-е годы)
      В 1840 - 1850-х гг. зазвучала лира Гевонда Алишана (1820-1901) — одного из основоположников новой, патриотической армянской поэзии.
      В армянской литературе 1860-х гг. достойное место занимают видный поэт Смбат Ша-хазиз (1840-1907) и известный западноармянский поэт Мкртич Пешикташлян (1828 — 1868). В конце 60-х и в начале 70-х годов творил замечательный лирик Петрос Дурян (1852 - 1872), один из ярких представителей армянской литературы XIX столетия.
      Во второй половине XIX века наряду с поэзией и прозой развивались драматургия и сатира. Романтизм стал мощным идейным оружием боевого патриотизма и национально-освободительного движения, в литературе усилилось реалистическое направление. Крупнейшими представителями армянской художественной литературы этого периода стали поэт Рафаэл Патканян, романист Раффи, драматург Габриэл Сундукян и сатирик Акоп Па-ронян.
      Основным мотивом произведений Рафаэла Патканяна (Гамар Катила, 1830-1892) является идея освобождения Западной Армении от турецкого ига. Поэт призывал любить родину и бороться за её свободу с оружием в руках. Устами героя одной из своих поэм Патканян задавал вопрос:
      «И теперь нам молчать, когда яростный враг Отнял меч — оборону, унизив наш стяг,
      У работников плуг вырвал дерзко из рук, Переделал на цепи тот меч и тот плуг?
      О, горе! в плену мы должны изнывать!
      И ныне молчать?».
      И следовал ответ:
      «Пусть молчит тот, кто нем, чей недвижим язык, Или тот, кто в ярме видеть сладость привык!
      Но в ком сердце мужчин, кому честь дорога,
      Пусть бесстрашно идёт против злого врага!
      Кто славой сумел свою смерть увенчать,
      Тот вправе молчать!»
      (Перевод Валерия Брюсова)
      Особенно большой популярностью среди патриотических произведений Патканяна пользовались стихотворения «Слёзы Аракса», «Песнь матери Агаси», поэма «Смерть храброго Вардана Мамиконяна» и другие. В своё время были широко известны и сатирические стихотворения автора, в которых едко высмеиваются космополитизм и паразитический образ жизни юношей и девушек из семей армянских богачей. В своём творчестве Патканян обращался к животрепещущим вопросам дня. Патриотическая лира Рафаэла Патканяна оказала большое влияние на молодое поколение.
      Рафаел Патканян
      Раффи
      О поэзии Патканяна Валерий Брюсов писал: «Её основная сила в чувстве высокого патриотизма, в той огненной и бескорыстной любви к родному народу, которая выражается не в одних дифирамбах, но и в горьких сатирах. Истинная любовь не чуждается гнева и даже ненависти, и именно потому веришь в глубину любви Патканяна...»
      Раффи (Акоп Мелик-Акопян, 1835 - 1888) — один из крупнейших мастеров армянской художественной литературы, известный романист. Его перу принадлежат также повести, рассказы, стихотворения и статьи.
      Творчество писателя отличается высоким мастерством. Его исторический роман «Самвел» — одно из лучших произведений армянской литературы.
      Произведения Раффи проникнуты идеями патриотизма, свободы, национально-освободительной борьбы. Его романы, в особенности «Искры» и «Хент», нашли широкий отклик в народе и в значительной степени содействовали развёртыванию армянского национально-освободительного движения против турецкого деспотизма.
      В ряде произведений автора обличаются представители ростовщического капитала, подвергаются резкой критике отсталые, феодальные порядки и свойственные им общественные и бытовые явления.
      Габриел Сундукян
      Во второй половине XIX века расцвела реалистическая драматургия, основоположником и крупнейшим представителем которой был Габриэл Сундукян (1825-1912).
      Перу Сундукяна принадлежат пьесы «Хатабала», «Ещё одна жертва», «Разрушенный очаг» и другие. Венцом его творчества является пьеса «Пэпо», написанная в 1870 г. и впервые поставленная год спустя в Тифлисе. В этом глубоко реалистическом произведении изображается действительность того времени — жизнь различных общественных слоёв, их быт, нравы, социальные противоречия; разоблачается бюрократизм и взяточничество царских чиновников. Пьеса «Пэпо» открыла новый этап в истории армянского театра.
      Сундукян выступал как защитник обездоленных и бесправных тружеников, бичевал корыстолюбие и низменные поступки купцов и ростовщиков. Главная идея его творчества — стремление к социальной справедливости.
      В этот период получила развитие также сатира, блестящим представителем которой является Акоп Паронян (1843-1891). Им созданы многочисленные произведения: «Национальные столпы», «Высокочтимые попрошайки», «Багдасар-ахпар», «Восточный дантист», «Жертвы деликатности» и многие другие произведения, в том числе статьи, очерки, фельетоны и пародии.
      В армянской литературе второй половины XIX века своим реалистическим искусством и демократическими идеями выделялись также романист Перч Прошян (1832-1907), поэт, прозаик, детский писатель Газарос Агаян (1840 - 1911) и другие.
      * * *
      Значительные сдвиги произошли и в области армянского искусства — театра, музыки и живописи. Так, если до 1850-х годов театральные представления носили случайный характер, не имелось постоянных артистических трупп, то во второй половине XIX века положение изменилось: представления стали более или менее регулярными, возникли новые, относительно постоянные театральные коллективы, появились профессиональные артисты, на сцену вышла женщина-актриса и т. д. В 1850 - 1860-х гг. ряд исторических драм и бытовых комедий был поставлен в армянских общинах Москвы, Тифлиса, Константинополя, а также в Армении — в Ереване, Александрополе и других городах. В после-
      дующие десятилетия профессиональный уровень театрального искусства значительно возрос. Наряду с произведениями национальной драматургии были показаны пьесы мировой классики. Сформировалось целое поколение талантливых артистов (М. Америкян, Г. Чмшкян, А. Рачия и другие). Особенно большую известность приобрёл Петрос Адамян (1849 - 1891) — прославленный армянский актёр-трагик. Он выступал в Турции, на Кавказе, затем в театрах Москвы, Петербурга, Харькова и Киева, повсюду вызывая восхищение зрителей. Адамян, игравший преимущественно шекспировских героев, в частности Гамлета, занимает почётное место среди актёров с мировой известностью.
      Акоп Паронян
      Петрос Адамян
      В 1860 - 1880-х годах произошли заметные сдвиги и в области музыкальной культуры. Демократически и патриотически настроенные музыковеды составили песенники, организовали хоры, стали записывать и обрабатывать народные песни. Было положено начало новой армянской музыке.
      Тигран Чухаджян
      Большую роль в развитии новой армянской музыки сыграл знаменитый западноармянский композитор Тигран Чухаджян (1837-1898). Родился он в Константинополе, музыкальное образование получил в Италии (в Милане). В 1868 г. талантливый композитор написал оперу «Аршак Второй» и этим заложил основы армянской оперы. Чухаджяном созданы также оперетты, из которых особенно известна «Леблебиджи» («Каринэ»), романсы, произведения для фортепиано и оркестра, песни и др. Произведения Чухаджяна, имевшие в своё время большой успех, пользуются широкой популярностью и в наши дни.
      Видными композиторами и музыковедами являлись Макар Екмалян (1856-1905) и Христофор Кара-Мурза (1853-1902). Екмалян, наряду с созданием оригинальных музыкальных произведений, записал и переложил для четырёхголосого хора многочисленные армянские народные песни. Кара-Мурза, составив певческие хоры, выступал с концертами во многих городах Кавказа и России. Кроме того, он записал сотни народных песен и создал самостоятельные произведения.
      В области живописи выделялись портретист Акоп Овнатанян (1806-1881), основоположник армянской жанровой живописи Степан Нерсисян (1820-1884), пейзажист Геворг Башинджагян (1857-1925), Вардгес Суренян (1860-1921), писавший картины на исторические сюжеты, жанрист Арутюн Шамшинян (1856-1914), маринист Эманвел Махтесян (1857 - 1908) и другие.
      Определённое влияние на армянскую живопись оказал выдающийся маринист Иван Айвазовский (1817-1900). Будучи армянином по происхождению, он поддерживал тесные связи с некоторыми представителями армянской культуры. Айвазовский написал полотна и на армянские темы — «Озеро Севан», «Резня армян в Трапезунде в 1895 г.», «Хримян Айрик», «Арарат» и др.
     
      2. Печать, публицистика
      Первое армянское периодическое издание — еженедельный журнал «Аздарар» («Вестник») — выходил в свет в 1794-1796 гг. в армянской общине индийского города Мадраса. Его редактором был патриот и просветитель Арутюн Шмавонян. В «Аздараре» помещались торговые, экономические и политические новости, материалы по вопросам армянской истории, публицистические статьи и т. д. Главной задачей еженедельника было распространение патриотических идей среди народа.
      В первой половине XIX века выходило до 30 периодических изданий; из них шесть в Константинополе, пять в Венеции, три в Тифлисе. Однако эти небольшие газеты и журналы не имели широкого распространения и просуществовали недолго. Наиболее значительными из них были «Аршалуйс Араратян», «Базмавеп» и «Азгасер».
      Газета «Аршалуйс Араратян» («Заря Араратская») была основана в 1840 г. в городе Смирне (Измире). На её страницах печатались материалы о политической и экономической жизни разных стран, об Армении, её культуре и т. д. Газета распространялась не только в Западной Армении, но и среди кавказских армян.
      В 1843 г. в Венеции начал издаваться журнал «Базмавеп» («Полигистор»), освещавший преимущественно армянскую историю и литературу. На страницах журнала публиковались также переводы из французских, английских и русских писателей, сведения об экономической, политической, научной жизни европейских стран и др. «Базмавеп» выпускается и в настоящее время.
      В 1845-1848 гг. в индийском городе Калькутте выходила под редакцией известного писателя Месропа Тагиадяна еженедельная газета «Азгасер» («Патриот»). В ней печатались статьи патриотического и просветительского характера, сообщения об армянской культуре, разные новости и т. д.
      Титульный лист журнала «Юсисапайл»
      Первым периодическим изданием кавказских армян была еженедельная газета «Кавказ», издававшаяся в 1846 - 1847 гг. в Тбилиси. Там же в 1850 -1851 гг. выпускалась газета «Арарат», имевшая более богатое содержание.
      Одним из крупнейших и наиболее известных периодических изданий XIX века стал журнал «Юсисапайл» («Северное сияние»), выходивший в 1858-1864 гг. в Москве. Журнал развернул смелую борьбу против реакционных сил и их идеологии. Он призывал отказаться от грабара и писать на понятном народу литературном языке — ашхарабаре, провести преобразования во всех областях общественной жизни и культуры, распространять просвещение, следовать примеру передовых европейских стран. Будучи главным органом просветительского движения того времени, «Юсисапайл» сыграл громадную прогрессивную роль в развитии армянской общественной жизни, мысли и культуры.
      Редактор журнала Степанос Назарян (1812- 1879) развернул широкую публицистическую деятельность, неоднократно выступал против армянских консерваторов, за просвещение и прогресс. С. Назарян был также видным филологом и востоковедом. Шесть лет он руководил кафедрой арменоведения Казанского университета, долгие годы был профессором восточных языков в московском Лазаревском институте. По своим политическим воззрениям С. Назарян был либералом, сторонником реформ и эволюционного развития общества. С блестящими статьями выступал на страницах «Юсисапайла» революционный демократ Микаэл Налбандян.
      Известным западноармянским периодическим изданием была газета «Мегу» («Пчела»), основанная в 1856 г. в Константинополе. В течение ряда лет её редактором был соратник Микаэла Налбандяна Арутюн Свачян (1831-1874). Будучи последовательным демократом и сторонником национально-освободительного движения, он на страницах газеты вёл смелую и энергичную борьбу против реакционных клерикалов и богачей-амираев. «Мегу» стала органом западноармянской демократии, защитницей и выразительницей интересов западноармянских трудящихся.
      К числу крупных периодических изданий второй половины XIX века относятся газеты «Мшак», «Мегу Айастани», «Аревелян мамул», «Масис» и др. Газета «Мшак» («Труженик») выходила в свет с 1872 г. в Тифлисе под редакцией известного публициста Григора Арцруни (1845-1892). Газета выступала против консерваторов, подвергала критике феодальные отношения и приветствовала возникновение на Кавказе капиталистической промышленности. Публикуя многочисленные статьи об Армянском вопросе, «Мшак» призывал западных армян по примеру балканских народов поднять вооружённое восстание против султанского деспотизма. Редактор газеты считал, что только Россия может оказать реальную помощь западным армянам. «Мшак» оказал большое влияние на патриотическую молодёжь своего времени.
      Титульный лист газеты «Мшак»
      Газета «Мегу Айастани» («Пчела Армении», Тифлис, 1858- 1886) стояла на консервативных позициях и выступала против «Мшака», вследствие чего между ними велась острая и длительная борьба.
      С 1871 г. издавалась газета «Аревелян мамул» («Восточная печать»). Её редактором был видный западноармянский публицист, общественный деятель Маттеос Мамурян (1830-1901), имевший передовые, демократические воззрения и защищавший интересы народных масс.
      Газета «Масис», выходившая в Константинополе с 1852 г., придерживалась либерально-буржуазного направления (редактор — Карапет Ютуджян).
      В 1880-1890 гг. были известны также газеты «Аревелк» («Восток») и «Айреник» («Родина»). Последняя, редактором которой был западноармянский писатель-реалист Арпиар Арпиарян (1851-1908), пропагандировала патриотические и демократические идеи.
      Первое периодическое издание в Восточной Армении — журнал «Арарат» — был основан в 1868 г. в Эчмиадзине. Журнал имел религиозное и историко-филологическое содержание.
      С 1880 г. в Ереване издавалась еженедельная газета «Псак» («Венок»), публиковавшая статьи на литературные, исторические, педагогические и прочие темы. За пропаганду свободолюбивых и патриотических идей газета была закрыта царскими властями в 1884 г.
     
      3. Школа, наука
      В XIX веке в Восточной Армении функционировали школы трёх основных типов — церковно-приходские, частные и государственные, а в Западной Армении — церковные и частные.
      Число армянских школ было ограниченным, а количество учащихся незначительным. Так, например, во всём Закавказье в 1875 г. действовали 213 армянских школ, в которых обучались около 9600 детей. Почти все школы находились в тяжёлом материальном положении, не имели элементарных удобств для учебных занятий. Ещё хуже обстояло дело в Западной Армении.
      Лазаревский институт восточных языков в Москве
      Следует отметить, что большинство армянских школ, будучи начальными, церковноприходскими, имели всего несколько классов. Уровень обучения был низок, педагогические методы — отсталыми. Преподавались в основном «закон божий», история и армянский язык.
      Однако в XIX веке было создано несколько первоклассных для своего времени учебных заведений. В 1815 г. в Москве был основан Лазаревский институт восточных языков, который вначале был средней школой, но позднее имел также классы высшего образования. В институте обучались многие юноши-армяне, сыгравшие впоследствии крупную роль в развитии армянской культуры. Так, в его стенах учились известные армянские поэты Рафаэл Патканян, Смбат Шахазиз, Геворг До до хян, Иоаннес Иоаннисиан, Ваан Терян, арменоведы Мкртич Эмин, Григор Халатян и другие. Лазаревский институт стал одним из крупнейших востоковедческих центров в России и воспитал многих известных учёных-востоковедов.
      В 1824 г. в Тифлисе была открыта школа Нерсисян, просуществовавшая около ста лет. Из неё вышли учителя, публицисты, деятели печати, культуры и т. д. Одними из первых выпускников школы были Хачатур Абовян и Степанос Назарян. Школа Нерсисян сыграла большую роль в развитии просвещения и образования восточных армян.
      Спустя некоторое время были основаны первые школы в центре Восточной Армении Ереване — уездное училище (в 1832 г.) и епархиальная школа (в 1837 г.). В тот же период открылись школа Мурадян в городе Падуе (в 1834 г) и школа Рафаэлян в Венеции в 1836 г. (впоследствии эти две школы объединились), семинария в Константинополе в 1838 г. и т. д.
      Эчмиадзинская семинария Геворгян
      Во второй половине XIX века были созданы новые армянские школы, среди которых выделялась основанная в 1874 г. в Эчмиадзине семинария Геворгян, давшая многочисленных учителей и деятелей культуры. Открылись также женские школы.
      Школьная сеть, однако, не получила широкого развития и во второй половине века. Царское правительство ограничивало число армянских школ и всячески стремилось све-
      сти на нет их значение. Особенно усилились репрессии в 1880-х гг., когда царские власти закрыли многие армянские школы.
      Весьма тяжёлым было положение в Западной Армении. В Османской империи, где господствовал жестокий султанский режим и проводилась политика грубого национального гнёта, погромов и резни, школьное дело, конечно, не могло развиваться.
      Армянская научная мысль XIX века развивалась преимущественно в области истории Армении, армянского языка и литературы. Среди учёных первой половины века своими научными трудами и исследованиями особенно выделялись члены Венецианской конгрегации мхитаристов — историк и географ Гукас Инчичян (1758-1833) и лингвист Мкртич Авгерян (1762-1854). Последний вместе с двумя другими авторами (Г. Аветикяном и X. Сюрмеляном) издал в 1836- 1837 гг. в Венеции двухтомный словарь армянского языка, не утративший своего научного значения до настоящего времени.
      Андреас Арцруни
      Во второй половине XIX века развернулась научная деятельность крупных арменове-дов Г. Алишана, М. Эмина, К. Патканяна.
      Гевонд Алишан (1820- 1901) известен не только как поэт, но и как крупный учёный-филолог. Ему принадлежат многочисленные труды по географии и истории Армении, по истории армянской культуры, из которых особенно известны работы «Сисуан», «Айра-рат», и «Сисакан».
      Мкртич Эмин (1815- 1890) занимался вопросами армянской мифологии, археологии, истории, литературы и эпоса, перевёл и издал на русском языке ряд трудов древнеармянских историков. Он был почётным членом археологического и востоковедческого обществ России.
      Керовбе Патканян (1833- 1889) издал ценные труды по истории и литературе армянского народа, а также по вопросам истории Востока. Он преподавал на восточном факультете Петербургского университета, был избран членом-корреспондентом Российской Академии наук.
      Значительный вклад внесли в арменоведение историки М. Гарагашян (1818-1903), И. Гатрчян (1820-1882), археолог А. Ерицян (1841-1902), лингвист А. Айтинян (1825-1902) и другие.
      В области естественных наук следует отметить известного геолога и химика Андреаса Арцруни (1847- 1898). Обучался он в Петербургском, Дерптском и Гейдельбергском университетах. В 1870-х гг. работал в Тифлисе, затем в Германии (в Берлинском университете, Аахенском политехническом институте). Занимался в основном вопросами геологии Кавказа и Урала, руководил двумя научными геологическими экспедициями в Армении (в 1872-1875 и 1892 гг.). Написал ряд трудов по геологии и минералогии, по вопросам химических свойств кристаллов. В 1895 г. Арцруни был избран членом-корреспондентом Российской Академии наук.
      Многие армянские учёные XIX века получили образование в университетах Москвы, Петербурга, Дерпта, Парижа, Берлина, Женевы и других городов. Не имея условий для деятельности в Армении, они работали в основном за пределами родной страны.
     
     
      ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
      АРМЕНИЯ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА
     
      1. Экономическая и общественно-политическая жизнь Восточной Армении
      В XX столетие Армения вступила по-прежнему разделённой на две части: Восточную, находившуюся в составе Российской империи, и Западную, изнывавшую под гнётом султанской Турции. Этим и определялись особенности социально-экономической и общественно-политической жизни двух частей армянского народа: в Восточной Армении происходили прогрессивные процессы, неразрывно связанные с общим развитием России; жизнь западных армян, протекавшая в условиях жесточайшего режима турецкого деспотизма, стала ещё более тяжёлой, полной трагических событий.
      В конце XIX века Россия вступила в эпоху империализма. Интенсивное развитие промышленности охватило не только центральные, но и окраинные районы империи, в том числе Закавказье. Здесь возникли крупные промышленные центры — Баку, Тифлис, Кутаиси, Батуми, возросло городское население, увеличилась численность рабочего класса. Подъём промышленного производства был характерен и для Армении.
      Ведущей отраслью промышленности Восточной Армении было медеплавильное производство, базировавшееся на местном сырье — медных рудниках Алаверди и Зангезура. С конца XIX века выплавка меди в Армении стала резко возрастать, что было стимулировано, с одной стороны, возросшей потребностью России в меди, а, с другой стороны, проникновением в меднорудную промышленность Армении иностранного, в частности французского капитала. Нещадно эксплуатируя местную рабочую силу, совершенствуя технологию производства, иностранные промышленники добились увеличения выплавки меди. Если в 1900 г. выплавка меди на алавердских заводах не превышала 20 тысяч пудов, то уже в 1901 г. было произведено 59,7, а в 1904 г. — 116 тысяч пудов. В Зангезуре в 1900 г. было выплавлено 50 тысяч, в 1904 г. — 68,4, а в 1907 г. — 94 тысячи пудов меди.
      Производство меди продолжало увеличиваться и в последующие годы, вплоть до начала первой мировой войны. Так, в 1910 г. в Армении было произведено 278,2 тысячи, в 1913 г. — 343 тысячи пудов. Накануне первой мировой войны на долю Армении приходилось 17 процентов всей производимой в царской России меди.
      Значительное развитие получило также винно-коньячное производство. Крупными предприятиями этой отрасли являлись ереванские заводы Шустова и Сараджева. В Эри-ванской губернии стоимость продукции спирто-коньячного производства в 1901 г. составляла 90 тысяч, а в 1908 г. — 595 тысяч рублей. В 1913 г. в Армении было произведено 188 тысяч декалитров вина и 48 тысяч декалитров коньяка. Около 80 процентов производимых в Армении коньяка, спирта и вин вывозились в Россию, а также поступали на международный рынок.
      Предприятия меднорудного и винно-коньячного производства по существу определяли собой промышленный облик Армении, так как, помимо них, здесь имелось лишь несколько предприятий пищевой промышленности, а также большое число различных мастерских кустарного типа. Согласно официальным данным, в 1912 г. в Эриванской губернии насчитывалось 2307 производственных предприятий, на которых были заняты 8254 человека. Таким образом, в среднем на каждое предприятие приходилось не более 3-4 рабочих. В основном это были примитивные производства по первичной обработке сельскохозяйственного сырья, механические мастерские и т. д.
      В. И. Ленин
      Развитие промышленности сопровождалось увеличением численности рабочих в Армении. Этому способствовало также развернувшееся железнодорожное строительство. В 1895 г. было начато строительство железнодорожной линии Тифлис — Карс; первые поезда по этой дороге пошли в 1899 г. Началось также сооружение железных дорог Алек-сандрополь — Ереван (окончилось в 1902 г.) и Ереван — Джульфа (завершилось в 1906 г.). Помимо рабочих-строителей дорог, ряды пролетариата Армении пополнили железнодорожники, обслуживавшие эти дороги. Сложились рабочие коллективы на железнодорожных станциях и в депо Александрополя, Санаина, Карса, Еревана, Джульфы. В начале XX века численность рабочих в Армении достигла примерно 10 тысяч человек.
      Пролетариат Закавказья с самого начала своего формирования был по составу интернациональным. Основные отряды рабочего класса были сконцентрированы на нефтяных промыслах и промышленных предприятиях Баку, на заводах и фабриках Тифлиса, Батуми, Кутаиси и других городов Закавказья. В этих промышленных центрах вместе работали грузины, русские, армяне, азербайджанцы, украинцы, греки и рабочие других национальностей. Большое количество безземельных и бедных крестьян из Армении уходили на заработки в эти города, зачастую оседали здесь и превращались в пролетариев. Особенно много армян работало на предприятиях Баку — этого крупнейшего промышленного центра Закавказья. Много рабочих-армян было и на предприятиях Тифлиса, Батуми, Кутаиси. В начале века около одной трети рабочих, занятых на предприятиях Батуми, составляли армяне, в числе которых — беженцы из Западной Армении, переселившиеся сюда после учинённой в Турции резни армянского населения в 1894-1896 гг. В свою очередь, на промышленных предприятиях Армении работало значительное количество рабочих — русских, азербайджанцев, греков, персов. В первом десятилетии XX века общая численность рабочих-армян в Закавказье достигала 35-40 тысяч человек.
      Армянская торговая и промышленная буржуазия также была рассеяна по всему Закавказью. Крупные промышленники Манташев, Тер-Гукасов, Арамянц и другие вложили свои капиталы в нефтяную промышленность Баку, получали громадные прибыли, выдвинулись в первые ряды промышленной буржуазии России. Армянским капиталистам принадлежало немало предприятий лёгкой и пищевой промышленности в Тифлисе. В самой Армении медными рудниками и различными промышленными предприятиями владели капиталисты Мелик-Азарян, Мелик-Карагезов и другие.
      Тяжёлым было положение рабочих. Они подвергались жестокой эксплуатации со стороны предпринимателей, стремившихся лишь к получению максимальной прибыли. Особенно изнурительным был труд рабочих медных рудников и медеплавильных заводов Алаверди и Зангезура. Рабочий день длился здесь 12- 14 часов, а то и больше; заработная плата была низкой; техника безопасности на рудниках и предприятиях фактически отсутствовала; среди рабочих были распространены профессиональные заболевания — следствие вредных условий труда. Рабочие не имели своих профессиональных союзов, не принимали никакого участия в общественной жизни. Семьи их жили в невыносимо тяжёлых условиях. Постепенно нарастало недовольство рабочих, протест которых против необузданной эксплуатации принимал всё более настойчивые и организованные формы.
      Более бедственным было положение крестьянства. В начале XX века в деревне продолжался процесс разложения патриархальных отношений и роста товарного земледелия. Углубилось расслоение крестьянства, обнищание его большинства. Лучшие земли переходили в руки помещиков и кулаков. Безземелье стало страшным бичом для трудовых крестьян, которые были вынуждены в поисках заработка покидать деревню и уходить в города, на чужбину. Отходничество стало привычным явлением сельской жизни. Тяжёлые налоги, подневольный труд, полное бесправие, засилье торговцев и ростовщиков делали беспросветной жизнь крестьянина-труженика. Описывая положение армянского се-
      ла, корреспондент одной из газет того времени писал: «Горе, боль, слёзы, пот, нужда, нищета, угнетение, разорение, лишения — такова деревня».
      Несмотря на общую отсталость сельского хозяйства Армении, с конца XIX века расширялись посевы хлопчатника, что было обусловлено нуждами текстильной промышленности России, увеличились площади виноградников, обеспечивающих сырьём винноконьячную промышленность Армении.
      Начало XX века ознаменовалось крупными событиями в общественно-политической жизни Закавказья: подъёмом рабочего революционного движения, бурными выступлениями широких масс против царизма, возникновением социал-демократических организаций. Начавшиеся в Закавказье революционные выступления рабочих были частью охватившего Россию общего революционного движения и проходили под влиянием марксистских идей.
      Известно, что с начала XX века Россия становится центром мирового революционного движения. Революционная борьба русского рабочего класса, поддержанная крестьянскими массами, оказала громадное воздействие на всемирный исторический процесс. Российский пролетариат стал ведущей силой освободительного, революционного движения. Особенность нового этапа рабочего движения в России заключалась в соединении его с марксистской теорией. В этом — одна из величайших исторических заслуг Владимира Ильича Ленина, великого революционера, гениального учёного и теоретика, создателя марксистской партии нового типа — Коммунистической партии Советского Союза.
      Вступив на путь революционной борьбы ещё в студенческие годы, В. И. Ленин с первых же шагов своей деятельности тесно увязывал пропаганду марксистских идей с политической и экономической борьбой рабочих на предприятиях. Усилиями В. И. Ленина и его соратников осенью 1895 г. петербургские рабочие кружки были объединены в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Эта организация, вместе с созданными вскоре подобными союзами и группами в Москве, Киеве, Иваново-Вознесенске и других городах страны, знаменовала собой начало соединения марксизма с рабочим движением. В рядах Петербургского «Союза» получили закалку многие революционеры, в том числе и выходцы из Закавказья.
      В армянскую действительность идеи марксизма стали проникать с 80-х годов XIX века. От первых сведений в армянской демократической печати о К. Марксе, его учении, Международном товариществе рабочих — Интернационале до переводов на армянский язык марксистской литературы и её нелегального распространения, от деятельности первых марксистов-армян — участников общероссийского революционного движения до возникновения местных социал-демократических организаций, являвшихся частью созданной В. И. Лениным Российской социал-демократической партии, — таков путь проникновения марксизма в армянскую действительность.
      Первые попытки перевода марксистской литературы на армянский язык были предприняты обучавшимися в Европе студента ми-армянам и в конце 80-х и начале 90-х годов XIX века. Первым произведением, к переводу которого они обратились, был программный документ марксизма — «Манифест Коммунистической партии». В конце XIX века на армянском языке были изданы «Наёмный труд и капитал» К. Маркса, «Научный социализм» Ф. Энгельса, ряд работ видных западноевропейских марксистов того времени П.Лафарга, Ф. Лассаля, В.Либкнехта и других, а также популярная революционная литература. Эта литература различными путями доставлялась в Закавказье, распространялась среди рабочих и студенчества.
      Распространению марксистских идей в Закавказье, первым шагам революционного движения пролетариата края во многом способствовали высланные на Кавказ и работавшие здесь русские революционеры — В. Г. Курчатовский, Г. Я. Франчески, И. И. Лузин, М. И. Калинин, С. Я. Аллилуев и другие.
      Армянские революционеры-марксисты, вместе с революционными деятелями других народов России приняли активное участие в революционной борьбе российского пролетариата, в создании марксистской партии нового типа. Крупными революционными деятелями общероссийского масштаба стали Исаак Лалаянц (1870 - 1933) — соратник В. И. Ленина по самарскому периоду деятельности вождя, принимавший затем активное участие в издании газеты «Искра»; Богдан Кнунянц (1878 - 1911) — видный революционер, прошедший революционную школу в возглавлявшемся В. И. Лениным Петербургском «Союзе борьбы за освобождение рабочего класса», затем активно боровшийся за ленинские принципы построения пролетарской партии на II съезде РСДРП; Степан Шаумян (1878 - 1918) — выдающийся революционер, крупный теоретик марксизма, славный руководитель героической Бакинской Коммуны; Сурен Спандарян (1882 - 1916) — профессиональный революционер, пламенный пропагандист марксизма, входящий в руководящее ядро РСДРП.
      Степан Шаумян
      Под воздействием российского революционного движения в Закавказье, прежде всего в его промышленных центрах, стали возникать марксистские группы и кружки, объединившиеся под знаменем социал-демократии. В 1898 г. в Тифлисе была создана первая марксистская группа армянских рабочих, в которую входили Мелик Меликян (Дедушка), Асатур Кахоян и другие. Группа вела пропагандистскую работу среди рабочих, поддерживала связи с грузинскими и русскими социал-демократами Тифлиса, издавала рукописную газету «Банвор» («Рабочий»). В 1901 г. группа была разгромлена царскими властями. Летом 1899 г. в Джалал-оглы (ныне Степанаван) возник первый в Армении марксистский кружок, руководителем которого был Степан Шаумян. В кружок входила местная революционная молодёжь, которая изучала марксизм и распространяла революционные идеи среди трудящихся.
      Создание в России марксистской рабочей партии стимулировало возникновение в Закавказье социал-демократических организаций, которые строились по принципам интернационализма и представляли собой местные организации РСДРП. Их большая часть активно поддерживала В. И. Ленина и редактируемую им газету «Искра» в борьбе против всякого рода оппортунистов, пытавшихся воспрепятствовать созданию в России подлинно марксистской революционной партии.
      В 1901 г. были образованы Тифлисский, Бакинский, Батумский комитеты РСДРП, имевшие свои подпольные типографии. В конце 1902 г. была создана первая социал-демократическая ячейка в Ереване, в состав которой вошли рабочие железной дороги и завода Шустова. Вслед за этим социал-демократические кружки были организованы в Александрополе — в городе и гарнизоне, в Карсе, Алаверди, в ряде сёл Лори.
      Летом 1902 г. в Тифлисе по инициативе С. Г. Шаумяна, Б. М. Кнунянца и А. Зурабяна был создан «Союз армянских социал-демократов». Организация эта работала под руководством Тифлисского комитета РСДРП, а затем вошла в его состав. «Союз» основал первую нелегальную марксистскую газету на армянском языке — «Пролетариат». В октябре 1902 г. вышел первый номер этой газеты, в котором был помещён манифест «Союза армянских социал-демократов». Ознакомившись с русским переводом этого документа, В. И. Ленин откликнулся на него специальной статьёй «О Манифесте "Союза армянских социал-демократов"»1, которая была опубликована в 1903 г. в «Искре». В. И. Ленин высоко оценил деятельность Союза и изданный им манифест. По всем основным вопросам революционной теории и практики «Союз армянских социал-демократов» стоял на позициях ленинской «Искры». «Союз» защищал ленинские организационные принципы построения партии, пропагандировал идеи пролетарского интернационализма, активно боролся против оппортунистических течений в российской социал-демократии. «Союз армянских социал-демократов» и его орган — газета «Пролетариат» сыграли большую роль в распространении марксистской идеологии в армянской действительности и революционном воспитании армянских трудящихся.
      Интересы руководства рабочим движением в Закавказье, усиление деятельности социал-демократических организаций края требовали организационного объединения разрозненных социал-демократических групп и организаций и создания единого краевого руководящего центра. Эта задача была выполнена первым съездом кавказских организаций РСДРП, который нелегально состоялся в марте 1903 г. в Тифлисе. Съезд принял решение об образовании Кавказского Союза РСДРП и провозгласил его неотъемлемой частью Российской социал-демократической рабочей партии. На съезде был избран руководящий орган Кавказского Союза — Кавказский союзный комитет РСДРП. В его состав в разное время входили видные революционные деятели Закавказья — Б. Кнунянц, А. Цулукидзе, С. Шаумян, А. Джапаридзе, М. Цхакая, Ф. Махарадзе и другие. Создание Кавказского Союза РСДРП явилось важным этапом в сплочении революционных сил края накануне первой русской резолюции.
      Развернувшееся в начале XX века в России революционное движение рабочих вскоре охватило и Закавказье. 1 мая 1901 г. в Тифлисе состоялась мощная демонстрация трудящихся, прошедшая под руководством тифлисской социал-демократической организации. Первомайская демонстрация в Тифлисе послужила сигналом для развёртывания революционного движения во всём крае. Газета «Искра» отмечала, что «с этого дня на Кавказе начинается открытое революционное движение».
      Революционное движение рабочих Кавказа развивалось в тесной связи с общероссийским рабоче-крестьянским революционным движением. Известно, что в годы, предшествовавшие первой русской революции, накал революционной борьбы в России неуклонно усиливался. По стране прокатилась волна рабочих выступлений, проникнутых духом политической сознательности. Особенно мощной была всеобщая стачка на юге России, начавшаяся в 1903 году. В отличие от забастовок предшествующего периода, в этой стачке активную роль играли социал-демократические организации, связанные с «Искрой». Сочетание экономических и политических требований, участие в движении наряду с русскими рабочими украинского и закавказского пролетариата делали это движение особенно опасным для царизма. В Закавказье забастовки состоялись на предприятиях Баку, Тифлиса, Батуми, Александрополя, Алаверди. Особенно упорный характер носила всеобщая забастовка рабочих бакинских нефтяных промыслов и предприятий в июле 1903 года. В Армении в авангарде забастовочного движения шли рабочие алавердских медных рудников. Местные социал-демократические организации стремились направить движение рабочих в русло организованной политической борьбы.
      Богдан Кнунянц
      Под воздействием революционного движения рабочих накануне первой русской революции оживилось крестьянское движение. В конце 1903 г. произошло восстание крестьян села Ахпат Лорийского уезда. Помещик этого села отличался своей жестокостью, беспощадной эксплуатацией крестьян. Ему принадлежали лучшие пахотные земли и пастбища. Доведённые до крайней нищеты, возмущённые крестьяне отказались арендовать землю, самовольно захватили те участки земли, которые они обрабатывали до этого. Помещик обратился в суд, который, разумеется, защитил его интересы. В ноябре в Ахпат были направлены полицейские и стражники, чтобы привести в исполнение решение суда и отобрать у крестьян земли, скот и имущество. Ахпатцы оказали сопротивление властям; произошло столкновение между крестьянами и полицией, во время которого были убиты пять крестьян. Разгневанные крестьяне подняли восстание и прогнали стражников из села. Власти направили в Ахпат войска и полицию. Восстание было подавлено, над его участниками учинена расправа. Около 200 крестьян было арестовано и отдано под суд, село подверглось жестокой экзекуции.
      Крупным событием общественно-политической жизни Армении в начале XX века явилось мощное выступление армянских народных масс против реакционной национальной политики царского самодержавия. Ещё с конца XIX века царское правительство и его местные органы в Закавказье стали осуществлять ряд мер, направленных в частности против
      национальных прав армянского населения края. Закрывались армянские школы, была ограничена деятельность благотворительных и издательских обществ, установлена строгая цензура периодической печати. Особенно усердствовал в проведении этих репрессий наместник Кавказа князь Голицын — ревностный проводник великодержавной политики царизма в подвластном ему крае.
      12 июня 1903 г. царское правительство приняло закон о конфискации земель и доходного имущества армянской церкви и передаче их в ведение соответствующих министерств России. Этот закон не только подрывал экономические основы армянской церкви, но и одновременно был направлен против народа, его политических прав, национальной самобытности и культуры, против армянской школы, поскольку именно на средства церкви содержалось большинство армянских школ в Закавказье. Ликвидация же армянских культурно-просветительных учреждений должна была облегчить осуществление колониальной политики царизма. Именно так и был воспринят закон от 12 июня 1903 г. широкими слоями армянского народа. Царский закон вызвал всеобщее возмущение армянского населения Закавказья. Когда правительство и его местные органы попытались приступить к осуществлению закона, массы армянского населения повсюду поднялись на борьбу против царского самодержавия.
      В июле — сентябре 1903 г. во многих городах Закавказья — Александрополе, Карсе, Ереване, Эчмиадзине, Тбилиси, Елизаветполе (Кировабад), Шуше, Баку, Караклисе (Киро-вакане), Батуме, Игдире, Джалал-оглы и других — состоялись многолюдные митинги и демонстрации, участники которых требовали отмены царского закона и призывали не подчиняться властям. Во многих местах выступления армянских трудящихся переросли в столкновения с полицией и казаками. Кровавые события имели место в Александрополе, Елизаветполе, Тифлисе. В Елизаветполе были введены в действие войска, власти жестоко расправились с участниками антицарских выступлений: среди армянского населения имелись жертвы, сотни людей были арестованы. В Тифлисе власти были вынуждены ввести военное положение.
      Выступление трудящихся против царского самодержавия приобрело характер общенационального движения. В борьбе принимали участие все слои армянского народа — рабочие, крестьяне, ремесленники, интеллигенция, духовенство. Активно включились в борьбу и политические партии, каждая из которых, разумеется, преследовала свои цели, стремилась направить это движение по угодному ей пути. Партия дашнаков, которая ранее отрицала необходимость политической борьбы кавказских армян, теперь, перед лицом развернувшихся событий, была вынуждена заявить, что наряду с «общенациональным вопросом турецких армян» она признаёт и наличие «вопроса русских армян». Дашнаки стремились использовать национально-освободительное движение народа в своих политических целях, изолировать борьбу армянских трудящихся от общего революционного движения народов России и направить её в узко-национальное русло.
      Партия «Гнчак» после армянских погромов в Турции в 1894-1896 гг. переживала серьёзный кризис, обусловленный разочарованием значительной части трудящихся в политике партии гнчакистов. Многие члены этой партии покинули её ряды и вступили в РСДРП. В период борьбы армянских трудящихся, развернувшейся после принятия закона от 12 июня 1903 г., партия «Гнчак» прибегла к тактике террора, которая, конечно, не могла привести к положительным результатам, а лишь отвлекала массы от организованной борьбы против самодержавия. В октябре 1903 г. гнчакистские террористы совершили не-удавшееся покушение на наместника Кавказа Голицына, который был лишь легко ранен.
      В отношении антицаристского движения армянского народа иную позицию заняли социал-демократические организации. Разоблачая подлинную сущность колониальной политики царизма, они поддерживали армянский народ и призывали его сплотиться с
      русским и другими народами России в их общей борьбе против царского самодержавия. Большевистские комитеты выпустили множество листовок и воззваний, в которых, откликаясь на события дня, призывали трудящихся сплотиться под знаменем пролетариата. Центральный орган РСДРП — газета «Искра» с удовлетворением отмечала, что социал-демократы Кавказа «совершенно правильно оценили политическое значение царского похода на армянские церковные имущества и показали своим примером, как следует вообще социал-демократии относиться ко всяким подобного рода явлениям».
      Социал-демократические организации Закавказья призывали народы края поддержать справедливую борьбу армянских трудящихся. Это было тем более важно, что царские власти стремились вызвать межнациональную рознь в Закавказье и тем самым предотвратить дальнейшее усиление революционного движения. Однако грузинские, азербайджанские и русские рабочие промышленных центров края солидаризировались с армянскими трудящимися, сорвали коварные планы самодержавия. Одновременно социал-демократические организации выступали против попыток дашнаков отвлечь армянских трудящихся от классовой борьбы, давали отпор их националистической проповеди, осуждали тактику индивидуального террора. После неудавшегося покушения на Голицына Кавказский союзный комитет РСДРП выпустил листовку «Зверь ранен», в которой в частности говорилось, что Голицыны исчезнут лишь со свержением самодержавия.
      Царское правительство, однако, сломив с помощью вооружённой силы сопротивление народа, приступило к осуществлению закона от 12 июня 1903 г. До конца этого года была в основном завершена конфискация имущества и земель армянской церкви.
      Но борьба продолжалась. Армянские крестьяне отказывались обрабатывать захваченные царскими властями земли, не брали в аренду торговые, ремесленнические и прочие предприятия. Усиливалось волнение народа. Начавшаяся в России первая русская революция принудила царизм отступить. 1 августа 1905 г. царь отменил закон от 12 июня 1903 г.; имущество армянской церкви, как и полученные от него в течение 1903- 1905 гг. доходы, были возвращены.
      События 1903 г. показали армянским трудящимся, что их освобождение может быть достигнуто только в общей борьбе всех трудящихся России против царского самодержавия. Вместе с тем эти события сыграли большую роль в революционизировании трудящихся. Именно поэтому С. Г. Шаумян отмечал, что «1903 год явился поворотным пунктом в истории кавказских армян».
     
      2. Революционное движение в 1905 - 1907 годах
      Массовое революционное движение трудящихся России в начале XX века переросло в буржуазно-демократическую революцию 1905 - 1907 гг. — первую народную революцию эпохи империализма. Революция подняла миллионные массы рабочих и крестьян России на борьбу за своё социальное и национальное освобождение. Она положила начало новому периоду всемирной истории — периоду политических потрясений и революционных битв.
      Началом революции явились кровавые события 9 января 1905 г., когда по приказу царя была расстреляна мирная демонстрация рабочих Петербурга. Оценивая значение этих событий, В. И. Ленин писал: «Рабочий класс получил великий урок гражданской войны; революционное воспитание пролетариата за один день шагнуло вперёд так, как оно не могло бы шагнуть в месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни»1. С января 1905 г. революционное движение стало нарастать, охватывая всю страну. По всей России начались забастовки рабочих, требовавших улучшения своего положения и политических свобод. Уже в январе 1905 г. в стране бастовало более 440 тысяч рабочих. Наиболее упорный характер стачечная борьба приобрела на предприятиях Петербурга, Варшавы и Риги; в этих городах произошли первые уличные бои.
      Весной и летом 1905 г. революционное движение пролетариата развернулось с новой силой. Забастовки и демонстрации рабочих произошли в городах Западной и Центральной России, Польши, Украины, Урала. Кульминационным пунктом революционных событий весны и лета 1905 г. явилось восстание на броненосце «Потёмкин», показавшее, что процесс революционизирования затронул армию и флот.
      Революционное движение рабочего класса против царизма охватило и Армению. В марте 1905 г. бастовали рабочие рудников Алаверди, предприятий Шустова и Сараджева в Эривани, железнодорожники участка Караклис — Александрополь, рабочие александ-ропольского депо. В апреле железнодорожники Армении присоединились к общей забастовке железнодорожников Закавказья.
      Забастовочное движение в Армении было значительно слабее, чем в центральной России. Это объяснялось не только малочисленностью рабочего класса, слабостью социал-демократических организаций Армении, но и тем, что царским властям удалось спровоцировать в Закавказье армяно-азербайджанские столкновения и несколько отвлечь внимание трудящихся от классовой борьбы. В 1905 г. братоубийственная резня произошла в Баку, Шуше, Нахичеване, Ереване, Елизаветполе. В некоторых местах столкновения продолжались в 1906 г. Местные социал-демократические организации под руководством Кавказского союзного комитета РСДРП решительно выступили против инициаторов и пособников этой провокации, призывая трудящихся всех национальностей к единству и солидарности в общей борьбе против царизма.
      В октябре 1905 г. в России началась всеобщая политическая стачка, охватившая вскоре и Закавказье. В Армении она также прошла весьма организованно, забастовщики выдвинули ряд политических требований. Власти ввели на железной дороге военное положение.
      Невиданный размах революционного движения в России вынудил царя издать 17 октября 1905 г. манифест, в котором давались обещания созвать законодательную думу, обеспечить в стране свободу слова, печати, собраний и неприкосновенность личности. Это было отступлением царизма. Армянские буржуазные круги, подобно русской буржуазии, восторженно встретили царский манифест, объявив его «спасительной конституцией». В. И. Ленин, партия большевиков с самого начала оценили царский манифест как обманный маневр, призвали трудящихся не верить царю и продолжать революционную борьбу. Две крупные большевистские организации Армении — александропольская и карсская — выпустили листовки, в которых призывали народ не поддаваться обману и продолжать борьбу против самодержавия.
      В ноябре 1905 г. состоялась наиболее крупная в Армении забастовка периода первой русской революции — забастовка алавердских рабочих. Благодаря хорошей организованности, стойкости и упорству интернациональному коллективу рабочих удалось принудить предпринимателей удовлетворить часть их требований. Руководящее участие в организации этой забастовки принял С. Г. Шаумян.
      В декабре 1905 г. первая русская революция достигла своего апогея: в Москве произошло вооружённое восстание. Весть о вооружённом восстании московского пролетариата быстро распространилась по всей стране. Вооружённые столкновения между рабочими и полицией произошли также в Баку и Тбилиси. Во время столкновения в Тбилиси против рабочих были брошены регулярные войска с орудиями и пулемётами. В этих уличных боях принимал участие легендарный революционер, бесстрашный боец ленинской партии Камо (Симон Тер-Петросян, 1882- 1922). В Армении в эти дни вновь забасто-
      вали железнодорожники. Железная дорога фактически перешла в руки бастовавших, которые создали вооружённые отряды рабочих для поддержания порядка. Власти направили против бастовавших войска.
      После поражения декабрьского вооружённого восстания в Москве революционное движение в стране пошло на убыль. Начался период отступления революции. Но и в это время продолжались забастовки как во многих городах России, так и в Кафане, Алаверди, Карсе и других местах Армении. В августе 1906 г. вновь забастовали алавердские рабочие, накопившие серьёзный опыт стачечной борьбы. Забастовка, которой руководили Степан Шаумян и Сурен Спандарян, длилась целый месяц. Власти стянули к Алаверди войска и подавили забастовку; многие рабочие были арестованы и уволены с работы.
      Сурен Спандарян
      В марте 1907 г. произошла крупная забастовка рабочих кафанских рудников и заводов. Несмотря на то, что в целом по стране революция отступала, забастовка кафанских рабочих завершилась победой. Заводская администрация была вынуждена удовлетворить часть требований рабочих.
      В период революции 1905 - 1907 гг. под влиянием революционного движения пролетариата происходили и крестьянские волнения. В Армении наиболее серьёзные выступления крестьян против властей, помещиков и ростовщиков имели место в провинциях Лори и Зангезур. В ряде сёл Лорийского уезда возникли крестьянские комитеты, которые работали под руководством местных социал-демократических организаций. Крестьянские волнения происходили также в сёлах Эчмиадзинского, Карсского, Александропольского и других уездов. В некоторых сёлах крестьяне переходили к решительным действиям — захватывали помещичьи и монастырские земли, конфисковывали имущество помещиков, гнали из сёл сборщиков налогов. Во многих случаях власти были вынуждены направлять в сёла карательные отряды для усмирения крестьян.
      В годы первой русской революции окрепли ленинские социал-демократические организации, как во всей стране, так и в Армении. Возник ряд новых местных организаций, в частности в мае 1905 г. при непосредственном участии С. Шаумяна был создан Эриван-ский комитет РСДРП. Революционные события способствовали повышению классового сознания рабочих и крестьян. Опыт революции показал, что освобождение армянского народа может быть достигнуто лишь с победой русской революции, объединяющей борьбу всех угнетённых народов России.
      Александрополъ (1900-е годы)
      Несмотря на поражение, первая русская революция 1905-1907 гг. явилась знаменательным событием не только в истории народов России, но и всего мира. Революция нанесла мощный удар по самодержавию, господству помещиков и капиталистов, вписала яркую страницу в историю классовой борьбы. Впервые пролетариат, выступавший в союзе с крестьянством, сыграл роль вождя угнетённых масс, гегемона революции. Революция обогатила рабочий класс России опытом вооружённого восстания, породила новую форму государственной власти пролетариата — Советы рабочих депутатов. В. И. Ленин назвал революцию 1905 г. «генеральной репетицией» Октябрьской революции 1917 года. Он указывал, что без трёх лет исторических битв рабочий класс и широкие массы крестьянства не добились бы столь быстрой победы во второй русской революции и не смогли бы прийти к победе социалистической революции1. Первая русская революция знаменовала собой окончательное перемещение центра международного революционного движения в Россию.
      * * *
      После поражения первой русской революции начался период реакции (1907-1910 гг.). Царское самодержавие, которое во время революции было вынуждено маневрировать, теперь перешло в наступление на революционные и прогрессивные силы страны.
      Повсюду свирепствовал террор. Жестоко преследовались рабочие, крестьяне, прогрессивная интеллигенция. Свой главный удар реакция направила против большевистской партии, против рабочего класса. Подверглись разгрому демократические организации и союзы, возникшие в годы революции. Преследовались и закрывались профессиональные союзы.
      Рыночная площадь в Ереване (1900-е годы)
      Годы реакции стали периодом разгула великодержавного шовинизма. Царизм поставил себе целью привести к полной покорности все нерусские народы, сломить их сопротивление и стремление к борьбе за свои национальные права. Правительство усилило свою колониальную политику и в Закавказье. Наряду с другими областями края Эриван-ская губерния была объявлена в 1907 г. на военном положении. Царские власти учинили жестокую расправу над рабочими и крестьянами, тысячи представителей трудящихся были брошены в тюрьмы.
      Наступление реакции не только усилило политическое бесправие трудящихся, но и привело к дальнейшему усилению их эксплуатации. Рабочий корреспондент газеты «Бакинский рабочий» писал о положении алавердских рабочих в 1908 г.: «Мрак, грязь, пустота, физические муки нищенской жизни и тяжёлого труда глушат в нас все чувства человека...».
      Тяжёлым было и положение крестьян. В подавляющем большинстве своём они были малоземельными или безземельными, влачили нищенское существование. Беспросветная нужда, тяжкий труд, темнота и забитость характеризовали жизнь деревни того времени.
      Общая удушливая атмосфера реакции отразилась и на состоянии демократических сил страны. Поражение революции вызвало настроения неуверенности, разочарования, привело к определённым идейным шатаниям и разброду. В этих условиях партия большевиков, загнанная в глубокое подполье, организованно отступала, сохраняла свои силы, защищала марксистское учение от ревизионистских нападок и извращений.
      В период реакции изменились формы революционной работы большевистских организаций в стране. Руководствуясь ленинскими указаниями, большевики стремились использовать малейшие возможности легальной работы среди рабочих и крестьян. Для пропаганды революционных идей использовались большевистская и демократическая печать, различные общественные организации и товарищества, предвыборные кампании в период выборов в государственные думы. Большевистские организации обратили особое внимание на усиление революционной работы среди рабочей и учащейся молодёжи. Коммунисты Армении вели непримиримую борьбу против буржуазного национализма,
      разоблачали дашнаков, стремившихся увести трудящихся с основного пути революционной борьбы, выступали пропагандистами ленинских идей пролетарского интернационализма. Во всех этих областях значительный опыт накопили социал-демократические организации Еревана, Карса, Александрополя, Алаверди и других мест. Вместе со всей большевистской партией коммунисты Армении, умело сочетая легальные и нелегальные формы деятельности, готовили массы к грядущим революционным боям.
      К концу первого десятилетия XX века в политической жизни России обозначились признаки новой исторической обстановки. Начался новый период революционного подъёма (1910-1914 гг.). Вновь по всей стране развернулось стачечное движение. В течение 1911 г. число стачечников превысило 100 тысяч человек. В апреле 1912 г. в Сибири, на Ленских золотых приисках произошло событие, которое всколыхнуло всю Россию и придало новый размах рабочему революционному движению: власти расстреляли мирное шествие рабочих Ленских приисков, начавших забастовку против произвола и эксплуатации. Новое кровавое выступление царизма вызвало всеобщее возмущение в стране. Уже в мае 1912 г. в России бастовало около 400 тысяч рабочих. Мощные демонстрации рабочих произошли в Петербурге и Москве. Вслед за ними на борьбу поднялись рабочие Украины, Поволжья, Прибалтики. Значительное число стачек происходило под политическими лозунгами. В. И. Ленин назвал 1912 год «годом великого, исторического перелома в рабочем движении России». Волна забастовочного движения продолжала нарастать, напоминая по своему характеру события 1905 года. Если в 1912 г. число забастовщиков составляло около 1 миллиона, в 1913 г. — свыше 1 миллиона 250 тысяч, то только за первую половину 1914 г. число бастовавших возросло до 1 миллиона 300 тысяч рабочих.
      Волна нового революционного подъёма захлестнула и окраины Российской империи. Началось забастовочное движение в промышленных центрах Закавказья — Баку, Тифлисе, Батуми, Елизаветполе. В 1910 г. произошла новая забастовка рабочих Алаверди, железнодорожников Еревана. В 1911-1912 гг. бастовали рабочие соляных промыслов Кохба, предприятий Кафана. Пролетариат Армении поддержал выступления своих братьев по классу в связи с ленскими событиями. Массовые стачки, демонстрации, митинги протеста состоялись в Александрополе, Карсе, Алаверди, Кафане. В авангарде революционного движения в Армении вновь шли рабочие медеплавильных предприятий Алаверди. В 1913 - 1914 гг. произошли стачки алавердских рабочих, выставивших ряд требований экономического и политического характера. Власти с трудом усмирили бастовавших рабочих.
      Годы нового революционного подъёма отмечены и усилением аграрного движения. Крестьянские волнения произошли в Ереванском, Нор-Баязетском, Зангезурском, Алек-сандропольском уездах. Особенно упорный характер носила борьба крестьян сёл Эчми-адзинского уезда. Крестьяне захватили помещичьи земли, отказывались выплачивать налоги, требовали нового, справедливого раздела земли. В некоторых местах произошли столкновения крестьян с полицией.
      В годы нового революционного подъёма было отмечено брожение и в воинских частях. Локальные проявления недовольства имели место также в гарнизонах Еревана, Александрополя, Карса, Сарикамыша. Под влиянием рабочего и крестьянского движения, в результате революционной деятельности большевиков в армии среди солдат зрело политическое сознание. Власти отмечали рост социал-демократических настроений у части солдат воинских соединений, размещённых в Эриванской губернии.
      Новый революционный подъём оказал своё воздействие и на демократическую интеллигенцию. Передовые представители армянского народа, выражая интересы трудящихся, с надеждой смотрели на будущее, предвидя неизбежную гибель самодержавия.
      Настроения оптимизма и уверенности в светлом грядущем хорошо выразил замечательный армянский поэт Ваан Терян, который в 1912 г. писал:
      Проснитесь, песни верные мои,
      Пора на битву воинов сзывать,
      Звать сверстников на правые бои,
      В сердцах свободы пламя зажигать.
      Нараставший революционный подъём был прерван начавшейся первой мировой войной, которая принесла неисчислимые жертвы и страдания как всем народам, так, в частности, и армянскому народу.
      3. Положение в Западной Армении.
      Армянский вопрос в 1912 - 1914 годах
      Западная Армения, находившаяся под тяжёлым гнётом Турции, не пережила сколько-нибудь экономического прогресса даже в начале XX века. В стране всё ещё господствовали феодальные отношения, не было крупных торговых и промышленных центров. Армянская буржуазия была сконцентрирована преимущественно в Константинополе, Смирне и других приморских городах Турции.
      Однако в ряде областей Западной Армении, в частности в Ванском и Эрзерумском вилайетах, развивались товарно-денежные отношения, углублялось расслоение крестьянства, росло число безземельных крестьян. Процесс обнищания крестьянства ещё более усилился вследствие налоговой и аграрной политики турецкого правительства. Высокая Порта вводила непомерно тяжёлые налоги, периодически конфисковывала земли армянских крестьян. Разорённые труженики покидали родные очаги и отправлялись в Россию, страны Западной Европы, в Америку.
      Одновременно турецкий деспотизм продолжал осуществлять свою варварскую политику национального гнёта и преследований. Армяне подвергались новым жестоким насилиям и погромам, им постоянно угрожала опасность массовой резни.
      В ответ на непрерывно усиливавшееся угнетение последовал ряд вооружённых выступлений против султанского господства. Так, весной 1904 г. взялось за оружие армянское крестьянство провинции Сасун. По приказу кровавого султана Абдула Гамида против повстанцев был организован крупный поход. Регулярные турецкие воинские части и присоединившиеся к ним банды курдских шейхов напали на «мятежников». Отважные сасун-цы оказали героическое сопротивление, нанеся врагу чувствительные потери. Но турецкие войска, обладавшие численным превосходством и лучше вооружённые, заняли Сасун, разорили и опустошили его, вырезали тысячи женщин и детей. Несколько отрядов повстанцев, уйдя в неприступные горы, продолжали вести партизанские бои против погромщиков.
      В развернувшихся в Сасуне боях своей беззаветной отвагой и смелостью отличился видный деятель западноармянского освободительного движения, бесстрашный гайдук-партизан Андраник (Андраник Озанян, 1865 - 1927). С 1890-х годов он принял деятельное участие в борьбе армянских повстанцев против османского режима. Уже в начале XX века Андраник пользовался широкой популярностью среди армянского народа.
      В 1908 г. в Турции произошёл государственный переворот. Султан Абдул Гамид был свергнут, были провозглашены конституционные порядки, к власти пришла буржуазнонационалистическая партия «Иттихад вэ тераки» («Единение и прогресс»), или, как обычно её называют, партия «младотурок».
      Правительство младотурок не внесло существенных изменений во внутреннюю жизнь страны, не облегчило экономического и политического положения как турецкого, так и других народов страны, не ликвидировало феодально-крепостнических отношений, не разрешило аграрный вопрос.
      В национальном вопросе младотурки проводили крайне реакционную политику. До прихода к власти они выдавали себя за «революционеров» и обещали нетурецким народам предоставить автономию, ликвидировать национальный гнёт и т. д. В начальный период часть западных армян верила им, а партия Дашнакцутюн даже сотрудничала с ними.
      Придя к власти, младотурки сбросили маску. Вскоре стало очевидным, что они в своей националистической политике превосходят даже султана Абдула Гамида. Эти турецкие шовинисты, стремившиеся всеми средствами осуществить реакционные пантюркистские идеи, во всеуслышание заявили, что их целью является отуречить, денационализировать народы Османской империи; младотурки отрицали какие-либо права или автономию любой нетурецкой нации.
      В апреле 1909 г. младотурки организовали новую резню армян. Она имела место в киликийском городе Адане и соседних районах. Погромщики вырезали 30 тысяч человек.
      Резня в Адане была лишь первым шагом в кровавой политике турецких шовинистов. Младотурки готовились к злодеянию значительно большего масштаба. Начался новый период варварского угнетения и преследований. В 1912 г. большевистская газета «Правда» писала, что стремление младотурок отуречить славян, армян, евреев, греков и других приобрело более длительный, более варварский характер, чем это было при султане Абдуле Гамиде. Таким образом, положение западных армян при господстве младотурок стало более тяжёлым и чреватым страшной угрозой всеобщего истребления.
      В 1912 г. вспыхнула первая балканская война, которая велась коалицией балканских стран — Болгарией, Сербией, Черногорией и Грецией против Турции. Объединённые силы союзных стран нанесли Османской империи тяжёлое поражение. Национально-освободительное движение на Балканах одержало новую победу над турецким военно-феодальным государством.
      В Балканскую войну вмешались крупные европейские державы. Вопреки планам Германии и Австрии правительство России заняло покровительственную позицию в отношении союзных славянских государств и даже потребовало предоставления автономии ряду национальностей, входящих в состав Османской империи. Это обстоятельство, а также поражение Турции послужили поводом нового возбуждения армянского вопроса. Учитывая требование армянских политических и общественных организаций, католикос ГеворгУ обратился к России, прося её помощи и посредничества в деле разрешения Армянского вопроса. Одновременно он уполномочил известного армянского общественно-политического деятеля из Египта Погоса Нубар-пашу обратиться с соответствующими заявлениями к западноевропейским государствам.
      Обращения к великим державам по Армянскому вопросу нашли поддержку фактически лишь в России. Русское правительство, которое в те годы старалось укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, взяло на себя роль защитника армян и проявило готовность содействовать решению Армянского вопроса. В июне 1913 г. оно выдвинуло программу, согласно которой вилайеты Западной Армении Эрзерум, Ван, Битлис, Диарбекир, Харпут и Сивас должны были быть объединены в одну административную единицу — Армянскую область, управляемую генерал-губернатором-христианином, назначаемым на этот пост турецким правительством при согласии европейских государств. Программа предусматривала предоставление для Западной Армении в целом административной автономии.
      Однако предложенная правительством России программа встретила резкое сопротивление как Турции, так и стоявшей за её спиной Германии. Империалистическая Германия, превратившая Турцию в свою полуколонию и стремившаяся захватить весь Ближний
      Восток, рассматривала проектируемую автономию Западной Армении как препятствие на пути осуществления своих агрессивных целей. Двуличную политику проводили Англия и Франция, которые официально высказывались за русскую программу, но на деле были против неё.
      Но Россия продолжала оказывать давление на Турцию. Начались новые переговоры. 26 января (8 февраля) 1914 г. Россия и Турция заключили соглашение; была принята программа реформ, которые предстояло осуществить в Западной Армении. Вместо автономии это соглашение фактически предусматривало проведение внутренних реформ. Турецкое правительство обязалось осуществить аграрную, административную, судебную и прочие реформы. Новая программа предусматривала создание двух административных единиц — секторов, один в составе Эрзерумского, Трапезундского и Сивасского, а другой — Ванского, Битлисского, Харпутского и Диарбекирского вилайетов. Для каждого сектора великие державы, с согласия турецкого правительства, должны были назначить по одному генералу-инспектору, обязанному контролировать деятельность высшего чиновничества, судебных и полицейских учреждений. Общий контроль над осуществлением реформ, предусмотренных соглашением от 26 января, возлагался на Россию.
      Однако даже эта весьма умеренная программа реформ не была осуществлена. Турецкое правительство всё время откладывало её осуществление. А в июле 1914 г., когда началась первая мировая война, оно объявило недействительным соглашение от 26 января. Более того, с первых же месяцев войны младотурк