НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Макаренко А. С. Избранные педагогические произведения. — 1946 г.

Антон Семёнович Макаренко

Избранные педагогические произведения

*** 1946 ***


DjVu


<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

 

Педагогические сочинения в восьми томах (FB2 и TXT): ZIP

 

      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      Введение
      I. Статьи по общим вопросам воспитания
      Цель воспитания
      Педагоги пожимают плечами
      Воля, мужество, целеустремлённость
      Проблемы воспитания в советской школе
      Воспитание характера в школе
      Не может быть
      Максим Горький в моей жизни
     
      II. Проблемы школьного советского воспитания
      Лекция 1 Методы воспитания
      Лекция 2 Дисциплина, режим, наказания и поощрения
      Лекция 3 Педагогика индивидуального действия
      Лекция 4 О трудовом воспитании
      Лекция 5 Отношение, стиль, тон в коллективе
     
      III. Некоторые выводы из педагогического опыта
      Некоторые выводы из моего педагогического опыта
      Заключительное слово А С Макаренко
      Мои педагогические воззрения
      О моём опыте
      Воспитание в семье и школе
     
      IV. Воспитание в семье
      Лекция 1 Общие условия семейного воспитания
      Лекция 2 О родительском авторитете
      Лекция 3 Дисциплина
      Лекция 4 Игра
      Лекция 5 Воспитание в труде
      Лекция 6 Семейное хозяйство
      Лекция 7 Воспитание культурных навыков
      Лекция 8 Половое воспитание

     

      Замечательный советский педагог Антон Семёнович Макаренко родился 1 (13) марта 1888 г. в г. Белополе Харьковской губ. Отец его был мастером малярного цеха железнодорожных мастерских.
      По окончании городского училища и учительских курсов А. С. Макаренко в 1903 г. начал свою педагогическую работу в качестве учителя в железнодорожном двухклассном училище посёлка Крюково (б. Полтавской губ.).
      В период революции 1905 г. школа, где учительствовал Антон Семёнович, сделалась местным центром революционной работы. Заведующий школой М. Г. Компанцев и А. С. Макаренко принимали в этой работе деятельное участие. В школе часто устраивались собрания железнодорожных рабочих.
      Об этом узнала администрация, и инспектор народных училищ перевёл Компанцева в другую школу при ст. Долинской Харьковской губ., куда в 1911 г. переехал и А. С. Макаренко.
      Проработав в этой школе около 3 лет, Антон Семёнович в 1914 г., имея уже 10-летний стаж народного учителя, поступил в Полтавский учительский институт, который окончил с золотой медалью в 1917 г.
      С 1 сентября 1917 г. он был назначен инспектором (заведующим) высшего начального училища в пос. Крюково.
      А. С. Макаренко с восторгом встретил Октябрьскую революцию. «После Октября передо мной открылись большие перспективы. Мы, педагоги, тогда так опьянели от этих перспектив, что уже и себя не помнили», писал впоследствии Антон Семёнович, вспоминая эти годы.
      Уже тогда, начиная работу в только-что созданной советской школе, А. С. Макаренко ищет новых путей воспитательной работы: он старается создать из учащихся крепкий, дружный коллектив, организует их работу на пришкольном участке, организует трудовые отряды учащихся, военизированные формы их трудовой деятельности, создает духовой оркестр и пр.
      Осенью 1920 г. Полтавский губернский отдел народного образования поручает Антону Семёновичу организовать колонию для несовершеннолетних правонарушителей.
      В полуразрушенном здании бывшей колонии для малолетних ареступников в 6 километрах от Полтавы А, С, Макаренко основывает трудовую колонию им. Горького.
      Всё оборудование существовавшей до революции колонии было расхищено, вынуты стёкла, разобраны печи. Первая группа воспитанников, с которыми пришлось иметь дело Антону Семёновичу, — несколько подростков и юношей, с уголовным прошлым, привыкших к безделью, издевающихся над педагогами. Вскоре прибыло ещё несколько групп. К февралю число колонистов дошло до пятидесяти.
      С большой выдержкой и педагогическим тактом, проявляя большую заботу о своих воспитанниках, терпя вместе с ними лишения и невзгоды, вызванные хозяйственной разрухой и организационным периодом, отдавая всю свою энергию налаживанию воспитательной и хозяйственной жизни колонии, Антон Семёнович сумел сорганизовать ребят в крепкий, дружный коллектив.
      В 1926 г., когда хозяйство колонии находилось уже в цветущем состоянии, колонисты переселяются в Куряж, близ Харькова, в колонию, где жили (или, вернее, прозябали) 280 запущенных, разложившихся воспитанников. В короткое время Куряж становится неузнаваемым: Антон Семёнович и его «горьковцы» сумели подчинить куряжан своему влиянию. Этот переезд в Куряж и работа в нём явились одним из самых убедительны доказательств правильности и эффективности педагогической системы Макаренко.
      В короткое время куряжане стали такими же дисциплинированными и подтянутыми, так же прониклись чувством долга и чести, как и прежние воспитанники колонии им. Горького. Число колонистов дошло до 500. А. М. Горький, с которым колонисты, по инициативе А. С. Макаренко, вступили в переписку, посетил эту колонию в 1928 г. Характеризуя колонию и её руководителя, Горький в статье «По Союзу Советов» писал: «Кто мог столь неузнаваемо изменить, перевоспитать сотни детей, так жестоко и оскорбительно помятых жизнью? Организатором и заведующим колонией является А. С. Макаренко. Это бесспорно талантливый педагог. Колонисты любят его и говорят о нём тоном такой гордости, как будто они сами создали его». И далее А. М. Горький указывает, что Антон Семёнович «всё видит, знает каждого колониста, характеризует его пятью словами, и так, как будто делает моментальный фотографический снимок с его характера».
      Горький в письмах этого периода (1926 — 1928 гг.) к А. С. Макаренко пишет: «Прекрасное дело делаете Вы, превосходные плоды должно дать оно. . удивительный Вы человечище и как раз из таких, в каких Русь нуждается».
      Летом 1928 года Макаренко вынужден был оставить работу в трудовой колонии им. Горького, вследствие отрицательного отношения некоторых педагогов-администраторов к его системе, и отдал все свои силы руководству трудовой коммуной им. Дзержинского, на окраине Харькова.
      Эта коммуна была создана на добровольные отчисления украинских чекистов, как памятник Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому. В ней воспитывались беспризорные дети и несовершеннолетние правонарушители.
      В коммуне им. Дзержинского А. С. Макаренко продолжал применять свою уже испытанную, вполне сложившуюся к этому времени систему и достиг в воспитательной работе поразительных результатов.
      Не удовлетворяясь сельскохозяйственным трудом и работой мастерских, обслуживавших нужды колонии им. Горького, следуя своему принципу «движения коллектива», Антон Семёнович ввёл новые формы трудового воспитания: в коммуне им. Дзержинского были организованы два сложных предприятия: производство фотоаппаратов (марки ФЭД — Феликс Эдмундович Дзержинский) и производство электросвёрл. Оба эти производства ставились в СССР впервые. Они были важны: 1) в воспитательном отношении, как требующие чрезвычайной точности в работе (до тысячных долей миллиметра), и 2) в экономическом отношении.
      На предприятиях работали по 4 часа в день все коммунары, совмещая эту производственную работу в заводском предприятии высокой техники с" обучением в средней школе (рабфаке, организованном тут же, в коммуне). Коммунары кончали среднюю школу в установленный срок с высоким уровнем общеобразовательных знании и успешно выдерживали экзамены в высшие учебные заведения разных специальностей. Предприятия оказались очень рентабельными: в короткий срок были погашены все ссуды, полученные на строительство и оборудование предприятий, коммуна содержалась всецело на средства, получаемые от работы коммунаров на этих предприятиях, и, кроме того, на 1 января 1934 г. имела чистой прибыли 3 600 000 руб.
      В коммуне широко была поставлена культурно-просветительная работа: имелись театр и клуб, разнообразные кружки, велась военно-физкультурная работа. Духовой оркестр коммунаров состоял из 60 музыкантов и считался лучшим в Харькове.
      По принципу трудовой деятельности коммунары делились на отряды по 10 — 15 человек каждый, состоявшие из воспитанников разных возрастов. Во главе каждого отряда стоял командир отряда. Совет командиров в организации всей жизни коммуны играл очень большую роль. Высшим органом в коммуне было общее собрание коммунаров.
      На каждый день назначался из числа коммунаров дежурный по коммуне — уполномоченный от всего коллектива коммунаров. Дежурный по коммуне и дежурный член совета командиров ежедневно утром обходили все спальни, проверяя их санитарное состояние, готовность коммунаров к работе и т. п.
      Большую организующую и дисциплинирующую роль играли военизация и символика: знамя, рапорты, красивая и в то же время простая форма с нарукавным значком коммуны, военные сигналы горниста, особые для утреннего подъёма, сборов в столовую, выхода на работу, для сборов на собрания и т. п.
      Антон Семёнович пользовался среди коммунаров огромным авторитетом, но этот авторитет отнюдь не был давящим. Наоборот, получалось впечатление, что все важнейшие дела коммуны решаются общим собранием коммунаров и советом командиров. Антон Семёнович, неизменно присутствуя на этих собраниях. даже высказывался сравнительно редко.
      И в то же время каждый коммунар чувствовал, что вся жизнь коммуны направляется и руководится Антоном Семёновичем (между собой коммунары любовно звали его «Антон»).
      В 1935 г. А. С. Макаренко оставил работу в коммуне им. Дзержинского, переехал сначала в Киев, затем в Москву и занялся литературной работой. К этому уже давно звал его А. М. Горький, который в 1933 г. писал Антону Семёновичу: «О неоценимых трудах Ваших никто не знает, и никто не будет знать, если Вы сами не расскажете».
      Ещё в начале своей деятельности в колонии им. Горького, когда уже выявились первые положительные результаты оригинального педагогического опыта, а именно в 1925 г., А. С. Макаренко стал писать своё замечательное произведение, получившее затем широкую известность, — «Педагогическую поэму».
      Первую часть её он закончил в 1928 г., однако продолжал работать над ней ещё пять лет.
      В 1930 г, он прислал рукопись «Педагогической поэмы» Горькому, который высоко оценил её как одно из замечательных произведений художественной литературы.
      дагогическая поэма» была напечатана в «Альманахе» в 1935 гг. и сразу обратила на себя внимание читателей. Одно за другим последовали её отдельные издания в 1933, 1935 и 1940 гг. В «Педагогической поэме» ярко показано огромное значение и великие возможности советского воспитания. В ней художественно просто и в то же время глубоко показана почти вся педагогическая система Макаренко, разъяснённая позже в ряде теоретических работ.
      «Педагогическая позлю» вызвала большое количество писем к Антону Семёновичу. Учителя и родители просили его совета, делились с ним своими затруднениями. Он отвечал им личными консультациями, выступлениями по радио, читал доклады и лекции, часто выступал в печати со статьями.
      В тот период особенно острым сделался вопрос о семейном воспитании. Это заставило Актона Семёновича, у которого из общения с родителями накопился большой материал по этому вопросу, написать «Книгу для родителей», которая была напечатана в 1937 г. в журнале «Красная новы и вышла в том же году отдельным изданием. Яркие образы детей и родителей, бытовые и педагогические сценки-эпизоды перемежаются с интересными, оригинальными педагогическими суждениями, и всё это объединено педагогическими принципами, которые в совокупности составляют целую систему.
      В 1938 г. в журнале «Октябрь» было напечатано третье крупное художественно-педагогическое произведение Антона Семёновича «Флаги на башнях», представляющее как бы продолжение «Педагогической поэмы»: повесть в трёх частях, рисующая педагогические достижения коммуны им. Дзержинского (сам Макаренко фигурирует в этой повести под именем Захарова).
      Одновременно Макаренко выступает с целым рядом рассказов для детей м юношества, помещённых в журналах «Колхозные ребята», $Смена», «Дружные ребята» и др.
      Он пишет также ряд педагогических статей в «Известиях» и в других периодических изданиях, помещает в «Литературной газете» критические и публицистические статьи.
      Общее количество литературных произведений Антона Семёновича, считая статьи и стенограммы его выступлений, опубликованные уже после его смерти (главным образом в «Учительской газете»), достигает 80, однако далеко ещё не всё написанное и сказанное им в докладах и лекциях напечатано.
      Отдаваясь всецело работе, Антон Семёнович не думал об отдыхе и лечении, в чём сильно нуждался его утомлённый организм.
      1 апреля 1939 г. он скоропостижно скончался на вокзале, возвращаясь из пригородного дома отдыха писателей.
      Проститься с ним, уже навсегда умолкнувшим, собрались со всех концов СССР его бывшие воспитанники.
      Он воспитал из бывших беспризорников и правонарушителей около 3000 в полном смысле слова новых людей — честных, преданных Родине советских граждан, людей социалистического долга, большой воли и инициативы, дисциплинированных, трудолюбивых.
      Среди бывших воспитанников Антона Семёновича — представители самых различных профессии: инженеры, агрономы, военные, учителя, врачи, юристы, шофёры и т. д.
      Большинство его воспитанников боролось в рядах Красной Армии с немецкими захватчиками. Многие награждены орденами. Есть среди них Герои Советского Союза.
      Вполне прав был А. М. Горький, когда в письме к Антону Семёновичу от 30 января 1933 г. он писал: «Огромнейшего значения и поразительно удачный педагогический эксперимент Ваш имеет мировое значение на мой взгляд».
      Педагогическое наследство А. С. Макаренко — его продолжительная воспитательная практика, отражение её в художественных произведениях (главным образом в «Педагогической поэме», илПашнях и «Книге для родителей») и его теоретитьчмк работы по педагогике: «Лекции о воспитании детей» и многочисленные статьи по вопросам воспитания — Представляет собой оригинальную, стройную педагогическую систему.
      Методологической основой педагогической системы Макаренко является учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина о воспитании. Это учение определяет цели воспитания, даёт новый взгляд на человека, как члена социалистического общества, даёт основы коммунистической морали, принцип соединения умственного и физического труда, взгляд на человека, как на творческую личность, переделывающую своей активной деятельностью окружающую среду и вместе с нею свою собственную природу.
      В законах диалектического материализма, которые Макаренко мастерски применяет к вопросам воспитания, он ищет и находит разрешение противоречий: личность и общество, свобода и необходимость, обязанность и право, власть педагога и права коллектива воспитанников, требовательность и любовь, не противопоставляя их друг другу, не теряясь в них, но находя их единство. т
      Правильное решение проблемы о взаимоотношении личности и общества, по убеждению А. С. Макаренко, возможно только в социалистическом обществе. Октябрьская социалистическая революция создала условия для полного счастья и расцвета всех сил человека. «Мы научились быть счастливыми в работе, в творчестве, в победе, в борьбе. Мы познакомились с радостью человеческого единения без поправок и исключений, вызванных соседством богача, Мы научились быть счастливыми в знаниях, потому что знание перестало быть привилегией грабителей. Мы научились быть счастливыми в отдыхе, потому что мы не видим рядом с собой праздности, захватившей монополию отдыха. Мы научились быть счастливыми в ощущении нашей страны, потому что теперь эта страна наша, а не нашего хозяина», писал Макаренко в статье «Счастье», посвящённой Сталинской Конституции.
      Макаренко умеет ценить индивидуальность: он любил говорить, что человек неповторим: он умеет видеть в каждом человеке его особенное; ко вместе с тем он правильно указывает, что человека нельзя мыслить вне общества. Бережно относясь к индивидуальности, умея с большим мастерством изучать каждого воспитанника, Макаренко всегда ставит интересы коллектива на первый план. «Нужно воспитывать не для индивидуального счастья, а для общего счастья и общей борьбы», — говорит он.
      Следствием, .логически стройным выводом из этой основной для Макаренко проблемы «личность и общество» является, как увидим далее, учение Макаренко о воспитании в коллективе, для коллектива и через коллектив.
      Большой плодотворной уверенностью в силах и возможностях правильно поставленного воспитания наполнена вся педагогическая система Макаренко.
      «Я не знаю ни одного случая, — говорит А. С. Макаренко, когда бы полноценный характер возник без здоровой воспитательной обстановки, или, наоборот, когда характер исковерканный получился бы, несмотря на правильную воспитательную работу».
      Сталинским социалистическим гуманизмом, глубокою верою в человека, в его силы и возможности и в значение воспитания дышет вся педагогическая практика и все педагогические высказывания Макаренко.
      «Моим основным принципом, — говорит он в статье «Некоторые педагогические выводы из моего опыта», — всегда было как можно больше требований к человеку, но вместе с тем и как можно больше уважения к нему. В нашей диалектике это, соб-ственно говоря, одно и то же: нельзя требовать большого от человека, которого не уважаешь?). («Учительская газета», 1940, № 159.)
      Исходя из этого гуманизма, Антон Семёнович видел в каждом из своих воспитанников не правонарушителя, а человека с большими творческими силами, лишь исковерканного неблагоприятно сложившимися для него обстоятельствами. Эту мысль он ясно выразил в «Флагах на башнях», говоря: «Десятки и сотни мальчиков и девочек вовсе не были дикими зверёнышами... Захаров (т. е. сам Макаренко. — Е. М.) теперь знал их силы и поэтому мог без страха стоять перед ними с большим политическим требованием: «Будьте настоящими людьми».
      Поручая Антону Семёновичу заведование колонией бывших правонарушителей, заведующий Наробразом говорил ему: «Нам нужен наш человек! Ты его сделай!»
      И Макаренко действительно сумел воспитать новых людей, настоящих граждан социалистического общества, создав в процессе творческих педагогических исканий новую методику воспитания.
      А. С. Макаренко проникнут социалистическим оптимизмом.
      Эта черта Макаренко — одно из исходных положений его системы — настолько важна для каждого советского педагога, что мы должны остановиться на ней подробнее.
      В «Флагах на башнях» Антон Семёнович говорит про себя, что он ооладал «талантом оптимизма», прекрасного порыва в будущее», и считает, что этот оптимизм — особое богатство «русского человека, человека с здоровой башкой и зорким глазом, умеющего различать ценности».
      Говоря об этом оптимизме как об одной из необходимых черт социалистического гуманизма, Макаренко писал: «Решающим является горьковский оптимизм... Хорошее в человеке приходится всегда проектировать, и педагог это обязан делать. Он обязан подходить к человеку с оптимистической гипотезой, пусть даже с некоторым риском ошибиться. И вот этому уменью проектировать в человеке лучшее, более сильное, более интересное нужно учиться у Горького. Горький умеет видеть в человеке положительные силы, по он ннютда не умиляется перед ними, никогда не понижает споено требования к человеку и никогда не остлпопптся перед самым суровым осуждением. Такое отношение к человеку сеть отношение марксистское».
      Для понимания истоков педагогической системы Макаренко, его гуманизма и оптимизма, его взглядов на личность и общество и применения его педагогических принципов в воспитательной практике каждому советскому педагогу надо внимательно прочесть помещаемую в этом сборнике статью Антона Семёновича «Горький в моей жизни». В ней читатель — советский учитель не найдёт готовых рецептов, по (и это важнее) она вооружит учителя правильным взглядом на воспитанников, даст ключ для понимания педагогической системы Макаренко и для правильного творческого её применения в повседневной педагогической практике.
      Описывая свои затруднения в начале работы с трудными в воспитательном отношении подростками и юношами, Макаренко говорит: «Я принуждён был обратиться к своим общим представлениям о человеке, а для меня это значило обратиться к Горькому... И сейчас советую начинающему воспитателю читать книги Горького. Конечно, они ие подскажут методы, не разрешат отдельных «текущих» вопросов, но они дадут знание о человеке...
      Сам Макаренко в «Книге для родителей» предостерегал от рецептурного отношения к его указаниям, говоря, что каждая семья живёт по-своему, что жизнь многообразна, и необходимо к каждому отдельному случаю подходить не с готовым рецептом, а с творческим применением принципов, основ его системы. Сказать об этом здесь необходимо потому, что в практике, наших учителей нередко можно встретить неправильное стремление получить готовый рецепт, например готовую «методическую разработку» урока на ту шш другую тему в методических кабинетах.
      Каким бы дезорганизованным, ленивым, безграмотным ни казался учителю тот или другой ученик, пусть советский учитель, желающий следовать педагогической системе Макаренко, не опускает рук, не пытается «сплавить» этого ученика как безнадежного, но, хорошо изучивши этого ученика, твёрдо веря в его положительные черты, сумеет пробудить и развить их. В этом он проявит тот гуманизм и оптимизм, ту требовательную любовь к детям, которые составляют основу педагогической системы Макаренко: этим он выполнит прекрасный, приведённый выше завет Макаренко: «Хорошее в человеке приходится всегда проектировать, и педагог это обязан делать».
      В тесной связи с уже рассмотренными исходными положениями педагогической системы Макаренко — проблемой личности в социалистическом обществе, социалистическим гуманизмом и оптимизмом, трсЬсшательноп любовыо к детям — стоит «система перспективных линий» — один из важнейших принципов педаготической системы Макаренко. «Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость... Самое важное, что мы привыкли ценить в человеке, — это сила и красота... Воспитать человека — значит воспитать в нём перспективные пути, по которым располагается его завтрашняя радость», говорит А. С. Макаренко в «Педагогической поэме», разъясняя свою «систему перспективных линий».
      Надо, достигнув этой цели, не останавливаться на достигнутом, но ставить дальнейшую задачу, более широкую, более общественно-значимую и с всё большей и большей уверенностью в своих силах делать больше и лучше. Такова в кратких словах сущность «системы перспективных линий» А. С. Макаренко.
     
      III.
      В предыдущих главах мы ознакомились с жизныо и практической педагогической деятельностью Макаренко и с философскими основами его педагогической системы. Рассмотрим теперь главнейшие положения этой системы
      «Задача нашего воспитания сводится к тому, чтобы воспитать коллективиста», — говорит Макаренко в статье «Некоторые педагогические выводы из моего опыта». Это положение является основным в педагогической системе Антона Семёновича. К вопросу о воспитании в коллективе, для коллектива, через коллектив А. С. Макаренко возвращается почти в каждом своём выступлении, в каждой из помещаемых в этом сборнике статей. И это вполне понятно, поскольку методологической основой его системы, как указано выше, является вопрос о взаимоотношениях личности и общества. Марксизм учит нас, говорит Макаренко, что нельзя рассматривать личность вне общества, вне коллектива.
      Под коллективом Макаренко понимает не случайное скопление людей, но объединение их для достижения общих целей в общем труде с определённой системой полномочий, ответственности, с определённым соотношением и взаимозависимостью отдельных частей этого объединения.
      «Только создав единый школьный коллектив, можно разбудить в детском сознании могучую силу общественного мнения, как регулирующего и дисциплинирующего воспитательного фактора», — писал Макаренко в статье «Проблема воспитания в советской школе». Значительная часть неудачных попыток некоторых школ в 1940 — 1941 гг. «следовать системе Макаренко» коренилась в непонимании одного из важнейших пунктов его системы: некоторые директора чрезмерно увлекались отдельными приёмами Макаренко — отрядами, символикой, рапортами, военизацией и т. д., не обеспечив главного — не создав дружного, крепкого, авторитетного коллектива и не умея им руководить.
      Это уменье руководить детским коллективом, создать волю коллектива, во всем согласную с руководящей волей воспитателя, Макаренко считал одной из главнейших задач правильно поставленного воспитания. Так руководить коллективом, чтобы он выражал волю своего руководителя, может только педагог, который сумел очень высоко поставить свой авторитет, который пользуется громадным доверием к любовью детей и обладает большим тактом, педагогическим чутьём и знанием своих воспитанников. Только при этих условиях гармонически сочетаются авторитет воспитателя и большие реальные права коллектива.
      В жизни коллектива большое значение имеет чувство долга и чести, чувство достоинства коллектива. Каждый член коллектива должен быть воодушевлён этими чувствами и отвечает за весь коллектив равно как и весь коллектив отвечает за каждого из своих членов.
      Макаренко считает, что воздействовать на отдельную личность сильнее всего можно, действуя на коллектив, членом которого является данная личность. Это положение Макаренко называет «принципом параллельного действия».
      «В Советском Союзе, — говорит он, — не может быть личности вне коллектива, и потому не может быть личной судьбы и личного пути и счастья, противопоставленных судьбе и счастью коллектива».
      Устойчивый, крепкий коллектив может быть создан только тогда, когда в нём существует известная преемственность, когда существуют дружные отношения между старшими и младшими членами коллектива. В каждом коллективе с течением времени должны быть созданы известные традиции, свято соблюдаемые меняющимися членами коллектива.
      Макаренко мастерски умел в рамках коллектива осуществлять и индивидуальный подход к каждому воспитаннику, не допуская никакого шаблона и трафарета. Ценные мысли Макаренко об учёте личных особенностей каждого воспитанника и о мастерском сочетании воспитания в коллективе с индивидуальным подходом к воспитаннику читатель найдёт в статье «Педагогика индивидуального действия», помещённой в этом сборнике.
      В соответствии с своей «системой перспективных линии» А. С. Макаренко выдвигает «закон движения коллектива».
      Перед коллективом всегда должны стоять одна или несколько задач, достижение которых требует усилий. В жизни колонии им. Горького был период, когда очень многое уже было достигнуто, прекрасно поставлено хозяйство, и Антон Семёнович остро осознал, что коллектив остановился в своём движении, что новых больших задач перед ним не было, вследствие чего всем коллективом стала ощущаться какая-то неудовлетворённость. После этого была поставлена большая, смелая задача «завоевания Куряжа», и весь коллектив скова стал жить полной жизнью.
      Как тонкий психолог, Макаренко отводит большую роль в коллективе игре. «В детском возрасте игра — это норма, и ребёнок должен всегда играть, даже когда делает серьёзное дело. У ребёнка есть страсть к игре, и её надо удовлетворить. Надо нетолько дать ему время поиграть, но надо пропитать этой игрой всю его жизнь», — говорит Макаренко в своём выступлении в 1938 г. (см. статью «О моём опыте»). Эта игровая сторона жизни коллектива наиболее ярко нашла своё выражение в эстетике и символике коллектива (сигналы, рапорта, отличительные знаки и т. д.) и во всей структуре коллектива.
      Второй главней чертой педагогической системы Макаренко является воспитание в труде. В «Лекциях о воспитании детей» он указывает, что «правильное советское воспитание невозможно себе представить как воспитание нетрудовое... В воспитательной работе труд должен быть одним из самых основных элементов».
      Макаренко правильно считает, что трудолюбие и способность к труду должны быть систематически воспитаны. В Советской стране труд должен быть творческим, радостным, сознательным трудом, основной формой проявления личности и таланта. ТРУД» имея большое общественное значение, играет громадную роль в личной жизни человека, будучи тесно связан с умственным, нравственным, эстетическим и физическим воспитанием, давая человеку уверенность в его силах, чувство большого удовлетворения и личного счастья.
      Трудовая деятельность воспитанников А. С. Макаренко занимала большое место в колонии им. Горького и достигла своего апогея в коммуне им. Дзержинского. Здесь А. С. Макаренко на практике показал возможность соединения для детей старшего возраста производительного труда на высоко технически поставленных производствах с обучением в школе, дававшей полное среднее образование. Как уже было упомянуто в биографии А. С. Макаренко, воспитанники коммуны им. Дзержинского изготовляли фотоаппараты типа «Лейка» и электросвёрла. Изготовление фотоаппаратов, где отдельные детали требовали точности работы до 0,001 миллиметра, воспитывало точность, аккуратность и тщательность в работе.
      . В своих высказываниях относительно трудового воспитания (в «Педагогической поэме», «Флагах на башнях», «Книге для родителей», «Лекциях о воспитании детей» и некоторых статьях) Актон Семёнович даёт много ценных методических указаний.
      трудовой деятельности детей следует обратить особое внимание ка развитие уменья ориентироваться на планирование работы, на бережное отношение ко времени, к орудиям производства и материалам труда, на качество работы. Большое значение в процессе трудового воспитания имеет известное разнообразие работ, уменье переключаться с одной работы на другую и в то же время уменье выполнить до конца даже наскучившую работу.
      Очень ценным, тонким методическим указанием Макаренко является его совет давать детям даже младшего возраста в условиях семейного воспитания не разовые трудовые поручения, но длительные задания, рассчитанные на месяцы и даже на годы с тем, чтобы дети длительное время несли ответственность за по-рученную им работу (например, поддержание чистоты в комнате, обработка грядок домашнего огорода и т. д.).
      Третьей основой воспитательной системы Макаренко является воспитание дисциплины, чувства долга и чести.
      Макаренко начал свои педагогические опыты в 1920 г., когда довольно сильно было ещё влияние идей «свободного воспитания». Как смелый, оригинальный мыслитель в области педагогики, Макаренко с самого же начала своей деятельности резко выступил против теории «свободного воспитания», против расслабленно-сентиментального или восторженно-романтического преклонения перед какой-то «совершенной» природой реоенка. Он высмеивает тех маниловских педагогов, которые умилённо повторяли «дети — цветы жизни» за то, что они только любовались этими цветами, ахали и вздыхали. Такое отношение к детям, по справедливому мнению Макаренко, способствовало к развитию у детей барства, лени, капризов, эгоизма.
      В противовес этим педагогам Макаренко требует, чтобы к детям — «цветам жизни» — -подходили с учётом того, какие тлоды могут развиться из этих цветов. Макаренко требует, чтобы педагог в своём отношении к детям следовал указанию товарища Сталина: «Людей нужно заботливо и внимательно выращивать, как садовник выращивает облюбованное плодовое дерево». А это значит, говорит далее .Макаренко в «Книге для родителей», что не следует набрасываться на цветы с одними вздохами и поцелуями: «Возьмите в руки лопату, ножницы, лейку, достаньте лестницу, и когда в вашем саду появится гусеница, возьмите парижскую зелень, Не бейтесь, побрызгайте немножко, пусть даже цветам будет чуточку неприятно».
      Макаренко — сторонник твёрдого руководства детьми, активного воздействия на них, разумной требовательности и в случае необходимости, даже строгости. Эти его взгляды вытекают из принципа «требовательной любви к детям», о котором мы говорили выше
      Пр облема дисциплины занимает большое место в педагогической системе Макаренко. В понимание этой проблемы он внёс много нового (см. помещённые в этом сборнике статьи: «Дисциплина, режим, наказания, поощрения» и «Воля, мужество, целеустремленность», а также «[Лекций о воспитании детей», в частности лекцию, специально трактующую вопросы дисциплины).
      В противовес обычному прежнему пониманию дисциплины только как средства воспитания, Макаренко утверждает, что дисциплина — это не столько средство, сколько результат воспитания, требующий от педагога больших усилий, прежде чем этот результат будет достигнут.
      В традиционной педагогике установилось ограниченное понимание дисциплины только как дисциплины послушания. Её определяли только как противодействие чему-то отрицательному: «Не шали», «Не ленись», «Не опаздывай» и т. д. Понимаемая так дисциплина носит какой-то пассивный характер. Макаренко этому пониманию противопоставляет своё требование активной дисциплины, «дисциплины борьбы и преодоления». Дисциплинирован не столько тот, кто не опаздывает, выполняет норму, точен и аккуратен в работе, сколько человек, творчески относящийся к труду, проявляющий большую инициативу, дающий дпе-три нормы. К преодолению косности, обыдёнщины, к новым достижениям и высокой организованности зовёт это понимание дисциплины. «В советском обществе, - — говорит Макаренко, — дисциплинированным человеком мы имеем право назвать только такого, который всегда, при всяких условиях сумеет выбрать правильное поведение, наиболее полезное для общества, и найдёт в себе твёрдость продолжать такое поведение до конца, несмотря на какие бы то ни было трудности и неприятности». (СПек-дни о воспитании детей», стр. 41).
      Выдвигая новое понимание дисциплины как «дисциплины борьбы и преодоления», Макаренко тесно связывает этот вопрос с воспитанием воли, мужества, твёрдого характера. «У наших школьников иногда бывает ещё дисциплина порядка, но не бывает дисциплины борьбы и преодоления», — писал Антон Семёнович в своей последней статье «Воля, мужество, целеустремлённость». Ещё в начале 30-х годов Макаренко предвидел, что нам придётся воевать с врагами, и подчёркивал громадное значение воспитания дисциплины для этой борьбы: «Дисциплина нужна нашей стране потому, что у нас мировая героическая работа, потому что мы окружены врагами, нам придётся драться, обязательно придётся. Мы должны выйти закалёнными людьми, которые знают, как нужно дорожить дисциплиной», — писал Макаренко в 1932 г. в неизданном романс «ФД-1».
      В статье «Воля, мужество, целеустремлённость» А. С. Макаренко остроумно и психологически глубоко замечает, что школа у .вест, пожалуй, бороться с дезорганизаторами, но «Такие распространённые типы характеров, как «тихони», «иисусики», ычштели, приспособленцы, шляпы, разики, кокеты, мизантропы, мечтатели, зубрилы проходят мимо нашейыической заботы... А на самом деле часто эти характеры вырастают в людей вредоносных...»
      В тот период, когда многие из педагогов, находясь ещё под н аганием теории «свободного воспитания», возражали против показаний, Макаренко смело поставил вопрос о необходимости наказаний, заявив, что он не понимает, как можно воспитывать без наказаний. Довольно распространённой фразе «Наказание "спнтывает рабов» он противопоставляет другое положение:
      «Незнаказанность воспитывает хулигана». Мысли Антона Семёновича о наказании и поощрении, высказанные им в статье «Дисциплина, режим, наказания, поощрения», во многом будут полезны для советского учителя. Сам он умел налагать наказания с большим педагогическим тактом и психологическим учётом их эффективности. Эти наказания всегда воспринимались провинившимся как нечто безусловно заслуженное. Считая наказание необходимым в процессе воспитания, Макаренко, однако, отнюдь не делал наказания главным средством установления дисциплины. Как к наказанию, так и к поощрению он советует прибегать сравнительно редко.
      Последователи теории «свободного воспитания» и авторы некоторых реформаторских течений в педагогике (например прагматической педагогики) выдвинули в качестве руководящего принципа воспитания и обучения интерес ребёнка. «Исходить из интересов ребёнка», «следовать интересам детей» — эти лозунги довольно часто мелькали в педагогических теориях начала XX в. Макаренко совершенно правильно указывает на порочность этих принципов и противопоставляет им идею долга: «Мы требуем от нашего гражданина, чтобы он в каждую минуту своей жизни был готов выполнить свой долг, не ожидая распоряжения или приказания, чтобы он обладал инициативой и творческой волей»,
      В тесной связи с этой идеей долга Макаренко выдвигал воспитание чувства чести.
      В тот период (двадцатые годы), когда Макаренко проводил свои педагогические опыты, целый ряд педагогов, допускавших извращения в теории и практике воспитания, выступили против Макаренко, В частности, они обвиняли Антона Семёновича за то, что в основу своей системы воспитания он положил идею долга и чести. Они заявляли, что будто бы идея долга — типично буржуазная, что выдвигать в процессе воспитания чувство чести это значит следовать методам воспитания царских офицеров в бывших кадетских корпусах и т. п.
      Макаренко смело вступил в борьбу с этими горе-педагогами. В статьях «Педагоги пожимают плечами», «Цель воспитания» и др. он нередко иронизирует над иедагогами-теоретиками, обвиняет их. На первый взгляд может получиться впечатление, что А. С. Макаренко выступал против педагогической науки, гогической теории. Однако это неверно. Макаренко выступал против косности и формализма в теории педагогики, с одной стороны, против левацких извращений в теории педагогики и педологии — с другой. Педагогов-форма листов, педагогов-чиновников (из Украинского Наркомироса в особенности) он называл представителями «педагогического Олимпа».
      А. С. Макаренко обвиняли далее в том, что он недооценивает обучения и школы, что ни в своих художественно-педагогических сочинениях, ни в педагогических статьях он не касается вопросов содержания, организации и методов поучения и ооразования 16
      Эти обвинения, конечно, неправильны. И в колонии им. Горького и в коммуне им. Дзержинского были организованы школы. Коммунары получали среднее образование и притом настолько основательное, что выдерживали приёмные экзамены в высшие школы Харькова лучше, нежели воспитанники других средних школ и рабфаков. Сам Антон Семёнович всячески поощрял стремление своих воспитанников к высшему образованию (достаточно прочесть те страницы «Педагогической поэмы», где говорится, с какой настойчивостью готовились горьковцы к поступлению на рабфак). Подбору преподавателей школ колонии им. Горького и коммуны им. Дзержинского Антон Семёнович уделял много внимания. О значении школы Макаренко говорил следующее:
      «...я считаю, что наша советская государственная школа должна занимать более важное, более блестящее и более величественное место в нашей жизни. В этом я глубоко убеждён и всегда буду об этом говорить».
      В другом своём выступлении незадолго до смерти (9 марта 1939 г., см. «Особенности моих педагогических воззрений») Антон Семёнович, отвечая на обвинения в игнорировании школы, заявляет, что он сосредоточил своё внимание на мало разработанных вопросах воспитания и в частности на вопросе о воспитании в семье. «О школе я не буду писать. Кто меня может заставить писать на все темы? И вообще писателю рекомендуется выбрать одну тему, а не двадцать».
      А. С. Макаренко сосредоточил все свои силы, всё своё внимание на наименее разработанном разделе нашей педагогики — на методике коммунистического воспитания. После постановлений ЦК ВКП(б) о школе (от 5 сентября 1931 г. и от 25 августа 1932 г.) разработка вопросов о содержании, организации и методах обучения в школе значительно двинулась вперёд: методика же вое-
      питательной раооты и в частности методика воспитания коммунистической морали значительно отставали от дидактики.
      Как педагог-новатор, как оригинальный педагогический дялслитель А. С. Макаренко и сосредоточил свою энергию на этой наименее разработанной области советской педагогики.
      Так же слабо были разработаны лет 10 назад вопросы о роли семьи в воспитании. Своею «Книгой для родителей» Макаренко итнетил назревшей потребности. Можно сказать, что он был пионером в этой области. После появления в 1937 г. его «Книги для родителей» вопросы о воспитании в семье, о роли семьи в воспи-плпи, о взаимоотношении семьи и школы стали широко обсуж-д;ш.ея на педагогических конференциях; по этим вопросам по--н ичем ряд книг и статей.
      Он уделил много внимания эстетическому воспитанию. Чистота, опрятность и покрой одежды, чёткость, целеустремлённость и изящная простота движений, элементы военизации и символики, хор и оркестр, театр, кино и широко поставленная клубная работа, чтение художественной литературы, обилие цветов, красота быта, труда и отдыха, речи, движений, эстетика поступков и мысли — так широко понимал Антон Семёнович эстетическое воспитание, тесно связывая его с воспитанием умственным, нравственным и физическим.
      Эта эстетика проявлялась во всём внешнем облике коммуна» воспитанников Макаренко. Полное отсутствие расхлябанности, чёткость движений, подтянутость и стройность фигуры, экономность и содержательность речи характеризовали коммунаров.
      Говоря о военизации (салюты, сигналы, рапорты, военный строй и т. д.), Макаренко писал: «Эта традиция военизации украшает коллектив, она создаёт для коллектива внешний каркас, в котором красиво можно жить и который поэтому надо привлекать... Должна быть эстетика военного быта, подтянутость, чёткость... Эта военизация есть эстетика, и в детском обществе ода совершенно необходима, в особенности она хороша потому, что сохраняет силы коллектива, сохраняет от неразборчивых, неладных движений, от разбалтывания движений, от разбросанности их».
      В этой военизации, которую, как мы видим, А. С. Макаренко вводил главным образом как средство эстетического воспитания, было много элементов игры, о педагогическом значении которой в жизни детского коллектива так часто говорит Макаренко.
      Наряду с этой военизацией, но несколько особо от неё (хотя и в связи), стояла военная подготовка, достигаемая стрелковым и кавалерийским спортом и изучением военного дела.
      Физическое воспитание достигалось в воспитательных учреждениях Макаренко гигиеническими условиями труда и быта, трудом, прогулками и туризмом, играми, спортом и гимнастикой, военным строем.
      Много ценного и оригинального дал А. С. Макаренко по вопросам семейного воспитания. Нес"годимым условием правильно поставленного семейного воспитания он считает наличие «полной семьи», как крепкого коллектива, где отец и мать живут дружно, где царствуют любовь и взаимное уважение, где родители обладают исияшым авторитетом, где существуют чёткий
      режим и трудовая деятельность.
      Интересно и оригинально разработана А. С. Макаренко проблема педагога. Воспитывая новых людей, педагог сам должен
      быть образцом нового человека — гражданина социалистического общества. Он должен обладать чёткими знаниями и педагогическим мастерством.
      Он должен любить детей, но быть в то же время требовательным, строгим, настойчивым, уметь наблюдать детей, обладать авторитетом. Вопросу об авторитете педагога и родителей посвящено много интересных страниц Макаренко. Необходимым качеством педагога является уменье и сила ориентировки, так как педагогу приходится проявлять находчивость и инициативу, принимать решения быстро и в то же время обдуманно, уметь учитывать чувства и настроения детей. Это уменье ориентироваться в сочетании с требовательной любовью к детям и педагогическим чутьём создаёт необходимый педагогический такт.
      Педагог имеет право на педагогический риск, так как каждая творческая работа соединена с известным риском. Работа педагога должна отличаться определённым стилем — совокупностью выдержанных в определённом направлении, основанных на определённых принципах форм, методов и приёмов.
      А. С. Макаренко — тонкий психолог, умеющий глубоко изу чать детей путём наблюдения за ними во время труда и отдыха общения детей с товарищами, во время игр их и т. д. А. М. Горький писал, что Макаренко знает каждого из своих многочисленных воспитанников и определяет характер каждого из них несколькими словами — настолько точно, будто делает фотографический снимок.
      Для изучения педагогической системы А. С. Макаренко и полного понимания многих его педагогических положений мы рекомендуем прочесть прежде всего его художественно-педагогические произведения — «Педагогическую поэму» и «Флаги на башнях», где читатель найдёт конкретное выражение и подтверждение этих педагогических положений. Это желательно и потому, что в ряде статей и докладов Антона Семёновича имеются ссылки на эпизоды из жизни колонии им. Горького и коммуны им. Дзержинского, которые будут не совсем понятны читателю, незнакомому с «Педагогической поэмой» и «Флагами на башнях».
      Макаренко — педагог-художник не только потому, что он написал замечательные художественные произведения; он является педагогом-художником в каждом своём подходе к воспитаннику, в разрешении всех педагогических вопросов. Он не терпел шаблона, трафарета, готовых рецептов, в каждом отдельном случае разрешал вопрос творчески, как подлинный художник.
      Естественно, что и наиболее, полное и красочное изложение своей педагогической системы он дал в своеобразной художественно-педагогической форме.
      В указанных выше произведениях и в «Книге для родителей» читатель найдёт всю педагогическую систему Макаренко в действии, в динамике. Он увидит, как постепенно складывалась эта система. Перед ним раскроются педагогические искания Макаренко, образы воспитанников и педагогов, психолого-педагогичсскпн анализ различных приёмов и методов Аптона Семёновича.
      Макаренко мечтал дать систематическое изложение методики коммунистического воспитания в нескольких темах. Ранняя смерть помешала выполнить это намерение. Он успел дать лишь краткое изложение системы семейного воспитания в небольшой, но очень содержательной и систематически построенной книжке «Лекции о воспитании детей» и подготовил в основном «Методику организации воспитательного процесса». По остальным вопросам он выступил с отдельными статьями, лекциями, докладами. Некоторые из них теоретически освещают тот или другой педагогический вопрос более или менее полно, другие написаны в публицистической форме, отклики на текущие события, третьи (и таких большинство) являются стенограммами, подготовленными к печати уже после смерти Антона Семён.
      В предлагаемом вниманию читателей сбопнике матеоиал расположен одновременно и по содержанию, и по формальному признаку (статьи, лекции, доклады и выступления).
      В первой части сборника сгруппированы семь статей, напечатанных ещё при жизни Антона Семёновича или во всяком случае вполне подготовленных им к печати (как, например, статья «Воля, мужество, целеустремлённость»). Эта группа статей раскрывает принципиальные основы педагогических взглядов Макаренко, говорит о целях и содержании воспитания.
      Вторая группа — это лекции А. С. Макаренко по отдельным вопросам методики коммунистического воспитания в школе, детском доме, трудовой колонии. Стенограммы этих лекций были , подготовлены к печати и частично напечатаны в виде статей (преимущественно в «Учительской газете») уже после смерти Антона Семёновича. Каждая из этих лекций трактует какой-то один вопрос или несколько близких вопросов методики воспитательной работы («Дисциплина, режим, наказания, поощрения», «О трудовом воспитании» и т. д.), и лишь первая из этих лекций («Методы воспитания») даёт как бы введение в методику воспитательной работы.
      Третья группа — это ряд выступлений А. С. Макаренко перед учителями, студентами, научными работниками, разъясняющих его педагогический опыт и его педагогическую систему в целом. Эти выступления были опубликованы (по стенограммам) после смерти Антона Семёновича в «Учительской газете» и других изданиях. По самому характеру выступлений каждый отдельный вопрос освещён кратко, имеется ряд ответов на полученные во время выступления записки.
      Каждое из выступлений стремится охватить весь многообразный педагогический опыт А. С. Макаренко возможно шире и носит характер товарищеской беседы с педагогами-слушатслямм, очень живой в обстановке тесного личного общения со слушателями, но трудно передаваемой в печати. Естественна, по самому характеру этих выступлений, некоторая повторяемость вопросов в отдельных выступлениях, но каждое из них вносит и существенные дополнения к остальным. Как показывает и само заглавие этой третьей части «Некоторые выводы из педагогического опыта», для полного понимания этих выступлений крайне желательно предварительное знакомство читателя с «Педагогической поэмой» и «Флагами на башнях».
      Все лекции и выступления А. С. Макаренко для этого издания подготовлены вновь к печати по стенограммам. В отдельных не-
      многочисленных случаях поэтому встречаются разночтения с опубликованным текстом стенограмм, не изменяющие, однако, смысла (а тем более принципиальных положений Макаренко). Это или литературная правка стилистического характера, или выпуски нескольких строк вследствие явной неточности или неясности стенографической записки (поскольку сам Антон Семёнович стенограммы выправить не успел): иногда выпущены фразы и абзацы, так сказать, текущего характера, понятные в устном выступлении после докладов на недавно происходившей педагогической конференции, но утратившие значение по прошествии многих лет.
      Действительный член Академии педагогических наук РСФСР
      Е. Медынский.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru