НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Методика изучения пунктуационных правил. Блинов Г. И. — 1972 г.

Григорий Иванович Блинов

Методика изучения
пунктуационных правил

Для средней школы

*** 1972 ***


DjVu

<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

 

      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      Введение 3
      Глава I. Ознакомление учащихся с функцией знаков препинания 7
      Глава II. Типы правил Группировка пунктограмм 20
      Типы правил —
      Группировка пунктограмм 39
      Глава III. Построение и формулировка правил 50
      Условие и норма 51
      Построение правил 57
      Группировка правил 62
      Глава IV. Работа над пунктуационным правилом 71
      1 Подготовительная работа учителя 72
      2 Объяснение правил 78
      Виды правил по особенностям их анализа при объяснении —
      Постановка мыслительной задачи 85
      Виды работ над правилом 88
      3 Применение правил 107
      Обнаружение грамматического факта 108
      Использование приемов-предписаний 125
      Использование графических схем 145
      Глава V. Формирование пунктуационного навыка 156
      Глава VI. Обобщение и систематизация материала по пунктуации 185
      Литература 201

     

      ВВЕДЕНИЕ
      Правильное оформление письменной речи связано с умением показывать графическими средствами деление ее на предложения, а предложения — на части. Знаки препинания, уточняя границы частей предложения и смысловые отношения между ними, нередко выступают и как стилистическое средство, позволяющее более точно выразить свою мысль. Кроме того, «знаки препинания —...знаки выразительности речи, знаки пауз, в известной мере знаки интонации живой речи». Непонимание учащимися функций отдельных знаков препинания, отсутствие навыков в пунктуации сдерживают развитие речи. Поэтому вопросы изучения пунктуации все больше привлекают внимание лингвистов 2, методистов 3 и преподавателей русского языка. Появилось немало исследований, раскрывающих теоретические вопросы обучения пунктуации: о назначении и основах пунктуации, о лингвистических и психолого-педагогических основах ее изучения, о значении работы над интонацией для усвоения синтаксиса и пунктуации и др. Много внимания уделяется работе над конкретными пунктуационными темами.
      Однако не все вопросы методики пунктуации одинаково исследованы: не выделялся и не был предметом специального рассмотрения вопрос об изучении пунктуационных правил.
      Л. И. Базилевич в рецензии на «Методику преподавания русского языка» Н. С. Позднякова справедливо указывал, что в ней «не освещен вопрос о роли правил при овладении пунктуационными навыками» 4. Этот упрек не потерял силы и в наши дни.р. 69.
      Методика работы над пунктуационным правилом во многом определяется принципами, которые лежат в основе нашей пунктуации. До недавнего времени преобладали односторонние взгляды на основы русской пунктуации: одни исследователи признавали пунктуацию интонационной, другие видели в ее основе смысловой принцип, третьи — синтаксический (логико-синтаксический). Эти точки зрения нередко противопоставлялись. Особенно часто соотносились интонация и пунктуация как способы членения устной и письменной речи и умалялась (С. И. Абакумов) или преувеличивалась (А. М. Пешковский) роль интонации в изучении пунктуации.
      Односторонний подход не давал четкого понятия об основах пунктуации, обеднял представление о ее назначении.
      «Пунктуация образует особую систему, и она лишь в целом, как система, соотнесена с тем, что есть в устной речи».
      Пунктуационные обобщения — явления сложные и многосторонние. Определяя особенности нашей пунктуации, Г. П. Фирсов писал: «В основе пунктуации лежит смысл высказывания, получающий выражение через формально-грамматический и интонационно организованный лексический материал, каждый из которых дополняет друг друга. Следует говорить именно о формально-грамматической организации материала, поскольку интонация является тоже грамматическим средством»2. Нередко в одном и том же пунктуационном факте мы найдем совмещение грамматических, смысловых и интонационных признаков. Например, однородные определения одинаково связаны с одним и тем же определяемым словом, синтаксическая однородность предполагает и логическую однородность (указание на разновидности предметов одного и того же рода или однородность признаков одного и того же предмета), однородные определения произносятся с перечислительной интонацией. Этой совокупностью признаков и определяется пунктуационное обобщение, которым обосновывается норма о разделении определений запятыми.
      Однако, обращая внимание на совмещение разных призна-- ков, необходимо подчеркнуть, что «знаки препинания обозначают такие обобщенные значения, которые получают выражение в синтаксических конструкциях. Поэтому с основанием устанавливается связь пунктуации с синтаксисом: нередко практически удобнее формулировать, как тот или иной знак употребляется в известных синтактических конструкциях, чем характеризовать его смысловое назначение. Например, удобнее говорить об отделении запятыми придаточных предложений от главных, чем искать какой-то формулы о разделении мыслей, одна из которых подчинена другой».
      Вопрос о соотношении в школьном курсе синтаксиса и пунктуации не подвергался специальным исследованиям, и единого мнения на этот счет пока нет. А. Б. Шапиро одну из причин того, что «пунктуация усваивается с большим трудом, чем орфография», видит в том, что пунктуация изучается «по пути, вместе с синтаксисом» 2.
      И. Г. Чередниченко утверждал, что такое совмещение снижает уровень изучения синтаксиса: «Практические цели изучения синтаксиса в школе фактически суживаются до усвоения правил расстановки знаков препинания» 3.
      А. М. Пешковский считал ошибкой умалять значение пунктуации и отдавать предпочтение синтаксису. «Но что же такое правильная расстановка знаков препинания внутри сложного предложения, как не свидетельство, о том, что писавший правильно разобрался в том, что писал? Ведь знаки препинания хотя и условны, но совсем не в том смысле, как буквенная орфография. Они теснейшим образом связаны с логико-психологической и синтаксической стороной речи... Школа учит знакам препинания и думает, что для этого необходимо учить синтаксису. Но с равным правом можно было бы утверждать, что для того, чтобы научиться литературному синтаксису, надо научиться знакам препинания. Это одно и то же. И то и другое достигается одним цельным процессом грамматического анализа» 4.
      Был бы ошибочен чисто утилитарный подход к решению этого вопроса — подчинять изучение синтаксиса пунктуации5, брать из него только то, что имеет прямое отношение к пунктуации или, наоборот, умалять значение пунктуации. Кроме образовательных задач, «на базе синтаксиса,— как справедливо замечает И. Г. Чередниченко,— должен развиваться более широкий круг навыков по культуре устной и письменной речи» 6.
      Основа школьной пунктуации синтаксическая Существует прямая связь пунктуационных правил с синтаксическим материалом. Грамматическая закономерность часто является основанием для пунктуационных норм. Поэтому методика изучения пунктуационных правил включает в себя огромный грамматический материал: члены предложения и его части, виды и средства связи, признаки отдельных построений, наименования синтаксических единиц и др.
      Словом, методику пунктуации нельзя оторвать от методики изучения синтаксиса. Многие вопросы изучения синтаксиса приходится решать, говоря о работе над пунктуационными правилами. Кроме того, построение грамматических и пунктуационных правил, а также работа над ними во многом сходны.
      В данной книге делается попытка разработать теоретические основы методики изучения пунктуационных правил.
      Книга написана на основе наблюдений и экспериментальных исследований, которые проводились в школах Калуги. Автор искренне благодарит учителей, в классах которых проводилась эта работа: Е. С. Гасперскую, Г. В. Короткову, Р. П. Наумову, В. И. Булавина, А. С. Кагарлицкую, М. В. Самбурову (школа № 9 им. К. Э. Циолковского)., Т. Н. Голубчикову, В. П. Демина, Р. В. Кузину (школа-интернат № 1), Л. П. Матвееву, Л. А. Якобсон, М. М. Курченкову (школа № 6), Л. П. Кантур (школа № 4).
      1 А. Б. Шапиро в последней своей работе счел нужным подчеркнуть, что в его «пособии вопросы пунктуации излагаются на синтаксической основе и дают возможность вместе с усвоением пунктуационных правил углублять знания по синтаксису русского литературного языка» (см.: Указ. работа, стр. 3).
     
      Глава I.
      ОЗНАКОМЛЕНИЕ УЧАЩИХСЯ С ФУНКЦИЕЙ ЗНАКОВ ПРЕПИНАНИЯ
      Постановка пунктуационного знака обычно мотивирована структурными особенностями предложения, или смыслом высказывания, или тем и другим вместе. При самостоятельном письме употреблением знака устанавливается четкость построения предложения, уточняются отношения между его частями, может усиливаться смысловая значимость его структурных элементов.
      «Пунктуация,— как правильно замечает А. В. Текучев,— так же, как, например, стилистика, не терпит формализма, техницизма в своем применении, требует постоянного и глубокого осмысления не только существа правил, но и, что особенно важно, каждой речевой ситуации, в которой она применяется».
      А это возможно только тогда, когда пишущий будет иметь хорошее представление о функции знака, понимать в каждом отдельном случае, с какой целью он его употребляет. В противном случае знак теряетсвою определенность, что может затруднить общение между читающим и пишущим. Неверно «довольно распространенное мнение, будто знаки препинания — индивидуальное дело пишущего, что твердых правил пунктуации якобы нет и не может быть» 2. Пишущий «не может сколько-нибудь далеко отойти от принятой в данной письменности пунктуационной системы» 3.
      Высокая культура пунктуационной грамотности предполагает знание перечня знаковой системы пунктуации, четкое представление о назначении знака, его функциональных возможностях.
      Какие сведения необходимо дать учащимся, чтобы они получили элементарное представление о природе нашей пунктуации и ее назначении? Посилен ли этот материал для учащихся? Нужно ли для его изучения дополнительное время?
      Отвечая на эти вопросы, надо сказать, что материалом для обобщения явятся такие знания и умения, которые учащиеся получают на занятиях по синтаксису и пунктуации, выразительному чтению. Эти сведения минимальны по объему, и на их изучение не потребуется дополнительного времени.
      Прежде всего учащиеся должны иметь представление о том, что «существуют два вида членения речи в соответствии с ее разновидностями по форме выражения: членение речи устной и членение речи письменной» К Членение устной речи оформляется средствами интонации, письменной — внешне знаками препинания. Природа членения разная, поэтому совпадения между ними часто не бывает. Деление устной речи на синтагмы (речевые звенья) специально не фиксируется знаками препинания.
      Назначение нашей пунктуации иное — графическими средствами показать синтаксическое и смысловое членение текста.
      В процессе изучения синтаксиса и пунктуации у учащихся накапливаются наблюдения о синтаксическом и смысловом членении текста. Эти сведения целесообразно обобщить хотя бы в элементарной форме, например:
      Речь состоит из предложений, которые на письме отделяются друг от друга конечными знаками.
      Сложные предложения делятся на части, каждая из которых может быть простым или сложным предложением. Границы частей сложного предложения обозначаются знаками.
      Дальнейшее членение предложений связано с делением его на члены. Члены предложения бывают однородными. Они обычно разделяются запятой. Знаками показываются отношения между однородными членами и обобщающими словами. Второстепенные члены (распространяющие главные) могут обособляться и выделяться знаками.
      В предложения могут включаться и «нечлены» предложения (обращения, вводные слова). Знаменательные слова, не являющиеся членами предложения, выделяются знаками.
      Такое членение является синтаксическим и смысловым2. С ним в основном и связано употребление знаков препинания.
      Методика изучения синтаксиса и пунктуации должна показать правильное соотношение деления предложения на речевые звенья и его синтаксическое и смысловое членение.
      Функция знаков препинания шире задач членения текста на предложения и предложения на его части. Отделяя члены и части предложения или выделяя их, знаки могут указывать цель высказывания (например, вопросительный знак), смысловые отношения между частями предложения (например, употребление двоеточия и тире в бессоюзном сложном предложении), пропуск члена предложения (употребление тире). Употребление знака препинания или отсутствие его в том месте, где он должен быть по общему правилу, может указывать на особый характер связи. Так, отделение запятой определения в препозиции вызвано связью его не только с подлежащим, но и со сказуемым, а также двойной функцией в предложении — совмещение значения определения и обстоятельства. Например: Гонимы вешними лучами, с окрестных гор уже снега сбежали мутными ручьями на потопленные луга. (А. Пушки н.) На особый характер связи, как уже говорилось, может указывать и отсутствие знака препинания. Границы простых предложений, входящих в состав сложного предложения, должны обозначаться знаками: К вечеру ураганный ветер стал стихать, и ночь в порту прошла спокойно. Однако ча^ти сложносочиненного предложения, соединенные неповторяющимися соединительными или разделительными союзами и имеющие общий второстепенный член или общее придаточное предложение, запятой не разделяются. Например:
      1) Когда мы вошли в школу, звонок уже прозвенел и ребята разошлись по классам. 2) К вечеру ураганный ветер стал стихать и работа в порту оживилась.
      В первом предложении отсутствиезапятой перед союзом и, соединяющим два предложения, указывает, что придаточное времени по смыслу относится и к первому и ко второму предложению. Второе предложение допускает двоякую пунктуацию: постановка запятой подчеркивает причинно-следственные отношения между простыми предложениями; отсутствие знака перед союзом и показывает временные отношения между ними (в последнем предложении обстоятельство времени к вечеру будет общим членом для обоих предложений). В обоих предложениях отсутствие знака перед союзом и свидетельствует об особом характере связи между частями сложного предложения.
      В школьных учебниках правила обычно не содержат указания на функции знака препинания. Например: «На письме обособленные члены отделяются запятыми, а иногда тире...» К «Запятая ставится между двумя или более однородными членами, соединенными без союзов» 2.
      Как видим, во всех правилах называются или описываются конструкции, в которых употребляется запятая. В них нет и намека на функцию знака. Указания на функцию знака встречаются редко и главным образом в частных правилах, на» пример:
      «Чтобы показать, что перед вторым предложением нужна пауза, вместо запятой ставится тире, например: По корням упругим топор застучал—и пали без жизни питомцы столетий».
      Многие преподаватели не учитывают этой особенности правил и в своих объяснениях не дополняют их указанием на функцию знака, хотя такие пояснения могут быть весьма краткими. Например:
      а) При однородных членах запятая употребляется как знак разделительный. Им разделяются одинаковые по роли в предложении (одинаковые по функции) члены..Знак этот одиночный и может повторяться.
      б) Обособленные члены предложения выделяются с обеих сторон запятыми. Знак называется выделительным. Он в отличие от разделительного парный и не может повторяться.
      В школьных учебниках отмечается восемь знаков препинания: точка, запятая, точка с запятой, двоеточие, тире, многочие, кавычки, скобки 2.
      Знаки препинания по функции принято делить на две группы: отделительные3 и выделительные.
      Знаки первой группы служат для отделения одного предложения от другого, членов предложения и частей предложения, связанных сочинением, а также частей, входящих в состав бессоюзных сложных предложений. Особенность знаков этой группы в том, что отделяемые ими члены предложения, части предложения и предложения не могут стоять внутри других отделяемых членов предложения, частей предложения или предложений. Эти знаки повторяются, но не бывают парными.
      «Выделяющие знаки препинания служат для обозначения таких синтаксических конструкций, которые вставляются в предложение с целью дополнения, уточнения, пояснения, раскрытия А. Б, Шапиро в качестве названий отдельных знаков препинания употребляет «запятая» и «запятые», «тире» и «два тире» («Современный русский язык. Пунктуация». М., «Просвещение», 1966, стр. 76). А. А. Реформатский считает, что «к пунктуации надо отнести не только «знаки препинания», но и пробелы, абзацы, приемы расположения текста на плоскости (например, «красная строка», «лесенка» Маяковского), а также различные графические приемы шрифтовых выделений (курсив, жирный, сплошные прописные и т. п.)». («О перекодировании и трансформации коммуникативных систем». Исследования по структурной типологии. М., Изд-во АН СССР, 1963, стр. 214.)
      3 В литературе встречаются термины «отделительный знак», «разделительный знак». Употребление первого термина лексически более оправдано. Однако в школе большее распространение имеет второй термин и, видимо, потому, что сопоставлением определяющих слов «разделительный — выделительный» лучше раскрывается сущность разных функций знака. Этим и объясняется, что мы на равных правах используем эти термины.
      содержания одного или нескольких его членов или всего предложения в целом, а также синтаксических конструкций, содержащих название лица или предмета, к которому обращена речь, или выражающих субъективные отношения пишущего к содержанию своего высказывания»1. Выделяются знаками придаточные части, обособленные второстепенные члены, обращения, вводные слова и предложения. Знаки второй группы парные и не повторяются.
      Имеются и более дробные классификации знаков препинания. По мнению Р. В. Макаровой, знаки препинания выполняют 14 семасиологических функций: разделительную, выделительную, противительную, присоединительную, пояснительную, определительную, объединительную, предупредительную, перечислительную, эмоциональную, экспрессивную, модальную, функцию предела,, совокупности, незаконченности и эллипсиса 2.
      Можно продолжить этот перечень, указав, например, и такую функцию, как неожиданность результата. Нетрудно заметить, что эта классификация не имеет единого основания деления: к разделительным знакам можно отнести, например, противительные, пояснительные. Кроме того, чем дробнее классификация, тем ниже степень обобщения материала, тем более многофункциональными становятся знаки препинания. Многофункциональность — один из показателей неопределенности различающих способностей знака 3.
      Следует отдать предпочтение первой классификации.
      Если иметь в виду количественную сторону: одну или несколько функций выполняет знак, одним или несколькими знаками обозначается та или иная функция, можно выделить четыре группы знаков.
      1. Знаки, которым свойственна лишь одна функция. Только как разделительный знак употребляется точка с запятой. Ею отделяются части, входящие в состав бессоюзного сложного предложения, сложносочиненного предложения, однородные придаточные предложения, однородные члены — члены и части предложения, находящиеся в сочинительной связи. Только в одной функции употребляются скобки. Скобками выделяются слова, словосочетания, предложения, вставляемые в предложение (и грамматически не связанные с ним) как добавочные замечания или разного рода пояснения.
      2. Один и тот же знак может выступать в разных функциях. Многофункциональными знаками являются запятая и тире.
      Запятая употребляется как выделительный и как разделительный знак. «Кроме этого, существуют особые случаи, когда запятая ставится или не ставится уже непосредственно от смысла» 1. Например, не отделяется запятой деепричастие и деепричастный оборот, если они тесно сливаются со сказуемым (Старик сидел задумавшись и не обращал внимания на играющих детей). Употребление запятой в первых двух функциях имеет широкое распространение: пунктуация простого предложения с однородными членами, вводными словами, обращениями, обособленными второстепенными членами предложения и сложного предложения; употребление запятой в последней функции имеет меньшее распространение. Правила, которыми излагается эта норма, имеют частный характер, нередко являются негативными.
      Более последовательно и без особых затруднений прослеживается употребление запятой для отделения однородных членов и частей сложного предложения. Иное положение с употреблением запятой как выделительного знака. Сравнительно легко осознается употребление запятой как выделительного знака, когда выделяемые члены или части предложения находятся в середине предложения, когда парный знак налицо. Труднее осмысливается функция знака, если выделяемая часть стоит в начале или в конце предложения: в этом случае ставится одна запятая парного знака.
      Многофункциональным знаком является тире. В школе следует рассмотреть основные функции этого знака. Необходимо обратить внимание на случаи употребления тире при обозначении нулевой связки или пропуска члена предложения. Кроме того, тире (два тире) используется для выделения вводных предложений, обособленных оборотов. Нередко этот знак выступает в роли показателя смысловых отношений между частями предложения (например, в бессоюзном сложном предложении). Необходимо обратить внимание и на случаи употребления интонационного тире. Этот знак нередко совмещает сразу несколько функций.
      3. Один и тот же знак в одном и том же построении совмещает несколько функций. Так, употребление двоеточия в бессоюзном сложном предложении показывает: 1) отношение между частями сложного целого, 2) следовательно, и интонацию (мотивирования, причины, например: Любите книгу: она поможет вам разобраться в пестрой путанице жизни; пояснения, например: Я поглядел кругом: торжественно и царственно стояла ночь), 3) обозначает границы этих частей, 4) в какой-то мере является показателем бессоюзной связи, потому что при союзном соединений, как правило, ставится другой знак.
      То же самое можно сказать и об употреблении тире в бессоюзном сложном предложении.
      Как смысловой и как разделительный знаки употребляются тире и двоеточие в предложениях, имеющих однородные члены с обобщающими словами.
      Вопросительный знак — знак конца предложения и показатель вопроса.
      Словом, можно привести немало случаев, когда в одной и той же конструкции один и тот же знак препинания выполняет несколько функций.
      4. Наконец, в одной и той же функции употребляются разные знаки (например, как разделительный знак употребляются запятая, точка с запятой; как выделительный — запятая, тире, скобки).
      Последний факт требует к себе особого внимания, тонких наблюдений и сложного анализа1: функция знака одна и та же, но степень ее действия — отделения или выделения — разная.
      Для разделения сочиняющихся частей в сложном предложении употребляется запятая и точка с запятой. Выбор знака затрудняет учащихся.
      Вызывает трудности дифференциация разных знаков, употребляемых как выделительные. Например, для выделения вводных (и вставных) предложений употребляются запятые, тире и скобки. Степень выделения у этих знаков разная: наиболее слабая — у запятых (ими обычно выделяются небольшие по объему предложения); наиболее сильная — у скобок, которыми выделяются предложения, носящие явно вставочный характер и содержащие разного рода добавочные замечания, попутные указания; среднее положение занимает тире. Ср.:
      Среди Кавказских гор есть, слышал я, грот, откуда Терек молодой течет. (М. Лермонтов.)
      Алексей — читатель уже знает его — пристально глядел на молодую крестьянку. (А. П у ш к и н.)
      Вася перевозил художника на челне на другой берег озера, менял ему воду для красок (художник.рисовал акварельными красками), подавал из коробки свинцовые тюбики. (К. Паустовский.)
      Легче определяется выбор крайних знаков — запятых и скобок, очень трудно установить границы употребления знаков-«соседей», особенно тире и скобок2.
      Может быть несколько путей сообщения сведений о функции знака: дополнительные пояснения при изучении пунктуационных правил, сопоставление знаков по их функции, упражнения, связанные с выяснением стилистических возможностей знаков препинания, обобщение сведений о функции знаков, чтобы дать элементарное представление о природе нашей пунктуации и ее назначении.
      Рассмотрим несколько примеров.
      1) Функция знака может определяться условиями действия правила. Именно такой подход возможен при изучении правил употребления тире между подлежащим и сказуемым. После того как сообщено правило (тире ставится на месте нулевой связки, если именная часть выражена существительным или количественным числительным в именительном падеже), выделены условия его действия, учащимся задается вопрос: «С какой целью ставится тире между подлежащим и сказуемым?» (Иными словами: «Какова функция этого знака?») Обычно ответ не вызывает затруднений у учащихся: тире ставится на месте пропущенной (нулевой) связки и является указателем нулевой словоформы.
      2) В ряде случаев функция знака выясняется при анализе самого грамматического факта. Слова и словосочетания, выражающие отношение говорящего к высказанной мысли, имеют и такой признак: они не являются обычными членами предложения, не связываются с предложением в целом или его членами ни одним из видов подчинительной связи — согласованием, примыканием, управлением, и произносятся они особо — пониженным тоном и в несколько убыстренном темпе. На письме такие слова и словосочетания выделяются графически, чтобы не принять их за обычные члены предложения. (Ср: Вы верно решили задачу? Вы, верно, решили задачу?) Здесь употребляется знак выделительный. Чтобы выяснить его функцию, требуется небольшое уточнение, естественно вытекающее из анализа признаков вводных слов и словосочетаний.
      3) Иногда знаком указывается особый характер связи (в предложениях с обособленными определениями в препозиции) или заменой одного знака другим (например, вместо запятой ставится тире) предупреждается смешение грамматических фактов или подчеркивается особая „значимость синтаксической единицы, самостоятельность оборота. В подобных правилах обычно указывается и функция знака. Например, ставится тире вместо запятой, чтобы отделить приложение от определяемого слова, которое входит в ряд однородных членов (За столом сидели Миша, Сережа, Зина — сестра Миши и о чем-то шептались). При постановке запятой в данном предложении приложение и определяемое слово можно принять за однородные члены, чем и порождается двусмысленность 1.
      Функция знака может определяться по действию негативного правила. В одних случаях запрещение постановки знака мотивируется. Например, обычно обособляются определения, имеющие зависимые слова и стоящие после определяемого слова, но если определяемое слово само по себе не выражает нужного понятия и нуждается в определении, обособление не допускается. Отсутствие знака укажет на сочетание определения и определяемого слова как неделимую номинативную единицу. Постановка знака разрушит эту связь. В предложении Внук вбежал в комнату с лицом раскрасневшимся от мороза причастный оборот не обособляется, потому что словосочетание вбежал с лицом не имеет законченного смысла. В данном случае функция отсутствующего знака — указывать на смысловое единство словосочетания — определяется причинами, которые содержатся в самом правиле.
      Нередко негативное правило фиксирует факт отсутствия знака, но не указывает причин, по которым знак не ставится. В этом случае снижаете^ (иногда сводится к нулю) осмысленность употребления правила, например: «Если вводное слово стоит в начале или в конце обособленного оборота, то между ними никакого знака не ставится. Если же вводное слово стоит в середине обособленного оборота, то оно выделяется запятыми на общем основании». Данным правилом учащимся предлагается просто запомнить, когда нужно выделять вводное слово в обороте, когда этого делать не следует. Это правило при объяснении его в классе целесообразно дополнить указанием, почему в данных построениях не следует выделять вводное слово: если вводное слово находится в начале или в конце оборота, то выделение знаками с обеих сторон затруднит установление его смысловой соотнесенности. В предложении Старик внимательно следил за поплавком и, видимо увлеченный рыбной ловлей, ничего не замечал вокруг выделение вводного слова с обеих сторон запятыми делает неясной его связь: входит ли оно в причастный оборот или соотносится со сказуемым. Отсутствие второй запятой уточняет связь. Если же вводное слово находится в середине оборота, соотнесенность его видна, и оно по общему правилу с обеих сторон выделяется запятыми. Указание на функцию нормы позволяет учащимся более осмысленно использовать это правило.
      Лучший способ выяснения и уточнения назначения знака — сопоставление одного знака с другим по их функции, особенно омографических знаков препинания.
      Многозначным является употребление запятой, которая чаще всего выступает в двух функциях: как знак отделительный (раз- делительный) или как знак выделительный.
      Функции этого знака удобно сопоставить на материале одно родных членов предложения и вводных слов.
      Для наблюдения можно использовать следующие предложения:
      Утро тихое, чудное.
      (В. Г и л я р о в с к и й.)
      Бледно-серое небо светлело, холодело, синело. (И. Тургенев.)
      Учащиеся читают предложения слева, находят в них однородные члены (сказуемые), графически (стрелкой) обозначают их связь с определяемым словом (подлежащим), видят, что смысловая связь оформляется грамматически (каждое сказуемое согласуется с подлежащим). После этого нетрудно подвести учащихся к выводу: однородные члены одинаково зависимы по отношению к определяемому слову, между собой равнозначны по функции (в данных предложениях сказуемые), равноправны по связи — одинаково зависимы (или одинаково независимы, если подлежащие), между собой объединяются сочинительной связью, т. е. «связью формальной неподчиненности» , поэтому отделяются друг от друга запятой. В предложении справа учащиеся находят вводное слово. Оно не связано ни с одним членом предложения и вводится в предложение, чтобы выразить отношение говорящего к высказанной мысли.
      Дальше сопоставляются знаки по характеру их употребления, способам графического оформления предложения:
      1) Выделительные знаки всегда парные (синтаксическая единица выделяется с обеих сторон). Это один знак.
      2) Выделительные знаки не бывают повторяющимися.
      Так сопоставляются знаки по одиночному или парному употреблению, повторяемости или неповторяемости их.
      По сути дела разделительный знак «запятая» и выделительный «запятые» являются разными знаками.
      Полезны упражнения, связанные с выяснением стилистических возможностей знаков препинания2. Это может быть анализ отдельных предложений, а лучше для этой цели подходят небольшие тексты.
      1) Разделительные знаки являются одиночными (первое предложение).
      2) Они могут повторяться (второе предложение).
      День, по-видимому, будет хороший.
      (Срл День будет хороший.)
      В предложении Кто сказал, что человек тиран собаки,— наоборот, собака — тиран человека,— пошутил Бернард Шоу (Г. Серебрякова) прямая речь включает два предложения, совершенно одинаковых по построению: подлежащее — именное составное сказуемое — дополнение. Связка нулевая. Однако только во втором предложении этот факт фиксируется тире, потому что здесь он подкрепляется паузой, усиливающей смысловую значимость второго элемента сопоставления.
      Предложение В саду было тихо, прохладно, и темные покойные тени лежали на земле (А. Чехов) начинается с второстепенного члена, который может быть общим для обеих частей сложносочиненного предложения. Однако автор разделил простые предложения запятой, тем самым указал, что второстепенный член относится только к первой части предложения. Таким образом, употреблением знака подчеркивается, что факты, о которых сообщает простые предложения, не связаны местом действия.
      Вариативность в постановке знаков оправдывается стилистически, намерением подчеркнуть какой-то факт. Пунктуационные варианты чаще всего показатели смысловые, связанные с выделением синтаксической единицы, приданием ей особой значимости.
      Стилистические возможности знаков препинания еще больше реализуются в целом тексте.
      Например, в стихотворении «Обиженная девчонка» В. Солоухин описывает картину, которую он наблюдал с высокого холма. Шли в школу дети — четверо мальчишек и девочка, чей фартучек, как ромашка, светился средь весенней желтизны. И вот мальчишки обидели ромашку, забрызгали ее водой из лужи.
      Плачущая девочка потихоньку побрела домой.
      Светило солнце. Жаворонки пели.
      Земля дышала утренним теплом.
      Но шла девчонка, солнышка не видя,
      Не слыша пения жаворонка в небе,
      Тепла земли не чувствуя на коже,
      Добра земли не слыша под ногой.
      Обида злая черною заслонкой Все от нее мгновенно заслонила,
      И только горечь, только чернота Кипела в добром маленьком сердечке.
      Первые три предложения (Светило солнце. Жаворонки пели. Земля дышала утренним теплом) можно принять за сложное и разделить их запятой или точкой с запятой. В другом контексте такие варианты впрлне допустимы. Но здесь они неприемлемы. Иная пунктуация снизит, приглушит контраст между красотой и благоуханием природы и настроением обиженной девочки.
      Как видим, постановка знака препинания может быть индивидуальной в том смысле, что она всегда отражает конкретную структуру предложения, иногда особый вариант модели, используемый как стилистическое средство, как средство усиления смыслового веса того или иного члена или части предложения. «Хотя пунктуация лишь схематически отражает смысловую и формальную структуру нашей речи, однако она, как уже сказано, активно участвует в процессе письменной организации нашей речи».
      Из приведенных примеров видно: в одних случаях функция знака указывается пунктуационным правилом, в других она вытекает из анализа сущности грамматического факта, в третьих установление ее требует более точных наблюдений, связанных с анализом оттенков в высказывании — употреблении знаков в стилистических целях.
      При определении содержания темы и методики работы над ней надо иметь в виду следующее.
      В школе можно дать сведения только об основных функциях знаков препинания, т. е. функциях, связанных с членением текста на части с учетом грамматического и смыслового деления его (иногда и интонационной организации предложения).
      Учащиеся должны знать, что части и члены предложения,, тесно связанные между собой, не отделяются знаками препинания,— это главное положение логико-грамматического принципа пунктуации. Они должны знать, что и почему разделяется знаками и какими, что и почему выделяется знаками и какими, в каких случаях знак является показателем смысловых отношений, когда знак или его отсутствие указывает на особый характер связи, когда один и тот же знак, употребленный в построениях разных синтаксических уровней, становится невыразительным и какие знаки могут употребляться в той же функции и др.
      Успех усвоения материала во многом определяется знанием трудностей понимания функции отдельных знаков препинания, что связано с установлением соотношения функции и знака: знаки однофункциональные и многофункциональные, разные знаки, употребленные в одной и той же функции. Поэтому особый интерес представляет дифференциация знаков препинания по их функции.
      Однако было бы неправильно предположить, что знаки только с одной функцией вызывают наименьшие затруднения. Нередко в той же функции употребляются и другие знаки. В данной ситуации трудность не только в определении функции знака, но, главное, в выборе знака.
      Сложное соотношение знака и его функции — однофункцио-нальность и многофункциональность, употребление разных знаков р одной и той же функции — требует постоянного обобщения и систематизации материала.
      Выяснение и осознание функций знаков препинания, сопоставление разных знаков, употребляющихся в одной функции, укрепят пунктуационную дисциплину. Учащиеся будут знать, когда и для чего употребляется тот или иной знак, когда в одних и тех же целях используются разные знаки и чем дифференцируется их употребление. Этим самым будет предупреждаться «вольность» в употреблении знаков препинания, которая, безусловно, расшатывает пунктуационную систему.
      Понимание функций знака поможет учащимся подняться на более высокую ступень владения пунктуационными нормами — свободно пользуясь пунктуационными правилами и гибко их применяя, точнее выражать свои мысли.
      Выяснение функции знака не потребует дополнительного времени, не осложнит работу над пунктуационными правилами, а скорее облегчит ее, поскольку понимание назначения знака делает применение правила более осмысленным.
      Выяснение функции знака препинания — одно из очень важных пунктуационных обобщений, которое поможет учащимся понять природу нашей пунктуации, ее систему.
      «Умелое использование знаков препинания предполагает какую-то определенную сумму знаний, причем недостаточно знать отдельные правила. Для того, чтобы свободно пользоваться знаками препинания, надо хорошо представлять себе природу пунктуации, ее назначение и характер».
      Обобщения на уровне определения функции Знаков препинания помогут учащимся понять пунктуационные идеи, лежащие в основе многочисленных правил 2.
     
      Глава II.
      ТИПЫ ПРАВИЛ.
      ГРУППИРОВКА ПУНКТОГРАММ
      Типы правил
      Пунктуационные правила различаются по характеру директивы, условиям действия, степени обобщения языковых фактов, по соотношению интонации и знаков препинания.
      Позитивные и негативные правила. По характеру указаний, обращенных к практике письменной речи, правила делятся на позитивные и негативные.
      Позитивные правила указывают, когда и какой знак препинания следует ставить. Они соотносят знаки препинания с грамматическими особенностями предложения, его ритмомелодикой. Например, однородные члены разделяются запятой, если они соединены противительными союзами. Это правило указывает на употребление запятой для разделения однородных членов, отношения между которыми выражены союзами.
      Позитивные правила регулируют употребление конечных знаков препинания, при помощи которых речевой поток на письме делится на отдельные самостоятельные предложения. Много позитивных правил определяет постановку знаков препинания внутри предложения: о разделении (преимущественно запятой и точкой с запятой) относительно независимых сочиняющихся и соподчиняющихся членов предложения и его частей, о выделении придаточных предложений, обособленных членов предложения, сравнительных оборотов, вводных слов и обращений. Употребление двоеточия и тире, кроме указания на границы частей предложения, нередко выражает сложные логические отношения: индуктивный и дедуктивный путь суждения, причинно-следственные, изъяснительные, условно-следственные, временные и другие отношения.
      Позитивные правила регулируют употребление знаков препинания в вариантах, имеющих очень широкое распространение, и представляют основу школьной пунктуации.
      Негативные правила, наоборот, «запрещают» употребление того или иного знака. Они ограничивают действие позитивных правил описанием таких сходных конструкций, пунктуационное оформление которых не регулируется этими правилами. Негативные правила распространяются на такие сочетания, такие
      соединения синтаксических единиц, расчленения которых логикосинтаксический принцип не допускает; грамматическая связь подобных сочетаний, как правило, бывает более тесной. Иногда эта связь идет по нескольким линиям. Так, в предложении, имеющем большой ряд однородных членов (с повторяющимся союзом и), два однородных члена не разделяются запятой, если связаны с общим второстепенным членом предложения, например:
      Люблю я пышное природы увяданье,
      В багрец и золото одетые леса,
      В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
      И мглой волнистою покрыты небеса,
      И редкий солнца луч, и редкие морозы,
      И отдаленные седой зимы угрозы.
      (А. П у ш к и н)
      В этом предложении связь между однородными членами ветра шум и свежее дыханье выражается не только их соподчинением сказуемому, но и наличием общего зависимого члена в их сенях.
      Негативное правило 1 обычно ограничивает действие основного позитивного правила. Так, основное позитивное правило утверждает, что однородные члены всегда разделяются запятой (при бессоюзном соединении, с противительными, а также с двойными сопоставительными союзами и с повторяющимися соединительными и разделительными союзами). Ограничивается это правило запрещением разделять запятой однородные члены, соединенные неповторяющимися союзами и, да(и), или, либо. Негативных правил, которые бы не являлись ограничением действия основного позитивного правила, очень немного, и они регулируют употребление знаков препинания при их сочетании, вроде: перед закрывающимися кавычками не ставится точка, запятая, точка с запятой, двоеточие и тире; все эти знаки ставятся только после кавычек.
      Можно встретить и более сложные взаимоотношения негативных и позитивных правил. К позитивному правилу обособления распространенных определений, стоящих после определяемого слова, имеется негативное об отсутствии обособления этих же определений в препозиции. Однако действие этого негативного правила снимается, если определение в этой позиции имеет добавочное обстоятельственное значение или оторвано от определяемого слова. Следовательно, позитивное правило может ограничивать действие негативного правила.
      1 Некоторые из них имеют широкое распространение. Например, в повести А. Чехова «Степь» пунктограммы на правило, по которому не ставится запятая между однородными членами, соединенными неповторяющимся союзом а, составляют 70% всех пунктограмм на однородные члены (см.: Г. И. Б л и н о в. К вопросу о частотности употребления пунктуационных правил. Сб. «Вопросы истории и теории русского языка», вып. 3. Тула, 1970).
      Не во всех случаях негативная норма формулируется в виде правила. Если в позитивном правиле четко указывается признак, по которому дифференцируется позитивная и негативная норма, обычно негативное правило не дается. Например:
      «Распространенные определения обособляются, если они стоят после определяемого слова».
      Правилом точно определяются границы его действия. Оно не нуждается в специальных указаниях, которые бы ограничивали его действие (например: «Распространенное определение, стоящее перед определяемым словом, не обособляется»): работа над позитивной нормой предполагает обязательное сопоставление ее с негативной (постпозиция — обособление, препозиция — отсутствие обособления). Негативное правило формулируется в процессе работы над позитивным правилом, но в учебнике давать его нет необходимости.
      В сопоставлении с этой же негативной нормой нуждается и следующее позитивное правило: «Распространенное определение, стоящее перед определяемым словом, обособляется, если имеет обстоятельственное значение».
      Опущенное из цепочки связанных правил среднее звено само собой восстанавливается.
      Поскольку позитивные и негативные правила служат для оформления одной и той же синтаксической единицы, то в некоторых случаях пунктуационное правило может быть сформулировано как в позитивной, так и в негативной формулировке.
      Школьная практика подтвердила эффективность позитивных правил по сравнению с негативными. Учебники и учебные пособия пользуются позитивными формулировками, нередко опуская негативную часть правила. Излагая, например, употребление тире между подлежащим и сказуемым, некоторые авторы учебников по русскому языку описывают только варианты, когда ставится тире при нулевой связке, и не рассматривают в теоретической части учебника предложения, в которых именная часть вы-ражаётся прилагательным, причастием, и в этом случае тире между главными членами не ставится, хотя связка тоже нулевая. Против такого изложения материала возражать нельзя. Но возникает вопрос: нужно ли при работе над этим параграфом сообщать негативную часть правила, т. е. перечислять все способы выражения именной части сказуемого, когда тире не ставится, или, разобрав случаи употребления тире, можно ограничиться общими указаниями — в остальных случаях этот знак не ставится?
      Что дает изучение правила или только в негативной формулировке, или только в позитивной? Скажется ли такое изучение и к а к на умении употреблять тире между подлежащим и сказуемым?
      Решение этих вопросов проверялось экспериментальным путем. Правила об употреблении тире между подлежащим и ска-
      зуемым давались в трех вариантах: в одних классах — только как позитивные, в других — только как негативные, в третьих негативные и позитивные формулировки сочетались.
      Проведенный эксперимент позволяет сделать следующие выводы:
      1. Позитивные правила легче усваиваются, и ими легче пользоваться. Количество случаев постановки знаков во много раз меньше количества возможных случаев неупотребления их. Правило психологически лучше осмысливается как руководство к действию, чем запрещение его. Влияние разрешающих правил сильнее, чем запрещающих. Школьная практика давно подтвердила лучшее усвоение позитивных правил.
      2. Если одно и то же построение в зависимости от способов выражения, или способов связи, или других каких-либо причин пунктуационно оформляется по-разному — в одних случаях ставятся знаки, в других они отсутствуют — и если позитивное правило распространяется не на все варианты данного построения, а только на чао^ь их, ограничиваться изложением одного позитивного правила нельзя. Позитивное правило, распространяясь только на часть вариантов, не будет ориентировать во всех остальных случаях. Конструкции, которые не обслуживаются данным правилом («все остальные случаи»), окажутся неясными, с необозначенными, недифференцированными признаками, что и приведет к увеличению пунктуационных ошибок.
      Дифференцирование материала возможно только тогда, когда положительные связи будут сопоставляться с отрицательными, когда учащиеся смогут противопоставлять конструкции, в которых ставится знак, сходным конструкциям, э которых он не ставится, когда они будут знать, «что надо делать и чего не надо делать»..
      Сопоставление позитивных и негативных правил по действию основного условия позволяет выяснить добавочные условия, наличием которых включается или выключается норма.
      Таким образом, отказаться от негативных правил нельзя, поскольку ими описываются конструкции, на которые не распространяются позитивные правила. Этим и оправдывается дополнение позитивных правил негативными.
      Может возникнуть и такой вопрос: нужны ли обобщения в виде негативных правил, может быть, достаточно ограничиться анализом одних примеров? Д. Н. Богоявленский, рассматривая этот вопрос по отношению к орфографии, пишет, что решение его «приводит нас к проблеме о регулирующей роли слова при образовании условных связей». Он правильно замечает, что учащиеся к таким обобщениям могут прийти и самостоятельно, «учась, на своих собственных ошибках. Но это будет длительный путь проб
      В. П. Протопопов. Исследование высшей нервной деятельности в естественном эксперименте. Киев, 1950, стр. 20.
      и ошибок, далеко не всегда приводящий к правильным научным обобщениям».
      В основу деления правил можно положить условия их действия.
      Простые обусловленные и сложные обусловленные правила. «Каждое правило складывается из условий и нормы, которая при этом условии соблюдается»2. В пунктуационном правиле условия — это признаки, которыми определяется постановка знаков препинания. Такими признаками чаще всего являются особенности построения, логические отношения между частями, реже интонация и ритмомелодика предложения.
      Действие нормы может вступать в силу при наличии одного или нескольких условий. Первые правила назовем простыми обусловленн ы м и, вторые — сложными обусловленными. В первом случае название конструкции является условием действия нормы, во втором в качестве условий нормы выступают признаки, по которым квалифицируется синтаксическая единица, или такие особенности построения, которыми дифференцируется пунктуационная норма.
      Простым обусловленным является правило употребления точки и вопросительного знака в конце предложения, потому что норма определяется по единственному условию — типу предложения по цели высказывания. Части, входящие в состав сложносочиненного предложения, разделяются запятой — это тоже простое обусловленное правило: факт квалификации синтаксической единицы — единственное условие пунктуационной нормы.
      Одноусловность действия этих правил не является показателем легкости их усвоения.
      Многие правила действуют при наличии нескольких условий. Например, между подлежащим и сказуемым тире ставится при наличии двух условий: а) если связка нулевая, б) если именная часть выражена именем существительным или числительным в именительном падеже или если оба главных члена (или один из них) выражены неопределенной формой глагола. При наличии только одного из этих условий правило не действует. В предложении Небо голубое, чистое связка нулевая, но именная часть выражена не существительным или числительным, а прилагательным. Правило не действует, так как из двух условий пунктуационной нормы налицо только одно.
      Условия действия в сложном обусловленном правиле сочетаются и проявляются по-разному. По этому признаку сложные обусловленные правила можно разбить на несколько групп.
      Для действия некоторых правил характерно постоянное сочетание одних и тех же условий. При наличии этих условий правило действует, отсутствие хотя бы одного из этих условий прекращает действие правила. Примером может служить только что рассмотренное правило об употреблении тире между подлежащим и сказуемым. Или, например, простые предложения, входящие в состав сложносочиненного, могут не разделяться запятой. Правило это действует при наличии следующих условий:
      а) общего второстепенного члена, б) союзов и, да(и), или, либо,
      в) неповторяемости этих союзов. Например: В саду клубника зазеленела и вишня расцвела. Здесь простые предложения не следует разделять запятой, так как все три условия действия этого правила налицо: имеется общий второстепенный член (1), простые предложения соединены союзом и (2), который не повторяется (3).
      Отсутствие хотя- бы одного из этих условий прекращает действие правила.
      Подобных правил, обслуживающих одну и ту же конструкцию, может быть несколько, но количество условий в них остается неизменным и характер их остается тем же. Например, негативная норма для сложносочиненного предложения представлена в виде нескольких правил, которые будут различаться тем, что вместе с неповторяющимся союзом выполняют объединитель-,ную функцию второстепенный член, придаточное предложение, вводное слово или вопросительная интонация. Объединительная функция может выражаться разными средствами, характер условий и их количество остаются теми же. В правилах употребления тире между подлежащим и сказуемым постоянны указания на нулевую связку, особую паузу между главными членами, именная же часть — необходимое условие нормы — может выражаться именем существительным, числительным или инфинитивом.
      В других группах правил сочетания одних и тех же условий не обязательны. Постоянными являются несколько общих условий, служащих основой для образования отдельных частных правил, в которых может быть неодинаковое количество условий и разное их сочетание. Например, обособление определений зависит от: 1) состава определения (распространенности и не-распространенности его), 2) места его по отношению к определяемому слову, 3) морфологического выражения определяемого слова, 4) наличия у определения дополнительной функции в предложении (обстоятельственного характера), 5) вхождения определения в ряд однородных членов.
      Нельзя сказать, что определения обособляются только при наличии всех перечисленных условий. Условия обособления определений действуют в разных сочетаниях, образуя несколько правил, которыми фиксируется факт обособления при одном.
      двух и более условий. Так, указанные условия лежат в основе следующих правил (назовем некоторые из них):
      1) обособляется определение, если оно распространено и стоит после определяемого слова;
      2) обособляются два или несколько нераспространенных определений (однородных), стоящих после определяемого слова;
      3) обособляется определение независимо от места его по отношению к определяемому слову, если оно имеет обстоятельственное значение;
      4) обособляется определение независимо от его состава и позиции, если определяемое слово выражено местоимением.
      Во всех правилах обнаруживается разное сочетание вышеуказанных условий. Некоторые условия являются общими для нескольких правил. Действия первого и второго правила , например, обусловлены позицией определения.
      Аналогичны правила обособления приложений.
      Особо следует выделить такие правила, в которых из условий действия нормы создаются варианты одного основного обобщенного правила.
      Рассмотрим конкретный пример.
      Когда речь идет об употреблении запятой при однородных членах, важно выяснить: а) имеются ли при однородных членах союзы, б) если имеются союзы, то какие они по значению, в) если эти союзы соединительные или разделительные, то повторяются они или не повторяются.
      С учетом этих условий и формулируется несколько правил употребления запятой при однородных членах предложения, а именно: 1) разделяются запятой однородные члены, если они не соединены союзами; 2) разделяются запятой однородные члены, если они соединяются противительными или двойными сопоставительными союзами; 3) разделяются запятой однородные члены, если они соединяются повторяющимися соединительными или разделительными союзами; 4) не разделяются запятой однородные члены, если они соединяются неповторяющимися союзами и, да(и)у или, либо.
      Все перечисленные выше правила являются вариантами одного основного правила: однородные члены всегда разделяются запятой, если они не соединены одиночными союзами и, да, или, либо. Знакомство с вариантами основного правила позволяет лучше усвоить синтаксические конструкции и, следовательно, правильно пунктуационно их оформить.
      Наличие в правиле нескольких условий затрудняет его изучение. Трудность усвоения сложных обусловленных правил в значительной степени снимается, если учащиеся осмыслят условия
      1 Имеется в виду, что определяемое слово выражается именем существительным.
      действия правила в их связи и зависимости, и, наоборот, трудности увеличиваются, если эти условия просто заучиваются, объединяются механически, как конгломерат нанизанных друг на друга фактов.
      В школах при изучении пунктуационных правил обычно не ведется специальной работы над выделением условий нормы. Правило дается в готовом виде (после наблюдения над языковыми фактами, или, наоборот, эти наблюдения следуют за сообщением правила), оно не подвергается специальному анализу, развертыванию его в виде ряда положений, каждое из которых называло бы в отдельности условия нормы. Например, работа над изучением одного из первых правил обособления согласованных определений обычно проходит так: рассматриваются примеры с определением в постпозиции и сразу делается вывод: определения, которые выражены причастием с зависимыми словами (причастными оборотами) или прилагательными с зависимыми словами и стоят позади определяемого слова, обособляются 2- Это обобщение сопоставляется с наблюдением над предложением, в котором определение находится в препозиции и поэтому не обособляется. Дальше закрепляется материал путем анализа предложений с определениями в постпозиции (чаще) и с определениями в препозиции (реже). Как видим, условия обособления определений не выделяются. Практически обращаете» внимание на одно из. условий действия данного правила — место определения по отношению к определяемому слову.
      Можно привести примеры изучения и других пунктуационных правил, и во всех случаях приходится наблюдать одну и ту же картину — специального анализа условий (их выделения) действия пунктуационного правила не производится.
      Может быть, нет необходимости заниматься вычленением условий действия правил и эта работа будет мало способствовать овладению пунктуационными нормами письменной речи? Разумеется, это не так.
      Во-первых, незнание всех условий, при которых действует норма, может привести к тому, что ученик затруднится решить вопрос о пунктуационном оформлении текста или допустит пунктуационную ошибку.
      Школьной практикой давно установлено, что учащийся, обнаружив именное составное сказуемое, нередко ставит тире и в том случае, когда именная часть выражается прилагательным или причастием. Происходит это чаще всего потому, что у школьника более глубокий след оставляет в памяти только одно условие действия этого правила — пропуск связки, а второе — морфологическое выражение именной части —оказывается забытым.
      Во-вторых, частных правил очень много, что нередко является причиной их смешения. Четкое усвоение условий действия правил предупреждает подобные ошибки.
      Нетрудно заметить, что условиями действия пунктуационных правил являются синтаксические особенности предложения. Следовательно, работа над вычленением условий действия правил — это более тщательный и разносторонний анализ предложения, постоянное сопоставление одних конструкций с другими с целью выяснения их особенностей. Такая работа сама по себе уже полезна..
      Эксперимент, в котором сопоставлялись результаты обучения с выделением условий пунктуационной нормы, и обычная работа над правилом подтвердили общий вывод: выделение условий действия правил с п о с о б ст в-у е т более осознанному усвоению пунктуации.
      Практика позволяет сделать и другие выводы и обобщения.
      1. Сложные обусловленные правила распространены. Работа над ними труднее и на первом этапе, когда они объясняются и выделяются условия их действия, и на втором, когда учащиеся применяют правила в письменной речи.
      Очень часто учителя не подозревают, что правило обусловлено, и дают его формулу без выделения условий его действия. При такой методике одно из условий нередко становится доминирующим, другие затушевываются и при применении правил опускаются. Например, при использовании правила об употреблении тире между подлежащим и сказуемым доминирующим условием часто становится нулевая связка. При таком усвоении учащиеся начинают ставить тире, если обнаруживают составное сказуемое с нулевой связкой, не обращая внимание на способ выражения именной части. Эти наблюдения подтверждает и экспериментальная проверка. В тех классах, в которых правило давалось со специальным выделением условий его действия, ошибок на употребление лишнего тире было в четыре раза меньше, чем в контрольных классах. Таким образом, в контрольных классах многие учащиеся не понимали, что пропуск связки не единственное условие постановки этого знака.
      2. Как уже говорилось, постановка некоторых знаков препинания обосновывается действием нескольких условий. Одни из них являются главными, другие выполняют зависимую роль в том смысле, что вступают в действие при наличии других условий.
      Главным условием, запрещающим постановку запятой перед союзом и в сложносочиненном предложении, является наличие общего второстепенного члена или общего придаточного предложения. Если в предложении нет этого признака, то наличие в нем других условий не включает автоматически действие негативного
      правила: простые предложения, соединенные неповторяющимися союзами и, да(и), или, либо, разделяются запятой. Наличие определенных союзов и неповторяемость их являются зависимыми условиями по отношению к главному условию — наличию или отсутствию общего второстепенного члена.
      Из сказанного нельзя сделать вывода, что при работе над правилами одним условиям надо уделять внимания больше, другим меньше. Внимание должно быть равное, потому что подобные правила действуют при наличии всех условий, как главных, так и зависимых.
      3. Дифференцировать условия действия правил надо для того, чтобы определить последовательность логических операций при применении правил.
      4. При анализе одних сложных обусловленных правил достаточно ограничиться определением условий нормы, при анализе других, кроме того, целесообразно выделить условия, лежащие в основе нескольких частных правил.
      Если в пунктуационном правиле постоянно сочетаются одни и те же условия и> оно действует при наличии этих условий, работу над правилом надо начинать с выделения условий его действия. Эта работа продолжается и при выполнении упражнений — в стадии применения правил. При закреплении материала целесообразно разобрать не только те предложения, в которых налицо все условия действия правил, но и такие, в которых имеется только часть их.
      По-иному следует поступать при изучении сложных обусловленных правил, в которых сочетание разных условий образует несколько самостоятельных правил или несколько частных правил, являющихся вариантами одного основного правила.
      После работы над отдельными частными правилами и выделением условий их действия на заключительном этапе изучения необходимо систематизировать и обобщить материал, вскрыть общие закономерности, которыми определяется данное правило,— выяснить общие основания действия нормы. Например, для обособления определений такими общими условиями будут:
      1) состав определения, 2) место его по отношению к определяемому слову, 3) способ выражения определяемого слова, 4) возможность определения иметь обстоятельственное значение,
      5) вхождение определения в ряд однородных членов и др.
      Такие обобщения можно продолжить. Целесообразно, например, сопоставить условия обособления приложений и определений, так как в них много общего, что нередко приводит к смешению правил, к ошибкам в переносе.
      Дифференцируются правила и по степени обобщения материала.
      Обобщенные и частные правила. По степени обобщения грамматического материала правила бывают разные. Одни правила, раскрывая общие закономерности, дают такие нормы, которые будут общими для аналогичных синтаксических построений. Другие, наоборот, касаются частных случаев, создают варианты общего правила или в чем-нибудь ограничивают его действие. Правила первого рода можно назвать обобщенными1, вторые — частными.
      Так, обобщенное правило об употреблении запятой при однородных членах указывает, что однородные члены разделяются запятой. Это обобщенное правило конкретизируется рядом частных правил — однородные члены разделяются запятой, если не соединяются союзами, и др.
      В методическом отношении важно знать, каким является изучаемое правило — обобщенным или частным.
      1. Если правило является обобщенным, то необходимо учащимся сообщить и частные правила. В школе иногда некоторые обобщенные правила рассматриваются без частных правил к нему, что приводит к сужению действия правила, к невычлене-нию отдельных его вариантов. Учащиеся, например, узнают, что однородные придаточные части, соединенные союзом и, запятой не разделяются. Варианты к нему не рассматриваются, а они есть. Например:
      Приехав домой, Пьер отдал приказание кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. (Л. Толстой.)
      Он [Балашов] сказал, что император Александр не считает достаточной причиной для войны требование паспортов Куракиным, что Куракин поступил так по своему произволу и без согласия на то государя, что император Александр не желаетвойны и что с Англией нет никаких отношений. (Л. Толстой.)
      Почти все были в поле, потому что с утра тучи рассеялись и до вечера продержалась хорошая погода, потому что началась уборка урожая и нельзя было упускать ни одного погожего дня.
      В первом предложении две однородные придаточные части соединены неповторяющимся союзом и, поэтому запятой не разделяются — пример на основное правило. Варианты к нему даны во втором предложении (ряд однородных придаточных частей заканчивается употреблением замыкающего союза и) и в третьем (однородные придаточные части соединены попарно).
      2. Вычленение обобщенного и частных правил укажет на необходимые сопоставления, позволит систематизировать и обобщить материал. Осознание, например, обобщенного правила о том, что однородные члены, соединенные неповторяющимися союзами и, да(и), или, либо, не разделяются запятой, позволяет
      1 Термин этот очень условен, так как любое пунктуационное правило строится на основе обобщений.
      рассматривать как вариант (частное правило) попарное соединение однородных членов этими союзами. Таким образом, два правила будут осознаваться как варианты одного обобщенного правила в основе правил обнаруживается одна закономерность — нельзя разделять знаками сочиняющиеся или соподчиняющиеся члены предложения или его части, соединенные одиночными союзами и, да(и), или, либо и имеющие при себе подчиняющий их или подчиненный им член предложения или его часть.
      Найти обобщенное правило — значит найти общие закономерности, которыми определяются частные правила. Только что указанная общая закономерность в отношении сочиняющихся и соподчиняющихся членов предложения и его частей позволяет сопоставить и систематизировать материал об употреблении знаков препинания не только при однородных членах предложения, но и при однородных придаточных, а также в сложносочиненных предложениях, когда простые предложения имеют общий для них второстепенный член или общее придаточное предложение. ,,
      То, что обобщенное правило, раскрывая основную закономерность, вбирает в себя частные правила, поглощая их, вызывает вопрос: не лучше ли ограничиться обобщенной формулировкой, не конкретизируя ее отдельными (и несколькими) частными правилами, и вместо нескольких правил предложить только одно — обобщенное?
      Ответ на этот вопрос дает экспериментальная проверка. В двух седьмых классах 2 один и тот же материал об употреблении запятой при однородных членах давался по-разному: в виде обобщенного правила и в виде нескольких частных правил. Материал объяснялся и закреплялся в течение двух уроков.
      Экспериментальная проверка показала, что подача в VII классе материала об употреблении запятой при однородных членах предложения в виде отдельных частных правил имеет некоторые преимущества.
      Кажется, что труднее запомнить несколько частных правил, чем одно обобщенное. Но учащиеся лучше усваивают материал и правильнее расставляют знаки препинания, если пунктуацион- ный материал дается в виде отдельных частных правил. Это вызвано рядом причин.
      При объяснении облегчается процесс обобщения, поскольку для наблюдений берется небольшой материал, который более конкретно описывается. Например, легче усваивается правило о разделении запятой однородных членов, соединенных двойными
      1 «Учебник русского языка» (ч. II) С. Г. Бархударова и С. Е. Крючкова не учитывает этой особенности — попарное соединение однородных членов рассматривается как вариант употребления знаков препинания при однородных членах с повторяющимися союзами (М., Учпедгиз, 1962, стр. 60).
      сопоставительными союзами, предупреждаются ошибки на лишний знак перед первой частью союза.
      Лучше усваивается материал и в последующей стадии — при переносе сделанного обобщения на аналогичные синтаксические факты.
      Например, в только что рассмотренном правиле название наиболее часто встречающихся двойных сопоставительных союзов явится надежным добавочным признаком, облегчающим обнаружение однородных членов, которые в данных построениях произносятся без перечислительной интонации.
      Учащиеся испытывают меньше затруднений при выполнении разнообразных упражнений, скорее завершается процесс формирования пунктуационного навыка. Как уже говорилось, обобщенным правилом описывается конструкция в общих чертах, не показывается все многообразие средств, используемых при ее построении. Частные правила не имеют этого недостатка и в своей описательной части дают точные и верные ориентиры для узнавания синтаксических единиц, чем предупреждаются всякого рода смешения.
      Кроме того, частные правила заставляют соотносить пунктуационное оформление той или иной единицы с особенностями ее построения, многократно повторять синтаксический анализ предложения, ускоряют усвоение грамматического материала.
      Использование частных правил предполагает хорошее знание синтаксических основ, поэтому их изучение возможно в классах, где проходится полный курс синтаксиса. В тех же классах, где сведения по синтаксису невелики и подробного описания синтаксических единиц и особенностей их построения не дается, следует отдать предпочтение обобщенным правилам, в которых в качестве условий нормы указываются более общие признаки, характеризующие данное построение в целом, или сам факт квалификации синтаксической единицы включает пунктуационную норму. Например: «Простые предложения, входящие в состав сложного, отделяются запятой»; «Однородные члены отделяются запятой». Отдельные частные правила для начальных классов и IV класса не всегда подойдут, потому что ими обслуживаются не все варианты построения, а только часть их, например: «Однородные члены, соединенные союзами а, но, разделяются запятой». Обобщенное же правило дает возможность расставлять знаки препинания в предложениях с любым построением однородных членов.
      В VII и VIII классах синтаксис изучается полнее. Детальнее дается описание отдельных конструкций. Своеобразие в построении предложений обычно отмечается в пунктуационном правиле, постановка знаков препинания в одной и той же конструкции часто регулируется несколькими частными правилами. Такие правила обычно включаются в учебные пособия для этих классов.
      Тот факт, что по пунктуации некоторых типов предложений учащимся сначала даются обобщенные правила, затем частные, позволяет сделать еще один методический вывод — об усилении самостоятельности учащихся при их работе над частными правилами. Зная обобщенное правило, учащиеся не затруднятся по специально подобранным примерам описать варианты синтаксических построений, для которых существуют частные правила.
      Обобщенным правилом выражается основная тенденция постановки знака препинания.
      Сопоставление обобщенных и частных правил позволяет лучше уяснить господствующую тенденцию и варианты ее реализации. Такое сопоставление правил — основа для обобщения и систематизации материала.
      При работе над правилом нельзя обойти вопрос о соотношении интонации и пунктуации.
      Вопросы о наблюдении над интонацией при изучении синтаксиса и пунктуации разработаны и экспериментально проверены Г. Г1. Фирсовым,, а также отражены в ряде работ других ученых К
      Интонация наряду с грамматическими средствами организует предложение. «Самым непосредственным, единственным, безусловно необходимым способом выражения законченности мысли, по мнению многих лингвистов, является> не глагольность, а интонация» 2.
      Сейчас ни у кого нет сомнения в необходимости вести наблюдения над интонацией при изучении как синтаксиса, так и пунктуации. «Мнение о том, что интонация имеет отношение только к устной речи, а не к письменной, глубоко ошибочно» 3.
      Такая работа должна сочетаться с изучением пунктуационных правил.
      Соотношение интонации и пунктуации неодинаково проявляется в разных синтаксических конструкциях.
      В одних случаях мы наблюдаем соответствие между знаками препинания и интонацией: знаки отмечаются при переводе письменной речи в устную, и наоборот, особенности интонации в какой-то мере фиксируются знаками препинания при переводе устной речи в письменную. Членение речевого потока всегда оформляется интонационно, а на письме конечными знаками. Например, точке с запятой всегда предшествует понижение голоса и на месте ее бывает соединительная пауза, почти такая же по длительности, что и между самостоятельными предложениями.
      В других случаях пунктуация определяется формально-грамматическими признаками предложения. Только по грамматическим приметам ставится запятая между частями сложносочиненного и сложноподчиненного предложений, при обособлении некоторых определений и обстоятельств, выраженных деепричастием.
      В то же время многочисленны факты, когда пауза в устной речи не отмечается на письме знаками препинания, например: между составом подлежащего и сказуемого, между однородными сказуемыми, соединенными союзом ц, и др.2.
      Г. Н. Фирсов, сторонник расширения наблюдений над интонацией при изучении синтаксиса и пунктуации, в отношении знаков препинания, постановка которых определяется интонацией, должен был сделать одну существенную оговорку: «Вследствие того, что имеется много пауз, которые не обозначаются знаками препинания, необходимо при установлении их посредством наблюдений над интонацией одновременно учитывать и соответствующую синтаксическую конструкцию» 3.
      Пунктуационные правила по степени отражения в них роли интонации можно разбить на три группы:
      1) Указание на интонацию имеется в самом пунктуационном правиле. Например: «Перед точкой с запятой голос понижается и делается небольшая пауза» 4. Или: «Если обращение произносится с большей силой, то после него вместо запятой ставится восклицательный знак».
      Таких пунктуационных правил очень мало.
      2) Указание на интонацию чаще выступает в качестве признака синтаксического построения, входит в описание особенностей той или иной конструкции.
      Интонационные признаки, которыми характеризуются отдельные конструкции, разные. По-разному на них можно опереться при применении пунктуационных правил.
      а) Интонация является характерном признаком построения. Так, по звательной интонации можно узнать обращение. С особой интонацией произносятся вводные слова: голос понижается, темп несколько убыстряется. Ср.:
      Дети расскажут вам про Мазая.— Дети, я расскажу вам про Мазая.
      Отец может быть в саду.— Отец, может быть, в саду.
      В обоих случаях наблюдения над интонацией и анализ лексико-грамматических признаков предложения позволят определить особенности конструкции и правильно расставить знаки препинания.
      б) Интонация является характерным признаком синтаксической конструкции, но этот признак не всегда может быть надежным в определении особенностей данного построения.
      Характерным признаком обособления второстепенных членов предложения является выделение их интонацией. Одно категорическое подчеркивание этого признака приводит к неожиданным и многочисленным ошибкам.
      Во-первых, пунктуация обособленных членов во многих случаях определяется формально-грамматическими признаками и знакам не всегда соответствует пауза. Не отмечается паузой, например, первая запятая для выделения распространенного определения, стоящего после определяемого слова: Солнце, еще не вошедшее в силу, греет бережно и ласково. (В. Солоухин.) При обособлении деепричастного оборота также не всегда бывает соответствие между знаком и паузой. Если деепричастный оборот стоит после союза и, соединяющего однородные сказуемые, пауза бывает перед союзом и, а запятая ставится после него, например: Я решил сделать из карты змей и, пользуясь сном Бопре, принялся за работу. (А. Пушки н.) В предложении Вечером, ложась спать, и утром, вставая, я только и думал о предстоящем визите на гору (В. Короленко) также не читается первая запятая для выделения деепричастия и деепричастного оборота.
      В предложении Становилось слышно, как, отсчитывая секунды с точностью метронома, капает вода из крана (К. Паустовский.) нет паузы перед деепричастным оборотом, стоящим в начале придаточного предложения сразу после подчинительного союза.
      Во-вторых, очень многие паузы не фиксируются знаками, и в этом случае интонация может вызвать ошибки. Например: В темном углу сарая послышался какой-то писк; Дождливым осенним днем мы. возвращались с охоты. Распространенное обстоятельство места в первом предложении и времени во втором отчетливо выделяются интонацией и нередко ошибочно обособляются учащимися (особенно после изучения обособления второстепенных членов предложения).
      Одним из признаков различения однородных и неоднородных определений может быть интонация: однородные определения произносятся с перечислительной интонацией, неоднородные без нее.
      Однако «интонация перечисления не выступает отчетливо при наличии двух определений». По свидетельству Н. М. Андреева, «союзное сочетание однородных членов дает примерно в два раза меньше ошибок, чем бессоюзное» 2.
      При однородных членах, кроме перечислительной интонации, бывает сопоставительная интонация и интонация уточнения, часты соединительные паузы 3.
      Части, входящие в состав бессоюзного сложного предложения, объединяются интонацией, которая является основным признаком таких сложных конструкций. Однако правила о постановке знаков в бессоюзном сложном предложении обычно формулируются без описания интонации последних. И это не случайно: интонация бессоюзных сложных предложений разнообразна и сложна. Например, бессоюзные построения, в которых употребляется один и тот же знак, произносятся с разной интонацией. Л. А. Булаховский отмечает, что при употреблении тире может быть интонация противопоставления, условности, предупредительная интонация4. В одном и том же предложении, особенно взятом вне контекста, отношения между его частями можно осмыслить по-разному и, следовательно, по-разному произнести. Вот как представляет Г. П. Фирсов процесс понимания и чтения бессоюзного предложения, состоящего из двух простых: «Бабушка сердилась», «Внучка не слушалась»:
      «1. Если читающий установит, что конкретное содержание простых предложений находится в причинной зависимости, то он прочитает все бессоюзное сложное предложение с соответствующей интонацией: первое предложение произнесет с некоторым понижением и отчетливой паузой в конце, выражающей предупреждение, что дальше последует разъяснение; второе простое предложение произнесет с отчетливым понижением тона. На письме такие смысловые отношения и интонация изъяснения будут обозначены двоеточием между частями сложного предложения: Бабушка сердилась: внучка не слушалась.
      2. Если читающий установит, что явления, описанные в первом и втором предложениях, находятся в противительных отношениях, противопоставляются друг другу, то все бессоюзное сложное предложение он прочитает с интонацией противопоставления: всю фразу произнесет с заметным напряжением тона, первое предложение — со значительным повышением, второе — с контрастным понижением, с отчетливой и длительной паузой между предложениями; одновременно в обоих предложениях логическим ударением четко выделит противопоставляемые слова, в данном случае глаголы-сказуемые сердилась и не слушалась. На письме противительные отношения и интонацию противопоставления он обозначит тире: Бабушка сердилась — внучка не слушалась.
      3. Если читающий установит, что явления, описанные в первом и втором предложениях, имеют только временную связь, то всю фразу он произнесет с интонацией перечисления, с некоторым повышением в конце первого предложения, что на письме обозначит запятой: Бабушка сердилась, внучка не слушалась»
      В бессоюзном сложном предложении интонацией в устной речи и знаками на письме выражаются разные смысловые отношения между его частями. Чтобы правильно произнести предложение, нужно прежде всего осмыслить эти отношения.
      Интонация и здесь может быть не основным, а вспомогательным средством в расстановке знаков препинания. Поэтому следует согласиться с тем, что в основе школьных правил о пунктуации бессоюзного сложного предложения лежит анализ смысловых и грамматических отношений между его частями.
      3) Наконец, имеются такие синтаксические конструкции, в описании которых нет указаний на интонацию. Отсутствует этот признак и в правилах, которыми регулируется пунктуация. Так, на чисто грамматической основе изучается в школе пунктуация сложносочиненного и сложноподчиненного предложений.
      Все сказанное не умаляет роли наблюдений над интонацией при изучении пунктуации. Наоборот, такие наблюдения необходимы, так как устная и письменная речь не могут не соотнот ситься.
      Школьники, обучаясь грамоте и чтению, задолго до изучения пунктуации, как таковой, приучаются смотреть на знаки как на указатели интонационного членения читаемого текста на предложения и его части. Их учат читать знаки: точку, запятую, восклицательный, вопросительный знаки, и они начинают на письме обозначать знаками особенности интонации.
      У учащихся стихийно складывается представление о соотношении интонации и пунктуации. Они «приходят к выводу, что в каких-то случаях нельзя руководствоваться интонацией, а в каких-то необходимо это делать, но разобраться во всем этом не могут» 1.
      Таким образом, важно решить вопрос, в каком соотношении наблюдения над интонацией должны быть с грамматическим анализом предложения.
      С опорой на грамматический анализ и установление смысловых отношений сформулировано большинство пунктуационных правил. Попытка в 20-х годах нашего столетия расставлять знаки препинания на основе только одной интонации не оправдала себя. «Интонационный метод» при обучении пунктуации приводит к полному субъективизму в расстановке знаков препинания, к излишнему нагромождению их» 2.
      Следовательно, наблюдения над интонацией чаще всего будут выступать не основным, а вспомогательным средством в расстановке знаков препинания — грамматический анализ предложения должен дополняться наблюдениями над интонацией,
      В школе наблюдения над интонацией идут главным образом в плане работы над выразительным чтением и преимущественно на уроках литературы. Это безусловно правильно. Выразительное чтение — это прежде всего осмысленное чтение, и подготовка к нему специфична. Знаки препинания в качестве указателей, как расчленить текст и прочитать его, не единственные и не всегда главные. Внимание сосредоточивается не на всех знаках, а только на читаемых, и, естественно, при подготовке текста к выразительному чтению нет смысла раздумывать над немыми знаками и объяснять, почему некоторые паузы не фиксируются знаками препинания. Такого рода отступления в какой-то мере нарушат эстетическое восприятие текста. А этого ни в коем случае делать нельзя. Следовательно, попытка всегда совмещать работу над выразительным чтением с объяснением всех знаков препинания необоснованна и малооправданна.
      Выразительное чтение, развивая слух и гибкость в использовании богатейших интонационных средств, опирается на знаки препинания и совершенствует навыки пунктуации. Но это не главное средство для соотнесения интонации и построения предложения, интонации и пунктуации. На уроках русского языка должна быть иная цель: обратить внимание на интонацию как на признак определенной конструкции, соотнести интонацию и пунктуацию— указать не только читаемые и нечитаемые знаки, но и не отмечаемые на письме паузы. В этом случае текст или предложение тоже должны выразительно читаться, но с обязательным последующим анализом, цель которого не столько в том, чтобы объяснить и оправдать особенности интонации как способа выражения мысли и воздействия на слушателя, сколько в другом — посмотреть на интонацию как на средство организации предложения и соотнести ее с графическими средствами оформления письменной речи. В этом случае, пожалуй, лучше говорить не о выразительном чтении, а об интонационно-синтаксическом или интонационно-пунктуационном анализе предложения.
      Классификация правил по разным признакам в какой-то мере является условной в том смысле, что в одном и том же правиле можно найти признаки разных типов правил. Например, правила употребления тире между подлежащим и сказуемым являются сложными обусловленными, по характеру директивы позитивными, но к ним имеется несколько негативных правил. Правил несколько, и они носят частный характер. Условия нормы в этих правилах имеют чисто грамматическую основу. Однако при их применении необходимы наблюдения над интонацией.
      Так, если подлежащее выражено местоимением, то тире на месте нулевой связки перед именной частью обычно не ставится (Он участник соревнований по лыжам). Но если пишущий желает подчеркнуть смысл, выраженный главными членами, то в устной речи они произносятся с усиленным логическим ударением, а на письме между ними ставится тире: Читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза. (В. Маяковский.)
      Постановка тире между главными членами обычно отмечается более четким интонационным членением составов подлежащего и сказуемого: большей силы повышающаяся и понижающаяся интонация. Ослабление ее или почти полное отсутствие может указывать и на отсутствие знака. Ср.: Бор — любимое место отдыха горожан; Мой брат охотник. В обоих случаях решение вопроса о постановке тире подкрепляется наблюдениями над интонацией.
      Как видим, правила пунктуации по характеру директивы, степени обобщения материала, условиям их действия, роли наблюдений над интонацией при их применении бывают разные-Методика изучения пунктуации не может не учитывать типологию правил.
     
      Группировка пунктограмм
      Методика работы над пунктуационным правилом определяется характером пунктограмм.
      Пунктограмма — это конкретный случай применения пунктуационного правила, например употребление запятой для разделения однородных членов с повторяющимися союзами. Этот термин употребляется и в более широком смысле, когда им обозначается построение, знаки препинания в котором регулируются несколькими правилами (системой правил), например:
      запятая для разделения однородных членов, тире между подлежащим и сказуемым. Словесное выражение пунктограммы обычно включает название синтаксической единицы и указание на знак, его функцию.
      Понятие «пунктограмма» в широком смысле слова соотносится с понятием «пунктуационная норма», как соотносится совокупность условий, которыми определяется постановка знаков в том или ином построении, с результатом действия определенного сочетания этих условий Так, постановка запятой для разделения однородных членов зависит от способа связи их (союзной или бессоюзной), значения союзов, повторяемости или неповторяемости их. Разное сочетание этих условий в разных построениях может дать одну и ту же норму или разные нормы: однородные члены, не соединенные союзами, разделяются запятой; однородные члены, соединенные противительными союзами, разделяются запятой; однородные члены, соединенные неповторяющимся союзом и, не разделяются запятой. Одна и та же пунктограмма может включать несколько норм, определяемых разными условиями или сочетанием их, норма всегда соотносится с конкретным правилом, является результатом действия условий этого правила.
      Не равнозначны понятия «пунктограмма» и «пунктуационный знак». Это понятия разных плоскостей. Они совмещаются, как могут совмещаться наименование пунктуационно оформляемой синтаксической единицы и графический способ оформления ее.
      Понятию «пунктограмма» наиболее близко понятие пунктуационное поле.
      Пунктуационное поле— это построение, структурные элементы которого включают условия действия одного или нескольких правил; является местом применения одной или нескольких пунктограмм.
      В пунктуационное поле могут входить: 1) только выделяемая синтаксическая единица (обращения, вводные слова); 2) синтаксическая единица вместе с определяемым словом (обособленные определения, приложения) или со словом, по которому определяется грамматический факт (однородные члены); 3) структурные элементы, по которым устанавливается нулевая словоформа или пропуск члена предложения.
      Пунктограмма — это совокупность структурных элементов, которыми определяются условия нормы. В предложении Трава, сгибаемая ударами ветра и дождя, ложилась к земле (М. Горький) нельзя считать пунктограммой только выделяемый знаками причастный оборот. В данном построении характер пунктограммы раскрывается путем установления связи
      1 Имеются в виду императивные (обязательные) и диспозитивные (вос-полнительные) нормы. См.: Л. И. Скворцов. Основы нормализациирусского языка. «Русская речь», 1969, № 4.
      определения с определяемым словом и позиции оборота по отношению к определяемому слову. В предложении Только слышится подвывание ветра в снастях да тихий гул моря (К. Станюкович) однородность подлежащих устанавливается по отношению к сказуемому слышится. Подлежащие неоднородны, если они будут относиться к разным сказуемым (слышится подвывание ветра, да гул моря доносится).
      Пунктуационные поля с сочетанием нескольких пунктограмм на уровне простого предложения представляют собой построения, в которых одна пунктограмма накладывается на другую, частично или полностью совмещаясь с ней, или одна пунктограмма соседствует с другой.
      К первому типу, например, относятся построения:
      а) обособленные второстепенные члены, распространенные однородными членами: Струйки дыма вились в ночном воздухе, полном влаги и свежего моря (М. Г о р ь к и й);
      б) обособленные второстепенные члены, включающие в свой состав другие обособления: Пройдя узкую тропинку, мы вышли на лесную дорогу, изборожденную колеями, полными воды;
      в) однородные члены, распространенные другими рядами однородных членов: Ты внемлешь грохоту громов, и гласу бури и валов, и крику сельских пастухов и шлешь ответ (А. Пушкин);
      г) однородные члены, распространенные обособленными второстепенными членами: К огороду подступают огромные раскидистые груши и липы, узловатые дубы, тайга, богатая зверьем и птицей;
      д) обособленные второстепенные члены, стоящие в ряду однородных членов: Разговор, то общий, то частный, не умолкал (Л. Толстой) и др.
      Соседствующие пунктограммы образуют единое поле, если слово или словосочетание, являющееся одной пунктограммой, как-то связано (но не способом согласования, управления, примыкания) с построением, представляющим другую пунктограм-му. В таком положении чаще всего оказываются вводные слова, относящиеся к члену предложения, например: Море, по-видимому уоке успокоившееся, шумело не так грозно; Ребята продолжали спор, видимо не предполагая, что их слышат взрослые. В приведенных примерах вводные слова прикрепляются к обособленным второстепенным дленам, перемещение их возможно только в пределах этого оборота.
      Образуют единое поле два рядом стоящих вводных слова, употребленные в одной и той же функции. В таком положении нередко оказываются вводные слова так, например.
      Соседство пунктограмм не всегда приводит к образованию единого пунктуационного поля. В предложении Ты, верно, Моцарт, чем-нибудь расстроен? (А. Пушкин) вводное слово и обращение соседствуют, но не образуют единого пунктуацион-
      ного поля: они не связаны между собой ни прямо, ни косвенно и допускают разобщение. (Ср.: Моцарт, ты, верно, чем-нибудь расстроен; Ты, Моцарт, чем-нибудь, верно, расстроен.)
      В пунктуационном поле могут сочетаться одинаковые по характеру директивы правила (позитивные) и разные (негативные и позитивные).
      Как видим, пунктуационное поле и пунктограмма могут совмещаться и совпадать в своем значении, нередко они соотносятся как целое и его часть.
      Так как в школе пунктуация изучается параллельно с синтаксисом и пунктуационные правила излагаются на синтаксической основе, при работе над отдельными пунктограммами синтаксический анализ сопровождается и дополняется смысловым— выяснением логических отношений между ртруктурными элементами предложения. Наблюдения за интонацией сопутствуют работе над пунктуацией.
      Если положить в основу деления логико-синтаксический принцип, то группировку пунктограмм применительно к школьному курсу можно представить в следующем виде.
      I. Пунктограммы, связанные с членением письменной речи на самостоятельные предложения. Одно предложение от другого отделяется знаками: точкой, вопросительным знаком, восклицательным знаком. Знак ставится и в конце предложения, которым заканчивается письменная речь. Эти знаки выполняют две функции: фиксируют грамматическую и интонационную законченность преддожения и являются показателями его коммуникативной функции.
      Конечные знаки, как правило, не употребляются внутри предложения. (Если признать присоединительные конструкции членами предложения, то конечные знаки могут употребляться и в середине предложения: И смотришь вверх. На облако. На птицу, что плавно кружила около него. (В. С о л о у х и н.)
      II. Пунктограммы, связанные с выделением структурных элементов предложения.
      Выделяются знаками: а) обособленные члены предложения, б) обращения, в) вводные слова, словосочетания и предложения, г) вставочные конструкции, д) придаточные части сложного предложения, е) прямая речь.
      Основанием для выделения обычно бывает особый характер связи: отсутствие грамматической связи (нет ни подчинительной, ни сочинительной связи), наличие полупредикативной связи, придаточных частей, присоединяемых к главной части подчинительными союзами или союзными словами, инородный характер выделяемой конструкции, объединение ее с остальной частью предложения только по смыслу (прямая речь и слова автора).
      Выделяемые конструктивные элементы предложения разнородны по интонации. В одних случаях выделение знаками со-
      провождается обязательным интонационным выделением. Например, для выключаемых Скобками предложений характерно «ускорение темпа речи и ослабление выдыхания и силы звука (более тихая речь), что и создает впечатление чего-то добавочного, неважного для основной речи, мимолетного» : Когда взрослые говорили при мне о чужих городах и о дальних странах (а это случалось, хотя и не часто), я жадно вслушивался в их рассказы. (А. Н е к р а с о в.) На интонации основано выделение запятыми уточняющих обстоятельств: Тогда, в самолете, я дал слово описать эту историю. (Б. Полевой.) Но совпадение выделительных знаков и интонации не обязательно при пунктуации сложноподчиненного предложения и ряда других построений: «Вопрос о выделении знаками препинания обращений решается большей частью без помощи наблюдения над интонацией» 2; «обособление деепричастных оборотов и одиночных деепричастий в устной речи часто происходит без соблюдения пауз»3. Как видим, соотношение интднации и пунктуации выделяемых конструкций сложное и разнообразное.
      Выделительное знаки парные и не повторяются. Слова, словосочетания, части предложения и предложения обычно выделяются с обеих сторон одним и тем же знаком. Нарушается это положение редко и всегда имеет основание (например, выделение прямой речи, стоящей внутри слов автора).
      III. Пунктограммы, связанные с разделением членов и частей предложений, находящихся в сочинительной связи: а) однородных членов; б) частей, входящих в состав сложносочиненного предложения; в) однородных придаточных частей в составе сложноподчиненного предложения; г) независимых частей, входящих в состав бессоюзного сложного предложения и выражающих отношения логической однородности, одновременности событий и фактов или их последовательности. В устной речи указанные построения чаще всего произносятся с перечислительной интонацией.
      Для разделения членов и частей предложения употребляется запятая и точка с запятой 4. Эти знаки одиночны и могут повторяться.
      IV. Пунктограммы, связанные с отделением частей предложения, синтаксически неоднородных, зависимых. Сюда относятся: а) бессоюзные сложные предложения с зависимыми частями; б) предложения, имеющие однородные члены с обобщающими словами; в) предложения с прямой речью.
      В эту группу входят построения двучленные, в которых знаками показываются не только границы частей и предложений, но и логические отношения между ними: а) смысловые отношения между частями (бессоюзные сложные предложения); б) разные об.ъемы понятий (однородные члены и обобщающие слова);
      в) соотношение авторской речи и чужого высказывания.
      Для показа этих отношений в основном используются два знака: двоеточие, если вторая часть поясняет, дополняет первую, раскрывает ее содержание: Птиц не было слышно: они не поют в часы зноя (И. Тургенев); Сомнений не было: кто-то осторожно приближался к нам через заросли (В. Арсе ньев), и тире, если первая часть выступает в роли зависимой, указывая время, условия совершения того, о чем говорится во второй части: Пройдешь лесными дачами — столетними деревьями преклонятся леса (Н. Некрасов); Дунул ветер — все дрогнуло, ожило и засмеялось (М. Горький), или вторая часть выражает результат, вывод, обобщение: Вдруг мужики с топорами явились — лес зазвенел, застонал, затрещал (Н. Некрасов) или является вводящей по отношению к первой: «А дедушка строгий, но добрый»,— решил Костя. Эти знаки не могут быть парными и, являясь отделительными, не повторяются...
      В устной речи знаки интонируются. В ряде случаев интонация помогает выбрать Зйак; например, интонация пояснения, мотивирования указывает на употребление двоеточия.
      V. Группа пунктограмм, связанная с обозначением нулевых словоформ и пропуска членов предложения. Сюда следует отнести случаи употребления тире между подлежащим и именной частью сказуемого нулевой связкой (Расчудесное это занятие — снегирей ловить. М. Горький) и постановка этого знака на месте пропущенного члена предложения. (Я решил заняться ловлей птиц: мне показалось, что это хорошо прокормит: я буду ловить, а бабушка — продавать. М. Г орький).
      В устной речи тире обязательно соответствует паузе. Отсутствие паузы снимает знак.
      VI. Перерывы в предложении. Сюда относятся «разнообразные явления, объединенные одним общим чисто внешним признаком — наличием такой задержки в процессе изложения мысли или выражения чувств, которая не связана с особенностями синтаксического строения предложения». В этой функции употребляется многоточие.
      Этим же знаком обозначаются пропуски при цитировании.
      VII. Особую группу составляют пунктограммы, объединенные -действием негативных правил. Речь идет о построениях, имеющих такие особенности, которые полностью или частично снимают действие позитивных правил. Усиление связи, структурная слитность и смысловое объединение являются основанием, чтобы включить основное правило пунктуации — не разделять знаками члены и части предложения, тесно связанные между собой,
      Выделяется несколько групп таких пунктограмм.
      1) Построения с замыкающей связью сочиняющихся и соподчиняющихся членов и частей предложения:
      а) однородные члены: Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет (А. Пушкин);
      б) части, входящие в состав сложносочиненного предложения: Тверда его рука и ясен ум (М. Г о р ь к и й);
      в) соподчиняющиеся части в составе сложноподчиненного предложения: Глеб не заметил, как наступило утро, как пробудились куры и голуби и как затем мало-помалу все ожило вокруг (Д. Г р и г о р о в и ч);
      г) соподчиняющиеся части в составе бессоюзного сложного предложения: Погода стояла неблагоприятная: по временам шел мелкий осенний дождь и постоянно дул страшный ветер (В. А р-се н ь е в).
      2) Построения, в которых выделяемые синтаксические единицы структурно слиты с другими частями предложения или объединены с ними по смыслу (опущение их потребует перестройки предложения):
      а) Такая структурная слитность не допускает постановки первой запятой для выделения деепричастного оборота, придаточной части (не разделяются союзы и союзные слова, стоящие рядом): К утру Анна задремала, сидя в кресле, и когда проснулась, то уже было бело, светло и поезд подходил к Петербургу. (Л. Т о л с т о й.)
      б) Снимается обособление постпозитивных определений, если существительные, к которым они относятся, не выражают нужного понятия и нуждаются в определении.
      К этой же группе пунктограмм следует отнести случаи, когда пропуском знака уточняется связь структурных элементов предложения. Например, опущением выделительного знака показывается отношение вводного слова к обособленному обороту, если вводное слово стоит в начале этого оборота: Статский старичок, оправлявший свои седые волосы у другого зеркала и изливавший от себя запах духов, столкнулся с ними на лестнице и посторонился, видимо любуясь незнакомой ему Кити. (Л. Т о л-с т о й.)
      VIII. Пунктограммы, появляющиеся в результате совмещения границ отделяемых или выделяемых синтаксических единиц.
      «При сочетании знаков учитываются и их смысловые, и их оптико-начертательные особенности, т. е- их функциональная- и начертательная характеристика. Значения сочетающихся знаков
      должны быть совместимы и в то же время смысловая нагрузка одного знака не должна поглощать смысловую нагрузку другого знака, поэтому не все знаки пунктуации сочетаются» К
      По способам пунктуационного оформления подобных построений выделяются две группы пунктограмм.
      1) Построения, в которых совмещение границ синтаксических единиц дает сочетание знаков препинания. Это наблюдается, например, при следующих условиях:
      а) ббособленный второстепенный член стоит перед именным сказуемым, бессвязочное присоединение которого обозначается тире: Лес, начинающийся сразу за оврагом,— лучшее место для oxorti на тетеревов)
      б) обособленный второстепенный член при последнем в ряду однородном члене находится перед обобщающим словом: Лома, асфальт мостовой, деревья, покрытые зелеными листочками,— все блестело и сверкало после дождя;
      в) члены и части предложения, выделяемые скобками или кавычками, оказываются рядом с членами или частями предложения, границы которых фиксируются другими знаками, например:
      Быть может (лестная надежда!),
      Укажет будущий невежда. На мой прославленный портрет
      И молвит: «То-то был поэт!»
      (А. П у ш к и н.)
      2) Построения, в которых совмещение границ разных синтаксических единиц не фиксируется сочетанием знаков препинания. Здесь возможны разные варианты:
      а) Знак поглощается другим знаком, фиксирующим границы синтаксических единиц более высокого уровня: конечные знаки вбирают в себя знаки, стоящие внутри предложения; знаки, отделяющие предикативные части предложения, поглощают знаки, стоящие внутри простого предложения.
      б) Один из сочетающихся знаков опускается. Например, опускается тире как показатель нулевой связки, если между подлежащим и сказуемым стоит вводное слово или обращение: Гусь, известно, птица важная, рассудительная. (И. Тургенев.)
      Группа этих пунктограмм может рассматриваться и с точки зрения последовательности расположения пунктуационных знаков: при сочетании отделительных знаков (например, вопросительного и восклицательного знаков), при сочетании отделительных и выделительных знаков.
      IX. В особую группу следует выделить пунктуацию в построениях с присоединительными конструкциями, представляющими собой «добавочные суждения», возникающие «в сознании как бы в самом процессе высказывания». Присоединительные конструкции разнообразны по своему характеру, построению. Присоединительные члены и части предложения обычно оказываются оформленными грамматическими средствами связи, но в отличие от обычных построений присоединяются особой интонацией, вплоть до интонации, близкой к интонации конца предложения.
      Присоединительная связь на письме обязательно обозначается знаками, ставящимися как внутри предложения, так и в его конце2.
      Пунктбграммы бывают разных синтаксических уровней — простого предложения и сложного предложения. Разделение запятыми однородных членов, выделение знаками обособленных членов предложения, вводных слов и обращений — пунктограммы уровня простого предложения; отделение и выделение частей сложного предложения — пунктограммы уровня сложного предложения.
      В свою очередь, в простом и сложном предложении, если одна пунктограмма сочетается с другой, можно выделить разные уровни.
      -Пунктограмма является основной и более высокого уровня по отношению к пунктограмме, которая входит в нее как ее часть. В предложении с однородными членами, которые распространяются обособленными оборотами, пунктограмма, связанная с пунктуацией однородных членов, более высокого уровня; в предложении, где обособленное определение распространяется однородными членами, наоборот, например: Из окна санатория видно было огород, сад и поле, засеянное рожью; Справа и слева от дороги тянулись поля, засеянные пшеницей, овсом и гречихой.
      В сложном предложении пунктограммы, связанные с постановкой знаков препинания между частями предложения, которые сами являются сложными предложениями, более высокого уровня, чем пунктограммы, связанные с выделением или отделением предикативных частей. Например: В саду уже пробились светлозеленые иглы молодой травы, на яблонях набухли и лопались почки, приятно позеленел мох на крыше домика Петровны, всюду много было птиц; веселый звон, свежий пахучий воздух приятно кружил голову. (М. Г о р ь к и й.) Это предложение состоит из двух частей, разделяемых точкой с запятой (описание природы весной и чувств, вызываемых этой картиной). Первая часть в свою очередь включает четыре простых предложения, объединенных по смыслу и разделяемых запятыми; Обе
      1 С. Е. Крючков. О присоединительных связях в современном русском языке. Сб. «Вопросы синтаксиса современного русского языка», под ред. акад. В. В. Виноградова. М., Учпедгиз, 1950, стр. 400.
      2 Особенности присоединительной связи еще мало изучены в науке о языке. Нельзя признать устоявшейся и пунктуацию предложений с присоединительными конструкциями. Поэтому присоединительные конструкции не изучаются в школе. Некоторые сведения о них даются факультативно, пунктограммы на пунктуацию сложного предложения, но первая более высокого уровня (сложное синтаксическое построение), чем вторая.
      Умение видеть пунктограммы разных уровней упорядочит пунктуационный анализ предложения: сначала должны рассматриваться пунктограммы более высокого уровня, а затем пунктограммы, входящие в их состав. Если такая последовательность анализа предложения не соблюдалась в процессе его записи, разные уровни пунктограмм должны быть осмыслены при проверке постановки знаков препинания.
      Знакомство с разными уровнями пунктограмм позволит учащимся более осмысленно и гибко использовать знаки препинания для членения письменной речи, например даст возможность понять, что иногда один и тот же знак, употребленный для пунктуации синтаксических единиц разных уровней, может стать невыразительным, и в этом случае появится необходимость показать различие пунктограмм разными графическими средствами. Так, становится недостаточной постановка запятой для отделения частей сложного предложения, если этот знак употребляется внутри простых предложений, входящих в его состав. В этом случае более выразительным знаком является точка с запятой 1 (см. последний пример).
      В заключение несколько слов о значении группировки пунктограмм.
      Пунктуационных правил много2. Группировка, пунктограмм помогает увидеть основные пунктуационные идеи, основныелинии членения письменной речи и графические способы ее оформления, четко определить цели и основания употребления знаков препинания.
      Пунктуационные обобщения сложны и многогранны. Становится очевидным неприемлемость одномерного подхода к пунктуационным фактам — при изучении правил отдавать предпочтение смысловому анализу или наблюдениям над звуковой стороной речи и т. п.
      Нельзя не видеть огромной роли в установлении условий, определяющих пунктуационную норму, наблюдений над связью структурных элементов предложения. Наряду с составом синтаксической единицы, «характер и направление связи» и средства ее осуществления3 часто являются показателями членения письменной речи, основанием для постановки знаков (сочинение и полупредикативная связь, союзная и бессоюзная связь)
      При изучении синтаксиса и пунктуации группировка пунктограмм облегчает осуществление принципа преемственности и перспективности, определяет материал, подлежащий обобщению и систематизации (например, выделяемые конструкции и разделяемые члены и части предложения, конструкции, в которых совмещаются границы синтаксических единиц, фиксируемые знаками, и др.). Так, становится очевидной разумность сопоставления правил по характеру директивы.
      Такое сопоставление, например, поможет учащимся понять назначение негативных правил: охранять основной принцип нашей пунктуации — не отделять знаками члены и части предложения, тесно связанные между собой 2.
      «Логиксх-грамматичебкий принцип проявляется в общем требовании, чтобы грамматические пары без специальных оснований не разрывались знаками препинания. Однако этот принцип не в одинаковой мере применяется к разным видам синтаксических связей. Строже всего он соблюдается относительно грамматических пар: подлежащее — сказуемое, управляющее — управляемое; со значительными ограничениями — относительно словосочетаний «определение — определяемое», «определение — обстоятельственно примыкающие слова», «сказуемое — тяготеющие к нему слова» 3.
      При выборе приемов работы и видов упражнений исходным является изучаемый материал. Группировка пунктограмм выясняет особенности каждой темы и тем самым облегчает решение многих методических задач.


      KOHEЦ ГЛАВЫ И ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru