НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Материалы по занимательной грамматике русского языка. Часть 1. Арсирий, Дмитриева. — 1963 г.

Анатолий Тимофеевич Арсирий
Галина Митрофановна Дмитриева

Материалы
по занимательной грамматике
русского языка
Часть 1

*** 1963 ***


DjVu


<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

 

Учебник прислал Паскин Роман Викторович.
_____________________

 

ФPAГMEHT КНИГИ (...) Жизнь слова
      Вопрос о происхождении того или иного слова нередко интересует не только детей, но и взрослых. Этот интерес необходимо всячески поощрять и пробуждать, так как он отражает в большинстве случаев не праздное любопытство, а естественное стремление ребенка к познанию окружающего мира и, в частности, величайшего приобретения человечества — его языка.
      С каким радостным изумлением дети, например, узнают, что, скажем, токарь образовано от точить (обтачивать) так же, как пекарь от печь или лекарь от лечить и т. д.
      С другой стороны, ребенок порой выражает недоумение, почему мы говорим лоп&та, а не копЬта, а нередко «переиначивает» слова по-своему, иногда очень остроумно и метко, говоря кусарик вместо сухарик, колоток (от колотить, сколачивать) вместо молотдк.
      Таким образом, дети ощущают, что слово как название предмета или явления должно содержать в себе какой-либо существенный признак этого предмета, явления. Такого рода «стихийные» познания и следует использовать, постепенно сводя школьников в сложный и интересный мир слов, раскрывая перед ними доступные их пониманию «секреты» и «загадки» языка, знакомя с элементарными
      законами его развития. Это несомненно возбудит у школьников живой интерес к могучему средству человеческого общения, приучит их относиться к нему бережно и любовно.
      С другой стороны, это необходимо (особенно в IX и X классах) для выявления и развития лингвистических наклонностей у отдельных учащихся, которые по окончании средней школы посвятят себя изучению филологических наук.
      Знакомство с лексикой русского языка с точки зрения ее происхождения осуществляется в основном в беседах на занятиях кружка русского языка, вечерах и утренниках, посвященных вопросам языка, на страницах рукописных журналов и стенных газет. Так, постоянный уголок «Почему мы так говорим» или «Знаешь ли ты?» в рукописном журнале и стенгазете не только оживит школьную печать, но и принесет немалую общеобразовательную пользу, тем более что в процессе этимологического анализа слова нередко становится ясным и его современное правописание, а порой выясняются интересные подробности из истории народов.
      Материал этой главы не разграничен по классам (V— VIII и IX -X), так как общее развитие и подготовленность учащихся различны, однако авторы старались расположить его по возможности от простого к более сложному, что несколько облегчит учителю выбор.
      Для подготовки к беседам по этой теме учитель дополнительно может использовать книги Б. Казанского «В мире слов», М. Ильина «Черным по белому», JI. Успенского «Слова о словах», Л. Борового «Путь слона», П. Уразова «Почему мы так говорим» (два выпуска), М. Булатова «Крылатые слова», Эд. Вартаньяна «Из жизни слов», Дм. Кобякова “Бессмертный дар”, а также «Краткий этимологический словарь русского языка» Н. Шанского, В. Иванова и Т. Шанской.
     
      СЛОВА И ВЕЩИ
      В начале беседы о происхождении слов следует вкратце рассказать, что человеческая речь является важнейшим средством общения между людьми и возникла вместе с мышлением в процессе трудовой деятельности, борьбы за существование. «Труд создал человека», -писал Фридрих Энгельс. А это значит, что в труде возникли основные качества, отличающие человека от животных, язык и мышление. С другой стороны, важнейшим условием возникновения языка был коллектив. Ведь речь — это целый ряд слов-сигналов, которыми пользовалась первобытная человеческая орда, добывая сообща себе пищу, защищаясь от хищных животных и т. д.
      В современном нашем языке уже, конечно, не сохранились эти первые слова. Но, вдумываясь в смысл некоторых слов и раскрывая их происхождение, мы можем подтвердить, что мышление древнего человека было предметно.
      Возьмем, например, такие отвлеченные понятия, как забота, печаль, мечта, опасность, здоровье, скромность и т. п. В нашем, современном понимании эти понятия настолько отвлеченны, что с ними трудно связать какой-нибудь конкретный предмет. А между тем происходят эти слова именно от конкретных, совершенно определенных предметов и явлений.
      Так, забота в своем корне заключает древний глагол зобаться (=беспокоиться, хлопотать), который, в свою очередь, происходит от древнего слова зобь — пища, еда (<а вместо о утвердилось у нас в результате «аканья» в некоторых русских говорах).
      Слово печаль, оказывается, образовано от глагола печь и вначале обозначало «то, что жжет». Отсюда же произошло и слово печать с первоначальным смыслом «выжженный знак, тавро» на теле животного. Этого же корня и слова опека, беспечный, обеспечить («обеззаботить», т. е. лишить заботы). Немалую роль в появлении основного понятия этих слов сыграла, возможно, и забота древнего человека о поддержании огня, приготовлении пищи.
      Происхождение слова печать, как видим, связано со скотоводством, древнейшей отраслью хозяйства. Это подтверждается и другими словами. Так, слова опасность, спасать, запас произошли от глагола пасти, имевшего значение «сторожить, защищать». В свою очередь, этот глагол, возможно, содержит общий корень со словами питать, пища.
      Да и сам глагол защищать (защитить) образован от названия вполне определенного предмета — щит (в свое время мы уже знакомились с происхождением слова ошеломить от шелом, шлем).
      Предметность мышления древнего человека раскрывается и историей происхождения таких слов, как возражать, удручённый, здоровый, совершить, копить и др. Возражать, возразить происходит от разити, т. е. бить. Приставка воз придает этому слову значение «ударить в ответ, отразить нападение». А удручённый — это буквально «ударенный, оглушенный палкой» (сравни укр. дрюк, дрючок - дубина, палка). Слово здоровый родственно древнейшему слову dope, от которого образовалось наше современное дерево. И сейчас еще шутя говорят: здоровый, как дуб. А древнее значение глагола копить
      переселилось в современное слово копнить — собирать, сгребать сено или солому в копны. В старину копи обозначала также меру, количество — 60 предметов, отсюда копить стало обозначать «складывать, откладывать впрок».
      Как правило, слова отражают какой-либо характерный признак того или иного предмета, представлявший в свое время особую важность для человека. Например, суровые условия борьбы за существование воспитывали у человека храбрость, мужество. Робкими были дети, не столкнувшиеся еще лицом к лицу с жизнью. Поэтому малолетнего человека и назвали ребёнком (первоначально ребенок) от слова робкий, несмелый. Да и слово плохой родственно древнему слову полох, т. е. страх, робость (сохранилось оно в нашем слове переполох).
      Большой ущерб скотоводству причиняли волки, поэтому и название этих хищников происходит от слов волоку, волочить, т. е. тащить домашних животных.
      Происхождение слов раскрывает перед нами целые картины из жизни наших предков. Много веков тому назад земля наша была покрыта густыми лесами. Чтобы засеять землю, надо было отвоевать ее у леса — вырубить или сжечь деревья (такое земледелие называлось подсечным или огневым). Опаленные деревья и сучья именовались палом (от слова палить). Отсюда и произошло, очевидно, слово палка.
      Существовал еще глагол полети, т. е. гореть. От него, кстати, образовались слова полено, полынь (последнее связано со свойственной полыни — горечью и способностью ее расти на выжженных солнцем склонах). Возможно, что и слово поле образовалось таким же путем от полый, т. е. пустой, выжженный участок земли.
      Интересно происхождение слова молотбк. Первоначально этим орудием молотили (отсюда и произошло название), т. е. вымолачивали зерна из колосьев (сравни каток — старинное орудие для вымолачивания зерна, каменное зубчатое колесо). Это и понятно: ведь современное назначение молотка, заколачивание гвоздей, появилось у него гораздо позже. В древности жилища и мебель делали без помощи гвоздей. В Закарпатье до сих пор, например, сохранились старинные деревянные церкви, построенные без единого гвоздя.
      Подобное превращение понятий — явление чрезвычайно важное в раскрытии истории слов, поэтому следует остановиться на этом вопросе специально.
     
      ПРЕВРАЩЕНИЕ ПОНЯТИЙ
      Многие слова русского языка отражают превращение понятий человека о важнейших вопросах жизни — о труде, свободе, взаимоотношениях между народом и господствующими классами, о первых зачатках организованной борьбы за освобождение.
      Так, в происхождении слов работа и труд отразилось народное понятие о тяжком, подневольном труде: слово работа образовано от старославянского раб, имевшего смысл вначале «сирота», затем «подневольный работник». Очевидна также связь слов труд и трудный. Насколько изменилось понятие труда у нас после Октябрьского переворота 1917 года, можно судить по значению таких слов, как трудящиеся, рабочий, трудовой (подвиг, подъем) и др.
      Происхождение слов каторга и кабал& раскрывает народное отношение к рабству и иноземным завоевателям.
      В глубокой древности, когда славянские земли подвергались нашествиям тюркских племен, завоеватели порабощали местных жителей, используя их на самых тяжелых работах. В турецком языке существует и сейчас слово кабал — задание, дневная норма. Отсюда и произошло наше слово кабала, осмысленное народом как непосильный труд, порабощение.
      В средние века существовали галеры — деревянные гребные судна. Гребцами на них были рабы, купленные богачами, провинившиеся люди, пленники, которых приковывали цепями у весел. По-гречески галеры — катерга. Слово это и было осмыслено народом как «рабский, подневольный труд».
      Встречаются в нашем языке и слова, отражающие представления господствующих классов о народе. Так, устаревшее слово чернь в значении «народ» возникло в результате презрительного отношения зажиточной верхушки к простому, “чёрному люду”. Отсюда чёрным ходом, в противоположность парадному, называли ход для прислуги, мастеровых и другого “чёрного люда”. Но народ не остался в долгу и, в свою очередь, презрительно окрестил представителей господствующего класса белоручками.
      Подобно слову чернь, презрение верхушки к народу отразили слова вульгарный (от латинского вульгус — народ), поганый от латинского паганус — сельский), подлый (из польского подл — простонародный). И опять же таки народ по— своему осмыслил слово подлый,
      называя подлецами тех, кто слепо, по-рабски пресмыкался перед богатыми (подлый происходит от подлечь, т. е. подчиниться).
      Отголоски жестоких пыток и мучений, которым подвергали людей княжеские и царские власти в древней Руси, сохранились в словах подлинный и подногЬтная. Во время допроса, допытываясь истины, тогда били узника длинными палками — «подлинниками». Отсюда подлинный стало обозначать «настоящий, действительный». Еще более жестокой была пытка, при которой узнику в застенках царской тюрьмы вгоняли под ногти железные гвозди. Редко кто выдерживал эту подноготную пытку и почти всегда рассказывал самые сокровенные свои тайны. Отсюда и произошло выражением узнать всю подноготную— т. е. все до мелочи, подробно.
      И, как бы в отместку, народ назвал прохвостами тюремных надзирателей (от немецкого профост, т. е. начальник караула в тюрьме).
      Народ-языкотворец отразил в словах всю свою жизнь, со всеми ее горестями и печалями, с ненавистью к утеснителям, которые «заедали его век», с надеждой на освобождение. Язык народа — это не мертвые, сухие слова, а живые свидетели исторических событий, общественной жизни. Об этом замечательно сказал С. Маршак, листая словарь Даля:
      На всех словах — события печать.
      Они дались не даром человеку.
      Читаю: «Век... От века... Вековать...
      Век доживать... Бог сыну не дал веку...
      Век заедать... Век заживать чужой...»
      В словах звучат укор и гнев и совесть.
      Нет, не словарь лежит передо мной,
      А древняя рассыпанная повесть.
      Но жизнь шла вперед, ненависть народа к поработителям перерастала в борьбу, приобретала организованные формы. Появляется слово стачка, образованное от глагола стакаться, т. е. «сговориться, быть заодно» (от слова так; сравни поддакивать, отнекиваться) и заимствованное забастовка (от итальянского баста — «довольно, хватит»). Так в лексике отражалась история народа, его представления о жизни, борьбе, свободе.
      Много находок ожидает того, кто пристально всматривается в слова, вдумывается в их происхождение. Так, торжество вначале означало «стечение народа на рынке» (сравни торг), так как в
      древности с целью привлечения покупателей на рынках и ярмарках устраивали всевозможные увеселения — качели, карусели, балаганы и т. п. Слово товарищ, оказывается, образовалось от товар и первоначально означало, очевидно, компаньона в торговле, затем -соучастника торгового путешествия, похода. Рождению современного значения товарищ способствовала суровая дружба борцов за освобождение. Величайший знаток русского языка Пушкин, говоря о революции, впервые вложил в это слово политический смысл:
      Товарищ, верь: взойдет она,
      Звезда пленительного счастья,
      Россия вспрянет ото сна,
      И на обломках самовластья
      Напишут наши имена.
      До сих пор мы брали для анализа происхождения слов преимущественно таких, в которых связь между родственными корнями почти очевидна и легко угадывается. Нетрудно догадаться, что стрелять происходит от слова стрела, т. к, некогда стреляли стрелами, или что лягушка родственна словам лягать (бить задними ногами) и названа она так по своим длинным задним ногам. Но как объяснить, что слова голод и желание — одного корня? Что горло и жерло— это, по сути, одни и те же слова, но подвергшиеся различным фонетическим изменениям и по-разному осмысленные? Что даже такие антонимы, как конец и на чало, произошли от одного корня? Для этого надо знать внутренние законы развития языка, владеть многими славянскими и европейскими языками, хорошо знать историю, — для этого надо быть лингвистом, знатоком языков. Но зато какой богатый мир слов, полный таинственных загадок и радостных находок, раскрывается перед ученым! О некоторых таких находках и рассказывается в следующей главе.
     
      ПОЧЕМУ МЫ ТАК ГОВОРИМ?
     
      Из глубин языка
      Басня. Подобно тому, как песня происходит от слова петь, это слово произошло от старинного бати, баять — говорить, рассказывать (ср. краснобай — человек, умеющий красно, т. е. красиво ваять, говорить, а в современном значении — пустой говорун, болтун). Таким образом, басня — первоначально «сказка, рассказ».
      Бубен. Образовано от звукоподражательного слова буб — глухой звук, стук (сравни бубнить — невнятно, глухо бормотать). Таких звукоподражательных слов в нашем языке много: не только хохотать, хныкать, квакать, мурлыкать, хрипеть, дудеть и пр., где звукоподражательность очевидна, йО й таких, как голос, глагол в значении «речь, слово» — от удвоения звукоподражательного «гол»: «гологол»— глагол, пахнуть — от «пах», так же как пыхтеть — от «пых», отсюда — запыхаться, напыщенный и др. А от звукоподражательного слова хруст образовалось хрупкий, хрящ.
      В е к. В древности это слово обозначало силу, здоровье. Тогда существовала приставка у— с отрицательным значением (подобно нашей в словах уйти, унести, где у — обозначает удаление, близкое отрицанию). Поэтому увечье первоначально значило «нездоровье», затем физический недостаток. Эта же приставка и в словах уббгий (бог — вначале «богатство»), убыль, убыток (от быта — существовать, быть в наличии), угомонить (от гомон — крик, шум, гам), утлый (от тло -дно, основание; ср. до тла -до основания; утлый — бездонный, дырявый).
      В и с о к. В начале означал висящую прядь волос (и сейчас еще мы говорим: седые виски). От этого же глагола висеть образована и вишня.
      Вонзать. Образовано от древнего глагола ньзати, откуда произошли также слова низать, заноза и нож (первоначально колющее, а не режущее орудие).
      Год. Происходит от глагола годити в значении «приспосабливать, прилаживать». Вначале обозначал благоприятное, подходящее время (ср. укр. година — хорошая погода, да и само слово погода вначале обозначало вёдро, хорошую погоду, ср. распогодиться — проясниться, укр. негода — ненастье). Родственными словами являются угодить, годный и др.
      Гребень. Образовано от требтй, грести, т. е. «чесать» (первоначально чесать означало «разделять, отделять», откуда возникли чешуя, чеснок — разделенный на дольки; от чесать же путем чередования звуков произошла и коса). Древний глагол гребтй дал слова грабить, грабли, гроб (вначале — «вырытая могила»).
      Грязь. Родственно древним глаголам грязнути (погружаться, тонуть, вязнуть; ср. погрязнуть), грузнути. Вначале грязь означала топкое, болотистое место. Отсюда и груз, т. е. то, что погружается от тяжести, а позже — тяжесть.
      Гусеница. Слово ус первоначально употреблялось в смысле «волос». Отсюда усеница — «волосатое существо». Звук г в начале
      слова такого же приставного характера, как и, скажем, в белорусском языке (гэтот — этот и пр.).
      Дерево. Родственно глаголу деру, драть и первоначально обозначало то, что «выдирается», от чего расчищается путь, пространство. Отсюда дерево родственно слову дорога с древним корнем дор (ср. задирать — задор). Дорога сперва, очевидно, означала «выдранный», т. е. расчищенный от деревьев или кустарников путь, участок.
      Домна. Происходит от старинного дъмати — дуть. Отсюда понятно, почему говорят «задуть новую домну» в смысле «разжечь». От этого же глагола надъмати образовались и современные слова дым, надменный (буквально — «надутый»).
      Жмурить. В глубокой древности существовало мьга (соврем, мгла) — тьма. С тем же значением появилось и слово мьжура, от которого образовался глагол мьжурити, т. е. «затемнять» глаза. В этом глаголе произошло фонетическое явление перестановки согласных, называемое метатезой: из мьжурити образовалось жмурити. Подобное же явление метатезы наблюдается и в словах ладонь из долонь; суворый из суровый; сыворотка из сыроватка; ландыш из ладныш (т. е. трава, имеющая аромат ладана), ватрушка (первоначально — творожка, затем вотрожка) и др.
      Зерно. Вначале существовало слово зрено от глагола зреть, т. е. созревать. Таким образом, зерно буквально — «то, что созрело».
      Искусство. Образовано от глагола кусати через слово искус — испытание. Очевидно, связано с испытанием молодых мастеров старыми, более опытными.
      Искажать. В древнерусском языке существовал глагол кази-ти — повреждать. В закарпатских диалектах, где как бы «законсервировались» многие формы древнерусской речи, говорят и сейчас: ся сказив — испортился, разбился. Отсюда образовались слова исказить — вначале «повредить, испортить», затем в переносном смысле «искривить, извратить». Древнее значение слова казити сквозит в словах прокажённый (больной проказой — болезнью, при которой гниет, разрушается тело), укр. скажений — бешеный (т. е. с «поврежденным» рассудком) и др.
      Лёгкий. В некоторых диалектах еще известно древнее слово льга — легкость, свобода. Сохранилось оно в словах вольготно, льгота (освобождение от каких-либо обязанностей, ср. укр. тльга), польза, нельзя (от старинного льзя — свободно; в Закарпатье и сейчас говорят неслободно — нельзя). От старинного льга с помощью суф. -к-и произошло легкий, т. е. первоначально «свободный от тяжести».
      Нарочно. В древности существовал глагол наречи, нарицать -назвать (отсюда нарицательный, порицать,отрицать и др.). От этого глагола образовалось слово парок в смысле «намерение, цель» (т. е. то определенное, к чему стремятся), а затем и нарочно, т. е. намеренно, с целью.
      Неряха. Нам уже известен старинный суффикс -х— (ср. петь -петух, укр. птах; пасти — пастух; прясть — пряха и др.). С помощью этого суффикса от глагола рядйти— (ся), т. е. хорошо одеваться (ср. наряд) и образовались слова ряха и неряха.
      Обыкновенный, Образовано от древнего глагола обыкну-ти — «привыкнуть» так же, как и обычай (нечто привычное, установившееся). Этого же корня и слова навык, необычййный и др.
      О в р а г. В этом слове о— — древняя приставка. Корень произошел от старинного глагола вьрети — «клокотать, бурлить» (родственный ему глагол варить). Вначале овраг означал «поток, паводок», затем — «рытвина, образованная потоками талой воды».
      Образование варить от слова вьреть (кипеть) — явление интересное и довольно распространенное в языке. Такой новый глагол называется каузативом и обозначает побуждение к действию, например: сидеть-сажать (заставлять сесть), пить — поить (побуждать, давать пить), плыть — плавить (буквально — «делать жидким, текучим»), гнить — гноить, слыть — славить (делать так, чтобы кто— либо «прослыл», т. е. стал известным) и т. п.
      Ожерелье. Образовано от древнего слова жерло, того же корня и значения, что и гбрло. Буквально означало «обвивающее шею украшение». Старинное жерло утвердилось в названии «горловины», горлообразного отверстия печи, пушки и пр.
      О к о р о к. С помощью приставки о — образовано от древнего слова корк — нога (сравни укр. крок — шаг, болг. крак — нога), буквально — «вокруг ноги», т. е. мясо вокруг задней или передней ноги животного (сравни опёнок — растущий «вокруг пня» гриб).
      Отвергать. В древности существовал глагол вергати — бросать (в Закарпатье до сих пор говорят: верг долу— бросил вниз). Сохранился этот корень в современных словах отвергать (буквально «отбрасывать»), опровергать («отбрасывать» неверные утверждения), извергать (выбрасывать), извержение (выбрасывание лавы, пепла из жерла, кратера вулкана) и пр.
      Пя т к а. Родственно словам пятиться (ступать назад), вспять (назад); обозначало заднюю часть ступни. Этого же корня и опАть -в первоначальном смысле «обратно, назад», а затем — «снова». И до сих пор еще некоторые говорят «обратно» вместо опять. Интересно, что и пятно образовано от пяти, первоначально имея значение «след, отпечаток пяты».
      Решето. Образовано от старинного слова рех — дыра, сохранившегося в слове прореха. В свою очередь, рех, редх связано с древним корнем ред, давшим наше слово редкий в значении «негустой».
      Сердце. Корень этого слова тот же, что и в слове середина. Древнее сердь обозначало и сердце, и гнев (сравни выражения «в сердцах», «с сердцем» — в гневе, со злостью), откуда и произошел глагол сердиться. Впрочем, сердце считалось вместилищем и добрых чувств, о чем свидетельствуют слова сердечный друг, сердечная встреча, бессердечный человек и т. п. От старинной формы середа (середина) произошло и слово среда (день недели, а также окружающая обстановка).
      Скромный. Родственно словам укромный (отдельный, уединенный), кромка (край), кроме. Первичное значение — «находящийся в стороне, с краю», затем — «незаметный, не выделяющийся».
      Союз. Родственно словам узы, узел. Первоначальное значение — «соединение, объединение». Этого же корня и узник буквально -«связанный» (сравни укр. вязень).
      С у т к и. В словах супруги, сутки и др. приставка су— — более старинная, народная форма приставки со-, обозначающей в данном случае совместность, сочетание, соединение (сравни по-русски сосед и по-украински cycida — тот, кто «сидит», живет рядом, близко). Отсюда супруги — те, которые «сопрягли», соединили свою жизнь, сочетались браком (брак — от слова браться сравни по-украински побратися, т. е. пожениться), а сутки — от слова «соткнуться» -имеется в виду столкновение, соединение дня и ночи.
      Счастье. В древности существовала приставка с-, придававшая слову значение «хороший». Так, от слова часть (в смысле «судьба, доля»; сравни участь) образовалось счастье (буквально «хорошая судьба»), от добрый — сдоба, от мереть (умирать)-смерть (первоначально — «хорошая, естественная смерть»), от древнего dope (дерево) — здоровый (дословно — «крепкий, как дерево») и т. п.
      Творить. Образовано от древнего слова твор — «существо, творение». Родственными ему являются слова тварь (буквально -«создание»), твёрдый, творог (в диалектах творйть еще значит
      «месить, замешивать»). Творить первоначально имело значение «лепить, создавать нечто плотное, твердое». Отсюда противоположное значение — растворить, т. е. разжижить.
      Ужин. Образовано от древнего слова уг — юг, полдень (сравни укр. твденъ — юг). Перед суффиксом -ин г перешло в ж. Первоначально обозначало «полдник».
      Урожай. Происходит от глагола уродйти, т. е. дать плоды. Приставка у— в этом слове усилительная, в отличие от родственного слова урод, где древняя приставка у— имела отрицательное значение.
      Целовать. Слово целый первоначально имело значение «здоровый» (сравни выражения «покуда цел», «подобру-
      поздорову»). Отсюда целовать вначале означало «поздравлять», «приветствовать», «желать здоровья». Современное значение утвердилось благодаря славянскому обычаю троекратного целования при встречах, прощании.
      Час. Образовано с помощью суффикса -с от глагола чаяти -«ожидать». Подобным же образом год происходит от годйти с тем же значением (сравни погодить — подождать).
      Чёткий. Происходит от глагола чьсти, чьту — читать, читаю (сравни чтение) и вначале имело значение «удобочитаемый», «легкий для чтения».
      Ярый. Как и слова яркий, ярость, образовано от древнего слова яр со значением «год, весна» (ср. яровые хлеба, я/жя-молодая овца, родившаяся этой весной). Вначале ярый имело значение «весенний, теплый, горячий», после чего это значение раздвоилось: с одной стороны, выделился смысл «ясный, блестящий» (яркий), с другой — «гневный» (яростный).
      Занятия по расширению словарного запаса учащихся
      Игры, задачи, загадки, вопросы и прочие занятия, помещенные в этом разделе сборника, способствуют обогащению словарного запаса учащихся, вырабатывают умение быстро подобрать нужное слово, различать смысл сходных по звучанию слов, давать различным словам краткие, точные объяснения.
      Материал этого раздела можно использовать на занятиях кружка русского языка, на вечерах занимательной грамматики. Некоторые из них (например, игры «Полслова за вами», «Игры в цепочку», «Отгадай слово» и другие) можно проводить в часы досуга, на отдыхе во время походов, экскурсий и т. д.
     
      РАЗЛИЧАЙ СЛОВА
      (Игра)
     
      Ведущий записывает на доске пары слов: здравица — здравница, зачинатель — зачинщик, недоумение-недоразумение, отч&яние -отчаянность, представить — предостйвитъ, отвергать-опровергать, усвоить-освоить, искусный — искусственный, хозяйский — хозкйствен-ный, объёмный — объёмистый, удачный — удачливый, понятный — понятливый, соседний -соседский, убеждённо — убедительно, удивлённо -удивительно и др.
      Затем коллективно выясняется значение каждого слова и употребление его в речи. За правильное толкование слова и удачный пример употребления его в речи учащемуся засчитывается по одному очку. В случае затруднения ведущий подсказывает пример употребления слова в речи, после чего выясняется его значение.
      Например:
      Здравица — заздравный тост, т. е. краткая речь с пожеланием здоровья. Гость провозгласил здравицу в честь юбиляра.
      Здравница — санаторий или дом отдыха. В здравницах Крыма и Кавказа отдыхают не только россияне, но граждане СНГ.
      Недоразумение — чувство удивления вследствие непонимания чего-либо. Мы остановились в недоумении. Куда идти? (А р с.)
      Недоразумение — 1. Путаница, ошибка. Произошло недоразумение: в библиотеке ему выдали книгу не Николая Алексеевича Островского, а русского драматурга Александра Николаевича. 2. Взаимное непонимание, несогласие, ссора. У него произошло крупное недоразумение с начальником острова. (Чех.)
      Отчаяние — состояние крайней безнадежности, упадка духа, вызванное каким-либо несчастьем. В милиции сообщили, что ребенок пока не найден, и мать была в отчаянии.
      Отчаянность — безрассудное удальство, способность на самый рискованный поступок. Маркелов был человек упрямый, неустрашимый до отчаянности (Т у р г.) и т. д.
      Во время этого занятия желательно ознакомить учащихся с четырехтомным академическим «Словарем русского языка» (Москва, 1990). Разбив учащихся на четыре группы, можно дать каждой группе индивидуальное задание — определить различие значений таких слов, как впрыснуть и вспрыснуть, искусный и искусственный (I группа), котловян и котловина, невежа и невежда (II группа), понятный и понятливый, решительный и решающий (III группа), соседний и соседский, уступчатый к уступчивый (IV группа). Учащиеся под руководством учителя находят нужные слова, расшифровывают условные сокращения, определяют их значение, читают примеры употребления их в речи и т. д.
     
      ПОДБЕРИ СЛОВО
      Это занятие проводится коллективно. Ведущий зачитывает вслух примеры, в первой части которых названы известные детям признаки или действия, а во второй — лишь предметы, к которым по аналогии коллективно подбираются нужные слова, обозначающие новые, менее известные признаки. Например:
      Жук жужжит, а кузнечик... (стрекочет)
      Гудок гудит, а сирена... (воет).
      Подобные примеры учитель может составлять самостоятельно, учитывая пробелы в словарном запасе учеников своего класса (эти пробелы нетрудно заметить во время проверки изложений, при устных ответах учащихся и т. д.). Для большей четкости примеры можно группировать по признакам: различные оттенки звуков, криков животных, пения птиц; различные ощущения (осязательные — гладкий, шершавый, скользкий, колючий; зрительные — яркий, резкий, мягкий, тусклый, бледный и т. д.).
      Это занятие можно совмещать и с работой над антонимами, омонимами. Например:
      Хлеб свежий, а булка... (черствая).
      Газета свежая, а журнал... (старый).
      Весной трава свежая, ярко-зеленая, а в конце лета... (выжженная, бурая, жухлая).
      До выжигания кирпич желтый, мягкий, скользкий, тяжёлый, а после выжигания... (красный, твердый, шершавый, звонкий, легкий).
      В реке течение плавное, а в потоке... (бурное, стремительное) и т. п.
     
      ШАРАДЫ
     
      1. Мой первый слог на дереве,
      Второй мой слог — союз,
      А в целом я — материя,
      И на костюм гожусь.
     
      2. Мой первый слог тягуч и сладок,
      Второй частица, вместе — зверь,
      Живет в лесу, на ульи падок.
      Ну, угадал его теперь?
     
      3. Мое начало — буква алфавита,
      Она всегда шипит сердито;
      Второго корабли боятся
      И обойти его стремятся.
      А целое летает и жужжит,
      То сядет на цветок, то снова полетит.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru