НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Русская литература. Учебник для 8 класса. 1977 г.

Николай Иванович Громов
Валентин Иванович Коровин
Наталья Константиновна Семёнова
Надежда Александровна Спицына

Русская литература

Учебник для 8 класса

*** 1977 ***


DjVu

 

 

      Полный текст книги

 

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      Введение 3
      Литература и наука — 5. Образ — 6. Значение литературы — 7. Три этапа освободительного движения — 8. Русская литература как художественное отражение жизни народа — 8. Народность и классовость литературы — 10. О писателях и читателях — 11.
     
      Краткие сведения о русской литературе до XIX века. Самобытный характер и высокий уровень культуры Древней Руси
      «Слово о полку Игореве» 14
      История открытия «Слова…» — 14. Историческая основа поэмы — 14. Сюжет и композиция «Слова…» — 14. Персонажи «Слова…» — 16. Русская дружина — 17. Природа в «Слове…». Образ родины — 18.
      Жанр и поэтический, язык «Слова » — 18. Идея «Слова » — 19. Значение «Слова о полку Игореве» — 20. «Слово…» и эпос других народов СССР — 20. Задания — 21. Рекомендуемые книги — 20.
     
      Из литературы XVIII века 22
      Классицизм 23
      Михаил Васильевич Ломоносов 25
      Роль Ломоносова в преобразовании литературного языка — 25. Реформа стихосложения — 26. Оды Ломоносова — 27. Значение деятельности Ломоносова — 29. Задания — 30. Рекомендуемые книги — 30.
     
      Гавриил Романович Державин 30
      «Властителям и судиям» — 31. «Памятник» — 32. Задания — 34. Рекомендуемые книги — 34.
     
      Денис Иванович Фонвизин 34
      Комедия «Недоросль» — 35. Судьба Фонвизина — 37. 3адания — 38. Рекомендуемые книги — 38.
     
      Александр Николаевич Радищев 38
      Жизненный путь Радищева — 38. «Путешествие из Петербурга в Москву» — 41. Задания — 44. Рекомендуемые книги — 44.
     
      Литература первого периода русского освободительного движения
      Литература первой четверти XIX века 46
      Романтизм 47
      Василий Андреевич Жуковский 49
      Задания — 54. Рекомендуемые книги — 54.
      Кондратий Федорович Рылеев 54
      Задания — 58. Рекомендуемые книги — 58.
     
      Александр Сергеевич Грибоедов Жизнь в деятельность 59
      «Я решился тогда… поступить в военную службу» — 61. «Голову мою положу за несчастных соотечественников» — 61. «Слушая его комедию, я не критиковал, а наслаждался» (Пушкин) — 62. «Он ненавидел слово «раб…» — 63. «Народ единокровный, наш народ разрознен с нами…» («Загородная поездка», 1826) — 64. Грибоедов в Персии — 64. Задания — 66.
      «Горе от ума» 86
      Время, изображенное в комедии — 66. Композиция и сюжет «Горя от ума» — 67. Язык и стих комедии — 70. Чацкий и Софья — 72. Чацкий и Фамусов — 72. Чацкий и Молчалин — 74. Чацкий и Скалозуб — 76. Чацкий и фамусовское общество — 77. Идейное содержание комедии и ее значение — 79. Задания — 81. Рекомендуемые книги — 81.
     
      Александр Сергеевич Пушкин
      Детство 82
      Лицей (1811 — 1817) 83
      Задания — 87.
      Петербург (1817 — 1820) 88
      «Вольность» — 89. «Деревня» — 90. «К Чаадаеву» — 91. «Руслан и Людмила» — 93. Задания — 94. Южная ссылка (1820 — 1824) — 94. «Погасло дневное светило» — 96. «Кавказский пленник» — 98. «Цыганы» — 101. Задания — 104. .
      Михайловское (1824 — 1826) 104
      «К морю» — 104. «К***» («Я помню чудное мгновенье») — 106. «Пророк» — 107. «Борис Годунов» — 109. Задания
      После ссылки (1826 — 1830) 113
      «Во глубине сибирских руд » — 114. «Арион» — 115. «Анчар» — 117. «Литературная газета» — 119. «На холмах Грузии лежит ночная мгла…» — 119. «Я вас любил…» — 120.
      Болдинская осень (1830) 121
      «Повести Белкина» — 123. «Маленькие трагедии» — 124. Задания — 126.
      В Петербурге (1831 — 1833) 126
      «Осень» — 127. «Медный всадник» — 128
      Последние годы жизни (1834 — 1837) 130
      «Вновь я посетил » — 131. «Я памятник себе воздвиг нерукотворный » — 134. Задания — 135.
      Основные особенности лирики Пушкина 136
      «Евгений Онегин» 138
      Творческая история романа — 138. Жанр романа — 139. Онегинская строфа — 140. Сюжет — 141. Столичное и поместное дворянство — 143. Ленский — 144. Евгений Онегин — 145. Татьяна Ларина — 146. Образ автора — 149. Реализм романа — 150. Задания — 152.
      Значение Пушкина в развитии литературы 152
      Значение Пушкина в развитии русского литературного языка — 153,
      Пушкин и литература народов СССР — 154. Мировое значение Пушкина — 155. Рекомендуемые книги — 156.
     
      Михаил Юрьевич Лермонтов
      Жизнь и творчество 157
      «Лермонтов — поэт совсем другой эпохи…» — 157. «Я сын страданья…» — 159. «Москва, Москва!.. Люблю тебя как сын…» — 159.
      «Увы! Как скучен этот город » — 161. «…Зачем от жизни прежней Ты разом сердце оторвал!» — 161. «Маскарад» (1836) — 162. Первая ссылка на Кавказ — 163. «Я любил все оболыценья света, но не свет…» — 165. Вторая ссылка на Кавказ — 165. Мечты и действительность — 167. «Погиб поэт — невольник чести» — 167. Задания — 169. Рекомендуемые книги — 169
      Лирика 169
      «Нет, я не Байрон…» — 169. «И душно кажется на родине…» — 170. «Одинок я — нет отрады…» — 171. «Выхожу один я на дорогу…» — 171. «Любовь не красит жизнь мою…» — 172. «Прощать святое право Страданьем куплено…» — 173. «Мне нужно действовать…» — 174. «Как часто, пестрою толпою окружен…» — 176. «Дума» — 177. «Люблю отчизну я…» — 179. «Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк…» —
      181. «Он поэт русский в душе» — 183. Задания — 184. Рекомендуемые книги — 184.
      «Герой нашего времени» 184
      Идейный замысел романа — 184. Композиция и сюжет — 184. Особенности изображения природы Кавказа и быта горцев — 186. Казбич и Азамат — 187. Бэла — 187. Печорин и горцы — 188. Печорин и контрабандисты — 189. Печорин и Максим Максимыч — 190. Печорин и «водяное общество» — 192. Печорин и Вернер — 193. Печорин и Грушницкий — 194. Печорин и княжна Мери — 195. «Фаталист» — 198. Отношение Лермонтова к Печорину — 199. Критики и писатели о романе — 201. Задания — 203. Рекомендуемые книги — 203.
     
      Николай Васильевич Гоголь
      Жизнь и творчество 204
      Детство и юность — 204. «Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал» — 206. Первые художественные произведения — 207.
      В кругу друзей Пушкина — 208. «Вечера на хуторе близ Ди-каньки» — 208. «Миргород» — 210. Петербургские повести — 212. Задания — 214. Рекомендуемые книги — 214. На чужбине. «Пророку нет славы в отчизне» — 214.
      «Мертвые души» 215
      «Огромно, велико мое творение, и не скоро конец его» — 215. «Удар для меня никак неожиданный» — 216. Сюжет и жанр «Мертвых душ» — 216. Композиция «Мертвых душ» — 217. Образы помещиков — 218. Образы чиновников — 225. Образ Чичикова — 227. Тема народа и родины. Лирические отступления — 230. Полемика вокруг «Мертвых душ» — 231. Задания — 233. Рекомендуемые книги — 233.
      Трагедия гения 233
      Причины «болезненной тоски» — 233. Второй том «Мертвых душ»
      234. «Выбранные места из переписки с друзьями» — 235.
     
      Виссарион Григорьевич Белинский
      «Да, это был сильный боец!» — 237. «Родился он почти плебеем!» — 237. «Литературе российской моя жизнь и моя кровь» — 238. Кри-
      тика — «сознание эпохи» — 239. «Литературные мечтания» — 240. «Гоголь — поэт жизни действительной» — 241. «Вся надежда России на просвещение» — 241. «Проснулся я — и страшно вспомнить мне о моем сне» — 242. «Искусство есть воспроизведение действительности» — 243. Реализм — 244. «Белинский был особенно любим…» — 247. Задания — 249. Рекомендуемые книги — 249.
      «Он смелый вольнодумец, весьма опасный для общества» — 251. «Большой человек в нашей литературе» — 252. Отъезд за границу — 253. «Былое и думы» — 254. Задания — 259. Рекомендуемые книги — 259.
      Александр Иванович Герцен
      Заключение
      Указатель литературоведческих терминов

     
     
      Утвержден Министерством просвещения РСФСР в качестве стабильного учебника
      Под редакцией Н. И. ГРОМОВА
      ИЗДАНИЕ СЕДЬМОЕ
      МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1977
     
      Авторами учебника являются: Я. К. Семенова (глава «Краткие сведения о русской литературе до XIX века»), Я. А. Спицына (главы «Литература первого периода русского освободительного движения» и «А. С. Грибоедов»), В. И. Коровин (глава «А. С. Пушкин»), Я. И. Громов («Введение», главы «М. Ю. Лермонтов», «Н. В. Гоголь», «В. Г, Белинский», «А. И. Герцен» и «Заключение»).
     

      Дорогие восьмиклассники!
      В IV — VII классах вы познакомились с отдельными художественными произведениями русской классической литературы и советских писателей; в VIII классе вы будете изучать русскую литературу в ее историческом, последовательном развитии, начиная с древнего периода и кончая первой половиной XIX века.
      Вы узнаете, как зарождалась и развивалась наша литература; изучите жизнь и творчество выдающихся писателей; увидите, что сила и величие русской литературы в ее кровной связи с освободительным движением; сами убедитесь в правоте высказываний наших великих писателей о национальном и мировом значении русской литературы.
      «Никто в Европе не создавал столь крупных, всем миром признанных книг… Нигде на протяжении неполных ста лет не появлялось столь яркого созвездия великих имен, как в России… Наша литература — наша гордость», — писал А. М. Горький.
      Курс литературы VIII класса интересен, но сложен. Преодолеть трудности вам поможет в значительной степени учебник. Он состоит из трех разделов: древнерусская литература, литература XVIII века и литература XIX века. Два первых раздела представляют собой очерки, в которых кратко рассмотрены важнейшие историко-литературные события и выдающиеся художественные произведения. В третьем разделе подробно освещается жизнь и творчество писателей первой половины XIX века, основоположников литературы критического реализма: Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Герцена и критика Белинского.
      Прежде чем открыть, страницы учебника, посвященные творчеству того или иного писателя, прочитайте художественные произведения, рекомендованные программой. Даже очень хороший пересказ, по верной мысли писателя К. А. Федина, не может заменить самого художественного текста. «Без чтения нет настоя-
      щего образования, — говорил своему сыну А. И. Герцен, — нет и не может быть ни вкуса, ни многосторонней шири понимания».
      В учебнике помещены задания для самостоятельной работы. Если некоторые из них покажутся трудными, непонятными, обратитесь к учителю. Оп разъяснит цель задания и расскажет, как следует выполнять его.
      В книге вы встретитесь с важнейшими сведениями по теории литературы. Их нужно прочно усвоить. Знания по теории литературы помогут вам понять общие свойства художественной литературы как искусства слова, закономерности, связанные с развитием литературных родов и жанров, литературных направлений (классицизм, ромаптизм, реализм), композиции, сюжета, типизации и т. д.
      В процессе изучения курса литературы у вас, конечно, возникнет желание узнать как можно больше о жизни и творчестве любимых писателей. Список рекомендуемых книг вы найдете в конце каждой главы учебника.
     
      ВВЕДЕНИЕ
      Литература и наука. В течение многовековой жизни и деятельности людей возникли различные науки и искусства — музыка, живопись, художественная литература, графика, скульптура, архитектура, театр, кино.
      Между наукой и литературой существует тесная связь, так как они призваны познавать природу и общество. Художественная литература, как и наука, обладает огромной познавательной силой. Она способствует распространению среди народа просвещения и культуры. Выдающиеся художественные произведения по своему познавательному значению в ряде случаев пе уступают научным трудам. Энгельс в одном из писем отмечал, что из романов французского писателя Бальзака «узнал даже в смысле экономических деталей больше… чем из книг всех профессиональных историков, экономистов, статистиков этого периода, взятых вместе».
      И все же наука и литература имеют и свой предмет познания, и особые средства изложения, и свои цели. Предметом познания науки являются законы природы и общества. Например, ботаника изучает жизнь растений, механика — перемещение тел в пространстве, астрономия — строение и законы вселенной, медицина — человеческий организм, история — ход развития человеческого общества. Каждая паука исследует какую-либо одну часть природы или общества. При этом ученые в редких случаях допускают эмоциональные оценки явлений изучаемой действительности (в науке это не главное).
      Основным предметом изображения литературы являются люди конкретной исторической эпохи, их мысли, чувства, взаимоотношения друг с другом, их жизненпые идеалы, — словом, внутренний, духовный мир человека и общественная яшзнь людей.
      Литературные произведения интереспы и поучительны в том случае, когда в них правдиво изображены люди с их поисками смысла жизни, истины, добра и справедливости, с их мыслями и эмоциями. Недаром Горький пазывал литературу «человековедением».
      Разнообразна деятельность людей, богат и обширен их духовный, эмоциональный мир. Поэтому и содержание художественной литературы многогранно и многосторонне.
      Писатель, раскрывая духовный мир своих героев, воспроизводит и те обстоятельства, в которых формируются их характеры, рисует целостную картину жизни людей той или иной исторической эпохи.
      Образ. Сложную картину человеческой жизни, изображенную писателем в художественном произведении, принято называть образом. Это могут быть образы людей (образ-персонаж), вещей (интерьер), природы (пейзаж), животных и т. д. Иногда слово «образ» употребляется в весьма широком значении. Так, говорят, что неизвестный автор «Слова о полку Игореве» создал величественный образ родины.
      Образность — общее свойство всех видов искусств. И этим прежде всего искусство отличается от науки. Белинский, определяя специфику искусства и науки, писал: «Философ (ученый) говорит силлогизмами (умозаключениями), поэт — образами и картинами… Один доказывает, другой показывает, и оба убеждают, только один логическими доводами, другой — картинами».
      Источником художественного образа является сама жизнь. Писатель изучает ее, обобщает свои наблюдения. Но результаты этих наблюдений и обобщений выступают не в отвлеченной форме понятия, закона, как в научных трудах, а в форме образов людей и широких картин общественной жизни.
      В подлинно художественном литературном произведении воссоздается то, что происходит или может происходить в жизни. Но писатель но копирует действительность, а переосмысливает ее в соответствии со своим мировоззрением. Вот что писал И. С. Тургенев: «Я не копирую действительные эпизоды или живые личности, но эти сцены и личности дают мне сырой материал для художественных построений». Для повести «Муму» Тургенев взял действительный эпизод из жизни глухонемого дворника Андрея. Но главный герой произведения Герасим и дворник Андрей, по словам Тургенева, «это то же и не то же». Андрей мучительно переживал смерть любимой собаки, уничтоженной по приказу барыни, но не покинул свою госпожу. Напротив, он оставался верным и преданным рабом. Герасим же, утопив Муму, уходит из барского дома в деревшо. Этот поступок Герасима придумал, домыслил сам автор. Случайно? Разумеется, нет. В тот период, когда создавалась повесть «Муму», отпошепия помещиков с крепостными резко обострились, недовольство крепостным строем охватило широкие пародные массы. Глубокое знание настроений угнетенного народа привело Тургенева к иному решению конфликта между госпожой и ее «верным» рабом. Тургенев переосмыслил частный жизненный случай, открыл в нем глубокое социальное содержание — протест против порабощения личности. Это было характерно, то есть типично для жизни тех лет.
      Искусство словесного творчества, создания человеческих характеров и жизненных ситуаций требует воображения и художественного вымысла. Если литератор опишет жизнь одного знакомого ему человека, то это будет лишь фотография, лишенная познавательного и воспитательного значения. Талантливые писатели стремятся к тому, чтобы в образе литературного героя отразить характерные признаки поведения, привычек, вкусов, мыслей, чувств, убеждений, свойственных многим людям той или иной эпохи. Тогда характер такого литературного героя будет типическим.
      Приемами типизации отлично владели великие русские писатели-реалисты. Грибоедов, объясняя замысел своей комедии «Горо от ума», подчеркивал, что в характерах главных героев «есть черты, свойственные многим другим лицам, а иные — всему роду человеческому». Исследуя творчество русских писателей первой половины XIX века, Белинский высоко оценил их умение создавать типические характеры: «У истинного таланта каждое лицо — тип, и каждый тип для читателя есть знакомый незнакомец».
      Анализируя повесть Гоголя «Тарас Бульба», Белинский писал, что главный герой ее — «представитель жизни целого народа, целого политического общества в известную эпоху жизни». В персонажах «Ревизора» критик увидел «характеры, выхваченные из тайника русской жизни».
      Значение литературы. Художественная литература воздействует одновременно на ум и чувства читателей. Она вызывает радость, восторг, волнение, чувства гнева, протеста, неудовлетворенности. Эстетические1 эмоции, вызываемые художественным произведением, способствуют восприятию общественных идей не только умом, но и сердцем, пробуждают активное отношение к жизненным картинам, нарисованным в произведении. Сила художественной литературы заключается также в том, что она учит видеть прекрасное и безобразное в самой реальной жизни.
      1 Эстетика — наука о прекрасном в обществе н природе и о его роли в человеческой жизни.
      «Цель литературы, — писал Горький, — помогать человеку понимать себя самого, поднять его веру в себя и развить в нем стремление к истине, бороться с пошлостью в людях, уметь найти хорошее в них, возбуждать в их душах стыд, гнев, мужество, делать все для того, чтоб Люди стали благородно сильными и могли одухотворить свою жизнь святым духом красоты».
      Писатель, в какую бы эпоху он ни жил, является членом общества, гражданином своей страны. Литература воспитывает в людях любовь к родине, чувство гражданского долга. Общественное значение творчества передовых писателей приобрело исключительное значение в XIX веке, в период усиления освободительного движения русского народа.
     
      Три этапа освободительного движения. В статье «Памяти Герцена» (1912) В. И. Ленин установил три периода освободительного движения. «Чествуя Герцена, — писал В. И. Ленин, — мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала — дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию.
      Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли». Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом. «Молодые штурманы будущей бури» — звал их Герцен. Но это не была еще сама буря.
      Буря, это — движение самих масс. Пролетариат, единственный до конца революционный класс, поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян. Первый натиск бури был в 1905 году. Следующий начинает расти на наших глазах».
      В статье «Из прошлого рабочей печати в России» (1914) В. И. Лепип уточнил хронологические рамки трех периодов освободительного движения: «1) период дворянский, примерно с 1825 по 1861 год; 2) разпочипский или буржуазно-демократический, приблизительно с 1861 по 1895 год; 3) пролетарский, с 1895 по настоящее время».
      Русская литература как художествеппое отражепие жизни парода. В соответствии с ленинской периодизацией освободительного движения история русской литературы XIX — начала XX века также делится на три периода.
      По справедливой мысли Горького, в России XIX века «каждый писатель был воистину и резко индивидуален, но всех объединяло одно упорное стремление — понять, почувствовать, догадаться о будущем страны, о судьбе ее народа, об ее роли на земле».
      В первый период освободительного движения на развитие русской общественной мысли и художественной литературы сильное, определяющее влияние оказали идеи дворянских революционеров, поднявших восстание в декабре 1825 года в Петербурге (отсюда название «декабристы»). Программы преобразования России у декабристов были различны. Но всех декабристов объединяло стремление уничтожить в России деспотизм и крепостное право.
      Критическое отношение к самодержавию и крепостному праву отчетливо проявилось в творчестве прогрессивных писателей, живших в первый период освободительного движения.
      В своих произведениях передовые писатели прославляли свободу, равенство и братство людей. Они нарисовали широкие, правдивые картины жизни русского народа. Видное место в их произведениях заняли образы передовых дворян, крестьян и их угнетателей — помещиков и чиновников. Вспомним содержание романа Пушкина «Дубровский». «Нечистые и злобные души» (Герцен) чиновников раскрыл Гоголь в комедии «Ревизор».
      Крепостное право и царский произвол не убили живую душу русского народа. Крестьяне в изображении Пушкина, Гоголя и других писателей трудолюбивы, предприимчивы, гуманны. Но в их сознании зреет гнев и ненависть к помещикам и чиновникам, мечта о свободе.
      Жизнь трудового народа показана на фоне прекрасного русского пейзажа. Мастерски описана природа в творчестве Пушкина, Лермонтова, Гоголя.
      Писателей интересовало не только настоящее положение русского народа, но и его прошлое. В «Песни о вещем Олеге» Пушкин передал «преданья старины глубокой», в «Капитанской дочке» воспроизвел исторически достоверную картину стихийного крестьянского восстания под предводительством Пугачева. История русского народа ожила и в таких его гениальных произведениях, как «Борис Годунов», «Полтава» и «Медный всадник».
      Героические образы предков, беззаветно любивших отчизну и высоко ценивших человеческое достоинство, предстают перед нами в поэме «Песня про купца Калашникова», в стихотворении «Бородино» Лермонтова, повести «Тарас Бульба» Гоголя. Интерес к истории был вполне закономерен. Общественные деятели и писатели искали в русской истории обоснования закономерной, исторически обусловленной борьбы с самодержавием и крепостным правом. Писатели первого периода освободительного движения, правдиво изображая жизнь русского общества, выносили тем самым суровый приговор самодержавию и «барству дикому», державшему талантливый народ в рабстве.
      Лучшие прогрессивные традиции писателей пушкинской поры были продолжены, значительно расширены и углублены литераторами, жившими во второй период освободительного движения.
      Чернышевский, Некрасов, Салтыков-Щедрин и другие писатели революционно-демократического лагеря уже не ограничивались критикой самодержавия и крепостничества, а создали поло-» жительные образы борцов, народных заступников. Их произведения учили тому, каким должен быть народный заступник, что нужно делать для того, чтобы русский народ стал свободным. Революционеры-демократы верили в силы русского народа. Некрасов в «Железной дороге» писал, что русский народ «Вынесет все — и широкую, ясную Грудью дорогу проложит себе». Тургенев, Л. Толстой и другие литераторы второй половины XIX века, хотя и не признавали методы революционной борьбы, правдиво изображали в художественных произведениях жизнь русского общества и тем самым способствовали распространению прогрессивных идей. В. И. Ленин отмечал, что Л. Толстой «сумел с замечательной силой передать настроение широких масс, угнетенных современным порядком, обрисовать их положение, выразить их стихийное чувство протеста и негодования». Вспомним рассказ «После бала», в котором Толстой обнажил лицемерие, бездушие н жестокость людей «благородного сословия».
      В третий период освободительного движения на историческую арену вышел «до конца революционный» (Ленин) пролетариат. «Буревестником революции» стал Горький. «Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике» — это страстный гимн надвигающейся революции. В романе «Мать» Горький запечатлел события 1905 года и судьбы стойких революционеров-болыневиков.
      Таким образом, передовая классическая литература, как художественное отображение жизни русского народа, в своем историческом развитии шла в русле освободительного движения, способствуя его развитию.
      Народность и классовость литературы. Народность — одно из важнейших свойств нашей литературы.
      Понятие народности на разных этапах развития литературы приобретало различный смысл. В XVIII веке это понятие означало более или менее верное изображение национального быта, одежды и обрядов русского народа, ориентацию на устное народное поэтическое творчество. В начале XIX века это понятие приобрело более широкое значение.
      Гоголь одним из первых обратил внимание читателей на подлинную национальность и народность пушкинского творчества. Он так писал об этом: «… истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа. Поэт даже может быть и тогда национален, когда описывает совершенно сторонний мир, по глядит па него глазами своей национальной стихии, глазами своего народа».
      Смотреть на мир «глазами своего парода» — это значит ставить в художественном творчестве проблемы общенародного значения и решать их в свете передовых идей своей эпохи. Антикрепостническое содержание стихотворения Пушкина «Деревня» и повести Тургенева «Муму» отвечало насущным стремлениям крепостного крестьянства, угнетаемого помещиками; вольнолюбивые мотивы стихотворений Пушкина «К Чаадаеву», «Во глубине сибирских руд…» отражали настроение не только передового дворянства, но и всего народа.
      Передовые русские писатели открыто заявляли о нерасторжимой связи своего творчества со стремлениями и надеждами своего народа. Пушкин писал уже в начале творческого пути: «И неподкупный голос мой был эхо русского народа». Некрасов, по его признанию, «лиру посвятил народу своему».
      Однако далеко не все писатели прошлого в своем творчестве отражали интересы народных масс. В антагонистическом, классовом обществе литература отражает интересы не только трудового народа, но и господствующих классов и играот очень важную роль в идейной борьбе. «Литератор — глаза, уши и голос класса», — писал Горький. На протяжении всей истории прогрессивным писателям приходилось вести упорную, неравную борьбу с литераторами, которые идейно защищали самодержавно-крепостнические устои русской жизни. О прогрессивности и народности творчества писателей прошлых веков следует судить по тому, насколько глубоко и правдиво они отражали важнейшие противоречия современной им общественной жизни. Даже те писатели, которые не принимали революционных методов борьбы с существующим строем, но при этом правдиво изображали пороки современного им общества, своим творчеством объективно способствовали развитию революционных идей. В. И. Ленин писал, что «…если перед нами действительно великий художник, то некоторые хотя бы из существенных сторон революции он должен был отразить в своих произведениях». Это положение, сформулированное Лениным в статье, посвящепной творчеству Л. Толстого, применимо к деятельности и других выдающихся писателей.
      О писателях и читателях. Литературные произведения, созданные в отдаленные эпохи, требуют к себе внимания, напряженной умственной работы. Нужно затратить немало труда, чтобы их содержание стало понятным и близким.
      Знание эпохи, в которую жил писатель, его биографии и мировоззрения поможет понять его творчество. Почувствовать и по достоинству оценить литературное произведение — значит соотнести изображенное с изображаемым, то есть нарисованные картины жизни — с самой реальной действительностью. Если читатель нэ имеет представления о том, когда написано произведение, он подходит к литературным героям только с современной моральной меркой и, следовательно, далеко не все в них понимает. Идейное богатство, эстетические ценности классической русской литературы становятся достоянием такого человека, который упорным, систематическим трудом подготовил себя к чтению художественных произведений, открыл для себя возможность воспринимать их во всей полноте содержания. «Изучить поэта (писателя), — по мнению Белипского, — значит не только ознакомиться, через усиленное и повторное чтение, с его произведениями, но и перечувствовать, пережить их».
     
      КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ДО XIX ВЕКА. САМОБЫТНЫЙ ХАРАКТЕР И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ КУЛЬТУРЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ
      Древнерусское государство IX — начала XII века было одной из сильнейших держав мира, прославленной своими достижениями в области градостроительства, зодчества, живописи, художественного ремесла.
      В «стольном» (столичном) Киеве, во Владимире, Суздале, Новгороде и теперь можно видеть запечатленную в камне и дереве русскую историю -г мощные кремлевские башни и оборонительные стены на высоких земляных валах, остатки великолепных дворцовых построек, монументальные храмы, в которых сохранились замечательные мозаики и фрески.
      Широкое распространение на Руси получила устная народная поэзия.
      Особое место в русском фольклоре принадлежало сказкам, песням и былинам. В характере могучих богатырей — Ильи Муромца, Добрыни Никитича, Алеши Поповича — воплощены лучшие качества народа, героически сражавшегося против воинственных чужеземцев.
      Письменность на Руси возникла еще до принятия христианства. Позже Русь перешла к усовершенствованной азбуке, которую составили славянские просветители — братья Кирилл и Мефодий.
      По мере развития экономики, культуры и просвещения в Древнерусском государстве появлялось все больше рукописных книг. Рукописи иллюстрировались прекрасно выполненными миниатюрами, украшались рисованными заставками (в начале глав) и концовками. Книга пользовалась па Руси любовью и почетом. В одной из древних рукописей говорится: «От книжных слов приобретаем мы мудрость. Они ведь реки, напояющие вселенную, они источники мудрости, в книгах иеисчетная глубина, ими мы в печали утешаемся…»
      В XI — XII веках в Киеве переводились произведения византийских, древнегреческих, древнеримских авторов. Это были книги
      по истории, географии, естествознанию, а также повести, романы, сборники легенд и сказок. В этот же период создавались и национально-самобытные произведения. Многие литературные памятники Древней Руси связаны с религией (церковные проповеди, «жития святых»). Выдающимся историческим трудом была летопись, создававшаяся в городах Древпёй Руси, и прежде всего в Киеве.
      Летописцы фиксировали не только то, чему сами были свидетелями, но и стремились воссоздать общую картину прошлого Руеской земли. С этой целью они использовали византийские исторические хроники, а также народные предания, былины. Грандиозна по охвату исторических событий летопись, названная «Повестью временных (то есть минувших) лет». В течение ряда десятилетий она создавалась многими авторами. В начале XII века все записи были сведены в единое целое летописцем Нестором, Летопись рассказывает о возникновении Древнерусского государства («откуда есть пошла Русская земля…») и первых князьях («кто в Киеве нача первее княжити…»).
      Монах-летописец Нестор и его продолжатели были образованными людьми своего времени, не чуждыми «мирских» интересов. Широта умственного кругозора и патриотизм позволяли авторам «Повести временных лет» верно судить об истинных потребностях страны. С чувством глубокой горечи повествовали они о бедах родины, страдающей от княжеских раздоров, призывая удельных князей объединиться для борьбы со степными кочевниками, разорявшими Русь.
      Летописные тексты нередко отличались высокой художественностью: картинностью зарисовок, лирической взволнованностью. В летописпых повестях воспроизводились интересные сюжеты, исторические либо легендарные, сказочные, в повествование обильно вводилась прямая речь героев, наполненная яркими сравнениями, мудрыми изречениями.
      Кроме летописи, на Руси были распространены военные исторические повести, рассказывающие о героической борьбе русского парода с иноземцами, «хождения» — повести о любознательных путешественниках, проповеди и поучения, авторы которых говорили, каким должен быть человек, послания — страстные публицистические сочинения, обычно обличительные, «жития» — рассказы об образцовых («святых»), по представлениям того времени, людях.
      В начале своего существования наша книжная литература развивалась в тесной связи с фольклором. Так, летописцы вводили в документальное повествование фольклорные легенды, поэтический вымысел,. живую народную речь. Соприкосновение с устной поэзией обогащало древнерусских писателей многовековым опытом народа и позволяло им глубже осознавать его надежды и чаяния. Наиболее выдающиеся произведения XI — XII веков характеризуются верным пониманием интересов страны и отражают
      стремление народных масс к миру и единству. Большой художественный опыт литературного творчества, накопленный в Древней Руси, лег в основу высокого поэтического мастерства неизвестного автора «Слова о полку Игореве».
      На почве высокоразвитой культуры и литературы Древней Руси вырос, по словам В. Г. Белинского, «прекрасный, благоухающий цветок славянской народной поэзии» — поэма «Слово о полку Игореве».
     
      "СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ"
     
      История открытия "Слова…В начале 90-х годов XVIII столетия А. И. Мусин-Пушкин, знаток русской древности, приобрел в Спасском монастыре Ярославля старинный рукописный сборник. В этой книге среди других текстов он обнаружил великолепный памятник древнерусской литературы. В 1800 году поэма была издана. Чудесная находка вызвала большой интерес.
      В 1812 году, во время пожара Москвы, редкостная книга, принадлежавшая Мусину-Пушкину, к несчастью, сгорела. Сохранились только первый печатный текст и рукописная копия «Слова…», выполненная для Екатерины II.
     
      Историческая основа поэиы. «Слово о полку Игореве» рассказывает о походе на половцев князя Игоря новгород-северского. В 70-х годах XII века участились половецкие набеги на Русь, они превратились в «рать без перерыва». Перед лицом грозной опасности удельные князья стали договариваться о совместных действиях против воинственных кочевников. В начале 80-х годов киевский князь Святослав Всеволодович, объединив русские дружины, могучим ударом отбросил половцев в глубь причерноморских степей. В 1185 году против кочевников выступил двоюродный брат киевского князя — Игорь новгород-северский, не принимавший участия в объединенном походе. Он двинулся на половцев с немногими союзниками, с небольшим войском. Превосходящие силы половцев разгромили Игореву дружину. Сам предводитель похода был взят в плен. Осмелевшие кочевники, которым Игорь, по словам летописца, «отворил ворота», вновь напали на Русскую землю, предавая ее огню и мечу.
     
      Сюжет и композиция "Слова…". В построении художественного произведения раскрывается авторский замысел. «Слово…» состоит из вступления, трех частей и концовки.
      Во вступлении автор вспоминает вещего певца1 Бояна.
      1 Певец — здесь в значеппи «поэт». Древнерусские поэты произносили свои стихи нараспев, аккомпанируя себе игрой на гуслях. Боян, как можно заключить из текста «Слова…», жил в конце XI — начале XII века.
      Прославляя воинские подвиги русских князей, Боян мыслью уносился под облака. Создатель «Слова…» не хочет, подобно Бояну, предаваться безудержному полету пылкой фантазии. Он подчиняет изложение событий своему замыслу, стремясь рассказать людям суровую правду.
      В первой части «Слова…» изображены две битвы Игоревой дружины с половцами. Вначале русские разбили половцев: «Съ зарания въ пятокъ потопташа погапыя плъкы половеикыя…» («Рано утром в пятницу они смяли поганые половецкие полки…»). Но радость храбрых русичей преждевременна. Зловещей тучей надвигаются на Игореву дружину главные силы половцев. Во г описание кровопролитного сражения: «С зараниа до вечера, с вечера до света летят стрелы калепыя, гримлют сабли о шеломы, трещат копиа харалужныя в поле незнаеме, среди земли Половецкыи. Чръна земля под копыты костьми было посеяна, а кро-вию польяна…». Автор воспроизводит здесь грозный шум битвы, ожесточение боя. Стойко сражаются русские воины. Тщетны, однако, богатырские усилия русских витязей: под натиском громадного половецкого войска гибнет Игорева дружина, а князей кочевники уводят в плен.
      Вторая часть «Слова…» переносит читателя в Киев. Мы видим киевского князя Святослава, умудренного опытом полководца и государственного деятеля. Горько сетует Святослав на своих младших двоюродных братьев — Игоря и Всеволода. Эти отважные, но безрассудные военачальники решили: «Будем одпи мужественны, одни захватим будущую славу, да и прежнюю сами поделим!» Великое горе принес родине их необдуманный поход. И вот уже «кричат под саблями половецкими» ни в чем пе повинные русские люди.
      К «золотому слову» Святослава — к его размышлениям о судьбах Руси — присоединяет свой голос автор поэмы. Обращаясь
      к удельным князьям — Всеволоду суздальскому, галицкому Ярославу Осмомыслу и другим властителям обширных и могучих, но разрозненных княжеств, поэт страстно призывает их сообща выступить против половцев, отстоять землю Русскую, отомстить «за раны Игоря, храброго Святославича», «загородить степи (половецкой) ворота своими острыми стрелами».
      Затем автор рассказывает о «плаче Ярославны». Евфросиния Ярославна горестно причитает в Путивле на крепостной стене, оплакивая мужа; она обращается к всемогущим силам природы, умоляя помочь князю вернуться на Русскую землю.
      Будто услышав мольбы Ярославны, Игорь бежит из плена. Об этом повествует третья часть поэмы. Поняв свою вину перед Русской землей, Игорь устремляется в Киев, к князю Святославу. Финал (концовка) поэмы отражает желание автора увидеть князей объединившимися для отпора общему врагу.
      Мы видим, что расположение частей «Слова…» строго продумано. Сначала изображено событие, взволновавшее Русь, а затем объяснены причины поражения русского войска и намечен путь, который должен привести к победе над кочевниками.
      Персонажи "Слова… ". Герои поэмы живут и действуют в один из переломных моментов в истории своей родины. Автор раскрывает главным образом их отношение к насущным интересам отечества.
      Игорь новгород-северский любит родину, он смелый, неустрашимый военачальник. Со своими дружинниками он связан крепкой дружбой, В битве с половцами князь, как и его воины, проявляет выдержку и упорство: лишь «третьяго дни (на третий день) к полуднию» под напором многочисленных вражеских полчищ «падоша стязи (знамена) Игоревы». В изображении автора «Слова…» Игорь — благородный человек. Воинская честь и чувство личной привязанности не позволяют ему оставить в беде милого брата Всеволода; выручая своего родича и соратника, он сам попадает в плен.
      Привлекает читателя и отважный Всеволод. Рисуя этого храброго витязя на поле брани, поэт применяет прием гиперболы. Всеволод сражается как настоящий былинный богатырь: «Камо (куда), туръ, поскочяше, своимъ златымъ шедомомъ посвечивая, тамо лежатъ поганыя головы половецкыя». В пылу битвы брат Игоря забывает и о почестях, и о богатстве, и о жене-красавице, не дорожит он и своей жизнью.
      Восхищение подвигами Игоря и Всеволода не мешает создателю «Слова…» осудить их за вину перед родиной.
      Глубоким упреком князьям-братьям звучат строки поэмы, рассказывающие о разгроме Игорева войска и последствиях неудачи новгород-северского князя. Читателю становится ясно, что поход Игоря был вызван не только стремлением защитить Русскую землю от половцев, но и жаждой личной славы. Однако поэт старается привлечь сочувствие к Игорю. Ведь бесстрашный Игорь нужен отечеству: «Тяжко ти, головы, кроме плечю; зло ти, телу, кроме головы, — Руской земли безъ Игоря» («Тяжко тебе, голова, без плеч; худо тебе, тело, без головы. Так и Русской земле без Игоря»). Вот почему поэма заканчивается провозглашением славы Игорю, тяжело пережившему свою роковую ошибку.
      Безупречный положительный герой «Слова…» — киевский князь Святослав. В его уста поэт вложил свою заветную мысль о том, что во имя родины все распри и личные обиды должны быть забыты. Автор называет киевского князя великим, грозным, рисует его человеком глубокого ума. Эти качества Святослава связываются в поэме с идеей централизованной княжеской власти, которая объединила бы все русские силы для борьбы с внешними врагами.
      Обаятелен образ нежной и верной жены Игоря — Ярославны. Ее переживания раскрываются в монологе-плаче. Здесь и заклинание стихийных сил природы, и мольба о помощи, и тоска о милом сердцу человеке. По глубине чувства, по задушевности и мелодичности плач близок к лирической народной песне. В плаче Ярославны выражена скорбь тысяч женщин Руси, чья мирная жизнь, счастье, любовь нарушались ужасами войны. Тоскуя о любимом муже, она сокрушается и о его храбрых воинах — стойких защитниках родины. Вот как передает это советский поэт Н. Заболоцкий, давший прекрасный вольный перевод «Слова…» на современный русский язык:
      Солнце трижды светлое! С тобою
      Каждому приветно и тепло.
      Что ж ты войско князя удалое
      Жаркими лучами обожгло?
      И зачем в пустыне ты безводной
      Под ударом грозных половчан
      Жаждою стянуло лук походный,
      Горем переполнило колчан?
      Русская дружина. Большая роль отводится в поэме собирательному образу дружины. Устами князя Всеволода автор дает яркую характеристику русского воинства: «А мои ти куряни све-доми къмети (опытные воины): подъ трубами повити, подъ шеломы възлелеяни, конецъ копия (с конца копья) въскръмлени; пути имъ ведоми, яругы (овраги) имъ знаеми, луци у нихъ напряжени, тули (колчаны) отворени, сабли изъострени; сами скачють, акы серый влъци (волки) въ поле, ищучи себе чти (чести), а князю славе».
      Храбрая русская дружина сражается с половцами до последнего человека. Лишь тогда прекратился ожесточенный бой, когда «кровавого вина не доста» (то есть некому стало проливать кровь).
      Плач Ярославны. Гравюра В. Фаворского.
      Автор укоряет Игоря за то, что оп «погубил богатство» и оставил «русское золото» (то есть дружину) на дне Каялы, реки половецкой. Не случайно в конце поэмы воздается слава безымянным героям — дружинникам Игоря и Всеволода.
     
      Природа в "Слове". Образ родины. В развитии событий «Слова…» деятельную роль играет природа. Автор превращает ее в живое, мыслящее существо, которое страдает или радуется вместе с действующими лицами поэмы, осуждает или одобряет их поступки. Картины природы, то мрачной, опечаленной, то радостной, ликующей, проникнуты любовью автора к родине.
      При чтении поэмы перед нами встает величественный образ Руси. Он объемлет собой и родную природу — поля, леса, степные просторы, и русских людей, и создапные их пеустанным трудом села и города. Образ родппы в «Слове…» неразрывпо связан с раздумьями поэта о ее суровой и славной историй, о ее настоящем и будущем.
      Жанр и поэтический язык "Слова… ". Рассказ о событиях переплетается в поэме с лирическими отступлениями, в которых чувства и мысли автора раскрыты непосредственно. Это сочетание непосредственного выражения авторских чувств и мыслей (как в лирическом произведении) с изображением событий и характеров (как в эпосе) позволяет отнести «Слово…» к жанру лиро-эпической поэмы.
      Широте и разнообразию жпзнеппых явлений, показаппых в «Слове…», соответствует поэтический язык памятника. Создатель поэмы творчески воспользовался достижениями современной ему книжной литературы и в то же время с большим мастерством применил образные средства устной народной поэзии, близкой ему по духу.
      В тексте произведения неоднократно встречаются народно-поэтические сравнения: например, битвы — с посевом, который печалью всходит по Русской земле, Или со свадебным пиром, где воипам-сватам недостает кровавого вина. Из народного творчества поэт заимствовал уподобление людей и явлений человеческой жизни явлениям природы. Так, картина бури в степи незаметно переходит в изображение грозного наступающего половецкого войска. В языке произведения много постоянных эпитетов, характерных для устного народного творчества: «серый волк», «сизый орел», «борзые кони», «чистое поле», «черная земля», «зеленая трава», «светлое солнце».
      Старинные народно-поэтические эпитеты в основном верно характеризуют изображаемый предмет (или явление), но всегда приписывают ему одно и то же свойство. Автор «Слова…» ужо не довольствуется только постоянными эпитетами. В предметах и явлениях он умеет подмечать различные свойства и выражать их разнообразными художественными определениями. Не случайно мы встречаем в поэме такие эпитеты, как «вспугнутые лебеди» (в старинной народной поэзии обычно употреблялось определение «белые лебеди»), «серебряные берега» (в творчестве народных сказителей — «крутые берега») и т. п.
      Богатством и разнообразием отличаются в поэме интонации автора и его героев. Строгая, точная повествовательная манера летописи («Съ зарания въ пятокъ потопташа…») сочетается в «Слове…» с взволнованными восклицаниями, риторическими вопросами, повторами: «О Руская земле! уже за шеломянем еси!» («О Русская земля! ты уже за холмом!»), обращениями: «Великый княже Всеволоде! Не мыслию ти прелетети издалеча, отня злата стола поблюсти?» («Великий кпязь Всеволод! Разве нет у тебя в мыслях прилететь издалека — поберечь отцовский золотой стол2?»). В рассказ о событиях включены речи (монологи) и разговоры (диалоги) действующих лиц. В некоторых местах «Слова…» будто звучит трогательная народная песня (вспомним плач Ярославны).
      1 Риторический вопрос — вопрос, по требующий ответа, утверждение в вопросительной форме; в художественном тексте придает речи автора или его героев особую выразительность, эмоциональность.
      2 Золотой стол — княжеский престол.
     
      Идея "Слова…". «Слово о полку Игореве» — поэтическое обобщение чувств и стремлений парода Руси, воспринявшего поход новгород-северского князя как событие общегосударственной значимости.
      Познакомившись с содержанием «Слова…», осмыслив его сюжет и композицию, поступки действующих лиц, размышления автора и его героев, можно сказать, что все произведение проникнуто идеей государственного единства Русской земли. И разгром Игорева войска, и тяжкие беды Руси, по которой половцы «рассеялись, словно барсово. гнездо», и тревожные раздумья Святослава, и горе Ярославны, и раскаяние Игоря — все это изображено с целью убедить русичей, что единение общих сил необходимо. По верной мысли поэта, литпь при этом условии не будет больше ненужных кровопролитий, напрасной гибели множества человеческих жизней, скорби русских женщин. Автор поэмы уверен, что сильная и дружная Русь во главе с мудрым правителем, киевским князем, сможет дать могучий отпор врагу.
      Карл Маркс, высоко ценивший «Слово…», писал: «Суть поэмы — призыв русских князей к единению как раз перед нашествием… монгольских полчищ».
     
      Значение "Слова о полку Ягореве". «Слово…» свидетельствует о том, что накануне монголо-татарского нашествия древняя русская литература накопила большой творческий опыт. Как справедливо отмечает советский ученый, академик Д. С. Лихачев, «протекшие столетия не приглушили его патриотического звучания и не стерли его ярких красок. Интерес к «Слову о полку Игореве» не только не уменьшился, но становится все более широким и глубоким». Оно оказало значительное воздействие на нашу последующую литературу. Так, в самом начале XV века «Слово…» послужило литературным образцом для создания «Задонщины», небольшого поэтического произведения, посвященного прославлению победы Дмитрия Донского на Куликовом поле, за Доном.
      «Слово…» не раз вдохновляло писателей, поэтов, композиторов. Писатели и поэты XIX века (И. Козлов, В. Жуковский,
      А. Майков) и нашего времени (И. Новиков, Н. Заболоцкий и другие) создали многочисленные переводы и переложения «Слова…». Образы поэмы нашли зримое воплощение в картинах и иллюстрациях русских художников: В. Васнецова, В. Серова, Н. Рериха, В. Фаворского. Оно переведено почти на все языки народов СССР. Значителен интерес к «Слову…» и за границей.
      В «Слове о полку Игореве» перед нами проходят художественно воссозданные картины жизни нашего народа в далеком прошлом, в одну из трудных эпох его развития. Поэма близка и дорога советским людям идеей мира, защиты созидательного труда от разрушительных сил войны.
     
      "Слово о полку Нгореве" и эпос других народов СССР.
      Наиболее близка к «Слову…» поэма «Витязь в тигровой шкуре», написанная великим грузинским поэтом Шота Руставели в конце XII века. Со «Словом о полку Игореве» ее роднят пламенный патриотизм, высокие нравственные идеалы (верность своему отечеству, дружба народов, воинская доблесть, верность в любви и дружбе). Герои произведения — Тариэл, его друзья Автандил и Фридон, его невеста Нестан-Дареджан — принимают живое участие в делах, заботах, тревогах своего времени. Юные витязи совершают героические -подвиги, с оружием в руках отстаивают справедливость. Гибель в бою друзья-побратимы предпочитаю г бесславной жизни:
      Есть ли кт.о презренней труса, удрученного борьбой,
      Кто теряется и медлит, смерть увидя пред собой?
      Чем он лучше слабой пряхи, этот воин удалой…
      Теме защиты родины посвящены героический армянский эпос «Давид Сасунский» и героический киргизский эпос «Манас».
      Армянский народ в течение многих столетий боролся за свою независимость, отстаивая родную землю. Его история нашла отражение в эпических песнях и легендах, собранных теперь в одно произведение — поэму о богатыре Давиде из крепости Сасун, о его подвигах, о восстании, которое возглавил Давид, против иноземного владычества.
      Эпос «Манас» возник в результате коллективного творчества киргизских певцов-сказителей — манасчи. В нем отражена многовековая самоотверженная борьба народа за свою национальную независимость. Особенно полно эта тема развита в завершающей части эпоса — «Сказании о великом походе». Здесь воспевается доблесть киргизских воинов, победоносно сражавшихся под предводительством богатыря Манаса против иноземных завоевателей, пришедших с Востока. Беззаветная отвага героев эпоса, их любовь к родине служили и будут служить образцом для современников и потомков:
      Слышите! Мир оглушен трубой,
      Выигран решительный бой.
      Это — киргизский, давнишний сказ.
      Да пребудет с вами Манас!
     
      1. В чем главная идея «Слова…»? Как она выражена в сюжете поэмы, в изображении героев и авторских лирических отступлениях? 2. В чем проявляется глубокая связь идейного содержания и художественно-изобразительных средств «Слова…» с устным народным творчеством?
     
      Рекомендуемые книги
      «Слово о полку Игореве» в иллюстрациях и документах. Сост. О. А. Пини. Под ред. Д. С. Лихачева. Л.; 1958; Слово о полку Игореве. М., 1964; Лихачев Д. С. «Слово о полку Игореве» — героический пролог русской литературы. Л., 1967.
     
      «Слово…» оказало ваметное влияние на русскую литературу XIII — XVII веков.
      Литература XIII — XV веков живо откликается на те события, которые происходят в это время на Руси. Ведущее место в ней занимают повести, посвященные борьбе русского народа с монголо-татарами. Из них самой замечательной является «Повесть о нашествии Батыя на Рязань» (XIII век).
      Победа русских на Куликовом поле (1380 г.) — тема большого количества произведений устной поэзии, летописных, повествовательных. Лучшим из них стала «Задошцина» (XV век).
      На протяжении всего XV века растет могущество Русского государства, все теснее сплачивающегося вокруг Москвы, своего национального центра.
      Крепнет авторитет Русского государства в международных отношениях. Устанавливаются торговые и деловые связи Руси с другими государствами. У русичей появляется интерес к другим странам и народам. Русский купец Афанасий Никитин в XV веке предпринимает путешествие в далекую Индию. Позднее появляется его книга «Хождение за три моря».
      В XVI веке в Русском государстве было введено книгопечатание. Русь становится многонациональным государством. Постепенно создается общерусская культура, общерусская литература, вводится единообразие в жизнь русских людей, устанавливаются их обязанности перед церковью и государством. На этой почве возникают московские летописные своды, объединяющие областные летописи.
      Попытку установить правила, нормы поведения человека по отношению к церкви и к царю, а также в быту, в семье представлял собой «Домострой»
      (XVI век).
      Литература XVII века развивается в тесной связи с общественной жизнью страны. В это время пишутся публицистические, сатирические, бытовые повести, драмы, появляется поэзия.
      Особое место среди повестей XVII века занимают сатирические произведения: повести, легенды, поучения, челобитные. Известной сатирической повестью того времени стала «Повесть о Ерше Ершовиче, сыне Щетинни-кове».
      Выдающееся произведение XVII века — «Повесть о Горе-Злочастии».
      Герой, добрый молодец, пренебрег старинным укладом жизни, поэтому испытал много превратностей. Горе-Злочастие преследовало его до тех пор, пока он не ушел в монастырь. Моральный конфликт между поколениями отражал начавшийся процесс ломки старых устоев жизни.
     
      ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ XVIII ВЕКА
     
      Начало XVIII столетия ознаменовалось коренными преобразованиями в русской экономике, культуре и просвещении. Реформы Петра I, направленные на усиление могущества Русского государства, на преодоление экономической отсталости, на расширение связей с другими странами, выразили назревшие потребности России; Петровская Русь воевала, училась, строила. Победоносные войны открыли ей морской путь в Европу. «Юный град» Петербург стал портовым городом, столицей, центром культуры я науки.
      В период становления централизованного национального государства возникла настоятельная потребность в сильной самобытной литературе, отвечающей запросам и духу времени. Немаловажной была и задача совершенствования русского литературного языка. I
      Борьба за национальную культуру, которая велась на протяжении всего XVIII века, отнюдь не исключала интереса русских писателей к достижениям мирового, и в частности западноевропейского, искусства. Русский народ, чуждый национальной ограниченности, всегда стремился к культурному общению, к обмену духовными ценностями с другими народами.
     
      КЛАССИЦИЗМ
     
      В первой половине XVIII века в России формировался классицизм как особое направление в литературе и искусстве.
      Литературное направление характеризуется общностью взглядов писателей какого-либо исторического периода на задачи художественного творчества, на роль искусства в общественной жизни. Принадлежность писателя к тому или иному направлению проявляется в характере отбора жизненных явлений, выборе тем, героев, художественных приемов и изобразительных средств языка.
      В России XVIII века укреплялся самодержавный строй. Главной опорой самодержавия было дворянство. На ранних стадиях а в период расцвета самодержавие представляло собой исторически прогрессивное явление. Оно играло, по словам К. Маркса, роль «цивилизующего центра», «основоположника национального единства», «объединяющего начала общества». Поэтому наряду с дворянством его поддерживали и другие общественные слои. Литература классицизма проповедовала идеи гражданственности, идеи просвещенной монархии и единства нации.
      Раньше всего — в XVIII веке — классицизм возник во Франции, так как уже в эту пору там сложилось абсолютистское государство (при короле Людовике XIVНазвание «классицизм» происходит от латинского слова classicus, что значит «образцовый», «первоклассный». В XVII — XVIII веках образцовыми, достойными подражания считались действительно прекрасные произведения древнего греко-римского искусства. Обращение к гармоническому 1 искусству Древней Греции и Рима было большой заслугой писателей-классицистов, но они истолковывали его по-своему.
      Изучение произведений античного искусства позволило теоретикам классицизма установить общие правила, которым, по их мнению, писатели должны были неуклонно следовать в художественном творчестве.
      Французский поэт и теоретик литературы Буало (1636 — 1711) написал книгу под названием «Поэтическое искусство». Он утверждал, что в литературном произведении все должно быть основано на разуме («разум» по-латы,ни — ratio), на глубоко продуманных принципах, правилах. Писатели-классицисты считали, что человеческие чувства обманчивы, что лишь с помощью разума можно познать жизнь и гармонично отразить ее в литературе.
      1 Гармония — стройность, соразмерность, равновесие, совершенство
      Художественное произведение оценивалось именно с точки зрения логической стройности, точного соответствия выработанным требованиям.
      Правила классицизма предусматривали деление литературы на строго определенные жанры (виды) произведений: оду, героическую поэму, трагедию, комедию, сатиру2, басню. Первые три вида именовались высокими, вторые три — низкими.
      В одах, трагедиях, героических поэмах прославлялись благородные деяния людей, ставящих выше личного благополучия свой долг перед отечеством, иначе говоря — перед абсолютистским государством. Темами произведений высоких жанров служили события выдающегося значения, героями их могли быть только люди высокопоставленные: монархи (цари, короли), крупные государственные деятели, полководцы, придворные и т. п. В изображаемых характерах писатели стремились выявить не индивидуальное, а общее, «вечное», присущее людям всех стран и времен. Оды и трагедии полагалось писать языком торжественным, величавым.
      Классицисты придавали большое значение пропаганде своих идей со сцены театра, а потому особенно часто обращались к таким жанрам, как трагедия и комедия. В трагедии характер сильного, волевого героя раскрывается в борьбе с непреодолимыми препятствиями, обрекающей его на гибель. В комедиях классицисты изображали не только знатных, высокопоставленных людей, но и крестьян, слуг. Язык комедий был ближе к языку обыденному, разговорному.
      В произведениях классицистов человеческие характеры являются носителями какого-либо преобладающего психологического свойства (например, храбрости, благородства, правдивости; трусости, коварства, лицемерия и т. п.). Классицисты подразделяли действующих лиц на положительных и отрицательных.
      Драматические произведения (трагедия, комедия) в литературе классицизма подчинялись правилам трех единств — времени, места и действия. Первые два правила требовали, чтобы пьеса показывала события происходящими в течение одних суток и в одном и том же месте. Правило единства действия предписывало, чтобы сюжет не осложнялся побочными эпизодами. Три единства должны были придавать пьесе особую стройность, ясность, четкость. При соблюдении знаменитых трех единств это требование в известной мере осуществлялось. Вместе с тем жесткие правила стесняли писателей, ограничивая их творчество условными, заданными схемами.
     
      Ода — торжественное стихотворное произведение, в котором поэт прославляет какое-либо событие, выдающегося деятеля, замечательное явление природы. В оде возвышенным языком передаются высокие мысли и чувства.
      Сатира — обличительное литературное произведение, изображающее отрицательные явления жизни в смешном, уродливом виде.
     
      Классицизм получил распространение не только в литературе, но также и в живописи, скульптуре, архитектуре. В творчестве русских художников и зодчих он стал господствовать лишь во второй половине XVIII века.
      Русская литература XVIII века имела немало общих черт с современными ей западноевропейскими литературами, однако в ней проявлялись и ярко выраженные национальные особенности. Так, в произведениях русских классицистов ясно обозначился живой интерес к настоящему и прошлому родной страны. Западноевропейские писатели XVII — XVIII веков нередко заимствовали сюжеты своих трагедий и героических поэм из истории Древней Греции и Древнего Рима, а русские классицисты создавали произведения преимущественно на темы, взятые из отечественной истории. В связи с этим наши писатели XVIII века проявляли значительный интерес к народной поэзии и народному языку.
      В русском классицизме с самого его возникновения отчетливее, чем на Западе, звучала критика недостатков общества. Характерно в этом смысле творчество поэта-сатирика А. Д. Кантемира (1708 — 1744), страстного защитника петровских реформ. Он высмеивал сторонников реакционной старины, обличал грубость нравов, суеверие и невежество. В сатире «К уму своему (На хулящих учение)» Кантемир выступает убежденным поборником просвещения, возмущаясь тем, что наука «Изо всех почти домов с ругательством сбита».
      Передовые русские писатели, в той или иной мере связанные с классицизмом, развивали патриотическую идею служения отечеству, пропагандировали высокие нравственные принципы гражданского долга и гуманного отношения к людям, создавали образы положительных героев, неспособных примириться с социальной несправедливостью. В художественной литературе второй половины XVIII века усилилось критическое отношение к абсолютной монархии, которая становилась препятствием на пути прогрессивного развития страны.
      Лучшее в наследии классицизма было воспринято литературой XIX столетия и творчески переработано прежде всего К. Ф. Рылеевым, А. С. Грибоедовым, А. С. Пушкиным.
     
      МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ЛОМОНОСОВ
      1711-1765
     
      Одним из основоположников русского классицизма в литературе был М. В. Ломоносов — великий ученый и выдающийся поэт.
      Роль Ломоносова в преобразовании литературного языка. Как просветитель Ломоносов был кровно заинтересован в развитии русской литературы, в доступности ее для возможно более широкого круга читателей. Он поставил перед собой задачу очищения и упорядочения русского литературного языка*.
      * Литературный язык — письменный язык общегосударственного или общенационального значения.
      Ломоносов установил, что в современном ему языке существуют три группы слов. В первую входят слова, употребительные как в старославянском, так и в русском языке, например: рука, слава, ныне. Вторая группа состоит из старославянских слов, которые в разговорной речи употребляются редко, но понятны каждому русскому человеку: отверзаю (отворяю), взываю (зову).
      К третьей группе относятся слова, используемые только в живом разговорном языке: пока, лишь, говорю, ручей и т. п.
      Различные сочетания слов из этих трех групп образуют речевые «штили» (стили): высокий, средний и низкий. «Высокий штиль» создается из слов первой и второй групп. Этим величественным, торжественным «штилем» Ломоносов советовал писать о важных, значительных событиях (героические поэмы, трагедии). «Средний штиль» складывается из слов первой и третьей группы. По мысли Ломоносова, он целесообразен в научных сочинениях, в стихотворных посланиях к друзьям. «Низкий штиль» состоит главным образом из слов третьей группы с некоторой примесью простонародных слов. Им, как указывал Ломоносов, можно писать комедии, песни, дружеские письма в прозе.
      Теория «трех штилей» имела демократический характер: она способствовала сужению области употребления старославянских слов, приблизила литературный язык к разговорному. Художественные и научные произведения, написанные в соответствии с требованиями этой теории, были доступны более широкому кругу читателей.
      Реформа стихосложения. В русской поэзии начала XVIII века господствовало силлабическое, то есть слогочисленное, стихосложение (название происходит от греческого слова syllabe — «слог»). В стихотворной строке выдерживалось одинаковое число слогов (чаще всего 13), с паузой (цезурой) в середине строки и с обязательным ударением на предпоследнем слоге последнего слова. Другие ударения в строке располагались свободно.
      Рассмотрим начало сатиры Кантемира «К уму своему», поставив ударения: (…)
      Уме недозрелый, плод недолгой науки!
      Покойся, не понуждай к перу мои руки…
      Теперь обозначим ударные слоги значком , неударные слоги — значком …, а цезуру — вертикальной линией. Получится такая схема: (…)
      Отсутствие закономерности в чередовании ударных и неударных слогов приводило к тому, что стихи мало отличались от прозаической речи.
      Ученый и поэт В. К. Тредиаковский (1703 — 1769) первым установил, что ударные слоги, расположенные в определенной системе, делают русский стих ритмичным и выразительным. Ломоносов продолжил и углубил реформу стиха, начатую Тредиа-ковским. Он разработал систему силлабо-тонического, или слогоударного, стихосложения. Эта система характеризуется одинаковым количеством слогов, равным числом ударений и правильным их чередованием в стихотворной строке. Как помним, в силлабо-тоническом стихосложении имеется пять основных размеров: хорей, ямб, дактиль, амфибрахий и анапест.
      Несомненная прогрессивность этого принципа стихосложения заключалась в том, что он действительно основывался на изучении особенностей русского языка, а также на опыте русского народно-песенного творчества.
      Стиль Ломоносова и его последователей приобрел стройность легкость, напевность и гармоничность звучания.
      Оды Ломоносова. Поэзия Ломоносова глубоко патриотична. Несмотря на исторически объяснимую ограниченность политических взглядов (приверженность просвещенному абсолютизму), он всегда чувствовал свою кровную связь с народом, ради народа трудился, для его блага совершал свои научные открытия.
      Основные темы поэтического творчества Ломоносова — это природа, ее научное познание, это родина, мир и деяния выдающихся людей — героев «славы вечной». Для воплощения этих больших тем требовался приподнятый язык, величавый стиль. И Ломоносов, согласно своим теоретическим взглядам, писал стихи преимущественно «высоким штилем». Излюбленным его жанром была ода.
      Особенности поэзии Ломоносова отчетливо выражены в «Оде на день восшествия на престол императрицы Елисаветы Петровны, 1747 г.». Ода начинается прославлением «тишины», то есть мира:
      Царей и царств земных отрада,
      Возлюбленная тишина,
      Блаженство сел, градов ограда,
      Сколь ты полезна и красна!
      Поэт хвалит Елизавету за то, что в начале ее царствования прекратились войны. Затем автор переходит к воспоминаниям об отце Елизаветы, Петре I, которого он считал идеальным монархом и национальным героем. Прибегая к олицетворениям, Ломоносов говорит о военных победах Петра, укрепивших могущество Русского государства:
      В полях кровавых Марс страшился,
      Свой меч в Петровых зря руках,
      И с трепетом Нептун чудился,
      Взирая на российский флаг…
      С чувством особого восхищения поэт вспоминает о том, что при Петре
      …божественны науки,
      Чрез горы, реки и моря,
      В Россию простирали руки..
      Он выражает надежду, что Елизавета будет следовать примеру отца и покровительствовать наукам. По существу ода Ломоносова содержит не столько похвалу, сколько урок Елизавете, которую поэт хочет видеть просвещенной царицей, заботящейся о благе отечества.
      Постепенно «парадное» изображение Елизаветы в оде Ломоносова тускнеет и на первый план выступает величественный образ России. Развертывается грандиозный пейзаж — мы видим гигантскую страну, омываемую морями и океанами. Перед мысленным взором читателя проходят далекий Север, горы Урала («верьхи Рифейски»), сибирская тайга, мощные реки Сибири, Дальний Восток, где Амур «в зеленых берегах крутится».
      Ломоносов призывает русское юношество к разработке природных богатств страны на благо народа. Для осуществления этой задачи необходимы упорный труд, целеустремленность, глубокие знания. Поэт уверен,
      Что может собственных Платонов И быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать.
      Ломоносов заканчивает оду гимном в честь науки:
      Науки юношей питают,
      Отраду старым подают,
      В счастливой жизни украшают,
      В несчастный случай берегут…
      Поэт выражает свои заветные мысли в монументальной, величавой форме, свойственной классицизму.
      Композиция оды, в соответствии с требованиями классицизма, отличается логической стройностью. Каждая из основных тем получает свое обоснование и подробное развитие, каждая новая мысль логически вытекает из предыдущей. Например, призывая Елизавету быть покровительницей просвещения, наук и ремесел, Ломоносов показывает, что страна, где она царствует, изумительно прекрасна и обладает неисчерпаемыми природными богатствами. Такую страну, по убеждению поэта, нельзя оставить во тьме невежества.
      Глубине и значительности содержания оды соответствует ее возвышенный язык. Торжественность речи достигается употреблением наряду с коренными русскими словами старославянских слов: «кроткий глас», «сей день», «воззри на горы превысоки».
      В оде много олицетворений, связанных с греко-римскими мифами. Мифологические образы олицетворяют собой понятия разума и науки (Минерва), войны и морской стихии (Марс, Нептун) . Поэт часто прибегает к метафоре, то есть употребляет слова в переносном значении: свойства одного предмета переносит на другой. Так, солнце у Ломоносова «во все страны свой взор возводит». Рядом с точными эпитетами (например, «пространная держава») в оде встречается много разнообразных метафорических эпитетов: «пламенные звуки», «наглы вихри», «сладчайший глас», «праведная печаль», азвучаща слава». Ода насыщена также гиперболами (приветствия Елизавете несутся «до звезд»; «Лена… брёги наконец теряет, Сравнившись морю шириной»).
      Сравнения, эпитеты, метафоры, олицетворения, гиперболы называются тропами. Тропы — это художественно-изобразительные средства языка. Тропы применяются писателем в соответствии с его творческим замыслом, с его пониманием задач литературы. Ломоносов в «Оде на день восшествия…» прославлял величие родины такими художественными средствами, которые представлялись ему наиболее убедительными. Построение и язык оды органически связаны с теми задачами, которые ставил перед собой поэт, с его взглядами на искусство.
      Значение деятельности Ломоносова. Велики заслуги гениального ученого и поэта в развитии русской литературы. Патриотические размышления Ломоносова, выраженные, по словам одного из его современников, «с пышностью, остротой и великолепием», наполнили русскую поэзию XVIII века глубоким содержанием. Главная идея его творчества — служение отечеству — вдохновляла передовых русских поэтов и писателей последующих эпох.
      Разработанная Ломоносовым система силлабо-тонического стихосложения до сих пор не утратила своей роли, она плодотворно используется в советской поэзии и служит основой для создания разнообразных стихотворных размеров.
     
      Расскажите об оде Ломоносова «На день восшествия…» как произведении классицизма. Как художественные преувеличения (гиперболы), метафоры и метафорические сравнения связаны с содержанием оды?
     
      Рекомендуемые книги
      Научно-популярная литература
      Морозов А. А. Михаил Васильевич Ломоносов. М., 1961; Муратов М. Ломоносов. М., 1960.
      Художественная литература
      Сизова М. Михайло Ломоносов. М., 1950; Андреев-Кривич С. А. Может собственных Платонов… Юность Ломоносова. М., 1968.
     
     
      ГАВРИИЛ РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН
      1743 — 1816
     
      Г. Р. Державин — крупнейший поэт XVIII века — был сыном мелкопоместного дворянина и прошел путь от рядового солдата Преображенского полка до крупного сановника. При Екатерине II он занимал ряд видных государственных постов и закончил службу в начале XIX века в должности министра юстиции. Его поэтическая деятельность также началась и достигла расцвета в екатерининское царствование.
      В начале творческого цути Державин, по его словам, стремился «подражать Ломоносову, но чувствовал, что талант его не был внушаем одинаковым гением, он хотел парить и не мог». Для Державина с его глубоко оригинальным дарованием было невозможно простое подражание даже великому художнику слова. В поэзии он шел иными путями, чем Ломоносов. К тому же Державин жил в другое время, наложившее особый отпечаток на его творчество.
      В последшою треть XVIII века Россия выдвинулась в ряд наиболее сильных мировых держав. Рост промышленности, торговли, увеличение городского населения — все это способствовало распространению просвещения, развитию художественной литературы, музыки, театра. Петербург все более приобретал облик царственно величавого города с «громадами стройными… дворцов и башен» (Пушкин). В строительстве дворцов, особняков и общественных зданий Петербурга и Москвы участвовали выдающиеся русские зодчие: В. Баженов, И. Старов, Д. Кваренги, М. Казаков. Большого совершенства достигли мастера портретной живописи: Д. Левицкий, В. Боровиковский, Ф. Рокотов.
      Укрепление Русского национального государства и развитие его культуры происходили в обстановке обострившихся классовых противоречий. Дворянская императрица (так называли Екатерину II) за годы своего царствования раздала помещикам более миллиона государственных крестьян, усилив тяжесть крепостного гнета.
      Крестьяне, угнетаемые помещиками, неоднократно восставали. В 1773 — 1775 годах единичные выступления крепостных против помещиков слились в мощное крестьянское движение под руководством Е. И. Пугачева. Повстанцы были разгромлены правительственными войсками, но «пуга-чевщипа» крепко запала в память русского общества.
      Острая политическая борьба отразилась и в художественной литературе. Классицизм во второй половине XVIII века по-прежнему занимает видное место, но в то же время переживает глубокий внутренний кризис. В новой общественной обстановке писатели этого направления не могли ограничиться «высокой» тематикой. Мир обездоленных людей властно напоминал о себе, заставляя художников слова размышлять о страданиях народа, о путях решения наболевших социальных вопросов. Характерно в этом смысле творчество Державина. С увлечением он воспевал победы русского оружия, великолепие Петербурга, пышные празднества придворной знати. Но в его поэзии явственно обнаруживались и критические настроения. По своим политическим взглядам Державин был убежденным сторонником просвещенной монархии и последовательным защитником крепостного права. Он считал, что дворяне представляют собой лучшую часть общества. Но поэт видел и темные стороны самодержавно-крепостнического строя.
      "Властителям и судиям". Державин был свидетелем крестьянской войны под водительством Емельяна Пугачева и, разумеется, понимал, что восстание было вызвано непомерным крепостническим гнетом и злоупотреблениями чиновников, грабивших народ. «Сколько я мог приметить, — писал Державин, — это лихоимство 1 производит в жителях наиболее ропота, потому что всякий, кто имеет с ними малейшее дело, грабит их».
      Служба при дворе Екатерины II убедила Державина в том, что и в правящих кругах господствуют лихоимство и вопиющая несправедливость. По характеру своему он был «горяч и в правде черт»; его возмущало злоупотребление властью, неправосудие. Державин, как и многие образованные люди того времени, наивно полагал, что строгое соблюдение законов, установленных в само-
      1 Лихоимство — взяточничество.
      державно-крепостническом государстве, может принести мир и покой стране, охваченной народными волнениями. В обличительной оде «Властителям и судиям» Державин гневно порицает властителей именно за то, что они нарушают законы, забыв о своем свяшенном гражданском долге перед государством и обществом.
      …Ваш долг — спасать от бед невинных,
      Несчастливым подать покров;
      От сильных защищать бессильных,
      Исторгнуть бедных из оков.
      Но, по словам поэта, «властители и судии»
      Не внемлют! — видят и не знают!
      Покрыты мздою очеса;
      * Очеса (устар.) — очи, глаза.
      Злодействы землю потрясают,
      Неправда зыблет небеса.
      В оде содержится прозрачный намек на то, что «злодействы» це пресекаются всесильным монархом.
      Цари! — Я мнил: вы боги властны,
      Никто над вами не судья;
      Но вы, как я, подобно страстны И так же смертны, как и я.
      Гражданский пафос оды встревожил Екатерину II, которая отметила, что стихотворение Державина «содержит в себе вредные якобинские замыслы».
      Обличительная ода «Властителям и судиям» стоит у истоков гражданской поэзии, развитой позднее поэтами-декабристами, Пушкиным, Лермонтовым. Недаром поэт-декабрист К. Ф. Рылеев писал, что Державин «был в родной своей стране Органом истины священной».
      "Памятник". Поэт считал, что люди, которых не вдохновляет и не волнует искусство, остаются глухи к добру, равнодушны к радостям и страданиям окружающих. Таких людей
      Ни слеза вдовиц не тронет,
      Ни сирот несчастных стон:
      Пусть в крови вселенна тонет,
      Был бы счастлив только оп…
      «Любителю художеств»
      По убеждению Державина, цель искусства и литературы — содействовать распространению просвещения и воспитанию любви к прекрасному, исправлять порочные нравы, проповедовать истину и справедливость. С этих позиций Державин подходит к оценке своего творчества в стихотворении «Памятник» (1796).
      «Памятник» — вольное переложение оды древнеримского поэта Горация (65 — 8 в. до н. э.). Державин не повторяет мыслей далекого предшественника, а высказывает собственную точку зрения на поэта и поэзию. Свое творчество он уподобляет «чудесному, вечному» памятнику.
      …Металлов тверже он и выше пирамид;
      Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
      И времени полет его не сокрушит.
      Спокойно, величаво, плавно льется шестистопный ямб. Неторопливый, торжественный ритм стиха соответствует важности темы. Автор размышляет о воздействии поэзии на современников и потомков, о праве поэта на уважение и любовь сограждан. Он высказывает уверенность, что имя его будет жить в сердцах и памяти «народов неисчетных», населяющих пространство «от Белых вод до Черных». Свое бессмертие поэт связывает с «родом Сла-вянов», то есть с русским народом:
      …И слава возрастет моя, не увядая,
      Доколь Славянов род вселенна будет чтить.
      В «Памятнике» Державин поясняет, в чем состоят его заслуги перед «родом Славянов» и отечественной литературой:
      …первый я дерзнул в забавном русском слоге
      О добродетелях Фелицы возгласить,
      В сердечной простоте беседовать о боге
      И истину царям с улыбкой говорить.
      В этой строфе «Памятника» Державин вспоминает свою оду «Фелица» (1782), посвящённую Екатерине II. В «Фелице» поэт новаторски соединил похвальную оду с язвительной сатирой, бичующей нравы придворных Екатерины. В рамках одного произведения он пользовался языковыми средствами высокого, среднего и’ низкого «штилей». Смелые нововведения в области поэтического языка Державин и называет «забавным русским слогом». Не только в «Фелице», но и в других его стихотворениях мы найдем немало слов и выражений, взятых из живой разговорной речи. В предисловии к одному из своих сборников поэт писал: «По любви к отечественному слову желал я показать его изобилие, гибкость, легкость».
      Державин свел поэзию с заоблачных высот, приблизил ее к жизни. Его произведения насыщены реальными приметами времени, конкретными подробностями, в которых запечатлен быг эпохи (в этом легко убедиться, читая «Фелицу»).
      С классицизмом поэзию Державина сближают попытки создания образа идеального монарха (в той же «Фелице»), высокий гражданский пафос обличения зла («Властителям и судиям»), воспевание «славы героев» в победных «громозвучных» одах, использование античной мифологии, многочисленных олицетворений, торжественный тон и величественные образы философских од «Бог» и «Водопад». Вместе с тем внимание к быту, «верность картин русской жизни» (В. Г. Белинский) в стихах Державина стали предвестьем реалистической поэзии XIX века.
      Державин сыграл видную роль в подготовке русской реалистической поэзии XIX века. По утверждению Белинского, он «заплатил слишком большую дань классицизму», но в то же время стремился «к верности изображения картин русской жизни».
     
      1. Какова роль Г. Р. Державина в истории русской литературы? В чем проявилось его новаторство в области литературного языка? 2. Как определяет Державин задачи поэзии и значение своего творчества в стихотворении «Памятник»? 3. Сравните по содержанию и языку рассмотренные вами оды Державина и Ломоносова.
     
      Рекомендуемые книги
      Западов В. А. Гаврила Романович Державин. М. — 1965.
     
     
      ДЕНИС ИВАНОВИЧ ФОНВИЗИН
      1745 — 1792
     
      Реалистические тендепции, накапливавшиеся внутри классицизма, отчетливо проявились в творчестве Д. И. Фонвизина.
      Д. И. Фонвизин родился в семье небогатого дворянина. Окончив гимназию, будущий писатель поступил на философский факультет Московского университета. Оттуда еще до окончания курса даровитый молодой человек был направлен переводчиком в Коллегию иностранных дел и переехал в Петербург. Коллегией руководил Никита Иванович Панин, один из умнейших сановников XVIII века, вождь либерального дворянства, настроенного оппозиционно по отношению к екатерининскому режиму. Близость к Панину, у которого Фопвизип работал в качестве секретаря, оказала значительное воздействие на формирование политических взглядов писателя.
      Литературная деятельность Фонвизина началась на студенческой скамье. Уже в первых его самостоятельных литературных опытах проявилась склонность к политической сатире. Широкую известность принесла Фонвизину комедия «Бригадир» (1768), в которой он высмеял отсталость, бескультурье поместных дворян и вместе с тем осудил преклонение столичной дворянской молодела! перед ипострашцпной.
      Оппозиционные настроеппя драматурга резко усилились под влиянием событий Крестьянской войны 1773 — 1775 годов. Размышляя об этих событиях, он пришел к выводу, что самодержавно-крепостническое государство «требует немедленного врачевания». Писатель справедливо полагал, что крепостное право тормозит экономическое и культурное развитие России, вызывает массовые крестьянские восстания. Правительственные реформы, предусматривающие смягчение крепостного права, он считал назревшей необходимостью.
      Оставаясь в принципе сторонником просвещенного абсолютизма, Фонвизин в своих художественных произведениях обличал деспотизм Екатерины, ее внутреннюю политику, направленную на сохранение и укрепление неограниченной власти помещиков над крепостными крестьянами.
      Комедия "Недоросль". Лучшим произведением Фонвизина явилась комедия «Недоросль» (1782); в ней были поставлены острые социальные вопросы, волновавшие прогрессивно настроенную дворянскую интеллигенцию второй половины XVIII века.
      Фонвизин подчипил композицию пьесы правилу трех единств. События происходя! в течение одних суток и в одном месте — в усадьбе помещицы Простаковой. Отрицательным персонажам противопоставляются положительные герои.
      В комедии есть элемепты традиционной любовной интриги (таковы, например, взаимоотношения Софьи с ее тремя женихами — Милоном, Скотипиным, Митрофаном). Заметим, однако, что Скотинину и Митрофану чужды сердечные увлечения. Их сводит с ума пе Софья, а ее богатство. И суть пьесы не в любовной интриге, а в столкновении передовых, просвещенных дворян с невежественными, «злонравными» крепостниками Простако-выми — Скотинипыми.
      По словам В. Г. Белинского, Фопвизин правдиво изобразил крепостническую действительность, выставил ее «как бы па позор, во всей наготе, во всем ужасающем безобразии…».
      «Злонравные» помещики Простакова и Скотинин смотрят на крепостных как на скот. Скотинин все убытки «дерет с своих же крестьян» и потому считается в околотке «мастером» по сбору оброков. Простакова жалуется брату: «С тех пор как все, что у крестьян ни было, мы отобрали, ничего уже содрать не можем. Такая беда!» Нетрудно представить и попять, в каких условиях живут тягловые 1 крестьяне этих помещиков.
      1 Крепостной крестьянин, обложенный барщиной или оброком.
      Еще более безотрадна жизнь дворовых слуг, превращенных Простаковой в рабов, утративших даже человеческие имена. «Собачья дочь», «старая хрычовка», «бестия» — так называют «господа» верную служанку Еремеевну. Грубая брань, побои, надругательства — обычное явление в помещичьем доме. «С утра до вечера, как за язык повешена, рук не покладаю: то бранюсь, то дерусь; тем и дом держится», — доверительно сообщает Простакова чиновнику Правдину.
      Поместное дворянство, как явствует из комедии, забыло о чести, совести, гражданском долге, с тупым пренебрежением относится к культуре и просвещению.
      В речах и действиях положительных персонажей пьесы явно осуждается самодержавно-крепостнический режим в той форме, какую он принял в царствование Екатерины. Стародум в разговоре с Правдиным резко выступает против «двора», т. е. высших сановников государства и самой царицы (д. III, явл. 1). В финале комедии чиновник Правдин по своей инициативе («из собственного подвига сердца») берет «в опеку… дом и деревни» Простаковой.
      В финале пьесы, как и полагалось в классицистских комедиях, зло наказывается, а добродетель торжествует. Однако этот финал обусловлен не только правилами классицизма. По мысли автора, бесчеловечие помещиков должно неминуемо привести их к полному краху. Фонвизин наглядно показал правительству, как надо поступать с жестокими помещиками.
      Комедия «Недоросль» находится у истоков русской реалистической литературы. В пьесе Фонвизина — все русское, национальное: тема, сюжет, социальный конфликт и характеры действующих лиц. Идейная направленность произведения обусловлена временем, особенностями русской жизни и прогрессивным общественным движением второй половины XVIII века. Великая заслуга Фонвизина состоит в том, что он увидел зависимость поведения, характеров людей от среды, в которой они живут и действуют. Эгоизм и жестокость Простаковых — Скотининых сформировались в условиях крепостнической действительности. Воспитание недоросля Митрофана — еще более убедительный пример того, что среда, условия жизни в значительной мере определяют поведение человека в обществе и его взгляды на жизнь.
      Рисуя отрицательных персонажей, драматург избегает односторонности, схематизма. Так, Простакова не только невежественная и беспощадно жестокая помещица, но и властная жена, и любящая мать. Особенности характера Простаковой раскрываются не только в поступках, но и в ее речи, одновременно грубой и льстивой, хитрой и наивной.
      Характеры положительных героев комедии во многом еще условны, схематичны. Им не хватает той жизненности, естественности, которые присущи, например, образам крепостников и дворовых слуг, прежде всего — Простаковой и Еремеевны. И все же взгляды Стародума и его единомышленников находили горячий отклик в сердцах прогрессивно настроенных современников драматурга — так велика была притягательная сила смелых и правдивых речей, звучавших со сцены театра.
      Постановка комедии «Недоросль» на петербургской сцене (1782) была крупным событием русской театральной жизни. Публика пришла в такой восторг, что бросала на сцену кошельки с деньгами, чтобы вознаградить актеров за их игру.
      Московские актеры долгое время опасались играть «Недоросля», боясь мести дворян. Но к величайшему негодованию разоблаченных крепостников, произведение Фонвизина прочно утвердилось в репертуаре русских театров. Комедия «Недоросль» ставится и в наши дни.
      Фопвизин явился предшественником Грибоедова и Гоголя. Анализируя «Недоросля», «Горе от ума» и «Ревизора», Белинский отметил, что эти произведения «сделались народными драматическими пиесами».
      Судьба Фонвизина. Сатирическая комедия «Недоросль» вызвала неудовольствие Екатерины II, что не замедлило отразиться на служебном положении писателя. Незадолго до смерти опального вельможи Н. И. Панина 38-летний Фонвизин был принужден выйти в отставку. Он решил всецело посвятить себя литературной деятельности. Но на этом поприще его подстерегали неудачи. Попытки Фонвизина печатать сатирические произведения оказались безуспешными. Ему удалось опубликовать лишь «Челобитную российской Минерве 1 от российских писателей». К «Челобитной…» он приложил «Всеобщую придворную грамматику». Вот примеры вопросов и ответов из «Грамматики»:
      Вопрос. Что есть Придворная Грамматика?
      Ответ. Придворная Грамматика есть наука хитро льстить языком и пером.
      Вопрос. Что есть придворный падеж?
      Ответ. Придворный падеж есть наклонение сильных к наглости и бессильных к подлости…
      «Придворная Грамматика» была запрещена и распространилась среди читателей только в списках. Фонвизип окончательно впал в немилость. Произведения, написаппые им после 1783 года, были опубликованы через много лет после его копчины.
      Уроки, преподанные Фонвизиным Екатерине II в «Недоросле» и в «Придворной Грамматике», свидетельствуют о большом гражданском мужестве писателя. А. С. Пушкин высоко оценил благородную деятельность выдающегося драматурга и публициста, назвав его «сатиры смелым властелином», «другом свободы».
      4 Минерва — античная богиня мудрости. Российской Минервой названа Екатерина II.
     
      1. Каковы жизненные цели Простаковых — Скотининых? 2. В чем значение образа Стародума? 3. Как вы понимаете выражение: «Вот злонравия достойные , плоды» ? 4. В чем Фонвизин следует правилам классицизма и в чем от них отступает? 5. Раскройте смысл слов Пушкина о Фонвизине: «сатиры смелый властелин».
     
      Рекомендуемые книги
      Муратов И. В. Денис Иванович Фонвизин. М. — 1953; Кулакова Л. И. Денис Иванович Фонвизин. Биография писателя. М. — Л., 1966.
     
     
      АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ РАДИЩЕВ
      1749-1802
     
      Мы видели, что во второй половине XVIII века русская литература, отстаивая передовые идеалы эпохи, тем самым выступала против отдельпых сторон самодержавного строя — против помещичьего произвола, против злоупотребления властью. Но никто из писателей этого времени не сделал таких решительных, подлинно революционных выводов из наблюдений над действительностью, как А. Н. Радищев, сумевший стать выше интересов своего класса. Фонвизин, как и Державин, полагал, что просвещенный монарх способен положить конец преступлениям власть имущих. Радищев был убежден в том, что «самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние».
      Жизненный путь Радищева. Александр Николаевич Радищев родился в 1749 году в дворянской семье. Раннее детство будущего писателя прошло в селе Верхнее Аблязово Саратовской губернии, где находилось имение родителей. Его первыми воспитателями были дворовые слуги. От своего первого учителя, крепостного дядьки, мальчик слышал предания о мстителе за народ — атамане казацкой вольницы Степане Разине. От крепостных слуг ребенок узнавал о жестоких нравах соседних помещиков, об их издевательствах над крестьянами. Все это рождало в душе мальчика ненависть к угнетателям парода.
      В 1762 году Радищев поступил в Петербургский пажеский корпус — привилегированное учебное заведение для детей из аристократических семейств. Йажи часто дежурили в императорском дворце. Расточительная роскошь царских увеселений, угодничество высокопоставленных лиц перед Екатериной II — все это прошло перед глазами вдумчивого подростка и пробудило в нем отвращение к придворным нравам.
      В числе лучших учепиков пажеского корпуса Радищев был отправлен в Лейпциг (Германия) для изучения юридических наук. В Лейпцигском университете русские юноши занимались очепь серьезно; они мпого читали, горячо обсуждали новые книги, спорили о политике, философии, литературе.
      Радищев увлекся произведениями французских философов — Дидро, Вольтера, Руссо.
      Это были «великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближавшейся революции» и «сами выступали крайне революционно» (Ф. Энгельс). Книги великих просветителей привлекли внимание Радищева страстной защитой человеческих прав, резкими выпадами против классового неравенства и религиозного дурмана.
      Из Лейпцигского университета Радищев вышел человеком разносторонних знаний и твердых убеждений.
      В 1771 году Радищев и его товарищи возвратились в Россию. Но нерадостными были их первые впечатления от встречи с родиной, где по-прежнему господствовали крепостнические порядки. Радищеву пришлось запяться протоколированием судебных дел в сепате. Скромная эта деятельность была примечательна лишь тем, что позволила молодому юристу увидеть изнанку тогдашпей русской действительности. Перед ним прошли десятки дел об истязаниях крестьян, о вопиющих преступлениях помещиков. Радищев неоднократно был свидетелем несправедливо мягких приговоров, выносимых жестоким помещикам, и огорчался, что не может помешать баззакопиям.
      Служба в сенате 1 противоречила убеждениям Радищева. Вскоре он перевелся в штаб петербургского градоначальника, а оттуда — в коммерц-коллегию 2. Начальник коллегии граф А. Р. Воронцов, высокообразованный человек, либерал, ценил выдающиеся способности Радищева, его кристальную честность.
      Литературная работа Радищева началась вскоре после возвращения из-за грапицы. Он сблизился с передовыми деятелями литературы, особенно с Н. И. Новиковым, издателем сатирических журналов. Вместе с Новиковым Радищев готовил к печати произведения прогрессивных писателей и философов Запада. Кроме того, он писал стихи и политические трактаты, работал над большой критико-биографической статьей «Слово о Ломоносове». Во всех произведениях Радищев защищал идею политической свободы и осуждал самодержавную власть.
      1 Сенат - высшее правительственное учреждение.
      2 Номмерц-коллегия — правительственное учреждение, ведавшее делами торговли.
      Передовые взгляды писателя окончательно созрели и укрепились в период событий Крестьянской войны 1773 — 1775 годов. Дворянин Радищев глубоко понял историческую справедливость, закономерность крестьянского восстания.
      Итогом многолетних наблюдений и глубоких раздумий писателя стала его книга «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790). Петербургский обер-полицмейстер разрешил печатать ее. приняв за невинные путевые записки. Впоследствии А. С. Пушкин метко сказал: «Радищев, рабства враг, цензуры избежал». «Путешествие…» вышло анонимно, небольшим тиражом. В продажу писатель направил только 25 экземпляров книги. Но и этого оказалось достаточно, чтобы весть о небывало крамольном произведении облетела Петербург.
      «Путешествие…» было прочитано и Екатериной II. С раздражением царица писала, что книга распространяет «яд французский» (имея в виду бушевавшую в те годы во Франции буржуазную революцию). Разгневанная императрица отдала приказ о розыске и аресте опасного сочинителя. Радищев был брошей в один из казематов Петропавловской крепости. И на следствии, и на суде его упорно допрашивали, имел ли он сообщников. Писатель никого не назвал. В июле 1790 года сенат приговорил Радищева к смертной казни «посредством отсечения головы». Екатерина II, опасаясь потерять в Европе репутацию просвещенной императрицы, заменила смертный приговор ссылкой в Сибирь на десять лет. Больного, закованного в кандалы писателя повезли в далекий сибирский город Илимск.
      По пути в ссылку Радищев написал стихотворение, в котором утверждал неизменность своих взглядов, присягал на верность передовым идеям:
      Ты хочешь знать: кто я? куда я еду?
      Я тот же, что и был и буду весь мой век
      Не скот, не дерево, не раб, но человек!..
      Потянулись тяжкие годы илимской ссылки. Радищев не бездействовал: он изучал быт и нравы жителей Сибири, писал стихи и философские произведения, учил крестьянских детей и даже,; по его словам, «сделался местным лекарем и костоправом».
      В 1797 году новый царь, Павел I, разрешил Радищеву вернуться в Европейскую Россию. Радищев поселился в имении Немцово Калужской губернии. За опальным писателем был установлен строжайший надзор.
      В начале XIX века, после вступления на престол Александра I, в стране ожидались политические реформы. Была учреждена государственная комиссия по пересмотру существующих законов. Членом ее являлся друг и бывший начальник Радищева А. Р. Воронцов, который и привлек к работе «опасного вольнодумца». Радищев прибыл в Петербург воодушевленный открывшимися перед ним перспективами. Он верил, что «мрачные тени позади, впереди их солнце». Но очень скоро писатель понял, что никаких серьезных изменений в стране не будет допущено, что ему не удастся пробить стену дворянского консерватизма. Он был глубоко разочарован, нравственно измучен. Тяжелое душевное состояние толкнуло Радищева к самоубийству. Приняв яд, он скончался 11 сентября 1802 года.
      Незадолго до смерти Радищев сказал: «Потомство за меня отомстит». И потомство не забыло жизненного подвига писателя-революционера. Высоко чтили своего предшественника декабристы. А. С. Пушкин с гордостью отметил: «Вослед Радищеву восславил я свободу». В статье «О национальной гордости великороссов» (1914) В. И. Ленин писал: «Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс…» В этом высказывании В. И. Ленина выявлена связь и преемственность разных поколений русских революционеров.
      "Путешествие из Петербурга в Москву". Революционные идеи Радищева наиболее полно выражены в «Путешествии из Петербурга в Москву» (1790). Образно характеризуя русское самодержавие, Радищев поставил эпиграфом к своему произведению стих из поэмы В. К. Тредиаковского «Тилемахида»: «Чудище обло, озорно, огромно, стозёвно и лаяй». Эпитеты к слову чудище означают: обло — круглое, жирное; озорно — творящее безобразия, беззакония; стозёвно — имеющее сто глоток, жадное, ненасытное; лаяй — лающее, ругающееся. В предисловии автор указывает причину, побудившую его писать: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвления стала».
      Книга Радищева написана в форме путевых заметок, а главы ее поименованы названиями тех почтовых станций, на которых останавливался герой-путешественник. Это дало автору возможность широко охватить русскую действительность конца XVIII века. Перед читателем предстают люди всех слоев общества: поместные и служилые дворяне, чиновники-разночинцы, дворовые слуги, крепостные крестьяне. Форма путевого дневника позволила Радищеву глубоко раскрыть мысли, чувства, переживания путешественника, передать его впечатления от увиденного.
      Екатерина II утверждала, что «лучшей судьбы наших крестьян у хорошего помещика нет во всей вселенной». Эту насквозь лживую мысль развенчал в своей книге Радищев. Крестьяне, справедливо утверждает он, отданы в кабалу помещикам: «Се жребий заклепанного во узы… се жребий вола во ярме».
      В главе «Любани» рассказано о встрече путешественника с крепостным крестьянином, который вынужден все шесть дней недели работать на барщине. Чтобы обеспечить пропитание своей семье, он трудится и в праздники, и в лунные ночи. Крестьянин мечтает о том, чтобы с него брали оброк: «Правда, что иногда и добрые господа берут более трех рублей с души, но все лучше барщины». Варварская эксплуатация крестьян производит на путешественника такое гнетущее впечатление, что, оставшись наедине с собой, он мыслеппо восклицает: «Страшись, помещик жестокосердый, на челе каждого из твоих крестьян вижу твое осуждение».
      В главе «Пешки» открывается поразительное зрелище крестьянской нищеты. Вместе с радищевским героем-путешествен-ником читатель видит тесную, задымленную избу, жалкую крэ-стьянскую одежду («посконная рубаха, обувь, данная природою, онучки с лаптями для выхода»). Пища крестьян — хлеб «из трех четвертей мякины и одной части песенной муки»; сахар для них — «боярское кушанье».
      Сила книги Радищева не только в обличении крепостного права. Важно и другое: писатель показывает, что русский крестьянин не стал рабом по натуре. Крестьяпе умны, предприимчивы, они не утратили человеческого достоинства, способны к протесту против насилия и угнетения. В главе «Едрово» герой-путешественник взволнованно восклицает: «Нет, нет, он (крестьянин) жив, он жив будет, если того восхочет!» Эта мысль очень существенна. В ней утверждается нравственная сила русского народа и его святое право на восстание против угнетателей.
      Радищеву были хорошо известны грозные события Крестьянской войны 1773 — 1775 годов. Об этих событиях он с беспощадной прямотой напоминает дворянству, угрожая ему новым Пугачевым: угнетенные «ждут случая и часа. Колокол ударяет… Мы узрим окрест нас меч и отраву. Смерть и пожигание нам будут посул за нашу суровость и бесчеловечие» (глава «Хотилов»).
      Особое место в «Путешествии…» занимает глава «Спасская по-лесть», посвященная обличепию «чудища стозевна» — самодержавной власти. Основная часть «Спасской полести» построена как развернутая аллегория (иносказание). Путешественнику приснилось, что он царь, окруженный раболепными придворными. Царедворцы подобострастно ловят каждое его слово, каждый взгляд. Все безудержно восхваляют монарха за то, что он «усмирил внешних и внутренних врагов, расширил пределы отечества», восхищаются милосердием самодержца, его справедливостью. Но вот появляется скромно одетая женщина Прямовзора, которая называет себя Истиной, и снимает пелену с глаз царя. Что же видит он? Оказывается, одеяния его, «столь блестящие… замараны кровию и омочены слезами»; на перстах у него «остатки мозга человеческого», ноги стоят в тине. Во взорах окружающих — «хищность, зависть, коварство и ненависть». Военачальники и министры утопают «в роскоши и веселии», вместо того чтобы исполнять свой долг.
      Речь в этой аллегории идет о екатерининском царствовании, внешне блистательном, а по сути своей несущем народу неисчислимые бедствия.
      В «Путешествии…» Радищев показывает, что самодержавие и власть помещиков над крестьянами могут быть уничтожены только насильственным путем. В главу «Тверь» писатель включил свою оду «Вольность». В ней дана впечатляющая картина народного восстания:
      Возникнет рать повсюду бранна,
      Надежда всех вооружит;
      В крови мучителя венчаина Омыть свой стыд уж всяк спешит.
      Восставшие, захватив власть, вершат строгий суд пад царем-пре-ступником, забывшим о своем долге перед пародом. Суровый приговор грозных мстителей гласит: «Умри! умри же ты сто крат!»
      Оду «Вольность» Екатерипа II признала «совершенно явно и ясно бунтовской, где царям грозится плахою…».
      Радищев поставил свое дарование па службу народу. Писатель сделал именно народ центральным героем «Путешествия из Петербурга в Москву» — самой яркой своей книги.
      Народ в изображении Радищева — пе безликая масса. Каждое действующее лицо «Путешествия…» наделено своими отличительными чертами. Вдумчивый читатель запомнит и пеутомимого кре-стьянина-пахаря («Любани»), и скромную, но гордую девушку Анюту («Едрово»), и крепостного интеллигента, предпочитающего двадцатипятилетнюю солдатскую службу унизительному существованию дворового слуги («Городня»), и многих других ге-роев-крестьян, очерчепных писателем достоверно и убедительно.
      Писатель-революционер в созданных им художественных образах раскрыл зависимость взглядов и поступков человека ог социальных условий. На страницах «Путешествия…» мы встречаем не только сильных духом крестьяи-тружепиков, но и кре-стьян-холопов, развращенных крепостным правом. И дворянская среда, по мысли писателя, порождает не одних лишь «пиявиц ненасытных», но и критически мыслящих, гуманных людей, способных подняться над интересами своего класса и идейно порвать с ним.
      Осуждение уродливого быта и развращенных нравов самодержавно-крепостнической России перазрывпо связано у Радищева с поисками правды и красоты. Высокую красоту писатель находил в трудовой деятельности народа, в нравственном облике труженика, создателя материальных и культурных ценностей.
      В «Путешествии…» уделяется значительное внимание «волнениям сердца». Эта особенность нашла отражение и в языко
      книги, во внутренних монологах путешественника, в риторических вопросах, обращениях и восклицаниях.
      В книге Радищева еще немало славянизмов: окрест (вокруг), мраз (мороз), вещаю (говорю), ведаешь (знаешь) и т. п. Пользуясь приемами ораторского красноречия, характерными для его времени, Радищев вводил в текст славянизмы именно там, где хотел достигнуть возвышенного, торжественного звучания художественного слова. И все же в «Путешествии…» преобладает живой русской язык, на котором говорило большинство современников писателя.
      Обращение Радищева к народному языку позволило ему воспроизвести стиль крестьянской речи, точной и выразительной: «Да хотя растянись на барской работе, и то спасибо не скажут»; «Небось, барин, не захочешь в мою кожу» («Любани»). Порой крестьянская речь в передаче Радищева близка к песне, печальной и заунывной.
      Автор «Путешествия…» ясно сознавал новаторское значение своих творческих исканий. Не только в области общественной мысли, но и в художественной литературе ему пришлось
      Дорогу проложить, где не бывало следу,
      Для борзых смельчаков и в прозе и в стихах.
      Радищев явился одним из зачинателей критического реализма, правдивого отражения жизни в русской литературе, предшественником великих русских писателей XIX века.
     
      1. Определите различие в изображении картин жизни помещиков и
      крестьян в произведениях Фонвизина и Радищева. 2. Чем была опасна книга Радищева для самодержавия и крепостничества?
     
      Рекомендуемые книги
      Научно-популярная литература
      Муратов М. Жизнь Радищева. М. — JL, 1950; Кулакова Л. И., 3ападов В. А. А. Н. Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву», Комментарий. Л., 1974.
      Художественная литература
      Форш Ольга. Радищев.
     
     
      ЛИТЕРАТУРА ПЕРВОГО ПЕРИОДА РУССКОГО ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ 1
      1 Этот период заканчивается в 60-е годы XIX века. В учебнике рассматривается русская литература до 40-х годов XIX века.
     
      После убийства в 1801 году Павла I на престол вступил его сын, Александр I. Напуганный ростом народных волнений, появлением революционных идей и недовольством либерально наслоенных кругов дворянства, новый царь несколько смягчил цензурный устав, вновь разрешил частные типографии, закрытые Павлом I, возвратил из ссылки некоторых политических деятелей, разрешил помещикам освобождать крепостных крестьян с землей (за выкуп).
      Создавалось впечатление, что царь готовит проекты законов, которые принесут народу освобождение от многих тягот. Однако планы государственного преобразования не были реализованы. Под нажимом реакционного дворянства автор либеральных проектов М. М. Сперанский в 1812 году был сослан. Либерализм Александра I оказался призрачным.
      Отечественная война 1812 года, вызвала общенациональный подъем: нужно было отстоять независимость отчизны. «Крестьяне безропотно вступали в ряды ополчения, дворяне… брались за оружие; купцы жертвовали десятую часть своих доходов», — писал А. И. Герцен.
      Завершилась победой Отечественная война, и крестьянин «возвратился в свою общину, к своей сохе, к своему рабству. Ничто для него не изменилось, ему не пожаловали никаких льгот в благодарность за победу, купленную его кровью. Александр подготавливал ему в награду чудовищный проект военных поселений» (Герцен).
      Оказавшись в роли победителя, Александр I окончательно сбросил с себя маску либерального монарха.. Реакцию возглавил военный министр Аракчеев, тупой и жестокий чиновник. Он создал особую форму организации и содержания армии — военные поселения. Это вызвало усиление крестьянских и солдатских волнений.
      Духом возмущения и протеста против самодержавия и крепостничества все более и более проникалась прогрессивная дворянская интеллигенция. Блестящая победа России в Отечественной войне не заслонила, а обострила в сознании передовых дворян противоречия русской жизни. Позднее декабристы называли себя детьми 1812 года. «…Наполеон вторгся в Россию, и тогда-то народ русский впервые ощутил свою силу, тогда-то пробудилось во всех сердцах чувство независимости, сперва политической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России», — писал декабрист А. Бестужев. Тяжкое иго самовластья пробуждало протест, стремление к активной борьбе. Вопрос о необходимости переустройства России стал основным вопросом времени. Началось тайное объединение революционных сил. В 1816 году был основан «Союз спасения», в 1818 — «Союз благоденствия».
      Всех будущих декабристов объединяла ненависть к самодержавию и крепостному праву, но единой программы у них не было. Существовали различные мнения о формах борьбы и переустройства России; одни стояли за конституционную монархию, другие — за республиканский образ правления.
      Движение декабристов закончилось восстанием 14 декабря 1825 года, которое было жестоко подавлено. Пят декабристов — П. И. Пестель, К. Ф. Рылеев, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский — были приговорены к повешению, многие участпики восстания были отправлены на каторгу и в ссылку.
      Декабристы были первыми, кто сознательно и организованно выступил против самодержавно-крепостнического строя. В этом их огромная историческая заслуга перед народом.
      С этим первым периодом русского освободительного движения связано творчество писателей-декабристов, Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Герцена и выдающегося критика Белинского.
     
      ЛИТЕРАТУРА ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА
     
      Декабризм вылился в форму широкого общественного движения, которое охватило все стороны умственной жизни России первой четверти XIX века и оказало влияние на дальнейшее развитие русской общественной мысли. Идеи декабристов оставили глубокий след в философии, искусстве, литературе и развивались в борьбе с реакционными политическими и литературно-критическими воззрениями.
      В борьбе за старый строй, за старые формы искусства и литературы воинствующие позиции в начале XIX века занимали
      литераторы, подражавшие великим писателям XVIII века, по неспособные творчески развивать их традиции. Их идейным вдохновителем стал литератор А. С. Шишков. В 1811 году по его инициативе организовалось общество «Беседа любителей русского слова».
      Участники «Беседы» предпочитали псторические темы. Но, обращаясь к событиям русской истории, они выделяли как национальные черты русского народа глубокую религиозность, покорность законам, любовь к царю. Произведения участников «Беседы» были архаичны и по содержанию, и по языку и не имели успеха. Приверженность к устаревшим лптературпым и языковым формам не отвечала запросам времени. В 1816 году «Беседа» распалась.
      В противовес «Беседе» сторонники нового направления в литературе организовали в 1815 году общество «Арзамас». В него вошли В. А. Жуковский, А. И. Тургенев, П. А. Вяземский,
      В. Л. Пушкин (дядя А. С. Пушкина), К. Н. Батюшков и другие, позднее к ним присоединились А. С. Пушкин и будущие декабристы Н. И. Тургенев и М. Ф. Орлов.
      «Арзамасцы» демонстрировали свой либерализм, свободомыслие. Председатель (президепт) общества выбирался тайным голосованием на каждое собрапие и вел заседание одетым в красный колпак (красный колпак посили якобинцы — паиболее передовые участники французской революции 1789 года). Принятое тогда обращение «господа» было замепено более демократическим «граждане».
      «Арзамасцы» дружно боролись с «шишковистами», единодушно отстаивали новое направление в литературе. Однако члены «Арзамаса» принадлежали все же к различным течениям. Так, поэзия Жуковского существенно отличалась от гражданской поэзии Вяземского и особенно молодого Пушкина. Н. И. Тургенев и М. Ф. Орлов попытались связать деятельность «арзамасцев» с политической борьбой дворянских революционеров. Но для большинства членов общества такое направление было неприемлемо. В начале 1818 года «Арзамас» прекратил свое существование.
     
      РОМАНТИЗМ
     
      «Термин романтизм, романтическое искусство ведет свое происхождение от прилагательного романический, в свою очередь происходящего от слова роман. Им еще в XVII веке на Западе обозначали такие произведения, которые представлялись настолько отдаленными от жизни, что то, о чем в них говорилось, можно было представить себе не в действительности, а лишь в книге», — пишет советский ученый Л. И. Тимофеев А
      В начале XIX века слово романтизм стало употребляться как термин, обозначающий литературное направление, во многом отличное от классицизма.
      11 Несколько ранее, нем в России, романтизм зародился на Западе и в каждой стране имел свои особенности. В Западной Европе романтизм панал складываться после французской буржуазной революции 1789 года. Прогрессивные писатели и общественные деятели Запада были не удовлетворены результатами революции, которая не принесла желаемой свободы и социальной справедливости. Писатели-романтики, отрицая действительность, мечтали о лучшем будущем, звали своих читателей к борьбе за переустройство общества, их героями были бунтари, борцы за справедливость. Другие писатели предпочитали уйти от не удовлетворявшей их действительности в мир туманных мечтаний, грез, порой в потусторонний мир чудесного, божественного, мистического
      Как направление в русской литературе романтизм возник в первые десятилетия XIX века и был связан с новыми общественными и эстетическими идеалами, рожденными первым периодом русского освободительного движения. Но русские писатели начала XIX века по-разному относились к движению, которое возглавили дворянские революционеры. Это обусловило сложность и противоречивость идейной направленности русского романтизма.
      Выдающимися революционными романтиками первой трети XIX века были Байрон и Шелли (Англия), Гюго (Франция), Мицкевич (Польша). В России революционный романтизм наиболее ярко проявился в творчестве поэтов-декабристов, а также Пушкина и Лермонтова. Романтизм в творчестве Жуковского принял несколько иной характер. 1
      1 Мистическое (от греч. mystica — «таинство») — нечто сверхъестественное, связанное с верой в возможность общения человека с «потусторонним миром».
      Для романтизма характерно расхождение между мечтой и действительностью. Прогрессивные романтики мечтали о лучшем будущем, призывали к борьбе за него, хотя ясно и не представляли пути преобразования общества. Другие, как говорил критик Писарев, шли в «сторону» от «естественного хода событий».
      v Главным признаком романтических произведений является стремление писателя выразить свою мечту, свое представление о том, каковы должны быть жизнь и люди. Романтик не удовлетворен действительностью, разочарован в ней и, мечтая о лучшем, создает образы и картины жизни, отвечающие его идеалам. Он изображает исключительные, особенные характеры, которым соответствует исключительность обстановки, обстолтельств.Д Здесь и проявляет свои необыкновенные качества герой произведения.
      Романтики часто обращали свои взоры к прошлому: они искали в нем людей необычных, совершивших подвиг во имя свободы.
     
      Однако, как правило, они не столько рисовали исторически достоверные образы, сколько наделяли их тем, о чем сами мечтали в настоящем. Прошлое, таким образом, представало перед читателями в субъективной оценке романтиков, еще не видевших зависимости характера человека от социально-исторических условий. Их герои чаще всего действуют вне быта, вне социального окружения.
      VB отличие от классицистов романтики требовали полной свободы творчества, стояли за использование самых различных литературных жанров, видоизменяли старые и создавали новые. Так, они смело ввели в эпическую поэму лирический элемент и по существу создали новый литературный жанр — поэму лиро-эпичеекую. Дреобладание в романтических произведениях лирического, личного начала. В отличие от произведений классицизма стало их существенной особенностью. В романтических произведениях нередко звучит страстная исповедь автора, что придает " произведению приподнятость, эмоциональность всего тона и языка.
      Романтическое произведение обычно строится на необыкновенных и даже фантастических событиях составляющих основу сюжета. Композиции свойственны резкие контрасты, противопоставления Автор ставит героев в острые, необычные положения, в которых с особенной яркостью проявляются черты их характера. Природа, на фоне которой происходит действие, воспроизводится обычно в причудливых, контрастных, ярких красках, действие нередко переносится в далекие страны, проходит в необычной, диковинной обстановке.
     
     
      ВАСИЛИЙ АНДРЕЕВИЧ ЖУКОВСКИЙ
      1783 — 1832
     
      «Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль» — так сказал о Жуковском Пушкин, который, считая себя его учеником, высоко ценил мастерство поэта и любил его как человека. Жуковский оставался другом Пушкина всю жизнь, был его заступником перед царем, позднее — тяжело пережил трагическую гибель своего великого собрата по перу.
      «Пленительная сладость», музыкальность стихов Жуковского в разные времена привлекала композиторов. К его поэзии обратился и П. И. Чайковский — дуэт Лизы и Полины в «Пиковой даме» он сочинил на слова Жуковского:
      Уж вечер… облаков померкнули края,
      Последний луч зари на башнях умирает…
      …Получив хорошее образование, отлично владея иностранными языками, Жуковский рано начал писать стихи и переводить
      иностранных поэтов. Сам он считал началом своего поэтического пути перевод произведения английского поэта Грея «Сельское кладбище» (1802). Это и начало переводческой деятельности поэта, которой он занимался всю жизнь и благодаря которой русские читатели познакомились со многими древними и современными Жуковскому иностранными поэтами. Он переводил то, что было созвучно его внутреннему миру и литературному вкусу, творчески относясь к оригиналам.
      «Переводчик в прозе есть раб, переводчик в стихах — соперник», — говорил Жуковский. А в письме его к Гоголю читаем: «У меня почти все или чужое, или по поводу чужого, и все, однако, мое».
      Литературные и общественные взгляды Жуковского выражены им в ряде статей: «Писатель в обществе», «О критике» и др. 06-ществённое назначение литературы поэт видел в просвещении и в воспитании нравов.
      Жуковский был по своим политическим убеждениям монархистом, никогда не говорил о необходимости уничтожения крепостного права, но требовал гуманности и с осуждением отзывался о жестокости помещиков. В 1823 году он отпустил на волю своих немногочисленных крепостных крестьян.
      Во время войны 1812 года поэт вступил в народное ополчение. Широкую известность принесло ему патриотическое стихотворение «Певец во стане русских воинов», где прославляются герои войны и любимая отчизна.
      Уже будучи известным поэтом, Жуковский вступил в общество «Арзамас» и был его постоянным секретарем (он составлял шутливые протоколы заседаний). В полемике, разгоревшейся между «Беседой» и «Арзамасом», Жуковский принимал деятельное участие, но считал, что литературное общество не должно иметь ничего общего с политикой. Он стоял в стороне от движения декабристов, но видел в людях, посвятивших себя политической борьбе с деспотизмом, высокие человеческие качества, заслуживающие уважения. Будучи тесно связан с придворными кругами, он просил царя о смягчении участи декабристов, а позднее — ссыльного Герцена. Своими хлопотами Жуковский навлек на себя недовольство Николая I.
      Последние годы жизни поэт провел за границей, где и умер. Похоронен он в Петербурге, на кладбище Александро-Невской лавры.
      Творчество Жуковского достигло наибольшего расцвета в первые два десятилетия XIX века. Свои литературные позиции он определил в одном из ранних стихотворений — «Вечер»:
      Мне рок судил брести неведомой стезей,
      Быть другом мирных сел, любить красы природы,
      Дышать над сумраком дубравной тишиной
      И, взор склонив на пенны воды,
      Творца, друзей, любовь и счастье воспевать.
      Лирический герой произведений Жуковского — человек глубоких чувств (чаще всего горестных), ушедший от действительности в свой внутренний мир, в свои мечты. Излюбленным лирическим жанром Жуковского становится элегия 1 — жанр, наиболее точно отвечающий содержанию его поэзии.
      В элегии «Теон и Эсхин» (1814) автор ясно выразил свой взгляд на смысл человеческой жизни. В стихотворении противопоставляется жизнь двух друзей. Мятущийся в поисках счастья Эсхин покинул родные края:
      Он долго по свету за счастьем бродил —
      Но счастье, как тень, убегало…
      Разочарованный, уставший, возвратился Эсхин домой, так и не найдя счастья… Теон, «в желаниях скромный, без пышных надежд», всю жизнь оставался при домашних пенатах 2. Свое счастье он нашел в любви и спокойном созерцании жизни. Смерть унесла любимую спутницу жизни Теона, но для его сердца прошедшее вечно. Раз полюбив, он никогда уже не будет одиноким. Теон живет надеждой на встречу с любимым человеком в потустороннем мире. Жизнь человеческая, по его убеждепию, лишь преддверие к вечному счастью.
      За реальными предметами и явлениями у ромаптиков скрывается еще что-то невысказанное, недоговоренное. Рассмотрим с этой точки зрения элегию Жуковского «Море». Поэт рисует море в спокойном состоянии, в бурю и после нее. Все три кар-типы исполнены мастерски. В спокойной морской глади отражаются и чистая лазурь неба, и «облака золотые», и блеск звезд. В бурю море бьется, вздымает волны. Не сразу оно успокаивается и после нее. Четырехстопный амфибрахий в белых (нерифмованных) стихах элегии передает и безмолвие моря, и движение волн. Дважды повторенный в начале стихотворения рефрен3 «безмолвное море, лазурное море» помогает создапню образа прекрасного,
      1 Элегия — стихотворение, проникнутое грустью.
      2 Пенаты — боги домашнего очага.
      3 Рефрен (франц.) — стихи, повторяющиеся в стихотворении, как припев в песне.
      спокойного моря. В описании бури поэт умело использует аллитерацию 1:
      Ты бьешься, ты воешь, ты волны нодъемлешь,
      Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу…
      При чтении создается иллюзия шипения кипящих, клокочущих волн. Трехсложные стопы в приведенных строчках разделены паузами, передающими мерные удары волн.
      Но, как ни прекрасно само по себе море, не только оно занимает воображение поэта. Не трудно заметить, что Жуковский хочет сказать еще о чем-то сокровенном, дорогом ему. Море представляется ему живым, тонко чувствующим и мыслящим существом, которое таит в себе «глубокую тайну». Отсюда — метафоры, метафорические сравнения, олицетворение: море «дышит», оно наполнено «смятенной любовью, тревожною думой». Поэт обращается к морю с вопросом, словно к человеку:
      Что движет твое необъятное лоно?
      Чем дышит твоя напряженная грудь?
      Ответ на этот вопрос поэт дает как предположение. В разгадке «тайны» моря раскрываются взгляды на жизнь Жуковского-романтика. Море находится в неволе, как и все земное. На земле все изменчиво, непостоянно, жизнь полна утрат, разочарований и печали. Только там, на небе, все вечно и прекрасно. Вот почему море тянется «из земной неволи» к «далекому, светлому» небу, любуется им и «дрожит за него».
      Жуковский нередко обращается в своих произведениях к природе, чаще грустной, чем радостной, но всегда прекрасной. Поэг боготворит природу и считает, что нет таких слов, которыми можно было бы выразить все ее величие и красоту. В стихотворении «Невыразимое» он писал:
      Что наш язык земной пред дивною природой?
      С какой небрежною и легкою свободой Она рассыпала повсюду красоту И разновидное с единством согласила!
      Но где, какая кисть ее изобразила?
      Значительное место в поэзии Жуковского занимает любовная лирика. Любовь в его понимании — прекрасное чувство, возвышающее человека. Но в стихах о любви звучат грустные ноты, что отчасти вызвано личными переживаниями поэта. Под влиянием своего чувства Жуковский пишет цикл превосходных стихотворений. Одно из них — «К ней» — заканчивается словами:
      Прелесть жизни твоей,
      Сей образ чистый, священный, —
      В сердце как тайну ношу.
      Я могу лишь любить,
      Сказать же, как ты любима,
      Может лишь вечность одна!
      1 Аллитерация — группировка одинаковых или сходных согласных звуков
      Как мы замечаем, мотивы «тайны» и «вечности» звучат у поэта и в стихах о любви.
      Большую известность принесли Жуковскому его баллады «Людмила», «Кассандра», «Светлана», «Эолова арфа», «Ивиковы журавли» и многие другие. «В балладе, — по словам Белинского, — поэт берет какое-либо фантастическое и народное предание или сам изобретает событие в этом роде. Но в ней главное не событие, а ощущение, которое оно возбуждает, дума, на которую оно наводит читателя…». «Светлана» — одна из лучших баллад Жуковского. В ней отразились народные предания, обычаи. Склад баллады, ее ритм, легкий и энергичный размер (хорей), музыкальность стиха — все напоминает песенные мотивы. Народна и лексика стихотворения. В сцену гадания поэт вводит такие слова и словосочетания, как «плат», «злат и нов венец», «песенки под-блюдны», «вечерок».
      Белинский назвал это стихотворение самым романтическим. Действительно, метель, туманный круг луны, одинокий храм, черный гроб — все это создает романтический колорит сна Светланы. Но мрачная фантастика баллады снимается поэтом. Явление же-ниха-мертвеца в «Светлане» — всего лишь «лживый сон». Концовка баллады жизнерадостна. По мысли автора, человек создан для счастья.
      О! не знай сих страшных снов Ты, моя Светлана…
      Будь вся жизнь ее светла,
      Будь веселость, как была,
      Дней ее подруга.
      Высокое мастерство он проявил в переводе «Одиссеи» Гомера («Илиаду» до него перевел на русский язык Н. И. Гнедич).
      Для последнего периода творчества поэта характерно стремление к большим по объему, широким по охвату событий произведениям, отражающим жизнь разных народов в разные эпохи. Поэт перевел «Шильонского узника» — поэму английского поэта Байрона, создал стихотворный перевод «Ундины» — старинной немецкой повести, пересказал в стихах индийскую повесть «Наль и Да-маянти», переложил на современный русский язык «Слово о полку Игореве».
      Свыше пятидесяти лет посвятил Жуковский литературной работе и занял свое, особое место в истории русской поэзии. Определяя значение его творчества, Белинский писал: «…одухотворив русскую поэзию романтическими элементами, он сделал ее доступною для общества, дал ей возможность развития, и без Жуковского мы не имели бы Пушкина». Пушкин же говорил: «…Жуковский. имел решительное влияние на дух нашей словесности; к тому же переводный слог его останется всегда образцовым».
      1 Балладами назывались лиро-эпические стихотворения, передававшие преимущественно легенды, предания, фантастические события.
      Внимание к человеку, к его душевным переживаниям, признание его высоких достоинств, умение в чудесных, пленительных стихах воспеть красоту природы — все это неоспоримые достоинства поэзии Жуковского. Влияние его творчества выходит далеко за пределы его эпохи.
     
      1. Расскажите о Жуковском как романтике. 2. Раскройте художественноизобразительные средства элегии «Море». 3. Каково идейно-художественное содержание баллады «Светлана»?
      Рекомендуемые книги
      Муравьев Вл. Первый русский поэт-романтик. — В кн.: Жуковский В. А. Баллады и повести. М., 1961; Поспелов Г. В. А. Жуковский. — В кн.: Классики русской литературы. М.1953.
     
     
      КОНДРАТИЙ ФЕДОРОВИЧ РЫЛЕЕВ
      1795 — 1826
     
      В творчестве К. Ф. Рылеева, современника Жуковского, отразились иные особенности русского романтизма, что было обусловлено его политическими убеждениями. Рылеев был активным участником движения декабристов.
      Декабристы уделяли художественной литературе большое внимание. И не случайно. «У народа, лишенного общественной свободы, — писал А. И. Герцен, — литература — единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения». Декабристы видели в поэте гражданина, борца. Среди них было много писателей, поэтов: А. А. Бестужев (Марлинский), К. Ф. Рылеев, В. К. Кюхельбекер; А. И. Одоевский, В. Ф. Раевский и другие, — создавших произведения, проникнутые духом борьбы.
      Декабристы стремились очистить русскую литературу и русский язык от «пустого, рабского, слепого подражанья» иностранным образцам. Требование подлинной самобытности, народности искусства стало знамением времени.
      Они считали, что темы и сюжеты художественных произведений должны отражать жизнь русского народа, его нравы, обычаи, предания. Поэтому в их творчестве наблюдается повышенный интерес к народному творчеству и к историческому прошлому родины. Дворянские революционеры любили и знали историю России. В отличие от реакционных дворянских историков, которые приписывали народу смирение, религиозность, преданность самодержавной власти, декабристы увидели непокорную, бунтующую силу предков. Их внимание привлекли мятежи и восстания. Они воспевали вольность древнего Новгорода, прославляли борьбу народа с иностранными поработителями, начиная с древнейших времен и кончая войной 1812 года.
      Писатели-декабристы еще не достигли подлинного историзма. Их исторические герои нередко выражают идеи и чувства самих авторов, людей иной эпохи, пропагандируют политические взгляды именно декабристов.
      Например, Рылеев изображает Дмитрия Донского борцом за народное дело. Князь призывает русских воинов сражаться за «святую праотцев свободу и древние права граждан». Как видим, Дмитрий Донской произносит политический лозунг дворянских революционеров.
      Виднейшим из поэтов-декабристов был К. Ф. Рылеев. Окончив в 1814 году кадетский корпус и получив чин прапорщика, Рылеев более двух лет провел в заграничных походах, затем вернулся в Россию и спустя некоторое время перешел на гражданскую службу. Вступив в 1823 году в Северное общество, Рылеев вскоре стал одним из его руководителей. Его политические взгляды сначала ограничивались требованиями конституционной монархии, позднее он перешел на республиканские позиции.
      Жизнь поэта-революционера оборвалась трагически: в 1826 году он был казнен вместе с другими руководителями восстания декабристов.
      Писать Рылеев начал рано, но как автор вольнолюбивых стихов стал известен с 1820 года, когда выступил против всесильного Аракчеева в сатире «К временщику». Для этого нужно было обладать редкой смелостью, беспредельной любовью к родине.
      «К временщику» — гневная обличительная речь оратора-пат-риота, поборника свободы. По торжественному тону, приподнятости, по всему художественному стилю произведение напоминает лучшие образцы высокой поэзии писателей-классицистов XVIII века. Гражданский пафос 1 их творчества был присущ поэзии декабристов.
      Надменный временщик, и подлый и коварный,
      Монарха хитрый льстец и друг неблагодарный,
      Неистовый тиран родной страны своей,
      Взнесенный в важный сан пронырствами злодей! —
      Таким гневным обращением начинается стихотворение. В заключительных же строках сатиры автор грозит временщику-тирану народной расправой:
      Народ тиранствами ужасен разъяренный!
      Пафос — страстное воодушевление; пафос произведения — захватившая писателя идея, сильное чувство, пронизывающее все произведение.
      Уверенность поэта в том, что народ будет беспощаден в своей мести поработителям, созвучна мысли первого русского писателя-революционера Радищева.
      По словам активного участника восстания Н. Бестужева, «Рылеев громко и всенародно вызвал временщика на суд истории… Это был первый удар, нанесенный Рылеевым самовластию». Может показаться удивительным, что поэт не подвергся наказанию за столь решительное политическое выступление. Бестужев дал этому объяснение: «…изображение было слишком верно, очень близко, чтобы обиженному вельможе осмелиться узнать себя в сатире. Он постыдился признаться явно, туча пронеслась мимо…»
      Революционный пафос первого стихотворения Рылеева пронизывает и все его дальнейшее творчество. За «первым ударом самовластию» последовали новые и новые. Поэт-гражданин поставил свой литературный талант на службу политической борьбе. Многие произведения Рылеева ходили в еписках по рукам: они не могли быть напечатаны. Передовая молодежь заучивала их наизусть и вдохновлялась ими на борьбу за свободу.
      Стихи Рылеева проникали и в широкие народные массы. Большое распространение получили агитационные песни, написанные Рылеевым совместно с А. Бестужевым в стиле народных песен. В них не только говорится о тяжелом полояшнии народа, но и задается вопрос:
      Долго ль русский народ Будет рухлядью господ,
      И людями,
      Как скотами,
      Долго ль будут торговать?
      И как вывод звучат слова:
      А что силой отнято,
      Силой выручим мы то.
      На следствии по делу декабристов Рылееву вменялось в вину, в частности, сочинение и распространение «возмутительных песен и стихов». Одним из таких произведений было и стихотворение «Я ль буду в роковое время…», созданное незадолго до восстания и получившее в декабристских кругах название «Гражданин».
      «Гражданин», как и сатира «К временщику», написан в форме взволнованной ораторской речи и исполнен высокого гражданского пафоса. Борьбу «за угнетенную свободу человека» поэт считает «предназначеньем века», выполнить которое призывает каждого настоящего гражданина. Обобщенному образу ноэта-борца в стихотворении противопоставлены те юноши, которые не поняли своего долга и ушли от борьбы. Они раскаются, когда восставшкй народ «застанет их в объятьях праздной неги». Настроения прогрессивных кругов русского общества нашли правдивое и глубокое отражение в «Гражданине».
      Размышляя о настоящем, мечтая о будущем, Рылеев обращался и к историческому прошлому русского народа. Его привлекали патриотические образы предков, героические события, которые всегда жили в памяти народа и составляли его гордость. Он написал цикл исторических произведений, названных думами . Каждая дума посвящена какому-либо историческому деятелю и озаглавлена его именем: «Олег Вещий», «Дмитрий Донской», «Иван Сусанин», «Волынский», «Державин»…
      А. Бестужев отметил в думах Рылеева стремление «возбуждать доблести сограждан подвигами предков». Задача эта была выполнена: думы пробуждали интерес и сочувствие к сильным, мужественным людям, совершавшим подвиг во имя родины и народа. Они отвечали задачам декабристской пропаганды. Так, в думе «Иван Сусанин» рассказывается о подвиге крестьянина-патриота, который завел врагов в лесные дебри и погубил их, погибнув и сам. Перед смертью патриот бросает в лицо врага мужественные слова:
      Предателя, мнили, во мне вы нашли:
      Их нет и не будет на Русской земли!
      Кто русский по сердцу, тот бодро и смело И радостно гибнет за правое дело!
      Дума «Иван Сусанин» получила высокую оценку Пушкина. М. И. Глинка, вдохновленный ею, создал оперу «Иван Сусанин»»
      Общенародной известностью пользовалась дума «Смерть Ермака». Сильный и смелый Ермак изображен на романтическом фоне дикой, суровой природы, в момент разбушевавшейся грозы:
      Ревела буря, дождь шумел;
      Во мраке молнии летали;
      Бесперерывно гром гремел.
      И ветры в дебрях бушевали.
      Мы и теперь, спустя полтораста лет, знаем наизусть и поем эту ставшую народной песней думу.
      Поэму «Наливайко», посвященную борьбе украинского народа против гнета панской Польши в конце XVI века, Рылеев не успел закончить. Эта поэма по своим идейным устремлениям примыкает к думам. Герой поэмы восклицает:
      Мне ад — Украину зреть в неволе.
      Ее свободной видеть — рай!
      В монологе Наливайко выражены мысли и предчувствия самого Рылеева:
      Известно мне: погибель ждет
      Того, кто первый восстает
      На утеснителей народа —
      Судьба меня уж обрекла.
      Но где, скажи, когда была
      Без жертв искуплена свобода?
      Дума — в украинской поэзии — историческая песня.
      Декабрист М. Бестужев (брат А. и Н. Бестужевых) был поражен пророческим духом стихов и сказал об этом Рылееву. «Неужели ты думаешь, что я сомневался хоть минуту в своем назначении? — ответил Рылеев. — Верь мне, что каждый день убеждает меня в необходимости моих действий, в будущей погибели, которою мы должны купить нашу первую попытку для свободы России, и вместе с тем в необходимости примера для пробуждения спящих россиян».
      Страстная вера в дело, за которое Рылеев отдал жизнь, искренность и вдохновенность, щедрость души и таланта — все это придает особую силу его стихам. Творчество Рылеева — высокий образец гражданского мужества поэта-революционера. Его стихи вдохновляли современников, на них воспитывались и последующие поколения революционеров. А. И. Герцен писал: «Я помню, как… ударял, словно колокол…, серьезный стих Рылеева и звал на бой и гибель, как зовут на пир». Творчество Рылеева сыграло значительную роль в истории русской поэзии, продолжив и углубив в ней как одну из лучших ее традиций высокий гражданский пафос. Этот пафос нашел продолжение в поэзии Лермонтова, Огарева, Некрасова и многих других поэтов.
     
      1. В чем видит Рылеев долг гражданина (стихотворение «Гражданин»)?
      Почему эта проблема волновала декабристов? 2. Какие поступки и стремления героев думы «Иван Сусанин» и поэмы «Наливайко» воспевает автор? 3. В чем различие поэзии двух романтиков — Жуковского и Рылеева?
      Рекомендуемые книги
      Пигарев К. Кондратий Федорович Рылеев. — В кн.: Классики русской литературы. М. — Л., 1953.
     
     
      АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ГРИБОЕДОВ
      1794 — 1829
     
      Писатели-романтики показывали человека в борьбе с обществом и стихийными силами природы. При этом зависимость характера от общественной среды не раскрывалась, наоборот — характер представал как некая загадка, герой был окутан тайной и тем особенно интересен. Но внутренний мир героя стал значительно шире, богаче, многограннее, чем у классицистов. Это приближало и подготавливало возникновение реализма, основное требование которого заключается в правдивом и всестороннем изображении человека и социальных условий его жизни. В формировании реализма наряду с А. С. Пушкиным большую роль сыграл и А. С. Грибоедов.
     
      ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
      В «Путешествии в Арзрум» Пушкин вспоминает о Грибоедове:
      «Я познакомился с Грибоедовым в 1817 году. Его меланхолический характер, его озлобленный ум, его добродушие, самые слабости и пороки, неизбежные спутники человечества, — все в нем было необыкновенно привлекательно…
      Способности человека государственного оставались без употребления; талант поэта был не признан… Он простился с Петербургом и с праздной рассеянностию, уехал в Грузию… Возвращение его в Москву в 1824 году было переворотом в его судьбе и началом беспрерывных успехов.
      Его рукописная комедия «Горе от ума» произвела неописанное действие и вдруг поставила его наряду с первыми нашими поэтами… Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неравного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновение п прекрасна.
      Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей».
      Желание Пушкина осуществилось: кногие друзья Грибоедова оставили свои воспоминания о нем. Его жизнь и творчество и в дальнейшем привлекали внимание видных ученых, критиков, писателей. Совместными усилиями ученых и художников слова воссоздан немеркнущий образ человека сильного, талантливого, прожившего короткую, но бурную и красивую жизнь.
      Вглядитесь в портрет Грибоедова. Вы видите умное, энергичное, чуть насмешливое лицо. За очками — задумчивые черные глаза. Грибоедов был строен, движения его были изящны и легки, говорил он тихо и медленно. На его губах часто появлялась невеселая улыбка, но иногда он улыбался почти по-детски. «Он не мог и не хотел скрывать насмешки над позлащенною и самодовольною глупостью, ни презрения к низкой искательности, ни негодования при виде счастливого порока… — писал А. Бестужев. — Никто не похвалится его лестью; никто не дерзнет сказать, будто слышал от него неправду. Он мог сам обманываться, но обманывать — никогда».
      Родился Александр Сергеевич Грибоедов 15 января 1794 (по другим данным — 1795) года в Москве, в старинной дворянской семье.
      Будущий писатель с ранних лет наблюдал быт и нравы московского дворянства.
      В семье под руководством опытных учителей Грибоедов получил хорошее первоначальное образование, продолженное в Благородном пансионе при Московском университете. Он изучил греческий, латинский, французский, английский, немецкий языки, познакомился с выдающимися произведениями мировой литературы. Позднее он овладел арабским, персидским и итальянским языками. Блестящие способности проявил он и в музыке, увлекался игрой на фортепьяно и сочинял сам. К сожалению, до нас дошли только два его вальса.
      Двенадцатилетним мальчиком Грибоедов поступил в университет. В те времена довольно часты были случаи раннего поступления в университет, но студент такого юного возраста и тогда был исключепием. За шесть с половиной лет он окончил три факультета (словесное отделение философского факультета, естественно-математический и юридический факультеты) и получил ученые звания кандидата словесных и кандидата юридических наук. Увлечение разнообразными науками, жажда знаний при выдающихся способностях, уме и трудолюбии позволили ему по образованности «стать с веком наравне».
      Участие в университетских литературных кружках, в спектаклях и инсценировках все больше и больше привлекало юного студента к литературе и театру. Студенческая среда, из которой вышло немало будущих декабристов (И. Д. Якушкин, А. 3. Муравьев и другие), увлечение освободительными идеями, чтение произведений Радищева, Фонвизина — все это способствовало формированию передовых взглядов будущего писателя. По свидетельству близко знавшего Грибоедова актера П. А. Каратыгина, писатель уже в юношеские годы был вольнодумцем и атеистом.
      "Я решился тогда… поступить в военную службу".
      «Я был готов к испытанию для поступления в чин доктора1, как получено было известие о вторжении неприятеля в пределы отечества нашего…
      1 Доктор — высшая ученая степень.
      Я решился тогда оставить все занятия мои и поступить в военную службу», — писал Грибоедов. Вместе со многими товарищами в 1812 году он ушел добровольцем в армию. Будущему поэту не пришлось участвовать в сражениях, однако, передвигаясь со своим полком по стране, он многое повидал, встречался с участниками сражений, видел патриотический подъем жителей Москвы, города, наполненные спасавшимися от врага беженцами, видел ополченцев.
      Впечатления от войны глубоко запали в сознание юноши, он понял ее народный характер. Впоследствии он задумал написать народно-героическую драму об Отечественной войне 1812 года, главным героем которой хотел сделать крепостного, совершавшего героические подвиги на войне, возвратившегося домой «под палку господина» и в отчаянии покончившего с собой. Грибоедов составил план драмы, но осуществить его не успел.
      Передовая молодежь, будущие декабристы видели страшный разрыв, несправедливое несоответствие между величием, замечательными качествами русского народа, с такой силой проявленными в войне, и тем рабским, бесправным состоянием, в котором он находился.
      "Голову мою положу за несчастных соотечественников". Выйдя в отставку из армии, Грибоедов в 1817 году поступил на службу в Коллегию иностранных дел, где познакомился с А. С. Пушкиным и будущим декабристом В. К. Кюхельбекером, Как мы уже знаем, в эти годы зарождались первые тайные декабристские общества. Грибоедов постоянно общался со многими из будущих декабристэв. Некоторые из его друзей стали членами самых первых тайных обществ. Идейная близость Грибоедова с ними крепла.
      Он был свидетелем и участником споров между прогрессивно настроенными дворянами, противниками крепостного права, и реакционерами, стоявшими за сохранение крепостнических отношений. Эта идейная борьба впоследствип отразилась в знаменитой комедии «Горе от ума».
      Есть основания считать, что ее замысел возник именно в этот период. В те же годы Грибоедов один и совместно с другими писателями создал несколько пьес для театра. Но все это было еще только пробой пера.
      Начинающий драматург выступает в печати и как критик, высказывая сложившиеся у него требования к литературе: сближение с жизнью, народность языка, свобода творчества, не стесняемого строгими правилами классицизма.
      В 1818 году Грибоедов был назначен секретарем русского посольства в Персии. Он прожил на Востоке четыре года. Молодой дипломат проявил способности и настойчивость в выполнении служебных поручений.
      Так, несмотря на сопротивление персов, он добился вывода из Персии в Грузию большой группы русских пленных солдат (155 человек). «Голову мою положу за несчастных соотечественников», — писал он в путевых заметках.
      Грибоедов очень скучал по родине и друзьям, поэтому так радостны были для него приезды в Тифлис, где он находил людей, объединенных общественно-политическими интересами, воодушевленных освободительными идеями.
      Эти люди группировались преимущественно вокруг героя Отечественной войпы, командира Отдельного кавказского корпуса генерала А. П. Ермолова, в ведении которого находилась деятельность русской дипломатической миссии в Персии. В 1822 году Грибоедов был переведен к Ермолову в качестве секретаря по иностранпым делам.
      "Слушая его комедию, я не критиковал, а насланг-дался" (Пушкин). В Тифлисе продолжалась начатая Грибоедовым в Персии работа над «Горем от ума». Он писал сцену за сценой и читал их В. Кюхельбекеру, с которым особенно подружился в эти годы. В 1823 году Грибоедов получил длительный отпуск и уехал в Москву, взяв с собой первый и второй акты «Горя от ума». Пребывание в Москве позволило ему возобновить старые знакомства и пополнить наблюдения над бытом и нравами московского дворянства. Писателя видели па балах, гуляньях.
      званых обедах. Позднее он уехал в тульское имение своего друга С. Н. Бегичева. Там были созданы III и IV акты пьесы. Возвратившись в Москву, Грибоедов продолжал работать над текстом крмедии, оттачивая язык и стих, и в 1824 году закончил пьесу.
      Отпуск удалось продлить, и писатель приехал в Петербург, чтобы добиться разрешения поставить комедию на сцене. Но цензура разрешила напечатать только отрывки — четыре явления I акта и III акт, с цензурными вырезками. (Первое полное издание комедии было осуществлено в России только в 1862 году.) На сцене свою пьесу драматург тоже не увидел.
      Однако, несмотря на все запрещения, полный текст пьесы стал широко известен современникам благодаря множеству рукописных копий. Лицейский друг Пушкина декабрист И. И. Пущин привез один из списков комедии Пушкипу в Михайловское. Первое впечатление от пьесы Пушкин высказал в письме к А. А. Бестужеву и просил его показать это письмо Грибоедову. Осторожно, с оговоркой («Может быть, в ином я ошибся») высказав ряд критических замечаний, в частности о Чацком («Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подоб.»), Пушкин далее признается: «Слушая его комедию, я не критиковал, а наслаждался». Декабристы приняли пьесу восторженно и содействовали повсеместному ее распространению.
      Появление «Горя от ума» стало одним из главных событий литературной жизни 1824 — 1825 годов. Реакционное дворянство было возмущено комедией. Литературные противники находили пороки в ее композиции, языке и стихе. Декабристская критика горячо отстаивала пьесу в полемике с людьми, чуждыми передовым идеям.
      Постоянно общаясь с декабристами, имея много друзей среди них, Грибоедов, по-видимому, знал о тайных обществах и их планах. Позднее он писал А. А. Бестужеву: «Вспоминали о тебе и о Рылееве, которого обними за меня искренно, по-республикански». Так мог писать только идейно близкий к декабристам человек.
      "Он ненавидел слово "рав"… Осенью 1825 года Грибоедов возвратился на Кавказ, к месту службы. В декабре 1825 года в Петербурге произошло восстание. На Кавказе, у Ермолова, еще не знали об этом событии, а на следствии по делу декабристов уже прозвучало имя Грибоедова.
      Рылеев на допросе дал показание, что Грибоедова он в тайное -общество не принимал. Это не убедило следственную комиссию. Грибоедов был арестован и увезен в Петербург. Современники писателя отмечают неоценимую услугу, которую оказал драматургу Ермолов, предупредив его об аресте и дав таким образом время для уничтожения некоторых бумаг и писем.
      Писатель был доставлен в Петербург и помещен на гауптвахту Главного штаба, где и пробыл под арестом более четырех месяцев. Здесь, находясь под следствием, Грибоедов написал:
      — По духу времени и вкусу Он ненавидел слово «раб»…
      — За то попался в Главный штаб И был притянут к Иисусу1.
      1 Притянуть к Иисусу — привлечь к суду, на расправу.
      На допросах и декабристы, и сам Грибоедов отрицали причастность его к тайным обществам. Так, А. А. Бестужев говорил: «В члены же его не принимал я, во-первых, потому, что он меня и старее и умнее, а во-вторых, потому, что жалел подвергнуть опасности такой талант; в чем и Рылеев был согласен». За недостатком улик Грибоедов в июне 1826 года был освобожден из-под ареста.
      "Народ единокровный, наш народ разрознен с нами…"
      («Загородная поездка», 1826). Первые месяцы после освобождения Грибоедов прожил в Петербурге. Его потрясла весть о казни пяти декабристов и о тяжелой участи, выпавшей на долю многих его друзей и знакомых.
      Обладавший исключительным умом, способностью глубоко оценивать события, Грибоедов раньше многих других, сочувствуя декабристам, разделяя иэг убеждения, понял их слабость и сомневался в успехе движения, оторванного от широких народных масс. Он, как и Пушкин, ближе своих современников подошел к пониманию законов исторического развития, к пониманию роли народа в истории. В очерке «Загородная поездка», написанном летом 1826 года, писатель с горечью говорил о полном отчуждении дворян от народа. Эта мысль, несомненно, связана с размышлениями Грибоедова о восстании декабристов и причинах его поражения.
      Грибоедов в Персии. Летом 1826 года началась русско-персидская война, и Грибоедов выехал на Кавказ.
      В 1828 году в местечке Туркманчай был подписан почетный и выгодный для России мирный договор с Персией, заключение которого было заслугой Грибоедова. Текст договора он вскоре повез в Петербург. Николай I наградил Грибоедова орденом, чином статского советника и деньгами, но, опасаясь писателя, как близкого к декабристам человека, отправил его опять в Персию, хотя и с повышением — в должности русского посланника. Грибоедов сам называл это назначение «политической ссылкой».
      Писателя угнетала мысль о страданиях друзей-декабристов, и он предпринял ряд попыток помочь им: обратился к царю с просьбой о смягчении их участи, собирал деньги для сосланных в Сибирь, хлопотал за А. Одоевского, с которым был особенно близок, старался облегчить положение сосланных на Кавказ. Декабрист Петр Бестужев писал в своих воспоминаниях: «Невзирая на опасность знакомства с гонимыми, он явно и тайно старался быть полезным. Благородство и возвышенность характера обнаружились вполне, когда он дерзнул говорить государю в пользу людей, при одном имени коих бледнел оскорбленный властелин».
      Последние годы жизни были нелегкими для Грибоедова. Наступил период реакции после разгрома декабристского движения. Душевное состояние писателя было подавленным. Жизнь среди людей, поддерживавших дух николаевского времени, была ему тяжка. Но он продолжал службу, самоотверженно работая для родины, для ее пользы и славы.
      Счастливым событием последнего года жизни Грибоедова была женитьба его на дочери грузинского поэта Нине Александровне Чавчавадзе.
      В конце 1828 года по долгу службы Грибоедов приехал в Тегеран. Перед русским посланником стояла сложная задача: добиться выполнения Туркманчайского договора — выплаты контрибуции, выдачи военнопленных и т. д. Грибоедов был блестящим дипломатом. Современник его, генерал-майор Н. Н. Муравьев-Карский, высказал меткое суждение о дипломатических способностях русского посланника: «… я остаюсь уверенным, что Грибоедов в Персии был совершенно на своем месте, что он заменяя нам там единым своим лицом двадцатитысячную армию и что не найдется, может быть, в России человека, столь способного к занятию сего места».
      Посланник был принят в Тегеране с почетом, но его требование выполнять условия договора вызвало у персидских сановников озлобление, которое подогревалось английскими дипломатами. Персидское духовенство под влиянием знати подстрекало фанатически настроенных персов к нападению на русское посольство и расправе с посланником. 11 февраля 1829 года рассвирепевшая толпа разгромила посольство и зверски убила мужественно защищавшегося Грибоедова. Служащие посольства и казаки, составлявшие его немногочисленную охрану, храбро вступили в неравную схватку и погибли вместе с русским посланником. Персы постарались исказить обстоятельства трагедии в Тегеране, а русское правительство не стало интересоваться выяснением ее истин-пых причин. В это время Россия воевала с Турцией, и осложнять отношения с Персией царь не хотел. Он удовлетворился полученными от шаха извинениями и ценными подарками. Это была по существу плата за убийство Грибоедова. «Я предаю вечному забвению злополучное тегеранское происшествие», — милостиво сказал царь посланцу шаха.
      Тело убитого Грибоедова было перевезено из Тегерана в Тифлис. «Два вола, впряженные в арбу, подымались на крутую дорогу, — писал в «Путешествии в Арзрум» Пушкин. — Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» — спросил я их. — «Из Тегерана». — «Что вы везете?» — «Грибоеда». — Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис».
      Ум и дела твои бессмертны В памяти русской,
      Но для чего пережила тебя Любовь моя? —
      такие слова написаны Ниной Грибоедовой па могиле мужа.
     
      1. Какие события русской жизни и как повлияли на формирование взглядов А. С. Грибоедова? 2. Чьим современником из известных вам писателей и поэтов был Грибоедов?
     
      "ГОРЕ ОТ УМА"
     
      Грибоедов знаменит как творец одного произведения, но столь значительна роль его комедии в истории русской литературы, что уже одно это произведение обессмертило имя его автора.
      За долгие годы комедия по устарела. И для нас, сегодняшних зрителей, пьеса осталась живым источником чувств и размышлений.
      Время, изобраягенпое в комедии. Комедия Грибоедова была написана в годы создания тайных революционных организаций декабристов. Борьба декабристов с многочисленными и сильными противниками — дворянами-реакционерами, борьба нового со старым разгоралась все сильнее, проникая в разные сферы жизни, отражаясь в искусстве и литературе. Наблюдая эту борьбу в жизни, являясь ее непосредственным участником, Грибоедов и показал ее в своей комедии, причем показал с точки зрения передового человека своего времени, близкого по взглядам к декабристам. Общественная позиция автора в литературном произведении всегда играет большую роль. В «Горе от ума» она проявляется ясно, четко — и в выборе темы, и в том, какие вопросы общественного и нравственного характера автор затрагивает в пьесе и как их решает, и в том, как оп рисует характеры героев и оценивает их взгляды и поступки. Не случайно, что комедия была запрещена к напечатанию и постановке, но, как мы уже знаем, широко распространялась в списках среди прогрессивно мыслящих людей. Несмотря на то что «Горе от ума» — произведение драматическое и, следовательно, в нем нет речи самого автора, нетрудно было попять общественную позицию драматурга.
      По мнению советского историка М. В. Нечкиной, изображенные в пьесе исторические процессы «были схвачены глазом художника почти с научной точностью… Грибоедов… выделил как важное и основное то, что и в реальной жизни было основным и
      важным…». Таким образом, содержание пьесы тесно связано с исторической действительностью, а основной конфликт ее — столкновение умного, передового человека с косным обществом дворян-крепостников — драматург сам мог наблюдать в жизни. В главном герое комедии писатель воплотил многие качества передового человека своей эпохи.
      В небольшом по объему произведении, где изображен всего один день в доме московского барина Фамусова, драматург затрагивает многие важнейшие вопросы современности: о крепостном праве, о просвещении и воспитании, о гражданском долге и службе, о национальной культуре. Острый политический характер комедии, ее злободневность в сочетании с блестящей художественной формой определили ее необыкновенный успех. Пьеса отвечала настроениям декабристов, они использовали ее для пропаганды своих идей.
      Композиция и сюжет "Горя от ума". Грибоедов писал, что план комедии «прост и ясен по цели и исполнению; девушка сама .не глупая предпочитает дурака умному человеку… в моей комедии 25 глупцов на одного здравомыслящего человека; и этот человек разумеется в противуречии с обществом, его окружающим…». В. К. Кюхельбекер, говоря о простоте и четкости композиции пьесы, заметил: «В «Горе от ума»… вся завязка состоит в противоположности Чацкого прочим лицам… Дан Чацкий, даны прочие характеры, они сведены вместе, и показано, какова непременно должна быть встреча этих антиподов, — и только. Это очень просто, но в сей-то именпо простоте — новость, смелость…»
      На первый взгляд может показаться, что главное в комедии, в ее сюжете — история любви Чацкого к Софье. Действительно, эта история занимает в произведении большое место. Она вводит зрителя в мир сердечных переживапий и чувств героев, она придает особенную живость развитию действия. Однако главное в комедии — общественная драма Чацкого. На это указывает и ее заглавие — «Горе от ума». История песчастливой любви Чацкого к Софье и история его конфликта с московским дворянством, тесно переплетаясь, соединяются в единую линию сюжета пьесы. В умелом слиянии их проявляется высокое драматургическое мастерство Грибоедова.
      Проследим, как развивается сюжет «Горя от ума». Перед нами проходят первые сцепы в доме Фамусова (экспозиция пьесы). Они знакомят нас с одними действующими лицами (Фамусов, Софья, Молчалип, Лиза) и подготовляют появление других (Скалозуб, Чацкий). Драматург вводит нас в быт дворянской семьи, приоткрывает взаимоотношения действующих лиц.
      Движение, развитие сюжета начинается с первого появления Чацкого. Непосредственно перед этим мы впервые слышим о Чацком от Лизы. «Кто так чувствителен, и весел, и остер, Как Александр Андреич Чацкий!» — восклицает она и намекает на его
      увлечение Софьей. Софья с раздражением говорит о Чацком, уехавшем из Москвы три года назад «ума искать», вспоминает, что «он славно Пересмеять умеет всех». И вот тут-то, когда о нем только что говорили, в комнату поспешно входит, почти вбегает Чацкий. Он спешит увидеть Софью, которую давно любит и ради которой «сорок пять часов, глаз мигом не прищуря, Верст больше семисот пронесся…».
      «Чуть свет — уж на ногах! и я у ваших ног», — звучат первые слова Чацкого. И такая искренность, такая любовь и радость от встречи слышны в его коротких, стремительных восклицаниях, что зрители замирают. Чацкий сразу же завоевывает их симпатии, но они знают, чувствуют, что его ждет беда: ведь Софья любит не его, а Молчалина. А что же Чацкий? Он не верит в холодность Софьи; он, правда, немного смущен ее приемом, но счастлив, оживлен, говорлив, спрашивает о старых знакомых, подсмеивается над ними. Это, видимо, раньше забавляло Софью, но сейчас не находит у нее отклика
      Но вот Чацкий среди прочих знакомых с едкой насмешкой упомянул о Молчалине и, не подозревая о том, вызвал бурю негодования в душе Софьи, раз и навсегда восстановил ее против себя. «Не человек, змея!» — говорит она в сторону. И как жестоко она расправится впоследствии с Чацким за насмешки над Молчалиным!
      Все, что происходит в первых сценах с Чацким, получит в пьесе свое дальнейшее развитие: любовь к Софье приведет его к разочарованию, насмешливое отношение к барской Москве вырастет в конфликт с обществом.
      Во II действии намеки Фамусова на сватовство Скалозуба и обморок Софьи из-за падения Молчалина с лошади ставят Чацкого перед мучительной загадкой: неужели ей мил кто-то из этих двух? И кто же именно? Может ли быть ее избранником Скалозуб — олицетворение тупой военщины? А Молчалин, «жалчайшее созданье», — неужели он избран ею? Загадку эту Чацкий должен во что бы то ни стало решить. Одновременно во II действии завязывается глубокий общественный конфликт. Из спора Чацкого с Фамусовым (начавшегося из-за Софьи) становится ясно, что дело здесь не просто в недовольстве друг другом — сталкиваются два мировоззрения, два лагеря.
      Итак, общественный копфликт определился и требует своего разрешения; любовь Чацкого к Софье столкнулась с горькой загадкой, на которую он должен найти ответ.
      В III действии развитие сюжета достигает огромного напряжения. Софья дает Чацкому ясно понять, что его не любит, и признается в любви к Молчалину, а о Скалозубе говорит как о герое не ее романа. Кажется, все выяснилось — загадка решена. Но вот беда — Чацкий не верит Софье. Он понимает, что за человек Молчалин, и, ослепленный любовью, не верит в чувство Софьи к такому ничтожеству. Действительно, у Чацкого «ум с сердцем не в ладу». Еще Пушкин отметил, что это неверие в любовь Софьи к Молчалину чрезвычайно натурально, естественно для влюбленного. Неверие это укрепляется в Чацком после его разговора с Молчалиным, в котором тот совершенно ясно высказывается как низкопоклонник и делец. Чацкий продолжает свои резкие выпады против него. Он все больше раздражает оскорбленную за Молчалина Софью, а именно она сначала случайно, а потом и намеренно, в отместку пускает слух о сумасшествии Чацкого, с молниеносной быстротой распространившийся в обществе.
      Сплетня, во-первых, сама по себе заинтересовала людей, любящих посудачить; во-вторых, она попала па подготовленную почву. Чацкий к тому моменту успел вооружить против себя не только хозяев, но и многих из гостей. С большим мастерством раскрыты драматургом причины того, почему все фамусовское общество встало единым фронтом против Чацкого: оно почувствовало в нем своего идейного врага, человека, протестующего против его морали. Так действие достигает сюжетной вершины, кульминации.
      Развязка наступает в IV акте. Чацкий узнает о клевете и тут же оказывается свидетелем сцен между Софьей, Молчалиным и Лизой. «Вот, наконец, решение загадки! — восклицает Чацкий. — Вот я пожертвован кому!» Но его ждет еще последний удар: он узнает о роли Софьи в клевете на него. Тут и приходит к нему окончательное прозрение и разочарование. С огромной внутренней болью и силой обличения он произносит свои последние слова, не щадя ни Фамусова и ему подобных, ни себя, ни Софью. Оба конфликта приведены к концу: столкновение с обществом завершается разрывом, крушение любви становится очевидным. И ум, и любовь принесли Чацкому одно горе. Он покидает Москву.
      Порок не наказан и добродетель не торжествует в комедии (как того требовали правила классицизма), однако у нас остается впечатление моральпой победы, одержанной Чацким.
      Множество действующих лиц, то быстрый, то замедляющийся ход действия, неожиданная смена событий, невозможность заранее угадать их дальнейшее развитие, обилие кратких, но выразительных эпизодов — все это было необычпо, ново и поражало современников. Многие приходили от пьесы в восторг, другие упрекали Грибоедова в пренебрежении к старым, испытанным правилам построения комедии. Отвечая одному критику на упрек, что в пьесе сцепы связаны произвольно, Грибоедов писал: «Так же, как в натуре всяких событий, мелких и важпых: чем внезапнее, тем более завлекают в любопытство. Пишу для подобных себе, а я, когда по первой сцене угадываю десятую, раззеваюсь и boil бегу из театра».
      Комическое переплетается и сочетается в пьесе с трагическим. Смешон Фамусов в развязке комедии: комично его заблуждение насчет Софьи и Чацкого, смешон он в своей ярости и в угрозах пожаловаться в сенат, министрам, государю, смешон в паническом страхе перед тем, «что станет говорить Княгиня Марья Алек-севна», смешон в том трагическом для Него положении, в которое он попал. Смешпа и вместе с тем трагична сцена, разыгрывающаяся между Горпчами: был когда-то Платон Михайлович человеком деятельным, другом Чацкого, — и вот что сделалось с ним!
      В комедии пет ничего лишнего: ни одного лишнего лица, ни одной лишней сцепы, ни одного напрасного штриха. Все эпизодические лица введены Грибоедовым с определенной целью. Так,. Репетилов1 с его «секретнейшим союзом» и «тайными собраньями», где только пыот и шумят («Шумим, братец, шумим!»), показан как болтун, опошляющий передовые идеи эпохи.
      1 От латинского слова repeto, что зпачит «повторяю».
      Смело введя в комедию множество упомипаемых (впесценических) лиц, Грибоедов расширил границы дома Фамусова и границы времени, затронув век царствования Екатерипы II, придворные круги, петербургскую знать.
      Обилие действующих лиц и включепие впесценических оценивалось современниками как «расширение границ самого искусства». Главпые действующие лица даны крупным планом, второстепенные дополняют картину, и, наконец, впесценические образы, расширяют ее границы.
      Л;|ык и стих комедии. Грибоедов считал, что в основе литературного языка должна быть живая народная речь. Он горячо протестовал против засорепия русского языка иностранными словами и выражениями. Эти требования он и осуществил в своей комедии. Язык пьесы — простои, разговорный, изобилующий меткими выражениями. Он близок к нашему современному, за исключением небольшого числа слов, успевших устареть или изменить смысл: три дни, испуга (именительный падеж), ради (рады), должник (тот, кто дал в долг).
      Грибоедов показал себя в комедии мастером афоризмов. Слово для него было разящим оружием, и многие выражения из пьесы, благодаря своей меткости и силе, стали крылатыми — перешли со страниц комедии в живую речь и обогатили ее.
      Крылатых выражений в комедии очень много. Они служат одним из средств характеристики действующих лиц: «Подписано, так с плеч долой», «Ну как не порадеть родному человечку», «Уж коли зло пресечь, Забрать все книги бы да сжечь» (Фамусов); «В мои лета не должно сметь Свое суждение иметь», «Злые языки страшнее пистолета», «Умеренность и аккуратпость» (Молчалин); «Ученостью меня не обморочишь», «Дистанции огромного размера» (Скалозуб); «Служить бы рад, прислуживаться тошно», «Пустое, рабское, слепое подражапье» (Чацкий). Нередко в уста одного персонажа автор вкладывает меткую характеристику другого: «И золотой мешок, и метит в генералы» (Лиза о Скалозуб!е); «Дойдет до степеней известных, Ведь нынче любят бессловесных» (Чацкий о Молчалине).
      Пушкин, прочитав «Горе от ума», пришел в восхищение от языка и стиха комедии. «О стихах я не говорю: половина — должны войти в пословицу», — писал оп А. Бестужеву.
      «Горе от ума» написано вольным, то есть разностопным, ямбом — от шестистопного до одностопного. В первых же четырех стихах комедии мы наблюдаем это разнообразие:
      Светает!.. Ах! как скоро ночь минула! (5)
      Вчера просилась спать — отказ. (4)
      «Ждем друга». — Нужен глаз да глаз. (4)
      Не спи, покудова не скатишься со стула. (6)
      В другом месте четырехстопный ямб смепяется одностопным:
      …Мпе дайте убедиться в том; (4)
      Потом… (1)
      Таков стих комедии, передающий ритм живой речи во всем разнообразии ее оттенков.
      Так же свободно Грибоедов обращается с рифмой, используя разные способы и порядок рифмовки. Все это придает языку комедии живой, разговорный характер. В этой свободе и разнообразии — прелесть вольного стиха «Горя от ума». «Нельзя представить себе, — писал Гончаров в статье «Мильон терзаний», — чтоб могла явиться когда-нибудь другая, более естественная, простая, более взятая из жизни речь. Проза и стпх слились здесь во что-то нераздельное, затем, кажется, чтобы их легче было удержать в памяти и пустить опять в оборот весь собранный автором ум, юмор, шутку и злость русского ума и языка».
      Чацкий и Софья. Главный герой комедии — Чацкий. С момента появления в пьесе он участвует почти во всех сценах а везде противопоставляется другим действующим лицам.
      Любовь Чацкого к Софье — чувство искреннее, горячее. Он объясняется ей в любви при первом же появлении. В Чацком нет никакой скрытности, никакой фальши. О силе и характере его чувства можно судить по его словам о Молчалине. обращенным к Софье:
      Но есть ли в нем та страсть? то чувство? пылкость та?
      Чтоб, кроме вас, ему мир целый Казался прах и суета?
      Тяжело переживает Чацкий разочарование в любимой девушке. В запальчивости он упрекает ее даже в том, в чем она перед ним не виновата:
      Зачем меня надеждой завлекла?
      Зачем мне прямо не сказали,
      Что все прошедшее вы обратили в смех?
      «Тут что ни слово — то неправда, — говорит писатель Гончаров. — Никакой надеждой она его не завлекала. Она только и делала, что уходила от него, едва говорила с ним, призналась в равнодушии… Здесь изменяет ему не только ум, но и здравый смысл, даже простое приличие. Таких пустяков наделал он!» Но дело-то в том, что Чацкий отличается «искренностью и простотой… Он не франт, не лев…». В своем чувстве к Софье он непосредствен, искренен, честен. В то же время, ослепленный горем, он может быть запальчив и несправедлив. Но от этого образ Чацкого не только не снижается, а делается ближе нам, правдивее. Это живой человек, а не отвлеченная схема положительного героя, никогда не ошибающегося.
      Кто же такая Софья, которую так страстно любит Чацкий?
      Очень хорошо сказал о ней Гончаров: «Это смесь хороших инстинктов с ложью, живого ума с отсутствием всякого намека на идеи и убеждения, — путаница понятий, умственная и нравственная слепота — все это не имеет в ней характера личных пороков, а является как общие черты ее круга».
      Софья молода и неопытна, а воспитание и среда уже наложили отпечаток на ее взгляды и поступки. И Чацкому приходится признать, что он в ней горько обманулся.
      Личная драма Чацкого проходит перед глазами зрителя, осложняя общественную его драму, ожесточая Чацкого все более против всей дворянской Москвы.
      Чацкий и Фамусов. Чацкий близок людям декабристского склада, Фамусов 1 — главный его противник, защитник самодер-
      От латипского слова famosus, что значит «известный», «пользующийся славой» (хорошей или дурной).
      жавно-крепостнических порядков. Уже из I действия комедии становится ясно, насколько это разные люди. В последующих эпизодах Фамусов высказывает свое мнение о книгах, о службе. Из разговора Софьи с Лизой мы узнаем, что Фамусов, «как все московские», ценит в людях лишь чины и богатство, да и сам он говорит Софье: «Кто беден, тот тебе не пара». Все это уже создает определенное представление о Фамусове.
      Совсем иным предстает перед нами в I действии Чацкий. Искренний, оживленный свиданием с любимой девушкой, остроумный, он посмеивается над Фамусовым, остро вышучивает московских дворян фамусовского круга, их жизнь и времяпрепровождение.
      Так намечается почва для идейного конфликта между Фамусовым и Чацким, который и наступает во II действии. В их споре проявляется несогласие решительно по всем вопросам.
      Фамусов пытается поучать Чацкого: «Именьем, брат, не управляй оплошно. А главное — поди-тка послужи». Он подкрепляет свои поучения ссылкой на придворные порядки екатерининских времен, когда его дядя Максим Петрович лестыо и низкопоклонством снискал расположение императрицы, и убеждает Чацкого служить, «на старших глядя». «Служить бы рад, прислуживаться тошно», — отвечает Чацкий на это предложение. Он презирает людей, готовых
      У покровителей зевать на потолок,
      Явиться помолчать, пошаркать, пообедать,
      Подставить стул, поднять платок.
      Он считает, что нужно служить «делу, а не лицам», и одобряет тех молодых людей, которые «не торопятся вписаться в полк шутов». Чацкий защищает право человека свободно выбирать себе ванятия: путешествовать, жать в деревне, «вперить ум» в науки или посвятить себя «искусствам творческим, высоким и прекрасным». В ответ на это Фамусов объявляет Чацкого опасным человеком, не признающим властей, и угрожает ему судом.
      Защитник самодержавно-крепостнического строя, Фамусов восхищается старыми порядками, верностью родовитых москвичей дворянским традициям, старым устоям жизни. Этот богатый барин боится таких людей, как Чацкий, потому что они посягают на тог строй жизни, который является основой его благополучия.
      Фамусов — .крепостник, считающий вполне законным право помещика распоряжаться людьми так, как ему угодно: наказывать, продавать, ссылать в Сибирь, на каторгу или поселение. Он не признает в крепостных людях человеческого достоинства. Напротив, Чацкий высказывает уважение к простым людям, называет русский народ «умным, бодрым». Против таких крепостников, как Фамусов, и направляет Чацкий свой удар в знаменитом монологе «А судьи кто?..». Гневно обрушивается он на известного в Москве помещика-театрала, на «Нестора (главаря) негодяев знатных», который выменял на борзых собак преданных ему слуг, не раз
      спасавших его жизнь и честь. Он возмущается тем, что «отечества отцами» в обществе признаны жестокие крепостники, порабощающие народ. Эти люди «сужденья черпают из забытых газет», они укрывают расшитым мундиром свое слабодушие и рассудка нищету.
      Когда гости Фамусова «всем хором» объявляют Чацкого сумасшедшим, Фамусов утверждает, что он первый сделал это открытие, и обосновывает свое суждение:
      Попробуй о властях — и нивесть что наскажет!
      Чуть низко поклонись, согнись-ка кто кольцом,
      Хоть пред монаршиим лицом,
      Так назовет он подлецом!
      Причину сумасшествия Чацкого Фамусов видит в науке, в просвещении:
      Ученье — вот чума, ученость — вот причина,
      Что ныпче пуще, чем когда,
      Безумных развелось людей, и дел, и мнений.
      Различия во взглядах, культуре, морали ярко проявляются в речи Чацкого и Фамусова. Чацкий — человек образованный, речь его литературна, логична, богата интонациями, образна, в ней отражается глубина его чувств и мыслей. Чацкий — мастер афоризмов, едких эпиграмм. Так, в споре с Фамусовым (II действие) поражают точные, меткие, беспощадные характеристики, которыми он наделяет московских богачей. Ненависть и глубокое негодование Чацкого придают особую силу его сарказму. В обличительных монологах («А судьи кто?..» и др.) Чацкий поднимается до высокого гражданского пафоса. Слово Чацкого — разящее оружие; обличительный пафос его речи отвечает существу его прямой и страстной натуры.
      Речь Фамусова — это речь человека не очень образованного, но неглупого, хитрого, властного, барина, привыкшего считать себя непогрешимым. Он спорит с Чацким, отстаивает свои взгляды, порой проявляя и остроумие. В разговоре со Скалозубом тон его речи меняется: появляется вкрадчивость, подобострастие, в словах — ласкательные суффиксы (.«отдушничек», «в петличке орденок»). Он даже начинает прибавлять услужливое «-с»: «Сергей Сергеич, к нам сюда-с». Со слугами Фамусов говорит ворчливо и грубо, ругает их ослами, чурбанами, называет не иначе, как Петрушками, Фильками, Фомками, не считаясь с возрастом человека.
      Так Грибоедов противопоставляет «век нынешний» «веку минувшему».
      Чацкий и Молчялип. Если Фамусов и Чацкий — люди разных: поколений, то Молчалин и Чацкий — ровесники. Тем резче контраст между ними.
      Молчалин — счастливый соперник Чацкого в любви; но если бы Молчалин был достоин любви Софьи, Чацкому, может быть, было бы не так горько от сознания, что ему предпочли низкого, подлого человека. «Вон он, на цыпочках и не богат словами», — говорит Чацкий о секретаре Фамусова.
      Молчалин беден и безроден, но он поставил перед собой цель достичь «степеней известных». Й он их, по мнению Чацкого, достигнет: «Ведь нынче любят бессловесных». Молчалин знает, как ему надо себя вести, и определяет свою тактику:
      Во-первых, угождать всем людям без изъятья —
      Хозяину, где доведется жить,
      Начальнику, с кем буду я служить,
      Слуге его, который чистит платья,
      Швейцару, дворнику, для избежапья зла,
      Собаке дворника, чтоб ласкова была.
      Тактика Молчалина уже припесла свои плоды: он получил три награждения по службе. Сам Молчалин говорит, что у него два таланта — умеренность и аккуратность, на что Чацкий иронически замечает: «Чудеснейшие два! и стоят паших всех».
      В своем лицемерии и низкопоклонстве Молчалин действует не так грубо и откровенно, как подхалим старого времепи Максим Петрович. Он незаметно льстит при каждом удобном случае, льстит всем, кто может когда-нибудь быть полезным. Он прикидывается влюбленным в Софью: она дочь его начальника, и ее расположение очень может пригодиться. Оп заискивает перед Хлестовой, составляя ей партию для игры в карты и восторгаясь ее собачкой. Он советует Чацкому съездить с визитом к богатой и имеющей широкие связи Татьяне Юрьевне. На недоумепный вопрос Чацкого, зачем ему ехать к жепщине, о которой он «слыхал, что вздорная», Молчалин без стеснения (с Чацким он держится самоуверенно и нагловато, считая его человеком непрактичным) объясняет: «…частенько там Мы покровительство находил!, где не метим», — и удивляется возмущению Чацкого. Он восторгается «самим» Фомой Фомичом, удержавшимся на должности начальника отделения при трех лганистрах, Чацкий же говорит об этом чиповнике: «Пустейший человек, из самых бестолковых».
      Молчалин считает, что в его лета «не должпо сметь Свое суждение иметь», что «надобно ж зависеть от других», и на вопрос Чацкого: «Зачем же надобно?» — поясняет: «В чипах мы небольших». Такая тактика нужна Молчалину, только пока он в небольших чинах. Она не понадобится, когда он достигает «степеней известных», станет важным.чиновником и когда уже от пего будут зависеть другие люди.
      Рабская мораль низкопоклонника, не смеющего «свое суждение иметь», неприемлема для Чацкого. «Зачем же мнения чужие лолько святы?» — с иронией спрашивает оп Молчалина. Сам он свободно и прямо высказывает свои мнения. Чацкий убежден в том, что нужно судить о людях не по их положению в свете и богатству, а по деловым и нравственным качествам, и смело осуждает признанные московские авторитеты — Фому Фомича, Татьяну Юрьевну.
      Нравственное лицо Молчалина весьма неприглядно. Когда лицемерие его по отношению к Софье открылось, он попросту струсил. Он униженно ползает на коленях перед Софьей не потому, что чувствует свою вину, а потому, что может пострадать его карьера. Когда появляется Чацкий, Молчалин спасается бегством.
      «Молчалины блаженствуют на свете!» — с горечью восклицает Чацкий. Его возмущают жизненный практицизм и приспособленчество, возводимые Молчалиным в принцип и принимаемые, культивируемые в дворянском обществе.
      Чацкий и Скалозуб. Скалозуб, как и Молчалин, стремится к чинам. На военной службе он добрался уже до звания полковника. Цель его жизни — стать генералом. По его мнению, к получению чинов ведут «многие каналы», и он ни одним не пренебрегает. Скалозуб считает, что ему везет по службе: постоянно открываются нужные вакансии — «То старших выключат иных, Другие, смотришь, перебиты».
      При встрече со Скалозубом Чацкому нетрудно было понять, что тот попросту глуп и олицетворяет собой тупую аракчеевскую военщину. Если Фамусов в споре с Чацким способен связно высказать свои мысли, то Скалозуб даже не понимает, о чем идет речь. Когда требуется выразить мнение о Москве, он только и может сказать: «Дистанции огромного размера». Из страстной обличительной речи Чацкого об «отечества отцах», о «судьях» Скалозуб по-своему понял только его слова о гвардии и стал (откуда только взялось красноречие!) хвалить свою Первую армию: «А в Первой армии когда отстали? в чем?..»
      Скалозуба только и интересуют чины и награды, выпушки, погончики, петлички на мундирах, муштра, команда, фрунт. Он любит сплетни и охотно их пересказывает. Даже о вещах, не имеющих отношения к военной жизни, он говорит языком команды и. военного рапорта. Духом казармы пропитаны и его шутки. Когда Фамусов спрашивает, кем ему доводится Настасья Николаевна, Скалозуб отвечает: «Не знаю-с, виноват; Мы с нею вместе не служили».
      Скалозуб — ярый враг таких, как Чацкий, защитников просвещения, науки. «Ученостью меня не обморочишь», — говорит он и с удовольствием объявляет о новом проекте, по которому в школах будут учить только шагистике, «а книги сохранят так: для больших оказий».
      Устами Чацкого Грибоедов дает острую, похожую на эпиграмму характеристику Скалозуба: «Хрипун, удавленник, фагот,
      Созвездие маневров и мазурки». Такие самовлюбленные, тупые поклонники палочной муштры, враги свободы и просвещения преуспевали во времена Аракчеева в армии.
      Чацкий и фамусовское общество. Свободолюбивый герой противопоставлен в комедии не только отдельным лицам, но и фамусовскому обществу в целом.
      Создание широкой сатирической картины жизни реакционного дворянского общества — огромная заслуга Грибоедова. Он не ограничивается многосторонним изображением Фамусова как ба-рина-крепостника и чиновника-бюрократа. Писатель рисует его единомышленника, типичного для военных кругов, — карьериста Скалозуба, расширяет и расцвечивает картину введением множества эпизодических лиц, гостей в доме Фамусова. Все они объединены общими взглядами на жизнь и людей, но каждый имеет свой яркий, сатирически обрисованный характер.
      Хлестова — властная барыня, мать-командирша, типичная крепостница. Держится и говорит она грубовато, бесцеремонно.
      Завсегдатаем гостиных и столовых изображен «лгунишка, картежник, вор» Загорецкий. Однако он «мастер услужить», и потому везде его принимают.
      Репетилов отличается болтливостью, глупостью, ветреностью.
      С грустной иронией рисует Грибоедов образ «мужа-мальчика, мужа-слуги из жениных пажей» в слабохарактерном Платоне Михайловиче Гориче, всецело подчинившемся своей капризной жене Наталье Дмитриевне.
      Злая, недовольная всем на свете графиня Хрюмина-внучка приехала к Фамусовым со своей старой полуглухой бабушкой. Графиня-внучка проявляет особое пристрастие к «хорошему тону», который немыслим для нее без французского языка.
      Многочисленная княжеская семья Тугоуховских признает в людях только знатность, богатство, чины. Интересы княжон — наряды и сплетни; родители озабочены подыскиванием для дочерей подходящих женихов.
      Заядлые сплетники господа N. и D. с увлечением распространяют слух о сумасшествии Чацкого.
      Наконец, широкий социальный фон в комедии создается упоминанием в разговорах действующих лиц о множестве людей, их жизни и нравах (Кузьма Петрович, Фома Фомич, Татьяна Юрьевна и др.).
      Единомышленники есть и у Чацкого. Это упоминаемые лица: двоюродный. брат Скалозуба, племянник княгини Тугоуховской, профессора Педагогического института. Сам Чацкий постоянно говорит «мы», «один из нас», выступая, таким образом, не только от своего лица. Но все же здесь, в доме Фамусова, он одинок. Все фамусовское общество единодушно выступает против Чацкого. Софья раздражена из-за нападок Чацкого на Молчалина, Фамусов — из-за его «завиральных идей». Старуха Хлестова, привык-
      шая к тому, что ее слушают в почтительном молчании, оскорбилась, когда Чацкий захохотал в ответ на ее слова о Загорецком. Наталья Дмитриевна Горич в претензии на Чацкого за совет жить в деревне. Графиня-внучка обижена на Чацкого за то, что он якобы ее «модисткою изволил величать». Даже семейство Туго-уховских дурного мнения о нем: Чацкий не оправдал надежд как возможный жених, оп оказался не чиновен и не богат.
      Однако дело не только в отдельпых обидах. Чацкий ненавистен реакционному обществу как идейный враг, как передовой, свободолюбивый человек. И общество принимает свои меры, чтобы его обезвредить, — возводит на пего гнусную клевету.
      Обличение крепостнических взглядов, чинопочитания, невежества, преклонения перед всем иностранным, ничтожности интересов и безделья московских бар непрестанно звучит в комедии, начиная со сцены приезда Чацкого и кончая финалом пьесы. Чацкий критикует принятую в обществе систему воспитания и с осуждением говорит о невежественных учителях-иностранцах. Воспитание молодежи в духе презрения к народу, к национальной культуре, к русскому языку возмущает его. Всю страсть души своей он вкладывает в обличепие «пустого, рабского, слепого по-дражанья». Он призывает сильных душою людей «словом и примером Нас удержать, как крепкою вожжой, От жалкой тошноты по стороне чужой».
      Воскреснем ли когда от чужевластья мод?
      Чтоб умный, бодрый наш народ Хотя по языку пас не считал за немцев! — восклицает Чацкий.
      Поклонникам всего иностранного он противопоставляет передовых людей, «кто недруг выписных лиц, вычур, слов кудрявых». Эти люди, единомышленники Чацкого, осмеливаются «гласно объявлять» свои здравые мысли, но их-то и ненавидят в обществе, называя «мечтателями, опасными», сумасшедшими.
      Причиной «сумасшествия» Чацкого многие из гостей Фамусова считают просвещение, науку. Сами они — люди невежественные, хотя берутся обо всем судить, считая, что их мнения непререкаемы. Именно так отзывается Хлестова об образовании:
      И впрямь с ума сойдешь от этих, от одних От пансионов, школ, лицеев…
      Так во взглядах на общественные порядки, на воспитание и образование, гражданский долг и службу, национальную культуру, в отношении к людям, в понимании цели и смысла жизни Чацкий противостоит обществу невежд и крепостников. Сплетни, клевета — вот хспытапиое орудие борьбы этого общества с такими людьми, как Чацкий. Меткое, свободное, пламенное слово — оружие Чацкого. Но старый мир еще силен, и ряды его сторонников
      многочислейны. Чацкий вынужден бежать из дома Фамусова и из Москвы «искать по свету, Где оскорбленному есть чувству уголок».
      Однако бегство Чацкого из Москвы нельзя воспринять как его поражение. «Чацкий сломлен количеством старой силы, панеся ей в свою очередь смертельный удар качеством силы свежей, — так определяет значение Чацкого Гончаров. — Он вечный обличитель лжи, запрятавшейся в пословицу: «Один в поле не воин». Нет, воин, если он Чацкий, и притом победитель, но передовой воин, застрельщик и — всегда жертва». В речах позднейших Чацких — борцов со старым, отживающим во имя нового, развивающегося — будут, по мнению Гончарова, слышны смысл и тон речей Чацкого. Гончаров видит в этом бессмертие комедии.
      Декабристы воспринимали Чацкого как близкого им человека. А. Бестужев говорил: «…это благородное пегодовапие ко всему низкому, эта гордая смелость в лице Чацкого проникла в меня до глубины души». Позднее Герцен писал о близости Чацкого к декабристам: «Чацкий шел прямой дорогой на каторжную работу…»; «…образ Чацкого, меланхолический, ушедший в свою иронию, трепещущий от негодования - и полный мечтательных идеалов, появляется в последний момент царствования Александра I, накануне восстания па Исаакиевской площади; это — декабрист».
      Белинский считал «Горе от ума» энергичным протестом против «гнусной расейской действительности». Носителем протеста и является в комедии страстный, умный и непримиримый Чацкий.
      Идейное содержание комедии п ее знамение. Писатели-классицисты обычно выделяли в образах своих героев преимущественно одну какую-либо черту характера. Фонвизин в «Недоросле» еще не смог в полной мере преодолеть эту особенность драматургии классицизма. В значительной степени это сделал Грибоедов. В ярких, реалистических образах раскрылось богатое идейное содержание комедии «Горе от ума». Драматург, изобразив целостную картину жизни барской Москвы, убедительно показал, чем порождены пороки людей, пх взгляды, отпошепио к жизни. Именно крепостническая действительность породила жестокость, самодурство одних и приниженность, низкопоклонство, безгласие других. Но эта же действительность породила и бунтарей, протестантов, «возмутителей спокойствия».
      Идейная направленность комедии, прогрессивные устремления ее автора отчетливо проявились потому, что характеры персонажей изображены широко и правдиво.
      Так, Фамусов и бюрократ, бездельпик, защитпик старины, враг просвещения, властный барин-кропостпик, подобострастный к тузам, и гостеприимный хозяин, неглупый, а иногда к остроумный человек.
      Сравнивая Чацкого с положительными героями «Недоросля», мы видим принципиально новое решение проблемы положительного героя в комедии «Горе от ума». Чацкий — сложная, многогранная личность, наделенная автором разнообразными чувствами: он ненавидит век «покорности и страха», бичует помещиков-кре-постциков, ратует за просвещепие, пылко любит Софью; герой умен, остроумен, зол, весел, вспыльчив, нежен, насмешлив, решителен. Как видим, Грибоедов раскрывает психологию положительного героя, обусловленную средой и духом времени.
      Жизненность образов, созданных Грибоедовым, так поразила современников драматурга, что буквально вся Москва отыскивала и находила в своей среде тех людей, с которых могли быть списаны герои комедии. Драматург, конечно, не списывал своих героев с живой натуры. Он показал общее в частном, индивидуальном и создал типические характеры, что и явилось шагом вперед на пути формирования реализма.
      Грибоедов смело ввел в пьесу разговорный язык и умело соединил его с литературным. Он показал своей комедией, насколько меток, богат, красочен русский язык. «Будущее оценит достойно сию комедию и поставит ее в число первых творений народных», — предсказал А. А. Бестужев. М. Горький говорил, что образы «Горя от ума», в которых исторически точно отразилась эпоха, вышли далеко за пределы своего времени.
      Сатирические образы, созданные Грибоедовым, позднее были развиты и переосмыслены М. Е. Салтыковым-Щедриным в соответствии с его эпохой. В хронике «В среде умеренности и аккуратности» великий сатирик представил дальнейший жизненный путь Молчалина, достигающего и в новых условиях «степеней известных».
      В. И. Ленин высоко ценил меткое слово Грибоедова и часто использовал созданные писателем образы, наполняя их новым политическим содержанием. Так, он писал о кадетском духе умеренных и аккуратных молчалиных — мещан и чиновников, о кадетской Марье Алексевне — олицетворении буржуазного общественного мнения, о новейших меньшевистских репетиловых, о современных Фамусовых и скалозубах. Для заглавия одной из своих статей Ленин выбрал слова Чацкого «А судьи кто?».
      «Горе от ума» вошло в сокровищницу нашей национальной культуры. Комедия и сейчас не утратила своей общественной, нравственной и художественной силы. Гневное, непримиримое отношение Грибоедова к косности, несправедливости, подлости, лицемерию понятно нам, советским людям.
      Великий создатель «Горя от ума» — наш союзник в борьбе со всем отживающим, отсталым, что встречается еще подчас в нашей жизни. Образ же Чацкого с неувядающей силой говорит нам О любви к родине, о непримиримости ко всему низкому и косному, о честности и гуманности — необходимых качествах настоящего человека.
     
      1. В чем причины столкновения Чацкого с Фамусовым и его единомышленниками? 2. Каковы жизненные идеалы фамусовского общества? 3. Против чего и как борется Чацкий? Каковы его общественно-политические и нравственные идеалы? 4. Как оценивает И. А. Гончаров в статье «Мильон терзаний» образ Чацкого? Каково мнение критика о языке и стихе «Горя от ума» ? S. Как проявляется в комедии общественно-политическая позиция автора? 6. Расскажите об особенностях композиции пьесы и о мастерстве Грибоедова в обрисовке характеров. 7. В чем общественно-политическое и литературное значение комедии «Горе от ума» ?
      Рекомендуемые книги
      Научно-популярная литература
      Гончаров И. А. Мильон терзаний; Орлов Вл. Грибоедов. Л., 1967; Муратов М. В., Муратова Т. Г. Александр Сергеевич Грибоедов. М., 1966.
      Художественная литература
      Тынянов Ю. Кюхля; Тынянов Ю. Смерть Вазир-Мухтара.
     
     
      АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ПУШКИН
      1799 — 1837
     
      ДЕТСТВО (1799 — 1811)
      Александр Сергеевич Пушкин родился в Москве 26 мая 1799 года. Отец поэта, отставной майор Сергей Львович Пушкин, принадлежал к стариппому, по обедневшему дворяпскому роду. Мать, Надежда Осиповна, была внучкой Ибрагима Ганнибала, выходца из Северной Абиссинии, нареченного в России Абрамом Петровичем.
      Отец поэта слыл острословом, увлекался литературой и любил декламировать из Мольера, Расина и других французских драматургов.
      Сергей Львович собрал большую библиотеку, преимущественно из сочинений французских авторов и философов-просветителей XVIII века (Руссо, Дидро, Монтескье, Гельвеция и других), легко писал стихи по-французски, а иногда и по-русски. Но особепно отец Пушкипа блистал двумя «талантами»: умением завязывать литературные знакомства и играть в любительских спектаклях, которые обычно сам и устраивал. Пушкины часто принимали у себя видных литераторов или встречались с ними в других домах. Они познакомились с писателем, будущим знамепитым историком Н. М. Карамзиным (автором «Истории Государства Российского»), молодым, еще только вступившим на литературное поприще В. А. Жуковским. Непременным участником московских литературных вечеров был В. Л. Пушкип — дядя великого поэта и по родству и «па Парнасе» (то есть на поэтическом поприще), как шутил А. С. Пушкин.
      Пушкин рос задумчивым и рассеянным, что вызывало у родителей недоумение. А между тем эти черты свидетельствовали о ранней внутренней сосредоточенности мальчика, о его полном погружении в свой особый, еще детский, но уже поэтический мир.
      Впоследствии, однако, все изменилось: Пушкин стал живым, шаловливым ребенком, поражавшим родителей своим «пылким
      нравом, необыкновенной памятью и, в особенности, наблюдательным не по годам умом».
      Домашнее воспитание Пушкина было обычным для большинства дворянских семей, имевших достаток и живших в Петербурге или в Москве. Родители читали детям французские книги и разговаривали дома только по-французски.
      И детям они дали французское воспитание, пригласив гувернанток и гувернеров.
      В ранпем детстве поэт почти не говорил по-русски и не знал русского языка. Его первыми учителями родного языка были бабушка Марья Алексеевна, великолепно владевшая русской речью, няня Арина Родионовна, сказочница и певунья, и дядька Никита Козлов, прошедший с Пушкиным весь его жизненный путь. Благодаря им да общению с крепостными Пушкин выучился русской грамоте, усвоил дух и склад живой родной речи. «Предапья старпны глубокой», рассказываемые бабушкой, няней, уживались с чтением иностранной и отечественной литературы. В отличие от своих сверстников Пушкин был наделен необыкновенными творческими способностями. Атмосфера родительского дома стала превосходной умственной школой для пытливого ребенка. Она развила поэтическое воображение, обогатила ум и чувства поэта знанием великих достижений мировой культуры.
     
      ЛИЦЕЙ (1811 — 1817)
      В 1811 году Пушкин поступил в только что открывшийся Царскосельский лицей, куда его привез дядя Василий Львович.
      На лицей возлагались большие надежды: он должен был готовить воспитанников для государственной деятельности и приравнивался к российским университетам. Срок обучения в лицее определялся шестью годами и делился на два курса — начальный и окончательный. Учебная программа лицея была пестрой и несовершенной. Бессистемная широта программы не способствовала глубокому усвоению наук. Впрочем, от воспитанников не требовали равного овладения всеми предметами.
      Из всех лицейских профессоров Пушкин, как и другие лицеисты, выделил профессора нравственных наук А. П. Куницына.
      Царскосельский лицей. Фото.
      Поэт надолго запомнил его пламенную патриотическую речь на открытии лицея («И мы пришли. И встретил нас Куницын») я лекции Куницына о естественном праве. Профессор утверждал, что от природы все люди равны и рождены свободными. Отсюда следовал вывод: «Никто не может приоресть права собственности на другого человека». Это было ясно, понятно и справедливо. Молодой талантливый учитель сумел увлечь поэта и его товарищей подлинной любовью к свободе, ненавистью к деспотизму и позорному крепостному праву. И Пушкин в одном из вариантов стихотворения «19 октября» (1825) вспомнил о любимом профессоре:
      Куницыну дар сердца и нппа!
      Он создал нас, он воспитал наш пламень,
      Поставлен им краеугольный камень,
      Им чистая лампада возжена…
      Остальные профессора, кроме Л. И. Галича и Н. Ф. Кошан-ского, не оставили большого следа в духовном развитии Пушкина, но поэт ко всем без исключения обратил мудрые строки в том же стихотворении:
      Наставникам, хранившим юность нашу,
      Всем честию, и мертвым и живым,
      К устам подъяв признательную чашу,
      Не помня зла, за благо воздадим.
      Лицей был основан в грозную для России пору: огромная французская армия стояла у западных границ страны. Вскоре
      началась Отечественная война 1812 года. Через Царское Село шли войска. Лицеисты их провожали:
      Вы помните: текла за ратью рать,
      Со старшими мы братьями прощались…
      «Выла пора…». 1836
      В свободные от уроков часы воспитанники вместе с педагогами спешили в газетную комнату, чтобы узнать свежие новости о движении неприятеля. Всех охватило глубокое патриотическое воодушевление. Оно сблизило лицеистов и одухотворило их дружбу. Причастность к исторической судьбе народа предопределила дальнейшее развитие творчества Пушкина как русского национального поэта.
      После войны 1812 года в русском обществе усилилось политическое брожение. Все ждали значительных перемен в общественной жизни. Разговоры о свободе не прекращались. После заграничных походов вернулись русские офицеры, и лицеисты стали встречаться с ними. Пушкин познакомился с П. Я. Чаадаевым, блестящим гусарским офицером, философом, человеком острого ума, мятежного духа и поистине революционного темперамента. П. Я. Чаадаев с увлечением говорил о пагубности самодержавия. Юный лицеист восхищался им. Впоследствии Пушкин, по его собственному признанию, высоко оценивал значение Чаадаева для своего умственного и нравственного развития. Идеи Чаадаева были сходны с мыслями Куницына. Эти два человека впервые заставили Пушкина самостоятельно задуматься над положением дел в России.
      Пушкин рано осознал, что собственность на людей — несправедливое и постыдное право. А ведь оно лежит в основе всей государственной системы России, которую спасли во время наполеоновского нашествия именно крепостные люди, подобные дядьке Никите Козлову. Он чувствовал, что крепостное право — зло и его нужно отменить, уничтожить, чтобы все люди были свобод- выми. Сам Пушкин дорожил свободой, испытывал страстное желание независимости и хотел такой же независимости для других людей. Пушкин проникся этими идеями, и они отразились как в лицейских («Лицинию»), так и в первых послелицейских стихотворениях («Вольность»).
      Пушкина взволновали не только идеи Чаадаева: он испытал на себе обаяние всей его личности. Он гордился знакомством с Чаадаевым и горько сожалел о том, что судьба не предоставила этому умному и образованнейшему человеку обширного поля государственной деятельности.
      Пушкину хотелось скорее принять непосредственное участие в многообразной и кипучей общественно-литературной жизни. Поэтому он стал тяготиться пребыванием в лицее, закрытом учебном заведении. В его стихотворениях все чаще прорываются жалобы на вынужденное невольничество.
      Эту грусть до известной степени скрашивала дружба лицеистов. Она питалась патриотическими чувствами, а также играми, забавами и общими духовными интересами. Пушкин увлекался борьбой, фехтованием, играл в ланту, в мяч и очень сердился, когда его побеждали. Он, однако, легко забывал пустячные обиды, но долго помнил серьезные, нанесенные ему как человеку и унижающие его личпое достоинство. .Таких обид он пе прощал. Но если же был виноват сам или принял недоразумение за оскорбление, то всегда искренне раскаивался и делал это с такой подкупающей простотой и непринужденностью, что нельзя было не поверить в нравственную чистоту его намерений и доброту его сердца.
      Пушкин отличался в лицее веселостью и насмешливостью. Он любил подтрунивать над лицеистами, но шутки Пушкина никогда не затрагивали чести и достоинства товарищей. Вот, например, какие строки посвятил он Дельвигу, которого нежно любил и к которому рано привязался:
      Дай руку, Дельвиг! что ты спишь?
      Проспись, лепивец сонный!
      Ты не под кафедрой сидишь,
      Латыпью усыпленный.
      Такие шутки не оскорбляли и не причиняли вреда — о лености и сонливости Дельвига в классах ходили легенды.
      Особенно мужали и сплачивались лицеисты в спорах и поэтических состязаниях. Недаром впоследствии Пушкин отметил эту особенность «прекрасного союза» — «Срастался он под сенью дружных муз». Педагоги поощряли литературное творчество, и вскоре в лицее обнаружилось много стихотворцев. Стихи писали Кюхельбекер, Дельвиг, Илличевский, Корсаков и Яковлев, но первенство Пушкина признавали все. И, конечно, не случайпо, что имеппо Пушкину предложили написать стихотворение и прочесть его на экзамене 8 января 1815 года в присутствии знатных вельмож.
      Лицеисты знали, что сам Державин — первый поэт XVIII века — будет среди именитых гостей. В оде «Воспоминания в Царском Селе» Пушкин прославил победу русского оружия в Отечественной войпе 1812 года. Его привлекла патриотическая тема тесного союза ратного подвига и поэзии. В оде упоминался и Державин, воспевший «струпами громозвучных лир» полководческий талант Суворова.
      Пушкин прочел стихотворение «с необыкновенным оживлением». Державин был растрогай и хотел его обнять. Позднее Пушкин придал этому событию особый смысл и воспринял прощальный привет Державина как естественную, закономерную смену поэтических поколений и эпох. Он осознал себя наследником национальных стихотворных традиций:
      Старик Державин нас заметил
      И, в гроо сходя, благословил.
      Под печатным текстом «Воспоминаний в Царском Селе» Пушкин впервые поставил полную подпись: Александр Пушкин. Имя Пушкина стало известно за пределами лицея.
      Вдохновение не покидало Пушкина в лицейские годы. По воспоминаниям современников, товарищи часто видели его хмурым, задумчивым, грызущим от нетерпепия перо или с огненным взором читающим про себя только что сочиненные стихи.
      Лицейская лирика отразила сложный путь рождения гениального поэта. Юный Пушкин часто воображал себя то мечтательным, грустным поэтом («Певец»), то ленивым мудрецом («Городок»), то беспечным и веселым гулякой («Пирующие студенты»). Конечно, Пушкин в жизни не был похож па те литературные образы, которые возникали в его стихотворениях. Герой лицейских произведений еще очень условен. Постепенпо Пушкин все чаще обращался к реальным картинам и освобождался от условных образов, возникающих в его ранних стихотворениях. Поэзия Пушкина опиралась на реальные предметы и явления жизни.
      Уже в лицейской лирике звучат политические мотивы. В стихотворении «Лицинию» юный поэт выступает против рабства и тирании. Изображая Древний Рим, он подразумевает Россию. Современники хорошо понимали, что знаменитая строка — «Свободой Рим возрос, а рабством погублен» — грозное предупреждение тиранам.
      Таким образом, лицейский период — пора ученичества и поисков самостоятельного пути — запомнился Пушкину и патриотическим подъемом 1812 года, и тесной лицейской дружбой, и первыми волнениями сердца, и свободолюбивыми мечтами, и началом его поэтической славы.
     
      1. Изучая биографию А. С. Пушкина, постепенно составляйте хроноло-
      гическую канву его жизни и творчества. Примерные формы записи: важнейшие исторические события, события в жизни поэта, год создания выдающихся художественных произведений. 2. Что и как повлияло на формирование личности и взглядов Пушкина в лицейские годы? 3. Какова тематика лицейских стихотворений Пушкина?
     
      ПЕТЕРБУРГ (1817 — 1820)
      Прошли лицейские годы, и с ними окончилась юность Пушкина. Полным творческих замыслов поэт вступил в новую пору своей жизни. Видные русские литераторы и поэты: Карамзин, Жуковский, Батюшков, Вяземский — прочили Пушкину поэтическую славу. Служба в Коллегии иностранных дел, куда был зачислен молодой коллежский секретарь Александр Пушкин по выходе из лицея, не обременяла его. Первоначально поэт уехал в Михайловское, но в августе 1817 года вернулся в Петербург и поселился с родителями на окраине столицы.
      А. С. Пушкин в Каменке среди декабристов. Рисунок Д. Кардовского.
      Радостное чувство овладело Пушкиным. Поэт ощутил полноту жизни, наслаждался молодостью, здоровьем, избытком душевных сил. Пушкин с увлечением отдался ноэзии, искусству, политическим спорам, игре воображения, дружеским встречам. Круг знакомых Пушкина расширился: здесь и друзья-лицеисты, и новые ценители его таланта.
      Не нужно, однако, представлять Пушкина расточающим в безделье свои духовные силы. Особенностью тогдашних дружеских сходок было не одно лишь бездумное веселье. Встречи друзей одухотворялись серьезпыми разговорами и свободолюбивыми мечтами, оживлялись стихами, шутками. Молодежь бросала своеобразный вызов казенному обществу, которое привыкло ценить людей за их знатное происхождение, за богатство, за добытые лестью или искательством чипы. На встречах молодежи все были равны, независимы. Здесь ценили друг друга за ум, талант, способности. Вот почему правительство Александра I, а позднее и Николая I внимательно присматривало за молодыми вольнодумцами, которые вместо ревностной службы в расчете на чины и награды, вместо прилежного послушания утверждали новые человеческие отношения, основанные на раведстве и личном достоинстве. Дух независимости и свободы противостоял мелкой светской суете, ловле чинов и поискам выгодного служебного места.
      Пушкин сблизился с самыми передовыми людьми своего времени, вошел в круг вольномыслящей молодежи, которая мечтала
      об ограничении власти царя конституцией. Пушкин охотно читал здесь свои политические стихи, знал, что в этом обществе поймут пламенные порывы его мятежного сердца. Несколько позже, в 1819 году, Пушкин стал посещать дом Н. В. Всеволожского, друга поэта, любителя театра, у которого собирались члены кружка «Зеленая лампа» ’, тесно связанные с ранним декабристским обществом «Союз благоденствия». Сюда входили поэт Федор Глинка, декабрист Сергей Трубецкой, приятель Пушкина, офицер Яков Толстой и другие участники. Собрания кружка сохранялись в тайне. На них обсуждались политические, экономические, социальные вопросы. Каждая тема в конечном итоге сводилась к двум — к необходимости устранить или ограничить монархическое правление и уничтожить крепостное состояние.
      В кругу этих политических споров возникает и питается ими вольнолюбивая лирика Пушкина. Одним из самых значительных стихотворений была написанная в 1817 году ода «Вольпость».
      "Вольность" (1817). Уже само название оды должно было напомнить читателю радищевскую оду «Вольность», известную молодежи по спискам.
      В первых строках Пушкин определяет цель оды — «На тронах поразить порок». Он прибегает к торжественному строю речи. Поэт полон благородного, возвышенного негодования, обличая «тиранов мира», попирающих естественное право народа на свободу. Он призывает свято соблюдать закон, которому одинаково подвластны и народ, и царь. Нарушение закона гибельно для государства. В условиях самодержавной России эти идеи Пушкина, несмотря на их отвлеченный и умерепнцй характер, приобретали глубоко революционный смысл, потому что поэт осуждал тиранию верховной власти и грозил ей неминуемым возмездием.
      "Деревня" (1810). Одним из самых смелых политических стихотворений Пушкина стала «Деревпя». В оде «Вольность» поэт возвысил свой голос против тиранов, попирающих закон. В «Деревне» он гневно осудил крепостничество.
      В стихотворении последовательно развивается одна мысль. Предметом стихотворепия становится прежде всего конфликт внутри души поэта, порожденный контрастными картинами деревенской жизни. Сначала автор предстает поэтом-мечтателем и думает об уединении на лоне природы, вдали от «суетных оков»:
      Приветствую тебя, пустынный уголок,
      Приют спокойствия, трудов и вдохновенья…
      1 Название это возникло вследствие того, что гости рассаживались за круглым столом, над которым висел абажур зеленого цвета. Члены кружка носили кольца с изображением светильни (лампы). Общество называлось также «Зеленой книгой», так как устав его хранился в зеленом переплете.
      Скромный деревенский пейзаж дороже поэту «порочного дворца цирцей» и «роскошных пиров». С сельским миром его роднят труд, душевное спокойствие и чувство свободы. В «пустынном уголке» он полон высоких дум:
      Я здесь, от суетпых оков освбожденный,
      Учуся в истине блаженство находить,
      Свободною душой закон боготворить…
      Поэт надеялся, что, уединившись в деревне и предавшись поэзии, он обретет покой и вдохновение. Но жизнь разрушила эти сладкие мечты: поэт увидел не только мирный и красивый пейзаж. Он поражен зрелищем рабства, беззакония и несправедливости:
      Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
      Присвоило себе насильственной лозой И труд, и собственность, и время земледельца.
      Мечтателю деревня рисовалась в слишком розовых красках. На самом же деле здесь царствует «барство дикое». Прекрасная природа («Среди цветущих нив и гор…») противопоставлена картине позорного рабства, несовместимого с ней. Контраст выражен и в построении (композиции), и в лексике, и в интонации. Воспроизводя первую картину, поэт размышляет, он задумчив. Медленным взором он обводит открывающийся сельский пейзаж. Слова здесь точно определяют предметы и выражают чувства человека, взволнованного красотой природы («темный сад», «двух озер лазурные равнины»). Ток описания — размеренный, сосредоточенный. При изображении второй картины все меняется: исчезает медлительность и появляется торжественность. Созерцание уступает место негодованию. Возникают ораторские обороты с характерными для них риторическими вопросами и восклицаниями. Повышается количество слов, несущих оценочную, эмоционально выразительную нагрузку: «мысль ужасная», «убийственный позор», «барство дикое», «насильственной лозой», «рабство тощее», «тягостный прем» и т. д. Возмущенный картиной страшного произвола,. поэт-мечтатель превращается в поэта-гражданина и выступает не только от своего лица, но и от имени передовых людей, жаждущих освобождения народа. Недаром он называет себя «другом человечества» и призывает «витийства грозный дар» с тем, чтобы не умиротворять, а «тревожить сердца». Так логически ясно развивается мысль Пушкина. Поэт порывает с первоначальным книжным и неглубоким восприятием деревни и устремляется к познанию реальпых противоречий русской действительности.
      В «Деревне», как и в оде «Вольность», Пушкин видит свободу человека, закрепленную в законе (конституции):
      Свободною душой закон боготворить…
      При этом личная свобода каждого человека неотделима для Пушкина от свободы народа. Поэтому он, надеясь еще в то время на милость царя, вопрошает:
      Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный v И рабство, падшее по манию царя,
      И над отечеством свободы просвещенной Взойдет ли наконец прекрасная заря?
      В этих последних строках слышится страстное ожидание свободы, горячий ее призыв.
      "К Чаадаеву" (1818). Вольнолюбие с особой силой в петербургский период проявилось в стихотворении «К Чаадаеву», которое написано в жанре дружеского послания. У Пушкина личная тема, не теряя интимного характера, наполняется глубоким общественным содержанием. Радость жизни и счастье человек может постичь лишь в свободном обществе. Поэтому в стихотворении на первый план выдвигается мысль об отчизне, служение которой становится потребностью души поэта. В стихотворении чувства Чаадаева и Пушкина объединяются («Недолго нежил нас обман…», «Но в нас горит еще желанье…», «Мы ждем с томленьем упованья…», «Напишут наши имена!»). Их дружба питалась высокими гражданскими мыслями и чувствами о свободе народа, стонущего под игом самовластья.
      Стихотворение начинается с грустной поты: упоение жизнью, ее радости, ее надежды оказались всего лишь «обмапом». При столкновении с реальностью мечты о славе, любви, свободе часто оборачиваются неверием, сомнением. Так было с Чаадаевым. Пушкин мягко и нежпо поддерживает в своем друге твердую уверенность в конечной победе свободолюбивых идей, в том, что мечты о славе (а он считал Чаадаева человеком государственного ума) не напрасны. Печальный тон сменяется бодрым, жизнерадостным:
      Но в нас горят еще желанья…
      Стихотворение превращается в вольный, ничем не остановимый порыв к свободе. Страстную жажду «вольности святой» не могут победить ни трудности борьбы, ни грозящие преграды, ни «гнет власти роковой». Порыв к свободе, нетерпеливое ожидание ее торжества выражают могучее вольнолюбие поэта. Вот почему столь повелительно и призывно («Товарищ, верь…») обращение Пушкина к другу, столь убежденна его речь, полная пророческого предсказания:
      И на обломках самовластья
      Напишут наши имена!
      В стихотворении по сравнению с «Деревней» и «Вольностью» слово «свобода» обогатилось новыми оттенками. В «Деревне» и
      «Вольности» Пушкин подразумевал под свободой прежде всего задан, конституцию, ограничивающие власть царя. В послании «К Чаадаеву» сохранилось такое понимание слова «свобода».
      Однако слова «на обломках самовластья» могли восприниматься и воспринимались в более широком смысле, как полное упразднение самодержавия. Таким образом, слово «свобода» несло в себе более широкое значение, чем то, которое придавал ему поэт.
      Стихотворение насыщено общественно-политической лексикой («отчизна», «гнет», «власть», «свобода», «честь», « самовластье 1), характерной для ранней и поздней декабристской поэзии, в частности для Рылеева. Но Рылеев считал личное ниже общественного. У Пушкина же личное неотделимо от общественного. Искренним призывом к свободе, верой в ее торжество и горячим личным воодушевлением было проникнуто послание «К Чаадаеву». Это привлекло к нему сочувствие и любовь современников и потомков.
      Вместе с одой «Вольность», стихотворением «Деревня» и посланием «К Чаадаеву» появились и другие произведения свободолюбивого содержания — эпиграммы на Александра I, «кочующего деспота», на Аракчеева, архимандрита Фотия. Пушкин ненавидел всякое ханжество, лицемерие, нарочитую религиозность* процветавшие при дворе Александра I. Пушкинские стихотворения читались вслух, расходились в многочисленных списках и в устной передаче. Пушкин действительно был поэтическим голосом передовых дворян. В этом смысле он по праву может быть назван поэтом декабристского круга, потому что идеи передовой дворянской молодежи были его, Пушкина, идеями, вошли в его сознание и стали его чувствами. Однако и поэтическое выражение свободолюбивых идей под пером Пушкина перекрывало даже самую решительную декабристскую программу. Поэтому не только Пушкин обязан декабристам, но и декабристы — Пушкину, который придал политическим и общественным идеям поэтически совершенную форму. А так как стихи Пушкина обладали удивительной силой воздействия на читателей, то они вербовали все новых сторонников движения.
      Итогом пушкинского творчества в петербургский период стала поэма-сказка «Руслан и Людмила». Она была начата Пушкиным, по его словам, в лицее, а закопчена в марте 1820 года. На Кавказе поэма дополнилась эпилогом, а в конце 1820-х годов — прологом.
      "Руслан и Людмила" (1820). Первая поэма Пушкина — новаторское произведение. Русские романтики — Жуковский, Рылеев — испытывали большой интерес к родной истории. «Думы» Рылеева и его поэмы посвящены историческим событиям. Пушкин в «Руслане и Людмиле» тоже обратился к истории и широко использовал старинные народные сказания. В основе сюжета
      Село Михайловское. Литография Т. Михайлова.
      поэмы — любовь главных героев, которые на пути к счастью встречают множество препятствий. Приключения героев, их встречи со злыми и добрыми волшебниками сообщают поэме сказочный колорит. Но в поэму входит и героическая история. В последней, шестой песне Руслан борется за независимость родины с захватчиками-печенегами. Это патриотическое чувство сближает Руслана с былинными богатырями. Вместе с тем пушкинские герои еще очень условны: они не всегда действуют в соответствии с их собственной психологией и ситуациями, в которых оказываются. Так, Людмила скорее похожа на кокетливую барышню пушкинского времени, чем на степенную древнерусскую красавицу. Руслан тоже не всегда выглядит былинным богатырем, а напоминает романтического героя, совершающего подвиги во славу возлюбленной.
      В любовных приключениях героев в полной мере запечатлелась жизнерадостность Пушкина, его вера в победу справедливости, добра и красоты.
      Новаторский характер поэмы связан также с образом автора. Современник читателей, а не героев, автор разъясняет ход событий, иронически толкует их. Он сообщает читателям массу далеких от сюжета поэмы сведений, смеется над поступками, мыслями, намерениями, душевными движениями героев. Он, конечно же, не верит во все те чудеса, о которых рассказывает. Он молод, игрив, весел, забавен, остроумен. Поэма — его воображение, его вымысел, и он волен поступать с героями так, как ему взду-
      мается. Благодаря образу автора история и современность в поэме связались воедино, и Пушкин смог выразить личную точку зрения на героев и их приключения. Заметим, что тот же способ впоследствии он применил в романе «Евгений Онегин».
      Современники по-разному оценили поэму, но, может быть, самым дорогим для Пушкина был отзыв Жуковского, подарившего автору «Руслана и Людмилы» свой портрет со знаменитой надписью: «Победителю ученику от побежденного учителя…»
      Созданием поэмы «Руслан и Людмила» закончился петербургский период жизни и творчества Пушкина. В это время были заложены основы его оптимистического мировоззрения. Пушкинское творчество выросло и развилось в годы подъема дворянского освободительного движения и расцвета декабристских идей.
     
      1. Какова тематика произведений Пушкина в петербургский период (1817 — 1820)? 2. В каких стихотворениях и как выражаются вольнолюбивые мысли автора? 3. Чем молодой поэт навлекал на себя гнев царского правительства?
     
     
      ЮЖНАЯ ССЫЛКА (1820 — 1824)
     
      Гроза над Пушкиным разразилась внезапно. В эпилоге к поэме«Руслан и Людмила» он писал:
      На крыльях вымысла носимый,
      Ум улетал за край земной;
      И между тем грозы незримой
      Сбиралась туча надо мной!..
      Казалось, ничто не могло омрачить ни светлого настроения Пушкина, ни его искрометной веселости. Но вот Александр I упрекает директора лицея Энгельгардта в том, что бывший царскосельский воспитанник «наводнил Россию возмутительными стихами» *, и приказывает генерал-губернатору Милорадовичу арестовать поэта. В апреле 1820 года Милорадович пригласил к себе Пушкина и доверительно сообщил ему об опасности. Поэт ответил губернатору, что бумаги его сожжены, но что он может восстановить стихи по памяти, и тут же написал все вольнолюбивые стихотворения, кроме одной эпиграммы. Милорадович просил царя простить молодого поэта, который пленил его своим благородством. Но царь был неумолим. Александр I колебался, куда сослать Пушкина — в Сибирь или в Соловецкий монастырь. Друзья приложили немало усилий, чтобы облегчить участь поэта. Хлопотали все — и Карамзин, и Жуковский, и Чаадаев. Наконец царь уступил:
      1 Стихами, призывающими к возмущению, к мятежу, к восстанию.
      Пушкин направлялся в южные губернии под начальство генерала И. Н. Инзова. 6 мая 1820 года Пушкин выехал в южную ссылку.
      В середине мая 1820 года Пушкин прибыл в Екатеринослав (ныне Днепропетровск). Генерал Инзов встретил его дружелюбно. После шумной петербургской жизни Пушкин почувствовал в Ека-теринославе скуку. К тому же он тяжело заболел. В это время в Екатеринослав приехала семья прославленного героя Отече-ственной войны 1812 года генерала Раевского. Путь ее лежал на кавказские воды. Инзов согласился отпустить Пушкина для лечения, и поэт вместе с Раевскими поехал на юг.
      Поэт был окружен дружеской заботой. С живым любопытством слушал он рассказы генерала Раевского о военных походах. Внимание поэта привлекла и юная Мария Раевская. Пушкин любовался ее детской непосредственностью. На Кавказе к путешественникам присоединился Александр Раевский, старший сын генерала. По натуре он был прямой противоположностью поэта, все подвергал сомнению и скептическому анализу. Но тем больший интерес для поэта представляли их беседы.
      Путешествие увлекло Пушкина. Сначала он увидел степь, затем море, потом Кавказские горы… Все было ново и необычно. Пушкин купался в источниках, поднимался на горы. Он слушал преданья о жизни кавказских народов, знакомился с их обычаями. Кавказская природа, древние легенды взволновали Пушкина.
      По сравнению с Россией Кавказ, несмотря на большую и древнюю культуру его народов, передовые дворяне считали отсталым, Нецивилизованным краем. Но там, по их мысли, человек стоял ближе к природе и мог полнее и ярче проявить свои личные способности. В России дворянский интеллигент был скован цепями светских предрассудков и условностей, которые мешали ему раскрыть личное духовное богатство. На Кавказе Пушкин увидел простых, гордых, сильных духом людей, и ему показалось, что Каждый здесь поступает только по своему желанию и только по своей воле. Свобода, думал Пушкин, не удовлетворенный моралью света и общественными отношениями в России, может быть достигнута личным усилием избранных и одиноких героев. Но на его родине уже появился новый человек: отвергая деспотизм, господствующие нравственные отношения между людьми, крепостное состояние, этот человек был разочарован в жизни вообще а граждански пассивен. Так возникает пушкинский романтизм, в котором неудовлетворенность российской действительностью и слабой активностью разочарованного дворянского интеллигента совмещается с горячим личным порывом к свободе.
      На Кавказе путешественники пробыли до начала августа. Затем они отправились в Крым. Пушкин побывал в Феодосии, Гурзуфе, Бахчисарае, Симферополе. Крым запомнился поэту иначе, чем Кавказ. В Крыму мирно уживались две несходные культуры — западная и восточная. Крым, имевший древнее название Таврида, хранил черты античной культуры — греческой и римской. Здесь ожили в воображении Пушкина древние мифы, воинская доблесть и опустошительный пламень кровавых боев.
      Восточными легендами был овеян Бахчисарай с его опустевшим ханским дворцом и печальным памятником любви и смерти — «фонтаном слез». О нем Пушкин вспоминал и в Михайловском, когда уже был автором поэмы «Бахчисарайский фонтан»:
      Фонтан любви, фонтан живой!
      Принес я в дар тебе две розы,
      Люблю немолчный говор твой
      И поэтические слезы.
      "Погасло дневное светило…" (1820). Живые и разнообразные южные впечатления широко вошли в пушкинские стихотворения и поэмы.
      Стихотворением «Погасло дневное светило…», написанным на корабле на пути из Феодосии в Гурзуф, открылся новый, романтический период в творчестве Пушкина. В стихотворении возникает господствующая во всей романтической лирике интонация элегического раздумья о жизни, о судьбе человека, о его надеждах и мечтах. В центре элегии — личность самого автора, вступающего в новую пору жизни. Стихотворение подводит итог размышлениям Пушкина о Петербурге, об «отеческих краях». Пушкин неудовлетворен собой и своим окружением. Отсюда возникает контраст между «берегом отдаленным» и «брегами печальными», между прежним существованием и ожиданием полной свободы, сопоставляемой с грозной стихией океана. Душа поэта как бы роднится с океаном. Она тоже полна волнения, ей тоже свойственны душевные бури… Как лейтмотив воспринимаются строки, полные надежд, ожиданий, предчувствий:
      Шуми, шуми, послушпое ветрило.
      Волнуйся подо мной, угрюмый океан.
      В элегии преобладают эмоционально-оценочные эпитеты, глаголы часто даны в повелительной форме («Шуми, шуми…», «Волнуйся…», «Лети…», «Неси…»). В стихотворении возникает образ романтического изгнанника, который порывает с прежними нравственными убеждениями и устремляется к новому, чарующему своей неизвестностью и загадочностью. Эта свободная отдача себя на волю стихии и составляет романтический пафос стихотворения.
      На юге Пушкин создал несколько романтических поэм — «Кавказский пленник», «Братья-разбойники», «Бахчисарайский фонтан», работал над «Цыганами», которых закончил в Михайловском, начал писать роман в стихах «Евгений Онегин».
      Романтическое настроение Пушкина укреплялось еще и вследствие того, что и в России и на Западе прокатилась волна революционных выступлений. Не выдержав притеснений, восстал Семеновский полк, взбунтовались крестьяне в военных поселениях, недовольством пылал Новороссийский край. На юге Пушкин узнал о революционных событиях в Испании, Италии, Греции. Передовые люди с тревогой и надеждой ожидали вестей о революциях и национально-освободительных движениях в европейских странах. Всем казалось, что победа «народов над королями» неизбежна и что Россия, в которой восстания были жестоко подавлены, не останется все же печальным исключением. Приехав осенью 1820 года из Крыма в Кишинев на место службы, Пушкин с радостью окунулся в атмосферу политических, философских и литературных споров. Здесь служили офицеры, будущие декабристы.
      Пушкина встретили в Кишиневе дружески. Он нашел здесь давнего своего знакомца по Петербургу генерала М. Ф. Орлова, близкого к декабристским кругам, заслуженного воина, принявшего в 1814 году капитуляцию Парижа. Генерал являлся также автором проекта освобождения крестьян, который сам же подал царю на рассмотрение. Пушкин познакомился с вождем греческого восстания князем Александром Ипсиланти, состоявшим на русской службе, с подполковником, в дальнейшем приятелем поэта Иваном Липранди и с другими вольнолюбцами. Он ездил в Каменку, небольшое местечко в Киевской губернии, где в имении Давыдовых тайно собирались декабристы. Особенно большое впечатление произвел на Пушкина П. И. Пестель, участник Отечественной войны 1812 года, основатель и глава Южного общества декабристов, впоследствии казненный вместе с Рылеевым и другими. В своем дневнике поэт записал 9 апреля 1821 года о личности будущего руководителя Южного общества: «…умный человек во всем смысле этого слова», «один из самых оригинальных умов, которых я знаю». Тогда же Пушкин встретился с «первым декабристом» В. Ф. Раевским, заключенным в тюрьму еще до восстания на Сенатской площади, и даже сумел предупредить его об аресте. Конечно, Пушкин догадывался о тайном обществе, хотя существование противоправительственного заговора от него скрывали; будущие декабристы, во-первых, знали, что полиция следила за Пушкиным, а во-вторых, горячность поэта была всем известна. Он мог случайно не сдержать себя и открыть тайну. А своих революционных настроений Пушкин не скрывал: стихотворения «Кинжал» и «Узник» несомненные тому свидетельства.
      В «Узнике», например, выразилась глубокая тоска по воле и страстное ожидание свободы. Пушкин-романтик убежден, что свободы можно достигнуть личным волевым усилием. Поэтому оп обращается к исключительным, необыкновенным, возвышенным и героическим личностям. В пушкинском стихотворении противопоставлены два мира — реальный и идеальный. От угнетающей его действительности («Сижу за решеткой в темнице сырой…») молодой романтик устремляйся к иной, идеальной жизни. Это свойственно всем ромаптикам, но у Пушкина в самой идеальной мечте сохраняется земная основа. Он мечтает о вольности на земле. Поэтому трижды повторенное слово «туда» — не заоблачный край, как у Жуковского, а наделенная вполне реальными признаками («где за тучей белеет гора», «где синеют морские края», «где гуляем лишь ветер… да я!») земная жизнь.
      Южная ссылка — это не только пора увлечения политикой, романтическими мечтаниями. На юге Пушкин много читал, пополняя свое образование, стремясь «в просвещении стать с веком наравне».
      Летом 1823 года произошла перемена в судьбе ссыльного Пушкина. Он переехал в Одессу, где продолжал службу под началом графа М. С. Воронцова, назначенного новороссийским и бессарабским генерал-губернатором вместо Инзова. Город Пушкину понравился.
      В Одессе Пушкин продолжал свои занятия. Он воспользовался обширными архивохранилищами и богатой библиотекой Воронцова. Особенно заинтересовали Пушкина исторические сочинения. Здесь же он настойчиво изучал английский язык и перечитывал выдающегося немецкого поэта и мыслителя Гёте и великого английского драматурга Шекспира. Однако положение Пушкина в Одессе чрезвычайно осложнилось. Воронцов стремился сделать из Пушкина усердного чиновника. Поэт был оскорблен и притязаниями Воронцова на меценатство . Очень скоро между ними сложились натянутые отношения. Воронцов направил в Петербург несколько писем с просьбами определить поэту новое место ссылки. Он мотивировал эти просьбы «испорченностью» Пушкина, его «неисправимостью». Присутствие свободолюбивого поэта в Одессе было особенно опасным, по мнению Воронцова, ввиду притока в город греческих повстанцев после поражения восстания. На быстрое решение правительства об удалении Пушкина из Одессы повлияло еще одно обстоятельство. Полиция вскрыла письмо поэта, в котором он сообщал, что берет уроки «афеизма» (имелись в виду атеистические беседы с врачом Воронцова). Пушкину было предписано немедленно выехать в новую ссылку — село Михайловское, имение родителей.
      Так завершился южный период жизни Пушкина. В его творчестве он занимает особое место: на юге сформировался пушкинский романтизм и на юге же наметилось его преодоление. Это отчетливо прослеживается при сравнении двух южных поэм: первой поэмы, написанной на юге, — «Кавказский пленник» и последней поэмы, завершенной уже в Михайловском, — «Цыганы».
      "Кавказский пленник" (1821). В поэме «Кавказский пленник» автор поставил перед собой цель воспроизвести характер молодого человека своего времени, неудовлетворенного действитель-
      1 Меценат — в буржуазно-дворянском обществе — богатый покровитель наук и искусств.
      И. И. Пущин в гостях у А. С. Пушкина в Михайловском. Художник Н. Н. Ге.
      ностью и охваченного жаждой свободы. Объясняя свой замысел, поэт писал: «Я в нем хотел изобразить это равнодушие к жизни и к ее наслаждениям, эту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами молодежи 19-го века». После опубликования поэмы наиболее чуткие критики отметили широкую распространенность характера, нарисованного Пушкиным. «Подобные лица, — писал П. А. Вяземский, — часто встречаются в нынешнем положении общества». Имея в виду характерность пленника для эпохи, В. Г. Белинский впоследствии заметил: «Пленник, — это — герой того времени».
      Таким образом, Пушкин запечатлел в поэме важный момент в истории русского общества.
      В «Кавказском пленнике» действуют два героя — русский, «европеец», и черкешенка, «дева гор». Оба обрисованы в соответствии с романтическим представлением о «европейце», русском — вольнолюбивом и разочарованном, — и о черкешенке, дочери простого народа, обладающей цельностью натуры. Их поведение, мысли, чувства условпы. Речь черкешенки выоажает не ее реальный национальный характер, а пушкинское представление о том, как должна говорить, мыслить, чувствовать и поступать дочь восточного народа.
      Оба героя ищут счастья, то есть полноты жизненных ощущений. Два чувства олицетворяют счастье — свобода и любовь. Пленник ищет свободы, думая, что она заменит ему «сладо-
      страстье» «жизни молодой». Черкешенка, напротив, жаждет любви. Герои действуют в поэме в соответствии с внутренними побуждениями, надеясь изменить свои судьбы и достичь счастья, но они постоянно сталкиваются с внутренними и внешними препятствиями, которые мешают им, отдаляют от них желанный идеал. Пленник, искавший внутренней свободы, оказывается рабом. Воскресший душой и готовый любить черкешенку, пленник неожиданно видит ее смерть. Черкешенка, полюбившая пленника, встречает мрачное разочарование и не угасшее еще чувство любви к другой.
      Сюжет прэмы отражает конфликт между ложной цивилизацией и естественной жизнью горцев, между страстями, истребляющими чувства, и полнотой жизнеощущения. Однако родственность душевных устремлений героя и вольных нравов горцев не могла скрыть разности между психологией «европейца» и черкесов, порожденной необычным укладом их жизни. Вольность черкесов привлекла пленника, но в принципе она особая, совершенно иная. «Дикая» вольность черкесов не соответствовала идеалу свободы в представлении пленника. Поэтому черкесская «песня свободы» не стала песнью русского. Точно так же любовь черкешенки непохожа на любовь «европейца». Любовь черкешенки, готовой забыть ради любви свободу и родину, к чему она призывает и пленника, не могла найти отклика в душе «европейца», который понимал любовь иначе.
      Однако внутренняя цельность черкешенки, непосредственная сила ее чувства не оставили пленника равнодушным.
      История пленника и черкешенки подчеркнула нравственное превосходство «девы гор» над «европейцем».
      Пушкинская поэма романтична. Главный герой вырван из привычной ему среды. Кроме того, пленник эмоционально близок автору (он смотрит на Кавказ глазами Пушкина).
      Романтизм поэмы проявился в ослабленности сюжета, монологичности, в недоговоренности и таинственности. Между эпизодами отсутствует связь, появление героев часто сопровождается предваряющими лирическими вопросами, драматические моменты оказываются неразъясненными. Вместе с тем в пушкинской поэме усилено повествовательное начало. Пушкин отказался от подробной характеристики героев, от романтических ужасов и внешних эффектов. Душевное состояние героя, как правило, передается через поступки, жесты, позу, мимику. Рядом с героем вырастает образ Кавказа, населяющего его народа и героини, которой поэт уделяет много внимания.
      Таким образом, для романтической поэмы характерны лирический тон повествования, монологичность, отступление от хронологического изображения событий. Сюжет обычно составляет история любви героя, который бежит из родной страны и попадает в новое окружение. У Пушкина герой не остается неизменным, он нравственно растет. Поэт подвергает своего героя критике к
      не отождествляет свою позицию с мыслями героя. Пушкин избегает подробных описаний психологического состояния персонажей. Драма героев у Пушкина естественна и правдива. Эти свойства, отчетливо проявившиеся уже в первой романтической поэме Пушкина, станут отличительными чертами всех южных поэм. Новый шаг в этом направлении был сделан поэтом в «Цыганах», последней романтической поэме.
      "Цыганы" (1824). Как и в поэме «Кавказский пленник», в «Цыганах» Пушкин стремился создать обобщенный характер молодого человека начала XIX века.
      МежДу «Кавказским пленником» и «Цыганами» пролегла целая полоса общественного развития, внесшая существенные поправки в мировоззрение Пушкина. В 1821 году революционное и освободительное движение в России и в Европе переживало мощный подъем. Напротив, к 1824 году волна революций схлынула, В России волнения были подавлены, из университетов изгонялись передовые профессора, свирепствовала цензура. В Европе революционные и национально-освободительные движения всюду были разгромлены.
      В этих условиях Пушкин ставит для себя первоочередную задачу — понять, почему достижение свободы оказалось невозможным. Начиная примерно с 1823 года он упорно и последовательно ищет решения этой исторической загадки. Поэта интересует внутренний мир современного человека. Он стремится первоначально именно в нем отыскать причину крушения романтических мечтаний о скором избавлении от тирании. По сравнению с «Кавказским пленником» конфликт в «Цыганах» строится на противоречии страстей самого героя. Это придало поэме напряженность и драматизм.
      Если в «Кавказском пленнике» действуют только два героя, то круг лиц в «Цыганах» расширен; поэт вводит, кроме Алеко и Земфиры, старого цыгана, молодого цыгана, упоминает о матери Земфиры — Мариуле. Пушкин драматизирует повествование: появляются диалоги героев.
      Пленник добровольно бежал в край свободы, но попал в плен. Алеко «преследует закон», и потому он вынужден удалиться от общества, уйти из «неволи душных городов». Но за Земфирой он пошел по собственной воле и поэтому считает свое изгнание добровольным. Пленник стал «рабом» черкесов, Алеко в цыганском таборе обрел полную свободу: его пикте не притесняет, он живет по законам бедной вольности.
      Однако противоречие между цивилизацией и первобытным цыганским обществом, между «европейцем», просвещенным человеком и цыганами, «дикими» и простыми людьми, остается исходным и в этой поэме.
      Пушкин отдает предпочтение вольному цыганскому миру. В жизни цыган он отмечает две особенности — вольность и бедность, в европейском «городском» обществе — неволю и роскошь, богатство. Люди цивилизованного общества
      Торгуют волею своей,
      Главы пред идолами клонят
      И просят денег да цепей.
      Цыганский табор беден, лишен роскоши, но в нем живут вольные и смелые люди. Цыгане свободно распоряжаются собой. У них нет противоречий между желанием и действием, между словом и делом, между мыслью и чувством.
      Пушкинские герои — Алеко, Земфира, старый цыган — принадлежат к разным мирам. Алеко, хотя и относится к европейскому обществу, недоволен им. Неудовлетворенность героя проистекает из живущего в нем стремления к свободе, из сознания нравственных пороков современного ему общества. В этом отношении Алеко — передовой человек своего времени, остро чувствующий общественное зло.
      Конфликт двух обществ дается Пушкиным через поведение героев, через их отношение друг к другу, через их любовь. Но Пушкина интересует прежде всего не личная драма Алеко и Земфиры, а драма общественная. С этой точки зрения Алеко и Земфира воплощают обобщенные характеры людей, сложившиеся в двух различных обществах. Поэт не рассказывает нам, почему и благодаря каким условиям жизни возникли столь разные характеры. Он дает эти характеры уже сложившимися. Однако он намекает на то, что разные общественные уклады формируют разные характеры. Поэтому Пушкин значительно теснее и глубже, чем в «Кавказском пленнике», связал героев с породившими их общественными условиями.
      Алеко два года наслаждался вольной цыганской жизнью. Он обрел свободу, душевное спокойствие и любовь.
      Он, прежних лет не помня даже,
      К бытью цыганскому привык.
      Но короткая пора безмятежного счастья кончилась: Земфира полюбила молодого цыгана. Как же повел себя этот передовой человек, осуждавший «неволю душных городов», этот мятежник, недовольный обществом?
      Старый цыган говорит: «Мы дики; нет у нас законов». Таково и представление Земфиры о любви.
      Алеко думает иначе. Когда старик рассказывает ему историю своей печальной любви к Мариуле, Алеко спрашивает:
      Да как же ты не поспешил Тотчас вослед неблагодарной И хищникам и ей, коварной,
      Кинжала в сердце не вонзил?
      Алеко поступит не так, как старик, воспитанный в «дикой воле». И вот тут обнаружится, что волю и любовь Алеко мыслит
      лишь для себя, считая Земфиру своей собственностью и отстаивая свои «права»:
      Нет, я не споря От прав своих не откажусь!
      Любовь Алеко, вопреки его сознанию, не была свободной, она оказалась индивидуалистической. И в этом, по мысли Пушкина, заключена подлинная трагедия личности.
      Целью поэта было объективное исследование жизни, которая неизбежно превращает в индивидуалистов даже передовых людей из дворянской молодежи и приводит их к трагической безысходности. Пушкин не завершает поэму каким-либо моральным итогом. Алеко остается высоким, трагическим героем. Индивидуалистический характер любви Алеко не следствие личной порочности героя, его натуры. Алеко не эгоист по природе, а индивидуалист по социальной, общественной принадлежности к данному историческому времени и укладу жизни.
      В пушкинской поэме нет героев только положительных или только отрицательных. Поэт не идеализирует ни цыганское общество, ни старого цыгана, ни Земфиру. В любви Земфиры, например, Пушкин замечает легкомысленность, несерьезность, детскую наивность. Старый цыган говорит Алеко:
      Ты любишь горестно и трудно,
      А сердце женское — шутя.
      Такая женская любовь содержит в себе отказ от всяких обязанностей, она освобождена от нравственных понятий о долге.
      В «Цыганах» Пушкин приходит к выводу, что и мир европейский, и мир патриархальный лишены гармонии: всюду противоречия, которые кончаются для людей трагически. Недаром в эпилоге поэмы звучат печальные слова:
      И всюду страсти роковые,
      И от судеб защиты нет.
      Тем самым Пушкин не находит счастья и в цыганском мире с его «дикой волей».
      После создания поэмы «Цыганы» поэт стремится ответить на волнующие его вопросы: почему сознание современного человека индивидуалистично? Чем это обусловлено, от чего это зависит? Романтизм не мог помочь в решении этих вопросов.
      Пушкин осознал, что романтическое представление о свободе граничит с безудержным своеволием, что романтический герой заключает в своей душе противоречия индивидуалистического общества. Как бы ни стремился Алеко привыкнуть к цыганской доле, как бы ни хотел он стать вольным цыганом, рано или позднэ в нем проснутся индивидуалистические страсти. Они проникли в его психологию, в его отношение к людям, в его образ мыслей
      и чувств. И замечательно, что они проявляются как раз в той сфере человеческих привязанностей, которая более всего требует уважения другой личности и забвения своих, корыстных интересов. После «Цыган» поэту стало ясно, что романтическая личность сама должна быть объяснена породившими ее историческими условиями. В творчестве Пушкина наметился переход к реализму.
     
      1. Как складывались взаимоотношения Пушкина с декабристами в пе-
      риод южной ссылки? 2. Какую проблему современности ставит и освещает Пушкин в романтических поэмах «Кавказский пленник» и «Цыганы»? 3. Какое сходство и различие наблюдается в изображении характеров романтических героев — пленника и Алеко?
     
      МИХАЙЛОВСКОЕ (1824 — 1826)
      8 августа 1824 года Пушкин приехал в Михайловское. Он увидел запущенную усадьбу, старый дом, где ему предстояло прожить неизвестно сколько времени. Пушкину запретили самовольно покидать Михайловское. Здесь он находился в полном одиночестве, вдалеке от друзей, от культуры. В глухой северной деревне поэт почувствовал себя неуютно и подавленно.
      Мрачное состояние духа Пушкина в Михайловском еще более углубилось вследствие ссоры с отцом, который взялся надзирать за опальным поэтом. Но вскоре Сергей Львович уехал.
      Еще до отъезда отца Пушкин сдружился с обитателями соседнего имения Тригорского — П. А. Осиповой и ее дочерьми, да и они искренне его полюбили.
      Долгие осенние и зимпие вечера он коротал с Ариной Родионовной, которая рассказывала ему сказки и напевала грустные мелодии русских народных песен.
      Первоначально пушкинское творчество в Михайловском проникнуто глубокой печалью. Но весной 1825 года и особенно летом настроение Пушкина меняется: он бодр, жизнерадостен, душевно спокоен и сосредоточен. Своему другу Раевскому Пушкин пишет летом 1825 года: «Чувствую, что духовные силы мои достигли полного развития, я могу творить».
      Немалая роль в духовном возрождении Пушкина принадлежит его друзьям — И. И. Пущину, посетившему поэта зимой 1825 года, А. А. Дельвигу, побывавшему у него в апреле. Но больше всего он обязан самому себе: неустанному труду.
     
      "К морю" (1824) Одним из первых программных лирических произведений, написанных в Михайловском, было стихотворение «К морю». Пушкин прощался в нем с югом, с морем, с романтизмом, подводил итог южному периоду своей творческой судьбы.
      Море для него — символ свободы, символ безбрежной вольной стихии, родственной его духу. Образ моря, созданный Пушкиным, прекрасен и величествен. Море полно скрытой силы — оно подчиняется только своему закону («своенравные порывы»), только своей прихоти. Оно может быть ласковым и губительным, а шум его — «грустным» и «призывным». Стихия не терпит никакого внешнего принуждения, и в этом она сродни вольному духу человека («Моей души предел желанный!»). Такое восприятие моря и человеческой души и такое воспроизведение их — романтичны. Свободная воля может быть сдержана сильной страстью («Могучей страстью очарован, у берегов остался я…»). Свойства человеческой личности непосредственно связываются с качествами «свободной стихии». Человеку тоже присущи и «гордая краса», и «своенравные порывы», и мощь мысли и чувства. Таковы великие исторические личности Наполеона и английского поэта-роман-тика Байрона.
      В полном соответствии с поэтикой романтизма выступает в стихотворении и личность самого поэта. Пустынная стихия моря противостоит другой пустыне — земному миру, в котором уже нет ничего родственного гордому и одинокому поэту. Свободной волей оказывается наделен только поэт, хранящий стихию вольности. Пушкин дает обещание и впредь не забывать чувства свободы, которое обогащено в нем встречей с морем:
      В леса, в пустыни молчаливы Перенесу, тобою полн,
      Твои скалы, твои заливы,
      И блеск, и тень, и говор волн.
      Однако в стихотворении содержится не только романтический пафос, не только восхищение свободой. Едва мысль поэта коснулась людского мира, как возникли тревожные строки:
      Мир опустел… Теперь куда же Меня б ты вынес, океан?
      В них отражена не тольксг мысль Пушкина о конце южного периода. Той стихийной вольности, какая свойственна морю и душо поэта, нет в действительности. Здесь царствуют свои законы:
      Судьба людей повсюду та же,
      Где благо, там уже на страже Иль просвещенье, иль тиран.
      В этих словах ощутима неясность личной будущей жизни, поставленной в связь с «судьбой людей». Личное чувство безграничной свободы додстерегают две опасности: «просвещенье», то есть цивилизованное европейское общество, идущее по пути буржуазного развития, и самодержавный деспотизм. Следовательно, личная свобода зависит от внешних условий и не может, сколько бы ни была она мощной, эти условия изменить. Порыв к свободе остается неосуществленным, не приводящим к устранению ни «просвещенья», ни «тирана». Разрешение этого противоречия в стихотворении «К морю» еще только намечено.
     
      К*** ("Я помню чудное мгновенье", 1825). Другим лирическим шедевром явилось знаменитое стихотворение «К***» («Я помню чудное мгновенье…»), положенное на музыку М. И. Глинкой.
      С А. П. Керн Пушкин впервые встретился в 1819 году у своих знакомых в Петербурге. Теперь, спустя шесть лет, Керн приехала в Тригорское к своей тетке П. А. Осиповой. Керн очаровала поэта. Перед отъездом молодой красавицы Пушкин принес ей отпечатанную первую главу «Евгения Онегина», куда был вложен листок со стихотворением.
      В послании Пушкина выражен восторг красотой. Для Пушкина любовь — одно из самых сильных человеческих чувств и самое естественное проявление человеческих отношений. Любовь, как и поэзия, овладевает всем существом человека, и все его внутренние силы приходят в движение. Не случайно у Пушкина любовь и поэзия — родные сестры.
      Но только ли любовной теме посвящено это стихотворение? О чем и что говорит оно?
      Странным кажется на первый взгляд, что у такого поэта, как Пушкин, облик Керн предельно обобщен, «Гений чистой красоты», «голос нежный», «милые черты», «небесные черты» — вот все, тем отмечена героиня стихотворения. Такими определениями можно, пожалуй, наделить любую красивую женщину. Ясно, что Пушкин стремился нарисовать совершенный образ женской красоты.
      Но зато как последовательно, хотя и обобщенно, прослежена в стихотворении жизнь самого поэта! Легко узнать по первым строкам давнюю встречу с Керн, а во второй строфе («В томленьях грусти безнадежной, В тревогах шумной суеты…») — молодого Пушкина в светском Петербурге. Третья строфа («Шли годы. Бурь порыв мятежный Рассеял прежние мечты…») указывает на романтический юг, а четвертая обращает память к началу ссылки в Михайловское. Каждый период в жизни поэта рисуется им очень кратко, но предельно точно. Стихотворение становится краткой духовной и, конечно, опоэтизированной биографией Пушкина. Увиденный им «гений чистой красоты» помог вновь постичь красоту жизни и вызвал поэтическое вдохновение.
      Процесс воскрешения человека к творчеству («И сердце бьется в упоенье, И для него воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, и любовь») и ощущения полноты жизни закономерно венчается чувством любви.
      В стихотворении Пушкина тема очарования красотой совместилась с другой — темой творческого вдохновения. Послание содержит в себе глубокий философский смысл о жизни, о радости творчества, о чувстве полноты бытия, которое выражено в ликующей заключительной строфе.
      В михайловской ссылке Пушкин философски обобщил смысл жизни и творчества. Могучее возрождение души, сознание полноты и зрелости его духовных сил воплотилось в стихотворении «Пророк». Оно написано в сентябре 1826 года, то есть после того, как поэт получил известие о казни пяти декабристов, последовавшей 13 июля 1826 года.
      "Пророк" (1826). «Пророк» — программное произведение в творчестве Пушкина. Стихотворение связано с традициями гражданских и философских од Ломоносова и Державина, с произведениями декабристов о поэте-пророке. Поэтическая речь Пушкина выдержана в суровом, сдержанном, возвышенпо-ораторском тоне. Несмотря на архаический образ пророка, стихотворение обращено не в глубь веков, а в пушкинскую современность.
      После поражения декабристского восстания Пушкин почувствовал себя одиноким и вместе с тем лично ответственным за судьбы народа и родины. Он мужественно принят на себя всю безмерную тяжесть говорить беспощадную и нелицеприятную правду и открывать людям истину.
      Пророк, по представлениям древних, истолкователь воли божества. Он беспристрастно судил о настоящем и предсказывал будущее. Пророк всегда выступал защитником угнетенных. В нем в древние времена видели избранника, способного проникать в глубь явлений, говорить правду до конца. Пророком может стать только тот, кто «духовной жаждою томим».
      Пророк должен обладать неотъемлемыми друг от друга свойствами — всеведением, всезнанием, то есть высшим знанием законов, управляющих природой и обществом, мудрым и правдивым языком, выражающим это высшее знание, горячим сердцем, то есть небывалой силой страстной убежденности в правоте своего знания, в могуществе своей речи. В момент творческого вдохновения, исполнения пророческой миссии все суетное, мелкое, приземленное и прозаическое должно исчезнуть, умереть, стать прахом. Вот этот трудный процесс превращения простого смертного в грозного глашатая истины запечатлен в стихотворении.
      Величаво, торжественно передает Пушкин приход высшего знания к пророку:
      Моих ушей коснулся он, —
      И их наполнил шум и звон:
      И внял я неба содроганье,
      И горний ангелов полет,
      И гад морских подводный ход,
      И дольней лозы прозябанье.
      В этих кратких предложениях, соединенных союзами «и», выражена необыкновенная энергия творческого познания, радость всевидящей мудрости. Чувствам пророка стало подвластно все, они превратились в умные чувства, способные легко проникать в глубь явлений, в сущность мира.
      А затем торжественная интонация сменяется трагедийной: человек приносит себя в жертву. Вместо «грешного» языка, «празднословного и лукавого», в его «уста замершие» вложено «жало мудрыя змеи». Здесь дано острое ощущение физической боли («В уста замершие мои Вложил десницею кровавой») И, наконец, человек лишается «сердца трепетного». Трагическая необходимость этого акта опять-таки подчеркнута и тяжелым синтаксисом, и нагнетением согласных звуков, и нарочитым скоплением устаревших слов:
      И угль, пылающий огнем,
      Во грудь отверстую водвинул.
      Через мучение, через страдание человек становится пророком:
      Как труп в пустыне я лежал,
      И бога глас ко мне воззвал:
      «Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
      Исполнись волею моей,
      И, обходя моря и земли,
      Глаголом жги сердца людей».
      Таким мужественным, суровым тоном и высоким гражданским призывом кончается стихотворение. Пушкин возвеличил в нем силу чувства и мысли, направленных на постижение жизни и не боящихся никаких внешних преград, раскрыв образ поэта-про-рока, призванного служить людям.
      "Борис Годунов* (1825). Еще на юге поэт задумывался над неудачами революционных движений в России и на Западе. В Михайловском он мучился теми же проблемами. Во всей глубине встала перед ним задача исторического разрешения проблемы власти и народа. Почему народ не побеждал в жестоких схватках с тиранией? Почему одна форма угнетения сменялась другой? Почему в России неудачно окончились крестьянские восстания под водительством Разина и Пугачева?
      Стремясь разрешить сложные противоречия современности, Пушкин обращается к истории России, чтобы через нее проникнуть в существо общественного конфликта своей эпохи.
      Этот путь приводит Пушкина и к внимательному чтению трагедий английского драматурга Шекспира. Пушкин увидел, что характеры у Шекспира многосторонни, разнообразны и верны исторической действительности. Они всегда необыкновенно сложные, в них перемешано и доброе, и злое, и высокое, и низкое. Сравнивая творчество Шекспира с творчеством Байрона, Пушкин отметил, что любимый им прежде поэт запечатлел в поэмах и драмах только свою личность.
      Изучение Шекспира дополнилось углубленным чтением «Истории Государства Российского» Н. М. Карамзина. Пушкин читал его историческое сочинение и раньше. Теперь он взглянул на него под иным углом зрения. Поэт намеревался найти исторический сюжет для большого произведения, и его очень заинтересовала повествовательная манера историка — строгая фактичность, неторопливый, обстоятельный рассказ о событиях. Отношение Карамзина к историческим событиям, конечно, не было лишено личных, притом консервативных, пристрастий. Пушкин не мог согласиться с Карамзиным, что «история народа принадлежит царю». Но он увидел, что эта точка зрения Карамзина вступает в резкое противоречие с изложенным материалом. Пушкин заметил, что Карамзин, признавая необходимость самодержавия для государственного объединения страны, не принимал тиранию, то есть безудержный произвол. По мнению историка, тирания, деспотизм губительно воздействуют на нравственность. Пушкин высоко оценил труд Карамзина и как художественное произведение, автор которого, используя летописную традицию, посмотрел на историю глазами современника событий и человека новой эпохи.
      В конце 1824 года Пушкин задумал большую историческую трагедию «Борис Годунов», которая была закончена им в начале ноября 1825 года. Поэт обратился к одному из самых интересных периодов русской истории — к царствованию Бориса Годунова.
      Это — смутная пора. Она напоминала Пушкину переживаемые миром и Россией тревожные 20-е годы XIX века. Обращаясь к лицейским друзьям, поэт потом скажет о них так:
      Чему, чему свидетели мы были!
      Игралища таинственной игры,
      Металися смущенные народы;
      И высились и падали цари;
      И кровь людей то славы, то свободы,
      То гордости багрила алтари.
      Национально-освободительные и революционные движения, волнения народных масс в начале XIX столетия всколыхнули в памяти бунты на переломе XVI — XVII веков. Пушкин имел в виду и другую параллель: Александр I пришел к власти после убийства Павла I, а Борис Годунов, по преданию, приказал умертвить царевича Димитрия.
      Трагедия написана в свободной форме. Отступив от правил классицизма, автор не ограничил себя определенным числом действий, а представил множество картин. Ближе всего такая форма свойственна исторической хронике, мастером которой был Шекспир. Драматический писатель в этом случае соблюдает общую хронологическую последовательность сцен, по меняет место действия, перенося его из одной страны в другую или из одного места в другое. События могут быть отдалены друг от друга во времени. Хроника, однако, не представляет собой простого набора сцен. В ней есть общая мысль. В «Борисе Годунове» основной темой выступают взаимоотношения самодержца и народа.
      В ходе постижения смысла исторических событий перед Пушкиным сразу же возникли новые задачи. Нужно было передать исторический колорит эпохи. Лица, действующие в трагедии, должны были говорить, думать, чувствовать так, как говорили, думали, чувствовали реальные участники истории — Борис Годунов, летописец Пимен, юродивый, Гришка Отрепьев, Шуйский, Воротынский, Басманов и другие. При этом Пушкин не порывал с языком, на котором говорил сам. Вот почему идея, которую хотел выразить поэт, предстала конкретной, убедительной и главное — объективной, то есть отвечающей законам исторической действительности. Эта идея не должна была выступать как личная мысль Пушкина; она должна была вытекать из исторических сцен, событий, разговоров, из отношений между действующими лицами. Такую колоссальную творческую задачу впервые в русской литературе предстояло решить Пушкину. Поэт погрузился в изучение летописей, старинных книг. Он работал в книгохранилище Святогорского монастыря, посещал ярмарки, беседовал с крестьянами, постигая живую народную речь. Пушкин мысленно перенесся в XVII век, его герои стали думать, говорить, чувствовать так, как говорили и мыслили далекие предки.
      Царь — самая значительная личность в пушкинской трагедии. Он обрисован поэтом широко и многосторонне. Борис — уверенный политик, любящий отец.
      Он понимает пользу просвещения и иногда даже проявляет заботу о нуждах народа. Однако его душа неспокойна. Бориса тяготит совершенное им преступление — убийство царевича Димитрия. Он стремится искупить эту вину мудрый правлением. Царь воюет против бояр, понимая, что боярские распри могут привести к междоусобице и братоубийству, которые ослабят Русь перед внешними врагами.
      Только единое государство может отстоять свою независимость. Словом, Борис мыслит глубоко и разумно, как и подобает государственному деятелю. Ни Шуйский, пи Воротынский, ни Димитрий Самозванец не могут сравниться с ним в государственных делах. И все-таки Борис чувствует себя на троне неуверенно. Казалось бы, в его руках государственная власть, ему подчиняется войско, он владеет государственной казной, а тайным сыском ведает его родственник Семен Годунов. И несмотря на это, Борис неспокоен.
      Почему?
      Борис пришел к власти при поддержке народа. Воротынский прямо говорил об этом Шуйскому:
      А он умел и страхом, и любовью,
      И славою народ очаровать.
      Вот в чем секрет успеха Бориса. Самодержавная власть, следовательно, зависит от народа и держится «мнением народным». Чтобы поколебать трон Бориса, Шуйский советует Воротынскому:
      Давай народ искусно волновать,
      Пускай они оставят Годунова…
      Самозванец тоже побеждает не благодаря силе польского войска или личпому таланту полководца. Напротив, он терпит поражение в войпе и все-таки занимает престол. Боярип Пушкин объясняет Басманову:
      Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов?
      Не войском, нет, не польскою помогой,
      А мнением, да! мнением народным!
      Однако самодержавная власть не может управлять народом иначе, как угнетая его. Народная мораль отвергает преступление и злодеяние, а Борис расчищает себе дорогу к власти убийством царевича Димитрия. Все дальнейшее правление Бориса — насилие над народом. Самодержавие, таким образом, изначально связано с насилием и преступлением. Личная трагедия Бориса переплетается с трагедией его как царя, как государственного деятеля.
      Прошло всего несколько лет, и Борис уже не чувствует опоры в подданных, ибо самодержавная власть враждебна народу по самой своей сущности. Царь не может управлять народом, не совершая преступлений и злодеяний. Эта власть, независимо от того, какой царь вступает на престол — хороший или плохой — неизбежно становится тиранией. Борис признается сыну Феодору:
      Я пыпе должен был
      Восстановить опалы, казни…
      Годунов и сам понимает:
      Лишь строгостью мы можем неусыпной Сдержать народ.
      Он советует сыну Феодору:
      Со временем и понемногу снова
      Затягивай державные бразды.
      Таким образом, тирания и деспотизм враждебны народу, который готов к стихийному возмущению против самодержавия. Народ выше Бориса и бояр в нравственном отношении. Совесть Бориса не чиста, и народ не может простить царю совершенное им злодеяние. Совесть народа, выражаясь в религиозных представлениях, кажется наивной, детской и вместе с тем мудрой. Народ у Пушкина — дитя, еще перазумное. Тем не менее в конечном итоге Борис не может устоять против народа, его власть всецело зависит от народной поддержки. Следовательно, несмотря на неразвитость своего сознания, народ выступил в трагедии главным лицом истории.
      Из-за непросвещенности, наивности он был способен только на стихийные бунты, которые рано или поздно подавлялись самодержавной властью, накопившей большой исторический опыт усмирения народа. Несознательность народа и дает силу царской власти.
      Ненавидя тиранию и произвол, не изменяя идеям свободы, поэт глубоко проник в сущность личной трагедии передового дворянского интеллигента и трагедии народа. Заключительная ремарка, появившаяся после 1826 года, «Народ безмолвствует», получает у Пушкина многообразный смысл: в ней содержится и грозное предупреждение тирании, и ее суровое осуждение, и временное бессилие народа перед ней.
      В «Борисе Годунове» Пушкин впервые стал на историческую точку зрения. Он понял историческое развитие как движение широких народных масс, он осознал народ творцом истории, изобразив его как мятежную стихию, коренным образом враждебную самодержавию. Пушкин впервые в русской литературе личную судьбу человека объяснил историческими обстоятельствами. Все это предопределило историзм Пушкина и непосредственно привело поэта к реалистическому творчеству.
      С понятием историзма тесно связано понятие народности. Народность понималась до Пушкина как воспроизведение народных обычаев, народных сцен, народного языка. Народными считались мысли и чувства, если они соответствуют национальным интересам. Для Пушкина народными являются только такие мысли и чувства, которые близки демократической массе нации, то есть народу. Так понятая народность противостояла романтическому представлению о ней. Романтики создавали народные характеры вне исторических условий, которые формировали мысли, чувства, взгляды народа, его психологию и речь. Романтики всецело исходили из своих личных убеждений. Пушкин, напротив, выводил черты народного характера из условий исторической действительности и объяснял ими.
      Принципы историзма и народности восторжествовали в трагедии «Борис Годунов» и стали ведущими основами художественного творчества Пушкина. В произведениях 1830-х годов они обогатились новыми чертами, засверкали новыми гранями. «Борисом Годуновым» открылся период творчества реалистического.
     
      1. Почему стихотворение «К морю» мы называем романтическим? 2. В каких произведениях михайловского периода наметился переход Пушкина от романтизма к реализму? 3. Каким представляется Пушкину настоящий поэт-пророк (стихотворение «Пророк»)? 4. Как связана трагедия «Борис Годунов» с пушкинской современностью? 5. Как проявляются принципы реалистического изображения событий и людей в «Борисе Годунове»?
      6. В чем трагедия царя Бориса? 7. Как изображен народ в трагедии Пушкина?
     
      ПОСЛЕ ССЫЛКИ (1826 — 1830)
      Последние дни в Михайловском Пушкин доживал с трудом. Ему было одиноко и душно в северном заточении. Там же он узнал о разгроме восстания декабристов в Петербурге. Он с напряжением ждал подробных вестей об окончании следствия и о приговоре. Они ужаснули поэта своей жестокостью. Его знакомые и друзья числились в списках государственных преступников их ждало суровое наказание, а пятеро из них были казнены.
      Пушкин не забудет их. Он ободрит Кюхельбекера, Пущина. На страницах его рукописей возникнут впоследствии быстрые рисунки пяти повешенных. Он посвятит декабристам немало стихотворных строк.
      Все лето 1826 года прошло в мучительных и тяжелых раздумьях. А 3 сентября внезапно прибыл курьер и передал поэту приказ немедленно явиться в Псков. Губернатор отправил Пушкина в Москву, где короновался на царство Николай I.
      8 сентября 1826 года Пушкин вошел в кабинет царя в Пудовом монастыре. Беседа продолжалась довольно долго, около двух часов. Известно о пей немного. Но то, что дошло до нас, сводится к заключению устного соглашения между Пушкиным и царем. Пушкин обещал воздержаться от публичной критики правительства, но не скрыл от царя своего сочувствия декабристам. Николай I разрешил поэту жить в обеих столицах и вызвался быть единственным цензором его сочинений. Пушкин предполагал, что личная цензура царя откроет ему быстрый доступ к печати. Царю же, вступающему на престол, хотелось расположить к себе поэта и русское общество после жестокой расправы над декабристами. Поэт в свою очередь надеялся убедить царя пойти по стопам Петра I, то есть по пути государственных реформ, и простить декабристов. Правительство в известной мере достигло своей цели: возвращение Пушкина из ссылки общество сочло крупнейшим событием первых лет царствования нового царя. Но надежда на перемену политических взглядов Пушкина не оправдалась: он вовсе не намеревался стать официальным поэтом. Правда, некоторое время он воздерживался от прямых противоправительственных заявлений, стал осторожнее, но взгляды свои не изменил.
      Вскоре оказалось, что контроль Николая I не освобождает сочинения Пушкина от обычной светской и духовной цензуры. Поэт почувствовал железные тиски нового режима. За каждым его шагом бдительно следило III отделение и его шеф Бенкендорф: письма поэта просматривались, свободпые поездки по стране ему не разрешались, он не имел права публично читать свои рукописи.
      "Во глубине сибирских руд…" (1827). Нужно было обладать редкой смелостью, чтобы в этих условиях написать стихотворение «Во глубине сибирских руд». Пушкин переслал его с Муравьевой, уезжавшей в Сибирь к сосланному мужу.
      Поэт хотел своим поэтическим словом ободрить сосланных Декабристов, поддержать их веру в конечное торжество свободы. Поэт обращается к декабристам как их товарищ, оставшийся на свободе, но разделяющий их «дум высокое стремленье». Он горячо сочувствует братьям по духу, по борьбе. Он утешает декабристов и укрепляет в них гордость и веру в конечную победу над самодержавием. Эта уверенность слышится в глаголах, выражающих моральную поддержку («храните гордое терпенье») убежденность в неизбежности грядущей «желанной поры» («не пропадет», «разбудит», «придет», «дойдут», «падут», «рухнут», «примет», «отдадут»), Пушкин вселял в декабристов бодрость, сознание высокого исторического подвига во славу свободы. «Пламенными звуками» назвал эти стихи декабрист А. И. Одоевский в своем ответном послании Пушкину.
      Верность декабристским идеалам Пушкин провозгласил я в стихотворении «Арион».
      " Арион" (1827). В основу стихотворения легла широко известная легенда о древнегреческом певце Арионе, плывшем на корабло по морю. Корабельщики задумали его убить, чтобы завладеть принадлежащим ему имуществом. Арион попросил у них позволения спеть перед смертью песню. Потом он выбросился в море. Зачарованный его пением, дельфин вынес его на берег. Пушкин изменил легенду, согласно которой Арион и корабельщики — враги. В его стихотворении между пловцами и певцом нет вражды: пловцы исполняют свою работу, Арион же поет им. В легенде и пловцы и Арион остаются живы. У Пушкина спасся только певец.
      Легенда о чудесном спасении певца Ариона рассказана реалистически. Морское плавание описано кратко и точно. Об этом свидетельствуют детали: «парус напрягали», «упирали в глубь мощны веслы», «грузный челн», в совокупности своей создающие выразительную картину.
      Однако внешний план совмещается с иносказательным. Пушкин придал мифологическому сюжету вполне современное звучание. Стихотворение было написано 16 июля 1827 года, то есть спустя три дня после годовщины (13 июля 1826 года) казни декабристов. Пушкин вновь вспомнил о своей вольнолюбивой молодости. Слова «беспечной веры полн — Пловцам я пел…» очень точно характеризуют Пушкина, с восторгом разделявшего идеалы декабристов и воспевшего свободу. Так кончается первая часть стихотворения. Вторжение новой силы («вихорь шумный», «гроза») приводит к гибели кормщика и пловцов. Пушкин намекает на поражение декабристов от «грозы» самовластья. Уцелел лишь один «таинственный певец», который остается верен былым убеждениям («Я гимны прежние пою…»). Эта мысль находит подтверждение в стилистической окраске «Ариона». Пушкин стремился не только к тому, чтобы передать характер древней легенды, но также эмоционально Запечатлеть неизменность своих свободолюбивых идей.
      Таким образом, Пушкин остался верен и вольнолюбивым идеалам молодости, и своим представлениям о могуществе поэтического слова («Пророк»). Но теперь он глубже понимал современность и все яснее чувствовал трагедию передового человека в деспотической стране.
      Свое собственное положение Пушкин тоже рассматривает в свете этой трагедии.
      Столкновения с правительством начались сразу же после возвращения из ссылки. Вскоре поэта начинают допрашивать то в Петербурге, то в Москве по делу о стихотворении «Андре Шенье», которое послано правительству с доносительной надписью «На 14 декабря», хотя стихи сочинены Пушкиным раньше, чем произошло восстание декабристов. После расследования за Пушкиным в 1828 году по решению Государственного совета вновь учреждается секретный надзор. Не дремлет и духовная цензура. Пушкина снова и снова требуют к ответу по поводу ан-тицерковной поэмы «Гавриилиада». Поэт упорно отстаивает свободу творчества и посвящает этой теме несколько стихотворений («Поэт», «Поэт и толпа»). Трагическое чувство одиночества среди мертвящего и пустого света рождает такие проникновенно-печальные и философски-мудрые строки, как «В степи мирской, печальной и безбрежной…», «Дар напрасный, дар случайный…», «Предчувствие» и многие другие. В каждом из стихотворений содержится лирическое обобщение необычайной силы. Итогом этих грустных раздумий стало стихотворение «Анчар».
      "Анчар" (1828). Легенда о древе яда под пером Пушкина вырастает в суровое обличение деспотизма.
      Своеобразие «Анчара» в том, что мысль Пушкина выражается в рассказе, в сюжете, а не от лица автора. В стихотворении философски обобщена трагедия современного Пушкину человека. Конечно, Пушкин имел в виду прежде всего российский деспотизм.
      Стихотворение состоит из двух частей. В первой, включающей пять строф, нарисован суровый пейзаж. На этой пустынной, бесплодной почве и вырос анчар, одинокий, всему чуждый и всему угрожающий. Природа создала его «в день гнева». Все живое сторонится анчара:
      К нему и птица не летит
      И тигр нейдет…
      Даже «вихорь черный» и дождь становятся ядовитыми, прикоснувшись к анчару. Однако тут-то и происходит непредвиденное:
      Но человека человек
      Послал к анчару властным взглядом…
      Сюжет обогащается новым мотивом: теперь уже речь идет об отношениях внутри человеческого общества. Владыка, князь может послать другого человека, раба, на смерть, чтобы утвердить свою власть над «соседами» и обречь их на рабство и гибель. Раб знает, что он послан на смерть, и владыка знает, что он посылает другого человека на смерть. Пушкин в небольшом лирическом стихотворении раскрыл суть социальных отношений между людьми. Общество осуждено им, потому что в нем правят антигуманные законы, потому что социальные отношения превращают одного человека во владыку, действующего сознательно во вред такому же человеку, а другого — в послушного раба. В обоих — все человеческое искажено.
      Но сочувствие Пушкина, бесспорно, на стороне раба («бедный раб»).
      Суровое осуждение античеловечности деспотизма выступило в стихотворении Пушкина в совершенной художественной форме. Пушкин неоднократно повторяет в стихотворении опорные слова, возвращается к ним. Таковы, например, слова яд, смола и другие («И корни ядом напоила…», «Яд каплет сквозь его кору…»).
      Вторая часть стихотворения тоже содержит повторяющиеся слова.- Антитеза «владыка — раб» поддержана выразительными эпитетами: «властный взгляд» — «послушно», «бедный раб» — «непобедимый владыка». Глаголы тоже подчеркивают власть и принуждение: послал — потек. Действия князя получают одинаковое выражение: послал — разослал, послушно — послушливые (стрелы). Столь же одинаков их результат: «умер бедный раб» — «и с ними гибель разослал». Пушкин использует и композиционный прием единоначатия (анафоры1), повторяя и усиливая эмоциональное напряжение:
      Принес он смертную смолу…
      Принес — и ослабел и лег…
      Все это придает стихотворению исключительную цельность. Тем и отличался Пушкин-поэт, что любая мысль получала в его произведениях ясную форму. Простота рождалась от того, что Пушкин; гениальный художник, умел четко мыслить о сложном, живописно воссоздавать воображаемые им картины жизни.
      «Неправедная власть» стремилась сломить волю Пушкина, задушить его личную свободу. А он пел свои «гимны прежние» и отважно бросал ей в лицо сдержанно-суровые обвинения. Среди всех треволнений и забот Пушкин в жизни оставался исключительно радушен, порою весел и даже беспечен. Он любил бывать в Петербурге в кругу старых друзей, особенно у добрейшего Дельвига, он с радостью появлялся в московских и петербургских гостиных. Но светское общество уже начало надоедать ему, и он подумывал о деревне или о путешествии.
      На одном из обычных московских балов в декабре 1828 года Пушкин встретил незнакомую ему красавицу. Ее только начали вывозить в свет. Пушкин был очарован ее красотой. В апреле
      1 Анафора — единоначатие; повторение одних и тех же слов в начале строк или строф.
      1829 года поэт уже просит руки Натальи Николаевны Гончаровой. Ему не отказывают, но и не дают согласия.
      Огорченный, Пушкин отправился в давно задуманное, но но разрешенное ему правительством путешествие. Он ехал на Кавказ, где шла война с Турцией. По пути Пушкин побывал у генерала Ермолова. Путь его лежал в ставку генерала Паскевича, командующего русской армией. Вместе с русскими войсками поэт вошел в Арзрум. Результатом наблюдений Пушкина было создание целого ряда произведений («Путешествие в Арзрум», «На холмах Грузии лежит ночная мгла…», «Кавказ», «Обвал», «Делибаш»).
      "Литературная газета". В России Пушкина ждали новые неприятности: за самовольную поездку он получил выговор от Бенкендорфа, а в журналах бранили его поэму «Полтава». Критика была развязной и неглубокой. Пушкин ответил несколькими эпиграммами и заметками. Однако полемику нужно было вести более широко. Поэт давно уже задумывался о собственном печатном органе. Теперь эта мечта стала близкой. В Петербурге он нашел немногих старых друзей: лицеистов и арзамасцев. Благодаря Пушкину несколько литераторов — Жуковский, Дельвиг, Вяземский, Баратынский, Плетнев, Гнедич — объединились с целью основать «Литературную газету», которая вышла в 1830 году, а в 1831 году она прекратила свое существование, оставив, однако, заметный след в истории русской журналистики: в ней поощрялись реалистические тенденции в литературе и были заложены основы литературной критики в России. В газете была развернута широкая полемика с реакционной журналистикой.
      В эти же годы Пушкин создал превосходные лирические произведения: «Зимнее утро», «Я вас любил: любовь еще, быть может…», «Брожу ли я вдоль улиц шумных…», «Что в имени тебе моем?», «В часы забав иль праздной скуки…», «Сонет», «Поэту», «Мадонна». В большинстве этих стихотворений Пушкина нет тоски, скуки, нет муки. В них сохраняется печаль, светлая и чистая.
      "На холмах Грузии летит ночная мгла…" (1829). Стихотворение волнует нас не словесной красивостью, а глубиной мысли и чувства.
      В нем нет ярких и красочных эпитетов. Только две метафоры — «лежит… мгла» и «сердце… горит», но они привычны, широко употребительны в литературной разговорной речи. Все слова и выражения просты: «Мне грустно и легко», «Унынья моего Ничто пе мучит, не тревожит», «Что не любить оно не может». Но вместе они складываются в один музыкальный образ светлой и тихой печали. Любовь, пришедшая к поэту, от него как бы не зависит — виновато сердце. И поэт искренне взволнован этой способностью сердца «гореть» и «любить». То чувство, которое выражено Пушкиным, принадлежит не человеку вообще, а именно ему. И вместе с тем в этом конкретном чувстве каждый узнает нечто ему близкое. Не нужно, однако, думать, будто реальное любовное переживание без всяких изменений перенесено поэтом на бумагу, чтобы стать шедевром его лирики. Жизненное переживание послужило лишь прототипом переживания художественного, в котором обобщен духовный опыт Пушкина. В жизни каждое чувство сопряжено с массой несущественных подробностей. В лирике оно преображается, очищаясь от всего постороннего л потому ненужного. Эта вечная тема, так просто и глубоко раскрытая Пушкиным, нашла отражение в музыке. Многие композиторы обращались к пушкинскому шедевру.
      Теми же свойствами благородной простоты, высокого ума и нежного чувства отмечено и стихотворение «Я вас любил…».
      "Я вас любил…" (1829). Каждый раз, когда поэт говорит о любви, душа его просветляется. Так и в этом произведении. Но в отличие от стихотворения «На холмах Грузии лежит ночная мгла…» в восьмистишии нет умиротворенности. Здесь чувство Пушкина тревожно, любовь его еще не остыла, она еще живет в нем. Светлая печаль вызвана не приходом любви, а безответной сильной любовью. Недаром он вновь и вновь повторяет: «Я вас любил…» Он раскрывает перед любимой, но не любящей его женщиной, как была сильна и благородна его любовь:
      Я Вас любил безмолвно, безнадежно,
      То робостью, то ревностью томим,
      Я вас любил так искренно, так нежно…
      В этом стихотворении чувство любви вынуждено подчиниться другому чувству — самоотвержения. Поэт сознательно побеждает страсть, потому что покой любимой женщины ему дороже безответного любовного чувства:
      Я не хочу печалить вас ничем.
      Он не хочет причинить зло любимой и желает ей полного счастья: Как дай вам бог любимой быть другим…
      Совершенный отказ от каких-либо личных прав, преклонение перед свободой чувства любимой женщины и вместе с тем сила любви поэта превращают это стихотворение в одно из самых пленительных созданий пушкинского гепия. Благородство чувств поэта, окрашенных светлой и тонкой грустью, выражено просто, непосредственно, тепло и, как всегда у Пушкина, чарующе музыкально.
      Каждое новое стихотворение Пушкина содержало огромное философское обобщение пережитого и перечувствованного им. Вот почему и его любовные стихотворения стали школой истинной гуманности.
      Творческие силы Пушкина в 1830 году достигли расцвета.
     
      1. В каких условиях оказался Пушкин после возвращения из ссылки. 2Жакие мысли и чувства выразил Пушкин в стихотворениях «В Сибирь» и «Арион»? 3. Раскройте аллегорический смысл стихотворения «Анчар». 4. В чем особенности художественной формы стихотворений «В Сибирь», «Арион» и «Анчар»?
     
      БОЛДИНСКАЯ ОСЕНЬ (1830)
      Весной 1829 года Пушкин получает согласие на брак с Н. Н. Гончаровой. Летом 1830 года поэт приехал в Болдино, чтобы войти во владение имением. В Болдине ему пришлось пробыть не месяц, как он намеревался, а целых три: началась эпидемия холеры.
      Вынужденное пребывание в Болдине отмечено невиданным взлетом пушкинского гения. Пушкин закончил роман «Евгений Онегин», написал «Повести Белкина», «Историю села Горюхина», несколько небольших драматических произведений, названных в одном из его писем «маленькими трагедиями», народно-лирическую драму «Русалка», поэму «Домик в Коломне», «Сказку о попе и работнике его Балде» и несколько прекрасных лирических стихотворений.
      На пороге нового периода своей жизни Пушкин напряженно вглядывается в грядущую даль. Он жаждет семейного счастья, простых человеческих радостей, личной независимости и одновременно томим мрачными предчувствиями.
      В журналах пишут об упадке таланта поэта, бессовестно клевещут на него и даже унижают его человеческое достоинство.
      Известный доносчик и агент III отделения Ф. В. Булгарин в 1830 году опубликовал фельетон, в котором утверждал, что Пушкин «в своих сочинениях не обнаружил ни одной высокой мысли, ни одного возвышеппого чувства, пи одной полезной истины…». В том же году журналы обвинили поэта в подражательстве. «Вестник Европы» пазвал Пушкина «великим человеком па малые дела».
      Травля началась. Пушкин принял вызов. Он не мог не ответить па наглые выпады журналистов. Он заклеймил Булгарина как бездарного писаку, как труса и дезертира, бежавшего из русской армии и служившего у Наполеона полицейским агентом. Однако борьба была слишком неравной. Правительство не упускало случая, чтобы не напомнить поэту о своем недоверии.
      Пушкипу было от чего прийти в отчаяние: жестокость российской действительности, отсутствие в обществе революционных идей, свирепое подавление свободы, издевательство над личным достоинством человека — все это определяло отношение поэта к русской жизни николаевского царствования.
      В «Бесах», первом стихотворении, написанном в Болдине, в иносказательной форме отразилась современная Пушкину историческая обстановка.
      Народная фантазия часто видела в метели что-то бесовское, колдовское, завораживающее. Метель манит в неведомую даль и грозит гибелью. Ритм стихотворения, его образы воссоздают страшную картину метели, в которой заблудились ямщик и барин. Их охватывает общее чувство:
      Страшно, страшно поневоле Средь неведомых равнин.
      Путникам чудятся при неверном свете луны духи, бесы, сбивающие с верного пути:
      В поле бес пас водит, видно,
      И кружит по сторонам.
      В этом произведении — мысль о неясности для народа и для передового дворянства путей дальнейшего развития страны («Сбились мы. Что делать нам?»), и раздумья о личной судьбе, и ощущение безвыходного одиночества, и чувство беспомощности, щемящей тоски перед неразумностью, бессмысленностью жизни («Мчатся бесы рой за роем В беспредельной вышине, Визгом жалобным и воем Надрывая сердце мне…»). Но ясный ум Пушкина преодолевал настроения тоски и безнадежности. Па другой день после «Бесов» была написана замечательная «Элегия» («Безумных лет угасшее веселье…»), в которой Пушкин подводил итог прожитой жизни. Здесь выражены те же настроения горечи, уныния, печали, душевной смуты, те же безрадостные предчувствия:
      Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе Грядущего волнуемое море.
      Однако закапчивается стихотворение не мыслью о безнадежности и безысходности жизни, а мудрым, просветленным приятием ее:
      Но не хочу, о други, умирать,
      Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…
      Лирика Пушкина в Болдинскую осень 1830 года достигает невиданных идейно-художественных высот.
      Столь же велики достижения Пушкина в прозе и драматургии. В Болдинскую осень написаны «Повести Белкина» и «История села Горюхина».
      "Повести Белкина" (1830). Повести «Выстрел», «Метель», «Гробовщик», «Станционный смотритель», «Барышня-крестьянка» объединены вымышленным рассказчиком Иваном Петровичем Белкиным. Каждая повесть рассказана Белкину особыми лицами — романтически настроенной барышней, армейским офицером, приказчиком и, наконец, мелким чиповником. Таким образом, речь Белкипа отражает и его образ мыслей, и сознание других слоев тогдашпего русского провинциального общества. Во всем этом отчетливо проявился пушкинский реалистический метод, позволивший поэту глубоко проникнуть в жизнь всех сословий и групп.
      Писатель раскрыл зависимость чувств, психологии и речи героев от обстоятельств жизни. Человек думает, поступает, говорит так, как оп воспитан в определенных исторических условиях жизни, с господствующими в них социальными и экономическими связями. Это, однако, не зпачит, что точка зрепия Пушкина на рассказанные события совершенно устранена. Она «присутствует» в ироническом отношении к романтическим сюжетам, в последовательном и неустанном выявлении действительных причин тех или иных поступков героев.
      Особое место среди пушкинских произведений занимает «Станционный смотритель». Пушкип парисовал в этом произведении образ «малепького» человека, который затем привлечет внимание и Гоголя, и Достоевского. Эта пушкппская традиция нашла завершение в творчестве Чехова. Пушкип надолго определил одну из самых характерных линий реалистической литературы: изображение «маленького» человека, беспомощпого, забитого, выражение глубокого сочувствия тем, кто угнетен п страдает.
      Герой «Станционного смотрителя» Самсон Вырин горячо любит свою дочь. Он счастлив этой любовью. Но вот счастье разрушено: офицер Мипский увозит дочь. Солнце померкло для отца.
      Пушкин сосредоточивает внимание не на Дуне, а на страданиях смотрителя Вырина, у которого отнят единственный смысл его жизни. Несмотря на семейное благополучие Дуни, Вырин, умудренный жизненным опытом, чувствует, что Дуня и Минский принадлежат к разным социальным слоям и это грозит трагедией. Счастье Дуни выглядит для Вырина случайностью. Отец убежден, что рано или поздно Минский бросит Дуню. В чувствах, словах и поступках Вырина проявляется неумолимый закон несправедливого общества.
      В Болдинскую осень 1830 года Пушкин развил реалистические принципы своего творчества пе только в прозе, но и в драматургии. Из большого цикла «маленьких трагедий», задуманных им, он закончил четыре — «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы».
      "Маленькие трагедии". Сюжеты пушкинских трагедий относятся к разным историческим временам. Главные действующие лица предстают в момент наибольшего напряжения их духовных сил, диктуемого поворотами, переломными моментами в истории, которые отражаются в их личной судьбе. Скупой рыцарь (барон Филипп) уже понимает, что реальная власть принадлежит не тем, кто знатен, родовит, кто превосходно владеет шпагой, мечом или копьем, а тем, у кого есть деньги. Но понятия о рыцарской чести, славе и доблести еще живут в его сознании. Он копит золото, наслаждается созерцанием его и мечтает о власти:
      Что не подвластно мне? Как некий демон,
      Отселе править миром я могу…
      В бароне уживаются несовместимые черты — рыцарство и скупость. Старый феодальный порядок рушится, уходит в прошлое, а вместо него идет буржуазный «железный» век, разрушающий естественные связи между людьми. В бароне нет отеческой любви к сыну, нет жалости к своим крепостным. Он превратился в зловещего старика, который составил богатство на несчастьях людей, но сам же пал жертвой своей чудовищной страсти. «Ужасный век, ужасные сердца!» — этими словами герцога заключает Пушкин трагедию.
      В трагедии «Моцарт и Сальери» (1830) индивидуализм приводит талантливого композитора Сальери к преступлению — убийству своего гениального друга Моцарта. Преступление Сальери — идейное преступление. Он убивает Моцарта во имя дорогих ему жизненных принципов, но сами эти принципы глубоко ложны и безнравственны. Как и скупой рыцарь, Сальери весь в себе. Ему все чуждо в мире, кроме музыки. Да и музыкальные звуки он черпает из сухих и точных математических отношений, лишенных жизненной непосредственности, пленительности, свежести.
      Отринув от себя многообразные жизненны# впечатления («…мало жизнь люблю»), Сальери весь погрузился в сферу му-
      зыки, где он «достигнул степени высокой». Но жизнь мстит Сальери. Вдохновение приходит к нему не часто. Он вынужден идти в музыке за другими. И, главное, он любит не музыку, а самого себя в музыке. Сальери убежден, что музыка принадлежит только «жрецам», «избранным» и что только тому доступны тайны гармонии и лишь тот достоин искусства, кто обрел вдохновение и «священный дар в награду любви горячей, самоотверженья, трудов, усердия, молений…». Сальери чувствует, наслаждаясь музыкой Моцарта, гениальность своего друга. Но Моцарт — «гуляка праздный». И Сальери не может примириться с тем, что тайны искусства открыты праздному гуляке. Для него это немыслимо. Так рушатся все представления Сальери об искусстве. И вот он решает, ради выношенного им понятия об искусстве, распорядиться судьбой Моцарта. Он думает, что упорным трудом получил право быть высшим судьей. Он сознает себя исполнителем воли судьбы и действует от лица «жрецов, служителей музыки»:
      Нет! Не могу противиться я доле Судьбе моей, я избран, чтоб его Остановить — не то, мы все погибли…
      «Долг» Сальери вступает в жестокое противоречие с его живым чувством к Моцарту, которого он любит. Ему нравится Моцарт — обыкновенный человек, доверчивый, беспечный, простой. Но такой Моцарт не соответствует представлению Сальери о жреце и избраннике искусства. Так в рассуждения Сальери входит корыстный мотив «пользы». В Моцарте-человеке нет пользы для искусства:
      Что пользы, если Моцарт будет жив И новой высоты еще достигнет?
      Подымет ли он тем искусство? Нет,
      Оно падет опять, как оп исчезнет…
      Во имя сохранения своего узкого, индивидуалистического представления об искусстве и о Моцарте-композиторе он отравляет Моцарта-человека. И только потом его озаряет внезапная мысль:
      …Но ужель он прав,
      И я не гений! Гений и злодейство Две вещи несовместные.
      «Долг» Сальери перед искусством оказался ложным, а сам он превратился в преступника.
      Пушкин воплотил в образе Сальери трагедию индивидуалистического сознания, которое почитает себя вершителем человеческих судеб. Но гораздо значительнее трагедия гениального художника, принужденного жить и творить в индивидуалистическом мире. Эта трагедия, связанная с образом Моцарта, имела для Пушкина глубокий личный и философский смысл. Ее личное содержание заключалось в том, что он испытывал на себе тягостное давление общества, которое хотело лишить его творческой независимости
      и свободы вдохновения. Ее философское содержание состояло в убежденности Пушкина, что искусство творит добро, что оно школа гуманности. Его Моцарт уверен, что «гений и злодейство две вещи несовместные». Пушкинский герой черпает эту уверенность в той самой «низкой» жизни, которую презирает Сальери, не замечая, что «гуляка праздный» — великий труженик. Он находит поэзию и радость в высоком, сочиняя музыку и наслаждаясь ею и в самом обыкновенном, будничном, слушая скрипку слепого нищего, играя на полу со своим сыном, обедая вместо с другом. «Праздность» Моцарта — не тупое безделье, а постоянная, напряженная творческая работа, состоящая в живом восприятии и музыкальном преломлении многообразных впечатлений действительности. Гибель Моцарта оборачивается нравственным поражением Сальери. Сначала, «звуки умертвив», он «музыку … разъял, как труп», и она отомстила ему творческим бесплодием. В конце трагедии, уже отравив Моцарта, он задумывается над словами своей жертвы о несовместимости гения и злодейства и не находит им оправдания. Автор «маленьких трагедий» утверждает торжество солнечного, жизнерадостного искусства Моцарта. Для его героя жизнь и искусство нераздельны. Если искусство питается живыми соками действительности и обращено к людям, оно плодотворно и прекрасно. Эта мысль была дорога Пушкину, пролегавшему путь реалистическому искусству.
     
      1. Каково значение Болдинской осени в жизни и творчестве ПушкинаГ 2. Какая новая тема поставлена и как освещена автором в повести «Станционный смотритель»? 3. Какова позиция Пушкина в оценке двух типов художников: Моцарта и Сальери?
     
      В ПЕТЕРБУРГЕ (1831 — 1833)
      В ноябре 1830 года Пушкин покинул Болдино. В начале декабря он приехал в Москву, а 18 февраля 1831 года состоялось венчание его с Гончаровой. Вскоре вместе с женой он переехал в Петербург.
      Поэт по-прежнему полон поэтических замыслов и свершений. Его волнуют политические события — война с Польшей, падение Варшавы, толки о войне в заграничной прессе. В 1832 году он начал писать роман «Дубровский», а в 1833 — повесть «Пиковая дама». Тогда же, в 1833 году, он приступает к работе над «Капитанской дочкой» и собирает материал для «Истории Пугачева».
      В творчестве Пушкина 1830-х годов историческая тема заняла особое место. Как бы соединяя современность и историю, поэт стремился осмыслить путь человечества как закономерное и неостановимое движение. К работе над историческими темами он подходил как художник и как ученый-историк, внимательно изучая исторические источники, делая выписки из архивных документов, посещая места, связанные с тем или иным историческим событием. Чтобы подробнее ознакомиться с краем, где вспыхнуло восстание Пугачева, Пушкин отправился в путешествие по России. Он посетил Казань и Оренбург, где еще были живы воспоминания о Пугачеве. В эти же годы Пушкин приблизился к осуществлению давно задуманной идеи — написать историю Петра Великого. Для создания «Истории Пугачева» и «Истории Петра Великого» Пушкину были нужны государственные архивы. Доступ к архивам открывала служба. Пушкину, вновь причисленному к Коллегии иностранных дел, разрешают работать в архивах, но это не принесло сколько-нибудь заметного облегчения поэту. Правительство в 30-е годы продолжало бдительно следить за пушкинским творчеством, за образом жизни поэта. В феврале 1832 года Бенкендорф сурово требовал отчета о том, почему поэт напечатал стихотворение «Анчар» без «высочайшего дозволения». В 1833 году, цогда Пушкин отправился в Оренбург и Казань, следом за ним шла бумага, предписывающая местным властям строжайше наблюдать за его поведением.
      Пушкин с тревогой видел, что дела его все ухудшаются. Семья росла, жизнь в Петербурге стоила дорого. Материальное положение поэта вскоре стало катастрофическим. Ко всему этому прибавилось новое серьезное беспокойство: светские сплетни вокруг имени его жены.
      И все-таки Пушкин много писал. Особенно плодотворно было новое уединение в Болдине осенью 1833 года.
     
      "Осень" (1833). Ни одно время года не вызывало в поэте такого очарования, как осень. В одноименном стихотворении он посвятил ей’ чудесные строки. Обычпо осень в поэзии связана с настроениями грусти. Пушкин же само увядание природы изображает как могучее проявление жизни.
      Лирика в стихотворении совмещается с повествованием. Их единству как нельзя более соответствует строфическая форма. Произведение написано октавами . Двум началам — повествовательному и лирическому — соответствуют и два стиля. Слова традиционно-поэтические, част о встречавшиеся в языке художественной литературы того времени, сливаются со смелыми прозаиз-мами, непривычными для сознания современников.
      «Октябрь уж паступил» — это просто и ясно. Здесь точное указание на время года и на вполне определенную пору осепи — октябрь. Далее картина осепи развертывается, обрастая живописными и точными деталями. Предметные -образы («Последние ли-
      1 Октава — строфа из восьми стихов с постоянным расположением рифм (iабабабвв) и обязательным чередованием мужских и жепских окончапий. При этом заключительные парно рифмующиеся стихи придают строфе законченность.
      сты с нагих своих ветвей», «дорога промерзает», «Журча, еще бежит за мельницу ручей») соседствуют с метафорическими («роща отряхает», «дохнул осенний хлад»).
      Пушкин нашел подлинную красоту и прелесть в скромной осенней природе:
      Унылая пора! очей очарованье!
      Приятна мне твоя прощальная краса…
      Его искренняя взволнованность передана и легкой, ненавязчивой аллитерацией («очей очарованье»), и восклицаниями, и откровенным признанием («Приятна мне…», «Люблю я…»), и прозрачной живописной метафорой («В багрец и в золото одетые леса»), и перечислением характерных деталей осеннего пейзажа, и анафорическим строением заключительных стихов («И мглой…, И редкий…, И отдаленные…»).
      Процесс собственного творчества поэт передал с исключительной правдивостью. Для Пушкина акт творчества, начиная с отрешения от всего суетного («И забываю мир…»), с полной отдачи себя во власть воображения («Я сладко усыплен моим воображеньем») и кончая моментом, когда «стихи свободно потекут», — в высшей степени радостен.
      Заключительное сравнение вдохновения с кораблем, рассекающим волны, глубоко символично: вдохновенному взору поэта открываются неизведанные дали и пути творчества. Последний, прерванный стих («Плывет. Куда ж нам плыть?..») обнажает устремленность в будущее.
      Пушкин закончил в Болдине «Историю Пугачева», «Сказку о рыбаке и рыбке», «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях», поэму «Медный всадник». Правда, от публикации поэмы пришлось отказаться: представленная царю в 1833 году для просмотра, она была возвращена с многочисленными возражениями, касавшимися ее идейного содержания.
      Пушкина постоянно интересовала личность Петра I, великого преобразователя России. Он понимал, что Петровская эпоха — поворотный момент в истории его родины. Как могучи# художник он всегда тяготел к изображению переломных эпох или исторических и социальных катастроф.
      "Медный всадник£ (1833). Поэма «Медный всадник» — грандиозное философское раздумье Пушкина о поступательном ходе истории. Поэма начинается с торжественного вступления, в котором прославляется преобразовательная деятельность Петра.
      Вступление композиционно противопоставлено двум частям, в которых развертывается сюжет «петербургской повести». Возвышенный пафос сменяется печальным рассказом. К чему же привели петровские преобразования? Лучше ли стало обыкновенному, бедному человеку? Пушкин рассказывает историю жизни бедного чиновника Евгения, нежно влюбленпого в Парашу.
      «Медный всадник». Художник А. Бенуа.
      Мечты Евгения о семейном счастье и личной независимости вполне законны, в них много для Пушкина личного, автобиографического. Но они не сбываются. Стихийное возмущение природы, противопоставленное разумной воле Петра, несет гибель Параше и бедному люду.
      Послепетровское время для Пушкина лишено преобразовательной энергии, свойственной грозному строителю могучего самодержавного государства.
      Пушкин переносит столхшовепие между стихией и разумной деятельностью Петра в план социально-философский. Свое личное горе Евгений пытается объяснить социальными причинами. Но ему противостоит уже не Петр-преобразователь, а тот самодержавный порядок, который олицетворен в бронзовом изваянии («кумир на бронзовом копе»).
      Евгений чувствует на себе мощь деспотизма Петра, представшую ему в образе Медного Всадника, «горделивого истукана». И он отважно бросает ему вызов. Но стихийный бунт отчаявшегося одиночки лишен смысла. Поэтому Евгений бесславно гибнет, уничтоженный, раздавленный нравственно, с помутившимся разумом. Пушкин выразительно изображает торжество самодержавной власти:
      И он по площади пустой
      Бежит и слышит за собой —
      Как будто грома грохотанье —
      Тягкело-звопкое скаканье
      По потрясенной мостовой.
      И, озарен лупою бледной,
      Простерши руку в вышине,
      За ним несется Всадник Медный
      На звонко-скачущем коне;
      И во всю ночь безумец бедный,
      Куда стопы ни обращал,
      За ним повсюду Всадник Медный
      С тяжелым топотом скакал.
      Величие Петра — зодчего нового государства — остается для Пушкина непоколебимым. Но прогрессивный смысл его строительства оборачивается в условиях самодержавного государства гибелью бедного человека, имеющего права на счастье. И в этом — одно из противоречий истории. Современная Пушкину действительность не давала возможности разрешить конфликт между государственными интересами и мечтами отдельной личности. Личность всегда терпела поражение, когда ее нужды и заботы приходили в столкновение с самовластьем. Гармония между личностью и государством не могла быть достигнута на почве несправедливого общественного строя.
     
      1. Как в стихотворении «Осень» лирика сочетается с повествованием? 2. Как изображен Пушкиным процесс творчества («Осень»)? 3. Что определило повышенный интерес Пушкина в 30-е годы к историческим темам? 4. В чем видит поэт трагическое противоречие преобразовательной деятельности Петра I («Медный всадник»)?
     
      ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ (1834 — 1837)
      1834 год явился переломным годом в жизни Пушкина: в дневнике поэт записал, что переходит к открытой оппозиции. Накануне нового года он был пожалован в камер-юнкеры. Придворное звание оскорбило Пушкина — обычно такие звания давались юношам, а Пушкин был уже не молод. Поэт понимал, что царь, приближая его ко двору, преследует определенные цели. В свете вновь поползли слухи, будто поэт заискивает перед Николаем I. Обстоятельства складывались трагично: камер-юнкерство бросало тень на Пушкина, а народный поэт, которым Пушкин себя уже осознал, должен быть чистым и непорочным. С этого времени Пушкин презрительно отзывается о Николае I, в котором, по его словам, «много от прапорщика и мало от. Петра Великого». Поэту хотелось уединения, тишины для осуществления больших творческих замыслов. Но он вынужден был служить, чтобы содержать семью. Его угнетало светское окружение. Не бывать же в свете он не мог: придворное звание обязывало посещать балы и вечера. В конце концов поэт решился на отчаянный шаг: летом 1834 года он подал прошение об отставке. В ответ на это ему запретила работать в архивах. Прошение пришлось взять обратно.
      Светское общество не могло простить Пушкину его гениальности. Глупцам, посредственностям, бездарностям всегда чужд человек высоко одаренный и духовно свободный. Пушкина травили черной завистью, клеветой, сплетнями, и это неуклонно вело к кровавой развязке. Поэт это знал.
      Я слышу вкруг меня жужжаньо клеветы.
      Решенья глупости лукавой,
      И шепот зависти, и легкой суеты
      Укор веселый и кровавый.
      Оп пытался найти выход, вновь и вновь предпринимал отчаянные попытки вырваться из тесного круга. Именно в этот период современники замечают тяжелое состояние его духа.
      Летом 1835 года поэту удалось получить отпуск на четыре месяца, и он уехал в Михайловское. Здесь было создано одно из прекраснейших стихотворений «Вновь я посетил…».
      "Вновь я посетил.(1885). В Михайловском Пушкин вспомнил свое двухлетнее изгнание, няню, которая уже умерла. Мысль его обратилась к прожитому, которому он подводил итог в глубокой и печальной думе о себе и времени.
      Стихотворение необычайно просто по своим образам и настроению. Пушкин перечисляет памятные места, факты своей жизни («Вот опальный домик…», «Вот холм лесистый…»), видит неумолимый бег времени: «…и много Переменилось в жизни для меня, И сам, покорный общему закону, Переменился я…»
      Пушкин чувствует мудрость этого «общего закона» — безостановочного, вечного обновления и торжества жизни. Он воплощается в его стихотворении в центральном образе трех сосен.
      Скромная природа стала могучим источником поэтического вдохновения и глубокого философского прозрения. Пушкин приветствует рождение новой «зеленой семьи». Тонкая метафора подчеркивает прелесть рощи, оживляет пейзаж. Поэту радостно думать о том, что он неотделим от природы. На душе у него хотя и печально, но светло. Поэтому он так доверчиво смотрит в будущее:
      Здравствуй, племя Младое, незнакомое! Не я Увижу твой могучий поздний возраст, —
      Когда перерастешь моих знакомцев…
      Пушкин обратился в стихотворении «Вновь я посетил…» к без-рифмеиному (белому) стиху, выдерживая пятистопный ямбический размер и мелодию поэтической речи. Его раздумье сохраняет естественность разговорной интонации, которая подчеркивается отсутствием рифм, сочетанием стихов, содержащих цезуру и лишенных ее. Взволнованность и непринужденность поэтической речи создается также обилием переносов .
      Стихотворение, написанпое в тяжелые для Пушкина дни, проникнуто бодростью, верой в разумность жизни, в конечную по-
      1 Нередко в стихах ритмическая пауза не совпадает с интонационно-смысловой (синтаксической). В этом случае поэт переносит часть синтаксически целой фразы из одной строки в другую. Это явление называется переносом. Например, в приведенном выше отрывке сказуемое увижу перенесено в следующую строку.
      боду света над мраком. Поэт передал в нем прощальный привет будущим поколениям, завещал им свой исторический оптимизм. В лирике Пушкина 1830-х годов человек включен в жизнь предшествующих и грядущих поколений. Он кровно связан с историей и природой. Лирические переживания этих лет слиты с историческими и философскими размышлениями.
      В конце 1835 года Пушкин известил Бенкендорфа о своем намерении издавать литературный журнал. В апреле следующего года вышел первый номер пушкинского «Современника». Поэту удалось собрать в журнале крупнейших писателей страны. Среди его авторов были Гоголь, Кольцов, Тютчев. В «Современнике» Пушкин напечатал несколько крупных своих произведений и критических статей. Он считал, что критика формирует общественное мнение. Заботясь о развитии критического жанра, Пушкин через своего друга П. В. Нащокина хотел привлечь к участию в журнале В. Г. Белинского.
      1836 год стал годом напряженной работы Пушкина-журна-листа. Вместе с тем в том же году появились многие знаменитые стихотворения, и в их числе «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». Из прозаических произведений в 1836 году была завершена «Капитанская дочка».
      В «Капитанской дочке» Пушкин пришел к выводу о закономерности крестьянских восстаний вследствие непримиримости классовых интересов дворян и крестьян. Мастерство Пушкина достигло необычайной степени совершенства.
      Герои и второстепенные лица предстали в пушкинском романе всесторонне. У Пушкина нет только положительных или только отрицательных героев. Каждый человек выступает живым лицом с присущими ему хорошими и дурными чертами, которые проявляются прежде всего в поступках.
      Пушкин мастерски организует сюжет. Роман, стержнем которого послужила любовная история Маши Мироновой и Петра Гринева, стал широким историческим повествованием. Этот принцип--от частных судеб к историческим судьбам народа — пронизывает сюжет «Капитанской дочки», и его можно легко усмотреть в каждом значительном эпизоде. «Капитапская дочка» стала подлинно историческим произведением, насыщенным современным социальным содержанием. Вымышленные герои были связаны с историческими лицами и включены в историческое движение. Именно ход истории определил действия героев, выковывая их нелегкую судьбу. Главной сюжетной линией стало развитие реальных исторических событий. Пушкин в романе развил открытый им в «Борисе Годунове» принцип историзма.
      Гениальные произведения, созданные Пушкиным в начале 30-х годов, не были поняты и по достоинству оценены.
      Светское общество и журналы его травили, цензура преследовала.
      Пушкин не знал покоя и в семье. Молодой француз Дантес, усыновленный голландским посланником бароном Геккерном, зимой 1836 года стал оказывать Наталье Николаевне явные знаки внимания. Пушкин был взбешен: стал мрачен, молчалив, вид его был угрожающ. В начале ноября свет нанес сердцу Пушкина еще одну «неотразимую обиду»: поэт получил по почте циничный пасквиль1, оскорблявший честь его и Натальи Николаевны. Пушкин показал анонимное письмо друзьям-лицеистам.
      1 Пасквиль — клеветническое сочинение, оскорбляющее личное достоинство.
      Один из них сделал вывод, что бумага иностранного производства и принадлежит какому-нибудь посольству. Пушкин пришел к заключению, что пасквиль послан Геккерном. Он отправил Дантесу вызов на дуэль. Друзьям удалось предотвратить кровавую развязку, а Дантес заявил о своей любви к сестре Натальи Николаевны Екатерине и женился на ней..
      Свет выступил не на стороне Пушкина. Все обвиняли поэта и злобно ждали его унижения. Дантес, хотя дом Пушкина был закрыт для него и его жены, не переменил отношения к Наталье Николаевне. 25 января Пушкин получил новое анонимное письмо, оскорблявшее его жену. Пушкин решил положить всему этому конец. В тот же день он написал гневное и резкое письмо Гек-керну с явным намерением оскорбить посланника и его приемного сына. В ответ Дантес вызвал Пушкина на дуэль.
      Дуэль состоялась 27 января 1837 года в нескольких верстах от Петербурга. Секундантом Пушкина был лицейский товарищ Дан-зас. Дантес выстрелил первым. Пушкип упал, но нашел в себе силы сделать ответный выстрел, достигший цели. По воспоминаниям современника, поэт воскликнул: «Браво!» Однако Дантес был лишь легко ранен: пуля попала в руку, которой Дантес прикрывал грудь.
      Истекающего кровью Пушкина положили в карету. По дороге домой у него начались сильные боли. Рана оказалась смертельной. На квартире Пушкина собрались близкие и друзья. Жуковский вывешивал бюллетени о состоянии его здоровья. К поэту приходили сотни людей самых различных сословий и званий. Здесь побывал тот «низший класс», мнением которого поэт дорожил. Доктора не скрывали от Пушкина трагического исхода. 28 япваря Пушкин простился с женой, детьми и близкими друзьями. В предсмертный час он просил простить своего секунданта. Его последние слова были: «Кончена жизнь». 29 января 1837 года в 2 часа 45 минут пополудпи Пушкипа не стало.
      Смерть поэта вызвала волну возмущения среди различных слоев русского общества. «Женщины, старики, дети, ученики, простолюдины в тулупах, а иные даже в лохмотьях приходили поклониться праху любимого народного поэта», — вспоминала Е. Н. Карамзина.
      Власти испугались народных манифестаций и отдали распоряжение перенести тело для отпевапия из Исаакиевского собора в Конюшенную церковь, а ночью отвезти гроб в Святогорский монастырь для погребения. К псковскому губернатору было отправлено из III отделения предписание царя не устраивать «никакой встречи, никакой церемонии». В последний путь Пушкина проводили дядька Никита Козлов и близкий друг поэта Александр Иванович Тургенев. Их сопровождал жандармский капитан.
      В Святогорском монастыре 6 февраля 1837 года рядом с могилами деда, бабушки и матери Пушкина похоронили.
      Трагическая гибель поэта вдруг открыла глаза и друзьям его, и его знакомым, и всей русской публике, что совершилось злое, черное дело. Еще не зная фактов, еще только смутно догадываясь о подлинных причинах гибели Пушкина, многие обвиняли царя, Бенкендорфа и светскую чернь. Теперь известно, что подлинной причиной гибели поэта была травля его великосветским обществом.
      Гнев и возмущение русского общества выразил М. Ю. Лермонтов в стихотворении «Смерть поэта».
      Незадолго до того рокового дня, когда ему нанесли последний удар, Пушкин написал «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». В этом поэтическом завещании звучит гордое сознание совершенного жизненного и творческого подвига во славу человечности, добра, красоты и свободы.
     
      "Я памятник себе воздвиг нерукотворный". (1836).
      Это стихотворение восходит к традиции римского поэта Горация, автора «Я воздвиг памятник…», и Державина в русской лирике. Однако Пушкин отступил от этих образцов. Сюжет стихотворения составляет судьба Пушкина, осмысленная на фоне исторического движения.
      Стихотворение хранит следы тяжких раздумий о жестокости века, об отношениях с царем и великосветскими кругами, о недостижимом счастье свободы, о том, что в поэзии он, Пушкин, одержал победу над самодержавием. Стихотворение полно горького предчувствия скорой гибели, гордого презрения к царской власти, веры в могущество поэтического слрва, безмерной любви к России. В нем — сознание выполненного долга перед народом.
      Кто же дает поэту право на бессмертие? Гений своим творчеством сам ставит при жизни «нерукотворный памятник», потому что он — голос народа, его пророк. Уже в первой строфе Пушкин вводит народную тему: «К нему не зарастет народная тропа…» Поэзия станет достоянием народа: «Слух обо мне пройдет по всей Руси великой…»
      Пушкин был взращен «Русью великой», он жил ее страданиями и успехами, ее славой и болью и был счастлив, что ему открылась народная мудрость. Он глубоко проник в существо национального духа. Поэт гордится тем, что его поэзия была свободной и взывала к свободе: «…в мой жестокий век восславил я свободу…» «Нерукотворный памятник» хранит порыв вольности: «Вознесся выше он главою непокорпой…» Пушкин утверждает единство народных и личных идеалов.
      И долго буду тем любезен я народу,
      Что чувства добрые я лирой пробуждал,
      Что в мой жестокий век восславил я свободу И милость к падшим призывал.
      Слово свобода включает политическую и духовную свободу, свободу от рабства и от сословных, религиозных, национальных и иных предрассудков. «Милость к падшим» — это прежде всего о декабристах. Но слова Пушкина получили более широкий адрес — это и о крепостных крестьянах, и о замученных солдатах, и о простом городском люде.
      Последняя строфа подводит итог и личному опыту Пушкина, для которого слова хвала, обида и клевета — времепное и суетное. Он писал не ради «венца». Поэзия — это бескорыстное служение во имя человечества. Поэт «равнодушно» отнесся к хуле и хвале, ибо был убежден в том, что муза должна строго следовать истине, преданно служить свободе, красоте, добру и справедливости. В этом вечна|г и неизменная сущность подлинно народного искусства.
     
      1. В чем причины трагической гибели Пушкина? 2. Как проявляется оптимизм Пушкина во взглядах на жизнь («Вновь я посетил…»)? 3. Каковы особенности художественной формы стихотворения «Вновь я посетил…»? 4. Как в стихотворении «Я памятник себе воздвиг…» поэт сам оценивает свое творчество и определяет вечную и неизменную сущность подлинно народного искусства? 5. В чем сходство и различие по содержанию и форме «Памятника» Державина и стихотворения Пушкина «Я памятник себе воздвиг..»?
     
      ОСНОВНЫБ ОСОБЕННОСТИ ЛИРИКИ ПУШКИНА
      Слово «лирика» в переводе с древнегреческого языка означает «музыкальный, волнующий» (буквально: произносимый под звуки музыкального инструмента лиры).
      В отличие от эпоса и драмы лирика не изображает событий, Взаимоотношения людей, их поступки. Поэтому в лирических произведениях, как правило, отсутствуют сюжеты, то есть последовательно развивающиеся события. В лирике находят воплощение личные (субъективные) переживания, настроения, чувства и мысли человека, его отношение к людям, к окружающей природе и к жизни в целом. Вот почему лирика не только самый субъективный (личный), но и самый эмоциональный род литературы. Недаром произведения этого рода преимущественно пишутся стихами , которые наиболее полно передают душевное состояние человека, тончайшие оттенки его переживаний.
      Однако не всякое переживание становится лирическим. Знаменитый русский марксист Г. В Плеханов часто повторял, что скряга не может петь о потерянных деньгах, но девушка может петь о потерянной любви. В чувстве скряги нет поэзии. Горе же девушки попятно и близко людям, так как оно человечно.
      Ценность лирических стихотворений в том и состоит, что в них отражаются характерные, типичные переживания, понятные и близкие большинству людей. Белинский обращал внимание на то, что великий поэт «потому велик, что корни его страданий и блаженства глубоко вросли в почву общественности и истории». Эту же мысль настойчиво развивал Горький. «Поэт — эхо мира, а не только — няня своей души», — йисал он. Справедливость слов Белинского и Горького подтверждается содержанием лирических произведений выдающихся поэтов.
      Например, в таких стихотворениях Пушкина, как ода «Вольность», «К Чаадаеву», «Деревня», отразились мысли, чувства и стремления самого поэта и его прогрессивно настроенных современников. Стихотворение «Я вас любил…» волнует и не перестает волновать людей потому, что в этой лирической миниатюре заключены общечеловеческие духовные ценности.
      В лирических стихотворениях отчетливо вырисовывается образ самого поэта.
      Для того чтобы не смешивать возникающий в лирике художественный образ поэта с автором как частным человеком, было введено понятие «лирический герой».
      Общие признаки лирики как рода литературы нашли ярчайшее воплощение в стихотворениях Пушкина. Лирический мир поэта необычайно разнообразен и многогранен. «Что же было предметом его поэзии?» — спрашивал Гоголь и восторженно отвечал: «Все стало ее предметом… Немеет мысль перед бесчислен-
      1 Прозаическая речь в лирике применяется редко.
      костью его предметов». «Все волновало нежный ум», — сказал поэт о себе.
      Весь красочный, пестрый, живой человеческий мир Пушкин носил в своей душе. Он сделал его своим, близким. В Пушкине жили и восточный человек с его поклонением Корану («Подражания Корану»), и античный человек с его стремлением к прекрасной гармонии, и мятежный грек, и вольный цыган. Нет, пожалуй, ни одного значительного этапа всемирной истории, который бы не отразился в лирике Пушкина. При всем этом Пушкин оставался европейцем русской национальности. В его лирике высокая человечность, «лелеющая душу гуманность», по выражению Белинского, питалась соками народной нравственности, исконного свободолюбия русского народа.
      В лирике Пушкина исключительно полно воплощены его богатая духовная жизнь, благородство и красота его внутреннего мира. Открытый «всем впечатлениям» бытия, Пушкин был «поэтом действительности», откликался на многообразие жизненных явлений. Любую, самую прозаическую, обыденную повседневность он умел облагородить, обнаружить таящуюся в ней красоту. Он, как никто другой, был наделен исключительным чувством красоты, меры, гармонии. Пушкинский гуманизм неотрывеп от чувства прекрасного. В этом состоит своеобразие Пушкина как ху-дожника-мыслителя. В лирике Пушкина внутренние движения, чувства выражаются прежде всего посредством пластики (жестов, поз, мимики). В «Анчаре» читаем: «Но человека человек Послал к анчару властным взглядом…» Вместе с тем пластика сопряжена с выразительным звуковым образом и яркой картинностью, живописностью («Яд каплет сквозь его кору, К полудню растопись от зною, И застывает ввечеру Густой прозрачною смолою…»). Как правило, слово у Пушкина всегда предметно, эмоция возникает на основе этой предметности. В строке «В багрец и в золото одетые леса…» («Осень») даны точные краски осеннего леса, запечатлено пышное и торжественное увядание природы.
      В лирике Пушкина, как правило, биографические факты всегда сопряжены с многообразными явлениями русской жизни, которая широко вошла в его поэзию. С этой точки зрения стихотворения Пушкина полно запечатлели и его личный мир, и внутренний мир его современников. Пушкин стал лирическим голосом эпохи.
     
      "ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН"
      Творческая история романа. Роман «Евгений Онегин» был начат поэтом в южной ссылке (9 мая 1823 года) и кончен Бол-динской осенью (25 сентября 1830 года). Но на этом работа над романом не прекратилась. В 1831 году поэт переделал последнюю, восьмую главу и написал письмо Онегина к Татьяне.
      Вполне естественно, что в течение семи лет план романа менялся. Последний набросок плана «Евгения Онегина» (26 сентября 1830 года) включает десять глав. Восьмая глава должна была стать девятой, а вместо нее после седьмой главы Пушкин намеревался подробно описать путешествие Онегина. Заключался роман десятой главой, где говорилось о зарождении тайных декабристских обществ. Десятая глава и «Путешествие Онегина» не были завершены поэтом, хотя он придавал своему замыслу большое значение и не раз впоследствии возвращался к нему. Современники, которым Пушкин читал десятую главу, и сам поэт понимали, что по цензурным причинам она пе могла появиться в печати. 19 октября 1830 года, в день очередной лицейской годовщины, Пушкин сжег десятую главу, как об этом свидетельствует помета на рукописи «Метели». Но, по-видимому, Пушкин оставил в своем распоряжении какие-то копии десятой главы, потому что отрывки из нее он читал П. А. Вяземскому п А. И. Тургеневу. Кроме того, в бумагах Пушкина были обпару-жены текст начальных четверостиший первых шестнадцати строф, тщательно зашифрованных, и недоработанный черновой текст трех строф (XV, XVI и XVII). Пушкинисты нашли ключ к шифру Пушкина и теперь нам известны в отрывках и с пропусками семнадцать строф десятой главы.
      Однако ни «Путешествие Онегина», ни десятая глава в окончательный текст романа не вошли, хотя отрывки из «Путешествия Онегина» Пушкин опубликовал в примечании к роману. Таким образом, «Евгений Онегин» состоит из восьми глав и представляог собой законченное произведение.
      Действие романа развивается с 1819 по 1825 год. Именно в это время, насыщенное большими политическими событиями в истории России и Европы, складывался и сложился тип человека, подобного герою пушкинского произведения.
      В России и в Европе сгущалась предгрозовая атмосфера революционных и национально-освободительных движений и одновременно усиливалась реакция. Пушкин хотел воссоздать духовную атмосферу, в которой рождался тип Евгения Онегина, со всей правдивостью и последовательностью.
      В течение семи лет и сам Пушкин не оставался неизменным. Поэт запечатлел в «Евгении Онегине» и собственный духовный рост, и развитие своих героев. Пушкин смотрел на них глазами современника и глазами человека, для которого они стали уже историческими типами. Так, в романе Пушкина объединились история и современность. В «Евгении Онегине» предстала реально движущаяся история русского общества.
      Думая о форме плана, Пушкин в начале работы над романом не знал, какие поправки внесет жизнь в ход повествования:
      И даль свободного романа Я сквозь магический кристалл Еще не ясно различал.
      Жанр романа. Художественная задача, поставленная Пушкиным в романе, была по существу та же, что и в «Кавказском пленнике» и в «Цыганах». Поэт намеревался постичь тип современного человека, принадлежащего к петербургскому дворянскому обществу. Он искал причины разочарования молодого дворянского интеллигента. Но в отличие от «Кавказского пленника» и - «Цыган» герои здесь даны в обычной для них социальной среде. В южных поэмах, как помним, герои попадали в исключительные обстоятельства. В «Евгении Онегине» герои помещены в привычное им окружение — в петербургское или московское общество я в деревенскую провинциальную глушь. И любовь героев тоже лишилась исключительности. Хотя дружба и любовь в «Евгении Онегине» — чувства высокие, благородные. В «Кавказском пленнике» и в «Цыганах» любовь была необычной, загадочной, потому что героини и герои обоих произведений принадлежали к разным общественно-культурным мирам. У каждого из героев романа «Евгений Онегин» своя биография, своя психология, свои привычки, свое понимание жизни. Через мысли, чувстве и поступки героев выступает историческая жизнь русского общества. Следовательно, в отличие от южных поэм, носивших романтический характер, в «Евгении Онегине» Пушкин стремится к объективному, реалистическому изображению. Поскольку в «Евгении Онегине» отразилась историческая эпоха, представшая через историю героя и сюжет, через объективное повествование, то это произведение является романом. Так считал и сам Пушкин, писавший, что под
      романом он разумеет «историческую эпоху, развитую на вымышленном повествовании».
      Но Пушкин написал не просто роман, а роман стихотворный. Стихотворная форма запечатлела активность авторского голоса, его лиризм, его особую роль в этом произведении. Пушкин отчетливо сознавал жанровое своеобразие своего произведения. В письме к П. А. Вяземскому он ясно указал на эту особенность «Евгения Онегина»: «Пишу не роман, а роман в стихах — дьявольская разница».
      Онегинская строфа. Стихотворная форма романа потребовала от Пушкина упорной работы над стихом. Повествование и лирика соединились в самом стихе. Обыденность жизни и высокие нравственные принципы, рождаемые ею, ирония по отношению к главному герою и лирическое волнение автора, разговорность и книжность речи заставили Пушкина обратиться к наиболее распространенному в русской поэзии и любимому поэтом размеру — четырехстопному ямбу. Ямб был нужен Пушкину и для придания поэтической речи разговорного характера. Поэт необычайно разнообразил четырехстопный ямб, придав ему исключительную гибкость и емкость.
      Необходимость единства повествовательного и лирического начал привела Пушкина к созданию новой строфической формы. Поэт делает строфу относительно самостоятельным произведением и достигает таким способом единства повествования и лирики не только в каждой строфе, но и в целой главе и во всем романе. Пушкин ведет с читателем непринужденный разговор, и поэтому законченность каждой строфы приобретает важное значение: повествование легко нарушается лирическими отступлениями1, а затем возвращается в прежнее русло. Так как каждая строфа представляет собой небольшой рассказ, то на каждую тему можно порассуждать отдельпо, отступая от сюжета и высказывая свою точку зрения. Нить повествования не теряется, но зато сюжет заметно оживляется и разнообразится, согревается лирическим волнением автора.
      Чтобы строфа стала маленьким стихотворением, она должна быть достаточно объемной. С этой целью Пушкин использовал все комбинации рифм, возможных в четырехстрочной строфе (катрене). Соединение ямбических четверостиший в строгом порядке трех видов их рифмовки (перекрестная, смежная, опоясывающая) и было осуществлено Пушкиным. Но поэту непременно нужна была законченность, самостоятельность каждой строфы. Легко заметить, что соединение различно рифмующихся четверо-
     
      1 Лирические отступления — это отступление от сюжета. Однако их нельзя изъять из произведения, потому что они образуют лирический стержень. «Евгения Онегина» и несут очень важную функцию — в них автор повествует о своем отношении к героям, к их поступкам и жизни.
     
      стиший к такой законченности не приводило. Никакой другой комбинации рифм, кроме перечисленных трех видов, в четверостишии нет. Поэтому Пушкин заключает строфу двустишием со смежно рифмующимися строками. Строфа сразу же приобрела законченность вследствие прочного рифменного мужского созвучия, благодаря афористичности концовки, обобщающей содержание строфы. Так определилась онегинская строфа, изобретенная Пушкиным для его любимого и самого лучшего, по его словам, произведения. Она состоит из 14 стихов четырехстопного ямба. Общая ее схема предстает необычайно ясной и простой: I (абаб), II (ввгг), III (дегд), IV (жж).
      Но это еще не все. Четверостишия в онегинской строфе располагаются в строгой последовательности. Для Пушкина важен не только формальный принцип расположения четверостиший, но и содержательный. Самой распространенной, естественной в русской поэзии была перекрестная рифмовка, затем смежная, а потом опоясывающая. В звуковом отношении именно такое сочетание наиболее выразительно и разнообразно. Оно позволило избежать скучной монотонности. Содержательная роль каждого четверостишия в строфе также постоянна и самостоятельна. Легко заметить, что в первых четырех стихах излагается тема всей строфы, а двустишие замыкает тему, подытоживает ее или по-новому осмысливает. Второе и третье четверостишия развивают тему, намеченную в первом четверостишии.
      Таким образом, каждая строфа и замкнута (тема в ней развита и завершена), и разомкнута, обращена к следующей строфе, которая ее продолжает.
      Такое построение позволяет автору свободно менять тон повествования, сохраняя собственный голос. Онегинская строфа воплотила то стилистическое и интонационное своеобразие, которое присуще всему роману в стихах.
      Сюжет. Повествовательное начало в «Евгении Онегине» воплощено в сюжете. Как всегда у Пушкина, он чрезвычайно прост и захватывает весьма ограниченный круг героев. В сюжете участвуют четыре героя — Онегин, Ленский, Татьяна и Ольга, Остальные лица не играют в нем сколько-нибудь существенной роли. Обе пары героев противопоставлены друг другу: любовь Татьяны и Онегина непохожа на любовь Ленского и Ольги. Онегин и Ленский, Татьяна и Ольга также несходны между собой. В основу сюжета положены интимные чувства героев (любовь Татьяны к Онегину, а Ленского к Ольге и дружба Онегина и Ленского). Однако простота сюжета внутренне осложнена. Каждый герой проходит через испытание, которое коренным образом меняет его судьбу. Герои неуклонно движутся к центральному событию — дуэли Онегина с Ленским. Поединок решительно меняет их судьбы: жизнь Ленского трагически обрывается.
      Ольга быстро забывает Ленского и выходит замуж за улана, Татьяна хранит Любовь к Онегину, но становится женой генерала. Онегин отправляется в путешествие, в его душе наступает перелом, и теперь он уже испытывает к Татьяне любовь. Однако ни одному из героев не дано подлинного человеческого счастья: опо оборачивается либо пародией (Ольга и улан), либо трагедией (Ленский, Татьяна и Онегин).
      Важным сюжетным принципом романа выступает «загадочность» главных героев — Онегина и Татьяны. Сначала Татьяна и вместе с ней читатель стремится понять Онегина, а затем Онегин начинает открывать для себя Татьяну. Перед деревенской барышней Евгений предстает в духе народных поверий «суженым», то есть человеком, предназначенным самой судьбой. В этом Татьяна будет убеждена до копца. В письме к Онегину она пишет:
      То в вышнем суждено совете…
      То воля неба: я твоя…
      Но восприятие Онегина героиней еще неглубоко. Онегин рисуется воображению Татьяны в крайних романтических красках:
      Кто ты, мой ангел ли хранитель Или коварный искуситель…
      Подлинное, истинное восприятие Онегина пока еще уступает место книжному. Герои романов, которые читает Татьяна, в ее сознании
      В единый образ облеклись,
      В одном Онегине слились. (3, IX)
      Пушкин иронически замечает по поводу этих романтических грез Татьяны:
      Но наш герой, кто б ни был он,
      Уж верно был не Грандисон.
      Затем Татьяна думает об Онегине как о «роковом» герое:
      «Погибну, — Таня говорит, —
      Но гибель от него любезна…» (6, III)
      Истинная душа Онегина познается Татьяной после посещения! деревенской усадьбы героя. Вглядываясь в обстановку онегинского кабинета, просматривая книги Онегина («И показался выбор их Ей странен»), Татьяна наконец начинает прозревать. Ее точка зрения на героя приближается к авторской:
      Кто ж он? Ужели подражанье,
      Ничтожный призрак, иль еще
      Москвич в Гарольдовом плаще,
      Чужих причуд истолкованье,
      Слов модных полный лексикон…
      Уж не пародия ли он? (7, XXIV)
      Но и тут Татьяна ошиблась…
      В восьмой главе Онегин, увидев Татьяну в свете, задумывается:
      Ужель та самая Татьяна… (8, XX)
      Его занимает не бедная и простая, несмелая и влюбленпая «девочка», а «равнодушная княгиня». Но оказалось, что под маской «величавой» и «небрежной» «законодательницы зал» таится «простая дева», «с мечтами, сердцем прежних дней».
      Онегин и Татьяна внутренне растут: иными стали их чувства, по-иному они относятся к жизни и друг к другу. Исчезло романтическое восприятие жизни у Татьяны, исчезло наносное, воспитанное средой равнодушие к простым человеческим радостям у Онегина.
      Столичное и поместное дворянство. Пушкин правдиво изображает ту среду, в которой живут главпые герои его романа. Воспроизводя атмосферу городских дворянских салонов, в которых прошла молодость Онегина, автор подробно останавливается на разговорах, удовольствиях вечно праздных их обитателей. Праздность порождает пустоту мыслей, холодность сердец. В свете царят скука, клевета, зависть, люди тратят внутренние силы души на сплетни и злобу. Здесь они формируются в Протасовых, известных «низостью души», в «диктаторов бальных» и «перекрахмаленных нахалов». Мелкая суета, пустопорожние разговоры «необходимых глупцов», душевная пустота делают жизнь этих людей однообразной и пестрой, внешне ослепительной, но лишенной внутреннего содержания. Татьяна почувствовала своим умным и чутким сердцем именно пустоту светской яшзни.
      А мне, Онегин, пышность эта,
      Постылой жизни мишура,
      Мо успехи в вихре света,
      Мои модный дом и вечера,
      Что в них?.. — (8, XVI)
      искренне признается она Евгению.
      Та же праздность отупляет и провинциальных дворян. Пушкин подчеркивает мертвящую скуку пустого и по-своему удивительно однообразного существования. В деревне нет того блесна, который поражает в Петербурге или в Москве, но здесь царят/та же скука и та же убийственная лень.
      Провинциальное дворянство тоже, естественно, не может обойтись ни без местных франтов, ни без своих сплетников и глупцов, ни без своих остряков и дуэлистов. Именины Татьяны изображены как типичный праздник провинциальных дворян, а судьба матери Татьяны и ее мужа, Дмитрия Ларина, как постепенное угасйние душевных порывов и внутреннее омертвление.
      Ленский. Патриархальный уклад усадебной жизни формировал весьма распространенный тип бездумной посредственности. Такова Ольга Ларина. «Ленский, — по справедливой мысли Белинского, — украсил ее достоинствами и совершенствами, приписал ей чувства и мысли, которых в ней не было…» Выйдя замуж за Ленского, она стала бы «вторым исправленным изданием своей маменьки» (Белинский).
      Среда оказывает решающее влияние не только на дюжинные натуры, но и на одаренных от природы людей. Дворянский быт и заимствованная западная культура определили романтический, далекий от реальной русской жизни настрой мыслей и чувств Ленского. «Полурусский сосед» Онегина, «поклонник Канта и поэт» не имеет сколько-нибудь ясного представления о реальной жизни. В своих стихах
      Он пел разлуку и печаль,
      И нечто, и тумапну даль,
      И романтические розы…
      По шутливому замечанию Пушкина, «его стихи, Полны любовной чепухи».
      Ленский молод. Ему «Без малого… осьмнадцать лет». Как бы сложилась его жизнь в дальнейшем, в пору возмужания? Верный правде жизни, Пушкин не дает прямого ответа на этот вопрос. Ленский мог сохранить жар сердца, понять великое значение русской национальной культуры, сблизиться с прогрессивной частью дворянской интеллигенции, которая готовила восстание 14 декабря 1825 года, и стать поэтическим голосом народа («Его умолкнувшая лира Гремучий, непрерывный звон В веках поднять могла. Поэта на ступенях света ждала высокая ступень»). Но Ленский мог превратиться и в заурядного помещика, который, подобно Дмитрию Ларину, «носил бы стеганый халат» и завершил бы свою жизнь весьма обыкновенно:
      Пил, ел, скучал, толстел, хирел И наконец в своей постеле Скончался б посреди детей,
      Плаксивых баб и лекарей. (6, XXXVIII)
      Евгений Онегин. Молодой дворянский интеллигент начала XIX века Евгений Онегин умен, благороден, способен глубоко и сильно чувствовать. Он сумел сразу же оценить Татьяну с ев неброской внешней красотой и богатым внутренним миром. Онегин тактичен в отношениях с Ленским:
      Он охладительное слово
      В устах старался удержать
      И думал: глупо мне мешать
      Его минутному блаженству. (2, XV)
      Глубоко и искренне раскаяние Онегина, убившего на поединке друга:
      Он мог бы чувства обнаружить,
      А не щетиниться как зверь;
      Он должен был обезоружить Младое сердце… (6, XI)
      Ум Онегина проявился и в том, что он рано постиг никчемность светского общества и почувствовал себя чужим и лишним человеком в великосветских гостиных. Ему было тяжело и
      Несносно видеть пред собою Одних обедов длинный ряд,
      Глядеть на жизнь как на обряд И вслед за чинною толпою Идти, не разделяя с ней Ни общих мнений, ни страстей. (8, XI)
      Но прекрасные задатки Онегина подавлены социальными условиями, той средой, в которой он вырос и жил. Не случайно Пушкин в первой главе романа помещает краткое описание жизни главного героя. Йз этого описания мы узнаем, кто и как воспитывал Евгения, чему его учили, как он проводил время, когда пришла пора «юности мятежной».
      Воспитание Онегина, как показал Пушкин, круг его чтения, сфера его интересов — все это лишено национальных основ. Недаром в жизнеописании героя преобладает иноязычная лексика, передающая особенность великосветской культуры, далекой от национально русских истоков.
      Преимущественное состояние Онегина — скука. Ничто не могло развеять его тоскующую лень. Жажда однообразных удовольствий при отсутствии реального, живого дела вкоренилась в психологию Онегина, и он не в силах ее побороть. «Труд упорный ему был тошен», — замечает Пушкин. А так как, по мысли автора, только в труде могли проявиться творческие силы личности, то итог жизни Онегина безрадостен:
      Дожив без цели, без трудов
      До двадцати шести годов,
      Томясь в бездействии досуга,
      Без службы, без жены, без дел,
      Ничем заняться не умел. (8, XII)
      Любовь тоже прошла мимо, ибо чувства героя оскудели — оя подавил в себе невольное волнение, испытанное при виде Татья ны и по получении ее письма. Лишь позже, потрясенный убийством Ленского и вновь встретивший Татьяну, Онегин обрел способность к большому и сильному чувству. В первых же главах Онегин лишен самой способности любить. Его отношение к любви целиком рассудочно и притворно. Оно выдержано в духе усвоенных светских «истин», главная цель которых — обворожит!,1 и обольстить, казаться влюбленным, а не быть им на самом дле:
      Как рано мог он лицемерить,
      Таить надежду, ревновать,
      Разуверять, заставить верить,
      Казаться мрачным, изнывать… (1, X)
      Эта «наука страсти нежной» — необходимая принадлежность светских салонов и гостиных.
      И, наконец, дружба Онегина с Ленским окончилась трагически. В мотивировках поведения Онегина Пушкин постоянно сталкивает порывы его души с привычными, внушенными светской средой правилами поведения… Как бы благородный ум Онегина ни протестовал против поединка, верх все-таки взяли социальные условности, сформированные светом. Соблюдая негласный закон чести, установленный светским обществом, Евгений убивает на поединке Ленского.
      И вот общественное мненье!
      Пружина чести, наш кумир!
      И вот на чем вертится мир! — (6, XI)
      восклицает Пушкин.
      Пушкин в романе прослеживает социально-психологическое содержание образа Онегина. Онегинский характер сформировался в определенных общественных условиях, в определенную историческую эпоху. Следовательно, Онегин осмыслен как национальноисторический тип русской жизни, порожденный в конечном итоге самодержавно-крепостническим укладом. Его скептицизм, разочарование — это отражение общего «недуга новейших россиян», который охватил в начале века значительную часть дворянской интеллигенции. Пушкин осуждает не столько героя, сколько светскую среду, сформировавшую его как личность. Онегины обречены па бездействие. Они уже не способны ни на самоотверженную любовь, ни на дружбу. Отсюда возникает идея общественного суда и обвинение падает скорее не на героя, а на общественно-исторический уклад русской жизни.
      Татьяна Ларина. Рядом с культурой дворянского общества существовала и другая культура, рожденная в недрах русской нации. Она включала в себя быт, нравы, фольклор деревенского простонародья, которые входят в роман через изображение семьи Лариных, и прежде всего Татьяны.
      \ Внутреннее развитие типа провинциальной дворянской девушки Татьяны заключается в постепенном изживании воздушных романтических грез, в преодолении романтического от-ноЬения к жизни и в неуклонно постижении реальной поэтичности простого народного быта. Вместе с тем романтизм спасает Татьяну от житейской пошлости. Поэтому он совмещается с подлинной поэтич-.ноетыо. В близости Татьяны к природе, к быту, нравам и культуре русского народа заключена здоровая и реальная жизненная основа. Татьяна впитала в себя народную мораль, окрасившую ее мысли и чувства и проявившуюся в ее поведении.
      Уже самое имя Татьяны «неразлучно» для Пушкина с «воспоминаньем старины иль девичьей». Татьяна окружена фольклорными образами. Даже сон Татьяны весь соткан из образов старинных сказок. Ей сопутствует «Песня девушек», ей понятны народные обычаи:
      Татьяна верила преданьям
      Простонародной старины… (5, V)
      Вот эта простая народная культура, выражающая склад русского характера и народные идеалы, исподволь формировала нравственность Татьяны. Самый процесс становления характера Татьяны Пушкин оставляет за рамками романа. Можно только догадываться, почему в одной семье Лариных возникли разныэ характеры Ольги и Татьяны. Пушкин пишет лишь, что Татьяна «в семье своей родной Казалась девочкой чужой». Развитие ее души совершается в полной зависимости от народной культуры, быта, обычаев и нравов. Вследствие этого Татьяна предстает воплощением национального духа и пушкинским идеалом.
      В соответствии с народными традициями Пушкин наделяет Татьяну исключительной душевной цельностью. Мысль и чувство, разум и поступок для нее одно и то же. Поэтому, полюбив,
      она первая открывается Онегину в любви, преступая условные/ законы дворянской морали. Она ведет себя просто и естественно/ К любви она относится серьезно и самоотверженно:
      Кокетка судит хладнокровно,
      Татьяна любит не шутя
      И предается безусловно
      Любви, как милое дитя
      (3, XXV)
      говорит о ней поэт.
      Пушкин всюду подчеркивает нравственную чистоту, глубокий ум и удивительную простоту Татьяны, где бы она ни появлялась — на фоне природы или в светской гостиной. Нравственные идеалы Татьяны близки народным обычаям. Ее ответ Онегину:
      Но я другому отдана;
      Я буду век ему верна —
      выдержан в духе исконной народной морали так же, как и невольное признание:
      Я вас люблю (к чему лукавить).
      Весь милый для Пушкина облик Татьяны сближен с непритязательной, но исключительно поэтичной русской природой — простой, лишенной экзотики. Отсюда возникает характерное противопоставление русской природы, деревенской жизни Татьяны, полной тихих и поэтичных прелестей, светской суете, где героиня вынуждена носить маску холодной и учтивой вежливости:
      Татьяна смотрит и не видит,
      Волненье света ненавидит;
      Ей душно здесь… она мечтой
      Стремится к жизни полевой,
      В деревню, к бедным поселянам,
      В уединенный уголок… (7, III)
      Значительность натуры Татьяны проявилась и в том, что она осталась внутренне той же «простой девой» с теми же стремлениями. Она готова отдать
      Всю эту ветошь маскарада,
      Весь этот блеск, и шум, и чад За полку книг, за дикий сад… (8, XVI)
      Душевная цельность Татьяны в наибольшей степени характеризует гармоническое единство лучших сторон высокой дворянской и простонародной культуры — пушкинский поэтический идеал. Поэтому автор не скрывает своих симпатий к Татьяне.
      Итак, в русской действительности Пушкин обнаружил две культуры: дворянскую (светскую, оторванную от народа, и провинциальную, близкую к простонародной) и народную. Идеалом поэта выступила единая культура, сочетающая в себе высокие Достижения дворянской образованности и гуманную народную Нравственность. Пушкин искал путей сближения передового дворянства с народом.
      Of раз автора. Творя особый, вымышленный мир романа, сам Пушкин выступает как реальное действующее лицо, остающееся, однако, за рамками сюжета. Он вводит в произведение своих друзей и знакомых, достигая тем самым правдоподобия и исторической достоверности в описании развивающихся событий. Так, например, Онегин проводит время в обществе Каверина и автора (1, XVI, XLV), Татьяна встречается с Вяземским (7, XLIX).
      В лирических отступлениях Пушкин непринуждённо"беседует с читателем, делится с ним творческими планами («Я думал уж о форме плана И как героя назову»), торопит свое воображение («Вперед, вперед, моя исторья»), рассуждает о литературе и искусстве (1, XVIII, XIX; 3, XI, XII).
      Автор вспоминает прожитые годы, важнейшие события своей жизни, грустные и радостные. Все пережитое в лицее, в Петербурге, на юге, в Михайловском оживает под пером поэта, тонкого лирика и глубокого мыслителя.
      Автор высказывает свое отношение к любимым героям. Татьяна для него — «милый», «верный идеал» женщины.
      Простите мне: я так люблю Татьяну милую мою!.. (4, XXIV)
      Онегин — друг автора, которому «нравились его черты». Понимая Онегина, сочувствуя ему, автор вместе с тем решительно расходится с ним во взглядах на жизнь:
      Всегда я рад заметить разность Между Онегиным и мной… (1, LVI)
      Это противопоставление очень знаменательно. Пушкин здесь провозглашает новый реалистический принцип изображения человека и жизни в целом; как помним, романтики вкладывали в уста героев свои мысли, чувства, переживания, писали чаще всего «о себе самом». Классический пример — творчество Байрона. Пушкин подчеркивает, что пишет не «о себе самом», а «о другом», то есть образы романа подсказаны ему самой русской жизнью.
      В ходе повествования отчетливо вырисовывается различие в мировосприятии автора и его героя.
      Онегин — скептик, он разочарован во всем, что его окружает, «рано чувства в нем остыли». В авторе, напротив, живут глубокие и сильные чувства; он горячо и вдохновенно любит природу, людей и жизнь.
      Онегина не тронула красота русской природы. Автор же не может скрыть своего восхищения:
      Деревня, где скучал Евгений,
      Была прелестный уголок… (2, I)
      Различие между автором и его героем отчетливо проявляется в моральной сфере. Онегин убил Ленского, следуя законам чести светского общества. Описание пустячной ссоры друзей и смертельного исхода поединка не оставляет сомнения в том, что Пушкин осуждает и светское общество с его антигуманным «законом чести» («И вот общественное мненье!» — J3, XI), и героя, ставшего «мячиком предрассуждений» (6, X). В значительной мере по вине Онегина страдает Татьяна, кЪторая полюбила его, но в ответ услышала лишь «проповедь».
      Да и сам Онегин оказывается в конце концов страдающим лицом, потерявшим счастье.
      Наконец, Онегину «труд упорный… был тошен» (1, XLII1), Для Пушкина труд — основа жизни. Прощаясь с читателями и героями романа, автор взволнованно пишет:
      Прости ж и ты, мой спутник странный,
      И ты, мой верный идеал,
      И ты, живой и постоянный,
      Хоть малый труд. Я с вами знал Все, что завидно для поэта:
      Забвенье жизни в бурях света,
      Беседу сладкую друзей. (8, L)
      С образом автора всецело связана и знаменитая энциклопедич-ность романа. «Евгений Онегин» стал «энциклопедией русской жизни» (Белинский), потому что в нем всесторонне изображены ведущие, самые главные и самые характерные тенденции жизни русского общества 20-х годов XIX века. Пушкин полно и глубоко вскрыл появление опасной и модной болезни разочарования, объяснил ее причины разобщенностью передового дворянского интеллигента и народа, истолковал ее последствия как личную и общественную трагедию лучших людей из дворян, наметил выход из кризисного состояния, из социального нездоровья общества в духе прогрессивного, соответствующего народным интересам, сближения России образованной с Россией простонародной. Авторский образ с наибольшей полнотой и силой воплощал те духовные переживания, которые владели передовыми людьми страны.
      Реализм романа. «Евгений Онегин» был первым русским реалистическим романом. Важнейшее свойство реализма — обусловленность типов героев средой — блестяще проявилось в романе. Герои мыслят, чувствуют и поступают в соответствии со своими характерами. Общее, свойственное людям одной среды, проявляется через индивидуальное, особенное.
      Если романтики разделяли идеал и действительность на две несовместимые сферы, то Пушкин нашел идеал в той же действительности, которая подлежала критике и суду.
      Реализм предполагает изображение типических характеров в типических обстоятельствах при верности деталей (Ф. Энгельс). Пушкинские герои живут, влюбляются, стреляются, выходят замуж, терпят неудачи в той среде, которая их порождает и окружает. Эта среда обладает общими существенными, социально значимыми для определенной исторической эпохи и страны чертами, выступающими непременно в своеобразной, конкретной, индивидуальной обстановке. Типический характер представляет собой художественный образ определенного индивидуума, в котором воплощены опять-таки общие существенные, социально значимые черты для той или иной группы, класса, народа, возникшие в определенную историческую эпоху. Типическое тем самым проявляется в индивидуально-своеобразном характере. Для писателя-реалиста аксиомой становится единство типических обстоятельств и типических характеров, благодаря которому он способен глубоко проникать в сущность жизненных явлений и лиц.
      Одно из самых удивительных качеств реализма — саморазвитие характеров, литературных типов. Созданный автором образ как бы живет самостоятельной жизнью. Пушкин, например, в начале романа не предполагал, что его Татьяна выйдет замуж, а Онегин напишет ей письмо. Однако логика развития этих характеров оказалась такова, что Пушкин был «вынужден» отдать Татьяну замуж и написать письмо Онегина к Татьяне. Созданные Пушкиным литературные типы отделились от автора и стали поступать так, как подсказывает им логика их характеров. Автор же, чтобы сохранить психологическую правду характера, должеп был следовать за душевными движениями героев и не мешать им обнаруживать свои свойства.
      Это означает, что автор создал исключительно верные, жизненные типы.
      Типичность характеров и обстоятельств предполагает особое внимание к правдивой мотивировке переживаний героев, деталей произведений и т. п. Так, например, письмо Татьяны к Онегину вряд ли могло быть, написано стихами. Мотивировка самого появления письма идет как от лица Татьяны, так и от лица автора. Пушкин сообщает, что письмо написано по-французски, что он его свято бережет и представляет на суд читателей свой «неполный, слабый перевод». Так объясняется стихотворная форма письма, вполне уместная в переложении автора романа.
      Реализм романа отчетливо выразился в стиле, в языке пушкинского произведения. Каждое слово автора точно характеризует национально-исторический быт эпохи, характер и культуру героев и одновременно эмоционально окрашивает их. Например, поэт рисует картину первых морозных дней в деревне:
      На красных лапках гусь тяжелый,
      Задумав плыть по лону вод,
      Ступает бережно на лед,
      Скользит и падает; веселый Мелькает, вьется первый снег,
      Звездами падая на брег. (4, XII)
      Пушкинские определения живописны, точны («На красных лапках гусь тяжелый», «первый снег» и др.) и очень эмоциональны. «Веселый… снег» — это, конечно, не качество самого снега, а точное описание того психологического переживания, которое испытывает каждый при виде первого снега. Простая картина становится под пером Пушкина глубоко поэтичной и потому, что стилевая точность сочетается с возвышенной лексикой. Снег падает не на берег, а на «брег», гусь задумал плыть не по воде, а по «лону вод». Славянизмы придают обыденному, знакомому всем явлению природы приподнятую взволнованность, раскрывают его внутреннюю красоту.
      «Евгений Онегин» запечатлел духовную красоту Пушкина и живую красоту русской народной жизни, которая была впервые открыта читателям автором гениального романа.
      1. Как оценивает Белинский роман «Евгений Онегин» в целом и его героев? 2. Почему он называет произведение Пушкина «самым задушевным»? 3. В чем видит Белинский историзм и энциклопедичность романа? 4. В чем заключаются противоречия в личности Онегина? 5. Как описание кабинета Онегина в Петербурге и в усадьбе помогает понять его личность? 6. Каково отношение автора к Онегину?
      7. Что привлекает и что отталкивает нас в личности Онегина? 8. Онегин и Чацкий (сравните этих двух героев). 9. Каково отношение автора к Татьяне? 10. Что в личности Татьяны вызывает симпатии? 11. Раскройте отношение к природе Онегина, Ленского, Татьяны, автора. 12. Каково значение лирических отступлений в раскрытии духовного облика и мировоззрения автора?
     
      ЗНАЧЕНИЕ ПУШКИНА В РАЗВИТИИ ЛИТЕРАТУРЫ
      Еще при жизни Пушкина наиболее прозорливые современники предсказывали ему особое место в русской и мировой литературе. «Возведи русскую поэзию, — обращался к Пушкину Е. А. Баратынский, — на ту степень между поэзиями всех народов, на которую Петр Великий возвел Россию между державами».
      С первых лет своей творческой деятельности Пушкин был тесно связан с передовыми общественными кругами дворянской интеллигенции. Освободительное движение, возглавлявшееся передовыми дворянами, питало его творчество. Пушкин выразил национальные свободолюбивые идеи своего времени с исключительной художественной силой и глубиной. Однако Пушкин сумел понять и слабые стороны дворянской революционности. Он осознал трагическое противоречие декабристской идеологии, заключавшееся, как известно, в том, что декабристы действовали для народа, но без народа. Пушкин осмыслил народ как решающую движущую силу истории, но еще не просвещенную и не постигшую своих интересов. На этой почве возникли пушкинская идея просвещения народа, сыгравшая громадную роль в духовном развитии поэта, а также мысль о враждебности народных интересов самодержавно-крепостническому порядку в России.
      Исходя из идей историзма и народности, Пушкин поднимал в своем творчестве коренные вопросы, волновавшие современников поэта и последующие поколения, — противоречия между самодержавием и народом, личностью и государством, причины оторванности дворянина-интеллигента от народа, неизбежности крестьянских восстаний и их поражения. Россия была запечатлена в произведениях Пушкина в удивительном богатстве ее истории, отразившейся в судьбах и характерах центральных образов-типов — Петра I, Бориса Годунова, Пугачева, Онегина, Татьяны и других. «Поэзия Пушкина, — писал Белинский, — удивительно верна русской действительности, изображает ли она русскую природу или русские характеры; на этом основании общий голос нарек его русским национальным, народным поэтом…»
      Осознав себя поэтом действительности, Пушкин черпал содержание своего творчества из глубин жизни. Подвергнув действительность критике, он вместе с тем в ней же нашел идеалы, близкие народу, и осудил ее с высоты этих идеалов. Таким образом, прекрасное извлекалось Пушкиным из самой жизни. Поэт соединил правду изображения и совершенство формы.
      Творчество Пушкина понятно самым широким читательским массам. Общедоступность его поэзии — результат громадного напряжения творческой воли и неутомимого труда. «Мы читаем у Пушкина стихи такие гладкие, такие простые, и нам кажется, что у него так и вылилось в такую форму. А нам не видно, сколько он употребил труда для того, чтобы вышло так просто и гладко», — справедливо напоминал Л. Н. Толстой.
      Значение Пушкина в развитии русского литературного языка. Как известно, Ломоносов выделил в русском литературном языке три стиля. Каждому из них соответствовали определенные литературные жанры. Последующие писатели (Державин, Фонвизин, Радищев, Жуковский и другие), сближая литературу с жизнью, с запросами времени, нарушали стесняющие правила классицизма в области языкотворчества.
      Пушкин, отказавшись от деления русского литературного языка, завершил то, что было начато его предшественниками и современниками, и создал единый русский литературный язык. А. С. Пушкин смело сочетает невозможные для поэзии той поры
      слова высокого и низкого стиля, сливая книжную и разговорную речь:
      Зима!.. Крестьянин, торжествуя,
      На дровнях обновляет путь… (5, II)
      Слова «торжествуя» и «на дровнях» принадлежали к разным стилистическим пластам, и их совместное употребление в допушкинской поэзии исключалось.
      Опору для единого национального литературного языка Пушкин нашел в народно-поэтическом творчестве и в нормах книжного литературного языка, особенно языка лирической поэзии Пушкин понял, что книжный язык обогащается и демократизируется благодаря решительному проникновению в него народной поэзии и устной речи. В народной поэзии, по убеждению Пушкина, заключены основные свойства русского языка. Он не раз восхищался мудростью народной поэзии, особым складом народной речи. «Что за роскошь, что за смысл, что за толк в каждой поговорке нашей! Что за золото!» — восклицал он.
      Создание Пушкиным единого национального литературного языка подготовило почву для творчества последующих писателей. «Нет сомнения, — справедливо говорил И. С. Тургенев, — что он (Пушкин) создал наш поэтический, наш литературный язык и что нам и нашим потомкам остается только идти по пути, проложенному его гением».
     
      Пушкин и литература народов СССР. Творчество Пушкина оказало решающее влияние на развитие литератур народов СССР. Это отмечали классики национальных литератур — украинец Шевченко, грузин Чавчавадзе, татарин Тукай и многие другие. Писатели национальных республик не раз выражали свое восхищение гением Пушкина. Великий русский поэт способствовал приближению национальных культур к вершинам европейской культуры. Писатели разных национальностей считают Пушкина своим учителем. Они глубоко чувствуют и понимают неразрывную связь с животворными традициями пушкинского творчества. «Пушкин, — по мнению М. Рыльского, — издавна близок украинским поэтам и не только как автор «Полтавы», а весь Лушкин, во всем его необъятном величии». Белорусский поэт М. Танк с гордостью считает, что литература его республики «росла и развивалась под благотворным пушкинским влиянием». Исключительной популярностью Пушкина на своей родине восторгался Самед Вургун: «Ни Байрон, ни Гете, ни Гомер, ни Данте, ни Фирдоуси, ни Хафиз не пользуются в Азербайджане такой всенародной любовью, как Александр Сергеевич Пушкин». «Голос твой помнит земля Руставели», — вторил ему грузинский поэт.
      Многие писатели национальных республик испытали непосредственное воздействие Пушкина на свое творчество. Армянский классик Аветик Исаакян признавался: «Красоту пушкинского стиха я впервые ощутил в раннем детстве, и с тех пор солнце русской поэзии своим чистым немеркнущим светом всегда озаряет мне мир искусства».
      Значение Пушкина для народов нашей страны еще более возрастает сейчас в связи с тем, что русский литературный язык стал языком межнационального общения. Пушкинское творчество вследствие своей общенародности содействует укреплению дружбы между народами нашей страны.
      Советская литература (и советская культура) — прямая наследница пушкинских традиций. Пушкина у нас чтят и любят. Советские писатели в своих лучших произведениях следуют плодотворным художественным традициям поэта и развивают их. Правда жизни в свете народных идеалов, соединенных с высоким художественным мастерством, — вот та реальная основа, которая завещана Пушкиным и которая вдохновляет деятелей советской культуры.
      Значение Пушкина для нашей современности трудно переоценить. Пушкин основал реалистический метод в литературе, явился создателем русского литературного языка. Гуманизм Пушкина, его вера в светлое будущее человечества остаются непреходящими духовными ценностями. Пушкин всегда подчеркивал доброе начало в человеке, его неувядаемость, несмотря на жестокие противоречия современной ему действительности. Вечная смена поколений ведет, по мысли Пушкина, к духовному возрождению человека. Он завещал будущим писателям идти путем реальной жизни, находить в ней красоту. Пушкин был убежденным сторонником идейного, граждански страстного искусства.
      Лучшие советские писатели горячо восприняли эти заветы Пушкина. Выражая свою сыновнюю любовь к великому поэту России, наш современник Александр Твардовский писал: «Ныне обретенный нами Пушкин — живая и действенная сила, могучий фактор развития нашего советского искусства и литературы, всей нашей многонациональной социалистической культуры. Ныне мы все более постигаем поэзию Пушкина, как бессмертное общенародное достояние.
      И мы, советские литераторы, видим в Пушкине своего великого учителя, высокое мерило художественных ценностей, основу нашего эстетического кодекса, надежнейшую опору в наших поисках и стремлениях» («Слово о Пушкине»).
      Значение Пушкина для нашей современности отчетливо выступает в таких всенародных праздниках в пушкинских местах (Михайловском, Болдине и других), которые стали традиционными. Народ и литература чтят своего гения, и этр еще одно свидетельство всенародной памяти и любви.
      Мировое значение Пушнина. Пушкин был широко образованным человеком своего времени. Он глубоко изучил историю и культуру как своего народа, так и культуру других государств.
      Поэт ценил и любил творчество писателей Запада и Востока. По словам Белинского, «Пушкин был выражением современного ему мира, представителем современного ему человечества; но мира русского, но человечества русского».
      Мировая культура складывается из культур национальных. Чем полнее и правдивее писатель отражает в своем творчестве жизнь своего народа, тем значительнее его вклад в мировую литературу и — шире — культуру. Пушкин потому и стал всемирно признанным поэтом, что в своем творчестве раскрыл лучшие качества русского характера, нарисовал реалистические картины жизни своего народа. Пушкин стал родоначальником русского реализма и одним из первых реалистов среди европейских писателей. С реалистическим методом связаны впоследствии главные достижения мировой художественной культуры. Поэтому Пушкин — не национально ограниченный, а принадлежащий всему человечеству гений. «Пушкин, хранимый своим народом-гигантом, — проникновенно выразил свою мысль народный поэт Чили Пабло Неруда, — светоч для всех пародов».
      Слава Пушкина будет расти и впредь, потому что «-Пушкин, — по словам Белинского, — принадлежит к вечно живущим и движущимся явлениям, не останавливающимся на той точке, на которой застала их смерть, но продолжающим развиваться в сознании общества. Каждая эпоха произносит о них свое суждение, и как бы ни верно поняла она их, но всегда оставит следующей за ней эпохе сказать что-нибудь новое и более верное».
     
      Рекомендуемые книги
      Белинский В. Г. Сочинения Александра Пушкина; Бродский Н. Л. «Евгений Онегин». Комментарий. М., 1964; Мейлах Б. С. Жизнь Александра Пушкина. Л., 1974; Рождественский В. Читая Пушкина. Л., 1962; Степанов Н. Л. Лирика Пушкина. М., 1974; Тропа к Пушкину. М., 1972; Петров С. М. А. С. Пушкин. Очерк жиэни и творчества. М., 1973; Пушкин в воспоминаниях современников. В 2-х т. М., 1974.
     
     
      МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ ЛЕРМОНТОВ
      1814 — 1841
     
      ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО
      Лермонтов — поэт совсем другой эпохи. Пушкин и Лермонтов — два великих поэта, положивших начало новой русской литературе. Они почти современники. Лермонтов моложе Пушкина всего на пятнадцать лет. Но каких лет! Пушкин начал писать в середине 10-х годов, его творчество развивалось в период подъема декабристского движения. Лермонтов формировался как поэт и гражданин после разгрома декабристов, в 30-е годы. «Ничто не может с большей наглядностью свидетельствовать о перемене, произошедшей в умах с 1825 года, чем сравнение Пушкина с Лермонтовым», — писал Герцен. Исследуя творчество двух великих русских поэтов, Белинский как бы уточняет мысль Герцена: «Да, очевидно, что Лермонтов — поэт совсем другой эпохи и что его поэзия — совсем новое звено в цепи исторического развития нашего общества».
      Время Лермонтова — неспокойное время. Революционные взрывы сотрясали Западную Европу. В 1830 году вспыхнули революции во Франции и Бельгии, началось восстание в Польше. В России бунтовали крепостные новгородских военных поселений; восстал военный гарнизон в Севастополе. В Москве и в южных губерниях прокатилась волна «холерных» бунтов. Карательные отряды приводили в повиновение непокорный народ.
      Царь, напуганный восстанием декабристов, не щадит прогрессивную дворянскую интеллигенцию. Сосланы Герцен и Огарев; Чаадаев, друг Пушкина и Грибоедова, объявлен сумасшедшим за то, что осмелился напечатать «Философическое письмо», в котором осудил рабскую жизнь и культурную отсталость России, поддерживаемую правительством.
      В этих условиях заметно оживилась деятельность реакционных журналистов. Газета «Северная пчела» и журнал «Сын отечества», издававшиеся Булгариным и Гречем, стали рупором правительства, которое стремилось всеми средствами привить народу
      веру «в истинно русские охранительные начала православия, самодержавия и народности», то есть укрепить религиозные и верноподданнические чувства, непротивление крепостному гнету. Это реакционное направление политической мысли получило название «официальной народности».
      Большая часть прогрессивной дворянской интеллигенции внутренне не мирилась с николаевским режимом, ненавидела идейных защитников самодержавия и крепостничества, но воздерживалась от активной борьбы, не веря в победу над царизмом.
      И все же царское правительство не смогло остановить развитие прогрессивной общественной мысли и художественной литературы. Изредка печатались произведения поэтов-декабристов — Кюхельбекера, Одоевского и других; раздавалась «звонкая и широкая песнь Пушкина… в долинах рабства и мучений» (Герцен); начали свою литературную деятельность Гоголь и Белинский.
      Тридцатые годы ознаменовались становлением, дальнейшим развитием критического реализма, основоположником которого явился Пушкин.
      Но реализм вырос из недр прогрессивного романтизма и долгое время сохранял прочные связи с романтическими традициями. Великие прогрессивные писатели Гоголь и Лермонтов, как и их гениальный учитель Пушкин, начинали свой творческий путь с романтизма. В 30-е годы романтизм был живым явлением русской литературы. Как и в начале XIX века, внутри романтизма наблюдались различные течения.
      Писатели-романтики различно воспринимали и оценивали николаевскую реакцию, наступившую после разгрома декабристов. Драматург Кукольник, поэт Бенедиктов, романист Загоскин и другие идеализировали настоящее и прошлое русского самодержавия, в их произведениях отражались идеи официальной народности. Прогрессивные писатели, верные заветам декабристов, не мирились с полицейско-крепостническим режимом. В своем творчестве они развивали и углубляли традиции революционного романтизма 20-х годов и в то же время закладывали основы реалистической литературы.
      К революционным романтикам принадлежал молодой Лермонтов.
      Уже в ранней юности Лермонтов мучительно размышлял над судьбой своих современников, обреченных на вынужденное бездействие. В одном из стихотворений он писал:
      К чему глубокие нознанья, жажда славы.
      Талант и пылкая любовь свободы,
      Когда мы их употребить не можем?
      «Монолог». 1829
      Трагичность общественной жизни оставила глубокий след в творчестве Лермонтова. «Он влачил тяжелый груз скептицизма через все свои мечты и наслаждения, — писал Герцен. — Мужественная, печальная мысль всегда лежит на его челе, она сквозит во всех его стихах. Это не отвлеченная мысль, стремящаяся украсить себя цветами поэзии; нет, раздумье Лермонтова — его поэзия, его мученье, его сила».
     
      "Я сын страданья…". Трагична и личная судьба Лермонтова. Короткий жизненный путь поэта наполнен драматическими событиями.
      Михаил Юрьевич Лермонтов родился в Москве второго октября 1814 года. Вскоре семья Лермонтовых переехала в Тарханы, пензенское имение Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, бабушки Михаила Юрьевича. Мальчику не исполнилось и трех лет, как умерла его мать. В Тарханы вместе с горем пришла вражда. «Старушка Арсеньева, — рассказывают очевидцы, — боготворила внука своего Лермонтова… Она жила им одним». Властная крепостница Арсеньева завещала все свое состояние внуку при условии, что его отец не будет вмешиваться в воспитание сына. Обедневший дворянин Ю. П. Лермонтов, заботясь о благосостояния сына, уступил требованиям Арсеньевой и, покинув Тарханы, поселился в Кропотове, маленьком имении, находившемся в Тульской губернии. Мальчик до совершеннолетия остался на попечении бабушки. Семейные распри терзали его чуткое сердце. Вспоминая детские годы, Лермонтов писал:
      Я сын страданья. Мой отец Не знал покоя по конец,
      В слезах угасла мать моя;
      От них остался только я,
      Ненужный член в пиру людском,
      Младая ветвь на пне сухом.
      «Стансы». 1831
      После смерти отца (1831) Лермонтов с глубокой скорбью подвел итог семейным раздорам:
      Ужасная судьба отца и сына Жить розно и в разлуке умереть…
      ,Москва, Москва!.. Люблю тебя как сын…". В 1828 году Е. А. Арсеньева определила внука в одно из лучших учебных заведений — Благородный пансион при Московском университете.
      В часы, свободные от занятий, Лермонтов бродил по улицам древней столицы, знакомился с историческими памятниками. «Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в симметрическом порядке, — писал юноша. — Нет! У нее есть своя душа, своя жизнь». Позднее поэт скажет:
      Москва, Москва!.. Люблю тебя как сын,
      Как русский, — сильно, пламенно и нежно!
      Люблю священный блеск твоих седин И этот Кремль зубчатый, безмятежный…
      «Сашка». 1839
      В пансионе ярко проявились разносторонние дарования Лермонтова. Он в совершенстве овладел западноевропейскими языками (французским, английским, немецким), глубоко вникал в историю, философию, изучал художественную литературу. Много времени. он отдавал искусству: рисовал, лепил, играл на фортепьяно и на скрипке.
      Но любимым занятием Лермонтова было литературное творчество. За время учения в пансионе, а затем в Московском университете Лермонтов написал около трехсот стихотворений, несколько ноэм и драматических произведений.
      Взыскательный юный поэт не спешил выносить свое творчество на суд читателей. А ведь в эти годы были им написаны прекрасные стихи. Прочитайте, например, стихотворения «Русалка», «Ангел», «Нищий», «1831-го июня И дня», — и вы убедитесь в глубине мыслей и чувств юного Лермонтова.
      В Московском университете (1830 — 1832) Лермонтов сформировался как передовой человек и замечательный поэт. Он много читал, общался с передовой студенческой молодежью. В университет, по словам Герцена, «вливались юные силы России со всех сторон, из всех слоев; в его залах они очищались от предрассудков, захваченных у домашнего очага, приходили к одному уровню, братались между собой и снова разливались во все стороны России, во все слои ее».
      Вместе с Лермонтовым учились Белинский, Герцен, Огарев; эти люди позднее прославили русскую художественную литературу и науку. Белинский и Герцен возглавляли студенческие кружки. Молодые люди горячо обсуждали политические события, лекции профессоров, новые книги, вели споры на философские темы. В студенческий период Лермонтов не был близко знаком ни с Герценом, ни с Белинским. Но он интересовался теми же общественными вопросами, которые волновали лучшую часть студенческой молодежи.
      Начитанного, широко образованного Лермонтова не удовлетворяли лекции некоторых реакционно настроенных и слабо подготовленных профессоров. Занятия он посещал нерегулярно, но на экзаменах отвечал обстоятельно, уверенно. Однажды профессор словесности Победоносцев сделал поэту замечание: «Я желал бы.
      чтобы вы мне отвечали именно то, что я проходил». Последовал справедливый, но слишком резкий ответ: «Это правда, господин профессор, того, что я сейчас говорил, вы нам не читали и не могли передавать, потому что это слишком ново и до вас еще не дошло». Глубокий ум поэта, его резкие суждения раздражали таких профессоров. «К несчастью быть слишком проницательным у него присоединилось и другое, — писал Герцен. — Он смело высказывался о многом без всякой пощады и без прикрас».
      Лермонтову дали понять, что его пребывание в Московском университете нежелательно.
      "Увы!Как скучен этот город…" В 1832 году Лермонтов переехал в Петербург. В одном из писем он делился своими впечатлениями:
      Увы! как скучен этот город,
      С своим туманом и водой!..
      Куда ни глянешь, красный ворот 1
      1 Красный ворот — алый воротник форменного мундира полицейских.
      Как шиш- торчит перед тобой…
      Не удовлетворило поэта и петербургское светское общество, где
      Доволен каждый сам собою,
      Не беспокоясь о других,
      И что у нас зовут душою,
      То без названия у них!..
      «Примите дивное посланье…» 1832
      Первое время Лермонтов живет воспоминаниями о Москве. Там остались родные и друзья; в Москве он «много страдал, в ней был чрезмерно счастлив». Лермонтов часто пишет московским друзьям; почти в каждом письме — новые стихи. Мятежная неудовлетворенность поэта, его стремление к свободе отразились в превцсходном стихотворении «Парус».
      "… Зачем от жизни прежней Ты разом сердце оторвал…" В Петербургском университете, куда стремился поступить Лермонтов, ему не зачли два курса, прослушанных в Московском университете, и он определился в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Всесторонне образованный, с широкими умственными запросами, поэт очутился в среде людей, интересы большинства из которых ограничивались мечтой о блестящей служебной карьере и развлечениями. Лермонтов говорил впоследствии, что провел «два страшных года» в казарме. Юнкерская школа вырвала его из среды передовой молодежи, лишила возможности беспрепятственно заниматься творчеством и ничего не дала взамен. Жизнь была заполнена строевыми занятиями, смотрами и парадами. Творчеству посвящались лишь редкие свободные часы.
      В стихотворении «Гусар» (1832) Лермонтов грустит о прежней жизни:
      Увы — зачем от жизни прежней Ты разом сердце оторвал!..
      Ты не всегда был тем, что ныне,
      Ты жил, ты слишком много жил…
      И лишь с последнею святыней Ты пламень сердца схоронил.
      В конце 1834 года Лермонтов был произведен в корнеты гусарского полка, который размещался в Царском Селе. Много времени офицеры проводили в Петербурге. «Служба ограничивалась караулом во дворце, дежурством в полку да случайными какими-либо нарядами», — вспоминает сослуживец поэта.
      Лермонтов посещал балы, маскарады. Но светские развлечения не увлекают его. Почти все свободное время поэт отдает лит тературе.
      Наблюдения за нравами офицеров и светского общества Лермонтов обобщил в незавершенном романе «Княгиня Литовская» и в драме «Маскарад».
     
      "Маскарад" (1886). В драме изображена жизнь аристократического Петербурга. В великосветском обществе под маской приличия таятся пороки: лесть, сплетни, злобные интриги, жажда богатства. «Повсюду золото — везде обман», — говорит главный герой драмы Евгений Арбенин. Азартный картежник Казарин признается:
      Что ни толкуй Волтер или Декарт1 —
      1 Волтер — то есть Вольтер. Декарт Рене (1596 — 1650) — французский философ, физик, математик.
      Мир для меня — колода карт,
      Жизнь — банк; рок мечет, я играю,
      И правила игры я к людям применяю.
      Казарин не одинок. Он типичен для той среды, в которой живет.
      Взгляните-ка, из стариков
      Как многие игрой достигли до чинов.
      Из грязи
      Вошли со знатью в связи,
      А все ведь отчего? — умели сохранять Приличие во всем, блюсти свои законы,
      Держались правил… глядь!..
      При них и честь и миллионы!..
      Евгений Арбенин презирает общество ничтожных карьеристов, льстецов, лицемеров, для которых «жизнь — банк»:
      Они все чужды мне, и я им всем чужой!
      Единственное утешение и счастье Арбенина — безграничная любовь к жене Нине, без которой нет «ни чувства, ни существованья». Подобно Чацкому, он зло смеется над нравственным уродством и умственным убожеством аристократов. Но Чацкий одержал моральную победу над миром Фамусовых. Арбениц, напротив, сам стал жертвой Светских интриг. Нину оклеветали. Арбенин отравил невинную жену и, потрясенный, сам лишился рассудка.
      И этот гордый ум сегодня изнемог!
      Столь трагическая развязка конфликта между героем и средой наступила потому, что нравственно опустошенный Арбенин не смог подняться над воспитавшим его обществом, преодолеть индивидуализм.
      Беги, красней, презренный человек!
      Тебя, как и других, к земле прижал наш век…
      Лермонтов представил пьесу в цензуру при III отделении императорской канцелярии. «Маскарад» не пропустили. Стремясь преодолеть возникшее препятствие, автор несколько раз переделывал драму. Однако «Маскарад» так и не увидел света при жизни поэта — критическая направленность произведения была слишком очевидна.
     
      ПЕРВАЯ ССЫЛКА НА КАВКАЗ
      Лермонтов не был знаком с Пушкиным, но знал и высоко ценил его творчество. Печальное известие о кончине поэта потрясло его. Он пишет стихотворение «Смерть поэта», которое переписывается и расходится по Петербургу и другим городам Россия в десятках тысяч экземпляров. Во дворец оно попадает с припиской, сделанной неизвестным лицом: «Воззвание к революции». Так оценил его и Бенкендорф: «Вступление к этому сочинению дерзко, а конец — бесстыдное вольнодумство, более чем преступное». «Приятные стихи, нечего сказать», — зловеще иронизирует Николай I и добавляет: « Мы поступим с ним (Лермонтовым) согласно закону».
      За написание «непозволительных стихов» Лермонтова перевели в Нижегородский драгунский полк, который стоял недалеко от Тифлиса и участвовал в войне с горцами.
      На Кавказе Лермоптов, по его словам, «находился… в беспрерывном странствовании, то на перекладной, то верхом…; изъездил-Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани, переехал горы…; ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов…». Разнообразные впечатления имели большое значение для творческого роста поэта и позднее нашли отражение в поэмах «Мцыри», «Демон» и в роман» «Герой нашего времени».
      На Кавказе Лермонтов познакомился с выдающимся грузинским поэтом А. Г. Чавчавадзе, с его дочерью — вдовой А. С. Грибоедова со ссыльными декабристами.
      С поэтом-декабристом А. И. Одоевским, другом Грибоедова я Рылеева, установились у него дружеские отношения. Каторга и ссылка, а затем солдатчина не сломили волю Одоевского, не убили в нем веру в справедливость дела декабристов. Как писал Лермонтов,
      В нем тихий пламень чувства не угас:
      Он сохранил и блеск лазурных глаз,
      И звонкий детский смех, и речь живую,
      И веру гордую в людей и жизнь иную.
      «Памяти А. И. Одоевского». 1839
      Е. А. Арсеньева неустанно хлопотала о возвращении любимого внука в полк, в котором он служил раньше. Ее прошение поддержал Жуковский. Осенью 1837 года Лермонтова перевели в Новгород, а весной следующего года разрешили служить в столице.
      Период между двумя ссылками (1838 — 1840) — самый плодотворный для Лермонтова. В эти годы он опубликовал «Песню про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», написал «Мцыри» и переработал поэму «Демон», начатую в 1829 году.
      Образы сильных людей, бунтарей и протестантов, враждующих с «небом и землей», долгие годы владели творческим воображением Лермонтова. В поэме «Сказка для детей» он признается:
      Мой юный ум, бывало, возмущал
      Могучий образ; меж иных видений,
      Как царь, немой и гордый, он сиял
      Такой волшебно-сладкой красотою,
      Что было страшно…
      «Могучим образам» Лермонтов посвятил более десяти произведений. Лучшие из них — поэмы «Демон» и «Мцыри», в которых ярко проявились характерные признаки революционного романтизма. В центре внимания поэта находится личность одинокого героя, его сложный духовный мир, но не среда, в которой он живет. Автор стремится раскрыть психологию своих героев («душу рассказать»). Творческому замыслу соответствует и манера повествования. В «Мцыри» рассказ ведется преимущественно от лица героя. Это поэма-исповедь, в которой лирическое, субъективное начало пронизывает все повествование. Исповедь героя занимает большое, важное место и в поэме «Демон». Вместе с тем каждая из романтических поэм Лермонтова имеет свою творческую историю и глубоко оригинальна.
      Прогрессивные читатели и критики тех лет восторгались такими дивными стихотворениями Лермонтова, как «Дума», «Поэт», «Не верь себе…», «Памяти А. И. Одоевского», «Три пальмы»,
      «Как часто, пестрою толпою окружен», «И скучно и грустно», «Журналист, читатель и писатель», «Пленный рыцарь» и другие. По словам писателя Муравьева, «песни и поэмы Лермонтова гремели повсюду». Прочитав «Три пальмы», Белинский воскликнул: «На Руси появилось новое могучее дарование — Лермонтов».
      Лермонтов стал признанным писателем. «Это блестящая звезда, которая восходит на нашем литературном горизонте, таком тусклом в данный момент», — сказала дочь знаменитого историка С. Н. Карамзина.
      "Я любил все оболыценья света, но не свет…"
      Жизнь Лермонтова сложилась так, что он вынужден был общаться с людьми великосветского общества. В петербургских салонах поэту льстили, стремились примирить его с самодержавием, сделать придворным поэтом. Но Лермонтов не гнул колени «перед идолами света».
      И. С. Тургенев наблюдал за поведением поэта на одном из балов. «В наружности Лермонтова было что-то зловещее и трагическое; какой-то сумрачной и недоброй силой, задумчивой презрительностью и страстью веяло от его смуглого лица, от его больших и неподвижно-темных глаз. Их тяжелый взор странно не согласовался с выражением почти детски нежных и выдававшихся губ. Внутренне Лермонтов, вероятно, скучал глубоко; он задыхался в тесной сфере, куда его втолкнула судьба». Уже в раннем стихотворении «1831-го июня И дня» поэт сам довольно точно определил свое отношение к свету:
      Душа моя, я помню, с детских лет Чудесного искала. Я любил 4 Все оболыценья света, но не свет,
      В котором я минутами лишь жил.
      Непринужденно и просто Лермонтов чувствовал себя в салоне Карамзиных, где собирались друзья и почитатели погибшего Пушкина — В. А. Жуковский, П. А. Вяземский, А. И. Тургенев, поэтесса Е. П. Ростопчина, вдова Пушкина Наталья Николаевна и другие.
      Но лишь для нас, лишь в тесном круге нашем Сампм собой, веселым, остроумным,
      Мечтательным и искренним он был, —
      пишет Ростопчина.
      Вторая ссылка на Кавказ. В 1840 году тайные враги поэта вручили сыну французского посла де Баранта эпиграмму. Хотя она была написана Лермонтовым несколько лет назад и адресована другому лицу, Баранта уверили в том, что русский поэт оскорбил именно его. Произошла ссора.
      — Если бы я был в своем отечестве, — вскипел француз, — то знал бы, как кончить это дело!
      — В России следуют правилам чести так же строго, как и везде, — с достоинством ответил Лермонтов, — и мы меньше других позволяем себя оскорблять безнаказанно.
      Состоялась дуэль. Де Барант выстрелил первым и промахнулся. Лермонтов, не целясь, выстрелил в сторону.
      Поэт защищал честь русского офицера, тем не менее его признали виновным и предали военному суду.
      Когда Лермонтов находился на гауптвахте, его навестил Белинский. «Недавно был я у него в заточении и в первый раз поразговорился с ним от души, — писал Белинский. — Глубокий и могучий дух! Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! О, это будет русский поэт с Ивана Великого! Чудная натура!..»
      По указанию царя Лермонтова перевели в пехотный полк, который стоял на Кавказе и готовился к военным действиям. Поэта посылали почти на верную гибель. Зловеще прозвучали слова царя: «Счастливого пути, господин Лермонтов…»
      Направляясь к месту ссылки, Лермонтов провел несколько дней в Москве. 9 мая 1840 года он присутствовал на обеде, который был дан московскими литераторами в честь Н. В. Гоголя. «Лермонтов читал наизусть Гоголю и другим… отрывок из своей поэмы «Мцыри» и читал… прекрасно», — вспоминает очевидец.
      Летом и осенью 1840 года Лермонтов участвует в кровопролитных боях. «Он был отчаянно храбр, удивлял своей удалью даже старых кавказских джигитйв», — рассказывает сослуживец поэта. Солдаты любили своего храброго поручика, который был вместе с ними в жарких делах, спал в общей палатке на привале. Командование ходатайствовало о награждении Лермонтова орденами и золотой саблей с надписью «За храбрость». Но царь «на изволил… изъявить монаршего соизволения на испрашиваемую награду», — был ответ из Петербурга.
      В короткие перерывы между ожесточенными боями и изнурительными переходами поэт создает несколько превосходных стихотворений и в их числе «Я к вам пишу: случайно!..» («Валерик»). В форме дружеского послания Лермонтов описал ход сражения цри речке Валерик. Впервые в русской литературе война предстала в своем истинном, неприкрашенном виде. Поэт рисует войну как явление противоестественное, в основе своей античеловечное.
      И с грустью тайной и сердечной Я думал: жалкий человек.
      Чего он хочет!., небо ясно,
      Под небом места много всем,
      Но беспрестанно и напрасно Один враждует он — зачем?
      Вопрос «зачем?» звучит явно осуждающе… Лермонтов мечтал о таком будущем, когда «народы, распри позабыв, В единую семью соединятся» (Пушкин. «Он жил средь нас»).
      Мечты и действительность. В начале 1841 года Лермонтову удалось выхлопотать кратковременный отпуск. Приехав в Петербург, опальный поэт явился на придворный бал и был замечен царем. Николай I распорядился немедленно выслать Лермонтова из столицы. Заступничество друзей, просьбы бабушки помогли на некоторое время отсрочить отъезд на Кавказ.
      Лермонтов добивается отставки. Ему страстно хочется заняться только литературной деятельностью. Он мечтает издавать журнал. «Мы в своем журнале, — говорил он, — не будем предлагать обществу ничего переводного, а только свое собственное. Я берусь в каждой книжке доставлять что-либо оригинальное…» Но желания и замыслы не осуществились. Выйти в отставку Лермонтову не разрешили. Он вынужден был опять покинуть Петербург.
      Перед отъездом поэта Карамзины устроили прощальный вечер, описанный Ростопчиной:
      О! Живо помню я тот грустный вечер,
      Когда его мы вместе провожали,
      Когда ему желали дружно мы Счастливый путь, счастливейший возврат,
      Как оп тогда предчувствием невольным Нас испугал! Как нехотя, как скорбно Прощался он!.. Как верно сердце в нем Недоброе, тоскуя, предвещало!
      Лермонтов говорил об ожидавшей его скорой смерти, так как знал, что его полк назначен в самую тяжелую экспедицию. Прощаясь с Петербургом, поэт написал гневное стихотворение:
      Прощай, немытая Россия,
      Страна рабов, страна господ,
      И вы, мундиры голубые,
      И ты, послушный им народ.
      Выть может, за хребтом Кавказа
      Укроюсь от твоих пашей,
      От их всевидящего глаза,
      От их всеслышащих ушей.
      Царь дал строжайшее предписание, «чтобы начальство отнюдь не осмеливалось ни под каким предлогом удалять его (Лермонтова) от фронтовой службы в своем полку».
     
      "Погиб поэт — невольник чести". Лермонтова не покидала мысль об отставке. «Я все надеюсь, милая бабушка, — писал он с дороги, — что мне все-таки выйдет прощенье, и я смогу выйти в отставку». Поэт не спешил в свой полк, все ждал, что друзья выхлопочут ему свободу. Путь к месту назначения лежал через Пятигорск, где Лермонтов задержался.
      Поэт очутился в среде аристократов, тесно связанных с придворной средой. Эти тонкие интриганы поссорили Лермонтова с отставным майором Мартыновым, человеком хвастливым, завистливым и самовлюбленным. 27 июля 1841 года у подножия Машука состоялась дуэль, точнее — совершилось злодейское убийство великого поэта.
      «Мы отмерили с Глебовым 30 шагов, — вспоминал секундант Лермонтова Васильчиков, — последний барьер поставили на 10-ти и, разведя противников на крайние дистанции, положили им сходиться каждому на 10 шагов по команде «марш». Зарядили пистолеты. Глебов подал один Мартынову, я другой Лермонтову, и скомандовали: «Сходись!» Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх… В эту минуту, и в последний раз, я взглянул на него и никогда не забуду того спокойного, почти веселого выражения, которое играло на лице поэта перед дулом пистолета, уже направленного на него. Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте, не сделав движения ни взад ни вперед, не успев даже захватить больное место, как это обыкновенно делают люди раненные или ушибленные.
      Мы подбежали. В правом боку дымилась рана, в левом — сочилась кровь, пуля пробила сердце и легкие».
      На месте поединка не оказалось ни врача, ни экипажа. Несколько часов убитый лежал под проливным дождем…
      Лермонтов был похоронен на пятигорском кладбище «при стечении всего Пятигорска, — вспоминал очевидец. — Представители всех полков, в которых Лермонтов волею и неволею служил в продолжение своей короткой жизни, нашлись, чтобы почтить последнею почестью поэта и товарища».
      Через два года Арсеньева перевезла прах внука в Тарханы и погребла в склепе под часовней, рядом с могилами предков.
      Нити злодейского убийства тянулись к царскому двору. Поэт Вяземский писал: «В нашу поэзию стреляют удачнее, чем в Луи-Филиппа. Вот второй раз, что не дают промаха…» Говоря о покушении на короля Франции, осторожный Вяземский тем самым намекал на политический смысл трагической гибели Пушкина и Лермонтова. Царь не наказал убийцу, как требовал военный закон того времени. Вот его решение: «Майора Мартынова посадить в крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию, а титулярного советника князя Васильчикова и корнета. Глебова простить…» В николаевской России «суд и правда» молчали.
     
      1. Чем труден был жизненный путь Лермонтрва? 2. Каким был Лермонтов в кругу друзей и в духовно чуждой ему среде? 3. Почему судьба молодого поэта оказалась столь же трагичной, как и судьба Пушкина?
      Рекомендуемые книги
      Научно-популярная литература
      Андреев-Кривич С. А. Тархаиская пора. М., 1963; Он же. Всеве-денье поэта. М., 1973; Иванова Т. А. Лермонтов на Кавказе. М., 1968; М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. М., 1964.
      Художественная литература
      Сизова М. Из пламя и света. М., 1960; Толстая Т. Детство Лермонтова. М., 1964.
     
      ЛИРИКА
      "Нет, я не Байрон". Ранние стихотворения Лермонтова — своеобразный лирический дневник, откровенный разговор с самим собой, чистосердечная исповедь молодого человека. Поэт оценивает важнейшие политические события своего времени, размышляет о назначении поэта и поэзии, напряженно думает о смыслэ жизни, о дружбе и любви. Внимательно читая стихи Лермонтова, можно проследить, как рос его могучий талант, как настойчиво он и(Жал свое место в жизни и в поэзии.
      У Лермонтова были великие предшественники и современники. В юношеской поэме «Последний сын вольности» он с любовью пишет о сосланных поэтах-декабристах. Его немеркнущим кумиром был Пушкин — слава и гордость России. Лермонтова увлекала и бунтарская, романтическая поэзия Байрона. Жизнь английского поэта, принимавшего участие в освободительной борьбе у себя на родине, в Италии и Греции, кажется ему достойной подражания:
      Я молод; но кипят на сердце звуки,
      И Байрона достигнуть я б хотел:
      У пас одна душа, одни и те же муки;
      О, если б одинаков был удел!..
      Познавая поэтическое наследие талантливых учителей, Лер» монтов настойчиво развивал свое мастерство. Восемнадцатилетний поэт осознает, что у него свой путь:
      Нет, я не Байрон, я другой,
      Еще неведомый избранник,
      Как он, гонимый миром странник,
      Но только с русскою душой.
      «Нет, я не Байрон…» 1832
      "И душно кажется на родине.В лирике Лермонтова отразились настроения «мыслящих людей нового поколения» (Белинский), которое жило в период политической реакции, наступившей после разгрома декабристов.
      И. душно кажется на родине,
      И сердцу тяжко, и душа тоскует, —
      признается Лермонтов в стихотворении «Монолог» (1829).
      В самодержавно-крепостнической России, по верному наблюдению поэта, «стонет человек от рабства и цепей» («Жалобы турка», 1829). Юноша сожалеет порой, что вынужден жить в это тяжелое, мучительное время:
      Мое грядущее в тумане,
      Былое полно мук и зла…
      Зачем не позже иль пе ране Меня природа создала?
      Жизнь в условиях политического гнета поэт сравнивает с жизнью в тюрьме. И не удивительно. Все, что было тогда в России «благородного и великодушного, томилось в рудниках или в Сибири», — писал Герцен. В стихотворениях «Желание», «Узник», «Сосед», «Соседка», «Пленный рыцарь» и других нарисован образ узника, рвущегося к свободе.
      Отворите мне темницу,
      Дайте мне сиянье дня…
      «Узник». 1837
      В мрачной тишине тюрьмы раздаются грустные напевы.
      О чем опи? — Не знаю, но тоской Исполнены — и звуки чередой,
      Как слезы, тихо льются, льются.
      «Сосед». 1837
      В стихотворении «Пленный рыцарь» (1840) Лермонтов раскрывает мысли, терзающие душу узника:
      Молча сижу под окошком темницы;
      Синее небо отсюда мне видно;
      В небе играют все вольные птицы;
      Глядя на них, мне и больно и стыдно…
      Автору «Пленного рыцаря» стыдно за то, что люди разъединены,, гибнут в одиночку.
      "Одинок я — нет отрады.Мысли об одиночестве воплощены в целом ряде ярких аллегорических образов. Вот «парус одинокий» мелькает среди бушующих волн. Сосна «стоит одиноко на голой вершине». Утес одиноко «и тихонько плачет… в пустыне». Дубовый листок, выросший «в отчизне суровой, Один и без цели» носится по свету. «Одинок я — нет отрады», — жалуется узник («Узник», 1837). В лирическом монологе «И скучно и грустно…» (1840) Лермонтов с тоскою говорит о том, что «некому руку подать в минуту душевной невзгоды». Белинский писал об этой миниатюре: «И какая простота в выражении, какая естественность, свобода в стихе! Так и чувствуешь, что вся пьеса мгновенно излилась на бумагу сама собою, как поток слез, давно уже накипевших, как струя горячей крови из раны, с которой вдруг сорвана перевязка…»
      Лермонтов грустит глубоко и искренно о том, что в жизни «и радость, и муки, и все так ничтожно». Да и сама жизнь в целом, «как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, — Такая пустая и глупая шутка!». Восторгаясь стихотворением, Белинский понимал, что Лермонтов говорит не вообще о жизни. Сама пэ себе жизнь для поэта, разумеется, прекрасна. Его тяготили условия жизни «высшего» общества. Недаром реакционная критика бранила лирический монолог «И скучно и грустно…». Белинский, живой свидетель жизни поэта, писал: «И скучно и грустно» из всех пьес Лермонтова обратила на себя особенную неприязнь старого поколения. Странные люди! Им все кажется, что поэзия должна выдумывать, а не быть жрицею истины, тешить побрякушками, а не греметь правдою!»
      "Выхожу один я па дорогу…" (1841). Сознание одиночества не отрывало Лермонтова от жизни, не уводило его в мир отвлеченных мечтаний.
      И нет в душе довольно власти —
      Люблю мучения земли, —
      пишет поэт в стихотворении «1830. Мая, 16 числа». Эта же мысль развита в стихотворении зрелого периода «Выхожу один я на дорогу…», принадлежащем «к лучшим созданиям Лермонтова» (Белинский). Поэт взволнован величием ночи, очарован торжественной тишиной и покоем, разлитым в природе. Это настроение передается и нам, читателям. Мы видим и «кремнистый путь», и «сиянье голубое», и яркие звезды, ощущаем торжественную тишину ночи. Это гимн красоте, гармонии свободной и могучей природы, не знающей противоречий.
      Or ночного пейзажа, тонущего в голубом сиянье, мысль поэта обращается к человеческому обществу, в котором бушуют страсти и душевные тревоги, к своим грустным мыслям. Поэту «больно и… трудно» оттого, что нет «свободы и покоя». Но он любит жизнь с ее страданиями и радостями, гонит прочь промелькнувшую мысль о «холодном сне могилы». В заключительных строчках стихотворения появляется образ дуба как символ вечной жизни.
      В стихотворениях «И скучно и грустпо…» и «Выхожу один я на дорогу…» наиболее полно отразились особенности лирики Лермонтова, приемы его письма. Взгляд поэта сосредоточен не столько на внешнем мире, сколько на душевных переживаниях человека. Он обнажает борьбу противоречивых мыслей и влечений. Стихи Лермонтова — это почти всегда напряженный внутренний монолог, искренняя исповедь, себе же задаваемые вопросы и ответы на них: «Желанья?.. Что пользы напрасно и вечно желать?», «Любить — но кого же?..» Или: «Что же мне так больно и так трудпо? Жду ль чего? Жалею ли о чем?» Поэт глубоко и тонко раскрывает психологию лирического героя, его мгновенные настроения и переживания. Это художественное открытие, сделанное в лирике, находит широкое применение в романе «Герой нашего времени», где рассказана, по словам автора, «история души человеческой».
      "Любом, не красит жпапь мою…" Тоска, чувство одиночества, ожидание «позорной казни», могилы «без молитв и без креста» пе покидает юпого Лермонтова и тогда, когда речь идет о любви. Его отношения к женщине отравлены трагическими обстоятельствами, тяжелыми предчувствиями. Прислушаемся к тому, что говорит поэт любимой девушке в стихотворении «К***» («Когда твой друг…», 1830):
      Когда твой друг с пророческой тоскою Тебе вверял толпу своих забот,
      Не знала ты певипною духпою,
      Что смерть его позорная зовет.
      Что голова, любимая тобою,
      С твоей груди на плаху перейдет.
      В ранней интимной лирике Лермонтова очень мало светлых, радостных настроений, тех «чудных мгновений», что воспеты Пушкиным. В стихотворении «Стансы» («Гляжу вперед сквозь сумрак лет…», 1831) поэт пишет:
      Пусть я кого-пибудь люблю:
      Любовь не красит я;изпь мою.
      В ранней лирике чаще всего речь идет о неразделенной любви, об измепе женщины, не оцепившей возвышенпые чувства друга. Трагизм любовной лирики обусловлен пе только временем, но и обстоятельствами личной жизни поэта. Лермонтов был влюблен в Н. Ф. Иванову, дочь драматурга. Целый цикл превосходных стихотворений посвящен Н. Ф. И. (Наталии Федоровне Ивановой). Вначале, видимо, Иванова отвечала поэту взаимностью, была его близким другом. Но потом произошла размолвка, потрясшая впечатлительного, доверчивого юношу. В стихотворении «К***» («Я не унижусь пред тобою…») он прощается с обманувшими мечтами и с той, которая тяжко ранила его чуткое сердце:
      Я не унижусь пред тобою;
      Ни твой привет, ни твой укор Не властны пад моей душою.
      Знай: мы чужие с этих пор.
      Поэт, однако, находит в себе нравственные силы, чтобы отказаться от личного счастья во имя счастья любимой:
      О нет! Я б не решился проклянуть! —
      Все для меня в тебе святое:
      Волшебные глаза и эта грудь,
      Где бьется сердце молодое.
      «К ***». 1831
      "Прощать святое право Страданьеи куплено..С годами окрепла вера Лермонтова в дружбу и любовь. Он искал и находил «родную душу» («Гляжу на будущность с боязнью…»), не представлял себе жизнь без «друзей и братьев», деливших с ним радость и горе («Спеша на север из далека…»). В лирике зрелых лет все реже встречается тема одиночества, все чаще поэт говорит о возможности и необходимости взаимопонимания между духовно близкими людьми, о верности и преданности («Оправдание», «Молитва», «Слышу ли голос твой…», «Расстались мы,, но твой портрет…»). Интимная лирика последних лет почти свободна от «роковых страстей» и безысходного душевного надрыва. Дружить и любить, по мысли поэта, значит желать добра близкому человеку, подавлять в себе чувство недоверия, прощать мелкие обиды. «Прощать святое право Страданьем куплено…» — читаем в стихотворении «Оправдание».
      В последние годы жизни поэт часто пишет о том, что любовь способна преодолеть чувство одиночества. Эта мысль высказана в стихотворении «Из-под таинственной, холодной полумаски…» (1841). Лермонтов создал очаровательный образ юной красавицы. В ее облике все просто, мило и привлекательно: «голос… отрадный, как мечта», «пленительные глазки» и «локон своевольный, Родных кудрей покинувший волну». Встреча с неизвестной женщиной встревожила ум и сердце поэта.
      И создал я тогда в моем воображенье По легким признакам красавицу мою;
      И с той поры бесплотное виденье Ношу в душе моей, ласкаю и люблю.
      Поэт верит, что выношенный в душе образ красавицы не останется «бесплотным виденьем». Потому-то в заключительных строчках слышится кроткая, отрадно успокаивающая мелодия надежды на встречу с ней:
      И все мне кажется: живые эти речи В года минувшие слыхал когда-то я;
      И кто-то шепчет мне, что после этой встречи Мы вновь увидимся, как старые друзья.
      "Мпе нужно действовать…" Ни личные невзгоды, ни николаевская реакция не сломили волю Лермонтова. В стихотворении «1831-го июня 11 дня» он пишет:
      Под ношей бытия не устает И не хладеет гордая душа;
      Судьба ее так скоро не убьет,
      А лишь взбунтует…
      Вера «гордая в людей», в лучшую жизнь помогала поэту преодолевать разочарование и чувство одиночества. Его страстная натура рвалась к деятельности, к героическому подвигу:
      Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя, и понять Я не могу, что значит отдыхать.
      Воля к действию у Лермонтова проявилась в отрицании самодержавия, в обличении уклада жизни светского общества, осуждении молодого поколения, стоящего в стороне от борьбы.
      Гражданская лирика Лермонтова продолжает традиции поэзии декабристов и Пушкина. Поэт верит в правоту дела дворянских революционеров, боровшихся с самодержавием. В стихотворении «Новгород», обращаясь к декабристам, он пишет:
      Сыны снегов, сыны славян,
      Зачем вы мужеством упали?
      Зачем?.. Погибнет ваш тиран,
      Как все тираны погибали!..
      Революционная тема в лирике Лермонтова сливается с темой личного участия в общественной борьбе. Ради свободы порабощенного народа поэт готор пожертвовать своей свободой и даже жизнью:
      За дело общее, быть может, я паду Иль жизнь в изгнании бесплодно проведу…
      «Из Андрея Шенье». 1831
      «За дело общее» Лермонтов смело выступил в 1837 году, когда трагически погиб Пушкин.
      «Смерть поэта» — одно из лучших стихотворений русской революционно-политической поэзии. Оно состоит из двух частей. Первая напоминает элегию, в каждой строчке которой слышатся приглушенные рыдания, чувствуется сдерясанный гнев. Разностопный ямб, риторические вопросы, короткие восклицательные предложения, повторы, паузы напряжения, умолчания и намека, обозначенные многоточиями, — все это придает поэтической речи предельную взволнованность. В первой части открытое негодование прорывается лишь в тех стихах, в которых говорится о Дантесе:
      Его убийца хладнокровно Навел удар… спасенья нет:
      Пустое сердце бьется ровно,
      В руке не дрогнул пистолет.
      Лермонтов пока глухо, намеками говорит о тех, кто направлял пистолет Даптеса:
      Не вы ль сперва так злобно гнали Его свободный, смелый дар И для потехи раздували Чуть затаившийся пожар?
      Что ж? веселитесь… — он мучений Последних вынести не мог…
      Нетрудно, разумеется, догадаться, кого Лермонтов имел в виду, когда писал: «Вы… злобно гнали Его свободный, смелый дар», «они венец терновый, Увитый лаврами, надели на него». Они — это придворная знать, продажные журналисты, идейные защитники самодержавия, жандармы николаевской России. Недаром Лермонтов нарисовал на полях рукописи профиль Дубельта, начальника штаба жандармского корпуса.
      Но одно дело намекнуть, что в трагических событиях замешаны придворные и жандармы, совсем другое — назвать истинных виновников гибели Пушкина. И Лермонтов назвал их, когда поклонники и защитники Дантеса стали хулить покойного поэта. «Невольное, но сильпое негодование вспыхнуло во мне против этих людей…» — признается поэт. Презирая опасность, Лермонтов пишет вторую часть стихотворения. Заключительные строки это беспощадная обвинительная речь оратора-патриота. Пушкина погубили «надменные потомки Известной подлостью прославленных отцов».
      В «жадной толпе» царедворцев, о которой пишет Лермонтов, узнали себя Бенкендорфы и другие представители новой знати, оказавшей услугу Николаю I в его кровавой расправе с декабристами. Это они таятся «под сению закона», пред ними «суд и правда — все молчи». Лермонтов грозит им суровым судом потомков, грозит народной революцией:
      Но есть, есть божий суд, наперсники разврата!
      Есть грозный судия: он ждет…
      Друг Лермонтова С. А. Раевский справедливо писал, что «стихи его были отражением мнений не одного лица, но весьма многих».
      В скорбные дни прощения с Пушкиным люди плакали молча, шепотом проклинали царя и придворных. Лермонтов громко, открыто заклеймил высокопоставленных преступников. «С тех пор всем, кому дорого русское слово, стало известно имя Лермонтова», — писал современник поэта.
      "Как часто, пестрою толпою окружен..(1840). И это
      стихотворение в основе своей имеет реальный факт. Лермонтов присутствовал на маскарадном бале в Благородном собрании под новый, 1840 год. И. С. Тургенев вспоминает, что поэту «не давали покоя, беспрестанно приставали к нему, брали его за руки; одна маска сменялась другою, а ол почти не сходил с места и молча слушал их писк, поочередно обращая на них свои сумрачные глаза. Мне тогда же почудилось, — продолжает Тургенев, — что я уловил на лице его прекрасное выражение поэтического творчества. Быть может, ему приходили в голову те стихи:
      Когда касаются холодных рук моих С небрежной смелостью красавиц городских Давно бестрепетные руки…
      И т. д.»
      На балу произошло столкновение поэта с дамой из царской семьи, что явилось лишь поводом для написания стихотворения «Как часто, пестрою толпою окружен…».
      Как и в стихотворении «Смерть поэта», здесь сатирические мотивы находятся в соседстве с элегическими. Вначале несколькими точными штрихами поэт рисует надменных, духовно нищих людей «большого света». В «пестрой толпе» звучат «затверженные речи», «мелькают образы бездушные людей». Поэту духовно чужды эти «приличьем стянутые маски». Чтобы забыться, отдохнуть от «блеска и суеты», он погружается в воспоминания о близкой сердцу «недавней старине». Сатира уступает место элегии. Лермонтову дороги родные тархановские места: «… сад с разрушенной теплицей», заросший «спящий пруд», дымящееся село и «туманы над полями». Когда-то здесь поэт думал «об ней», плакал и любил юное «созданье с глазами, полными лазурного огня…».
      Уход от тягостной современности в прекрасное прошлое — тёма в русской поэзии не новая. К ней обращались поэты-романтики 20-х годов. В отличие от тех романтиков, которые идеализировали прошлое, Лермонтов убежден в том, что невозможно жить одной привязанностью «к недавней старине». Приятные мечты о прошлом являются обманом, точнее, самообманом («опомнившись, обман я узнаю») и не рассеивают «бурю тягостных сомнений и страстей». Лермонтов — борец. Его жалобы на современную ему жизнь переходят в решительный протест:
      О, как мне хочется смутить веселость их
      И дерзко бросить им в глаза железный стих,
      Облитый горечью и злостью!..
      Стихотворение волнует не только потому, что в нем обличен высший свет. Читателей пленяет богатый духовный мир самого поэта, его глубокие мысли и чувства: неприязнь к «бездушным людям», мечта о безмятежной жизни в юности и осознание бесплодности этой мечты, трезвое понимание невозможности вы-
      рваться из «завистливого и душного» светского общества. Сознание своей обреченности подчеркнуто поэтом кольцевой, замкнутой композицией произведения: в конце стихотворения поэт, опомнившись, вновь видит непавистную «пеструю толпу» духовно чуждых ему людей.
      Эмоциональная взволнованность поэта и делает стихотворение подлинно лирическим и вызывает ответное душевное движение у читателей.
      "Дума" (1838). Лермонтов бичевал не только людей «завистливого и душного» света, по и часть дворянской интеллигенции, неспособную служить обществу. «Дума» — поэтическая исповедь, чистосердечная и печальная.
      Стихотворение написано ямбом. Большая часть стихов состоит из шести стоп («Печально я гляжу па наше поколенье!»). Шестистопный ямб придает стиху плавность, некоторую замедленность, неторопливость, что соответствует характеру лирического раздумья. Но в тексте встречаются и пятистопные и четырехстопные стихи. Пятистопный ямб:
      Мы лучший сок навеки извлекли…
      Четырехстопный ямб:
      Как пир на празднике чужом.
      При внимательном и правильном чтении нетрудно заметить, что укороченные пятистопные и четырехстопные стихи произносятся более энергично и резко. На них падает смысловое ударение.
      Композиция стихотворения подчинена авторскому замыслу. Э первом четверостишии высказано общее суждение о поколения 30-х годов:
      Печально я гляжу на наше поколенье!
      Его грядущее — иль пусто, иль темно,
      Меж тем, под бременем позпанья и сомненья,
      В бездействии состарится оно.
      В восьми последующих четверостишиях развивается и доказывается мысль, высказанная в начале «Думы». Лермонтова огорчает то, что многие его современники живут «ошибками отцов и поздним их умом». Речь идет об отношении к идейному наследию декабристов. Мы помним, что Лермонтов встречался со ссыльными дворянскими революционерами на Кавказе и со многими из них разошелся в оценке деятельности самих декабристов и политики правительства Николая I. Измученные каторгой, ссылкой и солдатчипой, некоторые участники восстания на Сенатской площади примирились с самодержавием, признали революционную борьбу бесполезной. Эти настроения некоторой части декабристов Лермонтов и называет «поздним их умом».
      Поэт убежден в том, что свобода не приходит сама собой: за нее борются, страдают, идут на каторгу и гордо умирают. Лермонтов не может примириться с тем, что люди его поколения, усвоив «поздний ум» отцов, старятся в бездействии, живут без всякой цели, покорно склоняют голову перед темпыми силами реакции:
      К добру и злу постыдно равподушпы,
      В начале поприща мы вянем без борьбы,
      Перед опаспостыо позорно малодушны И перед властшо — презренные рабы.
      Бессмысленны и занятия наукой, если добытые знания ае переходят в непосредственное действие на благо общества:
      Мы иссушили ум паукою бесилодпой…
      При моральном упадке, равнодушии ко всему окружающему пе вдохновляет и искусство:
      Мечты поэзии, создания искусства Восторгом сладостным паш ум пе шевелят…
      С тревогой и болью Лермонтов говорит о том, что у его современников — образованных людей — нет ни сильных чувств, ни прочных привязанностей, ни твердых убеждений. Поэтому
      И ненавидим мы, и любим мы случайно,
      Ничем не жертвуя ни злоба, пи любви…
      Нравственно опустошенные, утратившие цельность мировоззрения, современники поэта не способны на труд и на подвиг.
      Стихотворение заканчивается убийственным выводом, подготовленным и оправданным всем ходом авторских рассуждений и оценок:
      Толпой угрюмою и скоро нозабытой Над миром мы пройдем без шума и следа,
      Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
      Ни гением начатого труда.
      Разобщенные друг с другом и не в ладу с самими собой, люди 30-х годов составляют «угрюмую толпу». Лермонтов одновременно негодует и грустит. «Дума» — это и сатира и элегия. Автор говорит от лица той прогрессивной интеллигенции, которая не хотела мириться с николаевским режимом, но ничего не могла пред--принять в эти тяжелые, мрачные годы. Вот почему поэт употребляет местоимение мы: «Богаты мы… ошибками отцов» и т. д. Это принципиальный разговор поэта не с врагами, а с друзьями и с самим собой. «Дума» — не только осуждение. Это и призыв к активной деятельности, к пробуждепию гражданской совести у поколения, старящегося в бездействии.
      "Люблю отчизну я…" Лермонтов беспредельно любил русский народ, тонко чувствовал красоту родной природы. Не удивительно, что пейзажные зарисовки являются неотъемлемой частью его лирических и прозаических произведений. В молодости он описывает «бури шумные», величественные явления природы, «И, кроме бури да громов, Он никому не вверит думы» («Я не хочу, чтоб свет узнал…»). Беспредельно любят природу и романтические герои произведений Лермонтова. Герой поэмы «Измаил-Бей», «как невесту в час свиданья, Душой природу обнимал». Мцыри, «как брат, Обняться с бурей был бы рад».
      В лирике зрелых лет картины природы как бы очищены от эмоциональных словесных украшений и преувеличений — в них все просто, правдиво, точно и экономно. Поэт реже употребляет метафоры, метафорические сравнения, отвлеченные эпитеты. По словам Белинского, в стихотворениях Лермонтова «говорит чувство, которое так полно, что не требует поэтических образов для своего выражения: ему не нужно убранства, не нужно украшений». ‘Посмотрите с этой точки зрения ка такие стихотворения, как «Горные .вершины…», «Когда волнуется желтеющая нива…», «Утес», «Туча», «Выхожу один я на дорогу…», — и вы убедитесь в правоте мысли Белинского.
      В лирике Лермонтова чистый пейзаж почти отсутствует. Он чаще всего рассказывает о том, какие мысли -и чувства вызывает природа. «Серебристый ландыш», «желтеющая нива», бегущий по оврагу «студеный ключ» — все это успокаивает поэта, смиряет душевные тревоги.
      Быстро бегущие по небу тучи напоминают о судьбе изгнанника:
      Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники,
      С милого севера в сторону южную.
      «С отрадой, многим незнакомой» («Родина»), поэт смотрит на безбрежные леса и нивы, на степи и реки.
      Прочитав стихотворение «Родина» еще в рукописи, Белинский сказал, что это «вещь — пушкинская, то есть одна из лучших пушкинских». Критик Н. А. Добролюбов, как бы продолжая развивать мысль Белинского, отмечал, что Лермонтов «обладал, конечно, громадным талантом и, умевши рано постичь недостатки современного общества, умел понять и то, что спасение от этого ложного пути находится только в народе. Доказательством служит его удивительное стихотворение «Родина», в котором он … понимает любовь к отечеству истинно свято и разумно».
      Реакционные писатели в своих произведениях прославляли самодержавную, крепостническую Россию. Это был казенный патриотизм. Другие литераторы ценили патриархально-общинные устои русского народа, уходящие своими корнями в быт и. нравы допетровской Руси. Так, поэт А. С. Хомяков в стихотворении «Отчизна» писал о том, что сила и величие России в религиозности и «смирении» русского народа.
      Лермонтов отверг эти концепции патриотизма, признав их ложными (это отмечено и Добролюбовым). В стихотворении «Прощай, немытая Россия» он показал отвратительный лик николаевской, жандармской империи с «господами» и «рабами», с голубыми мундирами жандармов и «послушным им народом», а в «Родине» нарисовал светлый образ России народной.
      В первой строфе Лермонтов называет свою любовь к отчизне странной. «Странность» заключалась в двойственном отношении поэта к Родине. В начале стихотворения осуждается казенный официальный патриотизм, Лермонтова не трогает
      Ни слава, купленная кровью,
      Ни полный гордого доверия покой,
      Ни темной старины заветные преданья…
      Конечно, Лермонтов ценил и любил прогрессивное прошлое родины. В стихотворении «Бородино», как помним, он воспел подвиг народа, поднявшегося на защиту отчизны. Поэт дорожил гражданскими подвигами предков, умевших постоять за правду, за человеческое достоинство. Вспомним «Песню про купца Ка-
      лашникова…». Но не в военной мощи николаевской России, пе-в «темных» преданиях старипы, не в смирении русского парода видит он великое будущее родины. Лермонтов прославляет Россию народную, которую любит непосредственно, сердечно, «истинно свято и разумно» (Добролюбов).
      В последующих строфах поэт рисует широкие картины родной природы, труд и был русского крестьянства. Ему дороги и милы степи, безбрежные леса и реки. Стихотворение построено так, что от общего поэт идет к частному. Появляются конкретные признаки сельского пейзажа со следами крестьянского труда и быта. Вот вьется проселочная дорога, по которой тяпется «кочующий обоз», стелется «дымок спаленной жнивы», белеют березы, мелькают «дрожащие огни печальных деревень». А вот и сама деревня. Поэт любуется «полным гумном», избами с «резными ставнями» на окнах. В последней строфе высказана горячая любовь к крестьянам и к их быту.
      Вспомним стихотворение «Как часто, пестрою толпою окружен…». «Музыка и пляска» маскарадного бала в Благородном собрании вызвали в душе поэта «горечь и злость». А «пляску с топаньем и свистом Под говор пьяпых мужичков» Лермонтов готон «смотреть до полночи».
      Содержанию стихотворения «Родина» соответствует размер стиха. Первые строфы, в которых поэт размышляет о любви к родине и восторгается величием русской природы, написаны шестистопным и пятистопным ямбом, придающим стиху плавность, замедленность и величавость. В описании конкретного сельского пейзажа и быта крестьян звучит четырехстопный ямб, который сообщает поэтической речи живость и простоту.
      В своей поэзии, всегда искренней, страстной и взволнованной, Лермонтов отвергает сложившиеся веками устои крепостнической России и желает видеть русский народ свободным и просвещенным. Он восстает против политического гнета, против бездеятельности и страстно зовет своих современников к борьбе за свободу, за счастье людей. Подобно мятежному одинокому парусу, Лермонтов не знает покоя, хотя порой и мечтает о нем.
      Поэзия Лермонтова — поэзия глубокой мысли, гражданского долга и жажды жизни. Его стихи согреты чувством великой любви к народу.
      "Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк…" Взгляды Лермонтова на поэта и поэзию менялись по мере развития в его творчестве реалистический тенденций. Молодой Лермонтов — романтик. Он смотрит на поэта как на одинокого избранника «с гордою душой», который живет своими мечтами, своими страданиями, недоступными «толпе».
      Я сам собою жил доныне,
      Свободно мчится песнь моя…
      «Пускай поэта обвиняет…» 1831
      Но и в романтический период творчества Лермонтов порой ставит под сомнение правомерность противопоставления одинокого поэта «ничтожной толпе» людей:
      Безумец я! вы правы, правы!
      Смешно бессмертье на земли.
      Как смел желать я громкой славы,
      Когда вы счастливы в пыли?
      «Безумец я! вы правы, правы!» 1832
      В конце 30-х годов, в зрелый период поэтического творчества, Лермонтов в одном из писем признается: «О, ведь я очень изменился! Я не знаю, как это происходит, но только каждый день дает новый оттенок моему характеру и взглядам — это и должно было быть, я это знал». Перемена во взглядах прежде всего состояла в том, что Лермонтов начал понимать бесплодность и бесперспективность индивидуалистического протеста, бессилие бунтарства гордой одинокой личности, оторванной от народа. Поэт постепенно преодолевает юношеский индивидуализм, судит о жизни более трезво и объективно. В стихотворении «Гляжу на будущность с боязнью…» (1838) он пишет:
      Земле я отдал дань земную Любви, надежд, добра и зла;
      Начать готов я жизпь другую,
      Молчу и жду: пора пришла.
      Лермонтова волнует судьба своего поколения, народа и родины. Его внимание привлекают уже не столько необычные явления жизни, романтические герои-индивидуалисты, сколько реальные люди, кровно связанные с народом. В стихотворении «Лщбил и я в былые годы…» (1841) Лермонтов как бы подводит итог раннему романтизму и ратует за творчество, в котором должна отразиться вся полнота жизни:
      Любил и я в былые годы,
      В невинности души моей,
      И бури шумные природы,
      И бури тайные страстей.
      Но красоты их безобразной
      Я скоро таинство постиг,
      И мне наскучил их несвязный
      И оглушающий язык.
      Люблю я больше год от году,
      Желаньям мирным дав простор,
      Поутру ясную погоду,
      Под вечер тихий разговор.
      «Какая простота и глубокость! Оборот мысли, фразы — все пушкинское», — восторгался Белипский, прочитав это стихотворение.
      Зрелому Лермонтову свойственно чувство высокой ответственности перед читателями. Он отрицательно относился к поэзии, которая стояла в стороне от общественной жизни России. Например, поэт В. Г. Бенедиктов утверждал, что назначение поэзии — слагать «сердечные симфонии», петь о любви на «неведомом языке», понятном немногим избранным.
      Лермонтов не мог принять поэзию, которая только переливает «в гремучие напевы Несчастпый жар страдальческой любви». Ему уже чужд и образ поэта как человека избранного, противопоставленного «ничтожной толпе». В стихотворениях «Кинжал», «Поэт», «Не верь себе…», «Журналист, читатель и писатель», «Пророк» он определяет свое отношение к поэзии, свои задачи художественного творчества. Поэзия рассматривается им, как в свое время декабристами и Пушкиным, в связи с запросами общества. Недопустимо, чтобы поэт писал только о своих узко субъективных переживаниях и на «неведомом языке».
      В стихотворении «Журналист, читатель и писатель» читатель спрашивает: настанет ли такое время, когда
      Расставшись с ложной мишурой,
      Мысль обретет язык простой
      И страсти голос благородный?
      Тревога за судьбу русской литературы звучит в стихотворении «Поэт», построенном на развернутом сравнении. Поэзия сравнивается с кинжалом, который может быть грозным оружием или пичтожной «игрушкой золотой» — в зависимости от того, кто им владеет. Отсюда сопоставление:
      В наш век изнеженный пе так ли ты, поэт,
      Свое утратил назначенье,
      На злато променяв ту власть, которой свет Внимал в немом благоговенье?
      Как и в юношеской лирике, здесь Лермонтов сознательно обращается к темам и образам Пушкина и декабристской поэзии. В 20-е годы, в период революционного подъема,
      …стих, как божий дух, носился над толпой;
      И отзыв мыслей благородных Звучал, как колокол на башне вечевой,
      Во дни торжеств и бед народных.
      Трагизм поэтбв 30-х годов состоит в том, что они разобщены с народом, замкнуты в своих личных переживаниях. Лермонтов призывает своих современников возродить традиции декабристской революционной поэзии:
      Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?
      Иль никогда на голос мщенья Из золотых ножои не вырвешь свой клинок,
      Покрытый ржавчиной презренья?
      ,,Он поэт русский в душе". Поэзия самого Лермонтова, как мы видели, была тесно связана с развитием прогрессивной русской общественной мысли, с запросами времени. Это отметил Белинский. Критик увидел в стихотворениях поэта «все силы, все элементы, из которых слагается жизнь и поэзия». Лермонтов, по словам Белинского, «поэт русский в душе — в нем живет прошлое и настоящее русской жизни».
     
      1. Почему Белинский считает, что Лермонтов «поэт совсем другой эпохи» по сравнению с эпохой Пушкина (ст. «Стихотворения М. Ю. Лермонтова»)? 2. Чем отличается в главных чертах поэзия Лермонтова от поэзии Пушкина? 3. Почему Белинский называет стихотворения «Дума», «И скучно и грустно» «величайшими созданиями поэзии»? 4. О чем грустит Лермонтов в стихотворениях «И скучно и грустно» и «Выхожу один я на дорогу»? 5. Как проявляется оптимизм поэта в стихотворении «Выхожу один я на дорогу»? 6. Какую роль в сознании русского общества и в жизни самого поэта сыграло стихотворение «Смерть поэта»? 1. В чем выражаются обличительные и элегические мотивы стихотворения «Как часто, пестрою толпою окружен…»? 8. За что Лермонтов осуждает своих современников в стихотворении «Дума»? 9. Какова гражданская позиция автора в этом стихотворении? 10. Почему Лермонтов в стихотворении «Родина» называет свою любовь к отчизне «странною любовью»? В чем истинность патриотизма поэта? 11. Как менялись взгляды Лермонтова на поэта и поэзию по мере развития в его творчестве реалистических тенденций? 12. В чем смысл сравнения поэзии с кинжалом («Поэт»)? В чем Лермонтов следует за поэтами-декабристами и Пушкиным и что вносит нового в тему о поэте и поэзии?
      Рекомендуемые книги
      Белинский В. Г. Стихотворения М. Ю. Лермонтова; Максимов Д. Е. Поэзия Лермонтова. М. — Л., 1964; Наровчатов С. Лирика Лермонтова. М., 1964.
     
      "ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ"
      Идейный замысел романа. Лермонтов начал писать роман в 1838 году. Через два года «Герой нашего времени» вышел отдельным изданием.
      В романе решается та же злободневная проблема, которая поставлена в «Думе»: почему люди умные и энергичные не находят применения своим недюжинным способностям и «вянут без борьбы» в самом начале жизненного поприща? На этот вопрос Лермонтов отвечает историей жизни Печорина, молодого человека, принадлежащего к поколению 30-х годов. Задаче всестороннего и глубокого раскрытия личности героя и той среды, которая воспитала его, подчинены композиция, сюжет произведения и вся система образов.
      Композиция и сюжет. Роман состоит из пяти повестей: «Бэла», «Максим Максимыч», «Тамань», «Княжна Мери» и «Фаталист». Каждая повесть представляет собой самостоятельное художественное произведение и в то же время является частью
      романа. Повести объединены образом Печорина. Этот герой занимает центральное место. Вокруг него сгруппированы все основные персонажи произведения.
      События, связанные с жизнью Печорина, развиваются на Кавказе. Место действия выбрано автором не случайно. На Кавказ ссылались критически мыслящие, неугодные правительству люди. Печорин принадлежит к их числу. В тревожных условиях, вызванных войной с горцами, всесторонне раскрывается деятельная натура героя, не знающего покоя. Печорин сталкивается с контрабандистами, ведет скрытую борьбу с пятигорским «водяным обществом», ищет приключений в отдаленной крепости, в казачьей станице и в горном ауле. Автор сводит Печорина с людьми различных национальностей, профессий, убеждений, разной степени культуры. Обстановка, события, люди — все привлекается для того, чтобы зримо, в полный рост показать Печорина, раскрыть его сложный, противоречивый духовный мир. Этой задаче подчинена и манера повествования."’
      Пушкин, как помним, подчеркивает свою близость к герою романа «Евгений Онегин»:
      Онегин, добрый мой приятель,
      Родился на брегах Невы…
      После такого признания, сделанного в начале произведений, рассказ о жизни Онегина приобретает характер достоверности и правдивости. Лермонтов достигает той же цели другими художественными средствами. Он отделяет от себя главного героя.
      В начале романа Печорин показан как бы со стороны: о жизни героя рассказывает штабс-капитан Максим Максимыч, проживший с ним несколько месяцев в крепости («Бэла»). В повести «Максим Максимыч» сам автор говорит о своей встрече с Печориным, а повести «Тамань», «Княжна Мери» и «Фаталист» представляют собой дневник Печорина, опубликованный якобы автором романа. Такое построение произведения заинтересовывает читателя. Мы с напряженным вниманием следим за событиями, стремясь понять загадочный и противоречивый характер героя.
      В «Герое нашего времени» связная биография Печорина отсутствует. «Я поместил в этой книге только то, что относилось к пребыванию Печорина на Кавказе», — пишет Лермонтов. Описываемые события, составляющие основу сюжета, развиваются не в хронологической последовательности. Так, сначала показана жизнь Печорина в крепости («Бэла»), а затем объяснены причины, которые привели героя в эту глухую крепость («Княжна Мери»).
      В хронологическом смещении событий есть своя художественная логика и закономерность. В начале романа автор стремится показать противоречивые поступки Печорина: в повестях «Бэла» и «Максим Максимыч» его поведение кажется загадочным и непонятным. Но вот автор открывает страницы дневника «того, кто
      так беспощадно выставлял наружу собственные слабости и пороки», и читатель начинает понимать тайные и явные мотивы поступков героя. Композиция и сюжет, таким образом, подчинены задаче постепенного раскрытия и углубления внутреннего мира Печорина. От поступков, которые совершает вначале Печорин, Лермонтов незаметно ведет читателя к их причинам.
      Задаче всестороннего раскрытия характера Печорина подчинены и подбор и группировка всех действующих лиц.
      Особеиности изображепия природы Кавказа и быта горцев. В повести «Бэла» Печорин показан среди горцев, людей со своеобразным психологическим складом характера и образом жизни. Тема Кавказа постоянно привлекала внимание Лермонтова. В стихотворениях и поэмах он воспел природу Кавказа и свободолюбивых горцев. То были романтические зарисовки, поражавшие читателя необычными красками и могучими, неукротимыми характерами героев. В «Герое нашего времени» и природа Кавказа, и быт, и характеры горцев изображены реалистически.
      Сравним два пейзажа:
      Я осмотрелся; не таю:
      Мне стало страшно; на краю
      Грозящей бездны я лежал,
      Где выл, крутясь, сердитый вал;
      Туда вели ступени скал;
      Но лишь злой дух по ним шагал,
      Когда, низверженный с небес,
      В подземной пропасти исчез.
      «Мцыри.»
      И вот описание пропасти в повести «Бэла»: «…направо был утес, налево пропасть такая, что целая деревушка осетин, живущих на дне ее, казалась гнездом ласточки; я содрогнулся, подумав, что часто здесь, в глухую ночь, по Этой дороге, где две повозки не могут разъехаться, какой-нибудь курьер раз десять в год проезжает, не вылезая из своего тряского экипажа».
      В поэме «Мцыри» горный пейзаж дан для того, чтобы оттенить переживания героя и показать его мужество. Грозная и величественная природа противопоставлена человеку. Пропасть так глубока и недоступна, что лишь «злой дух» может спуститься на дно ее. В «Герое нашего времени» природа Кавказа приближена к человеку. На дне пропасти не «злой дух» обитает, а живут осетины, деревушка которых с высоты утеса кажется «гнездом ласточки». Проезжий офицер, глядя на опасную дорогу, думает о людях, которым приходится ездить здесь в ночную пору.
      Так же просто описан быт горцев: «Тут открылась картина довольно занимательная: широкая сакля, которой крыша опиралась на два закопченные столба, была полна народа… у огня сидели две старухи, множество детей и один худощавый грузин,
      все в лохмотьях». Здесь пет описаний горделивой осанки жителей гор, оружия, не слышно звона кольчуг (как, например, в романтической поэме «Мцыри»). Скупо и точно автор рисует картину повседневного быта, полную суровой правды.
      Реальная действительность, изображение живых человеческих характеров — основа образов горцев: Казбича, Азамата и Бэлы.
      Казбич и Азамат. Рисуя характер Казбича, автор сознательно избегает преувеличений, внешних эффектов. Портрет, привычки и поступки героя — все дано в строго реалистическом стиле. Сравним два портрета из различных произведений Лермонтова.
      Внешность Вадима («Вадим»): «В толпе нищих был один — он не вмешивался в разговор их и неподвижно смотрел на расписанные святые врата; он был горбат и кривоног… лицо его было длинно, смугло… в глазах блистала целая будущность… этот взор был остановившаяся молния…» А вот портрет Казбича. По словам Максима Максимыча, «рожа у него была самая разбойничья: маленький, сухой, широкоплечий. А уж ловок-то, ловок-то был, как бес! Бешмет всегда изорванный, в заплатах, а оружие в серебре…».
      Портрет романтического героя Вадима поражает своей исключительностью, резкими, сильными чертами (взор его — «остановившаяся молния»). Во внешности Казбича крупным планом выделены самые обыденные черты. Но и за этой обыденной внешностью чувствуется сила («маленький, сухой, широкоплечий»), воинственность («бешмет… в заплатах, а оружие в серебре»), угадывается незаурядный характер.
      Казбич — цельная натура. Гордый, настойчивый и упрямый, он не знает компромиссов.
      Равнодушный к деньгам, он больше всего ценит свободу, мужество, удальство, брапные подвиги. Отсюда его привязанность к коню Карагезу, любовь к оружию.
      Казбич — человек решительных и молниеносных действий, неспособный забывать причиненное ему зло. Он жестоко мстит за украденного коня. Но Казбич не романтический злодей. В его поступках отражается уклад жизни горцев, обычай которых властно-требовал отмщения за оскорбления и обиды. Максим Максимыч, хорошо изучивший обычаи людей Кавказа, замечает по поводу разбойничьих поступков Казбича: «Конечно, по-ихнему он был совершенно прав».
      Условия жизни, заветы предков определяют и поведение Азамата. Этот бесшабашный удалец, головорез-мальчишка, которому не терпится стать взрослым, легко усваивает мораль своих отцов. Можно сказать, что Азамат — это будущий Казбич.
      Била. Лермонтов мастерски рисует портрет горянки Бэлы: «И точйо, она была хороша: высокая, тоненькая, глаза черные, как у горной серны, так и заглядывали к вам в душу».
      Выразительность, выпуклость образа достигается повторением одной и той же существенной детали. В портрете Бэлы автор обращает особое внимание на ее глаза, в которых отражается глубина и сила чувства.
      Бэла способна любить страстно и самозабвенно. Ее любовь не является инстинктивпым влечением, порывы ее сердца глубоко человечны и разумны. Бэла молчаливо, с чувством собственного достоинства отвергает Печорина, равнодушно относится к его дорогим подаркам. Опа хочет, чтобы за ней признали право свободного выбора. «Я не раба его», — гордо бросает Бэла. «Да, — писал Белинский о ней, — это была одна из тех глубоких женских натур, которые полюбят мужчину тотчас, как увидят его, но признаются ему в любви не тотчас, отдадутся нескоро, а отдавшись, уже не могут больше принадлежать ни другому, ни самим себе…»
      Раскрывая силу чувства, глубину переживаний Бэлы, Лермонтов не заставляет героиню произносить пространные монологи и высказывать сокровенные мысли. Лирические излияния более свойственны романтическим героям. О борьбе противоречивых чувств, с смепе настроений Бэлы читатель догадывается, наблюдая за ее поступками и вслушиваясь в ее скупые реплики. Когда Печорин охладел «к этой бедной девочке», она заметно начала «сохнуть, личико ее вытянулось, большие глаза потускнели. Бывало. спросишь ее: «О чем ты вздохнула, Бэла? ты печальна?» — «Пет!» — «Тебе чего-нибудь хочется?» — «Нет!» — «Ты тоскуешь по родным?» — «У меня пет родных». Случалось, по целым дням, кроме «да» да «нет», от нее ничего больше не добьешься», — рассказывает Максим Максимыч.
      Потускневшие глаза, осунувшееся личико, весь облик страдающей Бэлы, кроткой и трогательно печальной, вызывает сочувствие.
      Печорин и горцы. Горцы в изображении Лермонтова — сильные, смелые люди. В этих образах в какой-то степени отразилась мечта автора о человеке, личные интересы которого не противоречат общественному укладу жизни.
      В столкновениях с горцами раскрываются «странности» характера главного героя. Печорин во многом сродни людям Кавказа. Как и горцы, он решителен и храбр. Его сильная воля не знает преград. Поставленная им цель достигается любыми средствами, во что бы то ни стало. «Таков уж был человек, бог его знает!» — говорит о нем Максим Максимыч. Но цели-то Печорина мелки, часто бессмысленны и всегда эгоистичны. В среду простых людей, живущих по обычаям предков, он несет зло: толкает на путь преступлений Казбича и Азамата, безжалостно губит горянку Бэлу только потому, что она имела несчастье понравиться ему.
      В повести «Бэла» характер Печорина еще остается нерешенной загадкой. Правда, Лермонтов слегка приоткрывает тайну его
      поведения. Печорин признается Максиму Максимычу, что его «душа испорчена светом», и читатель догадывается, что эгоизм Печорина — результат влияния светского общества, к которому он принадлежит по рождению.
      В повести «Бэла» чувствуется, что всем ходом повествования автор с гуманистических позиций осуждает крайний индивидуализм и эгоизм своего героя. Однако отчетливо обозначается и характер Печорина, и отношение к нему Лермонтова лишь в последующих частях романа.
      Печорин и контрабандисты. В «Тамани» романтическая приподнятость повествования гармонически сочетается с сугубо реалистической обрисовкой характеров и быта вольных контрабандистов. Вот как Лермонтов рисует портрет Янко: из лодки «вышел человек в татарской шапке, но острижен он был по-казацки, и за ременным поясом его торчал большой нож». Только одна деталь («большой нож») напоминает об опасной профессии контрабандиста. Так же просто говорится об удали Янко. «Что, слепой, — сказал женский голос, — буря сильна. Янко не будет». «Янкг не боится бури», — отвечал тот. «Туман густеет», — возразил опять женский голос, с выражением печали. «В тумане лучше пробраться мимо сторожевых судов», — был ответ».
      Вслед за приведенным диалогом Лермонтов рисует бушующее море. «Медленно поднимаясь на хребты волн, быстро спускаясь с них, приближалась к берегу лодка. Отважен был пловец, решившийся в такую ночь пуститься через пролив на расстоянии 20 верст…» Здесь описание разбушевавшейся стихии служит средством раскрытия облика Янко, для которого «везде дорога, где только ветер дует и море шумит».
      Образу жизни контрабандистов соответствует и та обстановка, в которой они живут. «Я взошел в хату, — заносит в свой путевой журнал Печорин, — две лавки и стол, да огромный сундук возле печи составляли всю мебель. На стене ни одного образа — дурной знак! В разбитое стекло врывался морской ветер».
      Любуясь силой, ловкостью, отвагой этих людей, Лермонтов, верный жизненной правде, обнажает их скудный духовный мир. Их стремления и ежечасные заботы ограничиваются легкой наживой и обманом властей. Деньги определяют их взаимоотношения. Удалец Янко и очаровательная девушка становятся жестокими, когда дело доходит до дележа краденого добра. Слепой получает от них только медную мопету. А ненужной теперь старухе Янко приказывает передать, «что, дескать, пора умирать, зажилась, надо знать и честь».
      Этих людей «свободной профессии» что-то роднит с горцами. Как Казбич, Азамат и Бэла, Янко и его верная спутница живут легко, свободно. Лермонтов вновь вводит Печорина в чуждую ему социальную среду, чтобы обнажить пустоту и бесцельность жизни героя.
      Тамань. Рисунок М. Ю. Лермонтова.
      Безрассудные поступки, описанные в повести «Бэла», Печорин совершает все же с определенной целью. Ему кажется, что любовь Бэлы возродит его интерес к жизни. Правда, он «ошибся: любовь дикарки не многим лучше любви знатной барыни…». Опасная игра с контрабандистами не давала никаких надежд на возрождение. Но таинственность поведения контрабандистов обещала увлекательное приключение. И Печорин пустился в опасную авантюру с единственной целью — «достать ключ этой загадки». Проснулись дремавшие силы, проявилась воля, собранность, отвага и решимость. Но когда тайна была раскрыта, обнажилась бесцельность решительных действий Печорина.
      И снова скука, полное безразличие к окружающим людям, и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще с подорожной по казенной надобности!..» — с горькой иронией думает Печорин.
      Печорин и Максим Максимыч. Противоречивость и раздвоенность Печорина еще отчетливее выступают в сопоставлении его с Максимом Максимычем.
      Простой человек давно волновал творческое воображение Лермонтова. В стихотворении «Бородино» он нарисовал привлекательный образ солдата-артиллериста, от лица которого ведется рассказ о Бородинском сражепии. Чертами народного характера наделен былинный герой купец Калашников. Образ Максима Мак-симыча — дальнейшее развитие и углубление характера простого человека.
      Максим Максимыч — рядовой армейский офицер, воспринявший привычки и взгляды тех людей, с которыми прожил свою нелегкую жизнь. Армейская среда оставила неизгладимый след на его духовном облике. Максим Максимыч всех горцев считает «мошенниками», «плутами», «разбойниками» и «бестиями». Но в этих оскорбительных на первый взгляд определениях нет ни презрения, ни ненависти к горцам. В высказываниях старого служаки отражается официальная точка зрения на войну и противника. Сам Максим Максимыч не испытывает неприязни ни к Каз-бичу, ни к Азамату, ни тем более к «бедной девочке» Бэле. Оп с похвалой отзывается о храбрости горцев, по-отечески лю5.1: Бэлу.
      Служба в армии приучила штабс-капитана к дисциплине, к безоговорочному подчинению. Служебный долг для него выше всего. Ожидая Печорина на станции, он «в первый раз от роду, может быть, бросил дела службы для собственной надобности». «Для него «жить» значит «служить», и служить на Кавказе», — писал Белинский. Но ни служебные заботы, ни постоянные опасности военной жизни не ожесточили «золотое сердце» Максима Максимыча. Он добр и отзывчив, честен и бескорыстен. Штабс-напитан как родную дочь балует Бэлу, снисходительно относится и «странностям» Печорина. Эгоистические стремления чужды натуре этого простого человека. Забывая о себе, он служит людям и не требует от них ни благодарности, ни признания своих заслуг. Бэла не вспомнила перед смертью о Максиме Максимыче. «Ну, да бог ее простит! — говорит старик. — И вправду молвить: что же я такое, чтоб обо мне вспоминать перед смертью?..»
      Лермонтов рисует не схему образцовой добродетели, а живой человеческий характер. Он показывает не только высокие моральные качества Максима Максимыча, но и ограниченность его кругозора. Неспособный критически отнестись к установившимся общественным порядкам, он не может понять, почему Печорин и многие другие недовольны жизнью, скучают и мечутся. Максим Максимыч наивно спрашивает проезжего офицера:
      « — А все, чай, французы ввели моду скучать?
      — Нет, англичане.
      — А-га, вот что!.. — отвечал он, — да ведь они всегда были отъявленные пьяницы».
      Белинский отмечал, что штабс-капитан говорит «языком простым, грубым, но всегда живописным, всегда трогательным и потрясающим даже в самом комизме своем…». И в поступках Максима Максимыча, и в несложных суждениях его о жизни, а в речи проявляется своеобразная цельность его характера.
      Для речи Максима Максимыча характерна разговорная лексика: «Наделал он мне хлопот, не тем будь помянут»; «Как начнет рассказывать, так животики надорвешь со смеха». Сравнения, к которым прибегает штабс-капитан, близки к народной разговорной речи: Бэла «дрожала как лист», Печорин «сделался
      бледен как полотно». Герой тесно связан с народом, мыслит и говорит так, как говорят простые русские люди.
      Максим Максимыч противопоставлен Печорину. Штабс-капитан живет для других, Печорин — только для себя. Один инстинктивно тянется к людям, другой замкнут в себе,, безразличен к судьбе окружающих. Не удивительно, что дружба их обрывается драматически. Вспомним последнюю встречу Максима Максимыча с Печориным. «Водь сейчас прибежит!..» — гордо заявляет штабс-капитаи, узиав от лакея, что Печорин находится в городе. Лермонтов показывает, как волнуется добрый старик, терпеливо поджидая у ворот человека, который принес ему когда-то немало тревог и огорчений. Максим Максимыч отказывается от чая, не спит ночь, забывает о служебных обязанностях: на другой день, боясь не застать Печорипа на станции, он бежит от коменданта что есть мочи. «Он едва мог дышать, пот градом катился с лица его, мокрые клочки седых волос, вырвавшись из-под шапки, приклеились ко лбу его; колена его дрожали…» А Печорин? Не прибеги Максим Максимыч вовремя, он уехал бы, не вспомнив о добром штабс-капитане.
      Поступки героев, интонация всего повествования не оставляют сомнения в том, что Лермонтов сочувствует Максиму Макси-мычу. Но одновременно здесь раскрывается и трагедия Печорина: при всем сочувствии к Максиму Максимычу мы понимаем, что он и Печорин — люди разных миров. Жестокость Печорина по отношению к старику — это внешнее проявление его характера, а под этим внешним кроется горькая обреченность на одиночество.
      Здесь, как и в сценах столкновения с горцами и контрабандистами, автор осуждает индивидуализм Печорина, не считающегося с тем, как его поведение отразится на людях, которые встречаются на его пути.
      Но откуда же этот безграничный эгоизм? Откуда скука, преследующая Печорина повсюду, преждевременная душевная усталость и, как следствие, глубокое разочарование в жизни? Что это — временное и потому преходящее состояние духа или неизлечимый нравственный недуг, от которого нет спасения? На эти и другие вопросы мы находим ответ во второй части романа («Княжна Мери», «Фаталист»), написанной в форме дневника («журнала») Печорина, в котором он «беспощадно выставлял наружу собственные слабости и пороки».
      Печорин и "водяное общество". Социальная и психологическая мотивировка противоречивых поступков Печорина отчетливо выступает в повести «Княжна Мери». Здесь мы видим Печорина в кругу офицеров и дворян. «Водяное общество» — та социальная среда, к которой принадлежит герой.
      Чем же заняты люди, собравшиеся у минеральных источников Пятигорска? Пожилые дамы днем совершают прогулки, а веча?
      рами принимают в гостиных «избранных», штатских и военных. Провинциальные помещики присматривают женихов для своих дочек. Молодые люди «пьют — однако не воду, гуляют мало… Они играют и жалуются на скуку. Они франты…».
      Франты часто собираются в гостиной Лиговской, обмениваются любезностями, рассказывают смешные истории из жизни «водяного общества». Внешне эти люди выглядят прилично. Но под личиной порядочности кипит зависть, бушуют мелкие страстишки, зреют низкие интриги. «Толстая дама» устроила на балу неприятность Мери только потому, что та случайно толкнула ее. Грушницкий и драгунский капитан вынашивают низкий замысел против Печорина, чуть не сделавшегося «посмешищем этих дураков».
      «Водяное общество» не является чем-то необычным. В гостиных Петербурга жизнь катится по той же колее, что и на Кавказе. Грушницкий восторгается Лиговскими: «Помилуй, самый приятный дом на водах! Все здешнее лучшее общество!..» — «Мой друг, мне и нездешнее надоело», — отвечает ему Печорин, недавно высланный из Петербурга.
      Печорин скучает в обществе мелких завистников, ничтожных интриганов, лишенных благородных стремлений и элементарной порядочности. В его душе зреет отвращение к этим людям, среди которых он вынужден жить.
      Подобно грибоедовскому Чацкому, он зло смеется над умственным убожеством своих знакомых. «Желчь моя взволновалась, — рассказывает Печорин. — Я начал шутя — и кончил искренней злостью…» Какое впечатление производят его речи на окружающих, можно представить, вдумавшись в реплику Мери. «Вы опасный человек, — говорит она, — я бы лучше желала попасться в лесу под нож убийцы, чем вам на язычок…» Естественно, что у Печорина больше врагов, нежели приятелей.
      Печорин и Вернер. Из пестрой толпы «водяного общества» Печорин выделяет доктора Вернера. Опи «часто сходились вместе и толковали вдвоем об отвлеченных предметах очень серьезно…». Что же сближает этих людей?
      Печорин и Вернер — скептики. Опи ничего не принимают на веру, все подвергают сомнению. Доктор убежден только в том, что «в одно прекрасное утро» умрет. У Печорина, «кроме этого, есть еще убеждение, — именно то, что… в один прегадкий вечер имел несчастье родиться». Опи не удовлетворены жизнью, оба критически относятся к самодовольным, ограниченным франтам, принимающим «академические позы». У Вернера «злой язык», отмечает Печорин, «под вывескою его эпиграммы не один добряк прослыл пошлым дураком…». Печорин и доктор, обреченные судьбой на бездействие и потому страдающие, как люди умные, не афишируют своего разочарования.
      Доктор Вернер, поставленный рядом с Печориным, нужен автору для того, чтобы показать разочарованность как явление типичное, как болезнь века, захватившую различные социальные прослойки русского общества. Вернер — разночинец. Печорин — дворянин. Но они единодушны в отрицании уклада жизни дворянского общества.
      Однако в поведении этих героев имеется существенное различие. В 30-е годы разночинцы еще не были той общественной силой, какой они стали спустя двадцать лет. Разночинец Вернер не вступает в открытый конфликт с дворянским обществом. Он пассивен. Его протест ограничивается едкими насмешками исподтишка, Бездейственность доктора оттеняет активность Печорина, для которого жить — значит бороться. Поэтому он «любит» своих врагов, «хотя не по-христиански». «Они меня забавляют, волнуют мне кровь, — признается Печорин. — Быть всегда настороже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерения, разрушать заговоры, притворяться обманутым, и вдруг одним толчком опрокинуть все огромное и многотрудное здание из хитростей и замыслов, — вот что я называю жизнью».
      Каковы цели и результаты этой борьбы, об этом мы скажем позднее. А пока мы говорим о неиссякаемой энергии Печорина* Непреклонность его воли, жажда борьбы раскрываются в конфликте с Грушницким.
      Печорин и Грушницкий. Чтобы ярче показать благородные чувства и стремления Чацкого, Грибоедов поставил рядом с ним подхалима Молчалина, Лермонтов страдающему Печорину противопоставил Грушницкого, который носит маску разочарованности, постоянно драпируется «в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания». Занятый только собой, он заботится о том, чтобы «сделаться героем романа», казаться не тем, что он есть в действительности.
      В обществе Мери он разыгрывает роль разжалованного в солдаты, гонимого обществом и судьбой страдальца, для чего носит, «по особенному роду франтовства, толстую солдатскую шинель… закидывает голову назад, когда говорит, и поминутно крутит усы левой рукой, ибо правою опирается на костыль. Говорит он скоро и вычурно».
      А вот как выглядит этот «романтический» герой во время прогулки с княжной Мери: «Грушницкий сверх солдатской шинели повесил шашку и пару пистолетов; он был довольно смешоп в этом геройском облачении». Он не менее смешон и тогда, когда является к Печорину «в полном сиянии армейского пехотного мундира… Эполеты неимоверной величины были загнуты кверху, в виде крылышек амура; сапоги его скрипели; в левой руке держал он коричневые лайковые перчатки и фуражку, а правою взбивал ежеминутно в мелкие кудри завитой хохол; самодоволь-
      ствие и вместе некоторая неуверенность изображались на его лице».
      Пустота внутреннего мира Грушницкого не только наложила отпечаток на его внешность, но и отразилась в речи. Герой произносит громкие фразы, за внешней эффектностью которых проглядывает ничтожность его заветных стремлений. До знакомства с Литовскими Грушницкий внешне пренебрежительно относился к родовитому дворянству. «Признаюсь, я не желаю с ними познакомиться; эта гордая знать смотрит на нас, армейцев, как на диких. И какое им дело, есть ли ум под нумерованной фуражкой и сердце под толстой шинелью?» Он, по его собственным словам, готов носить «толстую шинель» всю жизнь (но недаром Печорин, постигший характер Грушницкого, иронически замечает: «Бедная шинель!»). Познакомившись с Литовскими, Грушницкий с нетерпением ждет производства в офицеры, забыв о солдатской шинели: «О, эполеты, эполеты! ваши звездочки, путеводительные звездочки…» Печорин тонко подмечает, что у «Грушницкого страсть была декламировать: он закидывал вас словами».
      Во внешнем облике Грушницкого, в его речи, поступках раскрывается ничтожность его натуры, самовлюбленность и эгоизм. По словам Белинского, этот человек представляет собсй пример «мелочного самолюбия и слабости характера: отсюда все его поступки…». Скучающий Печорин от нечего делать играет на самолюбии приятеля, зная наперед, что одному из них «несдобровать».
      Когда затронуто самолюбие, Грушницкий забывает о чести и порядочности. Ссора и дуэль с Печориным — лучшее тому доказательство. В мелкой душе Грушницкого не вспыхнула искра великодушия — он готов выстрелить в безоружного человека, Грушницкий бесчестен. Вот почему все наши симпатии на стороне Печорина, несмотря на трагическую развязку дуэли. Ведь человек со слабым характером мог бы стать посмешищем или жертвой Грушницкого и его шайки.
      Печорин одинок среди людей, которые «на все случаи жизни имеют готовые пышные фразы», которые в молодости разыгрывают роль разочарованных, а под старость «делаются либо мирными помещиками, либо пьяницами, — иногда тем и другим». Вот почему автор отчасти оправдывает ту жестокость, какую проявляет Печорин в борьбе с Грушницким. Однако Лермонтов решительно осуждает своего героя тогда, когда жертвами его эгоизма и жестокости становятся люди, достойные уважения и любви.
      Печорин и княжна Мери. Почему Печорин поступает жестоко с княжной Мери? На первый взгляд это кажется странным Но присмотримся внимательнее к тому, как Лермонтов изображает княжну Литовскую, кратко проследим взаимоотношения ее с Печориным.
      Мери обаятельна. Недаром светская молодежь толпится в гостиной Лиговских. Печорин сразу же выделяет княжну из толпы светских красавиц. «Эта княжна Мери прехорошенькая… У нее такие бархатные глаза… Нижние и верхние ресницы так длинны, что лучи солнца не отражаются в ее зрачках. Я люблю эти глаза без блеска, они так мягки,, они будто бы тебя гладят». Мери скромна, добра и умна. «Она шутила очень мило, — рассказывает Печорин, — ее разговор был остер, без притязания на остроту, жив и свободен, ее замечания иногда глубоки…» Мери благородна в своих поступках и чувствах, в ней «нет ничего такого, что бы исключало уважение».
      Но Лермонтов рисует Мери не как «простую деву» с ее естественными, человеческими мечтами и чувствами, но и как аристократку, девушку Из высшего светского общества. В ее чувствах и поступках проявляются родовые признаки воспитавшей ее аристократической среды. Княжна самолюбива, горда, порой заносчива. Она окружает себя «блестящими» поклонниками (разумеется, с позволения и поощрения матери), хотя «смотрит на них с некоторым презрением», как замечает доктор Вернер.
      Мери приятно, что ее маменьку всегда сопровождает толпа избранных людей «водяного общества». Естественно, что Печорин, не изъявивший желания познакомиться с Лиговскими, вначале производит на княжну неприятное впечатление. Меяеду самолюбивой девушкой-аристократкой и скучающим офицером начинается скрытая упорная борьба. Обиженная Мери не чужда светской интриги. «Княжна хочет проповедовать против меня ополчение, — шутит Печорин: — я даже заметил, что уж два адъютанта при ней со мною очень сухо кланяются…» Умный Печорин, в совершенстве постигший законы жизни аристократических кругов, понимает, что поклонники Мери могут сыграть с ним злую шутку. Мятежный, скучающий, он охотно идет навстречу приключениям. «Явно судьба заботится об том, чтоб мне не было скучно!» — восклицает Печорин. Если в существующих жизненных условиях нет подлинной деятельности, то пусть будет суррогат ее. Это все же лучше, чем полный застой мыслей и отсутствие возможностей для проявления воли. Само светское общество втягивает Печорина в круговорот развертывающихся событий, в сеть тонких интриг. «Я вас отгадал, милая княжна, берегитесь!., если вы мне объявите войну, то я буду беспощаден», — заключает он.
      В тайной светской войне победили мужество и воля Печорина. Его могучий характер произвел неотразимое впечатление на юную Мери, которая не столько поняла, сколько почувствовала, что Печорин привлекателен даже в своих пороках. Какими жалкими показались ей в обществе Печорина ее поклонники («блестящие» трусливые адъютанты) во главе с Грушницким! «Они все прескучные», — признается княжна Печорину.
      Забыв об аристократической гордости, Мери потянулась к сильной личности. Очарованная силой духа Печорина, она по-
      любила его, но не поняла его мятежной, противоречивой души. Она подходит к нему с той нравственной меркой, которую дало ей светское общество, не зная, что жизнь этого человека «протекала в борьбе с собой и светом». Где же понять светской барышне, что Печорин недоволен устоями именно светского общества! Отрицая веками сложившийся образ жизни, он отвергает и ее, воспитанную средой, которая ему чужда, враждебна. А Мери наивно думает, что Печорин не делает ей решительного признания из боязни получить отказ со стороны ее матери. «Говорите правду,-умоляет бедняжка своего мучителя. — Видите ли, я много думала, стараясь объяснить, оправдать ваше поведение; может быть, вы боитесь препятствий со стороны моих родных… это ничего; когда они узнают… (ее голос задрожал), я их упрошу». Бедная Мери! Какой страшный удар получила она в ответ на свое сердечное признание! «Я вас не люблю», — холодно произносит Печорин.
      Лермонтов мастерски раскрывает душевное смятение княжны. «Она сидела неподвижно, опустив голову на грудь; перед нею на столике была раскрыта книга, но глаза ее, неподвижные и полные неизъяснимой грусти, казалось, в сотый раз пробегали одну я ту же страницу, тогда как мысли ее были далеко…» Грустные глаза, поникшая головка, скрещенные на коленях руки — все красноречиво говорит о невыразимых душевных муках, о нравственном страдании девушки.
      Тот же прием автор применяет в описании трагической сцены прощания Печорина с МерН. Здесь нет ни упреков, ни истерических рыданий, и тем не менее драма молодой души передана с потрясающей силой.
      Чистосердечное признание Мери ускорило ее разрыв с Печориным, который больше всего на свете боится потерять свою независимость. «Надо мною слово «жениться» имеет какую-то волшебную власть: как бы страстно я ни любил женщину, если она мне даст только почувствовать, что я должен на ней жениться, — прости любовь! Мое сердце превращается в камень, и ничто его не разогреет снова. Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту… но свободы моей не продам» — так мыслит Печорин.
      Разумеется, Печорин восстает только против того семейного уклада, который сложился в светском обществе. Сопровождать жену на бал, занимать гостей в своем салоне пустым разговором, слушать утонченную клевету и сплетни света — все это тяжело для человека, который ищет более серьезных занятий. Тихое семейное счастье, как его понимают светские барышни, — удел Грушницких, но отнюдь не Печориных, бунтарей и отщепенцев, ищущих применения своим недюжинным умственным силам и способностям. «Нет! Я бы не ужился с этой долею, — заключает Печорин. — Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце».
      В истории с Мери, как и в других драматических эпизодах романа, Печорин выступает одновременно и жестоким мучителем, и глубоко страдающим человеком. Ему свойственны живые порывы сердца и подлинная человечность. Вспомним последнюю его встречу с княжной. Вид измученной Мери вызывает в нем острое чувство сострадания. «Это становилось невыносимо: еще минута, и я бы упал к ногам ее», — признается Печорин.
      "Фаталист". В первых четырех повестях романа раскрыта обусловленность характера главного героя социальной средой. Весь нравственный облик Печорина сложился под влиянием жизненных обстоятельств. В повести «Фаталист», идейно замыкающей роман, поставлен и решен художественными средствами вопрос о том, может ли критически мыслящий человек проявить свою волю и бороться с пороками общества, к которому сам принадлежит.
      Если принять точку зрения фаталистов, утверждающих, что миром правит неведомая и неотвратимая сила (рок, судьба, фатум), то борьба невозможна и потому бессмысленна. Но существует ли фатум?
      Два первых эпизода повести «Фаталист» не оставляют сомнения в том, что предопределение (рок, фатум) существует. По словам Печорина, «доказательство было разительно»: Вулич погиб, «уж так у него на роду было написано…». Но вот Печорин «подобно Вуличу… вздумал испытывать судьбу». Выйдя победителем из смертельной схватки с преступником, он усомнился в существовании предопределения, ибо остался жив не по воле рока. Его спасли от неминуемой, казалось бы, гибели хладнокровный рассудок, строгий расчет и храбрость.
      Печорин любит сомневаться во всем. Поэтому он воздерживается от прямолинейного суждения о том, существует ли предопределение или нет. Однако из всех событий, изображенных в повести, герой делает далеко идущие выводы: при любых обстоятельствах, несмотря ни на что, нужно действовать, проявлять свою волю и решимость: «Что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает».
      Волевая натура Печорина влечет его к деятельности, к борьбе. Но герой нравственно не готов еще к тому, чтобы восстать против действительности, против веками складывавшихся устоев светского общества. Лермонтов показывает, что его герой ведет ожесточенную борьбу с отдельными лицами, встречающимися на его пути. Эта борьба в основе своей мелочна, бесцельна и бесперспективна. Когда Печорин «со строгостью судьи и гражданина» оценивает свои поступки, лишенные глубокого смысла, то сам приходит к печальному выводу: «В этой напрасной борьбе я истощил и жар души, и постоянство воли, необходимое для действительной жизни». Еще более горькое и беспощадное признание содержится в записи, сделанной им перед дуэлью с Групхннцким: «Зачем я жил? для какой цели я родился?.. А верно, она существовала, и, верно, было мне назначенье высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные; но я не угадал этого назначенья, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил павеки пыл благородных стремлений, лучший цвет жизни…»
      Под «благородными стремлениями» в 30-е годы лучшие люди понимали служение обществу. Потому-то Печорин так беспощадно бичует себя, что, презирая своих современников за мелочность их существования, и сам не служит высоким целям, увлекается «приманками страстей пустых и неблагодарных». Бесцельность существования, духовная опустошенность приводят к тому, что он становится «лишним человеком» в обществе.
      Отношение Лермонтова к Печорину. Как мы уже знаем, образ одинокого разочарованного человека, враждующего с обществом, проходит через все творчество Лермонтова. В лирике и в ранних поэмах этот образ дан в романтической манере, впе социальной среды и реального быта. В «Герое нашего времени» проблема сильной личности, не знающей покоя и не находящей применения своим силам, решена реалистическими средствами письма.
      В романтических произведениях обычно причины разочарования героя не раскрывались. Герой носил в своей душе «роковые тайны». Нередко разочарование человека объяснялось столкновением его мечты с действительностью. Так, Мцыри мечтает о вольной жизни на родине, но вынужден томиться в мрачном монастыре, напоминающем тюрьму.
      Вслед за Пушкиным, давшим образы реалистических художественных произведений, Лермонтов показывает, что на характер человека влияют социальные условия, среда, в которой он живет. Не случайно Лермонтов изображает «водяное общество» Пятигорска и заставляет Печорина вспоминать о жизни петербургских великосветских салонов. Печорин не родился нравственным калекой. Природа дала ему и глубокий, острый ум, и отзывчивое сердце, и твердую волю. Он способен к благородным порывам и гуманным поступкам.
      После трагической гибели Бэлы «Печорин был долго нездоров, исхудал». В истории ссоры с Грушницким особенно рельефно выступают положительные качества его характера. Вот он случайно узнает о подлом замысле драгунского капитана. «Если б Грушницкий не согласился, я бросился б ему на шею», — признается Печорин. Перед дуэлью он снова первый выражает готовность примириться с противником. Больше того, он предоставляет «все выгоды» Грушницкому, в душе которого «могла проснуться искра великодушия, и тогда все устроилось бы к лучшему». Как
      мы уже говорили, Печорина живо тронули и нравственные мучения княжны Мери.
      Неподдельно чувство Печорина к Вере, которая одна поняла его «совершенно со всеми… мелкими слабостями, дурными страстями». Его очерствевшее сердце горячо и страстно откликается на душевные движения этой женщины. При одной мысли, что он может навеки потерять ее, Вера стала для него «дороже всего на свете, дороже жизни, чести, счастья». Как безумный, мчится он на взмыленной лошади за уехавшей Верой. Когда загнанный конь «грянул о землю», Печорин, не дрогнувший под дулом пистолета, «упал на мокрую траву и, как ребенок, заплакал».
      «Душа Печорина не каменистая почва, но засохшая от зноя пламенной жизни земля: пусть взрыхлит ее страдание и оросит благодатный дождь, — и она произрастит из себя пышные, роскошные цветы небесной любви» (Белинский).
      Да, лермонтовскому герою не чужды глубокие человеческие привязанности. Однако во всех жизненных столкновениях хорошие, благородные порывы в кованом счете уступают место жестокости. «С тех пор, как я живу и действую, — рассуждает Печорин, — судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм, как будто без меня никто не мог бы ни умереть, ни прийти в отчаяние. Я был необходимое лицо пятого акта: невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя».
      Печорин руководствуется лишь личными желаниями и стремлениями, нимало не считаясь с интересами окружающих его людей. «Первое мое удовольствие — подчинять моей воле все, что меня окружает», — говорит он. У Печорина слово не расходится с делом. Он действительно играет «роль топора в руках судьбы». Погублена Бэла, обижен добрый Максим Максимыч, нарушен покой «мирных» контрабандистов, убит Грушницкий, разбита жизнь Мери!
      Кто же виноват в том, что прекрасные задатки Печорина погибли? Почему он стал нравственным калекой? На этот вопрос Лермонтов отвечает всем ходом повествования. Виновато общество, виноваты социальные условия, в которых воспитывался и жил герой. «Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом, — говорит он, — лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца; они там и умерли».
      «В первой моей молодости… — рассказывает Печорин Максиму Максимычу, — я стал наслаждаться бешено всеми удовольствиями, которые можно достать за деньги, и, разумеется, удовольствия эти мне опротивели». Войдя в большой свет, он влюблялся в красавиц, но его сердце «оставалось пусто»; занялся науками, но скоро понял, что «ни слава, ни счастье от них не зависят нисколько, потому что самые счастливые люди — невежды, а слава — удача, и, чтоб добиться ее, надо только быть ловким». «Тогда мне стало скучно», — признается Печорин и приходит к выводу: «… во мне душа испорчена светом». Одаренному человеку тяжко
      Глядеть на жизнь, как на обряд,
      И вслед за чинною толпою Идти, не разделяя с ней Ни общих мнений, ни страстей.
      Печорин не раз говорит о том, что в обществе, в котором он живет, нет ни бескорыстной шобви, ни истинной дружбы, ни справедливых, гуманных отношений между людьми, ни осмысленной общественной деятельности.
      Разочарованный, сомневающийся во всем, нравственно страдающий лермонтовский герой тянется к природе, которая успокаивает его, дает ему истинное эстетическое наслаждение.
      Пейзажные зарисовки в «Журнале Печорина» помогают попять сложный, мятежный характер главного героя романа. Они усиливают мотив одиночества, глубокой опустошенности Печорина и в то же время указывают на то, что в глубине его сознания живет, мечта о прекрасной жизни, достойной человека. Окинув пристальным взором горы, Печорин восклицает: «Весело жить в такой земле! Какое-то отрадное чувство разлито во всех моих жилах. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо сине, — чего бы, кажется, больше? — зачем туг страсти, желания, сожаления?» Глубоким лиризмом окрашено описание утра, в которое произошла дуэль Печорина с Грушницким. «Я помню, — вспоминает Печорин, — в этот раз, больше чем когда- либо прежде, я любил природу!»
      Лермонтов создал правдивый, типичный образ, в котором отразились существенные черты целого поколения. В предисловии к роману автор пишет, что Печорин — «это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии». Как и стихотворением «Дума», образом Печорина Лермонтов выносит приговор молодому поколению 30-х годов. «Полюбуйтесь, каковы герои нашего времепи!» — говорит оп всем содержанием книги. Они «пе способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного… счастья». Это и упрек лучшим людям эпохи, и призыв к гражданским подвигам.
      Лермонтов глубоко и всесторонне раскрыл внутренний мир своего героя, его психологию, обусловленную временем и средой, рассказал «историю души человеческой». «Герой нашего времени» — это социально-психологический роман.
      Критики и писатели о романе. «Герой нашего времени» вызвал ожесточенные споры. В оценке произведения столкнулись два направления русской общественной мысли: прогрессивное, возглавляемое Белинским, Герценом, а позднее Чернышевским и Добролюбовым, и реакционное — Шевырев, Булгарин и другие. Последние почувствовали, что Лермонтов своим романом поставил под сомнение разумность общественных порядков, которые обрекают мыслящих людей на бездействие. Как только появился в печати «Герой нашего времени», они поспешили заявить, что произведение нимало не отражает русскую жизнь, что обрдз. Печорина создан под влиянием иностранных безнравственных романов. Реакционная печать писала о том, что автор клевещет на «целое поколение людей, выдавая чудовище, а не человека за представителя этого поколения».
      Белинский первый решительно отверг эти вздорные утверждения и разъяснил читателям глубокий смысл романа Лермонтова. Критик увидел в «Герое нашего времени» превосходное, правдивое, реалистическое произведение, в котором нашли отражение общественные проблемы, волновавшие лучших людей того времени. Цитируя Пушкина, Белинский писал: «Это один из тех романов,
      В которых отразился век,
      И современный человек Изображен довольно верно…»
      В предисловии к «Герою нашего времени» достойную отповедь реакционным критикам дал сам Лермонтов. «Отчего же вы не веруете в действительность Печорина?.. — спрашивал автор. — Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?»
      Высоко оценил труд Лермонтова его великий современник — Гоголь. «Никто еще не писал у нас такою правильною, прекрасною и благоуханною прозою. Тут видно больше углубления в действительность жизни — готовился будущий великий живописец русского быта». Гоголь, как и Белинский, обратил внимание на то, что творчество Лермонтова нельзя отрывать от действительности, от русской почвы.
      В 60-е годы Чернышевский и Добролюбов рассматривали роман Лермонтова как связующее звено между творчеством Пушкина, основоположника реалистической литературы, и последующих писателей, творчество которых достигло расцвета в середине XIX века. Анализируя ранние произведения Л. Толстого, Чернышевский обратил внимание читателей на то, что писателя интересует «сам психический процесс, его форма, его законы, диалектика души… Из других замечательнейших наших поэтов болео развита эта сторона психологического анализа у Лермонтова».
      Лермонтовским приемам раскрытия «диалектики души» героя учились Тургенев, Толстой, Достоевский и другие великие писатели. Л. Толстой говорил: будь жив Лермонтов, «не нужны были бы ни я, ни Достоевский». Толстой, разумеется, сознательно умалял значение своего творчества, чтобы тем самым подчеркнуть величайшую роль Лермонтова в развитии русской литературы в целом и реалистического, социально-психологического романа в особенности.
      Прогрессивные критики и писатели восторгались языком «Героя нашего времени», указывали на то, что Лермонтов внес неоценимый вклад в развитие литературного русского языка. Мы познакомились с высказыванием Гоголя о «благоуханной» прозе
      Лермонтова. Не менее восторженный отзыв оставил писатель Д. В. Григорович: «Возьмите повесть Лермонтова «Тамань», в ней не найдешь слова, которое можно было бы выбросить или вставить; вся она от начала до конца звучит одним гармоническим аккордом: какой чудесный язык!» Превосходный знаток русского языка, А. П. Чехов признавался: «Я не знаю языка лучше, чем у Лермонтова».
     
      1. Какая проблема поставлена в романе «Герой нашего времени» и какова ее идейная связь с «Евгением Онегиным» Пушкина? 2. Каковы основные особенности композиции и сюжета романа Лермонтова? 3. Какова роль персонажей романа в раскрытии характера Печорина?!. В чем трагедия Печорина? 5. Какой смысл вкладывает автор в название своего произведения и как относится к главному герою? 6. Как в речи героев проявляются их характеры? 7. Какова идейная связь романа со стихотворением «Дума»? 8. Как проявляются принципы романтизма и реализма в изображении героев романа? 9. Почему мы называем произведение Лермонтова социально-психологическим романом? 10. Что пишет Белинский в статье «Герой нашего времени» о Печорине? В чем видит Белинский сходство и различие между Печориным и Онегиным?
      Рекомендуемые книги
      Белинский В. Г. «Герой нашего времени»; Виноградов И. Предисловие к «Герою нашего времени» Лермонтова. М., 1974 (серия «Народная библиотека»); Ломуиов К, О жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова. — В кн.: Лермонтов М. Ю. Стихотворения. «Герой нашего времени». М., 1972
     
     
      НИКОЛАИ ВАСИЛЬЕВИЧ ГОГОЛЬ
      1809 — 1862
     
      ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО
      В один из морозных декабрьских вечеров 1828 года к Петербургу приближался почтовый дилижанс. Среди пассажиров были два молодых человека: Гоголь и его товарищ по лицею Данилевский. Юные друзья, только что окончившие Нежинскую гимназию высших наук, ехали в столицу, в центр передовой русской науки и культуры, с горячим желанием послужить обществу, народу, отечеству. Они не знали еще, что тысячи молодых мечтателей из далеких, захолустных городков России тянулись в Петербург с такими же надеждами, но бесследно растворялись в чиновничьей мелкоте и бесславно проводили долгие годы за канцелярским столом. Только часть из них становились учеными, писателями, художниками, музыкантами, общественными деятелями.
      Приезд в столицу — переломный момент в жизни Гоголя. Безмятежное детство и мечтательная юность остались позади, а впереди ждали материальные лишения, самоотверженный, изнурительный труд и громкая слава гениального русского писателя.
      Детство и юность. Гоголь вырос в захолустной стороне. Васильевна, небольшое имение Гоголей-Яновских, находилась в Миргородском уезде Полтавской губернии. Родители, мелкопоместные дворяне, не имели средств, чтобы дать сыну разностороннее домашнее образование. У будущего писателя не было ни гуверне-ров-иностранцев, ни образованных русских учителей. Всем наукам мальчика обучал семинарист, который не «докучал моралью строгой» своему воспитаннику, предоставлял ему полную свободу.
      В 1821 году Гоголя определили в Гимназию высших наук, только что открывшуюся в городе Нежине. Застенчивый и скрытный от природы, мальчик долгое время держался в стороне о г гимназистов, которые высмеивали «мужицкие» привычки «грубоватого хуторянина».
      «Он искал сближения лишь с людьми, себе равными, например со своим «дядькою», прислугою вообще и с базарными торговцами на рынке Нежина в особенности, — вспоминал товарищ Гоголя по гимназии.
      Это сближение его с людьми простыми, не претендующими на изящество манер, изысканность речи и на выбор предмета беседы, очевидно, давало ему своего рода наслаждение в жизни, удовлетворяло его эстетические потребности и вызывало в нем поэтическое настроение. Так, по крайней мере, мы это замечали потому, что он после каждого такого нового знакомства где-либо подолгу запирался в своей комнате и заносил на бумагу свои впечатления».
      Гоголь много и напряженно занимался. В письмо к родным он сообщал, что работает «целый день с утра до вечера, ни одна праздная минута не прерывает глубоких занятий».
      Нежинская гимназия — одно из лучших учебных заведений того времени. Многие преподаватели следили за достижениями современной им науки и давали гимназистам основательные знания. Общим любимцем был профессор Белоусов, ученик и последователь знаменитого Куницына, воспетого Пушкиным. Белоусов читал курс юридических наук. В своих лекциях профессор развивал прогрессивные взгляды, близкие идеям Радищева и декабристов. Недаром его обвинили в вольподумстве. Гоголь, допрошенный членами следственной комиссии, дал показания в пользу Белоусова, умолчав о том, что профессор в своих лекциях порицал социальное неравенство и не раз намекал на необходимость уничтожения самодержавия. .
      -Среди преподавателей гимназии были и тупые, реакционно настроенные люди. Число их увеличилось после отставки профессора Белоусова и тех, кто поддерживал его. Гоголь называл этих преподавателей школярами и бестиями.
      Гимназисты пополняли свое образование усиленным чтением. Бедная казенная библиотека не удовлетворяла их духовные запросы. Возникла частная библиотека. Гимназисты сообща выписывали многие журналы и книги. В собирании библиотеки Гоголь принимал самое активное участие. Его любимыми писателями были Пушкин и поэты-декабристы. Он переписывал полюбившиеся произведения Пушкина. «Не знаю, что было бы со мною, — писал он матери, — ежели бы я еще не мог чувствовать от этого
      (от чтения) радости, я бы умер от тоски и скуки». Он то и дело просит родных прислать «несколько книжек на прочет».
      Не менее страстно Гоголь увлекался театром. Он был душой школьной труппы: выполнял обязанности режиссера, художника-декоратора, превосходно играл комические роли. По словам очевидца, «у него был громадный сценический талант и все данные для игры на сцене: мимика, гримировка, переменчивый голос и полнейшее перерождение в роли, какие он играл. Думается, что Гоголь затмил бы и знаменитых комиков-артистов, если бы вступил на сцену». «Гоголь был истинно неподражаем, особенно в комедии Фонвизина «Недоросль», в роли г-жи Простаковой», — вспоминал писатель Н. В. Кукольник, школьный товарищ Гоголя.
      К нежинскому периоду относятся первые литературные опыты Гоголя. Его ранние произведения, к сожалению, не сохранились. Можно предполагать, что это были яркие сатирические зарисовки быта и нравов Нежина. Одно из произведений называлось так: «Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан».
      На последнем курсе гимназии, готовясь к самостоятельной жизни, Гоголь «перебирал в уме все состояния, все должности в государстве и остановился на одном, на юстиции», как писал он родным. Юноша наивно верил, что если честно относиться к государственной службе, не допускать нарушения законов, то можно облегчить жизнь народа. «Неправосудие, величайшее в свете несчастие, более всего разрывало» его сердце. Гоголь «пламенел неугасимою ревностью сделать жизнь свою нужною для блага государства». Уезжая в Петербург, он сказал одной из своих знакомых: «Вы, конечно, или ничего обо мне не услышите, или услышите что-нибудь весьма хорошее».
     
      "Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал".
      Восторг, вызванный приездом в столицу, быстро сменился горьким разочарованием. «Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал», — сообщает Гоголь матери. Радужные надежды, юношеские иллюзии столкнулись с суровой действительностью.
      Гоголь мечтал о «светлой комнатке окнами на Неву», а вынужден был поселиться в мрачном доме на Гороховой улице, где ютились мелкие чиновники и мастеровые. Снять хорошую квартиру не позволяли весьма скудные средства. «Жить здесь не по-свински, то есть иметь раз в день щи да кашу, несравненно дороже, нежели предполагали», — сообщал Гоголь родным. В другом письме он сетовал на то, что «принужден отказаться от лучшего своего удовольствия — видеть театр».
      Гоголь затратил немало сил и времени, чтобы поступить на службу. Он обивал пороги различных департаментов и всюду получал отказ. Видные чиновники не желали разговаривать с юношей, у которого не было влиятельных покровителей. Чтобы иметь хоть какой-то заработок, Гоголь решил стать актером, но и здесь потерпел неудачу. Его экзаменовал инспектор императорских театров, убеждённый в том, что для актера необходимы «протяжное чтение стихов, декламация, дикие завывания я неизбежные всхлипывания, или, как тогда выражались, драматическая икота». Гоголь же читал просто, без «икоты», и не произвел должного впечатления на инспектора, поклонника ложноклассической школы. Он «сам почувствовал неуспех своего испытания и не явился за ответом», — вспоминал секретарь директора императорских театров.
      Только через год Гоголю удалось получить жалкое место переписчика бумаг с мизерным жалованьем. В удушающей атмосфере чиновничьей среды он убедился в иллюзорпости своей мечты о службе высокого государственного значения.
      Одаренный юноша не хотел всю жизнь тянуть чиновничью лямку, «не означив своего имени пи одним прекрасным делом».
      Первые худоя«ественные произведения. Гоголь тайно надеется на литературный труд. Еще в Нежине он написал романтическую поэму «Ганс Кюхельгартен». В 1829 году Гоголь публикует свое творение отдельным изданием под псевдонимом «В. Алов». Критики отозвались о поэме отрицательно. Автор «бросился со своим верным слугой Якимом по книжным лавкам, отобрал у книготорговцев экземпляры, нанял номер в гостинице и сжег все до одного», — рассказывает биограф писателя.
      В сумрачном, казенном Петербурге Гоголю, измученному мелочной борьбой за существование, терпящему неудачу за неудачей, вспоминалась родная солнечная Украина. Возник замысел «Вечеров на хуторе близ Диканьки» — книги, ь которой воплотилась его мечта о красивой, вольной жизни человека.
      Гоголь обращается к матери с просьбой подробно описать ему одежду крестьян, рассказать о свадебных обрядах, о различных духах «с их названиями и делами».
      В начале 1830 года в журнале «Отечественные записки» появилась повесть «Басаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала». Повесть была встречена хорошо критикой.
      Но Гоголь недолго сотрудничал в «Отечественных записках». Издатель журнала примыкал к реакционному лагерю, вместе с Булгариным и Гречем нападал на Пушкина и его друзей. Уже в начале творческого пути Гоголь смотрел на труд писателя как на подвиг во имя обшества, народа, поэтому не мог остаться в лагере реакционных журналистов. Порвав с «Отечественными записками», он вновь оказался без средств к существованию. «Зато какая теперь тишина в моем сердце! Какая неуклонная твердость и мужество в душе моей!» — писал Гоголь.
      В кругу друзей Пушкина. Сотрудничая в «Отечественных записках», начинающий писатель познакомился с А. А. Дельвигом, поэтом, издателем «Литературной газеты» и альманаха «Северные цветы», а затем с В. А. Жуковским и П. А. Плетневым. Это были друзья Пушкина. Позднее, будучи уже прославленным литератором, Гоголь писал Жуковскому: «Вот уже скоро двадцать лет с тех пор, как я, едва вступивший в свет юноша, пришёл в первый раз к тебе, уже совершившему полдороги на этом поприще… Ты подал мне руку и так исполнился желанием помочь будущему сподвижнику! Как был благосклонно-любовен твой взор!.. Что нас свело, неравных годами? Искусство. Мы почувствовали родство, сильнейшее обыкновенного родства. Отчего? Оттого, что чувствовали оба святыню искусства». Жуковский и Плетнев помогли Г оголю получить место преподавателя истории в одном из учебных заведений. «Вместо часов в неделю я занимаюсь теперь 6, между тем как жалованье даже немного более…» — сообщал Гоголь матери. Располагая свободным временем, он завершает «Вечера на хуторе близ Диканьки».
      Весной 1831 года сбылась заветная мечта Гоголя: на вечера у Плетнева он познакомился с Пушкиным. «Все лето я прожил в Павловске и Царском Селе… — писал Гоголь своему другу А. С. Данилевскому. — Почти каждый вечер собирались мы: Жуковский, Пушкин и я. О, если бы ты знал, сколько прелестей вышло из-под пера сих мужей!» В это время Пушкин работал над сказками «О царе Салтаие», «О попе и о работнике его Балде», а Гоголь с упоением трудился над повестями из народной жизни.
     
      "Вечера на хуторе близ Дикппыш".
      Критики высоко оценили первую книгу Гоголя. Особенно дорог автору был отзыв Пушкина. «Сейчас прочел Вечера близ Диканьки, — писал великий поэт. — Они изумили меня. Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия!.. Все это так необыкновенно в нашей нынешпей литературе, что я доселе не образумился…»
      Необыкновенным в этой книге было то, что автор, повествуя о жизни крестьян, смотрел на мир их глазами. Веселые и страшные истории рассказаны пасечником Рудым Панько. Мудрый и лукавый хуторянин, прикидываясь простачком, посмеивается над высшим светом («высшим лакейством») и над «светской» литературой. С тонкой иронией рассказчик передает спор Ивана Григорьевича с паничем, который говорил «вычурно да хитро, как в печатных книжках». Истинная поэзия создается народом — вот та мысль, которую доказывает автор.
      Когда читаешь «Предисловие» к «Вечерам…», невольно вспоминается спор литераторов 20-х годов, вызванный появлением «Руслана и Людмилы». Один из критиков уподоблял поэму Пушкина «мужику с бородою», который ворвался в Московское благородное собрание и закричал: «Здорово, ребята!» «Неужели бы стали таким проказником любоваться?» — спрашивал критик. Невозможное стало возможным. Гоголь заставил читателей любоваться именно мужиком.
      Герои «Вечеров на хуторе близ Дикапьки» — веселые, сильные и бесстрашные парубки, красивые и гордые крестьянские девушки и грубоватые, но добрые их родители. Эти люди живут просто, естественно, красиво. В их мире добро торжествует над злом, любовь — над ненавистью, красивое — над безобразным.
      Ранний Гоголь — ромаптик. Как помним, романтиков увлекали фантастические сюжеты, экзотическая природа, сильные, яркие характеры людей, ведущих простой образ жизни, близких к природе. Романтики п/проко использовали устное народное творчество. Молодой Гоголь также опирается на народное творчество. Сюжеты его повестей сказочны: реальная действительность в иих причудливо переплетается с фантастическим вымыслом, наряду с людьми действуют мистические силы. Ведьмы и черти вмешиваются в жизнь героев, нередко служат им, способствуя устранению препятствий на пути людей к счастью.
      Похождения чертей, ведьм и колдунов вызывают не страх, а веселый смех. Вот как просто, обыденпо появляется на неба ведьма: «Зимняя, ясная ночь наступила. Глянули звезды. Месяц величаво поднялся на небо посветить добрым людям и всему миру. Тут через трубу одной хаты клубами повалился дым и прошел тучею по небу, и вместе с дымом поднялась ведьма верхом на помеле» («Ночь перед рождеством»).
      В целом «Вечера…» — жизнерадостная, светлая книга. Но в ней звучат и грустные потки. Откуда эта грусть? Гоголь-романтик хорошо знает, что светлый мир, нарисованный им, — это только сказка, красивая мечта народа, воплощенная художником слова в яркие образы, что реальная жизнь далеко не так прекрасна, как изображена она в его книге. В действительности талантливый народ угнетен, лишен самого доброго — свободы. Он видит своих врагов посрамленными только в мечте, в фантазии, но не в действительности. Вот почему в приподнятый тон «Вечеров…» врываются грустные ноты.
      В каждой повести Гоголь дает почувствовать, что над народом стоит темная и страшная сила власти. Он то и дело напоминает, что на свете существуют и сельский голова, и губернские стряпчие (чиновники) самых разных рангов, и грозный заседатель «с дьяйольски сплетенною плетью», от которого «ни одна ведьма на свете не ускользнет»: он «знает наперечет, сколько у каждой бабы свинья мечет поросенков и сколько в сундуке лежит полотна…» («Ночь перед рождеством»). Каждый из чиновников может простого человека «заковать в кандалы и наказать примерно. Пусть знают, что значит власть! От кого же и голова поставлен, как не от царя?» («Майская ночь, или Утопленница»).
      Вот каковы реальные условия жизни народа. Но в «Вечерах…» Гоголь говорит об этом глухо, намеками. Пока он творит поэтическую сказку, уводя читателя в мир прекрасной мечты и поэзии. Такой может быть и должна быть жизнь человека. А какова она в реальной действительности, в условиях самодержавно-крепостнического строя — Гоголь покажет в последующих своих произведениях.
      "Миргород** (1835). В течение двух лет (1833 — 1834) Гоголь создал цикл произведений, составивших два сборника — «Миргород» и «Арабески». К сборнику повестей .«Миргород» автор поставил подзаголовок: «Повести, служащие продолжением «Вечеров на хуторе близ Дикаиьки». Однако «Миргород» открывал собой новый этап в творчестве писателя. Из мира фантастики и возвышенной, светлой мечты он ведет читателей в мир реальной жизни.
      В «Миргороде» Гоголь выступил как ученик и последователь основоположника критического реализма Пушкина, который показал в своих художественных произведениях, что характер героя формируется под влиянием среды, социальных условий.
      Гоголь видел и понимал, что зло заложено в самом обществе, в крепостническом укладе русской жизни. Но он не призывал к насильственному изменению веками сложившихся несправедливых общественных порядков. Ему казалось, что его современники могут вести иной, более человечный образ жизни. А для этого надо показать, как они низко пали, и тем самым помочь им нравственно возродиться, найти в самих себе человека. Эту благороднейшую задачу и поставил перед собой автор «Миргорода».
      В гуманистических устремлениях Гоголя берет свое начало его бичующая сатира. Он зло и беспощадно смеялся над нравст-
      венными пороками своих современников и общества в целом. Умение писателя-сатирика выставлять напоказ пошлость пошлого человека ярко проявилось в произведениях, вошедших в сборник «Миргород». Рассмотрим «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».
      Описание усадеб, внешнего вида двух Иванов, их внутреннего мира дано в сатирическом плане. Герои предстают перед нами в самом жалком и отвратительном виде. Вот автор восхищается бекешей Ивана Ивановича (бекешей, а не человеком) и его домом, а затем делает вывод: «Прекрасный человек Иван Иванович!» Мы понимаем, как этого мало для того, чтобы быть хорошим человеком.
      «Прекрасный человек Иван Иванович! — снова восклицает автор. — Каждый воскресный день надевает он бекешу и идет в церковь… Когда же кончится служба, Иван Иванович никак не утерпит, чтоб не обойти всех нищих». Его побуждает к этому «природная доброта». Он спрашивает «самую искалеченную бабу»: «Чего ж ты пришла сюда?» — «А так, панычку, милостыни просить…» — «Гм! Что ж, тебе разве хочется хлеба?..» — «Как не хотеть! Голодна, как собака». — «Гм!., может, и мяса хочется?..» Когда же старуха протягивает руку, Иван Иванович спокойно произносит: «Ну, ступай же с богом… Чего ж ты стоишь? ведь я тебя не бью!»
      Вот какова «красота» души Ивана Ивановича! Теперь окончательно становится ясно, что Иван Иванович — ничтожный обыватель, что слова «прекрасный человек» Гоголь употребляет в переносном значении, в сатирическом плане: они не отвечают внутреннему содержанию героя.
      «Очень хороший также человек Иван Никифорович», — пишет автор. Слово «также» не оставляет сомнения в том, что Иван Никифорович, так же низок, как и его друг. Оба Ивана погрязли в мелочах, оба не живут, а прозябают.
      Герои мыслят и поступают одинаково. Да и не может быть иначе: «голова у Ивана Ивановича похожа на редьку хвостом вниз; голова Ивана Никифоровича — на редьку хвостом вверх». Не удивительно, что «два почтенные мужа, честь и украшение Миргорода, поссорились между собой! и за что? за вздор, за гусака». Долголетняя тяжба, мелочная и бессмысленная, стала целью существования обоих Иванов. «Скучно на этом свете, господа!» — так горестно завершает Гоголь свою повесть.
      Впервые в русской литературе так ярко и беспощадно была высмеяна ограниченность и пошлость, низость и тупость помещп-ков-обывателей. Смех Гоголя наполнен горечью. Белинский, анализируя сборник «Миргород», писал о правдивости повестей Гоголя: «И такова жизнь наша: сначала смешно, потом грустно». Белинский отметил как достоинство удивительную способность автора показывать «жизнь во всей ее паготе, во всем ее ужасающем безобразии». Юмор Гоголя, берущий свое начало в самой
      жизни, «не щадит ничтожества, не скрашивает его безобразия, ибо, пленяя изображением этого ничтожества, возбуждает к нему отвращение», — писал критик.
      Петербургские повести. Петербургские повести третий цикл произведений Гоголя, объединенных общим идейным замыслом. Через все повести проходит образ столицы Русского государства. Эта тема не являлась в 30-е годы чем-то новым и неожиданным.
      Петербург как символ могущества России и ее неувядаемой славы был воспет еще поэтами XVIII и первой половины XIX века.
      Как помним, в романе «Евгений Онегин» и в поэме «Медный всадник», Пушкин изобразил Петербург как город русской славы и одновременно как город социальных контрастов. Тема Петербурга, наметившаяся в творчестве Пушкина, была расширена и углублена Гоголем.
      «Невский проспект» — первая повесть цикла. Начинается она прославлением «всеобщей коммуникации Петербурга». Но улица как раз и отсутствует в описании Гоголя. Невский проспект привлекает его как «место, где показываются люди», где встречаются обитатели столицы, принадлежащие к различным социальным кругам. Здесь ежедневно «происходит главная выставка всех лучших произведений человека».
      На Невском проспекте ценится не человек, не его достоинства — ценятся перстни, сюртуки, башмачки, то есть вещи, по которым определяется положение человека в обществе. В этой пестрой толпе все призрачно, все ложно, обманчиво и продажно. Здесь нет. подлинной жизни, настоящей красоты. «О, не верьте этому Невскому проспекту!.. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!» Эта мысль развивается и в последующих повестях петербургского цикла.
      В столице живут роскошно и беззаботно люди привилегированных сословий, в чьих руках находятся власть и богатство. «Черт возьми!.. Все, что есть лучшего на свете, все достается или камер-юнкерам, или генералам» — так считает мелкий чиновник Поприщин, герой повести «Записки сумасшедшего».
      По справедливой мысли Гоголя, власть и деньги развращают людей, губят искусство. Художник-портретист Чертков («Портрет»), который способен был «выразить то, что еще не заметили другие», в погоне за золотом погубил свой талант.
      Повесть «Шинель» — лучшее произведение петербургского цикла, «одно из глубочайших созданий Гоголя» (Белинский). Образ мелкого чиновника-неудачника появился в русской литературе задолго до Гоголя (например, образ станционного смотрителя в одноименной повести Пушкина). В начале повести «Шинель» автор пишет, что над бедным человеком «натрунились и наост-рились вдоволь разные писатели, имеющие похвальное обыкно-
      венье налегать на тех, которые не могут кусаться». В отличие от литераторов, для которых забитый чиновник был часто предметом насмешек, Гоголь увидел в Акакии Акакиевиче Башмачкине страдающего человека, достойпого сочувствия и сожалепия. «Шинель» — это негодующий протест против тех общественных порядков, которые порабощают человека материально, духовно и морально.
      Акакий Акакиевич живет в страшной нищете. Чтобы сшить новую шинель, оп долгое время ограничивает себя во всем: вечерами не пьет чай и пе зажигает свечу, ходит осторожно, «почти на цыпочках», сохраняя подметки, «приучается голодать».
      До предела узок духовный мирок Башмачкина. Он запят только службой, которая состоит в переписывании бумаг. «Там, в этом переписывапье, ему виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир». Гоголь с теплым юмором пишет: «Мало сказать: он служил ревностно, нет, оп служил с любовью».
      Одинокий и забитый, Башмачкин утратил способность не только мыслить, но и сколько-нибудь связно говорить, «изъяснялся большею частью предлогами, паречиями и, пакопец, такими частицами, которые решительно не имеют никакого значения».
      Удивительно ли, что мечта о новой шинели стала делом всей личной жизни Акакия Акакиевича. Добротная шинель защитила бы его от петербургского холода, от насмешек сослуживцев и придала бы ему некоторую уверенность: ведь по одежке встречают, как говорит пословица.
      Башмачкин безмерпо забит и унижен. «В департаменте не оказывалось к нему никакого уважения», — пишет автор. Обидчики называли его старую шинель капотом, «сыпали на голову ему бумажки». Все сносил бедняк. Когда же насмешки переходили всякие границы, он тихо произносил: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете» — ив этих пропикающих словах звенели другие слова: «я брат твой», — поясняет автор.
      Если чиновники департамента, в котором служил Башмачкин, черствы, безразличны к судьбе своего собрата, то «значительное лицо», «его превосходительство» жесток и бесчеловечен. Чем выше поднимается чиновник по должности, тем быстрее становится бездушным бюрократом. Разговор с низшими всех «высокопревосходительств» состоит «почти из трех фраз: «Как вы смеете? Знаете ли вы, с кем говорите? Понимаете ли, кто стоит перед вами?» «Надлежащее распекание» было произнесено «одним значительным лицом» с такой силой, что бедного Башмачкина «вынесли почти без движения».
      «Значительное лицо» — обобщенный тип чиновника высшего ранга. Поэтому Гоголь не указывает ни департамент, ни должность, ни фамилию генерала. В любом департаменте есть своэ «значительное лицо», тупое и беспощадное.
      Трагическая судьба Акакия Акакиевича напоминает печальную судьбу «сущего мученика» Самсона Вырина. Преемственная связь гоголевской «Шинели» с пушкинским «Станционным смотрителем» проявляется в гуманистических чувствах, в горячей любви к «маленькому» человеку. Но Гоголь углубил общественный смысл темы о забитом чиновнике, широко представил социальную среду, бытовые условия, в которых живет герой. В «Шинели» прозвучал робкий протест против бесправия человека: бессловесный и покорный Акакий Акакиевич, умирая, в бреду «сквернохульничал» и «слова эти следовали непосредственно за словом «ваше превосходительство». В «фантастическом окончании» повести Башмачкин появляется в образе мстителя и сдирает «шинель с плеч «значительного лица».
      Петербургские повести, особенно «Шинель», всем своим содержанием говорили читателям того времени, что так, как живут Башмачкин, Поприщин и им подобные, жить нельзя, и вызывали протест против угнетения человека.
      Петербургские повести оказали огромное влияние на творчество русских писателей. Ф. М. Достоевский не без основания утверждал: «Мы все вышли из «Шинели» Гоголя». «Влияние Гоголя на русскую литературу было огромно, — отмечал Белинский. — Не только все молодые таланты бросились на указанный им путь, но и некоторые писатели, уже приобретшие известность, пошли по этому же пути, оставивши свой прежний. Отсюда появление школы, которую противники ее думали унизить названием натуральной».
     
      1. Какое значение придавал Гоголь общению с Пушкиным и его друзьями? 2. В чем проявился романтизм Гоголя в «Вечерах на хуторе близ Диканьки»? 3. Чем отличается по тематике и изображению характеров героев сборник «Миргород» от «Вечеров…»? 4. В чем заключается гуманистический пафос повести «Шинель»? 5. Какова идейная связь повести «Шинель» с произведением Пушкина «Станционный смотритель»? 6. Как надо понимать слова Достоевского: «Мы все вышли из «Шинели» Гоголя»?
      Рекомендуемые нннги
      Белинский В. Г. О русской повести и повестях г. Гоголя; Н. В. Гоголь в русской критике и в воспоминаниях современников. М., 1959; Сергиевский И. В. Н. В. Гоголь. Жизнь и творчество. М., 1956; Гиллельсон М. И., Мануйлов В. А., Степанов А. Н. Гоголь в Петербурге. Л., 1961; Машине кий С. Чемодан Адеркаса. М., 1968.
     
     
      На чужбине. "Пророку пет славы в отчизне". Б апреле 1836 года в Петербурге состоялось первое представление комедии Гоголя «Ревизор». Демократически настроенные критики приняли комедию восторженно.
      Нападки реакпионной критики Гоголь воспринял болезненно. «Грустно, когда видишь, в каком еще жалком состоянии находится у нас писатель, — жалуется он в письме к одному литератору. — Все против него, и нет никакой сколько-нибудь равносильной стороны за него». Гоголь не увидел и не понял того, что вся прогрессивная Россия была на его стороне, что травлю возглавляли разоблачаемые им высокопоставленные чиновники и крепостники.
      С выходом в свет «Ревизора» связано начало духовного кризиса Гоголя, трагическая развязка которого наступила в конце жизни. Потрясенный резкими отзывами о «Ревизоре», летом 1836 года писатель покинул Россию. «Еду за границу, — сообщал он друзьям, — там размыкаю ту тоску, которую наносят мне ежедневно мои соотечественники. Писатель современный, писатель комический, писатель нравов должен подальше быть от своей родины. Пророку нет славы в отчизне».
      Гоголь поселился в Италии, в Риме. Но все мысли его были обращены к горячо любимой родине. «Ни одной строки не мог посвятить я чуждому, — писал он. — Непреодолимою цепью прикован я к своему… И я ли после этого могу не любить своей отчизны?»
      В начале 1837 года до Гоголя дошла весть о гибели Пушкина. «Все наслаждение моей жизни, все мое высшее наслаждение исчезло вместе с ним, — писал ондругу трагически погибшего поэта. — …Боже! нынешний труд мой, внушенный им, его создание… я не в силах продолжать его. Несколько раз принимался я за перо — и перо падало из рук моих. Невыразимая тоска!» И все же Гоголь работал над «Мертвыми душами», ибо считал это произведение «священным завещанием» Пушкина.
     
      "МЕРТВЫЕ ДУШИ«
      "Огромно, велико мое творение, и не скоро конец его".
      В «Авторской исцоведи» Гоголь рассказал о том, с каким участием относился Пушкин к его творческой судьбе: «Он уже давно склонял меня приниматься за большое сочинение… он мне сказал: «Как с этой способностью угадывать человека и нескйлькими чертами выставлять его вдруг всего как живого, с этой способностью не приняться за большое сочинение. Это просто грех!»
      Пушкин отдал Гоголю «свой собственный сюжет, из которого он хотел сделать что-то вроде поэмы и которого, по словам его, он бы не отдал другому никому». Это был сюжет «Мертвых душ».
      Гоголь посвятил первому тому «Мертвых душ» шесть лет своей короткой жизни. Взыскательный художник переделывал написанное десятки раз. «Огромно, велико мое творение, и не скоро конец его», — сообщал он Жуковскому.
      Весной 1841 года поэма была переписана набело. Гоголю помогал находившийся в Риме критик П. В. Анненков. Однажды он сказал автору, что некоторые главы его произведения могут не напечатать. «Печать — пустяки, — отвечал уверенно Гоголь, — все будет в печати».
      "Удар для меня никак неожиданный". Осенью 1841 года Гоголь привез в Москву готовый к печати первый том «Мертвых душ». Как и предвидел Анненков, возникли цензурные затруднения. «Удар для меня никак неожиданный: запрещают всю рукопись», — сообщал Гоголь Плетневу.
      Председатель московского цензурного комитета восстал против названия поэмы: «Нет, этого я никогда не позволю: душа бывает бессмертна!» Недалекому чиновнику пояснили, что речь идет о ревизских мертвых душах. Председатель сурово ответил, что «этого и подавно нельзя позволить… это значит против крепостного права».
      Гоголь направил рукопись поэмы в Петербург. Друзья писателя, в том числе Белинский, помогли автору преодолеть сопротивление цепзуры. Гоголю пришлось внести существенные изменения в «Повесть о капитане Копейкине». В мае 1842 года «Мертвые души» вышли в свет.
      Сюжет и жанр "Мертвых душ". Все главные события, составляющие основу сюжета «Мертвых душ», протекают при непосредственном участии Павла Ивановича Чичикова. Завязка сюжета — приезд Чичикова в губернский город. Павел Иванович знакомится с городом, с видными чиновниками и с некоторыми помещиками. Через несколько дней он отправляется в путешествие: посещает усадьбы Манилова, Коробочки, Ноздрева, Срба-кевича, Плюшкина и приобретает у них «мертвые души».
      Казна проводила перепись крепостного населения один раз в 10 — 15 лет. Между переписями («ревизскими сказками») за помещиками числилось установленное количество ревизских душ (в переписи указывались только мужчины). Естественно, что крестьяне умирали, но по документам, официально, они считались живыми до следующей переписи. «Я полагаю приобресть мерт- вых, которые, впрочем, значились бы по ревизии как живые», — говорит Чичиков ошеломленному Манилову. За крепостных крестьян помещики ежегодно платили налог, в том числе и за умерших. «Послушайте, матушка, — разъясняет Чичиков Коробочке, — да вы рассудите только хорошенько: ведь вы разоряетесь. Платите за него (умершего) подать как за живого».
      Чичиков приобретает умерших крестьян затем, чтобы заложить их, как живых, в Опекунском совете1 и получить изрядную сумму денег.
      1 Опекунский совет — учреждение в царской России, которое занималось делами вдов, сирот и незаконнорожденных.
      Возвращение Чичикова в город и оформление купчей крепости — кульминация сюжета. Все поздравляют нового «херсонского помещика» с приобретением крепостных: «Павел Иванович! Ах, боже мой, Павел Иванович! Любезнейший Павел Иванович!.. Чичиков разом почувствовал себя в нескольких объятиях».
      Но торжество и всеобщее веселье уступают место растерянности, животному страху, когда Ноздрев и Коробочка раскрывают проделки «почтеннейшего Павла Ивановича». Наступает развязка: Чичиков поспешно, крадучись покидает город.
      Хотя Чичиков активно участвует во всех происходящих событиях, тем не менее сюжет произведения выходит за рамки истории его жизни, его личной судьбы. «Мертвые души» — это книга о России, а не о Чичикове. Так понимал автор свой великий замысел. «Если совершу это творение так, как нужно его совершить, — делился Гоголь своим замыслом с Жуковским, — то… какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем!»
      Выбранный автором сюжет давал ему «полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разнообразных характеров». В «Мертвых душах» огромное количество действующих лиц. Наглый приобретатель Чичиков, чиновники губернского города и столицы, помещики и крепостные крестьяне — все социальные слои крепостной России представлены в поэме. Да и сам автор выступает как действующее лицо: в лирических отступлениях он восторгается родиной, ее просторами, народом, его метким словом.
      Можно сказать, что собирательный образ родины — это и есть главный герой «Мертвых душ». Потому-то автор и определяет свое произведение как эпическую поэму, восходящую к ее классическим образцам. В Древней Греции поэмами назывались народные эпические произведения, в которых изображалась жизнь и борьба всего народа. Такой литературный жанр, как эпическая поэма, давал возможность Гоголю «озирать всю громадно-песу-щуюся жизнь», родину «во всей своей громаде».
      Композиция "Мертвых душ". Соотношение частей в «Мертвых душах» строго продумано и подчипено творческому замыслу.
      Первая глава поэмы является своеобразным вступлепием. Автор знакомит читателей с главными действующими лицами: с Чичиковым и его постоянными спутпиками — Петрушкой и Се-лифаном, с помещиками Маниловым, Ноздревым, Собакевичем. Здесь же дана зарисовка общества губернских чиповпиков. Главы со второй по шестую посвящены помещикам, олицетворяющим собой «благородное» сословие России, «хозяев жизни». В седьмой — десятой главах мастерски нарисовано губернское общество. Городские верхи, мелкие чиновники, дамы «просто приятные» и «приятные во всех отношениях» пестрой толпой проходят перед мысленным взором читателя. В одиннадцатой главе дана биография Чичикова, нечистоплотного дельца буржуазного склада, приобретателя мертвых душ. Заключительные строки «Мертвых душ» посвящены горячо любимой родине: Гоголь-патриот воспевает величие и силу России.
      Значительное место в идейно-композиционной структуре произведения занимают лирические отступления и вставные эпизоды, что характерно для поэмы как литературного жанра.
      В лирических отступлениях Гоголь касается самых острых, самых важных общественных вопросов. Мысли автора о высоком назначении человека, о судьбе родины и парода контрастно противопоставлены мрачным картинам русской жизни. Герцен говорил, что, когда читаешь «Мертвые души», «обдает ужас; с каждым шагом вязнете, тонете глубже. Лирическое место вдруг оживит, осветит и сейчас заменяется опять картипой, напоминающей еще яснее, в каком рве ада находимся…».
      Органически входят в поэму впесюжетные, вставные эпизоды, сцены, картины, рассуждения автора. Например, в первой главе Гоголь как бы мимоходом набрасывает портреты тонких и толстых чиновников. «Увы! толстые умеют лучше на этом свете обделывать дела свои, нежели тоненькие», — пишет автор. В третьей главе дается сатирический портрет некоего правителя канцелярии. Среди своих подчиненных правитель — «Прометей, решительный Прометей!., а чуть немного повыше его, с Прометеем сделается такое превращение, какого и Овидий не выдумает: муха, меньше даже мухи, уничтожается в песчинку!» В девятой главе Гоголь рассказывает о происшествии, случившемся в селе Вшивая спесь. Крестьяне «снесли с лица земли… земскую полицию в лице заседателя, какого-то Дробяжкина». В десятой главе помещена «Повесть о капитане Копейкине», инвалиде Отечественной войны 1812 года, который прибыл в Петербург просить «монаршей милости».
      Внесюжетные, вставные эпизоды, портретные зарисовки и сцены помогают всестороннему освещению жизни различных социальных слоев крепостнической России, начиная с забитых крестьян и кончая сановниками. В «Мертвых душах» отразилась вся Русь с ее добром и злом.
      Обрааы помещиков. Крупным планом в поэме нарисованы образы помещиков, этих «хозяев страны», отвечающих за ее экономическое и культурное состояние, за судьбу народа.
      Критики и публицисты — защитники крепостничества и самодержавия — доказывали, что дворяне являются людьми высокого умственного склада, исключительного благородства, носителями высокой культуры, чести и гражданского долга — словом, опорой государства, «столпами общества». Гоголь беспощадно развенчивает этот веками складывавшийся миф. Разумеется, это отнюдь не значит, что Гоголь не видел тех культурных ценностей, которые были созданы дворянской интеллигенцией. Но он изображал не Чацких, Онегиных и Печориных, не лучшую часть дворянства, а тех, кто составлял основную массу этого класса.
      Как писатель-реалист Гоголь общее раскрывает в индивидуальном, конкретном и неповторимом, то есть создает типические характеры. Объясняя замысел «Мертвых душ», он писал, что образы поэмы — «ничуть не портреты с ничтожных людей; напротив, в них собраны черты тех, которые считают себя лучшими других».
      Типизация — одна из самых существенных особенностей литературы критического реализма. Она отчетливо выступает в творчестве писателей этого литературного направления. Однако приемы типизации у различных писателей различны. По словам Гоголя, особенность его приемов типизации уловил один только Пушкин. «Он мне говорил всегда, — вспоминал Гоголь, — что еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем. Вот мое главное свойство, одному мне принадлежащее и которого, точно, нет у других писателей».
      Это «главное свойство» гоголевского дара особенно отчетливо проявляется в обрисовке характеров помещиков. Все эти лица, принадлежащие к высшему сословию, в изображении Гоголя никчемны и пошлы. Они лишены сознания гражданского долга, лишены чести и совести.
      Отношение помещиков к продаже ревизских душ, «которые в некотором роде окончили свое существование», проливает свет на строй их мыслей я чувств. Здесь обнаруживается во всей полноте их эгоистическая замкнутость и полное равнодушие к интересам общества, государства. Паразитический образ жизни, духовное и нравственпое уродство — социальные признаки, свойственные всем помещикам.
      Но эти социальные черты, обусловленные крепостным правом, принимают различные формы. Общее раскрывается в индивидуальном, конкретно-чувственном образе. Гоголь умеет найти и выделить неповторимую черту внешнего облика героя, раскрывающую его внутреннее содержание. Манилов «был человек видный, черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару; в приемах и оборотах его было что-то заискивающее расположения и знакомства. Он улыбался заманчиво, был белокур, с голубыми глазами». Ярко очерченный портрет дает представление о душевных качествах героя. Слащавость"; сентиментальность, выделенные в портретной зарисовке, составляют сущность характера праздного мечтателя Манилова.
      «Дома он говорил очень мало и большею частью размышлял и думал…» О чем же думает и мечтает Манилов? Считая себя образованнейшим человеком, он желает «следить какую-нибудь этакую науку, чтобы этак расшевелило душу, дало бы, так сказать, паренье этакое…». Гоголь одним штрихом дает понять, что размышления Манилова пе имеют сколько-нибудь серьезного основания: «В его кабинете всегда лежала какая-то книжка, заложенная закладкою на 14-й странице, которую он постоянно читал уже два года».
      Проводив Чичикова, Манилов долго «думал о благополучии дружеской жизни, о том, как бы хорошо было жить с другом на берегу какой-нибудь реки, потом через эту реку начал строиться у него мост, потом огромнейший дом с таким высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву и там пить вечером чай на открытом воздухе и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах».
      Манилов создает фантастические проекты, один нелепее другого, не имея представления о реальной жизни. Хозяйством он не занимался, «он даже никогда пе ездил на поля, хозяйство шло как-то само собою». Естественно, что и в усадьбе, и в доме видны следы запустения… Одинокий господский дом, «открытый всем ветрам», редкие кусты сирени, серенькие бревенчатые избы мужиков — все производит гнетущее впечатление. Это впечатление усиливает и пейзаж, обладающий определенной эмоциональной окраской.
      Стремясь создать типический характер, Гоголь широко использует интерьер. В комнатах рядом с прекрасной мебелью, об-тяпутой дорогой материей, стоят кресла, покрытые рогожею; на столе красуется «щегольской подсвечник из темной бронзы с тремя античными грациями», а к щеголю жмется «медный инвалид» весь в сале.
      Хозяин усадьбы пе понимает, что его хозяйство приходит в упадок, не замечает уродливости своего быта. Манилов мечтает и фантазирует. Неопределенность и беспочвенность мысли накладывает отпечаток на его речь, до приторности слащавую и туманную («какая-нибудь этакая наука», «паренье.этакое», «майский день, именины сердца» и т. п.).
      Окружающие вещи, весь уклад жизни, мысли, чувства и поступки героя красноречиво говорят о том, что Манилов — человек «так себе, ни то ни се, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан».
      Крепостническая действительность воспитывала не только прекраснодушных маниловых, но н расчетливых коробочек, занятых исключительно накоплением. Коробочка, захваченная жаждой наживы, торгует всем, что имеется в ее натуральном хозяйстве: салом, пенькой, птичьим пером, крепостными крестьянами. Для нее люди — одушевленный товар, и только. Жадное корыстолюбие Коробочки Гоголь раскрывает в сцене продажи мертвых душ. Помещица не удивляется страппому предложению Чичикова, а только боится продешевить. «Они того… опи больше как-нибудь стоят», — соображает она.
      Нищая духом и разумом, Коробочка не видит ничего, что лежит за пределами ее имения. Нравственное уродство, умственный примитивизм помещицы Гоголь выразил одним метким определением: «дубинноголовая».
      В характере Ноздрева Гоголь выделяет его бесцельную активность, постоянную готовность заняться чем угодно. «…Он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все, что ни есть, на все, что хотите». Но ни одно начатое дело Ноздрев не доводит до конца, ибо все
      его начинания лишены цели и не продиктованы необходимостью. Крепостные крестьяне своим изнурительным трудом создают материальные блага и освобождают помещика от забот. Жизнь превращается в вечный праздник. Пьяный разгул, карточная игра, псовая охота — любимые и естественные занятия Ноздрева. В его разоренном имении только псарня находится в отличном состоянии. Среди собак «Ноздрев был… совершенно как отец среди семейства».
      Лихач и кутила, Ноздрев беззастенчиво хвастает и обманывает всех, кто встречается с ним. По его словам, в конюшне у него стоит жеребец, за которого уплачено десять тысяч; на поле столько зайцев, что земли не видно, он «своими руками поймал одного за задние ноги» и т. д. У Ноздрева нет никаких моральных принципов. В любое общество он вносит сумятицу, его появление всегда предвещает скандал. «Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. Какая-нибудь история непременно происходила: или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели». Автор иронически называет своего героя «историческим человеком».
      Образом Собакевича Гоголь открывает новую страницу летописи жизни владельцев усадеб. У этого героя кулацкая, звериная натура, которая проявляется в его поступках, в образе мыслей и накладывает неизгладимый след на весь быт. Его жизненный уклад несет на себе следы грубости, неуклюжести и уродливости. Серый дом его напоминает постройки военных поселений. Каждый предмет в доме, «казалось, говорил: и я тоже Собакевич!».
      Похожий на «средней величины медведя», Собакевич обладает всеми повадками крупного хищника. В его неуклюжем теле «совсем не было души». Не склонный к рассуждениям о «высоких предметах», он заботится только о собственной выгоде. Наполнение желудка — главнейшая цель его жизни. «У меня когда свинина, всю свинью давай па стол, баранина — всего барана тащи, гусь — всего гуся!» — делится он своими «запросами» с Чичиковым. Собакевич по-хозяйски умен и практичен: он не разоряет мужиков, потому что это невыгодно ему самому. Плут и мошенник, он ко всем людям подходит с собственной меркой. Во всем губернском городе, по его убеждению, один «порядочный человек: про-курор, да и тот, если сказать правду, свинья».
      Собакевич знает, что в этом мире все продается и покупается. Он немедленно смекнул, что Чичиков в покупке мертвых душ преследуем «какую-нибудь выгоду», и без околичностей грубо и прямо предложил: «Извольте, я готов продать». «Нет, кто уж кулак, тому не разогнуться в ладонь», — заключает Чичиков.
      Тема нравственного падения, духовной смерти «хозяев жизни» завершается главой, посвященной Плюшкину. Тоской проникнуто описание деревни и усадьбы этого хозяина: «Окна в избенках были без стекол, иные были заткнуты тряпкой или зипупом». Барский дом похож на огромный могильный склеп, где заживо погребен человек: «Каким-то дряхлым инвалидом глядел сей странный замок, длинный, длинпый…» Только буйно растущий сад напоминает о жизни, о красоте, резко противопоставленной безобразной жизни помещика.
      Чичиков долго смотрит на хозяина усадьбы и пикак не может понять, кто перед ним: «баба или мужик». Накопец оп «заключил, что это, верно, ключница». Предположение Чичикова многозначительно. Подобно ключнице, Плюшкин — раб вещей, но не хозяин их. Ненасытная страсть приобретательства привела к тому, что он утратил реальное представление о предметах, перестал отличать полезные вещи от ненужного хлама. Помещик губит зерно, муку, сукно, но бережет заплесневелый кулич и графинчик «с остатком какой-нибудь настойки, на котором он сам сделал наметку, чтобы никто воровским образом ее не выпил…».
      Гоголь показывает, как постепенно совершался распад человеческой личности. Когда-то Плюшкин «только был бережливым хозяином». Жажда обогащения за счет труда подвластных ему крестьян превратила его в скрягу, изолировала от общества. Плюшкин порвал всякие отношения с друзьями, а затем и с детьми, руководствуясь соображением, что дружба и родственные связи влекут за собой материальные издержки. Окруженный вещами, он не испытывает одиночества и потребности общения с внешним миром. Крестьян Плюшкип считает тунеядцами и мошенниками, лентяями и ворами и морит их голодом. Крепостные у него «мрут как мухи»; спасаясь от голодной смерти, она бегут из усадьбы помещика. «Ведь у меня что год, то бегут, — жалуется Плюшкин. — Народ-то больно прожорлив, от праздности завел привычку трескать, а у меня есть и самому нечего». Этот живой мертвец, человеконенавистник «обратился… в какую-то прореху на человечестве».
      Последовательно, от героя к герою, Гоголь обнажает преступную жизнь помещиков. «Один за другим следуют у меня герои один пошлее другого», — писал он. Действительно, образы помещиков даны по принципу все более глубокого духовного оскудения и морального падения владельцев крепостных крестьян. Уже передовые современники Гоголя справедливо считали, что мертвыми душами в поэме являются сами помещики. В каждом образе раскрыта одна из разновидностей духовной смерти.
      Рисуя владельцев усадеб, Гоголь напоминает, что каждый из них не является исключением. Манилов принадлежит к людям «так себе, ни то ни се». Коробочка — «одна из тех матушек, небольших помещиц, которые плачутся на неурожаи» и «набирают понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки…». Таких людей, как Ноздрев, «приходилось всякому встречать немало. Они называются разбитными малыми…». Собакевичи встречаются не только в захолустье, но и в высшем обществе. Типичен и Плюшкин. Гоголь с горечью восклицает: «И до такой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек! мог так измениться! И похоже это на правду? Все похоже на правду, все может статься с человеком».
      Нравственных уродов, утративших все человеческое, формирует социальная среда, общественный строй. Яркий рассказ о жизни помещиков под пером Гоголя-сатирика превращается в обвинительный акт. Автор поэмы выносит суровый приговор крепостникам-помещикам и одновременно крепостнической действительности в целом.
      Образы помещиков, созданное Гоголем, исторически конкретны. Они несут в себе самые существенные, типичные признаки духовного вырождения поместного дворянства. Но в то же время в них отразились и общечеловеческие пороки. Вот почему образы помещиков из «Мертвых душ» стали нарицательными. Праздного мечтателя, фантазера, не умеющего и не желающего заниматься полезным делом, мы называем Маниловым; лгуна, хвастуна, дебошира — Ноздревым; жадного скрягу — Плюшкиным.
      гъ. И. Ленин, ведя последовательную идейную борьбу с политическими противниками, часто обращался к образам Гоголя «Манилов сидит в каждом народнике», — писал он. Ошибочное утверждение меньшевиков, что каждого, кто принимает участие в стачках, можно считать членом партии, Ленин охарактеризовал как маниловщину. В лице буржуазных политиков Ленин видел «…Ноздревых, которых так много в журналистике». "
      Образы чиновником. В «Мертвых душах» тема крепостничества сплетается с темой бюрократии, чиновничьего произвола и беззакония. Блюстители порядка во многом родственны помещикам. На это Гоголь обращает внимание читателей уже в первой главе «Мертвых душ». Рассуждая о тонких и толстых господах, автор поэмы приходит к выводу: «Накопец толстый, послуживши богу и государю, заслуживши всеобщее уважение, оставляет службу… и делается помещиком, славным русским барином, хлебосолом, и живет, и хорошо живет…» Это злая сатира на чиновников-грабителей и на «хлебосольных» русских бар.
      Как владельцы усадеб, так и губернские чиновники находятся па низшей ступени культуры и просвещения. У Манилова, как помним, уже два года одна и та же книга раскрыта на 14-й странице. Чиновники «тоже были более или менее люди просвещенные: кто читал Карамзина, кто «Московские ведомости», кто даже и совсем ничего не читал».
      Помещики и чиновники не обременяют себя заботами о государственных делах. Тем и другим чуждо понятие гражданского долга. Тс и другие живут праздно.
      В заметках к первому тому «Мертвых душ» Гоголь писал: «Идея города. Возникшая до высшей степени пустота. Пустословие. Сплетни, перешедшие пределы… Все это возникло из безделья и приняло выражение смешного в высшей степени…»
      При оформлении покупки крепостных крестьян потребовались свидетели. «Пошлите теперь же к прокурору, — говорит Собаке-вич, — он человек праздный и, верпо, сидит дома: за него все делает стряпчий Золотуха, первейший хапуга в мире. Инспектор
      врачебной управы, он также человек праздный и, верно, дома, если не поехал куда-нибудь играть в карты…»
      В обществе чиновников процветает «подлость, совершенно бескорыстная, чистая подлость». Ссорятся дамы, ссорятся и их мужья. «Дуэли, конечно, между ними не происходило, потому что все были гражданские чиновники, но зато один другому старался напакостить, где было можно, что, как известно, подчас бывает тяжелее всякой дуэли».
      Управители города едиподушпы только в стремлении широко пожить за счет «сумм нежно любимого ими отечества». Чиновники грабят и государство, и просителей. Казнокрадство, взяточничество, грабеж населения — явления повседневные и вполне закономерные. Полицмейстеру «стоит только мигнуть, проходя мимо рыбноро ряда или погреба», как на его столе появляются балыки и отменные вина. Ни одна просьба не рассматривается без взятки. Председатель палаты предупреждает Чичикова: «…чиновным вы никому не давайте ничего… Приятели мои не должны платить». Исключение лишь для приятелей (но Чичиков все-таки не нарушил пеписаный закон — на всякий случай и он дал взятку4 Ивану Антоновичу).
      Полиция держит в постоянном страхе народ. Когда в обществе стали говорить о возможном бунте мужиков Чичикова, полицмейстер заметил, что «в отвращении его (бунта) существует власть капитаи-исправника, что капитан-исправник, хоть сам и не езди, а пошли только на место себя один картуз свой, то один картуз погонит крестьян до самого места их жительства».
      В поступках и взглядах чиновников, в их образе жизни нет сколько-нибудь существенного различия. Гоголь создает как бы групповой портрет людей, связанных между собой круговой порукой.
      Когда раскрылась афера Чичикова, чиновники растерялись и все «вдруг отыскали в себе… грехи». Отсюда их нерешительность: такой ли Чичиков человек, «которого нужно задержать и схватить как неблагонамеренного, или же он такой человек, который может сам схватить и задержать их всех как неблагонамеренных». Трагикомическое положение, в котором оказались «хозяева города», создалось в результате их преступной деятельности. Гоголь смеется, смеется зло и беспощадно. Люди, облеченные властью, помогают мошеннику в его грязных, преступных махинациях и боятся его.
      Произвол и беззаконие творят не только власти губернского города, но и высшие чиновники, само правительство. «Повестью о капитапе Копейкипе» Гоголь коснулся и этой весьма опасной темы.
      Герой и инвалид Отечественной войпы 1812 года капитан Ко-пейкин отправляется в столицу просить помощи. Его поражает роскошь Петербурга, великолепие палат и холодное равнодушие сановника к судьбе инвалида. Настойчивые законные просьбы капитана о помощи пе имели успеха. Разгневанный вельможа выслал его из Петербурга.
      Образом бездушного сановника, выведенного в «Повести о капитане Копейкипе», Гоголь завершает характеристику мира чиновников. Все опи, начиная от Ивана Антоновича «кувшинное рыло», мелкого чиновника губернского города, и кончая вельможей, раскрывают одну и ту же закономерность: на страже законности стоят мошенники, бездушные люди.
      Многозначительна концовка «Повести…». Капитан Копейкин не смирился с жестокостью и оскорблением. В рязанских лесах появилась «шайка разбойников, и атаман-то этой шайки был, сударь мой, не кто другой…», как капитан Копейкин. (В первоначальной редакции автор писал о том, что Копейкин, собрав бывших солдат, грабил только казенное имущество.)
      «Повестью о капитане Копейкине» Гоголь напомипал сановникам о гневе угнетенного народа, о возможности открытого выступления против властей.
      Образ Чичикова. В отличие от владельцев усадеб, людей инертных и коспых, предприимчивый Чичиков не знает покоя. Он со школьных лет охвачен жаждой активного стяжательства.
      Гоголь подробно рассказывает, как формировался характер героя. Мальчик, усвоив наставления отца, уже в школе проявил изворотливость, железную выдержку и низость души. Мелкими спекуляциями он «сделал приращения» к полтине, подаренной отцом. «Когда набралось денег до пяти рублей, он мешочек зашил и стал копить в другой». Мешочек с деньгами заменил ему дружбу, честь и совесть.
      Поприще чиновника постепенно открыло Чичикову более широкие возможности для обогащения. Мелкие спекуляции сменились махинациями крупного масштаба. Чичиков занимается такими делами, «которым свет дает название не очень чистых».
      Почти все его «дела» кончаются крахом. Но вот что характерно: Чичиков не испытывает угрызений совести и не падает духом. Скрыв следы преступления и избежав наказания, ои с удвоенной энергией принимается за новое нечистое дело. «Ну, что же! — сказал Чичиков, — зацепил — поволок, сорвалось — не спрашивай. Плачем горю пе пособить, нужно дело делать».
      Кто же такой Чичиков? Может быть, это какой-то необыкновенный злодей? Преступник по натуре? Послушаем, что говорит о нем автор.
      В одиннадцатой главе Гоголь пишет, что русская литература много внимания уделяла добродетельному герою: «… нет писателя, который бы не ездил на нем, понукая и кнутом и всем, чем попало». Но в реальной действительности, в крепостническом обществе, не последнюю роль играют люди-подлецы. Почему они не выставляются «на всенародные очи»? «Нет, — говорит писатель-патриот, — пора паконец припрячь и подлеца. Итак, припряжем подлеца!» Как видим, отношение автора к своему герою предельно ясно.
      Чичиков не исключение. «Кто ж зевает теперь на должности? Все приобретают», — рассуждает он. Комментируя ход мыслей своего героя, Гоголь замечает, что «в рассуждениях его видна была некоторая сторопа справедливости». Справедливость суждения заключается в том, что Чичиков не одинок. Хищники-приобретатели смело врываются в жизнь и начинают хозяйничать в ней. Это дельцы буржуазного склада, хищники по убеждению. Но нелегко раскрыть их подлую сущность, ибо они носят маску добродетельных людей.
      «Нужно знать, что Чичиков был самый благопристойный человек, какой когда-либо существовал в свете… Никогда не позволял он себе в речи неблагопристойного слова и оскорблялся всегда, если в словах других видел отсутствие должного уважения к чину или званию…». За этой внешней благопристойностью скрывается моральная нечистоплотность героя.
      Чичиков выработал в себе способность безошибочно определять сильные и слабые стороны людей и умение быстро приспосабливаться к среде и различным обстоятельствам. На его внешнем облике лежит отпечаток какой-то неопределенности, обтекаемости: «В бричке сидел господин, ие красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод».
      В отношениях с людьми Чичиков многолик. Подобно хамелеону, он постоянно меняет свой облик, приспосабливаясь к тому, с кем ведет разговор. В беседе с Мапиловым он похож на Манилова; его «сердечные признания», весьма туманные и фальшивые, производят сильное впечатление на излишне чувствительного помещика. С Коробочкой, по замечанию автора, он «говорил… с большею свободою, нежели с Маниловым, и вовсе не церемонился». В разговоре «с властителями он очень искусно умел польстить каждому. Губернатору намекнул как-то вскользь, что в его губернию въезжаешь, как в рай, дороги везде бархатные… Полицмейстеру сказал что-то очень лестное насчет городских будочников…» В кругу помещиков и чиновников Чичиков становится своим человеком, завоевывает полное доверие.
      Постоянно меняя свой облик, Чичиков тщательно скрывает от окружающих свои мошеннические цели. Гоголь-сатирик показывает внутренние мотивы поступков героя, обнажая то, что «ускользает и прячется от света».
      Душу Чичикова оскорбляют грязные канцелярские столы, но ничуть не оскорбляют чиновники-взяточники и отъявленные казнокрады, совершающие преступления, за грош продающие честь и совесть. Его обоняние страдает от пеприятного запаха, который распространяет Петрушка, а то, что у Плюшкина крестьяне «как мухи мрут», приводит его в восторг. Выдержанный, осторожный Павел Иванович не может скрыть свою радость при этом известии. Чем больше в стране эпидемий и крестьянских могил, тем лучше для Чичикова! Вот что скрывается за внешней приятностью «приобретателя», разъезжающего по глухим дорогам крепостной России.
      Торговец мертвыми душами возвращается в город «в самом веселом расположении духа». И как не радоваться! «В самом деле, что ни говори, не только одни мертвые души, но еще и беглые, и всего двести с лишком человек». Чичиков посвистывает, наигрывает, поет «какую-то песню, до такой степени странную», что Селифан недоуменно покачивает головой.
      Чичиков и песня! Для песни нужно человеческое сердце, чуткое и доброе. Недаром песня эта — в высшей степени странная.
      В душе приобретателей нет места ни песне, ни человеческим чувствам. Разоблачая подлость Чичикова, Гоголь бичует вместе с тем и общество, которое признает лучшими людьми тех, кто имеет капитал. Дамы и чиновпики губернского города восторженно встречают Павла Ивановича потому, что разнеслась весть о его миллионном капитале. А против миллиона никто не устоит, «ибо в одном звуке этого слова, мимо всякого денежного мешка, .заключается что-то такое, которое действует и на людей-подлецов,
      и на людей ни се пи то, и на людей хороших — словом, на всех действует».
      Гоголь приводит читателей к выводу, что неразумно устроено само общество. Потому и появляются люди-подлецы, что есть условия для их мошеннической деятельности.
      Тема народа и родины. Лирические отступления. За страшным миром помещиков, чиновников и авантюристов-приобретателей — всех, кто живет «на счет… крестьянских оброков», Гоголь видит трудовую, народную Россию.
      Значительное место в «Мертвых душах» занимают образы крепостных. Одни из них проходят через все произведение, о других автор упоминает лишь в связи с отдельными событиями и сценами. Юмористически обрисованы Петрушка и Селифан, дядя Митяй и дядя Миняй, Прошка и девчонка Пелагея, которая «не знает, где право, где лево». Узок духовный мир этих забитых людей. Их поступки вызывают горький смех. Пьяный Селифан произносит пространные речи, обращенные к лошадям. Петрушка, читая книги, следит за тем, как из отдельных букв получаются какие-то слова. Бестолковые дядя Митяй и дядя Миняй не могут развести лошадей, запутавшихся в постромках.
      Гоголь раскрывает великую драму порабощенного народа. Крепостнический гнет, неограниченная власть над крестьянами коробочек и Плюшкиных калечит живую душу народа, обрекая его на невежество и нищету.
      Однако Гоголь видит и показывает и светлые стороны народной жизни. Крепостные крестьяне трудолюбивы. Любая работа спорится в их руках. Экипажи каретника Михеева славились на всю округу. Плотник Степан Пробка «всю губернию исходил с топором за поясом и сапогами на плечах, съедал на грош хлеба да на два сушеной рыбы, а… притаскивал всякий раз домой целковиков по сту…».
      Крестьяне не стали рабами по натуре, несмотря на крепостной гнет. Они бегут из помещичьих усадеб на окраины России, где живется привольней. Абакум Фыров подался на Волгу, работает и гуляет с ватагой бурлаков. «Русский человек способен ко всему и привыкает ко всякому климату. Пошли его хоть в Камчатку, да дай только теплые рукавицы, он похлопает руками, топор в руки, и пошел рубить себе новую избу».
      Верный правде жизни, Гоголь не прошел мимо народных бунтов. Крестьяне селений Вшивая спесь и Боровки «снесли с лица земли земскую полицию в лице заседателя, какого-то Дробяжкина».
      Эпическое повествование в «Мертвых душах» часто прерывается взволнованными монологами автора — лирическими отступлениями. Гоголь — истинный патриот, человек передовых взглядов и убеждений. В лирических отступлениях он восторгается бескрайвими полями и степями своей родины, бесконечными дорогами и бойкими тройками, деревнями и селами. Лирический пафос достигает наивысшего подъема, когда речь идет о судьбах родины и искусства.
      Вслед за Пушкиным Гоголь активно борется за правдивую высокоидейную художественную литературу. В начале седьмой главы он пишет о двух направлениях в литературе. Одни писатели не спускаются «с вершины своей к бедным ничтожным своим собратьям» и создают только «возвышенные образы»; другие, напротив, выставляют «выпукло и ярко на всенародные очи» повседневные характеры, которыми «кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога».
      Сам Гоголь выбирает тернистый путь писателя-реалиста, писателя-сатирика, беспощадного обличителя пошлости и косности. Он убежден в том, что «автор должен сказать святую правду» своим читателям, как бы ни была она горька.
      Гоголь предвидит обвинения «со стороны так называемых патриотов, которые спокойно сидят себе по углам и занимаются совершенно посторонними делами, накопляют себе капитальцы, устраивая судьбу свою за счет других». Писатель имеет в виду косную, консервативную и реакционную часть русского общества, высмеянную им в «Мертвых душах». Так называемые патриоты, все эти «хозяева жизни», нападали на всякую книгу, в которой высказывалась «горькая правда». Подлинными патриотами Гоголь считает тех, кто не боится смотреть правде в глаза, кто громко говорит о недугах отчизны и своим трудом способствует процветанию ее.
      Все надежды на обновление жизни писатель связывает с молодым поколением. «Забирайте же с собою в путь, выходя из мягких юношеских лет в суровое ожесточающее мужество, забирайте с собою все человеческие движения, не оставляйте их на дороге, не подымете потом!»
      Полемика вокруг "Мертвых душ". Как только «Мертвые души» вышли из печати, вокруг поэмы вспыхпули страстные споры. «Публику можно было разделить на три части, — вспоминает писатель С. Т. Аксаков, близкий друг и поклопник таланта Гоголя. — Первая, в которой заключалась вся образованная молодежь и все люди, способные понять высокое достоинство Гоголя, приняла его с восторгом. Вторая часть состояла… из людей озадаченных, которые… не могли вдруг понять глубокого и серьезного значения его поэмы; они находили в ней много карикатуры… Третья часть читателей обозлилась па Гоголя. Она узнала себя в разных лицах поэмы и с остервенением вступилась за оскорбление целой России».
      Мнение публики отражала критика. «Обозлилась на Гоголя» критика, идейно защищавшая самодержавие и крепостничество. Булгарин, Греч, Сенковский, Полевой и другие утверждали, что Гоголь клевещет на Россию, показывает русскую жизнь в искаженном виде. «Нет ни одного порядочного, не говорим уже честного и благородного, человека. Это какой-то особый мир негодяев, который никогда не существовал и пе мог существовать», — возмущался Греч.
      Сатирическое содержание «Мертвых душ» озадачило и некоторых друзей Гоголя. Так, К. С. Аксаков (сын С. Т. Аксакова) не отрицал жизненной правдивости «Мертвых душ», он видел «жизнь всюду, в каждой строке», по истолковывал это по-своему. Хотя Гоголь и показал темные стороны русской действительности, но они. по мнению критика, незначительны и не заслуживают сколько-нибудь серьезного впимания. Пафос произведения Гоголя не в обличении помещиков и чиновников, а в лирических отступлениях, прославляющих величие России и русского народа. В описаниях помещиков и их усадеб, утверждал К. С. Аксаков, Гоголь показывает пе столько отрицательные, сколько положительные начала жизпи. Пример тому — Манилов, которого читатель воспринимает положительно, «без всякого смеха, даже с участием».
      Такие критики, считавшие себя ценителями и поклонниками Гоголя, лишь на словах принимали «Мертвые души», на деле же отвергали обличительный пафос его бессмертного творения.
      Белинский и Герцен вели борьбу с открытыми врагами Гоголя и с его мнимыми друзьями. В статье «Объяснение на объяснение» Белинский высмеивал К. Аксакова, увидевшего в характерах помещиков, выведенных в «Мертвых душах», положительные, исконно русские черты. «Все эти Маниловы и подобные им забавны только в книге, — пишет он, — в действительности же избави боже с ними встречаться…» В отличие от К. Аксакова, который увидел в «Мертвых душах» оправдание существующих порядков, Белинский ценил произведение Гоголя как «творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни, столько же истинное, сколько и патриотическое, беспощадно сдергивающее покров с действительности». Критик справедливо говорил, что «Мертвые души» наполнили «шумом своего появления целую эпоху». И этот «шум и все эти крики» есть результат «столкновения старых начал с новыми», это «битва двух эпох».
      Огромен был интерес русских читателей к великому творению Гоголя. «Мертвые души» читали и перечитывали, переписывали и выучивали наизусть многие страницы. «Тогдашний восторг от Гоголя ни с чем пе сравним. Его повсюду читали точно запоем», — вспоминал один из литераторов.
      «Мертвые души» оставили глубокий след в русской художественной литературе и общественной мысли. Они явились связующим звеном между творчеством Пушкина и творчеством писателей-реалиетов второй половины XIX века. В «Евгении Онегине», «Дубровском», «Истории села Горюхина» даны сатирические зарисовки быта провинциального и столичного дворянства. Работая
      над «Мертвыми душами», Гоголь творчески использовал опыт Пушкина, расширил и углубил критику крепостнического общества. Гоголь сатирически изображал все то, что сковывало творческие силы народа.
      В 40-е годы Гоголь занял ведущее место среди русских писателей. По мнению Белинского, «Гоголь — великий талант, гениальный поэт и первый писатель современной России». Н. Г. Чернышевский отмечал, что Гоюлю принадлежит заслуга «прочного введения в русскую изящную литературу сатирического — или, как справедливее будет называть его, критического направления».
      Сатира «Мертвых душ» получила качественно повое развитие в творчестве Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Г. И. Успенского и других писателей. «Мертвые души» сыграли значительную роль в развитии русской прогрессивной общественной мысли. Они воспитывали читателей того времепи в духе непримиримости к самодержавно-крепостническому строю.
     
      1. Каковы замысел «Мертвых душ» и композиция 1-го тома? 2. Что сближает между собою всех помещиков и каково обобщающее значение их образов? 3. Как Гоголь достигает яркой индивидуализации образов помещиков? 4. Почему имена помещиков, так же как имена героев комедии «Горе от ума», стали нарицательными? 5. Какой новый тип людей, появлявшихся в России, изобразил Гоголь в Чичикове? Что такое «чичиковщина»? 6. Как тема «Ревизора» продолжена и расширена в «Мертвых душах»? 7. Как раскрыта в «Мертвых душах» тема народа и родины? 8. Есть ли связь в рассуждениях Гоголя о двух писателях (глава VII) со стихотворениями Пушкина и Лермонтова о поэте и поэзии? 9. Как вы понимаете слова Гоголя, что ему определено «озирать громадно-несущуюся жизнь… сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы» (гл. VII)? 10. Что нового внес в русскую реалистическую литературу Гоголь по сравнению с Грибоедовым, Пушкиным и Лермонтовым?
      Рекомендуемые книги
      Белинский В. Г. Похождепия Чичикова, или Мертвые души; М а-шинский С. Художественный мир Гоголя. М., 1971; Смирнова-Чикина Е. С. Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души». Л., 1974; Xрапченко М. Б, «Мертвые души» И. В. Гоголя. М., 1952.
     
      ТРАГЕДИЯ ГЕНИЯ
      Пр пчины "болезненной тоски". Творчество Гоголя объективно служило делу освобождения народа от гнета помещиков и чиновников самодержавно-крепостнического государства. Как мы уже зпаем, Гоголь стремился острой сатирой, беспощадным смехом исправить общество крепостников и чиновников-бюрократов. Но высмеянные им городничие, «значительные лица», помещики-крепостиики, чиновники, продажные журналисты восстали против сатирика, объявили его врагом государства. «Многие помещики не на шутку выходят из себя и считают вас своим смертельным, личным врагом», — писал С. Т. Аксаков Гоголю.
      Летом 1842 года Гоголь вновь надолго покинул родину. На чужбине он почувствовал себя беззащитным, бесприютным странником, вынужденным искать пристанище то в Германии, то во Франции, то в Италии. Его нравственные страдания усугублялись болезнью. Гоголь чувствовал, что жить ему осталось недолго. Писатель все чаще и чаще, по его словам, испытывал жестокие приступы «болезненной тоски».
      Тяготясь одиночеством, Гоголь обращался к религии как к единственному спасению от душевных мучений. В его письмах тех лет звучат нотки смирения, раскаяния. Жуковский, Плетнев, люди великосветского круга, с которыми он сблизился в Риме и в последний приезд в Россию, поощряли христианское смирение писателя. Вдали от родины, оторванный от передового русского общества, Гоголь поддался их влиянию.
      Писатель заново оценивает свое творчество. Ему теперь кажется, что в повестях о Петербурге, в «Ревизоре» и «Мертвых душах» неверно, «в искаженном виде представлена жизнь России». О «незрелости и поспешности» художественных обобщений в «Мертвых душах» Гоголь заявил в предисловии ко второму изданию поэмы (1846). Реакционеры торжествовали: беспощадный сатирик отступил перед пими, склонил свою гордую голову. Передовые люди с тревогой встретили это признание Гоголя. Белинский говорил, что это «фантастическое» предисловие вызывает «опасения за авторскую славу».
      Второй том "МертОых душ". Раздираемый душевными противоречиями, Гоголь пишет второй том «Мертвых душ», стремясь : показать перерождение отрицательных героев. С. Аксаков, знавший замысел автора, писал: «Второму тому я не верю: или его не будет, или будет дрянь». Аксаков оказался прав. И сам Гоголь чутьем великого художника понял, что замысел его книги фальшив. В 1845 году он сжег рукопись второго тома поэмы. Последующие редакции также не удовлетворяли тонкого, правдивого художника. Гоголь вторично уничтожил свое произведение незадолго до смерти.
      От второго тома «Мертвых душ» сохранились первоначальные наброски пяти глав, в которых видны проблески могучего таланта. Сочно, ярко написаны образы помещиков Петуха и Хло-буева, мастерски сделаны пейзажные зарисовки. Но в целом во втором томе Гоголь отступает от идейно-художественных установок, положенных им в основу первого тома. Вместо осуждения социального зла — крепостпичества — сделана попытка примирить читателя с этим злом. Появляются надуманные образы «идеальных» помещиков. Таков Костанжогло, заботящийся не столько о своих доходах, сколько о благе крепостных крестьян. Идея примирения крестьян с помещиками была явно ошибочной, не отвечающей реальной действительности. Крепостные крестьяне мечтали не о добром помещике, а о свободе.
      Нереален также образ благородного, честного откупщика Му-разова, накопившего богатство «справедливыми средствами». Му-разов в изображении автора — высоконравственный человек. Под его влиянием начинается моральное перерождение Чичикова.
      "Выбранные места из переписки с друзьями". Духовный кризис Гоголя отразился в его книге «Выбранные места из переписки с друзьями», опубликованной в начале 1847 года. Книга явно служила реакции. Сатирик, художественные произведения которого подрывали основы самодержавия и крепостничества, стал проповедником религии, защитником царя и помещиков. «Выбранные места…» вызвали негодование в различных кругах образованной части русского общества. Только наиболее реакционные критики и общественные деятели. расточали похвалы автору.
      От лица прогрессивных литераторов и читателей выступил Белинский. В подцензурной статье ему приходилось говорить осторожно, с оглядкой. И все-таки он дал понять читателям, что содержание «Выбранных мест…» реакционно. Белинский остался верен творчеству великого писателя-реалиста. Критик боролся с Гоголем-публицистом, занявшим в «Выбраипых местах…» ошибочные позиции.
      Гоголь не согласился с критикой Белипского и в письме к нему назвал его «рассерженным человеком». Письмо Гоголя застало Белинского в Германии, где он лечился. В бесцензурных условиях критик высказал все, что думал о «Выбранных местах…», дал резкую, беспощадную оцепку этого произведения.
      В «Письме к Гоголю» Белинский прежде всего указал на то, какие общественные проблемы волновали русское общество того времени. «Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь: уничтожение крепостного права, отмененпе телесного наказания, введение по возможности строгого выполнения хотя бы тех законов, которые уже есть». Белинский был возмущен тем, что в «это-то время великий писатель, который своими дивно художественными, глубоко истинными творениями так могущественно содействовал самосозпанию России, давший ей возможность взглянуть на самое себя, как будто в зеркале, — является с книгою, в которой во имя Христа и церкви учит варвара-помещика наживать от крестьян больше депег, учит их ругать побольше».
      Белинский решительцо отвергает мысль Гоголя о том, что русский народ религиозен. «Приглядитесь попристальнее, и вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ, — Пишет Белинский. — В нем еще много суеверия, но нет и следа религиозности». Это суеверие поддерживается церковью, которая «всегда была опорою кнута и угодницей деспотизма».
      По мнению критика, русская публика ждет от литературы не религиозной проповеди смирепия и покорности, а обличения об-
      щественных пороков, «она видит в русских писателях своих единственных вождей, защитников и спасителей от русского самодержавия; православия и народности и потому, всегда готовая простить писателю плохую книгу, никогда не простит ему зловредной книги».
      Белинский призывает Гоголя отречься от этой ошибочной книги и «тяжкий грех ее издания в свет искупить новыми творениями, которые бы напоминали… прежние».
      Резкие выступления прогрессивных критиков против «Выбранных мест…» убедили Гоголя в том, что он жестоко ошибся, став на путь примирения с самодержавием и крепостниками. «Я размахнулся в моей книге таким Хлестаковым, что не имею духа заглянуть в нее», — писал он Жуковскому.
      Гоголь решил возвратиться в Россию, чтобы присмотреться к жизни русского народа. Больной, состарившийся, с глубокой грустью в глазах, он производил тяжелое впечатление на людей, хорошо знавших молодого, жизнерадостного и остроумного Гоголя. Писатель поселился в Москве. Ему хотелось увидеть своими глазами Россию, поездить по ее необозримым просторам. Но на поездки не было ни средств, ни физических сил.
      Последние годы Гоголь жил одиноко, редко встречался с друзьями. Физические и творческие силы покидали его. Им все больше и больше овладевали религиозные настроения. Он изнурял себя чтением церковных книг, постами и молитвами.
      Гоголь скончался 4 марта 1852 года. Царское правительство запретило писать о его смерти. И. С. Тургеневу все же удалось напечатать небольшой некролог. «Гоголь умер! Какую русскую душу не потрясут эти два слова?! — писал он. — …Да, он умер, этот человек, которого мы теперь имеем право, горькое право, данное нам смертью, — называть великим; человек, который своим именем означил эпоху в истории нашей литературы». .Тургенев был немедленно арестован и выслан из Петербурга.
      «Знаю, — говорил Гоголь, — что мое имя после меня будет счастливее меня, и потомки тех же земляков м