НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)



У истоков мастерства (народное искусство в художественном воспитании детей). Максимов Ю. В. — 1983 г.

Юрий Васильевич Максимов

У истоков мастерства

*** 1983 ***


PDF


<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

 

      Полный текст книги

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      Сказка всегда разноцветная (вместо предисловия)
      Живая преемственность мастерства
      Народное искусство на уроках труда в школе Традиции семейного художественного ремесла
      На родине золотой хохломы —
      У истоков хохломской росписи 26
      Прялочные донца Городца 41
      Уроки городецкой росписи 45
      «Тарарушки» Полхов-Майдана и Крутца 53
      Школа семейного художественного ремесла 54
      Юные резчики Архангельска
      Кубачи — селение златокузнецов
      Наследники традиций мастерства Кобальтовый цветок Гжели Учатся кудринской резьбе
      Уроки искусства и мастерства
      Народное искусство на занятиях в детских художественных школах 93
      Секреты старинного сундука 94
      Школа мастеров 103
      Рисование «по поводу натуры» и коврики из войлоков
      Дети рисуют «Калевалу» 120
      Кружок, в котором всем интересно
      Народное искусство на занятиях в кружках декоративно-прикладного творчества 128
      «Медведко» из Каргополя
      Бегут по дощечке олени 133
      Красные ромбы на полотенце 136
      Узоры солнечной соломки 140
      Курский соловей из глины 142
      Заключение 148
      Рекомендуемая литература 157

     
      У истоков мастерства: Нар. искусство в худож. воспитании детей. Из опыта работы. — М.: Просвещение, 1983. — 159 с., ил.
      Автор обобщает передовой опыт работы педагогов РСФСР, занимающихся приобщением детей к народному художественному творчеству. В книге рассматриваются пути овладения профессиональным мастерством, даются психолого-педагогические рекомендации по организации занятий.
      Книга может быть полезна не только учителям изобразительного искусства, но и руководителям, кружков декоративно-прикладного искусства, прежде всего на селе, мастерам производственного обучения в традиционных центрах народных ремесел.
     
      Светлой памяти мамы —
      Марии Васильевны Максимовой — посвящаю эту книгу.

     

      «СКАЗКА ВСЕГДА РАЗНОЦВЕТНАЯ...»
      (вместо предисловия)
     
      За последние годы заметно усилился интерес к использованию в творческой работе с детьми произведений народного декоративного искусства. Подтверждением этому могут служить выставки детского художественного творчества, значительное место в экспозициях которых отводится прикладной деятельности. Здесь и керамика, и резьба по дереву, и аппликации из меха, войлока или тканей различных фактур и расцветок, и инкрустация из соломки, и вышивка, и чеканка по металлу, и плетение из бересты и лозы, и украшения из бисера, и многое другое.
      Особенность этих выставок состоит в том, что наиболее интересные в художественном отношении работы, отмеченные выразительностью цветовых, пластических, композиционных решений, созданы под несомненным влиянием произведений народного искусства. Причем влияние это проявляется как в непосредственном заимствовании колорита, формы, композиционных схем и орнаментики, так и опосредованно, когда дети создают работы, руководствуясь собственной фантазией, обогащенной восприятием народных образцов.
      Показательной в этом отношении явилась Всероссийская выставка детского художественного творчества, посвященная двум знаменательным датам — 110-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина и Международному году ребенка. Открытая в конце 1979 года в Москве, в выставочном зале Союза художников РСФСР, выставка на большом и разнообразном материале позволила проследить, как используется в творчестве детей народное искусство, какие методы этой работы являются наиболее прогрессивными.
      География мест, откуда поступили на выставку экспонаты, свидетельствовала, что народное искусство широко и активно используется в творчестве детей Якутии и Чукотки, Дагестана и Северной Осетии, Мордовии и Карелии, Архангельской, Кировской, Горьковской, Московской, Рязанской, Иркутской, Ивановской и других областей Российской Федерации.
      Выставка была интересной и показательной и в том отношении, что большинство представленных на ней работ рассказывали о приобщении школьников к истокам народного искусства в системе коллективных занятий и обучения. Это были рисунки, лепка, выполненные на занятиях в детских садах, изделия, созданные учащимися общеобразовательных и детских художественных школ, участниками кружков и изостудий при Дворцах и Домах пионеров и школьников.
      На примере представленных на выставке работ можно говорить об определенной, складывающейся в наши дни системе обучения школьников навыкам и приемам традиционного художественного мастерства, об умелом обращении к традициям народного искусства. Следует особо подчеркнуть, что обучение техническим приемам художественного ремесла выступало при этом в органичной связи с обогащением образных представлений детей разных возрастных групп, развитием их фантазии, воображения, ассоциативного мышления. Так, работы дошкольников и учеников начальных классов были отмечены яркостью колорита, обобщенной выразительностью пластических образов, особым чувством орнаментального ритма и красоты фактур различных материалов. При ауом лишь немногие из них отличало прямое заимствование орнаментального, цветового или пластического строя народных образцов. Вылепленные из глины скульптуры, аппликации и коллажи из кусочков цветных тканей и бумаги, мозаики, вызывая ассоциации с первоисточником — гончарными изделиями и глиняной игрушкой, узорным ткачеством, вышивкой, в то же время были вполне самостоятельными работами детей, обогащенными восприятием произведений народного искусства.
      В свое время автору пришлось быть участником своеобразного эксперимента, когда группе детей одного из московских детских садов во время экскурсии на выставку «Русский Север» в Музей народного искусства, предложили нарисовать понравившиеся им прялки. Ребятам раздали листы бумаги, краски, кисти, цветные мелки и фломастеры. Они охотно приступили к выполнению задания. Усевшись возле облюбованных ими прялок, дети с увлечением принялись рисовать.
      Рисунки получились нарядными, красочными, но ни один из них не повторял точно мотивов орнамента и колорита росписи прялок. Это были композиции на тему увиденного, фантазии на тему красивой росписи прялок, а не их копии. Собственного творческого воображения, дополненного яркими зрительными впечатлениями от росписи прялок, оказалось достаточно для того, чтобы дошкольники создали свои оригинальные рисунки на эту тему.
      Когда у пятилетней Тани, побывавшей на выставке дымковской игрушки, спросили, что ей больше всего там понравилось, она ответила: «Олени с золотыми рожками. И еще разноцветные птицы и кони. Они все будто из сказки. Сказка ведь всегда разноцветная...»
      Ответ девочки удивительно точно и образно раскрывает отношение детей к произведениям народного декоративного искусства, особенности его восприятия. Знакомясь с образцами народного творчества, они попадают в мир сказочных образов, ярких красок, узоров орнамента, выразительных пластических форм, который наиболее близок и созвучен их эстетическим чувствам и представлениям. Нетрудно обнаружить много общего в творчестве народных мастеров и детей. И там и здесь мир воспринимается по-особому радостно, мажорно, и так же радостно и празднично воплощается он в их работах.
      Известные исследователи народного декоративного искусства В. С. Воронов, А. В. Бакушинский, В. М. Василенко в своих трудах неоднократно отмечали родственность мироощущения и отражения его в творчестве народных мастеров и детей, выдвигая главными критериями подобной близости декоративность и красочность создаваемых ими образов, особое чувство ритма, обобщенной пластики форм и любовь к узорчатости орнамента. Именно поэтому, подчеркивали ученые, декоративное искусство, художественные ремесла должны играть важную роль в эстетическом воспитании детей.
      Справедливость высказываний ученых подтверждают материалы педагогических исследований, опыт практической работы, в которой активная роль отводится ознакомлению детей с народным искусством, обучению начальным приемам художественного ремесла.
      В Отчетном докладе Центрального комитета КПСС XXVI съезду партии указывалось: «Главное сегодня в том, чтобы повысить
      2. Кружевные изделия вологодских школьниц
      качество обучения, трудового и нравственного .воспитания...». В решении этой важной и ответственной задачи большая роль отводится использованию народного искусства на уроках и во внеклассной работе.
      Проблемы раннего приобщения дошкольников к народному искусству рассматриваются, в частности, в исследованиях Н. П. Са-кулиной, Е. А. Флёриной, специалистов НИИ дошкольного воспитания Академии педагогических наук СССР, ученых из Монголии, Болгарии, Венгрии, Румынии.
      Работа, проводимая исследователями в этом направлении, убедительно показала, насколько благотворно влияние произведений народного декоративного искусства на развитие фантазии, образного мышления детей, на активизацию процесса их творчества.
      Вопросы преемственности в ознакомлении дошкольников и школьников начальных классов с образцами народного искусства, использования их на занятиях по изобразительной деятельности и декоративному рисованию, в лепке, на уроках труда рассматриваются в исследованиях Т. Я. Шпикаловой, А. С. Хворостова, С. П. Хансона и других.
      Принципиально важным при этом является то обстоятельство, что теоретические концепции, выдвигаемые исследователями, проверялись в умело и интересно поставленных экспериментах, в которых активное участие принимали педагоги детских садов и школ. Участниками эксперимента становились и мастера художественных промыслов.
      Формы ознакомления с произведениями народного искусства и практического участия детей в самом процессе декоративного творчества могут быть самыми разнообразными.
      Начинается это знакомство с занятий в детском саду. Встречи с красочной птицей, изображенной на прялке, с глиняным дымковским коньком, с орнаментальным узором вышивки, с нарядными декоративными букетами цветов на жостовском подносе не только воспитывают художественный вкус дошкольников, но и пробуждают в них желание самим лепить из глины и расписывать красками таких же сказочных коней и птиц, рисовать орнаментальные узоры на бумаге и ткани.
      Там, где ознакомление детей дошкольного возраста с произведениями народного искусства хорошо продумано и умело организовано, где они вовлечены в увлекательный для них процесс создания изделий из различных материалов, там можно видеть интересные результаты. Подтверждением этому может служить опыт московских детских садов № 1949 и 279, где в течение нескольких лет последовательно и целенаправленно осуществлялась работа по использованию произведений народного искусства в художественном воспитании дошкольников. Основу ее составлял метод тематических творческих заданий, позволяющий органично сочетать организованный процесс восприятия детьми народных образцов и практическое участие в декоративном творчестве.
      Творческие задания способствовали возникновению в воображении детей ярких красочных образов и позволяли поддерживать увлеченность декоративно-прикладной деятельностью. Уже сами названия некоторых творческих заданий — «Веселые узоры», «Цветущий сад», «Сжазочные птицы», «Волшебная карусель» показывают, что в основе их лежит образное, поэтическое начало, развивающее эмоции, ассоциативное мышление дошкольников.
      В ходе выполнения творческих заданий дети приобрели уверенность в том, что они могут от начала и до конца (от подготовки материалов к работе, разработки эскизов и до воплощения их в керамике, декоративных коллажах, мозаике, аппликациях и т. д.) создавать красивые и необходимые в быту вещи. Работы эти использовались затем в оформлении помещений детского сада, при создании карнавальных костюмов, в качестве подарков, которые приятно и радостно вручить родителям или своим товарищам в знаменательные для них дни.
      Дошкольники в возрасте 5 — 7 лет научились в пределах своих возможностей разбираться в том, что хорошо и что плохо в художественном отношении, а это является основой для дальнейшего развития их творческих способностей, эстетического вкуса и общей художественной культуры. Оправдало себя и использование в творческих заданиях таких материалов, как глина, ткани различных фактур и расцветок, береста, цветная керамическая плитка, а также ознакомление детей с доступными для них видами художественной обработки этих материалов. Это позволило внести новизну и разнообразие в детское творчество, сделало его более увлекательным.
      В районах традиционных народных художественных промыслов в последние годы предпринимаются успешные попытки раннего приобщения детей к кистевой росписи по дереву и фарфору, к лепке и росписи несложных глиняных игрушек, изготовлению украшений из бисера, плетению изделий из бересты и т. д.
      Интересным в этой связи представляется опыт ознакомления дошкольников старших и подготовительных групп детских садов поселка Ново-Харитоново Московской области с мотивами цветочных росписей Гжели, с образами птиц и фантастических рыб, которых нередко можно увидеть на гжельских изделиях. Работы, выполненные воспитанниками детских садов, убедительно доказывают, что детям этого возраста вполне понятен гжельский орнамент, доступны для воспроизведения отдельные приемы кистевой росписи.
      С традиционными видами народного декоративного искусства Кабардино-Балкарской АССР: национальной вышивкой, войлочными орнаментальными коврами, резьбой по дереву и камню — знакомятся малыши детского сада № 37 города Нальчика. Они встречаются с произведениями народного искусства в экспозиции и фондах республиканского краеведческого музея, на выставках. Нередко воспитанников детского сада можно увидеть в цехах ковровой фабрики «Горянка» или в мастерских объединения художественных промыслов «Умелец», где они могут наблюдать за творчеством народных мастеров. Впечатления от увиденного воплощаются затем в композициях, выполняемых на занятиях. Дети рисуют героев кабардинских и балкарских сказок, одетых в национальные костюмы, создают эскизы войлочных ковриков, расписывают традиционным орнаментом вылепленную из глины посуду и готовые формы керамических кувшинов, пиал, чашек. Эти изделия охотно поставляет детскому саду предприятие художественных промыслов. Образцы имеют незаметный производственный изъян (сколот край пиалы, трещинка проходит по дну чашки). Но сколько радости доставляет малышам роспись настоящей керамической посуды!
      Неоднократно детский сад № 37 города Нальчика был участником ВДНХ СССР. За успехи, достигнутые педагогическим коллективом в художественном воспитании детей, он награжден золотой и бронзовой медалями и дипломами I стёпени выставки.
      В приведенных примерах приобщение дошкольников к орнаментальным мотивам росписи, к узорам войлочных ковров и национальной вышивки осуществляется на специально организованных занятиях в детских садах. Здесь можно говорить об определенной и во многом уже оправдавшей себя системе методических приемов в ознакомлении детей с произведениями народного искусства, в обучении их доступным приемам художественного ремесла. В других традиционных центрах художественных промыслов встреча ребят с народным искусством поначалу носит стихийный характер.
      Каждому, кому хоть однажды довелось побывать в местах, где расположены художественные промыслы, приходилось наблюдать такие сценки. Мастерица дымковской игрушки готовит глину к лепке или расписывает забеленную фигурку козлика или птицы веселыми узорами. Рядом, расположившись с ней за одним столом, тоже мнет глину или наносит узоры на свою птицу девчушка с голубыми бантиками или вихрастый малыш. Подобное можно увидеть и в цехе подмосковного художественного промысла жостовских подносов, и в цехах предприятий хохломской росписи, и на комбинате художественных промыслов «Карельские сувениры». И вот что характерно: дети, которые находятся рядом с мастерами, никогда не бывают только наблюдателями. Они тоже непременно рисуют на бракованных дощечках, на листках бумаги орнаменты, выкладывают свои узоры из соломки, что-то мастерят из обрезков бересты. Подобное можно наблюдать и в семьях мастеров и художников промыслов.
      Не забыть, как в доме талантливой художницы Палеха Р. А. Смирновой нам довелось видеть совместную работу матери и ее шестилетней дочери Веры. Мама трудилась над одной из миниатюр, а дочка тоненькой кисточкой выводила рисунок на тему сказки. В ее альбоме почти все листы были уже заполнены прелестными рисунками на темы сказок, зимних улиц Палеха, лета, проведенного на берегу синего-синего озера. В рисунках девочки сквозь наивность композиции, яркость цвета, свойственные всем детским рисункам, отчетливо проглядывали особенности стиля палехской миниатюры — тонкость и изящество линии, завершенность силуэтов. Эти качества отличали и более поздние рисунки Веры Смирновой, когда она стала учиться в детской художественной школе.
      В доме мастерицы росписи из Полхов-Майдана или Крутца вам непременно покажут птиц-свистулек, узоры для которых придумали малыши, солонку, а то и матрешку, которую мать расписывала «с самой младшенькой».
      Мастера холмогорской резьбы по кости, стоит только попросить их об этом, достанут рисунки своих детей — очень выразительные и тонкие графические рисунки.
      Приемы мастерства, образы, орнаментальный строй композиций, пластику скульптурных форм искусства каждого промысла дети мастеров воспринимают и усваивают в активной творческой среде, в которой они находятся с самого рождения. Воспринимают и усваивают так же естественно, как и красоту окружающей их природы; тем самым, когда ребенок переступает порог школы, он уже подготовлен к тому, чтобы на новой качественной основе продолжить эстафету приемов и навыков художественного ремесла, с которым был знаком еще в дошкольном возрасте.
      Рассмотрим основные формы ознакомления школьников с произведениями народного декоративного искусства, их непосредственное участие в создании изделий, подобных тем, какие изготовляют мастера художественных промыслов.
      Во многих школах широкое распространение получила краеведческая работа учащихся. Во время походов и путешествий по родному краю ребята собирают для своего музея еще сохранившиеся в селах и деревнях произведения народного творчества, делают зарисовки и фотографируют архитектурные памятники старины, предметы быта.
      На фестивале юных этнографов школ Российской Федерации, состоявшемся летом 1976 года в столице Северной Осетии городе Орджоникидзе, многие коллекции школьных краеведческих музеев — узорное ткачество, вышивка, гончарная посуда, глиняная и деревянная игрушка, украшенные резьбой и росписью прялки — получили самую высокую оценку специалистов. Почетных наград на фестивале были удостоены и работы учащихся, созданные на основе ознакомления с произведениями народного искусства на уроках труда, на занятиях школьных кружков.
      Известный советский этнограф С. Б. Рождественская справедливо отмечает, что здесь «...сыграло свою роль и профессиональное знание юными этнографами художественных промыслов, и не по годам взрослое отношение к порученному делу, воспитанность, чуткость. Но было и нечто большее: душевная необходимость осознания себя в бесконечной цепи жизни своего народа. В полотенцах, вытканных на ручных ткацких станках, и в прадедовской сохе, в потемневшем от времени деревянном ковше и в резном деревянном уборе жилища, в ажурной вазе из моржовой кости они естественно и предельно образно и живо сумели ощутить культуру ушедших эпох... В каждом памятнике они видели творческий потенциал, когда-то вложенный в него мастером и никогда не исчезающий в этой вещи».
      По роду своей работы автору этой книги часто приходится бывать в научных экспедициях в различных районах нашей страны.
      Целью экспедиций является изучение народного декоративного искусства, фиксация в зарисовках, фотографиях еще сохранившихся в быту произведений традиционных художественных ремесел, выявление мастеров, которые владеют разными секретами их изготовления.
      И всюду, где бы ни проходил маршрут экспедиций — в далекой Хакасии, что находится на юге Красноярского края, в селениях Кабардино-Балкарии, в рыбачьих поселках на берегу озера Байкал, участников экспедиции окружали живущие здесь школьники. Их живо интересовало все, что было связано с нашей работой: какие памятники древней культуры и образцы народного творчества зарисовываются и фотографируются, как делают зарисовки художники, о чем расспрашивают участники экспедиции народных мастеров, как ведутся записи в полевом дневнике.
      Как правило, сразу же после знакомства школьники становились нашими деятельными и очень толковыми помощниками. Они были великолепно осведомлены, в каком уголке чердака находится старинная резная или расписная прялка или потемневший от времени медный кувшин; какая из бабушек хранит в сундуке вышитое полотенце, где живет мастерица, знающая узоры хакасской вышивки, в какой балкарской семье можно увидеть интересные по колориту и орнаменту зоров войлочные ковры и где стоит ткацкий станок, на котором ткут половики веселых расцветок.
      Школьники не только были активными информаторами и посредниками в общении между участниками экспедиции и местным населением, но и помогали нам находить малоизвестные и недостаточно еще изученные и расшифрованные наукой рисунки древних художников на отрогах хакасских писаниц. Они принимали участие в копировании этих изображений, в зарисовках орнаментов вышивки, узоров ковров, национальной одежды. В свою очередь, видя как увлеченно, с полной отдачей школьники пытаются работать наравне со взрослыми, участники экспедиции показывали ребятам, как делаются эстампаж наскального изображения и зарисовки ювелирных украшений, учили их, как вести полевой дневник экспедиции и какие сведения о народных мастерах следует записывать в него в первую очередь.
      Обычно за время работы экспедиции ребята овладевали начальными приемами и навыками экспедиционной работы или по крайней мере проникались интересом к подобного рода деятельности.
      Случалось и так, что взрослые и дети неожиданно менялись ролями и школьники выступали в роли наставников и консультантов, а участники экспедиции становились на какое-то время учениками юных исследователей родного края. Так произошло, к примеру, во время экспедиции в 1979 году в Иркутскую область. В селениях Урик и Оёк Усть-Ордынского бурятского автономного округа нам посчастливилось познакомиться с экспонатами школьных краеведческих музеев этих селений. Учащимися школ собраны обширные и интересные коллекции произведений народного искусства бурят и русских, населяющих этот район: ювелирные и берестяные изделия, резьба и роспись по дереву, образцы кузнечного ремесла, вышивка, узорные ткани.
      В коллекции музея селения Урик собрано около 150 старинных медных самоваров различной формы — коллекция, которой может позавидовать любой краеведческий музей. Все экспонаты тщательно систематизированы и снабжены аннотациями. Знакомя участников экспедиции с произведениями народного искусства, представленными в музее, школьники со знанием дела, квалифицированно рассказывали о каждой своей находке, демонстрируя глубокие знания о художественных ремеслах, бытовавших в прошлом на территории своего края, о мастерах, изготовлявших эти изделия. Знали они и современных мастеров, живущих в районе и продолжающих традиции старинного ремесла.
      Интересной формой приобщения школьников к народному декоративному искусству своей республики, края, области является деятельность художественных краеведческих музеев Москвы, Ленинграда, Архангельска, Каргополя, Иркутска, Красноярска., Абакана, Петрозаводска, Саранска, Соликамска, Усолья и других. Здесь накоплен немалый положительный опыт. В частности, московский Музей народного искусства периодически устраивает выставки произведений предприятий художественных промыслов и организует на них экскурсии школьников Москвы и Московской области. В дни школьных каникул в музее происходят встречи учащихся с мастерами и художниками промыслов, и ребята могут увидеть, как обыкновенная липовая чурка под острым ножом богородского резчика превращается в забавного медвежонка, как на гончарном круге рождается совершенный по пропорциям и пластике глиняный кувшин, как звонкие коклюшки плетут морозный узор кружев, а на черном лакированном жостовском подносе расцветает нарядный цветочный букет. Сотрудники музеев читают для школьников лекции о народном искусстве.
      Все большей популярностью пользуются организуемые при музеях кружки юных этнографов, краеведов и экскурсоводов. Задачи
      кружков — участие в экспедициях музея по изучению и сбору материалов по народному искусству, подготовка докладов, сообщений и выступления с этими докладами и сообщениями не только перед участниками кружка, но и в школах. Приобщение к экспедиционной и научно-методической работе музея способствует пробуждению в детях интереса к изучению памятников народной культуры, становится для некоторых из них живым и увлекательным делом, привязанностью, нередко определяющей сознательный выбор профессии.
      Можно назвать и другие формы ознакомления детей с народным искусством. И все-таки наиболее эффективной и действенной из них является практическое участие школьников в создании изделий, которые они сами лепят из глины, вытачивают на токарном станке, вышивают, расписывают кистью или вырезают из дерева. При этом причастность к творческому процессу изготовления художественных изделий, близких тем, какие создают народные мастера, не только (и не столько) развивает технические навыки работы с материалом, но и позволяет, ощутить радость от того, что научился делать красивые и полезные вещи, почувствовать себя художником.
      Подтверждением действенности метода практического участия в художественной деятельности, которая увлекает ребенка и тем самым способствует развитию в нем творческого начала, служат высказывания видных психологов и педагогов. Справедливы их утверждения, что ребенок раскрывается не тогда, когда он выступает в роли пассивного зрителя, а когда он увлечен каким-то делом, требующим активности, самостоятельности, проявления фантазии и воображения.
      Эмоциональное, творческое развитие ребенка современной педагогикой выдвигается на первый план. Выдающийся советский педагог В. А. Сухомлинский писал: «В период детства мыслительные процессы должны быть как можно теснее связаны с живыми, яркими, наглядными предметами окружающего мира. Эмоциональная насыщенность восприятия — это духовный заряд детского творчества»1.
      И еще одно важное для нас высказывание:
      «Истоки способностей и дарования детей — на кончиках их пальцев. От пальцев, образно говоря, идут тончайшие ручейки, которые питают источник творческой мысли. Чем больше уверенности и изобретательности в движениях детской руки, тем тоньше взаимодействие с орудием труда, чем сложнее движения, необходимые для этого взаимодействия, тем глубже входит взаимодействие руки с природой, с общественным трудом в духовную жизнь ребенка. Другими словами: чем больше мастерства в детской руке, тем умнее ребенок».
      В народном декоративном искусстве все основано на отработанных профессиональных навыках и приемах, выработанных на протяжении многих поколений. Эти приемы столь совершенны, что их применение позволяет достигать большой художественной выразительности средствами простыми и лаконичными: нанесением особым штампиком ямок, штрихов и звездочек на глиняные изделия, ритмичными порезами и кистевыми мазками в резьбе и росписи по дереву, равномерно чередующимся переплетением нитей при изготовлении узорных тканей и вышивки и т. д. Обучение многим из этих технических приемов вполне доступно для детей. Их можно показать и объяснить ребятам в возрасте уже пяти — семи лет, и это открывает перед ними новые возможности для собственного творчества.
      Особая роль в ознакомлении детей с народным декоративным искусством принадлежит общеобразовательным и детским художественным школам, расположенным в местах бытования традиционных художественных промыслов. Здесь живут и трудятся потомственные мастера Хохломы и Городца, подмосковных сел Богородское, Жостово, Гжель, далекого горного селения Кубани, дымковской расписной глиняной игрушки и заонежской вышивки, тонкой миниатюры Палеха, Мстеры, Холуя и Федоскина и причудливой керамики Скопина. Именно здесь, где не прерывалась живая нить традиций в изготовлении произведений народного искусства, где высоко ценится рукотворное мастерство, создаются наиболее благоприятные условия для раннего приобщения школьников к истокам народного творчества.
      Вызвать у детей живой интерес к профессии мастерицы народной вышивки, резчика по дереву, ювелира, мастера игрушки, обучить школьников основам художественного ремесла — на это нацеливает постановление ЦК КПСС «О народных художественных про-, мыслах». В постановлении, в частности, предлагается «...осуществить необходимые меры по профессиональной ориентации общеобразовательных школ в центрах народных художественных промыслов».
      В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем совершенствовании обучения, воспитания учащихся общеобразовательных школ и подготовки их к труду» также отмечается, что «выпускники средней школы должны овладеть глубокими знаниями основ науки и трудовыми навыками для работы в народном хозяйстве, вплотную подойти к овладению определенной профессией»2.
      В ближайшем будущем в районах традиционных центров художественных промыслов вполне реальным представляется качественно новое отношение к обучению школьников различным видам ремесла. Школы возьмут на себя многие функции, выполняемые сейчас специальными учебными заведениями, готовящими кадры для предприятий художественных промыслов.
      В книге рассказывается о положительном опыте работы общеобразовательных и детских художественных школ, кружков декоративно-прикладного искусства Дагестанской АССР, Карельской АССР, Мордовский АССР, Северо-Осетинской АССР, Горьковской, Архангельской, Московской, Рязанской, Кировской областей по приобщению детей к народному искусству. Выбор их определяется, с одной стороны, тем, что здесь на протяжении вот уже многих лет ведется интересная и содержательная работа с учащимися по обучению приемам и навыкам художественного ремесла; с другой — тем, что, несмотря на географическую отдаленность друг от друга, здесь постепенно вырабатываются общие методические принципы умелого руководства декоративным творчеством детей, развития их самостоятельности и инициативы, увлеченности самим процессом работы.
      В книге также раскрывается опыт приобщения детей к народному искусству, обучения их приемам и навыкам художественного ремесла непосредственно в семьях мастеров традиционных промыслов — этой своеобразной семейной школы мастерства.
     
      ЖИВАЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ МАСТЕРСТВА
      НАРОДНОЕ ИСКУССТВО НА УРОКАХ ТРУДА В ШКОЛЕ.
      ТРАДИЦИИ СЕМЕЙНОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО РЕМЕСЛА
     
      НА РОДИНЕ ЗОЛОТОЙ ХОХЛОМЫ
      С незапамятных времен эти деревянные изделия, словно излучающие солнечный свет, расписанные сочными узорами трав, цветов и лесных ягод, получили название хохломских от названия старинного заволжского торгового села Хохлома. Сюда свозились на продажу выточенные на токарном станке чаши, поставцы и бочата, удобные для хранения в них муки, соли, круп и других продуктов, обеденные миски, круглые братйны, ковши. Здесь бойко шла торговля деревянными резными ложками разных форм и размеров. Изделия эти ярко и празднично сверкали на солнце золотом, киноварью, всплесками черного цвета, придававшими особую декоративность росписи.
      Изготовляли деревянную посуду, а затем и украшали ее росписью крестьянские мастера из деревень, расположенных вблизи Хохломы: Сёмино, Новопокровское, Кулигино, Хрящи, Рассадино, Мокушино. В давние времена среди жителей этих деревень, надежно укрытых в густых заволжских лесах, было немало «утеклецов» — беглецов, спасавшихся здесь от гонений за «старую веру», от произвола царских и церковных властей.
      Среди переселенцев оказалось немало иконописцев и мастеров рукописной миниатюры. Они привезли с собой древние иконы, рукописные книги, украшенные орнаментальными заставками. Далекое лесное Заволжье благодаря этому становится на рубеже XVII и XVIII веков богатейшей сокровищницей древнерусского искусства, что не могло не отразиться на развитии местной художественной культуры. Иконописцы и мастера книжной миниатюры принесли в Заволжье тонкое живописное мастерство, каллиграфию свободного кистевого письма, рисунки богатого растительного орнамента.
      Искусство Хохломы формировалось как драгоценный сплав живописи Древней Руси и местного традиционного мастерства. Заволжские мастера хорошо владели токарным ремеслом, знали и бережно хранили рисунки древнейшего орнамента со знаками языческой солярной символики, среди которых можно видеть рисунок солнца — символ плодородия и цветения природы. От народных ремесел Хохлома унаследовала классические формы токарной посуды и четкие по ритму композиции геометрического орнамента, а от иконописцев и мастеров книжной миниатюры — их живописную культуру, мастерство «тонкой кисти», технологию «золотой» окраски дерева.
      Хохломские изделия приобретали широкую известность не только на территории нашей страны, но и далеко за ее пределами. Особенно много подобных изделий изготовлялось в XIX веке. С Нижегородской ярмарки по Волге и по суше деревянная золотая посуда расходилась по всей России, вывозилась в Среднюю Азию, Индию, Иран, в страны Западной Европы.
      В чем же состоял секрет получения золотой полуды на дереве? А секрета и не было. Были природная смекалка и болйной опыт, переданные заволжским мастерам иконописцами.
      Экономя золото, иконописцы Древней Руси придумали закрашивать фон иконы порошком серебра. Закончив роспись, они покрывали серебряный фон лаком, приготовленным из льняного масла, и ставили икону прогреваться в печь. Под влиянием высокой температуры пленка лака приобретала золотистый оттенок. Просвечивающее сквозь нее серебро тоже казалось золотым, отливая медовым оттенком.
      Технология изготовления хохломских изделий сохраняет в основе своей многое из того, что было найдено в те далекие времена.
      На первом этапе их создания из липы вытачиваются токарные формы на станке, так называемое белье. Выточенные изделия просушивают, затем грунтуют — покрывают жидким слоем местной глины (вапы), закрывающей все поры дерева. Белоснежные до этого изделия после вапления становятся похожими на глиняные. Делается это для того, чтобы древесина не впитывала масло, которым в дальнейшем обрабатываются изделия.
      Загрунтованные чаши, поставцы, плоскости декоративных блюд, вазы и резные ложки смазывают сырым льняным маслом и хорошо просушивают. Затем их покрывают олифой и снова просушивают. Операцию эту повторяют три-четыре раза. В последний раз изделия просушиваются не до конца. Слой олифы должен иметь на этот раз легкий «отлип», к которому пристанет порошок алюминия (раньше пользовались порошком олова, а еще раньше — серебра). Порошок втирается тампоном по вапленному грунту. Изделия становятся от этого гладкими, блестящими и напоминают металлические. Они готовы для росписи.
      Расписываются изделия масляными красками кисточками, которые изготовляют мастера сами из хвоста белки. Кисти эти особенные: они упруги, эластичны, позволяют наносить и очень тонкие линии и мазочки, и широкие, сочные мазки.
      После росписи изделия покрывают лаком (раньше олифой и подвергают закалке в электропечах. В прошлом их закаливали в обычной русской печи. Под влиянием высокой температуры пленка лака, как известно, желтеет, а просвечивающий сквозь нее слой алюминиевой полуды отливает золотым блеском. Вынутые из печи «золотые» изделия удивительно красивы и, по выражению хохломских мастеров, не боятся «ни жару, ни стужи».
      Колорит хохломской росписи строится на сочетании золота с киноварью и черным цветом. Именно эти два цвета, не изменяясь и не тускнея, выдерживают жар хохломских печей. Технологический фактор имеет здесь важное значение, но не меньшую роль играет и фактор эстетический. Сочетание красного и черного цветов с золотом фона было любимо еще живописцами Древней Руси. Этот строгий классический колорит мастера Хохломы умело и тактично дополняют введением зеленого, коричневого, желтого, оранжевого цветов, сохраняя при этом гармоничную цельность цветовой гаммы, где общий золотистый тон является ведущим.
      Хохломская роспись выполняется от руки кистью без предварительной разметки или прорисовки орнамента карандашом. Мастера каждый раз создают неповторимые узоры росписи
      В хохломской росписи издавна сложились своеобразные разновидности орнамента: «травка», «письмо под листок», «письмо под фон», «Кудрина», восходящие к двум старинным традиционным видам кистевого письма: верховому и фоновому. Верховое письмо — роспись, при которой узор наносится краской поверх алюминиевой полуды. При фоновом письме кистью сначала наносятся контурные очертания орнамента, а затем красной или черной краской закрашивается окружающий их фон.
      Рисунки верховой росписи создают легкие мазки кисти, сквозь которые мерцает золото фона. Роспись эта носит поэтическое название «травка».
      Роспись «под листок» отличается от «травки» более крупными мазками, образующими формы овальных листочков, круглых ягодок, оставляемых тычком кисти.
      Роспись «под фон», как уже отмечалось, начинается с нанесения контурных мотивов орнамента, фон между ними закрашивается, а сами мотивы тонко прорисовываются затем штрихом. Поверх закрашенного фона кончиком кисти делаются «травные приписки» — ритмичные мазочки вдоль основного стебля, тычком кисти «нале-пливаются» ягоды, цветы. «Золото» просвечивает здесь в силуэтах листьев, в крупных формах цветов, в силуэтах сказочных птиц, которых любят рисовать хохломские мастера.
      Разновидностью росписи «под фон» является роспись «Кудрина», в которой формы цветов, листьев, плодов создаются кистью из круглящихся завитков, напоминающих кудри.
      Искусство Хохломы родилось в лесном краю, и заволжские мастера великолепно чувствовали и понимали красоту дерева. Роспись не разрушает ее. Под слоем полуды на чашке можно увидеть след от резца, которым работает токарь, а на ложке или резном ковше — следы порезок, оставленных острым ножом резчика. В готовых изделиях сохраняется легкость дерева, им свойственны мягкие, округлые формы, наиболее полно выражающие красоту пластических объемов.
      В конце XIX — начале XX века хохломская роспись приходит в упадок в связи с удорожанием древесины и снижением спроса на
      деревянную посуду на сельском рынке. Попытки нижегородского губернского земства помочь мастерам не дают ощутимых результатов.
      На путь возрождения искусство Хохломы становится после Великой Октябрьской социалистической революции. Мастера объединяются в артели, начинают работать в специально построенных для них новых, светлых цехах. Совместная коллективная работа, участие в выставках и конкурсах помогают развитию их творческих способностей и возможностей.
      Начало 30-х годов знаменательно для Хохломы обращением к лучшим традициям росписи — к «травному письму», к использованию старинных орнаментальных рисунков. Это направление поддерживает видный советский ученый, занимающийся изучением народного искусства, А. В. Бакушинский. Он обратил внимание на важность передачи традиций «травной росписи» старейшими хохломскими мастерами молодому поколению.
      В 30-е годы свой опыт и знания в искусстве создания орнаментальных росписей передают молодежи потомственные хохломские мастера: А. М. Серов, Ф. Ф. Красильников и С. Ф. Красильников, Ф. А. Бедин, С. С. Юзиков, А. Г. Подогов и Н. Г. Подогов, И. Е. Тю-калов и другие.
      Искусство Хохломы в наши дни успешно развивают два традиционных центра, расположенные в Горьковской области, — фабрика художественных изделий «Хохломской художник» в селе Сёмино и производственное художественное объединение «Хохломская роспись» в городе Семенове.
      Село Сёмино и окрестные села, живописно раскинувшиеся по берегам неширокой, но удивительно чистой и быстрой лесной речки Узолы, — родина знаменитой хохломской росписи. Здесь, в заволжских лесах, зародилась она и по нынешний день живет в творчестве местных мастеров.
     
      У ИСТОКОВ ХОХЛОМСКОЙ РОСПИСИ
      Дети сёминских мастеров рано приобщаются к искусству хохломской росписи. Образное, художественное начало закладывается в них с детства. В немалой степени этому способствует окружающая природа. Густые леса... Просторы полей, голубые от цветущего льна, высветленные солнцем клинья овса или пшеницы, зеленые поймы лугов. Ранним утром травы осочки как будто серебром залиты — каждая травинка росой унизана.
      Воспитание красотой продолжается для ребят и на деревенской улице. Сквозь буйную зелень листвы и куст калины с красными гроздьями у самых ставень весело и нарядно смотрят на мир окна дома Елизаветы Васильевны Мосиной, мастера творческой группы фабрики «Хохлбмской художник».
      Наличники у окон голубые, а расписаны они рисунком с птицами и ветками ягод, простенькими цветочками. Особенно приветлива роспись, когда дом освещает солнце, и на фоне золотистых бревен рельефно выделяется голубизна узеньких наличников и нарисованные на них фиолетовые и синие птицы и белые цветы.
      Рисунок для росписи Елизавета Васильевна придумала сама, а расписывать наличники помогала дочка Галя. Она тоже художник, работает на фабрике «Хохломской художник». Дочь унаследовала от матери не только мастерство росписи, но и веселый, общительный характер. Недавно в цех фабрики пришла и младшая дочь Елизаветы Васильевны Таня. Преемственность профессии мастера хохломской росписи в этой семье продолжается.
      Расписные наличники украшают не только дом Елизаветы Васильевны. Почти на каждом сёминском доме, да и окрестных сел можно увидеть резной или расписной узор наличника. И все они разные, ни один орнамент не повторяет рисунка на соседнем окне. Здесь и лаконичный, уверенно и точно нанесенный на доску рисунок птицы, и рельефно выступающие гроздья винограда в обрам-
      лении широких, пластично раскинувшихся листьев, нанизанных на упругую ветку-стебель, и мотив солнечной розетки.
      Искусством резьбы по дереву, токарным ремеслом, мастерством кистевой росписи в здешних селах не удивишь. Узоры резных наличников и карнизов домов, искусно вырезанные ложки, затейливые по форме ковши-утицы здесь могут изготовлять многие. Чуть ли не в каждой семье мать, старшие сестры создают орнаменты хохломской росписи в цехах фабрики «Хохломской художник» и в ее филиалах. Здесь же трудятся в токарных и столярных цехах мужчины, продолжающие традиции изготовления токарных и столярных форм деревянных изделий.
      Встреча с красотой и искусством ждет сёминских ребят и в самих домах мастеров, комнаты которых особенно уютны от белых полотен, тюлевых занавесей, от изобилия цветов на подоконниках, от полос разноцветных ковриков, застилающих пол, от живописной мозаики лоскутных одеял. И как главные аккорды цвета, сообщающие особый колорит, — на стенах комнаты панно, круглые большие по размерам блюда с хохломской росписью (преимущественно с композициями из цветов, ягод земляники, узорных веток рябины или птиц).
      Особенно любят бывать дети в доме Степана Павловича Веселова, старейшего мастера хохломской росписи. Он давно на пенсии, но продолжает заниматься любимым делом: расписывает деревянную посуду, ложки, которые закаливает здесь же, дома, в большой русской печи.
      Привлекательность дома С. П. Веселова для детей начинается с двери, выходящей на высокое крыльцо. Во всю ее ширину и от верхней притолоки и чуть ли не до самых ступенек крыльца киноварью нарисованы петух и курочка. У петуха веером распущен хвост, каждое перышко которого — «травный» мазок. Такими же кистевыми мазками хохломской «травки» исполнены крылья птиц. Перышки на грудках курочки и петушка тоже все из кистевых мазочков, и только гребни птиц залиты яркой красной краской. Эта неожиданная прозрачность и легкость графики мазков, наполняющих силуэтный рисунок птиц, и одновременно локальная раскраска их гребешков не нарушает общей стилевой манеры картинки-панно. Оно словно соткано из этих красных стебельков-мазочков. Картинка-панно с птицами на двери смотрится удивительно празднично. Пожалуй, это одна из лучших работ Степана Павловича на тему птиц, которых он написал великое множество. Мастер пишет любимый им сюжет на загрунтованном картоне, на клеенке, на разноцветных листах бумаги. Фон всех этих орнаментальных панно в основном один и тот же — смолисто-черный, отливающий глянцем. Птицы традиционно киноварные, а пышная растительность, цветы, фрукты, густо и ь изобилии заполняющие пространство фона, — открытых зеленых тонов, желтые, оранжевые.
      В комнатах на полу — мягких расцветок половики. Дорожки их протянулись от двери до окон, уставленных цветами в горшках. Розовая герань и белые цветы кустиками, похожие на крупные подснежники. Среди зелени листьев и цветов несколько белых и голубых пластмассовых вазочек, расписанных «травкой». Самая большая ваза выставлена «лицом» на улицу, и окно Степана Павловича узнаешь по ней еще издали.
      Мастерская художника небольшая. Два окна, от которых в комнате очень светло. Стены мастерской сплошь завешаны орнаментальными рисунками. Старинные рисунки: «пряник», «рыжик», бесчисленные варианты «травки». Здесь же на столе, на полочках легкой этажерки, на подоконниках, на доске, лежащей концами на табуретках, просто на полу — уже готовые токарные изделия с росписью и те, что еще только в работе (мастер пишет орнамент сразу на нескольких вещах). Одним словом, мастерская — настоящий маленький музей хохломской росписи.
      Когда видишь все это впервые, невольно теряешься. Кажется, из-за обилия рисунков орнаментов не разглядишь самых интересных. Слишком уж много их здесь, глаза разбегаются. Но приходишь к мастеру еще и еще раз, и в том, как висят рядом орнаментальные листы, как группируются на стене рисунки, обнаруживаешь систему, начинаешь понимать, что висят они так не случайно. Красочность и ковровость их развески уже не мешает, а наоборот, позволяет увидеть композиции росписей, объединенных творческим замыслом автора, самим характером композиционного решения.
      Однажды мы оказались в гостях у мастера, когда к нему пришли школьники. По тому, как держались школьники, по отдельным их репликам («новый рисунок «пряника» на чашке», «птицы с ягодами лучше, чем у нас в школе») видно было, что они здесь не впервые. Догадку нашу потом подтвердил Степан Павлович: «Ребята у меня часто бывают. Особенно осенью и зимой, когда у них в школе идут занятия по хохломской росписи. Я ведь очень «травку» люблю писать. Вот они и приходят смотреть, как я ее пишу, увидеть новые рисунки. Многие из них сами хорошо уже пишут «травку». Бываю у них в школе, радуюсь их успехам. Хорошая смена растет для хохломского орнамента...»
      Интересно было наблюдать, как рассматривали школьники рисунки мастера. Каждый выискивал и находил для себя тот, что был ему близок, подсказывал, развивал, как выяснилось позже, собственный замысел рисунка орнамента, над которым он работал в школе. При этом никто из детей не пытался зарисовать или сделать хотя бы набросок схемы композиции, ритма ее построения. Все запоминалось, впитывалось школьниками зрительно, «рисовалось» по памяти.
      Школьники не только смотрят рисунки орнамента мастера. Любят наблюдать, как Степан Павлович расписывает чашку, как ведет стебель «травки» или строит рисунок «пряника». «Степан Павлович не только расписывает изделия, но и интересно рассказывает о хохломских рисунках. Защищает «травку», очень любит этот вид росписи, и нам советует писать травные орнаменты», — рассказывает школьница Таня Веселова.
      Ребятам нравятся не только традиционные токарные хохломские изделия, расписанные мастером, но и скворечники Степана Павловича. «Видели их в сарае? Их там больше десяти сколочено, а самый большой — вон на дереве», — пояснили ребята.
      Скворечник, нет, скорее причудливый замок, с домишками-пристройками, с узкими козырьками остроконечных крыш, с полочками разной величины й конфигурации (прямоугольными, круглыми, в виде трапеций и дуг), поднятый над ветками дерева высоким шестом, к которому он был приколочен, красовался наверху. Домики скворечника были выкрашены в красный, зеленый, синий цвета, которые в свою очередь были расписаны узорами хохломского орнамента.
      17. Мотивы живых цветов и ягод под кистью сёминских школьников превращаются в орнамент хохломской росписи
      Несколько таких же фантастических по форме скворечников, сколоченных из дощечек, но еще не расписанных, стояли в сарае на длинном столе-верстаке мастера. Это была новая, неожиданная для нас грань творчества Степана Павловича. Скворечники нам понравились, как и ребятам, и мы сказали об этом мастеру. Степан Павлович улыбнулся: «Скворечники люблю мастерить с детства. Расписывать их стал недавно. Они от этого веселее выглядят».
      Нетрудно было догадаться, что и здесь детей, помимо узоров росписи, привлекали фантастичность замысла мастера, необычность конструктивного решения скворечника (замок вместо традиционного ящика-скворечника) и, конечно, праздничный наряд росписи.
      Резные узоры домов, изделия с хохломской росписью и классические формы токарных изделий, которые дети видят с самых ранних лет, творчество родителей, которое они постоянно могут наблюдать... Сёминские ребята постоянно находятся в активной творческой среде, воспитывающей их вкус, склонность к искусству росписи и токарного ремесла.
      В дни летних каникул школьников можно каждый день видеть в живописном или токарном цехе сёминской фабрики «Хохломской художник». Чувствуют они себя здесь свободно, а появление их в цехах фабрики так же естественно, как естественно и привычно видеть из окон живописного цеха подступающий к фабрике лес.
      Часто ребята появляются на фабрике прямо из леса. Ходили утром по грибы и вот теперь с корзинками, полными тугих и крепеньких белых и подберезовиков, заглянули в цех. Корзинки с грибами живописным натюрмортом располагаются под окнами, а сами грибники, уютно устроившись на маленьких скамеечках, становятся зрителями. Неотрывно смотрят, как упруго и свободно ложатся под кистью на серебряный бок чаши ветки малины, как точно заполняет внутреннюю поверхность деревянной ложки рисунок из ягод рябины и двух золотых рыбок.
      Живописный цех фабрики расположен рядом с лесом, в котором нередко можно найти сладкую и горячую от летнего зноя землянику, ягоды брусники. Здесь все ребятам хорошо знакомо. И лес, и прозрачная Узола, и гибкие доски мостков, перекинувшиеся через неширокий водный простор реки, зовущиеся здесь лавами, и фабрика, где изготовляют и расписывают хохломские изделия.
      Часами могут стоять мальчишки у токарного станка, следя за тем, как кудрявится белая стружка под резцом и как из бесформенной поначалу липовой заготовки рождаются круглая чаша, пузатенький бочонок, поставец. Искусство создания токарных форм на станке — яркое и эмоциональное зрелище, притягивающее к себе совершенством пластических форм, рождающихся на станке, и не менее совершенной отточенностью движений мастера. Работа сё-минского токаря сродни искусству скульптора.
      Девочкам ближе искусство мастеров росписи. Здесь есть у кого поучиться. Виртуозно владеет кистевой росписью главный художник фабрики, заслуженный художник РСФСР, лауреат Государственной премии РСФСР Ольга Павловна Лушина, неоднократно демонстрировавшая свое искусство на международных выставках. Не уступают ей в искусстве росписи О. Н. Веселова, А. Т. Бусова — также лауреаты Государственных премий РСФСР, A.С. Карпова — заслуженный художник РСФСР, и такие опытные мастера, как Е. В. Мосина, Н. М. Пескова, Н. В. Тимачева, B. А. Удалова и многие другие.
      Наблюдать за их работой — подлинное наслаждение. Стремительно и легко пишут они «травку», декоративную «Кудрину», орнамент «под фон», причем ни один рисунок росписи не повторяется, каждый из них — свободная импровизация, наполненная живым чувством природы, красоты ее цветов, ягод.
      К ребятам на фабрике относятся приветливо и внимательно. Тем, кто проявляет особый интерес к росписи, мастерицы охотно покажут, как надо «стебель наводить» (с этого начинается обучение хохломской росписи), как делать «приписки» травного орнамента, как тычком кисти ягоды «налепливать». Но все это объясняется и показывается школьникам как бы между делом: оторвется мастерица ненадолго от росписи или лакировки ложек, черкнет кистью несколько раз на стеклышке, которое лежит перед каждой из них и служит палитрой, — вот и готово пособие для ученицы.
      А сама опять скорее к основной своей работе. Слышен только веселый перестук ложек, которые мелькают у нее в руках, купаются в густом лаке и расставляются для просушки на длинной узкой доске.
      От внимательных ребячьих глаз не ускользнет и то, как мастерица держит кисть, какой нажим бывает у кисти, когда пишется «травка» и когда наносится штриховка в росписи «Кудрина», как согласуется вращение токарных форм в руках с ритмом расположения орнамента на этих округлых формах.
      Девочки сами пробуют продолжать рисунок на стеклышках-палитрах, пристраивая к сочным и легким «кустикам», оставленным рукой мастера, свои росчерки «травок», завивают «стебель» на бракованном стаканчике, ложке, на чашке с щербинкой.
      Запас зрительных впечатлений от рисунков орнамента, которые дети видят и запоминают с детства, позволяет им без особого напряжения и длительной тренировки создавать собственные композиции росписи, отмеченные острой наблюдательностью, поэтичностью восприятия природы, свободой в расположении рисунка. Так у ребят с детства воспитывается удивительное чувство соразмерности масштаба росписи с округлыми формами изделий, интуитивное понимание декоративных качеств росписи, свободной от дробности и натуралистичности в трактовке цветочных и растительных мотивов.
      Знакомство с орнаментами хохломской росписи, с пластикой токарных форм, которые дети могут постоянно видеть у себя дома, в цехах фабрики «Хохломской художник», первые практические навыки овладения приемами кистевой росписи — только начало приобщения к системе и традициям искусства Хохломы.
      В раскрытии перед детьми Сёмина и окрестных сел художественной и культурной ценности промысла, известного не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами, в воспитании живого интереса к творчеству местных мастеров ближайшим союзником и помощником фабрики «Хохломской художник» является сёминская средняя общеобразовательная школа. По инициативе главного художника фабрики О. П. Лушиной с начала 70-х годов опытные мастера росписи занимаются здесь со школьниками VI классов на уроках труда.
      На протяжении нескольких лет занятия в школе проводили мастера творческой группы А. С. Карпова, Е. В. Мосина, А. П. Метелькова, П. Г. Новожилова, В. С. Курнакова, преподаватели уроков труда Р. С. Доможирова и А. П. Петушкова. В настоящее время постоянно занимаются со школьниками А. С. Карпова и А. П. Метелькова.
      В классе, где проводятся уроки росписи, по стенам развешаны рисунки хохломского орнамента, выполненные С. П. Веселовым и мастерами фабрики, фотографии ведущих мастеров промысла. Главное место занимают три длинных рабочих стола. Такие же столы можно видеть в живописных цехах фабрики «Хохломской художник». Вдоль столов по всей их длине расположены скамейки.
      Плоскость стола достаточно широка. На ней свободно умещаются изделия, которые предстоит расписать на уроке. Возле каждого ученика стеклышко, на котором удобно разводить краску, пробовать прием росписи, упражняться в нанесении кистью мазков. Здесь же масляные краски. Палитра их невелика: киноварь, желтый, черный и зеленый цвета. Кисти — каждая для определенного цвета. По тому, как аккуратно положены кисти на картонные подставки, как чисто протерты стеклышки-палитры и до краев заполнены краской стеклянные баночки, ощущается отношение к занятиям. Уроки росписи одни из самых любимых в школе.
      Кистевые приемы росписи школьники начинают осваивать на стеклышках. Стеклышко у каждого ученика свое, как и альбом, в который заносятся строчки приемов росписи. Здесь целые страницы заполнены мазочками кустиков «травки». Сначала строчки из одного мазочка, затем из двух «сестричек-мазков», как образно называют их мастера. Строчки из трех «сестричек» — это уже «кустик». На каждой новой странице меняется масштаб и ритм строчек мазочков, и по ним наглядно можно видеть, как обретают уверенность и изысканность кистевые росчерки авторов.
      Альбомы с кистевыми приемами «травки» сменяют новые, в которых отрабатываются приемы росписи «под фон». Черной или красной краской закрашиваются отдельные участки листа между графическими линиями листьев, цветов, ягод, фантастических птиц или рыбок с причудливыми хвостами. Здесь же листы черно-белой графики, где все строится на гибкости и плавности линейных ритмов, разделок кончиком кисти прожилок, сердцевинки цветка, листьев, на тональном равновесии пятен. Школьники пробуют работать тычком кисти, тугим, свернутым из бумаги жгутиком, на конце которого комочек ваты, завернутый в марлю, или просто рельефная по фактуре ткань.
      Первые страницы альбомов с рисунками «Кудрины» напоминают морские волны или кудрявые гривы коней. С рисунком «Кудрины» школьники знакомятся лишь после того, как начинают чувствовать плавность и красоту линии в росписи.
      Ведущий мастер творческой группы фабрики «Хохломской художник» Александра Степановна Карпова рассказывает: «Обучать начинаем с того, как кисть держать. Первые занятия все пишут кустик «травки» на стеклышках, учатся «стебель наводить». Так удобнее. Если «не идет кисть» или «стебель сломан» — можно сразу же стереть рисунок и начать новый. Стеклышко и как материал сподручнее. Кисть скользит, не задерживаясь, как и по полуде. Чтобы придать уверенность и твердость руке, предлагаем рисовать карандашом в альбоме «стебель», завиток «травки», но немного. В хохломской росписи все на кистевом приеме основано. Ему и учим школьников».
      Токарные формы школьники начинают расписывать почти одновременно с упражнениями в кистевом письме на стеклышках и с заполнением кистевых строчек «травки» в альбомах. Уже на третий или четвертый урок труда в VI классе мастера приносят с фабрики бракованные стаканчики, чашечки, покрытые полудой. Раздают их ребятам и предлагают расписать мазочками «травки».
      Ученики VI класса приходят на экскурсии в производственные цеха фабрики. Здесь они наблюдают за работой мастеров, знакомятся с этапами изготовления изделий, начиная с заготовки липы, грунтовки и лакирования ложек и выточенных на токарных станках изделий, покрытия их алюминиевой полудой и кончая росписью в живописном цехе.
      Эти первые экскурсии преследуют цель лишь накопления зрительных впечатлений, поэтому они условно названы «пассивными». Зрительные впечатления, получаемые детьми во время первых посещений фабрики, особенно значительны.
      С VII класса количество экскурсий на фабрику возрастает. В отличие от первых посещений фабрики в VI классе эти экскурсии зовутся «активными». Школьники не только наблюдают за работой мастеров, но и сами пытаются выполнять отдельные операции по изготовлению и отделке изделий. Они подсаживаются к мастерам и помогают им олифить или покрывать лаком ложки, наносят несложные элементы рисунка на готовые токарные формы. Знания и умения, которые многие из ребят приобрели во время летних каникул, когда обучение росписи счастливо перемежалось для них с лесными походами за грибами и ягодами, помогают им теперь совершенствовать свое мастерство.
      Для учащихся VIII классов организуются группы, которые под наблюдением опытных мастеров уже всерьез, один раз в неделю в течение всего учебного года и по несколько часов ежедневно во время производственной практики, знакомятся со всеми операциями изготовления и отделки хохломских изделий. Каждый из учащихся в течение двух-трех дней работает в заготовительном, столярном, токарном и живописном цехах, выполняя вначале несложные, а затем все более ответственные операции, приобретая навыки и сноровку в работе.
      Работают ребята серьезно, ответственно. Гордятся, когда кто-нибудь из старших похвалит первую выточенную на станке чашку, чистоту и аккуратность грунтовки или лакировки ложки, упругость наведенного на донышке чашки стебля. Незаметно для самих себя школьники привыкают к ритму работы, к последовательности изготовления изделий, учатся ценить и понимать особенности росписи каждого мастера, умения токаря. Преемственность в передаче знаний и опыта, в овладении искусством «травной» росписи, токарным и столярным мастерством происходит для детей естественно и просто.
      Так учились мастерству родители школьников, а еще раньше — их отцы, матери, старшие сестры и братья. Так было здесь всегда. Искусство и труд всегда существовали на промысле рядом, и невозможно отделить одно от другого.
      В процессе обучения на уроках труда нарастает сложность тех или иных приемов росписи, расположения орнаментальных композиций на токарных и столярных формах изделий. Ученикам предлагают выполнить и творческие задания — придумать рисунок для спинки детского стульчика, сочинить узоры орнамента на тему лесных ягод или полевых цветов. Обучение профессиональному мастерству хохломской росписи органично сочетается с развитием их фантазии, творческого начала, увлеченности самим процессом работы.
      Программа занятий по освоению хохломской росписи на уроках труда в школе в своей основе повторяет обучение мастеров хохломской росписи. В этом ее жизненность для традиционного художественного промысла. Однако в процессе занятий со школьниками программа постоянно корректируется. Интересы возраста учеников чутко улавливаются мастерами-педагогами. Даже уроки по освоению технических приемов росписи — это тоже уроки творчества. Школьникам предлагается, к примеру, дома сочинить рисунок на тему жар-птицы! Есть в программе сёминской школы и такое творческое задание. Это сквозное задание для школьников всех возрастов. Любопытно сравнить рисунки учеников VI и X классов. Нередко именно шестиклассники в своих рисунках более щедры на фантазию, сказочность образа птицы. Показательно и то, какими средствами и на каком уровне мастерства создается образ сказочной птицы, в каком возрасте рисование ее наиболее увлекательно для учеников.
      Если на остальных уроках обучение приемам росписи подчинено четкой системе овладения навыками мастерства, регламентировано тем, с чего следует начинать, в какой последовательности осуществлять освоение приемов росписи, то при выполнении творческих заданий на темы лесных ягод, полевых цветов, жар-птицы каждый может в полной мере проявить свою фантазию и воображение.
      «Главная цель творческих заданий — разбудить фантазию учеников, настроить их на создание новых, необычных композиций росписи», — поясняет Ольга Павловна Лушина.
      Занятие, на котором школьники рисуют жар-птицу, отличается от остальных уроков и по форме. Птиц предстоит рисовать не больших — в половину, а то и в полный формат ватманских листах бумаги, приколотых к планшетам. Кисти берутся самых больших номеров. И вот появляются на листах сказочной красоты птицы, распустившие свои узорные хвосты.
      Рисуя птиц, ученики испытывают особое удовольствие от того, что перед ними лист бумаги большого формата, который предстоит расцветить красками, или, сохранив белизну фона, одним-двумя цветами создать графический рисунок птицы. Жар-птицы на рисунках получаются очень красивыми, и их развешивают в классе, в коридоре школы, демонстрируя творческий почерк, проявление фантазии сёминских школьников и одновременно украшая рисунками школу.
      Как уже отмечалось, школьники с первых дней занятий в классе хохломской росписи учатся писать на токарных формах, сначала на бракованных, а затем и на полноценных полуфабрикатах.
      Таким образом, композиции росписи создаются ими и на плоскости альбомного листа, и на сферических округлых токарных формах, с которыми школьникам придется иметь дело во время производственной практики на фабрике.
      Учащиеся начинают осваивать систему построения хохломского орнамента на токарных формах. У ребят воспитывается понимание того, что и на токарном станке, и в руках мастерицы росписи токарные формы изделий — тела вращения. Взяв выточенную на станке вещь, мастерица продолжает в руках ее движение по кругу, и кисть ее следует за поворотами формы чаши, и ритм росписи продолжает круговое движение листьев, ягод, цветов. От того, что кисть скользит по ровной, гладкой и округлой форме, сами мотивы росписи обретают пластичность.
      Рано приобщая школьников к производству, пробуждая в них интерес к творчеству мастеров, руководители фабрики «Хохломской художник» не скрывают и реальных сложностей, трудоемкости отдельных операций. Наблюдая процесс создания хохломских изделий, у школьников возникает уважение к профессиям родителей, старших братьев и сестер, появляется естественное стремление стать такими же искусными мастерами. Это необходимо и для тех, кто твердо решил продолжить традицию семейного мастерства, и для тех, у кого выбор жизненного пути еще впереди. Кроме прямого приобщения к традиционному мастерству, фабрика дает возможность школьникам прикоснуться к истокам творчества, невольно пробуждая тем самым в каждом из них художников.
      Для тех, кто после школы выбирает для себя специальность живописца или токаря, навыки, полученные в школе, помогут продолжить овладение профессиональным мастерством.
      На фабрике «Хохломской художник» в настоящее время трудится немало выпускников сёминской школы. Совсем недавно нам довелось встретиться с одной из молодых мастериц фабрики, недавней выпускницей сёминской школы Александрой Погодиной. Это был знаменательный для Саши день. В Абрамцевском художественно-промышленном училище подводились итоги занятий на курсах повышения квалификации художников предприятий народных художественных промыслов. Работы, выполненные А. Погодиной за время занятий на курсах, собранный ею материал по народному искусству в музеях Москвы, Загорска были высоко оценены экзаменационной комиссией. Оценка за проделанную ею работу была единодушной — «отлично». Саша Погодина выглядела смущенной и счастливой. Когда кто-то из членов комиссии спросил ее, где она научилась такому высокому профессиональному искусству хохломской росписи, девушка ответила: «Учили мастера, учили цеха фабрики «Хохломской художник», а еще раньше — уроки труда в нашей сёминской школе...»
     
      ПРЯЛОЧНЫЕ ДОНЦА ГОРОДЦА
      Всего сорок километров отделяют села, которые принято называть родиной Хохломы, от другого традиционного центра художественной обработки дерева в Горьковской области — села Городца.
      Автобус из Сёмина добирается до Городца за три с небольшим часа. Дорога все время бежит среди раздолья полей. Лес то подступает совсем близко светлой рощицей берез, то отодвигается и долго тянется зеленой, неровной по краям от темных островерхих елей полосой.
      Городец всегда начинается неожиданно. Сначала начинает мелькать за окном голубой, зеленый, насыщенно синий штакетник полисадников, за которым — розовые мальвы на высоких и толстых стеблях, темно-вишневые и белые георгины, желтые золотые шары цветов. Аккуратные поленницы дров возле заборов, сверкающая свежей покраской крыша, узорный дымник, венчающий трубу, — это уже типичные признаки Городца.
      Автобус останавливается на широкой и оживленной площади, примыкающей к базару. Отсюда улица круто спускается к Волге, широкий и светлый простор которой хорошо виден. Еще дальше так же отчетливо и хорошо просматриваются бескрайние, убегающие к горизонту и словно размытые акварелью просторы заволжских земель.
      В городе находится фабрика «Городецкая роспись», мастера которой создают изделия с росписью, своими традициями уходящей в далекое прошлое.
      Заволжские земли всегда славились богатыми урожаями льна, из которого местные женщины ткали на продажу белоснежные холсты. Прежде чем выткать полотно, лен нужно было обработать и изготовить из него пряжу. Для этого необходимы были такие орудия труда, как трепала, мялки, веретена, прялки. Деревни в окрестностях Городца специализировались на изготовлении тех или иных орудий ткацкого ремесла. В деревне Хлебаиха, а позднее и в деревнях Курцево, Косково, Мокрево, Ометово, Савино стали делать донца для прялок.
      Причудливо извиваясь и петляя, катит прозрачные и быстрые свои воды лесная речка. В дни весеннего половодья река подмывает крутые берега, на которых возвышаются березы, ели, кряжистые дубы, и выворачивает их с корнем. Падая в воду, деревья постепенно заносятся песком, погружаются в речной ил. Мягкие породы деревьев быстро сгнивают, дубы же от долгого пребывания
      в воде, наоборот, становятся еще крепче и плотнее. Пролежавший на дне многие десятки лет дуб меняет цвет древесины — из светлой она становится темной, как графит.
      Неизвестно, кому из мастеров, резавших из осины донца, пришла мысль использовать в их украшении красивую по цвету мореную древесину дуба. Исследователи народного искусства склонны отнести появление первых инкрустированных кусочками черного полированного дуба прялочных донец к концу XVIII — началу XIX столетия. Художественное оформление донец берет свое начало с выемчатой резьбы и инкрустации, технические приемы которых издавна хорошо были знакомы здешним резчикам. Такой резьбой в Заволжье украшали наличники окон, различные деревянные бытовые предметы. Инкрустированные узоры встречаются на крестьянских раздвижных столах1. Примечательностью городецкой прялки является не лопаска, или гребень, а широкое, плоское донце, словно специально предназначенное для оформления резьбой или росписью.
      Наиболее старинные из дошедших до нас городецких донец лаконично и вместе с тем декоративно украшены инкрустацией из черного мореного дуба и ногтевидной резьбой. Изображенные на них жанровые сцены — выезды карет, ярусы марширующих солдат, всадники, гарцующие на конях, — решены обобщенно и вместе с тем очень выразительно.
      В середине XIX века инкрустация и резной декор на городецких донцах сменяются многокрасочной росписью. В процессе росписи мастера стали использовать приемы живописи, основанные на свободном кистевом мазке. Изображения передаются плоскост-но, без светотени. Роспись завершается «оживками» — введением светлого корпусного мазка, накладываемого в виде блика на цветок, лист, силуэт птицы или коня, человеческой фигуры, — как бы оживляющими складки одежды.
      Росписи нарядны по колориту. Звучности их способствуют цвета фонов: оранжевый, зеленый, черный — наиболее любимые мастерами. Эти росписи, как и хохломские, восходят к традициям древнерусского искусства. В трактовке и колорите растительных форм здесь сохраняется близость цветочным мотивам орнамента лицевых рукописей и монументальных росписей XVII — начала XVIII столетий. Кроме того, в них нашли отражение живые наблюдения, наиболее типичные для Городца тех лет: ярмарки, праздничные гуляния, сцены чаепитий и т. д.
      Прялочные донца были нужными в быту предметами, необходимой частью повседневной жизни крестьянки, небогатой горожанки. Когда на донце не пряли, его вешали на стену избы, городского дома как украшение.
      До конца XIX века городецкие мастера работали клеевыми и темперными красками. Позднее они переходят на роспись маслом.
      Для их работ характерно исполнение росписи на ярких цветных фонах, широкая кистевая манера письма, построение композиции по принципу размещения крупных красочных пятен.
      Сюжетные сцены происходят как бы среди пышного цветения — гирлянд роз и ромашек, винограда, зеленых стеблей и веток. Городецкими мастерами создана отработанная система изображения цветов, растений: от первых цветовых пятен-кружков до завершающих роспись тонких белильных и черных разделок и «оживок». Жанровые и орнаментальные изображения сливаются в единое целое.
      До нас дошли имена известных мастеров городецкой росписи — И. А. Мазина, И. К. Лебедева, Ф. П. Красноярова, П. А. Колесова, Антона и Лазаря Мельниковых, братьев Сундуковых и некоторых других, творчество которых относится к концу XIX — началу XX века. Для каждого из них характерны свои особые приемы письма, любимые жанры композиции росписи.
      Росписи И. А. Мазина отличает смелость сопоставления контрастных цветов, декоративность. Этому блестящему мастеру бытового жанра доступно построение многофигурных композиций, передача психологии героев.
      Произведения И. К. Лебедева отмечены особой тонкостью исполнения. Его нередко называют мастером жемчужных донец. Свои росписи он завершал «разживками» — мелкими белильными точками и штрихами, похожими на жемчужинки в древнерусском шитье. Композиции этого мастера даже на сюжеты из современной жизни Городца наиболее близки традициям нижегородской иконописи.
      Колорит живописи Ф. П. Красноярова построен на сочетании красного, синего и белого цветов и штриховой разделки. Мастер постоянно вводит в изображения полные юмора надписи.
      Городецкий промысел предреволюционного периода переживает серьезный упадок. Резко сокращается в это время ручное ткачество, вытесняемое тканями фабричного производства. Сокращается прядение, спрос на донца падает. Почти уходят из обихода мочес-ники — лубяные коробки для хранения мотков (мочек) льна. Необходимо было найти новый ассортимент изделий с росписью. Поиски были трудными и долгими. В 20-е годы старые мастера — Ф. П. Краснояров, И. А. Мазин, И. К. Лебедев, П. А. Колесов — начинают работу над новыми вещами в организованной ими мастерской на родине промысла, в селе Курцево. В это время ими создаются сюжетные панно, панно с цветочными мотивами росписи. Сюжетами для композиций служили темы сельских праздников, жизнь колхозной деревни, будни пограничников и красноармейцев. Вместе с новыми сюжетами в роспись были включены и новые детали быта, архитектуры, костюма.
      В послевоенные годы своему подлинному возрождению Городецкая роспись обязана прежде всего потомственному мастеру
      А. Е. Коновалову. Для создания изделий он привлекает мастеров, владеющих традиционными приемами росписи, а также обучает
      городецкому письму молодежь. В 60-е годы в связи с организацией фабрики «Городецкая роспись» А. Е. Коновалов становится ее художественным руководителем. С помощью специалистов московского НИИ художественной промышленности удается решить проблему ассортимента изделий. Это детская мебель (столики, стульчики, качалки, скамейки-укладки для хранения игрушек), комплекты для кухни (разделочные доски, поставцы, - солонки), декоративные изделия (расписные тарелки, панно). Большинство этих вещей украшено цветочными мотивами росписи, среди которых нередко изображаются птицы и кони.
      В настоящее время мастера фабрики «Городецкая роспись» пробуют свои силы в создании сюжетных декоративных композиций в традициях старинной городецкой росписи.
     
      УРОКИ ГОРОДЕЦКОЙ РОСПИСИ
      С 1976 года на уроках труда в слободской восьмилетней школе Городца школьники стали изучать приемы городецкой росписи. В эту же осень в школе был организован кружок, перед которым была поставлена цель углубить знания учащихся в кистевых приемах росписи. Ученикам предоставлялась возможность проявить свои способности в создании композиций на готовом полуфабрикате (дощечках-панно, разделочных досках, мебели для кукол, декоративных блюдах и т. д.).
      Одновременно при городском Доме пионеров создается кружок городецкой росписи, который посещают не только учащиеся слободской школы, но и ученики других школ Городца.
      Заниматься с детьми на уроках труда в слободской школе и в школьном кружке стали мастера творческой группы фабрики «Городецкая роспись» Ф. Н. Касатова и В. М. Черткова. В городском Доме пионеров кружком руководит мастер по росписи Т. М. Рукина.
      Занятия с детьми в школе и в Доме пионеров были начаты с освоения орнаментальных форм и цветочных мотивов городецкой росписи. Азбука росписи, как и у сёминских школьников, рисуется в альбомах.
      Обучение приемам росписи начинается с цветного кружка — «яблочка». Сначала отрабатывается сам прием нанесения кистью этих кружков, затем следуют листы, на которых кружок — «яблочко» — как бы получает объем от дужек-мазков, разбегающихся от центра. Вокруг кружков тычком расставляются точки. Новый прием росписи — кисть ритмично прикладывается от самого кончика до черенка, оставляя на бумаге отпечаток своего силуэта. Когда эти силуэты «обегут» кружок, возникает рисунок цветка. Здесь уже возможны варианты узоров цветка, составленных из кружка и отпечатанных лепестков. Можно уложить все лепестки внутри круга, оставив точку центра. Если чуть выйти за границы круга, получится новый силуэт — «цветок-солнышко». Можно расположить
      «солнышко» лепестков за пределами круга, нарисовать внутри самого круга кружок поменьше, ввести в разделку уже знакомый прием «оживок» кистевыми «дужками».
      Варианты оформления круга, знакомство с «оживками», введение в них дополнительного цвета — все это достаточно хорошо разработано мастерами.для показа и объяснения школьникам.
      От азбуки цветочных форм орнамента школьники переходят к компоновке орнаментальных мотивов, вначале достаточно простых: веточка, окруженная листочками с одним цветком (затем с двумя, тремя и т. д. цветками); веточки, наклоненные друг к другу или образующие движение по кругу. Затем следуют более сложные задания: композиция в полосе, круге, композиция прямоугольного (квадратного) панно; роспись цветочными мотивами спинки стульчика, разделочной доски, полочки.
      Рассмотрим, как выполняются эти задания. Сначала школьники рисуют в альбомах или на отдельных листах бумаги силуэтные изображения предметов, которые предстоит украсить росписью. Затем делают эскизы самой росписи. Как правило, каждый создает несколько вариантов будущего изображения.
      Эскизы служат как бы преддверием будущих композиций., В процессе работы в них вносятся соответствующие коррективы, и первоначальный эскиз чаще всего существенным образом отличается от конечного результата.
      В. М. Черткова, занимающаяся с детьми, рассказывает: «Пробовали расписывать изделия сразу же, не делая эскизов. На маленьких вещах, например на солонке, дощечке для полотенца, стульчике для кукол, это удавалось. Но большинство учеников теряется. Не знают, с чего начать. Блюдо, к примеру, или пластина панно — что на них изобразить? Настораживает масштаб вещей. Часто не знают, как подступиться. Переписывают, а конца работы не видно. Совсем по-другому идет работа по предварительно созданным эскизам для этих вещей. Тогда дети смело начинают компоновать, порой не заглядывая даже в эскиз. Для комплекта кукольной мебели (шкаф, столик, несколько стульчиков, кроватки) обязательно сначала делаем эскизы. Тогда сразу будет видно, где бабочкам порхать, а где цветам расти».
      Бабочки действительно в росписях школьников порхают. Над цветком на спинке стульчика, на разделочной доске. Этот неожиданный для городецкой росписи образ рожден детской фантазией, как воспоминание о летнем отдыхе. Но сами бабочки, какими их рисуют школьники, отнюдь не иллюстративны. Бабочка не рисуется по контуру, не переводится с заранее вырезанного картонного силуэта, а создается кистевым мазком. Крылья бабочки — те же лепестки или круги цветов городецкого «розана», усики — штрих тонкой разделки. Прикладывается к бумаге, к поверхности дощечки кисть боковой плоскостью — готово тельце бабочки. Крылья раскрашивают цветными пятнами, или силуэт крыла очерчивают линией, или совмещаются оба приема. Композиции росписи, в которые введены бабочки, поражают декоративностью.
      С неменьшим удовольствием школьники рисуют коней и птиц среди цветочного орнамента. Узорами расписывают птицам хвосты, превращая их то в изысканные веера, то в распустившиеся цветы; проявляют неистощимость выдумки в разделке крыльев, грудки и гребня птицы. Кони претерпевают меньше изменений. Силуэт черного коня почти на всех рисунках одинаковый как по размеру, так и по статичности позы. Очевидно, большинство изображений скопированы детьми с рисунков современных изделий городецких мастеров. Ничего плохого в этом заимствовании нет. Силуэты коней по-своему выразительны, к тому же помещены в неповторяющиеся схемы цветочного орнамента и воспринимаются каждый раз по-новому. Зато сбруя, седло коня щедро украшены орнаментом. Узоры его разнообразны. И все же в изображении коней хотелось бы видеть больше проявления детской фантазии, например в выборе его величины, нарушении статики.
      Впрочем, здесь есть и счастливые исключения. Нам показали большое декоративное блюдо, расписанное школьниками, где традиция копии нарушена. На фоне светлой текстуры дерева стремительно несутся навстречу друг другу черные кони. Рисунок их свободен, хотя несколько наивен. Не вызывает сомнения, что кони не рисовались по контуру, а сразу написаны кистью. Хорошо переданы силуэт и движения коней. Белая графика разделок деликатно очерчивает гриву, развевающиеся хвосты коней и узор уздечек. Над головами и под копытами коней расцветают розовые, золотистые, синие цветы в обрамлении мягких по цветовым пятнам охристо-зеленых листьев. Открытый черный цвет коней подчеркивает декоративность росписи.
      Насыщенность цветом, их мажорная приподнятость характеризует большинство детских работ при всей ограниченности палитры красок, используемых в росписи. Достаточно рассмотреть иллюстрирующие текст книги три разделочные доски с изображениями птиц и цветочных гирлянд. На двух из них фон черного цвета, на доске, что в центре, — оранжево-красный. Схемы композиций росписи традиционны. На одной из досок парное изображение голубых птиц. Над ними по обе стороны симметрично от большого красного цветка — веточки зеленых листьев с бутонами. Цветок и бутоны сочно обведены белильными «оживками». Верхней гирлянде отвечает цветочный мотив в нижней части доски. Та же симметрия рисунка росписи — центральный крупный цветок, по бокам кружки — «яблочки» и листочки зелени. Как и в верхней части цветочной гирлянды, внизу — разделка белилами силуэта цветка. Если цветы в росписи живописны и узорны, то сами птицы воспринимаются прежде всего четкостью силуэтов. На черном фоне голубизна птиц выступает особенно контрастно и декоративно. Белильные «оживки» крыльев, грудок, обводка хвостов птиц изящны и в то же время не разрушают цельности силуэтного пятна.
      Близка по схеме и другая роспись на черном фоне доски. Та же пара птиц, только малиновых. Разделка белилами их так же тактична. Птицы узорны и в то же время, как и первая пара, хорошо читаются по силуэту. В отличие от аккуратной симметрии букетов цветов в росписи предыдущей доски здесь цветы и листья словно нарочно перемешаны, разбросаны с некоторой беспечностью. Но и здесь есть логика и убедительность решения композиции. Вихревой каскад цветов, листьев, бутонов цветов вокруг птиц делает более монументальными изображения самих птиц, и их статичность в центре композиции росписи становится оправданной.
      Характерно, что присущая детям любовь к декоративности, понимание ими звучания цвета останавливает их выбор преимущественно на двух цветах фона, — красном и черном. Росписи на них нарядны и красочны. Синие, оранжевые цветы красивы в сочетании между собой. Композиции росписи на красных фонах строятся в большинстве своем на живописных крупных пятнах цветов, силуэтов коней и птиц, которые лишь слегка тронуты узором разделок. Детали, за редким исключением, не выпадают из силуэтов пятен цвета. Способность видеть красоту многих оттенков красного цвета позволяет детям справляться со сложной живописной задачей нахождения контрастных и вместе с тем гармонирующих с красным оттенков других цветов.
      С черным цветом фона дети действуют приблизительно так же, заставляя гореть на нем остальные цвета, умело подбирая их. Палитра цветов на черном фоне, однако, более сложная и разнообразная. Здесь появляется возможность усилить контраст: рядом с желтым или голубым положить фиолетовый, розовый мазок; обвести белым силуэт листьев, цветка; составить узор крыльев у птицы из чередующихся мазков красного, синего, желтого, белого цветов. Но силуэт крыльев, составленных из таких мазочков, хорошо читается. Когда мазки разложены, они собираются в форму крыла более широким и сочным мазком белого цвета, каким рисуется абрис крыльев птицы. Черный цвет фона позволяет раскладывать внутри силуэта птицы, цветка, листьев, любые оттенки цветов, чередуя их по ритму, размеру точек, полосок, дужек, волнистых или прямых линий. Графика разделок здесь более активна. Допустима и детальная проработка отдельных частей, но при условии, если найдены и скомпонованы основные цветовые массы.
      Зная рисунки дошкольников, радостное отношение детей этого возраста к яркому и смелому сочетанию цветов, невольно напрашивается сравнение их творчества с работами городецких школьников. Для работ тех и других характерны искренний и открытый взгляд на мир, стремление передать его во всей красочности. Возможно, что похожесть возникает и от того, что здесь мы имеем дело с узором орнамента, его условностью в передаче цвета, не списанного с натуры, а созданного по чувству.
      Занятия со школьниками в слободской школе, в кружке городецкой росписи при Доме пионеров начаты сравнительно недавно, но результаты этой работы обнадеживают. Создано немало ярких, запоминающихся работ. Школьники увлечены занятиями. Можно считать во многом уже апробированными и методы работы мастеров по передаче учащимся навыков и приемов городецкого кистевого письма, последовательность освоения школьниками мотивов цветочного орнамента, изображения птиц и коней.
      Интересны и дальнейшие этапы ознакомления учащихся с приемами кистевого письма, со старинными рисунками городецких росписей. Школьников знакомят с работами потомственных мастеров, хранящимися в краеведческом музее Городца. Практические занятия в школе чередуются с изучением палигры и композиций росписей на прялочных донцах, мочесниках, с рисунками на детских стульчиках. Перспективным представляются и встречи детей с панно-картинками городецких мастеров 30-х годов, изображающими красноармейцев, гарцующих на конях, приехавший в Городец зверинец, цветущий сад, животных и птиц. Здесь также много близкого природе детского рисунка — силуэтность и плоскостность росписи, чувство ритма в расположении действующих лиц на картинке, любовное нанизывание деталей.
      Несомненно, метод тематических творческих заданий особенно плодотворен для Городца. Есть уже и прямые доказательства перспективности подобного метода.
      Московский НИИ художественной промышленности в 1976 — 1977 годах проводил семинары с мастерами фабрики «Городецкая роспись», целью которых было всестороннее изучение сюжетных композиций городецкой росписи прошлого. В музеях Горького и Городца мастера делали зарисовки композиций росписи на прялочных донцах, мочесниках, коробах, детских стульчиках, панно, сделанных в 30-е годы. На основе собранного материала ими были разработаны собственные творческие сюжетные композиции.
      Руководитель кружка городецкого Дома пионеров Т. М. Рукина, используя опыт семинара, провела несколько занятий с детьми в местном краеведческом музее. Ребята выполняли зарисовки с понравившихся им образцов. Рисовали птиц, сценки с выездами карет, мотивы цветочной росписи, а большинство — кота, изображенного на мочеснике. Любопытно, что, довольно точно скопировав общий силуэт кота, школьники проявили фантазию в трактовке его портрета. У каждого автора получился свой, неповторимый образ животного. Есть рисунки добродушных, приветливых котов с щетинкой усов над улыбающимся ртом. Есть рисунки котов задумчивых и грустных.
      Симпатии ребят к усатому персонажу, выразительность многих зарисовок подсказали тему первого тематического творческого задания по росписи. Его сюжетом стал отрывок из поэмы А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» — «У лукоморья дуб зеленый...». В данном случае выбор сказочного сюжета для композиции росписи представляется вполне удачным.
      Не только сказка может претендовать на сюжет в работах по росписи городецких школьников. Сам Городец с его живописными улочками, сбегающими к Волге, с его домами, увенчанными узорными дымниками, причудливыми вазонами, водосточными трубами, распускающимся у стыка с крышей фантастическим цветком — это тоже возможные сюжеты для будущих тематических композиций росписи школьников.
      Можно надеяться, что работа с Городецкими школьниками над орнаментальными и сюжетными композициями росписи будет успешно продолжена. Для столь оптимистичного прогноза имеются все основания. С учащимися занимаются опытные мастера, которым, кроме профессионального владения традиционным искусством росписи, присущи и педагогические данные — тактичное и внимательное отношение к творчеству детей, умение увидеть и правильно оценить трудолюбие и самостоятельность, инициативу поиска своих воспитанников.
      Не менее важным представляется и то обстоятельство, что руководители фабрики «Городецкая роспись» видят в сегодняшних школьниках будущую смену мастеров, которых они должны готовить уже сегодня.
      Уроки труда в школе и кружок при Доме пионеров были организованы с целью вполне конкретной — готовить кадры для фабрики «Городецкая роспись», выявлять за время занятий наиболее способных к творчеству школьников. И в этом направлении уже достигнуты ощутимые результаты.
     
      «ТАРАРУШКИ» ПОЛХОВ-МАЙДАНА И КРУТЦА
      Расписанные яркими цветами анилина матрешки, грибки-копилки, поставцы, свистульки-утицы, громко стреляющие пробкой деревянные пистолеты, вазочки, круглые кандейки и школьные пеналы — все эти деревянные изделия названы метко и весело — тарарушки. Действительно, тарарушки горят пронзительно яркими цветами росписи, посвистывают на разные голоса, тарахтят выстрелами пугачей. -
      Расписные изделия Полхов-Майдана, а с недавнего времени и Крутца — села, находящегося вблизи известного теперь художественного промысла, можно встретить на рынках многих городов нашей страны. Декоративные и нарядные по росписи, они привлекают к себе внимание, пользуются любовью покупателей. Особенно любимы они детворой за необычную роспись, за то, что в них можно свистеть, выстреливать пробкой, играть.
      В начале XX века в селе Полхов-Майдан Горьковской области получает развитие производство токарных расписных изделий. Ассортимент вещей вначале здесь был небольшой: поставцы, пеналы, игрушки, созданные на токарной основе и украшенные выжиганием или раскраской.
      Специфические особенности полхов-майданской росписи складываются в 20-е годы. Выжигание полностью вытесняется росписью сначала масляными, а затем анилиновыми красками. Основные мотивы росписи — цветы, птицы, сельский пейзаж, фрагменты архитектуры.
      Росписи предшествует нанесение на загрунтованные крахмалом формы токарных изделий рисунка пером. В пределах черных контуров кистью наносится роспись локальными цветами: алым, желтым, синим, фиолетовым, зеленым. Растительные мотивы соседствуют с пейзажными картинками — домиком на берегу реки, кустами, над которыми расцветает «алая заря».
      В росписи мастеров прослеживается несколько приемов, обусловленных определенными мотивами композиции. Среди них наиболее известная и самобытная — «цветы с наводкой», при которой рисунок предварительно наводится тушью, а затем в пределах контуров происходит заливка цветом. «Цветы без наводки» или «травки» — роспись, напоминающая букеты на семеновских матрешках, когда кистью без предварительно нанесенного контура пером свободно наносятся листья, цветы, стебли растений. Существует и такой прием, как «пестрение», когда рисунок создается мазками кисти, отводками, черными точками, «тычками» и т. д.
      В последние годы наряду с анилиновыми красками широкое распространение в работах мастеров получили масляные краски. По цветному фону (зеленому, черному, фиолетовому, коричневому, малиновому) производится роспись, а после лакировки готовых изделий «тычком» наносятся «оживки» белилами.
      Нередко изделия расписываются в смешанной технике — одновременно анилиновыми и масляными красками.
     
      ШКОЛА СЕМЕЙНОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО РЕМЕСЛА
      Если приобщение к искусству традиционной росписи для сёмин-ских и городецких школьников происходит на уроках труда, на занятиях в школьном кружке и в кружке Дома пионеров и затем продолжается в цехах местных фабрик, то для детей из сел Пол-хов-Майдана и Крутца знакомство с приемами токарного ремесла, с навыками кистевой росписи осуществляется поначалу непосредственно в семьях мастеров.
      Обычно сын начинает учиться токарному делу в пятом классе. В тетрадках пятиклассника можно увидеть неумелые по исполнению, но довольно точно схваченные по форме рисунки изделий, какие в селе изготовляют на токарном станке: бочата, вазочки, поставцы, матрешки.
      Учительница Полхов-Майданской средней школы рассказывает, что когда мальчишкам разрешается, наконец, встать к токарному станку, они с нетерпением ждут конца уроков. В портфелях в эти дни среди книг нередко можно увидеть белоснежные, приятно пахнущие свежей стружкой стаканчик, чашку, выточенные дома. На переменках изделия эти выстраиваются на партах, и ребята начинают сравнивать их. В оценках качества готовых вещей они придирчиво строги, самокритичны, но всегда справедливы. О мальчишках, осваивающих токарное ремесло в отцовских токарных мастерских, здесь говорят: «Учится работать токарем...»
      Семьи в Полхов-Майдане и Крутце, как правило, большие. Шесть, восемь детей — не редкость. Все они в будущем — помощники родителей в семейном художественном промысле. В комнатах майданцев стойко и пряно пахнет олифой, масляной краской. Летом здесь спят с настежь распахнутыми окнами, но запахи только под утро исчезают от утренней прохлады.
      В комнатах в больших коробах, верхний край которых достигает крышки стола, — готовые к росписи изделия: толкушки для кухни, копилки-яблоки и копилки-грибки, солонки, вазочки в виде кеглей, матрешки, свистульки-утицы. Сосновая щепа коробов и матовая белесая фактура изделий удивительно красиво и мягко смотрятся на фоне ярких ритмов тканых половиков, устилающих пол.
      На длинных узких досках-противнях выстроились круглые боча-та, копилки, матрешки, вазы, бокалы на длинных ножках. Часть из них уже окрашена, покрыта лаком, и изделия эти ослепительно ярко горят малиновыми, зелеными, фиолетовыми и черными цветами. На других только нанесены основные пятна цветов. Некоторые сверкают нетронутой белизной грунта. На столе, застеленном клеенкой, разложены кисти, бутылочки с красками, пузырек с черной тушью.
      Расписывают изделия мать и дочь, ученица шестого класса школы. Работа спорится. Рисунок тушью наводит дочка. Мать раскладывает широкие плоскости цвета, а приписки снова делает дочь. Она и завершает роспись. Лица матрешек тоже дочь наводит. Мать ловко закрашивает цветом плоскости, где не требуется узора. Цвет для них выбирает густой и сочный, ритмично чередуя светлые и темные тона.
      Учиться росписи девочки начинают лет с десяти. Сначала закрашивают в пределах контура листок, лепестки цветка, нанесенных матерью или старшей сестрой. Пробуют создавать свои рисунки на токарных формах. Здесь им никто не мешает фантазировать. Расписанные детьми изделия сразу отличишь. В них более непосредственно и живо нарисован и цветок, и ветка елочки, и красная ракета на фоне синего неба, и крылышки и хвостик у птички торчат забавно. Узорчатость и декоративность цвета, характерная для детских рисунков в работах полхов-майданских и крутецких ребят, приобретает особую выразительность за счет того, что роспись создается на объемных вещах, выпуклость и округлость формы рождает чувство свободного кистевого мазка. То, что роспись ложится на тела вращения, развивает у детей особое чувство ритма, распределения главных цветовых пятен и их графического оформления на сферических телах.
      Когда же дети начинают рисовать на плоскости, в школьных тетрадях, на листах альбома, рисунки их, при всей своей графической выразительности, многое теряют: в ритмическом чередовании цветовых пятен, в той свободе разделок, что характеризует роспись на объемных формах. На плоскости действие словно останавливается, теряет упругую динамику движения цветов, листьев, стеблей, темных и светлых орнаментальных росчерков, опоясывающих форму.
      Обучение приемам росписи детей мастеров Полхов-Майдана и Крутца происходит на первый взгляд буднично просто. Оно — естественное продолжение домашних дел, которыми заняты мать, старшие сестры. Хлопоты у печи, работа в огороде или в саду. Нужно подоить корову, выгнать на пастбище коз, дать корм птице и не забыть забежать в токарную к отцу, чтобы забрать готовые изделия. Оттуда доносится негромкий, ровный по звучанию гул работающих станков. Кажется, не прекращался он со вчерашнего дня. Если пройтись утром по улицам Полхов-Майдана, этот ритмичный звук будет сопровождать вас от дома к дому.
      Токарки — это небольшие сарайчики, поставленные в глубине хозяйственного двора. В зависимости от количества токарей в семье, токарных станков здесь может быть от одного до четырех. Пахучая стружка белой горкой взбирается у одной из стен под самый потолок.
      В сосновом коробе — готовые, только что выточенные изделия. Над станками — склонившиеся, застывшие скульптурным силуэтом фигуры токарей. Как с поленницей дров, с матрешками, прижатыми к груди, выходит из токарки кто-нибудь из женщин. Рядом девчушка с такими же матрешками в руках или с горкой вставленных одна в другую чашек, или с грибами-копилками. Изделия несут грунтовать в дом. Те, что еще не успели высохнуть в токарке, досушиваются дома в коробах, заполненных сухой стружкой.
      Девочки лет с шести сами включаются в работу: помогают грунтовать изделия, смешно растопырив пальцы, густо залепленные крахмалом. Наблюдая, как пишут старшие сестры, пробуют сами рисовать, испытывая удовольствие от того, что заняты тем же делом, что и взрослые, и одновременно продолжая оставаться в столь любимой в этом возрасте сфере изобразительного творчества. Очень точно подметила это в своей книге «Художники Полхов-Майдана и Крутца» Т. Семенова: «Ремесло становится искусством. И так ли уж существенно то обстоятельство, что красильщицы то, что происходит, не называют вдохновением, творческим подъемом, наслаждением творчества? Но подъем чувствуют все. Особенно дети. В эти дни бежать на улицу неохота. В такие дни девчонку не оторвешь от матери. Интереснее красить. Красить дают. Ей дают в руки яйцо. Она быстро усваивает, как надо делать, чувствует ритм материнской работы, как чувствуют ритм музыки и танца. Ее захватывает тем же потоком, тем же механизмом живого движения. Вьется травка, переходит в птичку или цветок, крутится в руках яичко. Вот оно готово. Хочется скорее взять и раскрасить второе, третье, четвертое, пятое. От работы не оторвешь, получается дельно. Ну вот и хорошо. Любовь ребенка к рисованию, к краске, столь обычная везде и всюду, здесь используется практично и организованно. Они лучше нас еще могут — вот пусть и приучаются, дело скорее пойдет.
      Детские рисунки на изделиях до десяти-одиннадцати лет воспринимаются здесь все же, скорее, как баловство. Иногда только, поставив перед дочкой небольшие солонки, мать попросит раскрасить их. В одной из семей крутецких мастеров нам довелось увидеть эти солонки. Они могли бы стать украшением любой выставки детского творчества. На ярко-красных, синих, оранжевых, густого зеленого тона фонах, в которые были закрашены издедия, нарядно цвел шиповник; собирались распустить свои тугие бутоны тюльпаны и еще какие-то причудливых форм и расцветок цветы, обведенные по контуру смелой линией черного. На двух солонках, оставив неприкосновенной матовую белизну крахмала, юная художница разложила розовых и голубых птиц, есть солонки, расписанные красными цветами. Автором росписи на солонках оказалась семилетняя жительница Крутца Нина Федина.
      Овладевая затем ремеслом росписи всерьез, девочки нередко теряют непосредственность и трудно поддающуюся анализу красоту и тонкую своей поэтичностью палитру, где нет пока отточенности кистевого приема письма, но присутствует чувство восторженности от восприятия ребенком красок природы, свое, индивидуальное видение мира.
      В возрасте 12 — 14 лет приходит уверенное мастерство, которому не подвластны переменчивость настроений, эмоциональный настрой, ожидание вдохновения в работе. Декоративности же и разнообразия в мотивах росписи молодым мастерам не занимать. И школьницы увлеченно продолжают заниматься росписью, совершенствуя свои живописные и графические навыки.
      В селе Полхов-Майдан выстроено новое здание средней школы с просторными светлыми классами, столовой, физкультурным залом. Есть здесь и класс, где ученики на уроках труда 31: Солонка, расписанная школьницей учатся искусству кистевой роспи-
      с. Полхов-Майдан си. Работы школьников этого села побывали на многих выставках детского творчества. На Всероссийской выставке детского художественного творчества, посвященной 110-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина и Международному году ребенка, работы учеников школы были удостоены почетных дипломов.
     
      ЮНЫЕ РЕЗЧИКИ АРХАНГЕЛЬСКА
      Деревянное зодчество, изготовление предметов домашнего обихода широко было распространено в Архангельской области.
      Деревенская изба впечатляет здесь своей грандиозностью. Большая, на высоком подклете, она объединяет под одной крышей все хозяйственные постройки. Резной декор избы лаконичен, прост и вместе с тем монументален. Основную нагрузку несет фронтон, обращенный лицом к главной улице деревни или к речке. Узкий кружевной узор причелин, включающий мотивы геометрической резьбы: ромбы, звездочки, треугольники, круги, решетки, квадраты, — еще сильнее подчеркивает монументальность и масштабность размеров самого фронтона. Концы причелин, опускающиеся ниже фронтона, особенно ажурны и легки. Им вторит ажурный орнаментальный узор ветреницы — резной доски, начинающейся в месте стыка причелин в верхней части фронтона и вертикально, как полотенце, падающей вниз.
      Резьбой украшалось и расположенное на уровне второго этажа крыльцо. Витые колонки, небольшой конек на двухскатной крыше, подзор, узким кружевом сбегающий вниз по навесу лестницы, и в контрасте с ними массивная скульптурная масса столба, поддерживающая крыльцо, сообщают всей постройке сказочный вид.
      Венчал северную избу охлупень — бревно лиственницы, из которого на конце вырубалась топором голова коня, птицы или оленя. Когда-то с этими изображениями связывались представления о добрых магических силах. Утеряв со временем свое значение, скульптурные изображения над фронтоном остались обязательной деталью украшения, совершенной по своим пластическим достоинствам. ,
      И сегодня на Северной Двине и на высоких крутых берегах реки Мезени можно встретить избы, над крышами которых четко и торжественно возвышаются монолитные силуэты коней и птиц.
      В народной резьбе по дереву Архангельской области преобладают мотивы геометрического орнамента. Узоры его располагаются на объемных и плоских поверхностях бытовых предметов: чашах, солоницах, ковшах, братинах, поставцах, блюдах.
      Традиции народной резьбы по дереву Архангельской области продолжают жить в наши дни в изделиях архангельского экспериментального предприятия народных художественных промыслов «Беломорские узоры».
      Среди его молодых резчиков по дереву и недавние выпускники средней школы № 3 Архангельска. Здесь на уроках труда ребята осваивают искусство резьбы. Занимается со школьниками учитель трудового обучения Владимир Пантелеймонович Николаев, авторитет которого у мальчишек вплоть до выпускного класса не только непререкаем, но и овеян своеобразной романтикой. Ученики испытывают к нему уважение, добиться которого у подростков не так уж просто. В. П. Николаев в прошлом настоящий корабел. Строил суда и украшал их резьбой. Умеет он также мастерить макеты фрегатов и парусных судов. Его работы демонстрировались на выставках и неоднократно удостаивались почетных наград й дипломов. И все без исключения мальчишки школы гордятся тем, что их учитель — мастер спорта СССР по парусному спорту, участвовал не раз в регатах. Ему прочили большое спортивное будущее после нескольких уверенных побед. Но пересилила все же любовь к моделированию судов и к резьбе по дереву, которой увлекался он с детства.
      В 1965 году В. П. Николаев приходит на работу в школу преподавателем уроков труда. Свое решение он объясняет так: «Хотелось научить ребят тому, что с детства любил сам, увлечь их созданием красивых и полезных вещей...»
      Школьники конструировали, а затем выполняли в материале мебель для детских садов. Вместе с учителем стали придумывать новые формы детских стульчиков, шкафов для игрушек, полотенец-вертушек. Сделанная их руками мебель для малышей была отмечена наградой на городском конкурсе технического творчества школьников.
      В. П. Николаев также ведет занятия в школьном кружке «Юный умелец», в котором ребята занимаются моделированием судов и созданием различных поделок из дерева.
      На первых порах некоторые учащиеся увлеклись вытачиванием токарных форм на станке, вырезыванием скульптурой животных. При изготовлении их следовали, в основном, иллюстрациям из журналов. Формы токарных изделий во многом были эклектичны, скульптуры тяготели к станковому искусству. Постепенно направленность работы кружка меняется. Все больший интерес у школьников начинает вызывать возможность создания вещей, близких резным деревянным изделиям, которыми славится русский Север.
      Увлеченности ребят народным декоративным искусством своего края способствовало знакомство с великолепными коллекциями в музее изобразительного искусства и в краеведческом музеё Архангельска. В собрании этих музеев резьба и роспись по дереву занимают видное место. Сотрудники этих музеев знакомят учеников не только с постоянной экспозицией, но и с замечательными фондами, где хранятся сотни расписных и резных северных прялок, ковшей, деревянная резная игрушка.
      Школьники чаще начинают бывать и на предприятии «Беломорские узоры», в производственных мастерских и цехах которого художниками и мастерами изготовляются резные и расписные изделия из дерева.
      Наряду с токарными изделиями, формы которых стали более простыми и выразительными по пластике, все большей популярностью у кружковцев стали пользоваться плоскорельефная резьба и изготовление изделий из бересты.
      Заниматься резьбой на уроках труда в школе стали не сразу. Около года учащиеся осваивали приемы геометрической резьбы на занятиях кружка. Продолжали строить модели кораблей и одновременно постигали навыки нового ремесла. Начали с упражнений на дощечках, которые заполнялись элементами резьбы: пересекающиеся полоски, резьба «канавок», «квадратов», «треугольников»1.
      1 Этот методический прием близок системе обучения детей кистевой росписи в Сёмине и Городце.
      Приемы резьбы и названия узоров («елочка», «звездочка четырехгранная», «чешуйка») изучали, как первоклассники постигают грамоту. Пока не освоят в совершенстве технический прием резьбы (на это порой уходила вся плоскость дощечки), ребята повторяли много раз тот или иной элемент узора. Чтобы нарушить однообразие приемов штудирования, учитель предлагал им комбинировать уже усвоенные и отработанные приемы резьбы с новыми.
      Дощечка украшалась «строчками» непритязательных узоров, в которых, однако, можно было уже обнаружить Свой ритм, свою особую красоту орнаментального порядка, какие-то начала композиции узора на плоскости. Появлялась возможность сравнить, сопоставить то, что уже было приобретенным, как, например, свободное владение техникой резьбы, и подтянуть к усвоенному новый графический навык порезки.
      Дощечки, на которых отрабатывались школьниками приемы резьбы, являются теперь своего рода методическим фондом. Как по упражнениям прописей в тетради можно увидеть старательного и нерадивого ученика, так и здесь учитель может наглядно проследить сосредоточенность и собранность одних и торопливость, небрежность выполненной работы других. Характеры, темпераменты учеников, их отношение к работе — как на ладони. Более того — графика простых узоров на светлых осиновых дощечках позволяет увидеть творческие индивидуальности школьников. Для одних характерна склонность к сочной декоративности порезок. Строчки «елочек», «звездочек», «чешуек» напоминают мазок кисти, узор выбран резцом широко, свободно, и вся дощечка живописна от игры света и тени. Для других свойственна тонкость, каллиграфичность резного узора. Дощечка покрыта тонкой графикой линий-штрихов. «Треугольники», «канавки» и даже простые полоски, оставленные косяком резца, выдержаны в заданной и хорошо прочувствованной глубине порезки.
      Когда резьбой начали заниматься на уроках труда, опыт работы кружка позволил избежать многих ошибок. Найденный в кружковой работе методический прием сочинения орнаментальных строчек порезок, варьирования их, использования плоскости дощечки одновременно для технических упражнений и для создания на ней композиции узора, полностью оправдал себя. Это сразу внесло
      столь необходимую заинтересованность и увлеченность при выполнении технических приемов резьбы, наполнило занятие творческим началом. Школьники получили возможность фантазировать. Те же упражнения, которые выполнялись участниками кружка, но скорректированные теперь на творчество, были исполнены на уроках труда и в более короткие сроки, и более качественно.
      Не следует забывать, что резьбой теперь занимались не 10 — 12 участников кружка, имеющих особые склонности к декоративному творчеству, а весь класс, в1 котором учились школьники самых разных темпераментов и интересов. Для большинства из них уроки труда стали одними из самых любимых в школе. После того как была освоена грамота резьбы на тренировочных дощечках, школьники стали создавать объемные столярные и токарные изделия, украшая их резьбой.
      Ассортимент их близок к тем, что выполняют мастера предприятия «Беломорские узоры».
      Школьники вырезают ковши, солонки, ложки, украшают резьбой разделочные доски.
      Выпускники школы, выполнившие работы, предусмотренные программой занятий, аттестуются комиссией из преподавателей школы и художников предприятия «Беломорские узоры» по специальности «резчик по дереву».
     
      КУБАНИ — СЕЛЕНИЕ ЗЛАТОКУЗНЕЦОВ
      Всемирной известностью пользуются серебряные изделия, украшенные гравировкой, чернью, мягко отливающие вставками желтоватой резной слоновой кости, родина которых — дагестанское селение Кубачи.
      История донесла до нас древнее название жителей Кубачей — зирехгеране, что в переводе с персидского означает «кольчужники».
      С XVI века их уже называют кубачинцами. Смысл этого слова тот же — это мастера, делающие кольчуги. Но не только кольчуги из металла изготовляли в Кубачах. Здесь делали оружие: сабли, клинки, кинжалы, мечи, а также стремена и металлические узорные детали уздечек.
      Истоки кубачинского искусства уходят в далекую древность. В Государственном Эрмитаже хранятся прекрасные образы изделий кубачинских мастеров: металлические кувшины, водолеи, блюда, подносы, оружие и кольчуги воинов, изготовленные в период раннего средневековья, в VI — VII веках.
      В XI — XII веках Кубачи становятся наиболее крупным из известных тогда на Северном Кавказе центром ремесленного художественного производства, где изготовлялось оружие, медная и бронзовая посуда, ювелирные изделия из серебра (браслеты, кольца, подвески и т. д.).
      В XIII — XV веках высокого уровня развития здесь Достигло производство литых бронзовых котлов, послуживших прототипами котлов, которые и ныне используются в быту местными жителями. В XIII — XV веках развивается камнерезное искусство Кубачей. На резных камнях — деталях архитектурного декора домов мастерски высечены изображения львов, барсов, фантастических животных и птиц, сцены охоты, состязаний, звериного гона и т. д.
      Становление орнаментального искусства кубачинцев хорошо прослеживается на каменных плитах, стелах и особенно на могильных памятниках, в большом количестве сохранившихся как в самом селении, так и в его окрестностях. Плиты имеют трапециевидную форму. С лицевой стороны они богато украшены орнаментом и арабскими надписями.
      В прошлом у кубачинцев была развита и резьба по дереву, которой украшались предметы домашнего обихода и разнообразная утварь, а также детали архитектуры.
      В XVI — XVII веках продолжают совершенствоваться различные виды художественных ремесел кубачинцев — обработка металла, резьба по камню и дереву, вязание из шерсти знаменитых дагестанских «джурабов» (шерстяных носков ярких расцветок), вышивка изделий золотыми нитями, художественная обработка кости.
      Значительное развитие в Кубач.ах в XVIII — XIX веках получило ювелирное дело. Кубачинские мастера изготовляют для внешнего сбыта и для собственных нужд серебряные браслеты, серьги, женские пояса и глазыри для кавказского национального костюма, подвески, ожерелья и т. д.
      Художественная обработка металла, отличающаяся многообразием технических приемов изготовления изделий и богатством декоративной отделки, сыграла большую роль в развитии искусства Кубачей. Именно художественные изделия из металла в XIX — начале XX века становятся всемирно известными.
      Особого расцвета традиционное народное искусство кубачинцев достигает после победы ВеликЬй Октябрьской социалистической революции. В 1924 — 1926 гг. здесь создается художественная артель «Художник» из опытных мастеров: А. Ахмедова, А. Аккае-ва, А. Пашаева, Б. и А. Тубчиевых и многих других.
      В 30-е годы, в артели трудятся уже около ста мастеров. В эти годы создаются новые виды изделий, отвечающие современным требованиям жизни: серебряные портсигары, пудреницы, брошки, бокалы, подстаканники, сахарницы, ложки и т. д. Для творческого роста кубачинских мастеров важное значение имела демонстрация созданных ими изделий на отечественных и международных выставках. В 1937 году на Всемирной выставке в Париже кубачинским мастерам была присуждена высшая награда — Гран При.
      В послевоенные годы талантливыми мастерами Кубачей выполняются высокохудожественные изделия из серебра — чайные и столовые сервизы, декоративные кувшины, вазы, ларцы, тарелки, подносы, разнообразные туалетные приборы. В 1960 году артель «Художник» была переименована в Кубачинский художественный комбинат.
      Талантливым мастерам, развивающим лучшие традиции кубачинского искусства, Р. Алиханову, Г. Магомедову, А. Абдурахманову, Г. Кишеву, Г. Чабкаеву в 1971 году присуждаются Государственные премии РСФСР.
      Многие мастера были удостоены правительственных наград. Среди награжденных были и недавние выпускники Кубачинской средней школы. Здесь, в классах школы, они впервые встретились с традиционным искусством своего прославленного селения.
     
      НАСЛЕДНИКИ ТРАДИЦИЙ МАСТЕРСТВА
      Кубачинская средняя школа — одна из первых в РСФСР, где последовательно, целенаправленно и умело осуществляется профориентация школьников на овладение ими специальностями мастеров художественных промыслов.
      В 1961 году Министерство просвещения РСФСР разрешило ввести на уроках труда в V — X классах школы изучение основ кубачинского народного искусства. Результаты обучения школьников традиционному искусству, достигнутые школой за несколько лет, были настолько интересными и впечатляющими, что уже в 1967 году был утвержден специальный учебный план, по которому ведется обучение школьников основам художественной обработки металла.
      В настоящее время система занятий со школьниками приобрела четкую методическую последовательность. Изучение основ кубачинского искусства начинается для детей еще в подготовительном классе. Они рисуют карандашом на бумаге простейшие линии, из которых затем строятся элементы орнамента, отрабатываются плавные движения кисти руки. Это способствует выработке умения управлять в дальнейшем движением резца (штихеля) по поверхности металла. Без этих предварительных, простых на первый взгляд, упражнений невозможно стать настоящим мастером. И раньше учили кубачинцев приемам гравировки с малых лет, начиная обучение с умения держать резец, с отработки движения всей кисти руки, в которой зажат резец, по гладкой поверхности металла.
      Обучение детей искусству гравировки, монтировки, чеканки, знакомство с национальным орнаментом осуществлялось в прошлом путем индивидуального обучения. Отец передавал навыки мастерства сыну, которому исполнялось 8 — 9 лет. Обучение длилось от 3 до 7 лет в зависимости от индивидуальных данных ученика, от того, какой объем знаний и умений передавал отец сыну.
      Сложные технические навыки, необходимые кубачинскому мастеру в процессе гравировок, чеканки, рисования орнаментальных композиций, можно было приобрести лишь при систематических тренировках, начатых в раннем возрасте. Отработанная веками система обучения ювелирному мастерству лежит в основе занятий на уроках труда в школе. Занимаются со школьниками опытные педагоги: А. Алмасов, Г. Изабакаров, А. Ниналалов, Г. Хурдаев, Г. Алиханов, в совершенстве владеющие традиционным искусством художественной обработки металла. В школе работают кружки «Волшебный резец», «Умелые руки», «Юный монтировщик», где ребята совершенствуют навыки художественного мастерства, полученные ими на уроках труда.
      Здесь часто проводятся конкурсы на лучший рисунок орнамента, эскиз, лучшее изделие, выполненное учащимися в материале.
      В I классе ученики продолжают рисовать от руки простые линии элементов кубачинского орнамента, а также путем обведения картонных трафаретов.
      Во II и III классах школьники осваивают своеобразную азбуку кубачинского орнамента. Они копируют простые виды орнамента, знакомятся с инструментами, которыми работают мастера-граверы, учатся затачивать резец.
      В конце учебного года в III классе несколько занятий отводится ознакомлению школьников с приемами гравировки. Они осваивают гравировку линий разной глубины рельефа, витков, разной величины на медных пластинах.
      Учащиеся IV класса учатся обращаться с резцом и гравировать наиболее простой орнамент по заранее намеченным учителем заготовкам. Школьники зарисовывают орнаменты «мархарай» (заросли), «тутта» (ветвь), «миндрума» (клетчатый орнамент)., «лумла накьиш» (орнамент каймы). Они начинают знакомиться с историей кубачинского искусства, рассматривая книги и красочные альбомы, составляющие ценнейший методический фонд школы1.
      Впрочем не только книги и таблицы альбомов воспитывают художественный вкус детей, приобщают их к истории своего знаменитого поселка. Все, о чем рассказано в этих изданиях, воспроизведено на страницах книг и альбомов, окружает кубачинских школьников в повседневной жизни. Каменные плиты и стелы с
      1 Особенно ценным для школы является альбом народного художника РСФСР, лауреата Государственной премии РСФСР мастера Кубачинского художественного комбината Р. Алиханова «Кубачинский орнамент» (1963). В нем собраны образцы кубачинского орнамента, который можно видеть на памятниках резьбы по камню и дереву, художественной обработки металла. В альбоме воспроизведены зарисовки средневековых резных камней с изображениями фантастических животных и птиц, таблицы растительного орнамента и арабских надписей. Имеются в альбоме и рисунки орнаментальных композиций современных кубачинских мастеров серебряного дела Р. Алиханова и Г. Магомедова.
      Значительное количество памятников кубачинского искусства представлено в альбоме «Декоративное искусство Дагестана» (сост. Д. Чирков, 1971).
      Альбом «Искусство Кубачей» (авторы Р. Алиханов и А. Иванов) содержит ценные и интересные сведения по истории кубачинского искусства, об известных мастерах XIX — начала XX веков. Иллюстрации альбома воспроизводят изделия кубауинских мастеров, созданные на протяжении многих столетий — от эпохи средневековья и до наших дней.
      резьбой они видят, когда идут утром в школу или возвращаются домой после занятий. Прислоненные друг к другу и образующие своеобразную каменную изгородь камни со старинными рисунками резьбы стоят на площадке гудекан.
      Почти каждый житель в Кубачах умеет рисовать орнамент. Когда в местной школе идет урок орнамента, педагог совершенно свободно и уверенно рисует на доске мелом любые орнаментальные мотивы и даже целые композиции. В классе на стенах развешены таблицы орнамента, выполненные педагогами школы и мастерами Кубачинского художественного комбината. Уровень мастерства тех и других равнозначен. Это и неудивительно. Прекде чем стать педагогами в школе, они работали в цехах комбината. Получив затем специальное педагогическое образование, пришли работать в школу. Г. Б. Изабакаров прекрасно проводит практические занятия, на которых школьники овладевают основами художественного ремесла. Он умеет ярко и образно рассказывать об орнаменте, дополняя свой рассказ удивительно красивыми и тонкими рисунками орнамента на доске.
      На длинные столы, за которыми занимаются школьники, педагог раскладывает рисунки орнаментов, выполненные им тушью на листах бумаги. Здесь и отдельные орнаментальные мотивы, и созданные на их основе композиции узоров, и традиционные кубачин-ские изделия, для каждого из которых разработан свой рисунок орнамента.
      Нередко уроки переносятся из класса на улицы Кубачей. Школьники делают зарисовки каменных рельефов птиц и зверей, сохранившихся на многих домах. Вместе с учителем копируют орнаменты на каменных плитах. Метод копирования орнаментальных резных узоров настолько интересен и прост, что на нем следует остановиться особо. При копировании используется метод «протирки». Сочными зелеными листьями лопуха и травы по бумаге, приложенной к изображению, натирается находящийся под ней рельеф. На бумаге постепенно проявляется отпечаток изображения. После того как зеленый рисунок полностью появился на бумаге, силуэт и детали легко прорисовываются карандашом или фломастером.
      Выполненные школьниками копии каменных рельефов используются на уроках труда, а затем поступают в методический фонд школы. Рисунки эти широко применяются затем педагогами в творческой работе с детьми. На оттисках (протирках) с каменных рельефов можно увидеть геометрические и растительные узоры орнамента, эпиграфику, изображения львов, барсов, фантастических животных и птиц. Изобразительные сюжеты решены орнаментально, переданы узорными завитками. Рисунки способствуют развитию творческих способностей школьников, вдохновляют их на создание собственных орнаментальных и сюжетных композиций.
      Особенно активно зарисовки деталей архитектурного декора домов, резного орнамента каменных стел ученики делают в V и IV классах. Копии выполняют учащиеся всех классов, однако в каждом из них перед школьниками ставятся новые задачи, в зависимости от степени усложнения орнаментальных и сюжетных мотивов.
      В V классе ученики продолжают делать рисунки усложненных вариантов орнаментов «мархарай», «тутта», «миндрума» и других. Педагог обращает внимание детей на то, чтобы они особенно точно рисовали систему разветвлений стеблей-линий узора, правильно передавали пропорции и сочетания между собой элементов орнамента, равномерно размещали их в композиции. Школьники продолжают совершенствовать гравировку, знакомясь с выпиливанием по металлу и кости.
      В VI классе ученики рисуют наиболее сложные виды кубачинского орнамента, учатся вплетать в его узоры стилизованных животных и птиц. Школьники знакомятся с творчеством лучших кубачинских мастеров, в работах которых используются те или иные виды орнамента в зависимое™ от материала металла, кости, дерева, камня.
      Современный кубачинский орнамент впитал богатые традиции орнаментального творчества прошлых веков. Элементы кубачинско-го орнамента — азбука, при помощи которой мастер-художник создает самые разнообразные узоры: живо переплетающийся гибкий «мархарай», стройно симметричная «fyrra», вытянутый в виде пояса каемчатый «лум», изящный цветущий «москав-накьиш», клетчатый «миндрума». Ученики совершенствуют навыки обращения с резцами и приемы их заточки, получают сведения о работе над эскизами и приемдх монтировки изделий.
      Полученные в школе знания ученики совершенствуют дома. Почти каждый ученик или ученица — дети потомственных кубачинских мастеров. Дома они могут наблюдать, как создают свои знаменитые изделия взрослые. В доме каждого кубачинца имеется маленькая мастерская, где аккуратно разложены инструменты для работы. Здесь же можно увидеть и уже завершенные, и недавно начатые работы: выбитое на маленькой наковаленке и подготовленное к монтировке блюдо, браслет, кольца с изящными гравированными рисунками.
      Нередко можно видеть, как дети помогают в работе родителям или внимательно наблюдают за тем, как вытягивается тонкая нить серебра для филиграни, как напаивается она на изделие, как монтируются детали гравированных пластин. Тоненько постукивает молоточек мастера по круглому блюду, выравнивая незаметные неопытному глазу неровности, выколачивая поясок бортика. Рядом с мастером сын-школьник. У него в руках медное блюдо. В центре блюда резцом нанесен узор орнамента. Школьник ведет работу, уверенно орудуя резцом.
      В селе Кубачи нет художественного или краеведческого музеев, таких, какими мы привыкли их видеть и представлять. Здесь есть, однако, удивительно интересные домашние музеи. Это сравнительно небольшие по размеру комнаты, пол которых устлан коврами. Камин — в нише одной из стен. Стены комнаты окрашены в глубокий синий цвет. К одной из стен, как правило, примыкают полки стеллажного типа, на которых плотно расставлены серебряные и медные кувшины, черные сосуды-мучалы. Две других стены сплошь завешены серебряными, медными, фарфоровыми и керамическими блюдами, тарелками, чашами. Блюда из металла богато и искусно орнаментированы. Фарфор и керамику отличают самые разные колористические решения — от глубоких красных, синих, изумруднозеленых, терракотовых, черных, многослойно покрытых глазурями, до нежных пастельных оттенков голубого, палевого, розового. Здесь же среди серебра, меди, фарфора и керамики эффектно развешены на фоне медных блюд украшения из серебра и камней, кинжалы, ятаганы из темной стали, украшенные гравировкой, насечкой, инкрустированные слоновой костью.
      Каждый такой музей в доме кубачинца собирается в течение долгих лет, коллекции его пополняются из поколения в поколение. Первоклассные произведения декоративного искусства собраны здесь. И не только образцы кубачинского искусства, но и фарфор, керамика, украшения из других стран — Ирана, Турции, Греции, Италии, Франции, Японии. Кубачинцы со своими изделиями побывали в разных странах мира и как память о стране, в которой они были, увозили на родину те образцы декоративного искусства, которые особенно их поразили, — фарфор, керамику, реже — украшения и художественные изделия из металла. Домой хотелось привезти образцы искусства, мало знакомого односельчанам.
      В настоящее время село Кубачи имеет уникальное собрание фарфора и керамики, которому могут позавидовать крупнейшие музеи. Для кубачинских же школьников домашние музеи — прекрасная и тоже уникальная возможность раннего приобщения к непреходящим ценностям искусства, воспитание их вкуса.
      VII класс знаменателен для школьников тем, что они начинают делать самостоятельные эскизы несложных изделий. Они учатся монтировке простых предметов из недрагоценных металлов, занимаются выпиливанием орнаментальных узоров на фанере, имитируя выпиливание на пластинах из металла. В это же время ребята узнают о различных профессиях мастеров Кубачинского художественного комбината, о том, как работает гравировщик, монтировщик, наборщик и т. д.
      В VIII классе учащиеся продолжают изучать историю кубачинского искусства» знакомятся с другими художественными промыслами Дагестана и Российской Федерации. Продолжаются и практические занятия, в ходе которых учащиеся создают эскизы изделий и рисунки орнамента. Орнамент гравируется затем на медных пластинах и тарелках, на серебряных изделиях.
      Ребята часто бывают на комбинате, где получают сведения об ассортименте, изделий, знакомятся с различными профессиями
      мастеров. Они изучают технику глубокой гравировки, получают сведения о черни и приемах ее нанесения на изделия из серебра. В IX и X классах школьники осваивают техническое рисование, совершенствуются в технике гравировки и чеканки, знакомятся с насечкой золотом и серебром по металлу и кости, с техникой филиграни и эмали, с литьем. Овладение мастерством осуществляется по основной специальности работников Кубачинского художественного комбината — «ювелир-гравер».
      Ученики уже самостоятельно производят гравировку, прорабатывают приемы монтировки на таких изделиях, как молочницы, подстаканники, пудреницы, узнают, как можно сочетать в одном изделии различные приемы гравировки.
      Школьники учатся различать своеобразие творчества каждого мастера, его «почерк». Одновременно с совершенствованием различных видов гравировок они знакомятся с приемами глубокой чеканки по металлу, выпиливания (ажурной резьбы) и гравировки по слоновой кости, самостоятельно производят монтировку изделий и составляют эскизы сложных ювелирных изделий. Ученики IX — X классов, как члены ученической производственной бригады, проходят производственную практику на Кубачинском художественном комбинате.
      Во втором полугодии ученики X класса получают специальное задание — изготовить пробно-квалификационную работу из серебра. В ней должно быть показано умение самостоятельно изготовлять традиционные художественные изделия, характерные для ассортимента художественного комбината. Выполненные работы представляются квалификационной комиссии, в которую входят директор школы, преподаватели уроков труда, опытные мастера и главный инженер комбината. В зависимости от выполненной школьником работы и знания им теоретического материала-по основам кубачинского искусства комиссия присваивает соответствующие квалификационные разряды. Одновременно с аттестатами зрелости выпускники получают удостоверение по специальности «ювелир-гравер» с указанием разряда.
      Окончена школа и одновременно приобретена интересная профессия. И пусть не все окончившие школу придут затем совершенствовать свои навыки в мастерских Кубачинского художественного комбината. Но и для тех, кто не станет художником, занятия на протяжении всех школьных лет рисунком по специальной программе, освоение различных приемов гравировки, чеканки, филиграни и насечки по металлу, общение с классическими образцами кубачинского искусства не проходит бесследно. Школьники научились видеть красивое и своими руками создавать совершенные в художественном отношении вещи, ценить и уважать труд художника.
      В заключение остается сказать, что изделия, выполненные учениками Кубачинской средней школы, экспонировались на многих международных выставках в США, Англии, ГДР, Алжире, Японии, Сирии, Турции и других странах.
      Школа является постоянным участником ВДНХ СССР. Ей присуждена Почетная грамота и Диплом I степени Главного комитета Выставки, учителям основ кубачинского искусства и мастерам производственного обучения присуждены 2 серебряные и 6 бронзовых медалей, 80 учащихся школы получили медали «Юный участник ВДНХ».
     
      КОБАЛЬТОВЫЙ ЦВЕТОК ГЖЕЛИ
      Подмосковье издавна славится искусством мастеров народных художественных промыслов, создающих здесь известные не только в нашей стране, но и во всем мире богородскую резную игрушку и жостовские подносы, загорскую матрешку и федоскинскую лаковую миниатюру, гжельский фарфор и художественные изделия из дерева.
      Одним из крупнейших в прошлом центров русского керамического производства является Гжель. В окрестных деревнях здесь повсеместно изготовляли гончарную посуду и различные фигурки — уточек, петушков, барашков, медведей, скоморохов.
      Основные стилистические черты гжельского гончарного мастерства складываются в XVI — XVII веках и сохраняются до начала XX века. Это кумганы, бочонки, фляги с четким рельефным узором, несколько напоминающим декор художественных изделий из металла, свидетельствуют о высоком мастерстве гжельских гончаров.
      Гжельская глина оказалась пригодной для производства керамики высоких сортов. Это послужило главной причиной того, что уже в 1724 году в Москве была основана первая в стране мануфактура по производству майолики. Большинство работников этой мануфактуры были потомственными гжельскими мастерами. Они и наладили в 40-е годы XVIII века производство майолики в самой Гжели. Ассортимент гжельских изделий этого времени — квасники, кумганы, блюда, тарелки, чернильницы, кружки. Роспись на поверхность изделий наносили синей (кобальтовой), зеленой (медной), желтой (сурьмяной), черной и фиолетовой (марганцовой) красками. Несмотря на локальность каждого цвета, роспись не создает впечатления пестроты. Она мягкая и спокойная по тонам. Декоративная выразительность росписи усиливалась смелым рисун-. ком, нанесенным кистью. Местами линия рисунка утолщается и почти переходит в пятно. Кое-где росчерки кисти особенно тонки и изящны. Сплошь окрашенные части сосудов органично сочетались с разнообразными растительными мотивами орнамента, с сюжетными изображениями — фигурами птиц, архитектурными деталями, которые размещались на самых видных местах. Кроме росписи, многие сосуды украшались скульптурой, раскрашенной теми же красками.
      С конца XVIII века в Гжели развивается производство полу-фаянса (в основном это были сосуды и скульптурные фигурки). В XIX веке изделия из полуфаянса приобретают свои характерные особенности. Их выполняют из беложгущихся глин, поэтому для получения белой поверхности их не надо было покрывать эмалью. Изделия из полуфаянса покрывали бесцветной прозрачной глазурью. Более дешевый, чем майолика, полуфаянс украшали кобальтом. В росписи преобладали плоскостные растительные узоры, исполненные свободными кистевыми приемами. Композиция состояла из букетов, венков, бордюров разной ширины. Ритм крупных пятен цветов и более легких травных мотивов всегда хорошо организован. В первой четверти XIX века в Гжели было освоено и производство посуды, декоративных фигурок из фарфора, которое развивалось уже на привозном сырье.
      В настоящее время производственное объединение «Гжель» изготовляет фарфоровую посуду и скульптуру сувенирного характера. В формах изделий промысла сохраняются традиционные черты и мотивы орнаментальных узоров, типичные для знаменитой гжельской майолики. В декоре изделий преобладает плоскостная кобальтовая роспись, в основном мотивы растительного орнамента.
      В цехах производственного объединения «Гжель» трудятся потомственные гжельские мастерицы. Росписи их отмечены неистощимой фантазией и высоким исполнительским мастерством. Недавно старейшему художнику промысла J1. П. Азаровой и потомственным мастерицам гжельской росписи Т. С. Дунашовой и 3. В. Окуловой были присуждены Государственные премии РСФСР. Свое замечательное мастерство гжельские мастера передают учащимся Ново-Харитоновской средней школы Раменского района Московской области.
      В конце апреля десятиклассницы этой школы держат экзамены, которые на два месяца опережают традиционные для всех выпускников школ экзамены на аттестат зрелости.
      ...Уверенно отвечают школьницы на вопросы билетов. В чем отличие надглазурной росписи от подглазурной? В каком режиме работают муфельлые печи для обжига керамики? К какому времени относится первое упоминание о гжельском фарфоре? На каких международных выставках демонстрировались изделия гжельского художественного промысла «Гжель»? И т. д.
      В составе комиссии, принимающей у школьниц экзамены, — директор, главный художник и главный инженер, художники и мастера производственного объединения «Гжель», а также директор, завуч, преподаватели уроков труда и других дисциплин Ново-Хари-тоновской школы. По тому, как обращаются члены комиссии — художники и мастера гжельского промысла к школьницам, называя их по именам, а не по фамилиям, можно без труда определить, что экзаменуемые хорошо им знакомы и что встреча их здесь на экзаменах не случайна.
      На протяжении вот уже нескольких лет в школе, находящейся рядом с цехами гжельского художественного промысла, ведется работа по профориентации учащихся IX и X классов на профессии расписчицы, литейщика и оправщика фарфора. Наибольшей популярностью среди школьниц пользуется профессия расписчицы гжельского фарфора. Специальность эта всегда была преимущественно женской на гжельском промысле. Девочек, естественно, привлекает возможность научиться художественному ремеслу, столь традиционному для данной местности, тем более, что популярность Гжели становится все более очевидной.
      Классы производственного обучения школы знакомят мальчиков с профессиями столяров й токарей по дереву и металлу. Ученицы IX — X классов могут изучить профессии кулинаров и животноводов, а также мастеров народных художественных промыслов. Объединение «Гжель» помогло оборудовать в школе специальный класс. Здесь на застекленных полках расставлены работы школьниц, выполненные в процессе обучения росписи. Ассортимент изделий — чашки, вазочки, молочники, сахарницы, конфетницы и т. д. Уровень профессионального мастерства большинства выставленных здесь изделий таков, «что, пожалуй, только специалист может отличить росписи школьниц от работ опытных мастериц.
      В классе по-особому светло от обилия посуды, расписанной густым кобальтом, отчего белизна фарфора только усиливается. Здесь очень уютно рт живых цветов и растений, расставленных на подоконниках, заполнивших большие керамические вазы, стоящие прямо на полу.
      Керамика для цветов и зелени, застекленные витрины с работами учащихся, умело и со вкусом оформленные стенды, рассказывающие об истории возникновения художественного промысла «Гжель», о его прославленных мастерах, иллюстрирующие этапы изготовления гжельской керамики и ее росписи, — все это изготовлено художниками и мастерами производственного объединения «Гжель» и передано школе.
      Занятия со школьницами проводятся как в классе производственного обучения, так и непосредственно в цехах объединения. Практические занятия по росписи, литью и оправке фарфора ведут художники и мастера промысла, занятия по теории и технологии — художники объединения и преподаватели уроков труда школы.
      На первых занятиях школьниц учат правильно держать кисть, свободно и легко вести ею по белым, круглящимся бокати чашки, оставляя кистевые мазки, из которых собирается силуэт цветка, делать изящные и тонкие росчерки-приписки. Учатся росписи на тех
      же изделиях, что расписывают мастера, но имеющих небольшие производственные изъяны (сколот край чашки или имеется щербинка на носике чайника, незаметная почти трещинка пересекает донышко сахарницы и т. д.).
      Этот полуфабрикат очень удобен для уроков по росписи. Раскладка кистью круглых лепестков цветка, наведение стебля, мазочки листьев, графика штрихов-разделок — все сразу же исполняется на изделиях из ассортимента Гжели. Масштаб и ритм цветочных узоров, величина кистевого мазка находятся при этом в прямой зависимости от размеров и пластики форм изделий, которые предстоит расписать. Школьницы благодаря этому учатся писать орнамент в определенной системе, характерной только для гжельского художественного промысла.
      Освоив основные кистевые приемы росписи, девочки начинают расписывать изделия, на которых припорохом нанесен? рисунок. Контур припороха, однако, лишь намечает путь, которым предстоит пройти кисти расписчицы. Густота и плотность мазков, оставленных кистью, в сочетании с прозрачными, словно акварель, расплы-вами кобальта, штриховка разделок — все это очень индивидуально в росписи каждой гжельской мастерицы. Ориентир припороха хотя и делает рисунки росписей похожими по композиции, но оставляет место для творчества. Недаром почерк той или иной расписчицы сразу же узнают ценители искусства Гжели.
      Темпераменты, творческие индивидуальности мастеров, приверженность их к своим любимым мотивам цветов, орнаментальным узорам росписи отчетливо проступают в творчестве каждой из них.
      Работая за одним столом с наставником, школьницы видят, как внутри одной и той же композиции вседа рождается новый вариант росписи. Почти неуловимы эти изменения, вносимые в силуэт цветка, в ритм листьев и бутоков, опоясывающих чашку или вазочку. Чуть гуще легли мазочки лепестков цветка, сдвинулась слегка от линии, намеченной припорохом, веточка с синими листьями, а роспись уже воспринимается совершенно новой.
      Сначала робко и осторожно, затем все смелее и раскованнее девочки вносят свои дополнения и изменения в рисунок припороха. И вот уже схема-канон композиции уступает место импровизации, живому чувству и увиденным в природе ритмам и чередованиям лиСтвы на ветке, строению цветка, бесконечному разнообразию полевых и садовых цветов. В работах школьниц все определеннее начинают проступать индивидуальные склонности и почерки будущих расписчиц фарфора. Выясняется, что кто-то из них любит писать крупные и пышные садовые цветы. Другие с удовольствием рисуют полевые цветы, и росписи их акварельно прозрачны и ложатся на белый фарфор особенно изящно.
      За два года занятий школьницы успевают создать немало рисунков росписи на изделиях. От урока к уроку совершенствуется их мастерство, композиции приобретают все большую выразительность и непринужденность исполнения.
      Кроме организованного обучения приемам кистевой росписи по фарфору учениц IX и X классов, в школе создан кружок для занятий лепкой и росписью с учениками III — VII классов. Опыт совместной работы гжельского художественного промысла и Ново-Харитоновской школы подсказал эту новую и перспективную форму работы со школьниками. Кружок позволяет уже в начальных классах пробуждать в детях интерес к творчеству местных мастеров, приобщает школьников к увлекательной декоративно-прикладной деятельности. р
      Участники кружка не только знакомятся с кистевыми приемами росписи и мотивами гжельского орнамента, но и лепят из глины героев сказок, фигурки животных и птиц, фантастических зверей, учатся «вытягивать» на гончарном круге посуду. Вылепленные из глины скульптуры обжигаются в муфельных печах и расписываются традиционным для Гжели синим кобальтом.
      Скульптуры кружковцев выразительны и полны очарования. Так, Лена Карасева создала удивительно лиричные образы Снегурочки и Дюймовочки. Своих любимых котят с кошкой, трогательных и забавных, слепила Света Лапова. Ира Согласнова выполнила скульптурную композицию «На прогулке», она изобразила, как гуляет мама с укутанным в пушистый шарф малышом в шубке. Авторы названных работ — ученицы III класса.
      Скульптура учеников более старших классов тяготеет к жанровым композициям, к психологической трактовке образов. Примером здесь может служить скульптура «Бабушка отдыхает» Гали Горбатовой (VII класс). В мягком кресле, укрытая полосатым пледом, отдыхает старушка. Поза бабушки, погрузившейся в кресло, ее силуэт, слившийся с плавными, обтекаемыми формами кресла, — все говорит о тонкой наблюдательности автора, об умении передать увиденное в обобщенном образе.
      Характерно, что все работы, созданные участниками кружка, имеют небольшие размеры, приближенные к масштабам скульптуры мелкой пластики Гжели. Листы же орнаментов — эскизов будущих композиций росписи — наоборот, большие. На одних - изображены отдельные цветы — крупные, во весь лист, каждый лепесток цветка — с блюдечко, а тычинка размером с кисть, которой они нарисованы. Дети рисуют колокольчики, тюльпаны и многолепестковые розы — кобальтовые, причудливые цветы, рожденные фантазией авторов. На других цветы собраны в орнаментальный ритм композиций росписи. Они украшают формы гжельской посуды, нарисованной здесь же на бумаге.
      Занятия в кружке ведет Наталья Трофимовна Бидак, художник творческой группы объединения «Гжель». Работать в кружке может каждый. Всего в кружке 25 учащихся III — VII классов. Работает кружок два раза в неделю, занимаются в нем школьники в две смены. Первая смена для учеников III — V, вторая — для VI — VII классов. С одинаковым увлечением в кружке осваивают ремесло и девочки, и мальчики. В дни школьных каникул Наталья Трофимовна отправляется с кружковцами на экскурсии в музей-усадьбу Кусково, где находится великолепное собрание керамики. В Останкинском музее в Москве участники кружка знакомятся с интерьерами усадьбы и живописью крепостных художников. Часто бывают кружковцы и в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Программа занятий кружка включает также посещение производственных цехов объединения «Гжель», знакомство с экспонатами музея, где собраны образцы старинного гжельского фарфора, а также работы современных мастеров промысла. Таким образом, в кружке ребята не только получают практические навыки росписи, возможность проявить свою фантазию в лепке глиняных скульптур, но и приобретают прочный фундамент знаний об искусстве, постоянно находясь в атмосфере творчества.
      Н. Т. Бидак предполагает в недалеком будущем расширить возрастные границы членов кружка и принимать в него детей, желающих заниматься лепкой и росписью начиная с I класса.
      «Заниматься росписью в традициях Гжели, показывать и объяснять простейшие приемы кистевой росписи, знакомить с гжельским орнаментом можно первоклассников и даже дошкольников», — уверенно заявляет педагог. По инициативе художницы началось обучение дошкольников 5 — 7 лет приемам росписи и ознакомление их с орнаментальной системой Гжели. Успехи здесь очевидны. Детям
      оказались вполне доступными для восприятия растительные формы орнамента, обобщенные единым колоритом кобальта, а птицы и рыбы, так часто встречающиеся в росписях гжельских мастеров, вдохновили их на создание собственных выразительных и нарядных рисунков.
     
      УЧАТСЯ КУДРИНСКОЙ РЕЗЬБЕ
      Абрамцево-кудринский промысел художественной резьбы по дереву свое название получил от названий сел, располагающихся к северо-востоку от Москвы, — Абрамцево, Кудрино, Ахтырка, Хотьково и других.
      Изделия, украшенные абрамцево-кудринской резьбой, своеобразны и неповторимы. Ковши и блюда, ларцы, шкатулки, вазы, ложки различных форм, вырезанные из липы, березы и ольхи, отмечены выразительностью силуэтов, тщательностью полировки или лакировки. В изделиях, несколько массивных и кажущихся тяжелыми, передано все богатство палитры тонов древесины — от темнокоричневого до светло-медового. Чтобы сохранить естественный цвет дерева, мастера нередко обрабатывают поверхность готовых изделий воском. Умело используют они и тонировку изделий красноватыми или оливковыми красителями.
      Абрамцево-кудринский промысел возник в результате совместной работы художников-профессионалов и народных мастеров Подмосковья. В 1884 году в имении С. И. Мамонтова, известного промышленника и мецената, в Абрамцеве была организована столярная мастерская, в которой начинают работать резчики соседних с Абрамцевом деревень. Возглавляет работу в мастерской художница Е. Д. Поленова. Вместе с участниками знаменитого абрамцевского кружка — И. Е. Репиным, В. Д. Поленовым, В. М. Васнецовым, М. А. Врубелем, В. А. Серовым, К. А. Коровиным — Е. Д, Поленова изучает произведения крестьянского народного искусства. Собранные в окрестных деревнях деревянные изделия с резьбой послужили основой при разработке художницей собственных эскизов мебели, шкатулок, полок и т. д., по которым мастера изготовляли вещи в материале.
      Среди учеников Е. Д. Поленовой был сын крестьянина из села Кудрино В. П. Ворносков, рано проявивший себя как талантливый резчик по дереву. В. П. Ворносков впоследствии явился создателем стиля абрамцево-кудринской, или, как ее еще называют, Кудринской или ворносковской резьбы по дереву. Окончательно абрамцево-кудринский стиль сформировался в годы Советской власти, когда мастер создает свои лучшие произведения. В чем же особенности этого вида художественной обработки дерева?
      Абрамцево-кудринская резьба органично сочетает традиционные приемы с новыми способами художественной обработки дерева. Для ворносковского орнамента характерны как растительные мотивы, так и изображения зверей, птиц, рыб и других представителей
      животного мира. Это рельефная резьба с заоваленным контуром и немного углубленным фоном. Орнамент располагается на изделиях компактными массами, равномерно заполняющими плоскость. Непрерывность движения растительного побега организует поверхность вещи. Выразительность резьбы достигается то мягкими переходами от рельефа к фону, то резким контуром, прорезанным вглубь. Протравка морилкой придает дереву различные цветовые оттенки, начиная от охристо-золотистых до темно-коричневых. После морения изделия до блеска полируют. Матовый углубленный фон контрастирует с блестящей отполированной поверхностью узора орнамента.
      Традиции В. П. Ворноскова развили его сыновья — В. В. Ворно-сков, М. В. Ворносков, Н. В. Ворносков и мастера-резчики И. В. Гуляев, М. В. Артемьев, Н. Я. Кузнецова, Т. В. Альхимо-вич, обогатившие традиционный орнамент новыми мотивами.
      Изделия с абрамцево-кудринской резьбой в настоящее время изготовляют мастера Хотьковской фабрики резных художественных изделий. Несколько лет назад своему мастерству резьбы по дереву они стали обучать ребят хотьковской средней школы № 5.
     
     
     
      Научить хотьковских мальчишек приемам кудринской резьбы по. дереву художник Николай Николаевич Симанкин решил давно. Когда он занимался в Абрамцевском художественно-промышленном учидище на отделении художественной резьбы по дереву, перед ним впервые открылся этот удивительный, ни на что не похожий мир прекрасного — кудри орнамента упруго, как волны, набегают на причудливого изгиба ручку ковша, заполняют ее ковровым узором. Силуэты птиц, листьев орнамента мягко заовалены и отливают темно-вишневым, золотисто-коричневым тонами, а тщательная полировка готовых изделий с кудринской резьбой сообщает им особую торжественность и праздничность. Тогда он твердо решил для себя: как только сам овладеет всеми секретами кудринской резьбы, научит им хотьковских ребят.
      Первые шаги к осуществлению задуманного Николай Николаевич предпринимает, когда становится художником-резчиком по дереву Хотьковской фабрики. Вместе с художником этой фабрики В. А. Ермиловым они организуют в школе кружок резьбы по дереву. Заниматься с ребятами оказалось интересно и одновременно очень ответственно. Это был первый опыт наставничества и шефства художника над детворой, много открывший Н. Н. Симанкину. Призвание педагога для него оказалось столь же важным, как и призвание художника.
      По-настоящему проявить себя как художник-педагог Николай Николаевич смог в конце 70-х годов. В это время Хотьковская фабрика берет шефство Цад местной средней школой № 5. Принимается решение организовать здесь обучение учащихся IX — 48. Н. Н. Симанкин проводит занятие с хотьковскими школьниками
      X классов художественной резьбе по дереву. Фабрика помогает школе в оборудовании рабочих мест резчиков, выделяет.древесину, обеспечивает инструментами. Производственное обучение ведут опытные художники-резчики. Среди них и Н. Н. Симанкин.
      В настоящее время класс-мастерская резьбы по дереву расположен не в здании школы, а в хотьковском Доме пионеров и школьников. Здесь для занятий резьбой по дереву выделены просторная комната и примыкающие к ней две небольшие комнатки, удобные для хранения в них древесины и инструментов. В классе-мастерской несколько устойчивых столов-верстаков. На них разложены инструменты: остро отточенные ножи-косячки, стамески разных размеров и диаметров. Здесь же стопки светлых липовых дощечек, долбленые ковши, шкатулки и коробки. Все это предстоит украсить резьбой.
      Процессы обучения школьников приемам геометрической и кудринской резьбы представлены на стендах, висящих на стенах класса. Каждый из них демонстрирует систему освоения резьбы. Здесь и стенд с дощечками несложных узоров, и с дощечками, на которых «розетки-солнышки». На других стендах геометрические узоры образуют самостоятельные композиции резьбы, выполненные учащимися.
      Так же продуманно и наглядно на стендах представлены этапы выполнения кудринской резьбы: отдельные фрагменты ее орнамен-
      та и узоры, собранные по ритму в композицию полосы, круга или овала. В шкафах, находящихся в классе, хранятся сотни липовых дощечек, множество ковшей, ларцов, шкатулок, коробочек. Любую из этих работ можно рекомендовать на выставку декоративноприкладного искусства. Трудно представить, что столь высокий профессиональный уровень мастерства школьники приобрели за сравнительно небольшое время. Геометрической резьбе они учатся не более полугода, более сложной — кудринской резьбе — около года.
      Как же осуществляется обучение школьников?
      По договоренности с руководителями Хотьковской фабрики Н. Н. Симанкин дважды в неделю занимается со школьниками. С 8 до 12 часов дня — с учащимися девятых классов, с 13 до 17 часов — с десятиклассниками. Занимается сразу с двумя группами каждого класса. В группе по 12 — 15 человек. Значит, в классе одновременно сидят за столами около тридцати юных резчиков.
      Первое занятие — экскурсия на Хотьковскую фабрику. У многих ребят в цехах фабрики работают родители или старшие братья, сестры. Не раз многие из них бывали здесь и видели, как украшают мастера резьбой шкатулки, декоративные блюда, ковши. Но никогда не помешает еще раз прикоснуться к истокам живого мастерства, рождающегося у тебя на глазах, тем более теперь, когда принято решение самому овладеть его секретами.
      ,Иногда же Николай Николаевич первое занятие начинает с другой экскурсии. Ребята собираются возле школы, а потом вместе с педагогом долго идут лесными тропками, пересекая светлые березовые рощицы. Спускаются в пологие и глубокие овраги. Проходят по гулкому деревянному мостику, перекинутому через речку Ворю. Наконец перед ними открываются знакомые перелески и поля на подступах к музею-усадьбе Абрамцево. Школьники проводят в Абрамцеве весь день. Гуляют в парке, притихшие ходят по залам музея, где хранится прекрасное собрание живописи, рисунков, эскизов, театральных декораций. Картины и эскизы Репина, Серова, Поленова, Левитана, Васнецова, Коровина, Нестерова... Встреча с искусством ждет школьников и на территории парка усадьбы. Словно из сказки шагнули сюда деревянная избушка на курьих ножках — маленький шедевр В. Васнецова, как и сооруженная здесь по его эскизам приземистая, прекрасных пропорций каменная церквушка, сверкающая поясками изразцов на барабанах главок. Рисунки для изразцов создал М. Врубель. В доме-музее находится изразцовая лавка, выполненная в абрамцевских керамических мастерских по эскизам художника.
      В одном из залов музея Николай Николаевич показывает школьникам акварели Е. Д. Поленовой — тонкие и тщательно выполненные рисунки столов, шкафчика, навесных полок, украшенных резьбой и росписью. Выполненную по этим рисункам мебель можно увидеть в музее. Педагог рассказывает школьникам о том, что изготовляли эту мебель и украшали ее резьбой ученики абрамцевской столярной мастерской.
      Ребята еще не раз побывают в Абрамцеве, чтобы вновь приобщиться к искусству, которым пронизано здесь буквально все — обстановка комнат, живопись и рисунки замечательных русских художников, тенистый парк.
      Посещения Абрамцева много дают школьникам. Прежде всего в их духовном развитии, в воспитании художественного вкуса, в расширении кругозора. Обогащается фантазия, воображение школьников. Н. Н. Симанкин рассказывает: «Стоит побывать с учениками в Абрамцеве, как непременно появляются новые интересные работы в резьбе, свежие композиции, рисунки».
      Кудринскую резьбу школьники начинают осваивать лишь после того, как научатся выполнять геометрическую. На освоение ее технических приемов обычно уходит около двух месяцев занятий. Затем школьники разрабатывают собственные творческие композиции геометрических узоров орнамента. Весь процесс обучения,
      начиная с обучения приемам резьбы и кончая созданием собственных композиций и выполнением их в материале, направлен не только на профессиональное овладение техническими приемами, но и на развитие творческого начала — фантазии школьников в создании резных узоров.
      Обучение геометрической резьбе по времени занимает от пяти до шести месяцев. Не много ли? Педагог считает это оправданным. Доводы его сводятся к тому, что кудринская резьба требует твердой, правильно поставленной руки резчика. Орнамент Кудрины нужно уметь рисовать. Ни навыков резьбы, ни навыков рисунка у большинства приступающих к занятиям ребят нет. Всему этому им предстоит научиться при освоении геометрической резьбы.
      Чтобы выполнить рисунок геометрического орнамента, не обязательно уметь рисовать. Имея графические навыки в выполнении рисунка, пространственные представления, чувство пропорций, ритма, школьники, естественно, смогут быстрее овладеть приемами резьбы и создать собственные орнаментальные композиции. Но даже если навыки рисования развиты недостаточно, возможно выполнение рисунков геометрического орнамента. Самые простые и самые сложные узоры резьбы, такие, к примеру, как многогранная узорная розетка или орнаментальный фриз, вычерчиваются с помощью линейки, треугольника и циркуля. Создание этих узоров несложно, а их варианты практически неисчерпаемы.
      Усвоив, что все богатство орнамента зависит от варьирования немногих геометрических форм, школьники с увлечением занимаются сочинением все новых и новых его узоров. Это развивает в них творческое начало, пытливость. Интересным представляется такое наблюдение Николая Николаевича — школьников очень скоро перестает удовлетворять механическое построение орнамента только с помощью линейки и циркуля. Инструменты эти используются ими, когда найдены ритм, масштаб орнамента, его композиция и лишь уточняется и отрабатывается узор. На стадии же разработки композиции школьники пытаются рисовать формы узоров от руки по чувству. Масштаб, ритмическое расположение орнамента, сама схема композиции выстраивается гораздо быстрее, когда ребята свободно рисуют карандашом, а не скованы проведением линии, круга, вычерчиванием их с помощью чертежных инструментов. Творческое рисование орнамента от руки очень пригодится школьникам, когда они приступят к изучению кудринской резьбы по дереву.
      Есть еще один важный момент, делающий методически оправданным начало обучения школьников именно с геометрической резьбы. В отличие от кудринской резьбы по дереву, где в создании узора одновременно участвует несколько стамесок разного диаметра (у мастеров-резчиков хотьковского художественного промысла их от 10 до 20), узоры геометрической резьбы выполняются всего лишь одним резаком — ножом-косячком. Нанесение с его помощью резких и точных порезок, отсекающих грани и выявляющих объем геометрических узоров, проведение плавных, круглящихся или, наоборот, контурных линий «ставит» руку резчика, разбивает профессиональные навыки. Возможность одним инструментом создавать разнообразные узоры воспитывает в учениках понимание того, что минимальными средствами можно добиться значительных результатов.
      В ассортименте изделий, выпускаемых хотьковским художественным промыслом, наряду с кудринской резьбой имеются шкатулки, коробочки, декорируемые геометрической резьбой. Для будущих мастеров-резчиков, которые придут работать на фабрику, владение приемами геометрической резьбы поэтому становится обязательным.
      Обучение приемам кудринской резьбы начинается для школьников с выполнения элементов кудринского орнамента на липовых дощечках. Как и в хохломской и городецкой росписи по дереву, здесь своя орнаментальная система, берущая истоки в растительных и цветочных мотивах узора. Об этом убедительно свидетельствуют названия орнаментальных форм — «горошины», «листочки», «цветочки», «завитки» и т. д.
      Орнамент вырезается на дощечках с помощью стамесок. У каждого ученика имеется комплект из 6 стамесок разного диаметра.
      «Стамески были специально заказаны фабрикой для школьников. Правку же лезвий стамесок, подбор и подгонку их по руке каждого ученика делали сами школьники, — рассказывает Николай Николаевич. — Резчику необходимо уметь самому править инструмент, чуствовать, насколько заработано лезвие стамески, когда его нужно править. От готовности инструмента к работе зависит качество резьбы. Резать хорошей стамеской — одно удовольствие».
      Навыки обращения с инструментом школьники познают непосредственно в работе, выполняя сначала простые, а затем все более сложные и ответственные задания по резьбе.
      Освоение резьбы начинается с выполнения на доске «пальчикового узора» — типично кудринского элемента орнамента, за которым следует соединение его с «листочком». Затем вырезаются «завитки», «горошины», «цветок». По наблюдениям Николая Николаевича, освоение школьниками основных видов кудринского орнамента занимает 10 — 12 часов. Столько же времени требуется, чтобы заполнить всеми этими узорами дощечку.
      Во время занятий в IX классе ученики выполняют несложные орнаментальные композиции кудринской резьбы на дощечках, украшают ею длинные, узкие полоски древесины, которыми затем обрамляют навесные полки.
      В беседах со школьниками Н. Н. Симанкин рассказывает об истории возникновения хотьковского художественного промысла, о творчестве В. П. Ворноскова, создавшего целое направление в художественной резьбе по дереву, показывает ученикам фотографии работ мастера, знакомит с очерками о его творчестве.
      В X классе учащиеся вырезают изображения птиц, рыб, создают самостоятельные композиции орнамента. Освоение отдельных его элементов, их ритмическое расположение, создание композиций «растительной полосы», «круга», «квадрата» наиболее успешно продвигается у тех учеников, которые проявляют склонность к рисованию.
      Николай Николаевич нередко уходит со школьниками рисовать природу — осенние листья, отдельные ,-веточки деревьев, гроздья красной рябины. Педагог приносит на занятия книги с цветными иллюстрациями и фотографиями животных и предлагает ученикам рассмотреть иллюстрации, а те, что особенно понравятся, зарисовать.
      Навыки профессионального мастерства воспитывает в них не только практическое выполнение самой резьбы, но и знакомство с творчеством мастеров промысла. На занятиях теперь все чаще присутствуют изделия мастеров-резчиков Хотьковской фабрики. Вместе с учениками Николай Николаевич анализирует удачные работы мастеров, останавливается на отдельных просчетах и недостатках. То и другое одинаково важно видеть и понимать школьникам. Чтобы расширить представления школьников о народных художественных промыслах, Николай Николаевич Симанкин отправляется с ними в Загорский музей-заповедник, в экспозиции которого собраны великолепные образцы народного декоративного искусства и современных предприятий промыслов.
      Сотрудники Загорского музея читают десятиклассникам цикл лекций о народном искусстве, и во втором полугодии Николай Николаевич каждую субботу отправляется с учениками в Загорск. Здесь они знакомятся с творчеством мастеров холмогорского костерезного промысла и тарусских вышивальщиц, художников лаковой миниатюры — мастеров Палеха и Федоскина, гжельского фарфора, мастеров глиняной игрушки.
      Выезжают школьники и в московские музеи и на выставки декоративно-прикладного искусства. Все это самым благотворным образом сказывается на общем эстетическом развитии учащихся, воспитывает художественный вкус.
      В X классе, наряду с выполнением орнаментальных композиций для панно, декоративных досок для кухни, ученики украшают кудринской резьбой изделия объемной формы — крышки коробок и шкатулок, резные ковши, вазы. Часть этих изделий — полуфабрикат Хотьковской фабрики, но школьники и сами пробуют создавать долбленые ковши и чаши из заготовок липы, а затем оформляют их резьбой.
      Во время производственной практики на фабрике они выполняют резьбу на изделиях из ассортимента предприятия. Геометрическая резьба выполняется преимущественно на шкатулках и ларцах, кудринской резьбой украшаются декоративные пластины, крышки небольших коробочек. Изделия учеников школы, после приема их ОТК, поступают в продажу в магазины Москвы и Загорска.
      Двухгодичное обучение заканчивается для десятиклассников выполнением экзаменационных заданий по резьбе и сдачей зачета по теории. Практический экзамен — выполнение собственной орнаментальной композиции в технике кудринской резьбы. От начала и до конца работа выполняется в присутствии представительной экзаменационной комисии, в состав которой входят директор, завуч и преподаватель школы, а также директор, главный художник, главный инженер, ведущие мастера Хотьковской фабрики. Эта же комиссия принимает и зачет по теории. В своих ответах школьники должны продемонстрировать знания о народных художественных промыслах, об инструментах резчика по дереву, по технике безопасности в работе с режущими инструментами, о геометрическом и кудринском орнаментах и т. д.
      По результатам экзаменов комиссия присваивает выпускникам школы соответствующий квалификационный разряд. Следует лишь добавить, что, хотя экзаменационная работа, ответы на вопросы билетов играют решающую роль, комиссия принимает во внимание и характеристики, которые дает ученикам Николай Николаевич Симанкин. Таким образом, на экзаменационную оценку влияют и отношение учащегося к работе, и его творческие способности, проявленные за два года учебы.
      Из выпускников 1980 — 1981 годов в цех художественной резьбы по дереву Хотьковской фабрики пришли работать 17 школьников. Цифра эта достаточно убедительно свидетельствует, что профориентация хотьковских школьников на профессии мастеров художественной резьбы по дереву осуществляется успешно.
     
      УРОКИ ИСКУССТВА И МАСТЕРСТВА
     
      НАРОДНОЕ ИСКУССТВО НА ЗАНЯТИЯХ В ДЕТСКИХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ШКОЛАХ
      Более семисот детских художественных школ расположено в настоящее время на территории РСФСР. Многие из этих школ имеют наряду со станковыми и декоративно-прикладные отделения. В 1971 году Министерством культуры СССР и Академией художеств СССР утверждены соответствующие учебные планы для этих отделений, по которым ведутся занятия с детьми. С введением преподавания прикладного искусства в ДХШ активизируется творчество учащихся, расширяется профиль их профессиональной художественной подготовки, в том числе на занятиях декоративноприкладным творчеством.
      По сравнению с общеобразовательными школами детские художественные школы располагают более широкими возможностями для проявления инициативы педагогов в разработке методов ознакомления детей с образцами народного искусства, в планировании занятий декоративной деятельностью. Для этого имеются соответствующие предпосылки.
      Контингент учеников, занимающихся в ДХШ, — это дети, проявляющие склонности и способности к изобразительному и декоративному творчеству. Занятия по рисунку, живописи, скульптуре, композиции, декоративно-прикладному искусству здесь ведут педагоги, имеющие специальное среднее и высшее художественное образование. Как правило, ДХШ имеют специально оборудованные классы, хороший методический фонд для постановок натюрмортов.
      В программах детских художественных школ изучение декоративно-прикладного искусства органично сочетается с занятиями по рисунку, живописи, скульптуре, станковой композиции.
      Детские художественные школы в районах художественных промыслов ориентированы на изучение народного искусства, характерного для данной местности, на обучение учащихся резьбе и росписи по дереву, вышивке, узорному ткачеству, резьбе по кости, на изготовление глиняных игрушек, изделий из бересты и соломки, аппликаций из войлока, бисерных украшений и т. д. Министерством культуры РСФСР, Министерством местной промышленности РСФСР и Министерством просвещения РСФСР ведется работа по разработке конкретных предложений и мероприятий по дальнейшему укреплению связи начального художественного образования в системе детских художественных школ с профессиональной ориентацией школьников на изучение приемов и навыков художественного ремесла, по совершенствованию методов преподавания прикладного искусства.
      К наиболее существенным вопросам, связанным с решением этих проблем, относятся: 1) обеспечение совместно с местными организациями Союза художников РСФСР и предприятиями народных художественных промыслов необходимого художественного контроля и методической помощи преподаванию декоративно-прикладного искусства и приемов художественного мастерства в детских художественных школах; 2) закрепление детских художественных школ за предприятиями народных художественных промыслов, проведение ежегодных выставок работ учащихся этих школ с отбором образцов для внедрения их в производство; 3) привлечение для работы по совместительству в детских художественных школах мастеров предприятий народных художественных промыслов; 4) организация экскурсий на предприятия, проведение учащимися летней учебной практики в производственных цехах предприятий в целях освоения, учащимися технологии изготовления изделий художественных промыслов; 5) обеспечение детских художественных школ учебно-методической литературой в соответствии со спецификой художественных промыслов; 6) организация в школе музея народного искусства.
      Уже сейчас в ряде детских художественных школ Российской Федерации накоплен положительный опыт приобщения детей к народному искусству, в обучении их приемам художественного мастерства в разных видах декоративного творчества, который с полным правом можно считать ориентиром для школ подобного типа.
     
      СЕКРЕТЫ СТАРИННОГО СУНДУКА
      На юбилейной, выставке, открытой на ВДНХ СССР и посвященной 60-летию Великого Октября, среди произведений живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства и творчества известных мастеров народных художественных промыслов Палеха, Хохломы, Дагестана, Чукотки внимание посетителей привлекал стенд с красочными узорами вышивки, изделиями, связанными из цветной шерсти, украшениями из бисера. Изысканность колорита и тонкость орнаментальных узоров в вышивке й бисерных украшениях, умело подобранная радуга расцветок вязаных вещей, характерное для каждого из этих экспонатов высокое исполнительское мастерство — все это говорило о том, что авторами работ являются профессиональные художники — мастера одного из традиционных центров народного искусства. Специалисты точно определяли район бытования представленных на стенде вещей — Мордовская АССР, но даже они поначалу не очень-то верили этикеткам, поясняющим, что все эти изделия выполнены учениками детской художественной школы № 1 города Саранска.
      В этой школе по инициативе ее директора, заслуженного работника культуры РСФСР и Мордовской АССР П. Ф. Рябова в начале 60-х годов на уроках композиции были введены практические занятия по изучению мордовской народной вышивки. Несколько позднее здесь открылось специальное отделение декоративно-прикладного искусства, на котором дети занимаются вышивкой, вязанием, созданием украшений из бисера, ковроткачеством, резьбой по дереву, керамикой, чеканкой.
      Уже в подготовительных и начальных классах школы у ребят воспитывается любовь к национальной культуре. Они выполняют рисунки и коллажи на темы мордовских народных сказок, создают выразительные скульптуры всадников и птиц из глины и пластилина, в которых нетрудно обнаружить влияние колорита и орнаментальных узоров народной вышивки, пластики объемной резьбы по дереву.
      Сначала в классе читается сказка. Читает ее обычно преподаватель, а иногда и ученики, распределив между собой роли сказочных персонажей. Затем прочитанное обсуждается всем классом. Выбираются сцены сказки, наиболее интересные для иллюстрирования. Сюжеты эти распределяются среди учеников. При этом учитывается желание детей рисовать ту или иную сценку из сказки или ее героев.
      В краеведческом музее ученики вместе с преподавателем делают зарисовки узоров вышивки, украшений, дополняющих мордовский костюм. Рисуют крестьянские предметы быта: деревянные пари (кадушки для меда), украшенные геометрической резьбой, долбленую деревянную посуду (миски, чаши, ковши, ложки), детали ткацких станков.
      Цель подобных зарисовок — познакомить детей с орнаментом мордовского народного костюма, резьбой по дереву, гончарными изделиями. Работа в музее вносит в листы детских иллюстраций к сказкам убедительность целого и деталей, красочный колорит, свойственный мордовской одежде.
      Узор орнамента вышивок, бисер украшений, силуэт женского головного убора, изображения героев сказок — все это имеет первооснову, и потому так достоверно, близко к народному искусству.
      Работа над рисунками к сказкам — первое обращение учеников школы к богатейшим традициям мордовского народного искусства. Встречи с ним будут продолжены в" дальнейшем, обретут еще большую глубину познаний, но именно эта первая встреча оставляет у учеников особенно яркое и незабываемое впечатление.
      Углубление знаний о колорите, орнаменте народной вышивки продолжается для учеников и при выполнении ковриков из разноцветных кусочков бумаги, обрезков тканей. Четкость орнаментальных форм мордовской вышивки, констраст ее цветовых решений, дополненных бисерным узорочьем, позволяют перенести эти цвето-товые сочетания, орнаментальные ритмы в композиции геометрических орнаментальных узоров коллажных ковриков. Эти коврики удивительно красивы и декоративны. Особенно выразительны те из них, что выклеены из лоскутов ткани. У них приятная, мягкая фактура. Цвета их насыщенны, среди них нет одинаковых по колориту и орнаментальному узору.
      Композиции ковриков в большинстве своем симметричны, но зеркальных повторов почти не встречается. В одних центр выделяется более активным цветом или масштабом узора. Для других композиций характерно равномерное распределение геометрических узоров по всему полю коврика. Где-то четко выделено окаймление. Возможность создания бесконечного числа вариантов узоров делает особенно привлекательным этот вид декоративного творчества учеников школы.
      Коврики особенно любят выполнять девочки. Здесь для них необычайный простор в проявлении фантазии, выдумки в творческих заданиях, где закладываются основы ручного рукоделия. Занятия с учениками начальных классов школы проводит педагог Л. К. Чуваткина.
      Знакомство с орнаментом мордовских вышивок, узоры и колорит которого они активно используют при создании иллюстраций к сказкам, а также композиций ковриков, для многих учениц становится ступенькой к занятиям вышивкой, выполнением бисерных украшений и вязаных изделий в старших классах школы.
      Приобщение к мордовскому народному искусству является здесь продолжением того, что начато было в начальных классах — с изучения его в краеведческом музее, на уроках композиции в школе, в доме директора школы.
      Здесь в одной из комнат, заставленной стеллажами с книгами, находится заветный сундук, о котором в школе ходят настоящие легенды. Познакомиться с его содержимым мечтает каждый ученик школы.
      Собственно, ничего таинственного в сундуке нет. Хранится в нем коллекция старинных мордовских народных костюмов: вышитые полотняные рубахи, ярких расцветок душегреи, головные уборы, какие носили в старину мордовские женщины, образцы узорного ткачества, украшения из бисера, теньгушевское вязание. Особенность собранных здесь вещей — каждая из них первоклассный образец народного творчества. Только подлинные и только высоких эстетических и художественных достоинств вещи.
      В течение вот уже более тридцати лет каждое лето отправляется директор школы в самые отдаленные села Мордовии, где еще живы традиции народного искусства и где можно встретить предметы старинного быта, национальную мордовскую одежду, украшенную орнаментом вышивки, где еще помнят искусство узорного бисера, колорит знаменитого теньгушевского вязания из шерсти. Нередко в поездках по мордовским селам и деревням директора сопровождают ученики старших классов. Вместе с ним они делают зарисовки народных образцов, кроя народной одежды, копируют на кальку фрагменты вышивки, тонко прорисовывают орнамент бисерных нагрудных украшений, головных повязок и поясов, рисуют геометрические резные узоры на мордовских кадушках — парях. Эти зарисовки становятся впоследствии ценнейшим методическим фондом школы.
      Но не только рисунки, чертежи кроя одежды и фотографии привозят они из своих поездок. Жители мордовских деревень, наблюдая, с какой увлеченностью и любовью зарисовывают орнаменты пожилой, всегда приветливый педагог и его ученики, как интересуются они всем, что связано с мордовским народным искусством, щедро дарят им подлинные шедевры мордовского народного творчества: вышитые рубахи, бисерные украшения, вязаные изделия. Пусть изучают школьники замечательное искусство народа, продолжают развивать его традиции в своем творчестве.
      Наибольшее количество учебных часов в школе отводится занятиям по композиции, на которых изучается основной вид мордов-
      ского народного искусства — вышивка. Она отличается разнообразием орнаментальных композиций, сложностью технических приемов исполнения, которыми предстоит овладеть ученикам школы.
      Тот, кто хотя бы однажды видел мордовскую вышивку, наверняка не спутает ее с какой-либо другой — по богатству разнообразных композиционных решений, элементов орнамента, по колориту. Но, пожалуй, самой отличительной ее особенностью являются всевозможные дополнения: разноцветные бусы, блестки, кусочки узорной ткани, медные бляшки, раковины-каури, косички, сплетенные из цветной шерсти, пуговицы разных форм и размеров. Все эти украшения великолепно согласуются с рисунком, подчеркивая с большим тактом и вкусом своеобразный колорит вышивки, в котором преобладают приглушенные красные и темно-синие цвета. Различные по фактуре и нередко объемные дополнения придают ей особую монументальность.
      «Мордовку сначала услышишь, а потом увидишь», — говорили о старинном женском костюме со звенящими подвесками. Шитье бисером тоже было широко распространено в украшении одежды. Им оформлялись головные уборы, наплечья и пояса, шейные украшения. Бисер или нашивался на плотный материал — холст, кожу или нанизывался на толстую суровую нитку, проволоку, конский волос. Эти два способа в различных вариантах и сочетаниях применялись на территории всей Мордовии.
      Испокон века мордовские крестьянки ткали пестрядь — простейшую узорную ткань с характерной расцветкой и рисунком: крупная клетка из узеньких красных полосок по белому полю. Из такой цветной домоткани шили передники, пестрядь более темной расцветки шла на изготовление скатертей и наволочек. Из узорной ткани изготовляли также поясные и головные полотенца, концы которых украшали орнаментом, перекликающимся с вышивкой одежды. Орнамент этот был исключительно геометрический: ромбы, полоски, квадраты; ломаные линии встречались в различных комбинациях.
      Зарисовки народных образцов, сделанные учениками школы в краеведческом музее, в доме директора школы, во время путешествий с ним по селам Мордовии, служат как бы отправными моментами при разработке самостоятельных эскизов. Сначала они выполняются краской на бумаге, а затем переносятся на миллиметровку, где уточняется цвет, рисунок орнамента, его ритм и масштаб.
      Задания, которые предлагаются для выполнения в материале, учитывают постепенное нарастание сложностей в создании композиций вышивки. Сначала это узорные закладки для книг, небольших размеров салфетки и дорожки, для которых нужно подобрать фактуру и расцветку ткани и ниток и придумать рисунок орнамента. Постепенно задания усложняются. Девочки создают эскизы и выполняют в материале композиции вышивок для полотенец, скатерти, занавески. Уроки моделирования в школе вдохновляют их на разработку узоров вышивки, которая может украсить фартук, сделать нарядной белую блузку или ворот мужской рубашки. Сложные, требующие длительного времени для выполнения задания, такие, как скатерть, занавес, ученицы нередко выполняют коллективно.
      Все технические приемы мордовской народной вышивки («роспись», «набор», «гладевое заполнение» и другие) ученицы осваивают в процессе выполнения композиции нужных и полезных в быту изделий.
      Здесь же на уроках композиции девочки знакомятся с названиями орнамента вышивки, многие из которых образны и поэтичны: «яблоневый цвет», «оленьи рожки», узнают, что четкая геометрия орнамента связана с узорами растительных форм.
      Большое внимание уделяется беседам с учащимися — теоретической части каждого задания. Преподаватель беседует с ученицами о назначении изделий, которые предстоит украсить вышивкой, о принципах их декоративного оформления и колористическом решении композиции.
      Так закладываются основы понимания школьницами роли народного творчества в современном декоративно-прикладном искусстве, вырабатывается сознательный подход к использованию художественного наследия в собственном творчестве.
      Первый год девочки вышивают по рисункам, нанесенным на полотно припорохом. Контур линии рисунка выполняется гладью.
      Второй год обучения ставит перед ученицами школы более сложные задачи. На миллиметровой бумаге они рисуют узоры орнамента, которые предстоит вышивать по счету ниток. Теперь от учениц требуется особая собранность, внимательность, аккуратность в работе. Каждая закрашенная клеточка миллиметровки соответствует уступу нити вышивки. Нужно научиться читать рисунок миллиметровки, соотносить его с цветной ниткой, выполняющей узор. Начинается этап отработки навыков мастерства, приобщение к созданию наиболее традиционной мордовской вышивки, выполняемой по счету ниток.
      На третьем и четвертом году обучения усложняется тематика заданий, ученицы выполняют комплекты более крупных и более значимых в быту изделий: скатерти, занавес, вышивка на женской блузке, переднике, вороте и рукавах мужской рубахи и т. д.
      Наряду с вышивкой ученицы школы осваивают художественное ремесло узорных украшений из бисера, такое же традиционное, как и вышивка, искусство народных мастеров Мордовии. Знакомство с узорными украшениями из бисера начинается с выполнения простых и несложных заданий: с нанизывания бисера на нитку, с чередования его по цвету на нитке и выявления определенного цветового ритма из красных, синих, желтых, зеленых, белых и черных блестящих шариков, нанизанных на одну нитку. Затем несколько ниток собираются в ряды из двух, трех, четырех и более ниток, образующих своеобразные ритмические ряды. Девочки учатся соединять между собой готовые, унизанные бисером нитки, вязать узлы в местах их соединения.
      В освоении техники украшений из бисера соблюдается тот же принцип постепенного усложнения заданий, что и при выполнении вышивки. Эскизы бисерных узоров рисуются, как правило, фломастерами. Тонкая, мягкая линия и насыщенность цвета фломастеров как нельзя лучше подходят для создания рисунков «цепочки» (прямая линия из чередования цветного бисера), «зигзагообразных линий», «плетения ромбиков», «квадратов», «ромбиков с перемычками», «двойного зигзага», «браслета» «ожерелья» и т. д.
      Относительная простота и доступность освоения детьми технических приемов нанизывания бисера на нитку позволяет выполнить на уроках композиции большое количество самых разнообразных, ярких по расцветке украшений. Их можно увидеть в фондах мордовского краеведческого музея. В классе художественного вязания учащиеся школы знакомятся с характерными особенностями теньгу-шевской семицветки — традиционного народного вязания одного из районов Мордовии, отмеченного сочетанием ярких контрастных цветов: малинового (алого), красного, оранжевого (огненного), лимонного, зеленого, синего и красно-коричневого.
      Как и при создании вышивки и украшений из бисера, красками на бумаге сначала рисуются эскизы будущих изделий, которые затем выполняются в материале. Девочки довольно быстро осваивают приемы художественного вязания крючком и на спицах.
      Вязанием в школе занимаются сравнительно недавно, но ученицы сумели уже создать за это время обширный ассортимент вещей: детские варежки, узорные или полосатые носки и чулки, шапочки, декоративные сумки, пушистые свитера. Все они красочны по колориту и близки подлинно народным традициям. Умелое введение педагогами школы отдельных орнаментальных мотивов, свойственных мордовскому народному искусству, в теньгу-шевское вязание позволяет ученикам творчески подходить к выполнению заданий. Нет двух одинаковых узоров орнамента в вязаных изделиях. Для каждой работы характерен свой цветовой ритм, масштаб, свой неповторимый орнаментальный узор.
      Известно, что заинтересовать.» любимым делом помогает собственная увлеченность. Когда речь идет о художественном ремесле, о создании красивых и полезных вещей, многое значит уровень самого мастерства, владение разнообразными его приемами.
      Всеми этими качествами наделена педагог школы, заслуженный работник культуры Мордовской АССР Т. И. Панкратова. Потомственный мастер мордовской на- Работа учащихся дхш № 1 родной вышивки, она обладает и г. Саранска необычайно ценным и важным
      для художника-педагога качеством — врожденным педагогическим тактом и уважением к своим ученикам.
      Она любит, хорошо чувствует и понимает детей. Это ощущаешь сразу же, как только попадаешь на занятия, которые она ведет, наблюдая удивительно ровный, доброжелательный климат, который присутствует в классе и который бывает тогда, когда педагог и ученики взаимно уважают и ценят друг друга, когда они друзья, и между ними все хорошо и приветливо, и в отношениях между ними ощутима необъяснимая словами радость общения друг с другом, с искусством. Успешно занимается с учениками школы и молодой педагог Т. Н. Гвоздева.
      В классах художественной резьбы по дереву и художественной керамике ученики школы осваивают технические приемы геометрической и объемной резьбы, работают на гончарном круге, вытягивая несложные формы глиняной посуды и декорируют их штампи-ками различных форм, создают объемные скульптуры из глины. С один;аковой увлеченностью здесь занимаются и мальчики, и девочки.
      Художественную резьбу по дереву в школе преподает А. Н. Толо-кин, в прошлом выпускник саранской ДХШ. Керамике учеников школы учит скульптор Е. М. Шалаева, лауреат премии Ленинского комсомола Мордовской АССР.
      В качестве образцов мордовского народного искусства при обучении художественной резьбе по дереву выступает пластика долбленой крестьянской посуды, сохранившаяся в селах Мордовиц, резьба на наличниках и карнизах деревянных домов. Освоив приемы геометрической резьбы, ученики украшают ею столярные и токарные формы изделий — разделочные доски, солонки, шкатулки, поставцы, полочки и т. д.
      Ученики выполняют и объемную резьбу: создают обобщенные и по-своему монументальные портреты, композиции фигур человека, в которых можно проследить влияние пластических образов своего знаменитого мордовского скульптора С. Д. Эрьзи. В республиканской картинной галерее открыта постоянная экспозиция работ скульптора, и ученики могут ознакомиться с его работами в любое время.
      Также увлеченно занимаются ученики школы и чеканкой по металлу. Следует отметить, что работы, выполненные в технике чеканки на медных пластинах, отмечены хорошим вкусом, своеобразной пластической выразительностью. Сюжеты и образы чеканки — сказочные богатыри, фантастические животные и звери. Как нельзя лучше, они раскрывают декоративные свойства этой техники исполнения, и одновременно позволяют наиболее полно проявиться детской фантазии в создании романтических и сказочных образов.
      Тематика творческих заданий в классе художественной керамики достаточно широка. Здесь и работа над пластикой традиционных форм гончарной посуды, в процессе которой ученики вытягивают на гончарном круге кувшины и макитры разных форм и размеров, и роспись изделий ангобами и глазурями, и выполнение барельефных и объемных изображений, и создание скульптурных образов.
      Работы учеников саранской детской художественной школы неоднократно участвуют в отечественных и зарубежных выставках детского художественного творчества. В Москве, Киеве, Таллине, Монреале, Брюсселе, Белграде они были награждены почетными призами и наградами. В январе 1983 г. работы учащихся школы были отмечены дипломами 2-й Всероссийской выставки детского изобразительного творчества, демонстрировавшейся в Москве.
      На Всероссийской выставке детского художественного творчества, посвященной ПО-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина и Международному году ребенка, одиннадцать учеников детской художественной школы из мордовского села Подлесная Тавла были удостоены почетных наград и дипломов жюри выставки. Специальной грамотой Союза художников РСФСР был награжден педагог и наставник учеников школы Н. И. Мастин. «За умелое использование народных традиций в художественном развитии детей» — так было записано в ней.
      Деревянные скульптуры и игрушки мордовских ребят заполнили почти весь длинный и просторный зал второго этажа выставки. Сразу обращало на себя внимание, что скульптура и игрушки выполнены в едином стилевом ключе — в традициях объемной народной резьбы по дереву. Невольно возникавшие при первом знакомстве с работами сопоставления их с богородской резной игрушкой отпадали сами собой. Здесь была другая пластика форм, свои технические приемы обработки резцом поверхности дерева, особая фактура, и игрушки в своих образных решениях, в том, как выявлялся в них объем, моделировались детали, были вполне самостоятельными в решении пластических образов.
      Уверенное мастерство резчика, хорошо чувствующего дерево, свободно владеющего техническими приемами резьбы, ощущалось в большинстве скульптур и игрушек. И в то же время в пластике форм, в трактовке образов отдельных работ что-то оставалось не до конца выраженным, законченным. Чувствовалось, что их авторы находятся на определенной стадии овладения техникой резьбы. Рядом с композициями, отличающимися необычностью образного раскрытия темы, чаще всего сказочной, рядом с вполне сформировавшимся, выверенным и отработанным техническим приемом можно было видеть работы, в чем-то еще несовершенные по исполнению. И неудивительно. Самым старшим участникам выставки исполнилось 14 — 15, а самым юным — 8 — 9 лет.
      Зато столько фантазии в разработке тем, в трактовке образов скульптур, сколько выдумки в придумывании конструкций, схем движения игрушек было предложено юным резчикам! И какими зрелыми и завершенными были отдельные замыслы!
      Полна лиризма и тонкого проникновения в народный быт композиция Петра Рябова «Сказка». За столом задумавшись сидит старик. Рядом табурет, на котором дремлет кошка. На первый взгляд кажется, что все здесь незамысловато и просто. И в то же время эта работа рождает яркие ассоциации со сказкой.
      Скульптуры и игрушки — «Охотник и медведь», «Пасечник», «Бодающиеся козлики», «Медведь и мед», «Птицы», «Пильщики» — полны теплого юмора, в них подмечено самое характерное, типичное, что создает образ. Их также отличают неожиданные и остроумные технические решения. Здесь и густые, словно взъерошенные
      порезки, имитирующие шерсть медведя, и сочная лепка формы с помощью плоских, широких стамесок, и разработка игрушек с движением, и хитроумная система подвесок, двигающихся планок, с помощью которых птицы перемещаются по кругу, звонко сталкиваются рожками козлики, работники начинают пилить бревна и т. д.
      Выразительны и пластичны многочисленные фигурки коней, вырезанные учениками школы: отдельные скульптуры коней с красивыми волнами грив, развивающимися в стремительном беге, ниспадающими до самых копыт у спокойно стоящих лошадок, коней, запряженных в сани и везущих легкий возок; коней, на которых восседают богатыри в тяжелых доспехах.
      Трудно даже перечислить сюжеты композиций скульптур и игрушек, которые уже вырезаны из дерева учениками школы, и те, над которыми они продолжают работать. Сказки и былины, сценки веселой и шумной ярмарки, народные мастера-умельцы с выполненными ими изделиями, плотники и лесорубы... Игрушки, как правило, имеют небольшие размеры. Скульптура же — от мелкой пластики до фигур в человеческий рост и больше. Сейчас школьники с увлечением занимаются созданием объемных деревянных скульптур, которые встанут возле чистых ключей-родников, сбегающих к селу с лесистого холма.
      Кроме объемной скульптуры и игрушки, юные резчики вырезают из мягкой и податливой липы ковши, солонки в виде птиц и коней, ложки разных размеров и форм, черенки которых украшаются геометрической резьбой. В пластике форм и узорах орнамента на утилитарных вещах, созданных школьниками, ясно прослеживаются традиции мордовской народной резьбы по дереву: резных солонок, ковшей, прялок, деталей ткацких станков, знаменитых кадок-парей.
      Коллекция старинной бытовой утвари мордовских крестьян, собранная ребятами, бережно хранится в школе. Коллекция эта постоянно пополняется; она ценный методический фонд, к которому обращаются педагоги и ученики при разработке новых видов изделий.
      Если формы деревянной посуды, резные ложки, над которыми работают юные резчики, являются естественным продолжением традиционной мордовской резьбы по дереву, то объемная скульптура и игрушки — новое явление в народном искусстве Мордовии, зачинателями которого являются педагоги и учащиеся детской художественной школы села Подлесная Тавла.
      Как же возникла эта по-своему уникальная и не имеющая на сегодняшний день себе аналогов художественная школа в Мордовском селе? -
      Детская художественная школа в селе Подлесная Тавла Кочку-ровского района Мордовской АССР была открыта в 1979 году. Фактически же школа юных резчиков по дереву существует в селе с 1975 года. Называлась она сначала классом художественных ремесел, потом кружком детского художественного творчества при восьмилетней школе. Вскоре без работ школьников не обходилась уже ни одна районная и республиканская выставка народного и самодеятельного творчества. Число желающих заниматься в кружке продолжало расти, и им уже не хватало места для занятий в столярной мастерской школы. По решению правления колхоза ребятам отдали небольшой деревянный дом из двух комнат и маленькой прихожей. Кружок переименовали в «Дом народного творчества». И все эти годы руководителем школьников, вдохновителем этих удивительных начинаний на селе и проводником их в жизнь был и остается Николай Иванович Мастин — педагог и художник не только по профессии, а главным образом — по призванию.
      Педагогом, как считает Николай Иванович, он стал случайно. Всегда, сколько помнит себя, хотел быть художником. Его родное село Новая Пырма славилось искусством плотницкого ремесла.
      Отсюда уходили по селам Мордовии рубить дома, украшать их резьбой плотницкие артели. Дед и отец Николая Ивановича тоже были плотниками.
      «Игрушкам, которые мастерил мне отец, завидовали все ребята села. Но отец был не только щедрым на выдумку, но и очень добрым. Игрушку не только для меня резал, но и соседским ребятам тоже, — вспоминает Николай Иванович. — Когда я еще пацаном был, дед научил меня обращаться с топором, стамесками, рубанком. До сих пор, стоит глаза закрыть, вижу белые стружки на зеленой траве возле дома. Запах их полюбил еще тогда». От деда и отца Н. И. Мастин перенял первые приемы резьбы по дереву. К рисованию страсть в мальчике пробудила мать. Она сама любила рисовать, и в доме Мастиных никогда не переводились цветные карандаши. У матери было несколько любимых тем в рисовании: «цветы», «лес» и «невесты». Последних она рисовала всего охотнее, и они у нее особенно нарядными и красочными получались. Сейчас уж и не вспомнить ни лиц, ни фигур этих «невест», а вот общее праздничное впечатление от рисунков осталось. Окончив художественно-графическое отделение Ичалковского педагогического училища, с 1975 года Н. И. Мастин учительствует в Под-лесной Тавле. Село это молодому преподавателю приглянулось сразу. Большое, с добротными домами и зелеными палисадниками, оно живописно раскинулось у подножия лесистой горки. Многие дома тавлинцев украшены резьбой. Один дом особенно выделялся среди других затейливостью и особой красотой резных узоров наличников. Позднее Н. И. Мастин подружился с хозяином дома, создавшим кружево резных наличников, Г. И. Бочкиным, преподавателем столярного дела в Школе. Он становится наставником педагога в овладении профессией резчика по дереву. Навыками резьбы Н. И. Мастин владел с детства, но только теперь он серьезно начинает овладевать всеми секретами этого художественного ремесла.
      Большое желание стать настоящим художником-резчиком по дереву, редкое упорство в достижении поставленной цели приносят ощутимые результаты. Первые же самостоятельно выполненные им скульптуры из дерева "были приняты на республиканскую выставку самодеятельных художников Мордовии. В это же время Н. И. Мастин организует в школе класс художественных ремесел, где дети, наряду с резьбой по дереву, создают занимательные и выразительные по пластике фигурки людей, животных и птиц из бересты. Девочки копируют узоры старинных мордовских вышивок и на их основе разрабатывают собственные композиции, вышивают на пяльцах полотенца, панно коврового заполнения, плетут кружево»
      Николай Иванович убежден, что все дети талантливы, а особенно те, что живут среди природы, в деревнях и селах. Их только
      58. Мордовская вышивка. Фрагмент. Работа учащихся ДХШ с. Подлесная Тавла Мордовской АССР
      вовремя нужно вовлечь в творческий процесс. Педагог учит детей творчеству собственным примером. Вырезает из липы скульптуру, игрушку, а ребята смотрят и тоже начинают резать. Николай Иванович показывает, как плетется туесок из бересты. Дети быстро схватывают приемы плетения, и вот уже сами плетут, и получается у них неплохо.
      «Девочки тонко чувствуют и передают цвет и узоры орнамента в вышивке», — рассказывает Николай Иванович и сетует, что знаний о вышивке у него недостаточно и он не всегда организует процесс обучения школьниц так, как ему хотелось бы. Очень полезными оказались для юных вышивальщиц экскурсии в краеведческий музей Саранска, где они могли ознакомиться с коллекциями народной мордовской вышивки, а также посещение отчетных выставок саранской детской художественной школы № 1, где ведется серьезная и большая работа по обучению ребят традиционному искусству мордовской народной вышивки.
      Слушать Николая Ивановича чрезвычайно интересно. У него свои сложившиеся и проверенные практической работой с детьми мысли о развитии творческих способностей ребят, особенно сельских.
      Дети растут здесь среди природы — все живое, яркое, поэтичное рядом. Развитие их творческих способностей, как считает педагог, падает на особо благодатную почву. Воображения, фантазии у них не занимать. И еще — они умеют трудиться, качество, которое художнику, поэту, музыканту необходимо. «Меня часто теперь спрашивают, — говорит Н. И. Мастин, — как удалось научить детей Тав-лы резьбе, вышивке? Удивляются, когда узнают, что в школе занимаются 70 детей. Занималось бы вдвое, а то и втрое больше, если бы условия позволяли, и все дети, которые приходили бы к нам, научились бы резать игрушку, скульптуру, вышивать, рисовать и создавать композиции».
      Через год занятий в кружке учеников Н. И. Мастина пригласили принять участие в районной выставке самодеятельных художников. Работы тавлинцев заметили. Пришел первый успех. Спустя некоторое время на республиканской выставке народного и самодеятельного творчества композиции самого педагога: «Ярмарка», «Старуха» и «Сватья» награждаются дипломом. Еще через год в Саранске рядом со скульптурами учителя на стендах выставки экспонируются работы его учеников: В. Борискина «Сказка», многофигурная композиция «У ворот» и скульптура П. Рябова «Бабушка». Н. Бочкин представил на выставку деревянную игрушку — дернешь за ниточку, и куры с петухом застучат клювами о доску. Через три года, закончив среднюю школу, П. Рябов и Н. Бочкин становятся помощниками своего учителя, начинают учить ребят резьбе по дереву, становятся педагогами родной школы.
      Работы школьников села Подлесная Тавла, как уже отмечалось, постоянно участвуют в районных, областных, республиканских выставках. Но самим ученикам больше нравятся выставки, которые они организуют в родном селе: если для других выставок при отборе работ отдельные авторы отклоняются строгим жюри, то в выставках, что проходят в селе Подлесная Тавла, участвуют все без исключения. Ребята сами отбирают работы, которые хотели бы видеть на выставке, и делают к ним аккуратные этикетки.
      «Это, с одной стороны, увлекает детей, с другой — дисциплинирует. Главное же — вовлекает в общую работу, организует и сплачивает учеников», — говорит педагог.
      Выставки в селе необычные — они устраиваются под открытым небом. Сейчас уже и не вспомнить, кому первому пришла эта мысль — устроить выставку на зеленой поляне за школой. Прямо на траве, на липовых чурбачках, за которыми обычно работают юные резчики, расставили деревянную скульптуру и игрушки. Рядом разместили вышивку, натянув готовые работы на подрамники, а часть полотенец развесив среди березок. Май месяц. Солнышко. На зеленой полянке, как в сказке, выросли на пеньках белые скульптуры и игрушки из дерева. Все жители села были на вернисаже, удивлялись работам детей, хвалили за мастерство и выдумку. Обсуждение выставки продолжалось в домах колхозников, ведь почти в каждом из них проживал автор скульптур, игрушек или вышивки.
      Как только подсохнут тропинки в лесу, Николай Иванович ведет учеников наблюдать жизнь леса. Ребята берут с собой блокноты для набросков, коробки с карандашами, кисти, перья, тушь. Графика весеннего леса удивительно красива, и рисовать тоненьким перышком деревья, отдельные веточки, причудливые узоры коры на старом стволе березы — одно удовольствие. Но бывает, что за всю длинную прогулку по лесу никто ничего так и не нарисует. Ходят дети по пригретому солнышком лесу, смотрят, запоминают, как высвечивает солнце каждую сухую прошлогоднюю травинку,
      как скользят по земле, по стволам деревьев легкие весенние тени от облаков, как гулко раздается эхо в овраге, на дне которого еще можно увидеть снег. В весеннем лесу коряги, засохшие ветки деревьев словно нарочно поворачиваются к ребятам самыми причудливыми своими силуэтами, превращаясь в фантастических животных или птиц. Летом их спрячет зеленая листва, и не так просто бывает разглядеть нахохлившихся «птиц» и «оленей», которых ребята сделают скульптурой, превратят в забавную игрушку. И только весной и поздней осенью лес особенно щедро рассказывает свои сказки, открывает ребятам свои тайны.
      Однажды после такой весенней прогулки по лесу Николай Иванович предложил ученикам первого класса, прозанимавшимся всего одну зиму в школе, нарисовать... счастье. Каким оно представляется малышам? Что вкладывают они в это понятие? Большинство рисунков было посвящено весеннему лесу. Дети рисовали его по-разному. Лес, в котором светит солнышко, поют птицы, живут звери. Рисовали себя на прогулке в лесу, делающих наброски, разглядывающих огромную корягу, похожую на дракона из сказки. А Олег Миронов нарисовал самого себя в классе резьбы по дереву. На его рисунке изображены два чурбачка, за которыми обычно трудятся резчики. На одном из них — игрушки в виде птицы. На другом — деревянные человечки-кузнецы. Олег и себя изобразил на рисунке, как он вырезает из чурки игрушку. Вот, оказывается, каким представляется счастье первокласснику. Счастье для него — это творчество, уроки художественной резьбы в школе.
      Познакомимся, как организован в школе процесс обучения школьников объемной резьбе по дереву. Занятия по резьбе начинаются для ребят с подготовки инструмента и рабочего места к работе. Рукоятки к резцам, ножам и стамескам, которыми потом предстоит резать скульптуру и игрушку, ребята делают сами. Затем рукоятки каждого инструмента тщательно подгоняются к руке. Дощечки с отверстиями, куда вставляется инструмент и где он хранится до следующего занятия по резьбе, тоже сделаны учениками. И два чурбачка из березы (один — на котором будет резаться скульптура и игрушка, и другой — тот, на котором сидит резчик) ученики тоже изготовляли сами. Сообща пилят заранее заготовленные березовые кряжи, а потом каждый доводит до готовности свои чурбачки, обрезая там, где нужно, кору, зашкуривая спиленные кружки. Топорища для топориков, которыми делаются затес основной формы и выборка крупных масс древесины, ребята тоже делают сами. И скамейки для классов школы тоже. Это нужные, наглядные для детей уроки начала мастерства,и одновременно оправдавший себя метод нравственного воспитания школьников. Педагогами школы проверено: то, что сделано самими учениками, будет бережно храниться ими. Почему в обычной школе ученики так небрежны в обращении со школьным имуществом — ломают стулья, парты, наглядные пособия? Потому, что они давно поняли: сломан стул, вышел из строя прибор — огорчаться не стоит. Купят новый. А здесь все делается руками ребят. Начиная от инструментов для резьбы и кончая заготовкой дров для печки. И сразу видно другое отношение. Появляется уважение к труду, к времени, затраченному на изготовление той или иной нужной вещи. Пусть самой простой, но сделанной своими руками.
      В процессе творческой работы вносятся изменения и в методику занятий с детьми. Интересно было проследить, как постепенно менялось в школе отношение к эскизам, к тому, что понимать под предварительной разработкой темы в эскизах, все равно — рисуется ли основная идея карандашом на бумаге, или лепится из пластилина или глины. Продолжительное время соблюдалась целесообразность четко очерченных стадий, этапов работы: а) первые эскизы, где образ скульптуры, игрушки только возникал; б) эскизы, уточняющие, дополняющие основной замысел; в) тщательный рисунок задуманной скульптуры, игрушки (детальная проработка формы в пластилине, глине); г) воплощение замысла в материале. Не сразу и не вдруг обнаружили, что метод этот, такой, казалось бы, логичный, позволяющий проследить все стадии рождения замысла, образного раскрытия темы, чаще всего приводил к аккуратно выполненной, но, по существу, скучной для детей работе.
      Все верно, все правильно, казалось бы, все найдено в эскизе. И в то же время Н. И. Мастин чувствовал сам, и ребята, хоть и не говорят, а видно, что чувствуют то же самое, — не таким, каким его хотелось бы видеть. Дерево словно мстит за то, что ученики так долго возятся с эскизами, образ теряет выразительность.
      Тогда в школе решили отказаться от эскизов. Не совсем, конечно. Первый, самый общий замысел скульптуры, игрушки ученика просят все же нарисовать. Но только самый общий. Можно начертить только схему, идею скульптуры, игрушки, можно обозначить ее форму пятном, вырезать силуэт из картона или из цветной бумаги. Если ученик говорит, что он представляет себе, какой будет игрушка, скульптура, он может вообще не рисовать. Совсем отказались делать эскизы в пластилине и глине.
      Первые же результаты нового метода работы вполне доказали его правоту и перспективность. Появились свежие, живые по пластическим решениям скульптуры и игрушки, непохожие на те, что делались этими же авторами раньше.
      Когда успех нового метода работы стал неоспоримым, педагоги попытались разобраться, проанализировать, в чем его результативность. «Все дело в том, что ребята «устают» на стадии эскизов, — говорит Николай Иванович. — Устают от стоящих перед ними задач. От того, что бумага, пластилин и глина — это одно, а дерево как материал другое. Выкладываются на эскизах, а для выражения своих чувств в резьбе у них просто не остается сил. Кроме того, возраст наших учеников — время самых бурных фантазий и немедленного их воплощения в рисунках, в лепке, в резьбе по дереву. Задача педагога — правильно направить их энергию. Выбрать главное направление в работе. Положительным примером для нас здесь является творчество народных мастеров. Резчик по дереву, кости, гончар и мастер игрушки начинают работу сразу же в материале. Конечно, они имеют большой опыт, являются наследниками традиций многих поколений. Но все они начинали обучение своему художественному ремеслу с того, что брали в руки деревянный чурбачок, нож и начинали вырезать из него игрушку или лепили ее из комка глины. Тепло их рук передавалось материалу, и он оживал, образы игрушек были одухотворены фантазией и живым чувством мастеров.
      То же происходит и с учениками школы. За их плечами — воображение, фантазия и уже накопленные в школе навыки работы с инструментом, освоенные приемы работы. Пусть же творят больше в материале, как настоящие мастера».
      Следует отметить, что стихия непосредственной работы в материале (выявление пластики формы, образа скульптуры, создание игрушки сразу же из чурбачка липы) особенно привлекательна для учеников начальных классов.
      Ученики средних и старших классов охотно приступают к резьбе сразу в материале, но так же увлеченно они создают и эскизы будущих скульптур и игрушек. В них ребята продолжают развивать, дополнять возникший в их изображении общий замысел скульптуры, игрушки. В рисунках на бумаге, в чертежах и схемах изображают остроумные движения, которые можно будет придать игрушке. Таким образом, наряду с главным методом работы — выявление пластики, образное решение скульптуры, игрушки непосредственно в материале — вполне допустимо и оправдано и создание на определенных этапах работы эскизов будущих скульптур и игрушек, помогающих более полному раскрытию замысла. Здесь все зависит от индивидуальных склонностей и творческих способностей детей.
      Обычно, заканчивая рассказ о том или ином опыте приобщения школьников к основам художественного ремесла, мы стараемся показать практические результаты этой работы. Так, кубачинские, сёминские, городецкие, хотьковские школьники, кроме общего эстетического воспитания средствами народного искусства, как об этом рассказано на страницах книги, приобретают профессии мастеров художественных промыслов. Многие из них после окончания школы приходят трудиться на предприятия, где они впервые открыли для себя увлекательные профессии.
      Опыт обучения школьников села Подлесная Тавла объемной художественной резьбе по дереву в данном случае особенно интересен и показателен.
      Детская художественная школа, положительный опыт ее работы сделали возможным создать новый для Мордовии художественный промысел объемной резьбы по дереву. Советом Министров Мордовской АССР в 1980 году принято специальное решение об организации в селе Подлесная Тавла подобного промысла. Первыми его мастерами стали выпускники детской художественной школы.
      Детская художественная школа города Орджоникидзе Северо-Осе-тинской АССР была организована в 1942 году. За эти годы более 800 учеников закончили школу. В республике многие ее выпускники — члены Союза художников. Среди них есть известные художники, которых знают не только по республиканским, но и по всесоюзным художественным выставкам. Бывшие воспитанники школы стали живописцами, художниками книги, декораторами, художни-ками.-прикладниками, архитекторами, преподавателями изобразительного и декоративного искусства в общеобразовательных и детских художественных школах. Директором школы на протяжении вот уже более чем двадцати лет является заслуженный деятель искусств Северо-Осетинской АССР и заслуженный работник культуры РСФСР Н. В. Жуков.
      Школа с более чем сорокалетним стажем работы накопила значительный опыт, имеет свои традиции, свою методику работы с детьми. Задача, которую ставят перед собой педагоги школы, — воспитание гармонически развитого человека, умеющего творчески относиться к любому делу, — предполагает развитие художественного вкуса, пробуждение интереса и любви к искусству. Эти качества формируются средствами изобразительного и декоративноприкладного искусства и включают приобщение детей к основам изобразительной грамоты, профессиональную подготовку в области рисунка, скульптуры, композиции, декоративно-прикладного искусства, общее эстетическое развитие.
      Уже на вступительных экзаменах педагоги стремятся определить творческий потенциал будущего художника. Поступающим в школу предлагают нарисовать «красивую птицу», «красивые цветы», «красивый дом». В задании обязательно присутствует определение «красивое», чтобы вызвать у ребенка потребность передать собственное отношение к прекрасному. Ребенку предлагают, чтобы он нарисовал цветы, причем не только те, какие он много раз видел, а необычные по форме, расцветке. Их можно придумать самому. «Предположим, — говорят малышу экзаменаторы, — ты попал на Марс, а там цветут цветы, каких нигде нет. Среди них есть красивые и некрасивые. Какими ты представляешь себе красивые марсианские цветы?»
      Такое задание позволяет в какой-то мере определить вкус и одаренность ребенка, в частности чувство колорита, выявить его способность фантазировать. В школе всячески поощряется способность придумать что-то необычное, мыслить образно.
      Второе задание для поступающих дает возможность детям проявить наблюдательность. При этом оценивается их способность эмоционально относиться к окружающей действительности. Это тоже важный показатель. Собственно, воображение и наблюдательность — важнейшие основы творческого процесса. Школе предстоит умело развивать их в процессе учебы. Предлагаются задания
      на наблюдательность: «Моя комната», «Игрушки», «Улица», «Мои товарищи» и др. Здесь наиболее полно раскрывается способность детей, с одной стороны, передавать в рисунке свои жизненные наблюдения, с другой — свои симпатии, любовь или, наоборот, антипатии к тому, что изображается.
      В работе с детьми педагоги школы не дают им своих готовых оценок: вот здесь все красиво и работа удалась, а здесь — наоборот. Конечно же, и успех и неудачи анализируются и разбираются педагогом. Но главной задачей школы является научить самих детей анализировать свои работы, находить в них сильные и слабые стороны. Ребята, закончив работу, раскладывают свои рисунки на полу в классе. Педагоги просят учеников оценить рисунки, сказать, что, на их взгляд, удалось, а что не удалось. Педагог лишь умело обобщает их высказывания и мнения.
      Оценки работ самими ребятами в школе практикуются начиная с самого младшего возраста. Это одна из форм развития самостоятельного мышления детей, возможности анализа ими художественной стороны творчества.
      Известно, что дети дошкольного возраста особенно хорошо рисуют по воображению, по памяти, но, как правило, бывают скованны, безынициативны при работе с натуры. В детской художественной школе города Орджоникидзе малыши в возрасте 5 — 6 лет наряду с рисованием по воображению много и охотно рисуют с натуры. В школе это называется рисованием «по поводу натуры». И именно здесь неоценима роль народного декоративного искусства.
      Для детей ставится натюрморт из дымковских, филимоновских народных игрушек, отмеченных особой привлекательностью и яркостью. Дети любуются ими, радуются их расцветке. Ребятам говорят, что они сегодня будут рисовать игрушки, которые им больше всего нравятся. Предлагают выбрать и рассмотреть их, взять в руки, чтобы лучше увидеть узоры росписи, ощутить форму игрушки.
      Объясняя задание, педагог обращается к детям: «Вы не просто рисуйте игрушки, а представьте себе, что волшебник заколдовал людей, животных, птиц и превратил их в игрушки. На самом деле это живые люди, звери и птицы, только похожие на игрушки. Представьте себе, как проводят они свое время, где они живут, что делают». Это говорится для того, чтобы пробудить фантазию детей. Игрушки могут быть изображены на зеленом лугу или заснеженном лесу, они могут путешествовать на ковре-самолете, играть в веселые игры, грустить. Дети легко и с удовольствием включаются в подобную игру-рисование. Сами вносят предложения: «Бабочки над игрушками летают», «Цветы разные растут на лугу, а среди них игрушки».
      Натюрморты, в которых используются произведения народного декоративного искусства, ставятся во всех классах с постепенным усложнением учебно-творческих задач. На фоне войлочного орнаментального ковра расставляются старинные осетинские металли-
      59. Пастух в горах. Рисунок ученика ДХШ г. Орджоникидзе
      ческие кувшины, медная посуда. Учащимся нужно не только передать форму этих предметов, орнамент ковра, но и довообразить что-то о хозяине этих вещей. От этого во многом будет зависеть колорит, цветовой строй работы. Через колорит дети вщражают свое отношение к хозяину вещей. Если он сердитый или злой, то натюрморт решается в пасмурных суровых тонах, если веселый и добрый — краски натюрморта жизнерадостные — яркие и праздничные.
      В постановках натюрмортов главным является красота используемых в них произведений народного искусства.
      Педагог должен заранее умело подобрать ковер или ткань, посуду, отвечающие этим заданиям; развесить и расставить предметы таким образом, чтобы наиболее выигрышно читался силуэт кувшина, а медь на старых вещах где-то сливалась с фоном ковра, создавая таинственное мерцание. Колорит, орнаментальный строй ковра, ткани, используемых в качестве фона для натюрморта, призваны воспитывать чувство гармонии цветовых отношений, понимание детьми законов контраста, теплых и холодных цветов в живописи, узорчатости геометрических и растительных орнаментальных форм на плоскости.
      Живопись в школе тяготеет к яркой декоративности цвета. Произведения народного декоративного искусства приходят здесь на помощь как в решении живописных задач натюрморта, так и в лучшем понимании детьми особенностей пластической и цветовой выразительности живых цветов, плодов и фруктов, используемых наряду с образцами народного творчества в натюрмортах.
      Рисуют дети, к примеру, осенний букет цветов. Педагог обращает внимание учеников на то, что одни его веточки динамичны, устремлены вверх, другие поникли. Один и тот же букет одному ученику может представиться грустным: он увидит в нем увядание осени. Другому букет покажется жизнерадостным, буйным по краскам. В зависимости от этого строится и композиция букета на листе. Грустное настроение подчеркивают поникшие ветки.
      Можно прочесть детям стихи Пушкина, Фета об осени, прослушать с ними соответствующую музыку. У Левитана осень золотая, напряженная по цвету, у Остроухова — лирическая, мягкая по краскам. И совсем другая осень у Куинджи — декоративная. Каждый поэт, живописец, композитор воспринимает явления природы по-своему, индивидуально, что находит отражение в их произведениях. Так, и в рисунках детей: осенний букет цветов у каждого свой. И не должно быть такого, чтобы все 20 учеников в классе одинаково рисовали осенний букет, точно «списали» все цветы и листья букета. «Вы занимаетесь творчеством, — говорят педагоги ученикам, — ваша задача передать свое отношение к тому, что вы видите и как вы это видите». Ученик самостоятельно решает: писать спокойными мазками или динамичными, в холодном или теплом колорите. У него имеется возможность проявить свое отношение к натуре, к изобразительным средствам.
      Ковры, ткани, керамика, деревянная и металлическая посуда, чеканка, которые используются при постановке натюрмортов, — начало знакомства детей с народным искусством. Вещи выступают как образ натюрморта, развивают творческое воображение и фантазию детей, обогащают их представления о цвете, линии, пластике формы, ритме, обогащают в то же время общую культуру самой живописи, рисунка, сюжетных композиций. Особенно ярко это проявляется в композициях, в которые вводятся бытовые предметы, национальная одежда горцев и их украшения.
      Углубление знаний о народном искусстве, конкретное знакомство с техническими приемами и навыками художественного ремесла, характерного для Северной Осетии, продолжается для детей на уроках декоративно-прикладного искусства в школе. Здесь дети занимаются резьбой по дереву, керамикой, чеканкой, росписью тканей и набойкой, изготовлением кукол в национальной одежде, создают аппликационные коврики из войлока, осваивают технику узорного плетения и гобеленов.
      В старину домашняя утварь и мебель в домах горцев делалась из дерева. В осетинских селениях и сегодня можно встретить образцы народного творчества — деревянные ковши с узорными резными ручками в виде головы барана, резные ложки с длинными черенками, лари и шкатулки, украшенные геометрической резьбой, детские колыбели, детали спинок которых искусно выточены на то-
      60. Воин. Резьба по дереву ученика ДХШ г. Орджоникидзе
      парном станке. Немало произведений осетинского народного искусства собрано в краеведческом музее города Орджоникидзе. Ученики школы нередко бывают здесь на экскурсиях, самостоятельно зарисовывают понравившиеся им образцы. Многие из них бывали в горных селениях, где могли видеть изделия народных мастеров.
      Дерево — легко обрабатывающийся материал, вполне доступный для детского творчества. В школе выполняют из дерева изделия утилитарного назначения — разделочные доски, шкатулки, чаши, декорируемые трехгранно-выемчатой и контурной резьбой. Ученики создают выразительные скульптуры горцев, фантастических животных и птиц, декоративные сюжетные изображения в технике рельефа.
      Из традиционных видов народного осетинского искусства в школе широко используется аппликация. В прошлом ею украшалась одежда, обувь горцев, конская сбруя. Аппликация делалась из войлока, сукна, кожи. Цвет аппликационных узоров преимущественно монохромный, орнамент — геометрических, реже растительных форм. Аппликационные работы детей насыщены цветом, подчеркнуто декоративны. Наряду с орнаментальными композициями ученики успешно работают и над сюжетными аппликациями из войлока.
      Учениками школы освоена красивая по фактуре переплетений техника осетинского ручного плетения «алдамбыр». Плетется «ал-дамбыр» из трех, пяти или десяти сдвоенных цветных нитей. Выполняется это плетение двумя учащимися: один плетет нити, другой осторожно уплотняет готовые участки плетения. В результате получаются плоские и круглые шнуры. Они используются в качестве декоративных деталей в обшивке готовых аппликаций и как контурные швы при создании масок. В их создании применяются самые разнообразные поделочные материалы: пробка, кусочки тканей, пуговицы, обрезки полиэтиленовой пленки и т. д.
      В декоративном творчестве детей широко используется керамика. В школе имеется несколько муфельных печей, в которых обжигаются расписанные глазурями и ангобами объемные скульптуры, рельефные глиняные и кафельные плитки с изображенными на них сказочными персонажами, узорами национального орнамента.
      Увлеченно работают дети в технике набойки. Рисунки для набойки предварительно вырезаются на линолеуме, с которого затем печатаются на ткань с помощью масляной или типографской краски.
      Большинство декоративных работ выполняются детьми в материале почти без предварительных эскизов. Дерево, глина, войлоки, цветные нитки сами диктуют выразительность формы, орнаментального узора. Набойка же требует эскизной стадии работы. Без нее практически невозможно добиться хороших результатов — четких по силуэтам и качеству печати рисунков на ткани. Варианты эскизов позволяют определить, какой именно рисунок наиболее интересен по композиции, заранее представить, как распределятся большие пятна цвета и узорные детали, какая фактура получится на ткани при оттиске с клише. Прежде чем печатать рисунок на ткани, его сначала печатают на бумаге, корректируя узор оттиска и раскладку по цветам. При необходимости всегда можно внести нужные исправления в рисунок клише.
      Учащиеся старших классов школы занимаются росписью тканей в технике батика. Роспись наносится на белую ткань любого качества, но обязательно тонкую по фактуре, хорошо впитывающую анилиновые красители. Ткань предварительно натягивается на подрамники. Роспись по батику близка задачам живописи. Мягкие расплывы краски на материале, возможность создания самых неожиданных цветовых сочетаний — от нежно акварельных до насыщенных, ярких цветов увлекает учеников, развивает в них чувство цвета, декоративное начало.
      Как показал опыт работы этой школы, занятия декоративноприкладным искусством развивают инициативу, фантазию, воображение детей, способность предложить собственное творческое решение. Учащихся особенно привлекает возможность работы в разнообразных материалах. В школе в рисунке, в живописи тоже достаточно широко используются разные материалы1, но в декоративно-прикладном -искусстве возможности материалов поистине безграничны. Это ставит перед учениками специфические творческие задачи. Они должны понять, что материал во многом диктует форму изображения, цветовое решение, а фактурные качества материалов обогащают выразительность композиции и т. д.
      1 Дети работают в технике линогравюры, эстампа, создают рисунки цветными и восковыми мелками, пастелью, фломастерами, сепией и т. д.
      Работа с различными материалами, освоение новых технических приемов приносит большое удовлетворение и радость детям. С нетерпением ждут результатов обжига выполненных ими керамических изделий в муфельной печи, настойчиво овладевают техникой резьбы по дереву и чеканкой по металлу, переплетением цветных нитей на раме гобеленового станка. Увлеченно и активно обсуждают достоинства и недостатки готовых работ. Постепенно ребята начинают понимать, что каждый материал требует особых способов обработки, что красота фактурных качеств в каждом из них особая, обусловленная спецификой материала. Из шамота, например, нельзя сделать такие же вещи, как из глины. Он грубее, его структура и фактурные свойства отличаются от белой кафельной плитки или фарфора, на которые особенно хорошо ложится свободная кистевая роспись от руки. Древесина липы, березы и осины наиболее податлива и .удобна при обработке ножом и стамесками. Из нее легко можно выполнить любую объемную скульптуру, ложку или чашку. Древесина груши или ореха настолько прочна, что здесь нужен другой инструмент, другой навык и мастерство технического приема резьбы. По-разному выбивает чекан рельеф узора на медной и алюминиевой пластинах металла и т. д.
      Подбирая и переплетая разноцветные нити, то есть «смешивая» цвета, дети добиваются удивительно сложных и красивых цветовых отношений. Работа в технике гобелена поднимает общую культуру цвета. Работа в чеканке, в резьбе по дереву непосредственно влияет на выразительность и пластичность линии рисунка, скульптурных образов.
      На протяжении многих лет занятия с детьми на уроках декоративно-прикладного искусства в школе вела Ольга Георгиевна Малтызова, талантливый художник-педагог, хорошо знающая народное искусство Северной Осетии, заслуженный художник Се-веро-Осетинской АССР.
      Сейчас О. Г. Малтызова на пенсии, но за годы работы в школе она подготовила себе хорошую смену из молодых педагогов. Творческие методы приобщения детей к народному осетинскому искусству, которым она руководствовалась, успешно проводят в жизнь ее ученицы — Т. С. Аймарова и Н. Г. Шпилевая.
     
      ДЕТИ РИСУЮТ «КАЛЕВАЛУ»
      Знакомство с детской художественной школой города Петрозаводска началось для нас несколько неожиданно. Классы рисунка, живописи, композиции, мастерская, где ученики занимаются декоративно-прикладным искусством, оказались пустыми. Одиноко стояли в них прислоненные к стенам мольберты. На столах, обернутые во влажное серое полотно и в прозрачный целлофан, возвышались начатые скульптуры. На одном из столов аккуратными стопочками лежали листы линогравюр, приятно пахнущие краской. Куски коричневого, зеленого и голубого линолеума, еще не тронутые резцом, и те, на которых был оставлен след резного узора, расположились рядом.
      В мастерской декоративно-прикладного творчества на маленьких станочках была заправлена основа, где-то уже с выполненными на ней узорами браного ткачества, невысоким и мягким, приятным по фактуре ворсом ковриков в технике «рюйю». На столах, на скамейках лежали круглые, овальные и прямоугольные глиняные плиточки с рельефными изображениями птиц и зверей. Здесь же были герои сказок, одежда которых была украшена орнаментальными узорами, процарапанными по глине,сочными налепами. Скульптуры и плитки сверкали глазурными поливами, рядом стояли еще не закрашенные серые и красновато-рыжие скульптуры, в зависимости от цвета глины, из которой они были сделаны. Объемные скульптуры героев карело-финского эпоса, персонажей театральных представлений, фигурки животных, картонные макеты декораций, куски тканей разных фактур и расцветок, блестящей фольги, обрезки кружев — все это вызывало в воображении картины активной жизни, творческой деятельности детей. Совсем недавно они работали здесь с глиной, вырезали из картона и цветной бумаги, клеили, мастерили, рисовали и куда-то неожиданно исчезли.
      «Где же ученики?» — спросили мы у завуча школы Юрия Павловича Высоковских. «Они на реке Лососинке, на пленэре. Делают этюды, зарисовки. Это рядом со школой».
      Речка Лососинка протекает, действительно, совсем рядом со школой. Неширокая, прозрачная, извиваясь стремительно течет она, вспенивая белые буранчики возле больших камней, преграждающих ей путь.
      Отсюда, с верха откоса, река выглядит особенно красивой. Изгибы ее, как и камни — коричневатые и фиолетово-серые валуны с зелеными пятнами замшелостей у самой воды, то выступающие из самого центра водного потока, то выбегающие из реки на светлые песчаные отмели, — все это воспринимается как организованный природой орнаментальный ритм, четкий и упругий, в обрамлении летней зелени кустов, склонившихся над рекой. Среди камней на зеленой траве были видны разместившиеся по краю откоса ученики школы. Они рисовали в альбомах, разложив коробочки акварели и бумаги на согретых солнцем камнях. «Вот здесь мы и рисуем, — говорит Юрий Павлович, — сегодня на реке все классы школы. У каждого класса свой любимый изгиб Лососинки, свои любимые камни...»
      Еще до того как мы познакомились с удивительной и по-своему уникальной книгой «Дети рисуют «Калевалу», выпущенной издательством «Карелия», рисунки к книге довелось уже видеть на выставках детского художественного творчества. Отдельные листы акварелей и гуаши на темы карело-финского эпоса, объединенные в серии, всегда оставляли сильное впечатление. Своей достоверностью портретных характеристик мужественного Вяйнямёйнена, кузнеца Ильмаринена, поэтичной Айно, группы рунопевцев, коварной и злой старухи Лоухи. Приподнятая декоративность цвета, разнообразие колористических решений рассказывали в образной и поэтической форме о светлом и добром начале, о героических и суровых буднях в жизни героев эпоса.
      Рисунки петрозаводских ребят подкупали достоверностью пейзажа, где живут, радуются, страдают и побеждают зло герои. Именно таким в действительности, казалось, должен был быть лес, именно такой виделась река, такими должны были быть гребни волн, вскипающие вокруг лодки Вяйнямёйнена." Здесь, на берегу реки Лососинки, становилось понятным, чем обусловлена достоверность и похожесть пейзажа Карелии в рисунках юных художников. Юрий Павлович подтверждает нашу догадку: «В иллюстрациях к книге и в композициях на темы Калевалы можно легко узнать мотивы здешней природы. Ученики с удовольствием рисуют реку, заливчики с камнями, березки и кусты над кручами. В зарисовках пейзажа реки стараются как можно тщательнее и точнее передать цвет и тон воды, неба, камней. Орнаментальный ритм, настроение многих рисунков к рунам идет от натурных зарисовок. Занятия на пленэре проходят не только на берегу Лососинки, но и в других живописных местах Карелии. Выезжаем на этюды в карельские деревни, часто бываем в архитектурном заповеднике Кижи. Ученики много и охотно рисуют акварелью, создают графические наброски...»
      Экскурсии в музеи Петрозаводска, поездки во время летней практики в краеведческие музеи Медвежьегорска, Пудожа, Кижей, а также в деревни, где еще можно увидеть старинную вышивку, узорные ткани, деревянную утварь, украшенную резьбой или росписью, зарисовки образцов народного быта, памятников архитектуры — все это способствовало пробуждению в учениках чувства любви к культуре родного края, формировало в них художников.
      При этом приобщение к традициям народного декоративного искусства Карелии происходило для учеников ненавязчиво, незаметно для них самих. Открытие высоких художественных достоинств узоров заонежской вышивки, цветовых ритмов тканых половиков, цветочной росписи на прялках и лубяных коробах, узоров резных деревянных изделий совершалось для них не сразу и не вдруг. Слишком уж отличалось то, что привыкли они видеть вокруг себя и ощущать как признаки современности, наделенных общепринятыми понятиями красоты и удобства. Современная полированная мебель, телевизор и магнитофон последней марки, современный светильник, диапроектор, современного покроя платье и... железный светец для лучины, прялка с затейливым рисунком цветов, резной рубель с объемной фигуркой петушка вместо ручки.
      Увидеть красоту этих вещей, словно спрятанную за семью замками, было не так уж легко. Педагоги детской художественной школы Н. Н. Баженова, Ю. П. Высоковских, С. Ф. Иванченкова, Л. Б. Кудряшова, В. О. Поляков, Н. М. Пустошкин, сотрудники музеев Петрозаводска терпеливо и тактично разъясняли и показывали детям подлинную значимость красоты этих произведений, воспитывали в учениках уважение и любовь к народному творчеству. Эта незаметная и на первый взгляд не дающая сразу же
      эффективных результатов предварительная работа оказалась не напрасной. Результатом ее явилось то, что ученики школы оказались заранее подготовленными к решению такой ответственной художественной задачи, как создания иллюстраций к рунам «Калевала».
      Приближался знаменательный для Карелии юбилей — исполнялось 125-летие первого издания эпоса «Калевала». Возникла идея создания альбома работ учеников школы на темы эпоса. Название альбома придумали сразу — «Дети рисуют «Калевалу».
      Практическое же исполнение замысла оказалось, особенно вначале, делом сложным. На первых порах было немало сомнений, не лишенных логики и здравого смысла, в том, смогут ли ученики школы справиться с этой задачей. Действительно, с одной стороны — отшлифованный веками ритм рун, а с другой — неуверенная рука ребенка, только овладевающего азами изобразительного искусства... Философские, нравственные и этические проблемы, поднимаемые на страницах эпоса,
      64. Роспись на прялке. Конец XIX в. и мировоззрение ребенка, только Краеведческий музеи г. Петрозаводска что вступающего В ЖИЗНЬ... МОЖНО ли совместить все это? Наконец, уровень художественной подготовки учеников школы — позволяет ли он решать столь сложные в художественном, образном решении творческие задачи? Не следовало забывать, что средний возраст учеников школы, будущих авторов иллюстраций, не превышал двенадцати лет.
      Ответить со всей определенностью на эти вопросы никто заранее не мог. Ни педагоги, ни тем более ученики школы. Ответить на них могли только работы юных художников.
      Несмотря на возражения скептиков, рисунки к «Калевале» решили делать.
      В создании иллюстраций участвовали все ученики школы. Стимулов для работы над темой рун было несколько. Во-первых, это очень интересно, увлекательно для ребят. Во-вторых, уровень, на котором находилась школа, убеждал, что задача эта, если приложить максимум энергии, инициативы и желания, вполне выполнимая.
      Посмотрим, как велась в школе работа над иллюстрированием рун эпоса.
      На всем протяжении подтоговки к юбилею тема «Калевалы» становится ведущей на занятиях по композиции. Педагоги читают детям руны эпоса, причем не в облегченном переложении для детей, а подлинные руны. Чтение их показало, что дети не только правильно воспринимают содержание произведения, но и не остаются равнодушными к характеристике образов. Одним из поэтических приемов в рунах является частое упоминание в них цвета, а также точное, почти детальное описание нарядов, украшений героев, перечисление утвари на столе, обстановки жилища и т. д. Эти особенности «Калевалы» увлекли учеников школы, и они стали охотно использовать в своих рисунках градации всех цветов, что упоминаются в рунах, точно следовали описанию одежды героев эпоса, старались создавать достоверные изображения жилища, росписей саней, свадебного убранства стола и т. д.
      В выборе деталей обстановки жилища, костюмов, в которые надлежало одеть героев эпоса Вяйнямёйнена, Куллерво, Ильмари-нена, мать Лемминкяйнена, Айно, Лоухи и других, ученикам школы помогла богатейшая коллекция предметов старинного быта Карельского краеведческого музея. Ученики теперь подолгу рисовали здесь узоры вышивок на полотенцах, резные ковши, тканые половики, прялки, берестяные туеса. Они мысленно соотносили эти зарисовки с композициями на тему эпоса. Все это пригодилось при работе над той или иной темами рун.
      На одном из занятий преподаватель В. О. Поляков предложил ученикам выполнить натюрморт из бытовых вещей известной карельской сказительницы Т. Перттунен.
      На уроках преподавателя С. Ф. Иванченковой, когда дети рисовали композиции к рунам, часто звучала музыка к сценическим постановкам «Калевалы». Все учащиеся школы побывали на балетах «Сампо» и «Меч кузнеца», смотрели постановку «Калевалы» в Финском драматическом театре города Петрозаводска.
      Педагоги приносили на уроки иллюстрированные издания «Калевалы», выполненные в разные годы художниками финскими и карельскими: А. Галлен-Каллела, О. Бородкиным, Г. Стронком, М. Мечевым, Т. Юфой. Много времени юные художники провели в Карельском музее изобразительных искусств, где была развернута выставка, посвященная юбилею «Калевалы». Все это обогащало художественное восприятие учеников, разивало их мышление, инициативу, активизировало творческий поиск в разработке темы.
      Летняя практика ребят проходила в живописных местах Карелии, где соседствовали красота пейзажа и старинные бревенчатые избы, украшенные резьбой. Дети могли видеть внутреннее убранство деревенских домов — цветные домотканые коврики, кружевные
      подзоры на кроватях, вышитые красными нитками холщовые полотенца.
      Созданные в период летней практики рисунки были большим подспорьем в разработке композиций к рунам. Дети так увлеклись темой «Калевалы», так вжились в нее, что даже на каникулах продолжали работать над иллюстрациями, находя с каждым днем все больше пейзажных мотивов, деталей архитектуры, интерьера жилищ, костюмов, вглядываясь в лица и фигуры местных жителей и невольно сопоставляя их с героями эпоса. Живые натурные зарисовки помогали в работе над композициями иллюстраций к «Ка-левале».
      В своих рисунках петрозаводские школьники очень точно передают характеры героев, сюжеты «Калевалы». Главный герой эпоса Вяйнямёйнен особенно часто привлекает внимание юных художников. Образ его трактуется по-разному в композициях учеников школы. На одних рисунках — это сильный и добрый человек, олицетворяющий мудрость и талант своего народа. На других Вяйнямёйнен — повелитель сил природы. Многие иллюстрации посвящены героическому истолкованию этого характера.
      Лирическая сторона эпоса находит наиболее яркое выражение в рисунках девочек. Светлые радостные эпизоды, связанные с образом Айна, трактуются в тонких и нежных акварелях, драматические события решаются подчеркнуто графически.
      Цвет в рисунках бывает мажорным, приподнято декоративным, когда они повествуют о добром начале, и становится темным и мрачным, когда изображается зло, коварство. Обращает на себя внимание точность отбора деталей для рисунков, проникновение в образный и красочный мир народного искусства, который органично включается в листы иллюстраций к эпосу, диктует выбор материала и техники исполнения каждого рисунка. Пейзажи в иллюстрациях изображаются преимущественно акварелью и гуашью — ими легче показать тонкие цветовые градации, воздушную перспективу, обобщенные силуэты стволов деревьев, листвы, радостные краски солнца, встающего над озером.
      В решении сцен эпоса, дающихся в помещениях изб, как правило, особенно удачны рисунки, выполненные восковыми мелками и пастелью. Теплота фактуры тканых половиц, вышивок, бревенчатых стен, крепких деревянных столов, стоящей на них утвари передается ими особенно эффектно.
      Многие иллюстрации подкупают своей взволнованностью, экспрессией. Героев эпоса узнаешь сразу, настолько точны и ярки их характеристики.
      Эпос «Калевалы» неисчерпаем для художников. Его философское, нравственное и этическое содержание может быть наиболее полно раскрыто зрелыми, профессиональными художниками. Но совершенно прав заслуженный художник РСФСР М. Мечев, когда он говорит: «Каждый вклад в иллюстрирование такого большого творения народного гения, как «Калевала», если он искренен, пред-
      ставляет собой несомненную ценность для нашей культуры». Рисунки учеников детской художественной школы Петрозаводска тому подтверждение.
      Анализируя прцнины успеха в создании детьми иллюстраций к «Калевале», искусствовед Е. Калинин пишет: «Причин тому несколько. Есть общие: ребенок по природе своей фантазер, и ему близок фантастический мир эпоса; творчество ребенка (младших классов) наивно — оно сродни доверительно-простодушному повествованию «Калевалы», ребенок требует немедленного и безраздельного торжества справедливости — эпос может предложить ему грандиозные масштабы свершений; творчество ребенка оптимистично, как жизнеутверждающа мечта калевальцев о мире для всех и о мельнице счастья Сампо».
      Добавим к сказанному — успех юных художников был бы невозможен без умелого руководства их творчеством со стороны педагогов школы. Благотворным оказалось в данном случае и обращение к народному декоративному искусству Карелии, наполнившим рисунки детей яркими красками, орнаментальными ритмами, особым радостным восприятием окружающего и такой же радостной и непосредственной передачей всего увиденного в рисунках. Влияние образцов народного искусства прослеживается и в общем колористическом строе иллюстраций, и в конкретных деталях — одежде, бытовой утвари, убранстве коней и узорах свадебного возка, в использовании в изображении интерьера крестьянского жилища вышивки, тканых половиков, орнамента набойки и т. д.
     
      КРУЖОК, в КОТОРОМ ВСЕМ ИНТЕРЕСНО
     
      НАРОДНОЕ ИСКУССТВО НА ЗАНЯТИЯХ В КРУЖКАХ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ТВОРЧЕСТВА
      Важную роль в приобщении школьников к традиционному искусству народных художественных промыслов играет кружковая работа. Именно в условиях работы кружка возможно целенаправленное и планомерное развитие творческой инициативы и самостоятельности учащихся, что, в свою очередь, является залогом формирования склонностей к определенной деятельности. На эту особенность кружковой работы указывал В. А. Сухомлинский: «Ценность кружковой работы состоит в том, что каждый может в течение длительного времени испытывать свои задатки, способности, выражать в конкретном деле свои склонности, находить любимую работу».
      Известно, что подростки любят все делать своими руками. Этим они могут заниматься в кружке. Но не только практические навыки и умения в детях развивает кружок. Здесь осуществляется тесная связь теории с практикой, более глубокое изучение теоретических основ конкретного художественного ремесла, развивается интерес к творчеству мастеров художественных промыслов.
      Значительна роль кружковой работы и в профессиональной ориентации школьников, в выборе специальности, интерес к которой во многом определяется направленностью работы кружка.
      В кружках при Дворцах и Домах пионеров, расположенных в районах традиционных художественных промыслов, в настоящее время накоплен полезный опыт приобщения школьников к народному искусству, обучения их основам художественного ремесла, которым славится район, область, город.
     
      «МЕДВЕДКО ИЗ КАРГОПОЛЯ
      До недавнего времени кружком лепки при Доме пионеров и школьников города Каргополя Архангельской области руководил Александр Петрович Шевелев — потомственный гончар, умеющий превосходно лепить из глины игрушки.
      Интересно наблюдать, как занимается А. П. Шевелев с ребятами, как лепит вместе с ними из комков вязкой серой глины коней с упругим изгибом шеи, крепко и ладно стоящих на своих невысоких растопыренных ножках, «медведок», поднявшихся на задние лапы, а в передних держащих то ли зайца, то ли собачонку с хвостиком-крендельком. Школьникам не только передаются навыки работы с глиной, выверенные и отработанные многими поколениями местных скульпторов-игрушечников традиционные приемы лепки игрушки, но незаметно для самих ребят раскрываются «секреты» пластической выразительности и образности игрушки из Каргополя.
      В раскраске вылепленных детьми игрушек А. П. Шевелев стремится к тому, чтобы в росписи их сохранилась сдержанная, несколько даже суровая палитра красок, свойственная лучшим образцам игрушек, хранящимся в Каргопольском краеведческом музее (работы И. Дружинина, У. Бабкиной, К. Шевелевой).
      Главный методический прием, которому следует А. П. Шевелев в занятиях с детьми, — наглядность. Вылепив птицу-свистульку, конька, забавного лесного человечка с широкой бородой, мастер ставит их на стол перед ребятами. Предлагает им самим слепить то, что хочется. Иногда А. П. Шевелев, работая за одним столом с ребятами, бывает молчалив и сосредоточен, и лепит он тогда, как правило, очень быстро. Птицы и звери один за другим выстраиваются на досках стола. Многие ребята перестают лепить, подходят поближе к мастеру, чтобы получше разглядеть, как он работает. Внимательно следят школьники за движением его рук, мнущих, треплющих глину, одним щипком создающих вдруг то плоский клюв птицы, то ее забавно вздернутый хвост, то ловко вылепливающих гриву коня.
      В другой раз мастер работает не спеша — лепит свистульку из глины и рассказывает ребятам, как в детстве такие птицы-свистульки он видел на базарах в Каргополе. Стояли они среди крынок, кувшинов, горшков, привезенных на продажу, и на фоне рыжих или темных глиняных форм посуды ярко горели росписью. А над базаром не смолкал пересвист глиняных птиц, причем все птицы свистели по-разному.
      Перед ребятами встает картина такого базара. Видятся им горки гончарных изделий на зеленой траве или на ослепительно белом снегу, и пронзительно звонкие по цвету и звучанию расписные глиняные птицы. У детей возникает желание не только вылепить игрушки из глины, но и нарисовать к ним картинки, дополняющие пластику и роспись игрушек, которые станут своеобразными декорациями. Среди них с игрушками могут происходить самые неожиданные приключения.
      И ребята рисуют эти картинки-декорации к сказочным зверям и птицам, вылепленным из глины. Цвет рисунков затейлив и красочен. Затем они разыгрывают среди этих рисованных декораций настоящие театральные представления на темы сказок и былин. Показывают их в школах и малышам в детском саду, вызывая искренний восторг детской аудитории.
      Работа над декорациями, среди которых вылепленные и расписанные детьми игрушки выступали, в отведенной им роли героев сказок, только один из эпизодов работы кружка, достаточно ярко раскрывающий, как по-разному может проявляться творчество школьников, их увлеченность общим делом.
      Главным же в работе кружка А. П. Шевелев всегда считает развитие индивидуальных творческих склонностей и способностей ребят. Известно, что все дети хорошо лепят (многие даже лучше, чем рисуют), остро чувствуют пластику формы, меру условности в трактовке образа. Вместе с тем одни из них наиболее полно раскрываются в создании скульптур, наделенных динамикой, другие тяготеют к статичным образам, третьим особенно близки лирические темы. Девочки, занимающиеся в кружке, проявляют большие способности к росписи игрушек, искусно и тонко моделируя форму. Вылепленные ими птицы и звери, как правило, небольших размеров и отличаются особым изяществом, разнообразием цветовых решений в росписи.
      Приглядываясь к ребятам, А. П. Шевелев умело развивает их индивидуальные склонности, нередко помогая практическим показом приемов работы с глиной.
      Главное достоинство глиняных скульптур и игрушек, созданных в кружке,в том, что, следуя образной пластической выразительности и цветовому строю народной глиняной игрушки, заимствуя обобщенность и лаконизм ее скульптурных форм, дети вместе с тем не копируют игрушку, а остаются свободными в проявлении своей фантазии. Влияние образов и колорита каргопольской игрушки прослеживается в их творчестве опосредованно; оно выражается в особой компактности и цельности объемов глиняных скульптур, в том, как неожиданно ярко и вместе с тем не пестро наносится краска на глину.
      Богат лесной край Карелии искусными резчиками по дереву. Но, как признают здешние умельцы, мастер из мастеров — Илмари Томасович Сало. Мастеру народной резьбы по дереву из поселка Чална Шуйско-Виданского района Карельской АССР за восемьдесят. Его работы, объемные скульптурки из дерева (преимущественно на темы из жизни и быта карельской деревни), можно увидеть на выставках самодеятельных художников. Резчика привлекают простые незамысловатые сюжеты: хозяйка хлопочет возле печи женщина с коромыслом на плечах идет по воду, кузнец подковывает лошадь, лесорубы работают в лесу. Скульптуры имеют небольшие размеры. Все они могут разместиться на одном большом столе. Самое ценное в каждой из скульптур, что определяет в мастере художника, — это искренность и чувство природной фактуры дерева, умелое подчинение материала творческой задаче.
      И. Т. Сало — неоднократный лауреат районных, республиканских, всероссийских, всесоюзных выставок, участник экспозиций и праздников «Народные таланты» на ВДНХ СССР, неутомимый пропагандист народного творчества. Вырезать из дерева он любил с детства, и эту любовь пронес через всю свою жизнь. Илмари Томасович щедро делится своими знаниями и мастерством не только с другими резчиками по дереву, но и передает свой большой опыт и умения детям.
      Вот уже несколько лет И. Т. Сало ведет кружок резьбы по дереву среди школьников IV — VI классов поселка Чална в Доме культуры Шуйско-Виданского леспромхоза. Ребята полюбили этот прекрасный, близкий их интересам вид народного творчества и охотно перенимают у мастера приемы его художественного ремесла. Умению понимать «душу дерева», создавать красоту своими руками учит их Илмари Томасович. Перед занятиями, которые проходят два раза в неделю, ребята по-хозяйски, деловито готовят свои рабочие места и инструменты. Для них девизом стала любимая поговорка учителя: «С хорошим инструментом и руки смелее». Инструменты — пилы-ножовки, топорики, ножи-резцы (медицинские скальпели, с разным углом заточки), стамески. Для шлифовальнообдирочных работ применяются рашпили и напильники. Для более мелких отделочных операций используются надфили. Умеют участники кружка обращаться и с вспомогательными инструментами — киянкой, молотком.
      Материалом для резьбы служит осина. Она имеет светлую фактуру древесины, легко обрабатывается ножом, хорошо держит клей. Из осины в Карелии издавна изготовляют ложки и деревянную посуду.
      Леспромхоз выделяет древесину для работы кружка. Илмари Томасович вместе со старшими учениками тщательно отбирает чурки со здоровой древесиной. После года сушки осина попадает к ребятам на верстаки.
      Последовательность выполнения изделий та же, что и у их учителя. Берется чурбачок осины, раскалывается на плахи, затем отпиливается кусок, нужный для выполнения изделия или скульптуры. По шаблону на заготовку наносится рисунок будущей скульптуры. Затем начинается процесс самой резьбы. Нужно убрать все лишнее, «вылепить» форму ножом-резцом, стамесками. Новички в кружке начинают резьбу с самых простых заданий — изготовления ручек для резаков и стамесок. Потом режут ложку.
      Сколько огорчений, разочарований в собственных способностях приходится пережить школьнику, прежде чем получится у него первая, чисто вырезанная ложка. Зато как радостно бывает услышать от Илмари Томасовича: «Ну, молодчина. Готово. Больше ничего делать не надо. Можешь убедиться сам. Обедай сегодня своей ложкой».
      Каждый кружковец сделал не одну резную ложку в подарок родным и знакомым.
      «Было бы желание, а умение придет!» — в это твердо верит художник-педагог.
      Участники кружка увлеченно и терпеливо выполняют и другие задания по резьбе, сложность которых нарастает от занятия к занятию. Вслед за ложкой они вырезают подсвечники, фигурки зверюшек и птиц, украшают узорами изготовленные ими солонки, шкатулки.
      Постепенно школьники набираются опыта и умений, качество выполняемых работ заметно повышается. На стене класса-мастерской, где они занимаются, висит плакат, слова которого ребята набрали из кусочков осины. К синему полотну приклеены золотистые строчки:
      Сама? насущная забота всякого труда и ремесла — это, чтобы новая работа лучше прежней сделана была.
      Участники кружка следуют этому призыву.
      Так как степень подготовленности учащихся неодинаковая, а занимаются они в одни и те же дни и часы все вместе, каждый из кружковцев выполняет работу, которую рекомендует ему сделать педагог. Одни вырезают ложки, другие придумывают узор орнамента и прикидывают, как лучше расположить его на изделии, третьи трудятся над скульптурами. Выполняются в кружке и коллективные работы. Игорь Вилькер и Виктор Сюгияйнен решили вырезать оленей и легкие нарты. Когда работа будет готова, оленей можно будет укрепить на длинной дощечке — пусть бегут по ней. Ребята работают уверенно, быстро. Они занимаются здесь с первых дней организации кружка, поэтому работы их заметно отличаются от остальных творческой самостоятельностью и мастерством исполнения.
      Илмари Томасовичу приходится вести большую индивидуальную работу с кружковцами. Одному нужно вовремя объяснить, как лучше выбрать направление слоев древесины при нанесении рисунка, чтобы было меньше сколов при резьбе, другому — рассказать о выразительности силуэта в скульптуре и т. д.
      На протяжении всех занятий он терпеливо объясняет, показывает, учит и воспитывает. Учит не только работать ножом и стамеской, но и понимать, любить лес, охранять природу. Илмари Томасович часто ходит со своими учениками в лес, учит их узнавать голоса птиц и слушать тишину леса. Учит видеть красоту в причудливых изгибах ветвей сосны, в таинственных наростах коры, уметь разглядеть в них орнаментальный узор, своеобразный ритм вихревых движений в корнях старого дерева.
      Экскурсии в музеи, выставочные залы Петрозаводска, которые периодически организуют для кружка работники Дома культуры, обогащают ребят новыми зрительными впечатлениями и образами, развивают их художественный вкус. Знакомство с работами профессиональных художников, народных мастеров вдохновляет участников кружка на создание самостоятельных работ, вызывает естественное желание научиться делать такие же красивые вещи.
      Большой радостью для кружковцев являются экскурсии на предприятия народных художественных промыслов республики — комбинат «Карельские сувениры». Здесь юные резчики могут видеть, как мастера создают свободные кистевые росписи на бытовых предметах, служащих украшением современного интерьера — кухонных навесных шкафчиках, полках, разделочных досках, декоративных блюдах и тарелках, как декорируют узорами геометрической резьбы ларцы, шкатулки, ложки.
      В Доме культуры поселка Чална регулярно устраиваются выставки работ юных резчиков по дереву. Как правило, рядом с работами школьников выставляет свои резные скульптуры и учитель ребят И. Т. Сало. И каждая новая выставка радует посетителей
      все более высоким уровнем работ кружковцев.
      Много интересных работ было создано в кружке к Московской Олимпиаде. Здесь и выразительные по пластике гимнасты, выполняющие сложный комплекс упражнений на снарядах, и штангисты, и лыжник, стремительно приближающийся к финишу, и спортсмен с олимпийским факелом в руках, и серия памятных олимпийских медалей, выполненных на круглых и овальных пластинах из дерева в технике рельефа.
      Почин И. Т. Сало был подхвачен другими народными умельцами Карелии. В том же поселке Чална народная мастерица по всероссийских выставок Е. А. Ик-конен стала обучать группу девочек традиционному искусству ткачества дорожек. В Пряжинском районе создан детский кружок резьбы по дереву, которым руководит мастер-резчик А. Д. Кыла-сов. В поселке Паданы Медвежьегорского района народная мастерица по ткачеству А. Ф. Локкина учит школьниц ткать браные полотенца, искусством создания которых издавна славится Карелия.
      В Петрозаводске большую работу по обучению школьников традиционным видам художественных ремесел проводят лауреаты всесоюзных выставок самодеятельных художников В. А. Костылев (плетение из бересты), А. А. Марченко (узорное ткачество), Н. В. Спиридонова (плетение в технике макраме).
     
      КРАСНЫЕ РОМБЫ НА ПОЛОТЕНЦЕ
      На многих отечественных и зарубежных выставках детского художественного творчества демонстрировались работы кружка вышивки .рязанского Дворца пионеров и школьников имени В. И. Ленина. Выполненные в традициях рязанской многоцветной вышивки и михайловского кружева, работы эти привлекают внимание изысканностью цветовых решений, слаженностью композиции, разнообразием ассортимента созданных вещей.
      Льняные салфетки, дорожки и скатерти, украшенные красными и белыми ромбическими узорами, декоративные вышивки на полотенцах, кружевные воротники и панно, изящные закладки для книг — во всех этих вещах профессиональное владение различными техниками вышивки и кружевоплетения сочетается с высоким вкусом и знанием традиционного искусства рязанской вышивки.
      Кружком, в котором занимается более ста учащихся, бессменно руководит педагог Л. С. Ананьина, тонкий знаток народной вышивки, энтузиаст своего дела. Прежде чем возглавить работу в кружке, Людмила Семеновна сама долго училась у народных мастериц искусству вышивки и в совершенстве овладела многими их профессиональными навыками.
      Участники кружка часто бывают в художественном и краеведческом музеях Рязани, имеющих богатые коллекции крестьянской одежды, украшенной вышивкой и кружевом. Школьницы делают здесь зарисовки образцов, изучают крой народной одежды, копируют наиболее интересные узоры вышивки на кальку, стремясь как можно точнее воспроизвести технику вышивки, колорит и расположение орнамента.
      В дни летних каникул девочки выезжают в села и деревни Рязанской области, где можно еще встретить полотенца со старинной вышивкой, узорные кружева, а если особенно повезет, увидеть и народный костюм. В город девочки возвращаются с альбомами зарисовок, с отснятыми фотопленками, на которых запечатлены образцы изделий.
      Собранный материал поступает в методический фонд кружка.
      Кружок поддерживает тесные связи с творческой лабораторией Рязанской строчевышивальной фабрики им. Н. К. Крупской. На предприятии школьницы знакомятся с ассортиментом выпускаемых изделий, наблюдают за работой вышивальщиц. Художников и мастеров фабрики в свою очередь нередко можно увидеть на занятиях кружка во Дворце пионеров. Встречи и беседы с ними открывают много нового и интересного для юных вышивальщиц.
      Принцип обучения народной вышивке в кружке — от простого к сложному. Занятия проводятся два раза в неделю. Проблемы комплектования кружка нет. Школьницы, которые начинают заниматься в кружке, на следующий год, как правило, приводят на занятия своих подруг.
      Курс обучения вышивке и кружевоплетению рассчитан на три года. В первый год девочки осваивают различные декоративные швы, учатся создавать рисунки сколок для кружев, выполняют первые зашивки. Второй год обучения — создание узоров вышивки по народным мотивам на салфетках, полотенцах, выполнение кружев с несложными узорами. Третий год занятий предусматривает выполнение собственных композиций вышивок и кружев, эскизов костюмов и фрагментов вышивок для них в материале. Чаще всего участники кружка коллективно исполняют вышивку по мотивам народных образцов, так как эта работа требует много времени. К концу обучения большинство девочек хорошо знают основные народные швы вышивки, уверенно и быстро работают с коклюшками, создавая рисунки белых и цветных михайловских кружев.
      Знания, полученные в кружке народной вышивки, его участники несут в школу. Благодаря этому во многих школах Рязани на
      уроках труда школьницы занимаются теперь вышивкой и кружево-плетением.
      Летом члены кружка разъезжаются по пионерским лагерям, где они выступают руководителями кружков вышивки и кружева. Как правило, девочки отлично справляются с подобной работой. Осенью в кружок записываются новые его участники успевшие за лето познакомиться и полюбить народную вышивку. Так передаются знания и любовь к народному творчеству, осуществляется своеобразная эстафета преемственности мастерства.
     
      УЗОРЫ СОЛНЕЧНОЙ СОЛОМКИ
      При кировском Дворце пионеров и школьников работает кружок народных промыслов. Его участники создают инкрустацию из соломки на крышках деревянных коробок и шкатулок, разрабатывают рисунки для токарных форм изделий и декоративных панно, занимаются плетением из лозы. Полуфабрикат, с которым работают ребята, кружку поставляет Кировское предприятие народных художественных промыслов «Идеал», выпускающее изделия, инкрустированные соломкой. Чаще всего это изделия, имеющие незначительные дефекты. Для ребят это драгоценный материал для работы.
      В отличие от мастеров-инкрустаторов, работающих на производстве, творчество которых в какой-то мере сковано следованием образцу, школьники свободны в создании самых разнообразных узоров, в проявлении фантазии. Этому в немалой степени способствует и тематика творческих заданий, лежащая в основе работы кружка.
      Овладев техническими навыками — вырезыванием и наклеиванием соломки в орнаментальные полоски на специальные тренаж-ные дощечки, ребята придумывают рисунки для инкрустирования крышки коробочки, шкатулки, карандашницы, разделочной доски. Тематика рисунков — времена года, сказочные сюжеты. Темы творческих заданий вносят определенный эмоциональный настрой в работу школьников, рождают ассоциации с красками осени, с жарким солнцем, которым созвучны золотистые цвета соломки. Соломка светлых тонов ассоциируется со сверкающими зимними снежинками.
      Ребята с увлечением работают и над орнаментальными композициями. Они изобретательно используют геометрические формы орнамента в создании узоров на столярных и токарных формах изделий. Целесообразной и педагогически оправданной представляется сама направленность работы с детьми по декорированию вещей, полезных и необходимых в быту: шкатулок и коробочек для хранения рукоделия, карандашниц, пеналов, стаканчиков для кистей, декоративных панно и др. Эти предметы могут быть использованы в оформлении помещений детского сада, школы, при создании сувенирных изделий.
      Осознание практической значимости работ, выполненных ребятами, служит стимулом к совершенствованию навыков инкрустации.
      В. А. Сухомлинский писал: «Радость труда несравнима, ни с какими другими радостями. Она немыслима без чувствования красоты, но здесь красота — не только то, что получает ребенок, но прежде всего то, что он создает»1.
      Занятия в кружке начинаются с несложных упражнений по овладению техническими навыками разделки соломки, приготовления к работе инструментов и освоения навыков работы с ними. Во время экскурсии на предприятие «Идеал» они могут увидеть весь процесс превращения обычной, невзрачной по виду соломки в солнечные инкрустированные узоры на шкатулках, коробках, на декоративных панно.
      Методика работы с детьми строится в соответствии с двумя основными принципами. Педагоги считают, что необходимо, с одной стороны, развивать индивидуальные творческие способности и склонности школьников, их фантазию и воображение, а с другой — последовательно подводить их к пониманию того, что декоративноприкладное творчество — это увлекательный и в то же время кропотливый, настойчивый труд. Чтобы научиться создавать выразительные в художественном и техническом отношении инкрустации из соломки, предстоит немало потрудиться. Вот почему в детях воспитывается уважение к самому процессу труда, у них формируются навыки серьезной и собранной работы. Только такой труд позволяет ребятам испытывать удовлетворение и радость от самых, казалось бы, нетворческих операций, таких, как разделка, окраска и выглаживание соломки и т. д. Во время экскурсии на производство учащиеся видят, как искусно и умело выполняют все эти простые операции мастерицы и как влияет подготовительнй этап работы на качество самой инкрустации. Они проникаются чувством ответственности и начинают терпеливо выполнять подготовительные операции.
      Важным в деятельности кружка предствляется и то, что школьники сразу же начинают работать в материале, не делая предварительных эскизов. Рисунок рождается сразу на изделии. Так работают и народные мастера. Моменты импровизации, фантазии присутствуют на всех этапах создания изделия.
      Все это развивает в детях ценное для декоративного творчества чувство делания вещи. Пластические и декоративные качества соломки раскрываются в самом процессе композиции. Одновременно с этим приходит понимание ритма, масштабности орнамента, расположения узора на плоскости и на объемной форме. В данном случае технические моменты работы с соломкой органично включаются в процесс самого творчества, составляют с ним одно целое.
      О высоких художественных достоинствах изделий кировских школьников свидетельствуют дипломы, почетные грамоты многочисленных выставок детского изобразительного и декоративно-прикладного творчества, участниками которых были кружковцы. Только за последние годы их работы побывали на выставке детского технического творчества на ВДНХ СССР, в ГДР, на областных и республиканских выставках. И всюду — самая высокая оценка творчества кировчан, пожелания и в дальнейшем развивать традиции народного искусства, создавать такие же интересные, творческие работы.
     
      КУРСКИЙ СОЛОВЕЙ... ИЗ ГЛИНЫ
      Дымковскую расписную глиняную игрушку из Кирова, филимонов-скую, что делают в селе Филимоново Тульской области, каргополь-скую из Каргополя Архангельской области, абашевскую из села Абашево Пензенской области знают теперь не только исследователи и ценители народного искусства, но и все, кто любит народное творчество. Игрушки эти являются непременными участниками выставок. И очень немногим известна глиняная игрушка из села Кожля Курской области, появившаяся в последние годы на выставках. Эти игрушки сразу обратили на себя внимание фантастичностью
      образов, орнаментальным и колористическим строем росписи. Это удивительные игрушки. Верхом на баране сидит наездник в малиновой рубашке и шляпе с тульей. Как Иванушка в знаменитой сказке, он ухватился за хвост и сидит задом наперед. Рассматриваешь игрушку внимательнее и видишь, что на лице всадника сразу четыре носа-налепа и четыре щелочки рта: сзади, впереди и с обеих боков головы. Точек-глаз, сделанных в .глине острием палочки, всего четыре, но поставлены они так остроумно, что смотрят на тебя со всех четырех сторон парой отверстий-глазниц. У барана тоже оказывается целых две мордочки — одна смотрит вперед, другая устремлена на наездника в малиновой рубахе. Рожки барана закручены и уложены спиралью между этими двумя мордочками и расписаны фиолетовыми полосами.
      У другого всадника в такой же малиновой рубахе, в шапочке, похожей на головку перевернутого цветка, расставлены коромыслом руки. Здесь совсем уж фантастическое превращение происходит. Всадник сидит на животном, одновременно похожем на коня с крутой шеей, у которого ушки торчком и затейливо оформляет голову сбруя из жгутиков-налепов, а сзади, там, где должен быть хвост, неожиданно вырастает голова, похожая на кабанью. Узкие зеленые вертикальные полосы, оставленные кистью, на той стороне скульптуры, где вылеплены голова и грива коня, подчеркивают его стройность, а кабанья голова как бы накрыта фиолетовой сеточкой из пересекающихся полосок.
      Причудливы и фантастичны и образы птиц глиняной игрушки из села Кожля. Здесь и журавли, и цапли на длинных ногах с разнообразным рельефом хвостового оперенья, и петушки с яркой узорной раскраской, и птицы, похожие на знаменитых курских соловьев. Серый тон незакрашенной глины еще больше усиливает эту ассоциацию. И только роспись — малиновые листья вместо крыла, полоски оранжевого, малинового и зеленого на хвосте да зеленая сеточка на грудке птицы вносят элементы декоративности и сказочности в образ глиняного соловья.
      Игрушки в селе Кожля лепят с незапамятных времен. В свободное от полевых работ время мужское население занималось гончарным ремеслом — вытягивали на гончарном круге горшки различных форм. Женщины лепили и расписывали игрушки-свистульки. Около 120 дворов в Кож-ле имели своих гончаров и мастериц глиняной игрушки. Обжигали готовую продукцию в горнах, сооруженных здесь же, воз-77. Птичница. Работа школьников. ле дома.
      Курская область, с. Кожля Сейчас в селе Кожля игрушку лепят лишь три мастерицы. Ульяна Ивановна Ковкина — самая старшая, потомственная мастерица. Лепить и красить игрушки начала лет с семи-восьми. Научилась делать игрушки у своей матери. Сначала простеньких форм свистульки лепила: птичку, коньков на коротеньких ножках, прочно стоящих на земле, фигурку в картузе, надвинутом на глаза. Потом научилась лепить всадников, парные фигуры.
      Сестра Ульяны Ивановны, Ольга Ивановна Дериглазова, особенно любит лепить животных. Ее игрушки отличаются особой компактностью форм. Они более массивны и монументальны, чем работы ее сестры. Очень симпатичны и приветливы вылепленные Ольгой Ивановной лев, чуть наклонивший на бок голову, с щетинкой синих усиков над губой, кошка, держащая в лапах шарик, всадник на сказочном трехглавом коне. Отличаются ее игрушки и по колориту, по излюбленным мотивам росписи. Почти все игрушки Ольги Ивановны теплого, золотистого тона. Одни из них, как, например, лев закрашены оранжевой акварельной краской, но не густо, а как бы лессировкой, сквозь которую проглядывает цвет естественной глины теплого песочного оттенка.
      Третья мастерица игрушки в Кожле — Валентина Венедиктовна Ковкина. Она намного моложе сестер Ульяны Ивановны и Ольги Ивановны. Игрушки лепит и расписывает с раннего детства, обучившись приемам лепки игрушек у матери. Сейчас ей помогает лепить и красить игрушки дочь.
      Излюбленные цвета кожлянских мастериц — малиновый, синий, желтый, зеленый. Красится игрушка по-разному. Здесь многое зависит от естественного цвета глины. В Кожле игрушки лепят из синей глины так же, как это делали здесь издавна. В сыром виде глина действительно отдает синевой. После сушки и обжига в печи она становится почти белой. Отдельные же игрушки то ли от другого режима обжига, то ли от сорта сохраняют теплый оттенок.
      Расписывают игрушки анилиновыми и акварельными красками, разведенными в воде чернилами. Чтобы красочный слой лучше связывался с глиной, а роспись выглядела наряднее и ярче, в краски добавляют молоко, желток куриного яйца, сахарный сироп. Детали одежды, головные уборы фигурок, гребни птиц закрашивают сплошным цветом, чаще всего малиновым, зеленым, фиолетовым. Поверхность светлой обожженной глины украшают орнаментом, узоры которого неприхотливы: полоски, узоры елочек, пятна неправильной формы размером от горошины до кружка копеечной монеты, сеточки, ромбики, звездочки.
      Ребятишки села часто приходят к старшим мастерицам. Помогают принести из оврага глину, смотрят, как лепят и расписывают они свои игрушки. Пробуют и сами лепить птиц, всадников, фигурки людей.
      «Нам веселее работается, когда детишки лепят и красят игрушки, — говорит Ульяна Ивановна. — У них скоро игрушка лепится, многие хороших петушков и конников вылепливают».
      Ульяна Ивановна вынимает из большого цинкового таза, наполненного готовыми игрушками, две фигурки всадников на конях, оленя с красными и синими рожками. Ставит их на скамью. «Уж и не помню, кто из ребят лепил и расписывал. Ладные игрушки получились», — продолжает разговор мастерица.
      Если бы Ульяна Ивановна не сказала, что игрушки эти вылеплены и расписаны детьми, мы и не догадались бы, настолько тра-диционна пластика их форм, колорит росписи. У одной из фигурок в руках оранжевая утица, у другой — гармошка. Юбки в форме колокола расписаны малиновой, зеленой и синей красками (узор «елочка») и желтыми полосками. Всадник в малиновой рубахе и зеленой шапочке уверенно держится в седле. Конь украшен ритмичными полосками красного и синего цветов. Очень симпатичный и выразительный по пластике образ, выверенный по приемам лепки и раскраске. Но особенно хорош глиняный олень. Рожки его вырастают из головы трогательными столбиками. Два красных рожка заострены к вершине, а синие слегка сплюснуты и напоминают уши. Тело оленя покрыто зелеными, малиновыми и синими штришками. Мы собирались уже прощаться с мастерицами, когда во двор к ним зашла целая стайка ребятишек. Двое мальчишек несли ведро с сырой глиной.
      «Значит, опять лепить будем вместе, — заулыбалась Ульяна Ивановна. — Надо стол на улицу выносить да лавки». Наблюдая, как охотно и радостно принимают у себя ребят мастерицы, как затем они работают все вместе за одним столом, разложив на клеенке комки глины, как из бесформенных поначалу кусков вязкой глины постепенно все отчетливее проявляются уже знакомые формы птиц, животных, конников, видя, как увлеченно лепят игрушки дети, хотелось верить, что секреты кожлинского мастерства не будут забыты. И одновременно с этим невольно возникали вопросы. Почему бы не организовать в местной школе кружок по лепке игрушек, пригласив
      руководить им любую из трех мастериц? Организовать такой кружок было бы делом не столь уж сложным. Есть потомственные мастера игрушки, которые охотно будут учить детей, ребята сами тянутся к ним. По существу кружок лепки уже существует, только работает он стихийно. Ребята то каждый день учатся лепке игрушек у мастериц, то не бывают неделями. А мастерицы ждут их. Ведь «вместе работать веселее»...
      С глиняными расписными кожлянскими игрушками, созданными детьми, нам неожиданно довелось встретиться уже в Москве.
      В начале января 1983 г. в выставочном зале Союза художников на Уральской улице была открыта 2-я Всероссийская выставка детского изобразительного творчества. Среди многочисленных экспонатов раздела декоративно-прикладного искусства выставки: гобеленовых ковриков, вышивки, узоров из бисера, резных деревянных игрушек и расписных панно, глиняной игрушки Кировской, Архангельской, Тульской областей — фигурок людей, птиц и животных с веселыми узорами дымковской росписи, зелеными, розовыми, ярко-желтыми полосками, «елочками» и точками-горошинами в росписи тульской игрушки — кожлянская игрушка имела свой особый вид. Ее невозможно было спутать ни с какой другой игрушкой. По особой пластике формы — причудливой и фантастичной, по своей, только ей присущей гамме цветов и узорам росписи и еще по какой-то сказочности названий игрушек: «Петушок с подарком», «Маша на барашке», «С ярмарки», «Иван-да-Марья». Была среди игрушек глиняная птица с тонкой прорисовкой крыльев и очень ярким оперением хвоста. Называлась она «Курский соловей»...
      Авторами всех этих игрушек оказались учащиеся восьмилетней Макаровской школы Курчатовского района Курской области.
      Мы не знаем, как и где познакомились школьники с кожлянской игрушкой: на выставке в Курске или сумели побывать в селе Кожля и видели там, как лепят и расписывают игрушку местные мастерицы. Самое отрадное то, что школьникам нравится лепить и расписывать игрушку из села Кожля.. Значит жить и развиваться традиции старинного художественного ремесла на Курской земле.
     
      ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     
      Изучение и анализ различных форм и методов приобщения детей к народному искусству, о которых рассказано на страницах этой книги, позволяют сделать некоторые обобщения и выводы.
      Произведения народного декоративного искусства при хорошо продуманной методике ознакомления с ними детей оказываются доступными детскому восприятию уже в возрасте 5 — 7 лет и успешно могуть быть использованы в декоративно-прикладном творчестве дошкольников и учеников начальных классов школы.
      В этом убеждают как материалы научных исследований, посвященных вопросам эстетического воспитания и художественного развития детей средствами народного декоративного искусства, так и практический опыт детских садов, общеобразовательных и детских художественных школ, кружков и изостудий, где умело и интересно строится работа по использованию в творческой работе с детьми данного возраста произведений народного искусства.
      Ознакомление детей дошкольного и начального школьного возраста с произведениями народного искусства, создание ими орнаментальных композиций, красочных росписей, аппликаций и коллажей, изделий из глины, дерева, в колорите, композиционном строе и в пластике форм которых прослеживается влияние народных образцов, осуществляется преимущественно в двух основных формах
      — организованные занятия с детьми в детских садах, уроки труда в общеобразовательных школах, занятия в детских художественных школах и различных кружках;
      — знакомство с народным искусством в естественной среде его бытования в районах художественных промыслов. Дети знакомятся с творчеством мастеров, перенимают у них доступные им приемы и навыки художественного ремесла в семье, непосредственно наблюдают за их работой в производственных цехах предприятие народных художественных промыслов.
      Отдельные общеобразовательные и детские художественные школы, находящиеся в традиционных центрах художественных промыслов, имеют подготовленные и выверенные1практикой программы и методики, позволяющие уже сейчас осуществлять преемственность обучения детей разных возрастных групп, начиная с дошкольной.
      Начиная с подготовительной группы и заканчивая десятым классом, ведется обучение детей приемам художественной обработки металла в средней школе с. Кубачи Дагестанской АССР. От выполнения несложных рисунков кубачинского орнамента, первых линий, оставляемых острым штихелем на медной пластине, до изысканных и совершенных по исполнению орнаментальных композиций, выполненных в технике гравировки и черни на изделиях из серебра, — путь, который проходят дети в овладении традиционным для Кубачей художественным ремеслом.
      Преемственность в обучении школьников прослеживается здесь четко, что находит отражение в учебных программах и в методических разработках, по которым ведутся занятия с детьми.
      В школах сел Сёмино, Полхов-Майдан, города Городец обучение школьников основам художественного ремесла начинается с 5 — 6 классов, но здесь также с полным основанием можно говорить о преемственности в овладении детьми уже в раннем возрасте приемами кистевой росписи орнаментальных систем, характеризующей эти центры художественных промыслов Горьковской области. Виртуозное мастерство росписи Хохломы, Городца, Полхов-Майда-на и Крутца, рождающееся на глазах у детей, знакомо и близко им с детства.
      Интересными по форме и методическим приемам, способствующим овладению детьми системой выразительных художественных средств, характерных для разных видов народного искусства, являются занятия с учащимися отделений декоративно-прикладного искусства детских художественных школ, а также кружков декоративного творчества при Домах и Дворцах пионеров и школьников в Мордовской АССР, Северо-Осетинской АССР, Карельской АССР, в Архангельской, Кировской, Рязанской областях.
      Следует отметить, что успех приобщения детей к народному искусству, обучения их основам художественного ремесла на уроках труда в общеобразовательной школе, на занятиях в детской художественной школе, кружке декоративного творчества прежде всего зависит от тесной связи, живого контакта с художественными промыслами, находящимися в данной местности. Там, где школа, кружок закреплены за базовым предприятием промыслов, где дети частые и желанные гости в цехах и мастерских предприятия, а его мастера и художники не забывают побывать в школе, на занятиях кружка, всегда готовы помочь советом и делом в организации занятий, там наиболее ощутимы результаты взаимных контактов.
      Примером здесь может служить шефство над школой № 3 Архангельска экспериментального предприятия народных художественных промыслов «Беломорские узоры», над кружком народной вышивки рязанского Дворца пионеров и школьников им. В. И. Ленина строчевышивальной фабрики имени Н. К. Крупской, над кружком народных художественных промыслов кировского Дворца пионеров и школьников предприятия народных художественных промыслов «Идеал» и др.
      Еще очевиднее достижения там, где мастера народных художественных промыслов сами ведут занятия с детьми на,уроках труда в общеобразовательных школах, на отделениях декоративноприкладного искусства в детских художественных школах, в кружках декоративно-прикладного творчества при Домах и Дворцах пионеров и школьников. Свои занятия, опыт они передают детям на высоком профессиональном уровне, и, главное, увлеченно, заражая и школьников этой увлеченностью. На этих уроках главенствует живое обращение к искусству, независимо от того, посвящен ли урок освоению кистевых приемов хохломской, городецкой или гжельской росписи, приемов резьбы по дереву, вышивке или узорному плетению из бересты, художественной обработке металла, лепке из глины и т. д. или беседе со школьниками о профессиях мастеров художественных промыслов.
      В показе технического приема работы кистью, резцом и в рассказе о том, как создают свои изделия мастера художественных промыслов, всегда присутствует взволнованный, влюбленный в свою профессию художник.
      Нет необходимости доказывать, насколько это важно для детей в период приобщения их к истокам художественного мастерства, когда они узнают об этом непосредственно от людей, создающих это искусство.
      Опыт занятий мастеров предприятий народных художественных промыслов со школьниками села Сёмино и города Городец Горьковской области, города Хотьково и поселка Ново-Харитоново Московской области, города Каргополь Архангельской области, села Кожля Курской области, города Саранска Мордовской АССР, поселка Чална Карельской АССР свидетельствуют о перспективности подобного метода занятий.
      Следует при этом еще раз подчеркнуть значение занимающегося с детьми мастера-педагога художественного промысла именно с педагогической стороны. Для детей они являются проводниками живой традиции искусства промысла, раскрывающими все его «тайны» и «секреты» школьникам, для которых профессиональное владение художественным ремеслом и эмоциональность показа приема мастерства — главные условия передачи «заряда увлеченности» профессией, пробуждения к ней живого интереса.
      Народный мастер всегда был и остается потенциальным педаго-гом-наставником молодежи на предприятиях народных художественных промыслов, и новое раскрытие его педагогических качеств в роли преподавателя уроков труда, педагога детской художественной школы, руководителя кружка декоративно-прикладного творчества можно только приветствовать, считая это явление в высшей степени прогрессивным и своевременным в реализации идеи профориентации школьников. Опыт показывает, что когда с детьми занимается мастер народных художественных промыслов, то наряду с приобщением школьников к стройной и выверенной системе художественных и технических приемов мастерства, он вольно или невольно склоняет детей к своей «школе», и отпечаток его творческой и человеческой личности узнается в работах его учеников.
      Это не означает, что они становятся только подражателями. Индивидуальность, личные творческие склонности и способности детей проявляются достаточно ярко. Но «школа», которую они проходят под руководством опытного наставника, его высокий профессионализм, отношение к работе, труду, тот нравственно-этический климат, в котором осуществляется передача ученикам собственного опыта и знаний, значат очень многое.
      Навыки технического мастерства, характеризующие тот или иной традиционный народный художественный промысел, обычно подкупают своей кажущейся простотой приема, несложностью исполнительства.
      Действительно, в число достоинств этих замечательных высокопрофессиональных навыков художественного мастерства входит доступность их освоения не только талантливыми учениками, но и учащимися средних способностей и одаренности.
      При этом, однако, очень важно понять, что степень овладения практическими навыками мастерства зависит не только от совершенствования их в дальнейшем в плане технической виртуозности самих приемов работы, а от воспитания в ученике художника. Момент воспитания художника является главным, определяющим.
      Любопытный факт. Именно в Сёмине среди мастериц хохломской росписи, профессии целиком женской, появились теперь два мастера мужчины — Николай Иванов и Николай Гущин. Оба они самозабвенно любят искусство хохломской росписи, хорошо владеют всеми видами кистевого письма. Имеется лишь небольшое различие в их приобщении к ремеслу. Если Н. Иванов учился приемам росписи непосредственно у мастеров в условиях производства, то Н. Гущин впервые взял в руки кисть и первые свои строчки хохломской «травки» вывел на уроках труда в школе. Но и тот и другой не только стали опытными мастерами промысла, но и хорошо зарекомендовали себя как преподаватели уроков труда в сёминской школе.
      Эта потребность, научившись художественному мастерству, самому учить школьников, с одной стороны, раскрывает душевную человеческую щедрость молодых людей, с другой — показывает перспективность занятий традиционными видами ремесла со школьниками: из них вырастают не только мастера и художники промысла, но и будущие потенциальные педагоги, которые воспримут их методику преподавания основ народного искусства, приемы и навыки местного художественного ремесла и творчески разовьют эти методы.
      И еще один немаловажный фактор, позволяющий по-новому увидеть проблему профориентации школьников.
      Большинство молодых педагогов фактически проходит два этапа профессиональной подготовки как мастера или художники народных промыслов. Первый — обучение основам художественного ремесла в школе, второй — учеба в специальных учебных художественных заведениях.
      Так, молодые педагоги художественных спецдисциплин в детских художественных школах Мордовии и Северной Осетии после окончания своих школ получили среднее специальное образование в художественно-промышленных училищах Москвы, Орджоникидзе и Махачкалы. Высшее и среднее специальное художественное образование имеют педагоги уроков труда в Кубачинской средней школе. Все они до этого знакомились с основами кубачинского искусства в школе, затем работали ювелирами, гравировщиками на Ку-бачинском художественном комбинате, откуда и были направлены на учебу в средние и высшие учебные художественные заведения.
      Подобная подготовка педагогов для уроков труда в общеобразовательных школах и для занятий на отделениях декоративноприкладного искусства в детских художественных школах представляется наиболее прогрессивной,- отвечающей специфике подготовки кадров для художественных промыслов.
      За время занятий в школе, а затем работы на производстве у молодежи формируются высокие профессиональные навыки мастер-
      ства. Учеба же в специальных учебных художественных заведениях расширяет их кругозор, повышает их общий культурный уровень, позволяет квалифицированно решать вопросы, связанные с развитием творчества своих учеников.
      Уроки труда в сёминской общеобразовательной школе, на которых школьники учатся приемам хохломской росписи, прежде всего воспитывают в детях художников, способных мыслить средствами искусства Хохломы, которое с детства закладывается, воспитывается в мастере, выросшем в среде традиционного художественного промысла. То же можно сказать и об уроках художественного мастерства в кубачинской школе и о занятиях по освоению мордовской народной вышивки в детской художественной школе Саранска, и об уроках художественной резьбы по дереву в детской художественной школе села Подлесная Тавла Мордовской АССР, и буквально о каждом приведенном в книге примере обращения к народному искусству и использованию его с помощью мастеров и художников народных художественных промыслов, педагогов этих школ в творческой работе с детьми.
      Перспективным представляется и такое творческое содружество общеобразовательной и детской художественной школы, кружка с предприятиями народных художественных промыслов, когда преподаватели, ведущие занятия с детьми, понимая, как важно для них знание профессиональных основ художественного ремесла, которому они собираются учить детей, сами идут учиться в производственные цехи предприятий художественных промыслов, осваивают в процессе общения с художниками и мастерами приемы работы кистью, резцом, овладевают техникой кружевоплетения или вышивки и т. д. Такое отношение к делу свидетельствует о серьезности намерений педагога, о его стремлении так подготовить встречу детей с народным искусством, чтобы обучение школьников было делом увлекательным и одновременно профессиональным.
      Так, преподаватель уроков труда сёминской общеобразовательной школы Р. С. Доможирова на протяжении двух лет училась всем подготовительным операциям подготовки токарных и столярных хохломских изделий к росписи, осваивала приемы хохломской росписи и, только овладев ими, стала вести наряду с мастерами фабрики уроки труда в школе.
      Руководитель кружка народной вышивки рязанского Дворца пионеров и школьников имени В. И. Ленина Л. С. Ананьина, прежде чем возглавить работу в кружке, долго училась у народных мастериц искусству вышивки и кружевоплетения, пока не овладела профессиональными навыками их мастерства.
      Рязанская область может служить примером хорошо продуманной методики подготовки преподавателей уроков труда, обучающих школьниц традиционным приемам рязанской народной вышивки и михайловского цветного кружева.
      В Рязани при городском Доме учителя организован кружок вышивки и кружевоплетения, в котором под руководством заслу-
      женного художника РСФСР В. В. Грумковой занимаются около 30 педагогов труда рязанских общеобразовательных школ. Программа занятий с педагогами рассчитана на 2 года. После двух лет учебы педагоги начинают сами вести занятия со школьниками.
      Молодые преподаватели отделений декоративно-прикладного искусства детской художественной школы № 1 Саранска после того, как они сами, будучи учениками этой школы, на протяжении нескольких лет занятий вышивкой, художественным вязанием, плетением из бисера, овладевают профессиональными приемами мастерства в этих видах декоративного творчества, проходят обязательную стажировку у ведущего педагога школы, заслуженного работника культуры Мордовской АССР Т. И. Панкратовой, в прошлом народной мастерицы предприятия художественных промыслов «Мордовские узоры». Примеры эти можно было бы продолжить. Подготовка педагогов уроков труда, руководителей занятий в кружках декоративного творчества, в задачи которых входит приобщение детей к народному творчеству, обучение их приемам традиционного художественного мастерства, в настоящее время нуждается в новых, более совершенных формах теоретической и практической подготовки педагогов, в повышении их квалификации.
      Следует, очевидно, специально планировать обучение основам художественного ремесла преподавателей общеобразовательных и детских художественных школ, руководителей кружков народных художественных ремесел и декоративно-прикладного творчества при Домах и Дворцах пионеров и школьников, используя разные формы и методы обучения, такие, как семинары, периодически проводи-
      мые с преподавателями уроков труда и изобразительного искусства московским НИИ школ Министерства просвещения РСФСР, курсов повышения квалификации директоров и преподавателей общеобразовательных и детских художественных школ, расположенных в традиционных районах художественных промыслов, которые совместно стали проводить Министерство культуры РСФСР, Центральный институт усовершенствования учителей Министерства просвещения РСФСР и. НИИ художественной промышленности Министерства местной промышленности РСФСР.
      Вопросы совершенствования методики обращения к народному искусству, обучения детей приемам и навыкам художественного ремесла, которые рассматриваются на этих семинарах и курсах повышения квалификации педагогов, представляют интерес и для мастеров предприятий народных художественных промыслов, занимающихся с детьми, и участие их в подобных семинарах и курсах так же актуально.


     
      ЛИТЕРАТУРА
     
      В. И. Ленин о литературе и искусстве. М., 1979.
      Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1976.
      Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сборник документов. М., 1976.
      Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981.
      Справочник партийного работника, вып. 18. М., 1981.
      Бакушинский А. В. Исследования и статьи. Избранные искусствоведческие труды. М., 1981.
      Белов В. Лад. Очерки о народной эстетике. М., 1982.
      Барадулин В. А. Сельскому учителю о народных промыслах. М., 1979. Богуславская И Я. Русская глиняная игрушка. Альбом. Л., 1975 Богуславская W. % Русское народное искусство. Л., 1968.
      Василенко В. М. Народное искусство. М., 1974.
      Вишневская В. Хохлома. Л., 1969.
      Воронов В. С. О крестьянском искусстве. М., 1972.
      Добрых рук мастерство. Л., 1981.
      Емельянова Т. И. Хохлома. Л., 1974.
      Жегалова С. К. и др. Пряник, прялка и птица Сирин. М., 1983.
      Жегалова С. К. Русская народная живопись. М., 1975.
      Званцев М. П. Заволжье. М., 1972.
      Званцев М. П. Нижегородская резьба. М., 1969.
      Искусство стран и народов мира. Краткая художественная энциклопедия, т. 3. М., 1971.
      Канцедикас А. С. Искусство и ремесло. М., 1975.
      Круглова О. В. Русская народная резьба и роспись по дереву. М., 1974. Маврина Т. А. Городецкая живопись. Л., 1970.
      Максимов Ю. В., Маковецкая О. И., Чуракова В. П. Русское народное декоративно-прикладное искусство. Альбом. М., 1978.
      Маленькие чудеса. Сборник очерков о русском народном искусстве. Л., 1982. Народные художественные промыслы РСФСР. М., 1982.
      Неменский Б. М. Мудрость красоты. М., 1981.
      Основы художественного ремесла, ч. I. М., 1978.
      Основы художественного ремесла, ч. II. М., 1979.
      Огризко 3. А. Руководство для актива школьных музеев. М., 1962. Полунина В. А. Искусство и дети. М., 1982.
      Попова О. С. Русское народное творчество. М., 1973.
      Проблемы народного искусства. М., 1982.
      Разина Т. М. Русское народное искусство. М., 1970.
      Рогов А. Кладовая радости. М., 1982.
      Салтыков А. Б. Самое близкое искусство. М., 1969.
      С а кули на Н. П. Рисование в дошкольном детстве. М., 1965.
      Семенова Т. С. Художники Полховского Майдана и Крутца. М., 1972. Сухомлинский В. А. Рождение гражданина. М., 1971.
      Сухомлинский В. А. Сердце отдаю детям. Киев, 1972.
      Тарановская Н. В., Мальцев И. В. Русские прялки. Л., 1970.
      Творческие проблемы современных народных художественных промыслов. Л., 1981.
      Теремин С. М. Русское прикладное искусство. М., 1960.
      Флёрина Е. А. Эстетическое воспитание дошкольника. М., 1961. Хворостов А. С. Декоративно-прикладное искусство в школе. М., 1981. Художественные промыслы РСФСР. Справочник. М., 1973.
      Художественные промыслы Подмосковья. М., 1982.
      Чекалов А. К. Народная деревянная скульптура русского Севера. М., 1974. Чирков Д. А. Декоративное искусство Дагестана. М., 1971.
      Шпикалова Т. Я. Народное искусство на уроках декоративного рисования.М., 1979.
      Юньев И. С. Краеведение и туризм. М., 1974.

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR) — творческая студия БК-МТГК.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика
Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru