НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Астрид Линдгрен

МАЛЫШ И КАРЛСОН,
КОТОРЫЙ ЖИВЁТ НА КРЫШЕ

грампластинка

1

  mp3PRO — 56kbps — 22Hz — Mono  



MP3

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ЧАСТИ ≫≫

≪≪ В НАЧАЛО



 

 

 

Говорят сталинские наркомы. Фрагменты.
      Что касается потерь, то потери, конечно, были. Их невозможно было миновать. Наша битва за нефть сопровождалась не только победами и подвигами, но и рядом неудач. Так, в приграничных районах страны, например, как я уже отмечал, в Дрогобыче из-за быстрого продвижения немецко-фашистских войск мы сразу потеряли немало нефтеоборудования. По существу оттуда почти ничего не успели вывезти.
      В конце 1942 г. большая группа нефтяников впервые за войну была отмечена правительственными наградами. И я очень дорожу, что именно в это тяжелое время удостоился высшей награды — ордена Ленина.
      Г. А. Куманев: Расскажите, пожалуйста, как Вы стали наркомом нефтяной промышленности? Был вызов к Сталину и беседа с ним?
      Н. К Байбаков: Нет, мое назначение на этот пост со мной предварительно не обсуждалось. Нарком Седин был освобожден от занимаемой должности Указом Президиума Верховного Совета СССР 30 ноября 1944 г. В этот же день следующим Указом я был назначен народным комиссаром нефтяной промышленности СССР. Официальное мое оформление на этот высокий пост состоялось 10 декабря 1944 г., когда содержание упомянутых указов было опубликовано в «Ведомостях Верховного Совета СССР». Только через три месяца после указанного назначения (т. е. в марте 1945 г.) я бы вызван к Сталину для беседы. Начальник его секретариата и главный помощник вождя Александр Николаевич Поскребышев сразу же сказал мне, как только я появился в приемной:
      — Посидите, пожалуйста, товарищ Сталин какую-то книгу ищет.
      Побывав несколько раз у Сталина, я знал, что вся левая сторона его кабинета была тогда заставлена этажерками из книг. Он много читал во время работы.
      Посребышев раза два заходил к Сталину и возвращался ни с чем. А на третий раз сказал:
      — Знаете что, Вы идите к нему, а то не дождетесь. Когда он еще эту книгу найдет... Как зайдете, кашляните, если товарищ Сталин будет стоять спиной к Вам, чтобы знал.
      Я, конечно, зашел. Прежде всего меня интересовало, как сейчас. выглядит наш вождь. Ведь прошло несколько месяцев после последней встречи с ним. Фигура среднего роста, упитанный, в сером френче, в шевьетовых сапожках. Сразу обратил внимание, что сапоги-то у него худые. Увидел с одной стороны дырку и с другой...
      Я кашлянул. Сталин оглянулся, спустился со стремянки и как-то по-дружески произнес:
      — А-а, Байбако, молодой человек.
      Он протянул мне руку, пригласил сесть и начал медленно ходить по кабинету, раскуривая трубку. Потом сказал несколько официаль-нее:
      — Товарищ Байбаков, мы назначили Вас народным комиссаром нефтяной промышленности...
      Поблагодарив за это высокое назначение, я набрался смелости й говорю:
      — Можно Вам задать один вопрос, товарищ Сталин?
      — Можно, — отвечает он.
      — Почему, когда назначили меня наркомом, никто, ни Вы, ни наш куратор Берия меня не спросили: хочет или не хочет Байбаков быть наркомом, может или не может справиться с таким поручением?
      Сталин слегка улыбнулся и так мне сказал:
      — Товарищ Байбаков, мы свои кадры хорошо знаем. Вы коммунист и должны помнить об этом. Вас назначили, и действуйте.
      (Кстати, после этого я 12 лет и «пробарабанил» наркомом нефтяной промышленности страны до прихода к власти Хрущева.)
      Потом мы со Сталиным сели беседовать. Он мне сразу заявил следующее:
      — Вот я Вас пригласил на беседу. Но с какой целью? Вы, пожалуйста, поймите, что англичане и американцы, которые сегодня с нами в хороших отношениях, при удобной для них ситуации могут ведь раздавить нас. При какой же ситуации? Если будут знать наши слабые места. А нашим слабым местом сегодня становится нефтяная промышленность. Нынешний уровень добычи нефти нас никак не устраивает. Накануне войны мы добывали 34 млн. тонн в год, а выходим из войны лишь с 19 миллионами. При таком положении можно всего ожидать.
      — Как это можно после такой войны и таких дружеских отношений? — сомневаюсь я.
      — Все это может быть, — подчеркивает Сталин.
      Он перешел далее к рассмотрению вопросов, связанных с ускоренным развитием нефтяной промышленности. К этому времени, т. е. к весне 1945 г. во «Втором Баку» было обнаружено богатейшее девонское месторождение, что позволяло оптимистически оценивать перспективы прогресса отечественной нефтяной индустрии. Мы получили такие мощные пласты, которые могли давать из скважин по 300—400 тонн нефти в сутки. Я проинформировал Сталина о сложившемся положении, об эшеломляющих открытиях в Куйбышевской области и в Башкирии]

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru