НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Карлуша на Луне

КНИГА ПЕРВАЯ
ДЕЛО О КОСМИЧЕСКИХ ПОСТАВКАХ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава семнадцатая
Скупердфильд затевает опасную игру,
потому что получил десять миллионов фертингов
при том, что мог получить все пятьдесят


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



ЗВУК

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО



Глава семнадцатая

Скупердфильд затевает опасную игру,

потому что получил десять миллионов фертингов

при том, что мог получить все пятьдесят


Тут мы сделаем небольшое отступление, для того чтобы напомнить читателю о существовании столь заметной фигуры, как Скупердфильд. Легкомысленно ввязавшись когда-то в игру с акциями «Беспроигрышной лотереи» и потеряв всё, что у него было, бедняга остался на собственной фабрике простым рабочим. Поскольку макаронное дело Скупердфильд хорошо знал и любил, работал он исправно и добросовестно.

Сначала он был подручным на тестомешалке, потом ему доверили самостоятельную работу на прессе. С интересом вникая в премудрости производства, он сделал несколько толковых предложений по переустройству своего цеха.

Скупердфильда начали уважать и некоторое время спустя даже выбрали бригадиром. На этой должности он проработал целый год. За это время дело, благодаря его стараниям, пошло так хорошо, что, когда настало время выбирать директора, рабочие дружно проголосовали за него.

Многие, конечно, смеялись над его чудачествами и скупостью, вошедшей в поговорку, однако теперь его бережливость шла всем только на пользу, а знание дела приносило фабрике невиданные доселе прибыли. Макаронное заведение Скупердфильда было едва ли не единственным, сохранившим и даже приумножившим своё богатство во время всеобщей неразберихи. В отличие от других продуктов питания, макароны Скупердфильда не переводились на прилавках магазинов. А как только деньги снова вошли в оборот, фертинги потекли в кассу макаронного заведения золотой рекой.

Тут натура Скупердфильда взяла своё, и он, наняв хорошего юриста, тайно скупил все акции макаронной фабрики, ловко взяв для этого ссуду у своего собственного предприятия.

Став опять полноправным хозяином-капиталистом и переложив заботы на заместителей, Скупердфильд, как и раньше, всё больше времени начал проводить в безделье и праздности. А такое времяпрепровождение, как известно, быстро и пагубно влияет на характер и состояние мыслительных способностей даже самого трудолюбивого и сообразительного гнома.

Превращаясь в дармоеда и бездельника, Скупердфильд одновременно приобретал уже почти забытые им идиотские привычки. Он снова стал подозрителен, мелочен, скуп и сварлив. На каждом шагу ему мерещилось, что все вокруг пытаются его в чём-то надуть, недоплатить или недовесить… Он опять начал подбирать повсюду кривые гвозди, исписанные ручки и яркие металлические банки из-под лимонада. Этот хлам он складывал в свой видавший виды цилиндр, а затем нахлобучивал его на голову.

Несмотря на все свои странности и причуды, Скупердфильд по-прежнему очень любил животных. До тех пор пока он трудился на своей фабрике, в его доме было полно разнообразной живности — рыбок, ежей, кроликов, морских свинок и даже один козлёнок. Однако всю эту весёлую компанию приходилось ежедневно кормить, и эта необходимость постепенно стала вызывать у Скупердфильда приступы жадности. Пока он мучительно разрывался между любовью к деньгам и любовью к животным, его питомцы заметно отощали и начали разбегаться. Мелкую живность приютили соседи, а оставшегося последним козлёнка Скупердфильд, скрепя сердце, продал за двадцать фертингов местному фермеру. Добрый фермер разрешил Скупердфильду, когда он только захочет, навещать козлёнка. Однако для таких визитов нужно было тратиться на угощения, и свидание всякий раз откладывалось.

Потеряв когда-то всё своё состояние на игре с акциями, Скупердфильд с понятным недоверием следил за шумно развернувшейся вдруг кампанией по продаже акций «Космических поставок». А когда из репортажей Буравчика он узнал, что этим делом тайно заправляют главари преступного мира Жмурик, Тефтель и Ханаконда, решил и вовсе держаться подальше от этой затеи. Каковы же были его удивление, растерянность и испуг, когда все заговорили о том, что единственный пока ещё действующий прибор невесомости принадлежит ему и находится внутри электромагнитного подъёмника в цехе готовой продукции! Забыв про свой страх перед преступным миром, Скупердфильд радостно потирал руки, предполагая, что выручит за прибор никак не меньше миллиона фертингов.

И действительно, не миновало и суток, как к нему явились два юриста, представлявших интересы акционерного общества «Космические поставки». После утомительных переговоров обе стороны сошлись на десяти миллионах и разошлись, чрезвычайно довольные этой сделкой.

Столь значительная сумма объяснялась несоразмерно большей стоимостью всего проекта. Десять миллионов были всего лишь крошечной песчинкой в этой умопомрачительной по размаху финансовой игре. И от этой песчинки теперь целиком зависел успех всего многомиллиардного предприятия.

Слегка оглушённый внезапно свалившейся на него суммой Скупердфильд стал из любопытства читать публиковавшиеся в газетах материалы о «Космических поставках». И тут он вдруг понял, что, продав прибор за десять миллионов, глупейшим образом продешевил. И что если бы он затребовал пятьдесят, то легко получил бы и такую сумму.

Открытие привело его в такое смятение, что он едва не заболел. Он ходил по фабрике мрачнее тучи, ничего не разбирая перед собой. Постоянные размышления об утраченных сорока миллионах надоумили его на одну рискованную идею, суть которой была в следующем.

Поскольку десять миллионов уже были на его счету, а прибор новые хозяева забирать не торопились (конструкторы ракеты опасались пока что вынимать его из благоприятного для хранения электромагнитного поля), Скупердфильд мог выкрасть его, а затем продать «Космическим поставкам» ещё раз, но уже не за десять, а за сорок миллионов, заполучив таким образом желаемую сумму. Совершить эту сделку можно было через подставное лицо, так чтобы ни у кого не возникло подозрений по его адресу.

Для осуществления непосредственно кражи Скупердфильду были необходимы сообщники, которые в случае разоблачения отвечали бы за всё, а он сам опять же остался ни при чём. Он знал, что в цехе готовой продукции каждую ночь работают два уборщика, нанятые чаще всего из слонявшихся по территории в поисках случайного заработка безработных. Подкупить за пустяковую плату парочку таких растяп и подговорить их выкрасть прибор из подъёмника было бы плёвым делом. А для того, чтобы запутать последующее разбирательство, Скупердфильд придумал заменить исправный прибор старым, списанным, но внешне ничем не отличающимся от исправного. Затем, когда обнаружится, что прибор в подъёмнике пришёл в негодность, возникнет некое подставное лицо и предложит «Космическим поставкам» ещё один исправный прибор, о происхождении которого можно будет придумать подходящую легенду.

Продумывая в деталях этот план, Скупердфильд заметно повеселел, у него улучшился аппетит, он всё время что-то возбуждённо бормотал про себя и удовлетворённо потирал сухие ладошки. Он подобрал на свалке старый, списанный прибор невесомости, почистил его, упрятал в сейф и стал дожидаться подходящего случая для осуществления своего замысла.

В конце каждого рабочего дня он садился перед компьютером в своём кабинете и просматривал данные на гномов, нанятых на работу в ночную смену. Он ждал момента, когда на работу заступят новички, которых будет легко обвести вокруг пальца.

Прошло несколько дней, и на экране высветились два новых имени: Рохля и Лопушок. Из сведений о них значилось только то, что днём они обучаются на бухгалтерских курсах и не имеют постоянного места жительства. Скупердфильд решил, что лучших кандидатур он вряд ли дождётся, и решил действовать незамедлительно, этой же ночью.

С наступлением полуночи Скупердфильд, стараясь быть незамеченным, направился в сторону цеха готовой продукции. Свою фабрику он знал вдоль и поперёк, поэтому найти дорогу без посторонней помощи не составляло для него труда. Несколько тусклых фонарей почти совсем не освещали территорию, и Скупердфильд постоянно влезал в глубокие лужи, набрав полные ботинки воды. Чертыхаясь и стуча перед собою тростью, как слепой, он кое-как допрыгал до склада и отпер дверь собственным ключом.

Если на улице хоть как-то светили фонари, то на складе была почти совсем кромешная тьма. Скупердфильд постоянно стукался о ящики, спотыкался и проклинал всё на свете. В довершение всего, набив себе шишек и уже оказавшись в цехе готовой продукции, он опрокинул на себя поддон с мукой.



Занимательные и практические знания. Шахматы в СССР.


РЕТИ (Reti), Рихард (18 мая 1889, м. Печинок близ Братиславы — 6 июня 1929, Прага) — выдающийся чехосл. гроссмейстер.
Среднее и высшее образование Р. получил в Вене. Первое выступление в междунар. турнире (Вена, 1908) закончилось провалом, но в том же году вышел победителем I Требич-турнира. Успехи, показанные Р. в предвоенных соревнованиях (1909— II Требич-турнир, 1; 1912—IV Требич-турнир, 2, Аббация (гамбитн. турнир), 3—4; 1913 — Вена, 3, Будапешт, 2; 1914 — Мангейм, 4—6), завоевали ему солидную репутацию. Однако высшие достижения Р. приходятся на послевоенные годы: 1918 — Кашау, 1; 1920 — Ґетеборг, 1, Вена, 1, Амстердам, 1; 1922 —Пиштани, 5, Теплиц-Шанов, 1—2; 1923 —Карловы Вары, 4—5, Схевенинген, 3—5, Острава, 2, Вена, 2; 1924— Нью-Йорк, 5; 1925 — Марианске-Лазне, 5—6; 1927 — Гомбург, 2; 1928 —Вена, 1, Гиссен, 1, Стокгольм, 1, Дортмунд, 2, Брно, 1—2, Киссинген, 6. Возглавлял команду Чехословакии на I Олимпиаде. Р. был одним из сильнейших шахматистов мира своего времени— единственным, кто, по признанию Алехина, нередко ошеломлял его своими неожиданными замыслами.
И все же, если учесть, что турнирные успехи Р. чередовались с относительными неудачами, а матчевые его результаты были довольно скромными (из 9 матчей он выиграл лишь у Брейера, +4, = 1, Олланда, +5, —3, «=2 и
Эйве, +3, — 1, все в 1920, и в 1919 свел вничью поединок с Тар-таковером, +2,-2, =2), практич. достижения чехосл. гроссмейстера надо признать не соответствующими его дарованию.
Отчасти это объясняется интенсивной шахматы-профессиональной деятельностью: многочисленными выступлениями в турнирах (50!), бесконечными гастролями (Р. был выдающимся сеансером вслепую и установил для своего времени мировой рекорд игры на 29 досках), напряженной лит, работой. Главным для Р. были проверка новаторских построений, поиски истины.
Имя Р. связано с т. н. «гипермодернизмом» — течением,родоначальником которого выступил Нимцович, но которое именно благодаря Р. превратилось в стройную и законченную систему. Немногие шахмат. произведения имели такое значение для прогресса шахмат. мысли, как знаменитая брошюра Р. «Новые идеи в шахматах» (1922).
Основная заслуга Р. и др. «гипермодернистов» заключается в разработке теории полузакрытых («нефиксированных», по терминологии самого Р.) позиций, когда обе стороны воздерживаются от построения пешечного центра. Это стало следующей областью понимания шахмат. позиций, вслед за открытыми (Морфи) и закрытыми (Стейниц). Результатом изысканий в этой области явилось открытие новых путей в стратегии и тактике, возникновение новых дебютов и дебютн. систем (в первую очередь дебюта Рети 1. Kf3), новый расцвет комбинац. творчества на позиционного основе.
Те же черты — глубокая идейность и художественный блеск — отличают творчество Р. в др. области шахмат. искусства, где он также покрыл себя неувядаемой славой,— этюдной композиции.. Следующий этюд можна назвать ошеломляющим. «Кагане нейесте шахнахрихтнен», 1921.
Основные произведения P. собраны в двухтомнике «Дело Ри-карда Рети в шахматах» (1930—31).
Р. много и плодотворно сотрудничал в советских шахмат. печати. Его связывали с шахматистами нашей страны узы искренней дружбы. В 1925, во время пребывания в СССР по случаю участия в Московском междунар. турнире (дележ 7—8 м.), Р. писал: «Я счастлив находиться в стране, где шахматы становятся народной игрой. Мастера СССР, сознающие, что они творят для широких масс, а не для замкнутых кругов, смогут проявить себя во всем своем блеске».
Внезапная болезнь в возрасте 40 лет оборвала жизнь замечательного шахмат. мыслителя, художника, новатора.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru