НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

Лев Толстой

ЖИВОЙ ТРУП

радиоспектакль

1

  mp3 — VBR до 128kbps — 44Hz — Mono  



MP3

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ≫≫

≪≪ НА СТРАНИЦУ СПЕКТАКЛЯ



 

 

Основные характеристики национального прочтения Александра Невского воплотились в новой иконографии этой исторической фигуры. Если в XVIII в. Александр, как правило, изображался великим князем в мантии и с регалиями российского императора, в конце XIX в. происходит «национализация» или «фольклоризация» его фигуры в изобразительном искусстве. Художники, творчество которых можно отнести к национальному дискурсу, стремились вывести на первый план все «русское» в собственной истории, поэтому лишили Александра пурпурного плаща с горностаевой оторочкой, императорской короны и скипетра и облачили в одежды, очевидно, более соответствовавшие представлениям ХЕХ в. о русском средневековье. Новым в иконографическом спектре оказывается и акцент на функции Александра как воина, связанный с подчеркиванием его полководческих качеств и военного героизма в письменных свидетельствах национального дискурса.
      На эскизе портретной иконы для иконостаса Владимирского собора в Киеве, созданном художником Виктором Михайловичем Васнецовым (1848—1926) в 1884—1885 гг., хорошо заметны оба аспекта. Васнецов, приверженец «русского стиля», постоянно разрабатывавший в своем творчестве темы русского фольклора, изображает на этой картине Невского русским богатырем115. Святой одет в доспехи, правой рукой он прижимает к груди рукоять меча, в левой у него древко знамени. Художник рисует князя в момент размышления и молитвы перед битвой. Плащ на плечах Александра и вся его одежда украшены народными орнаментами. Борода, которой Александр был лишен в петровское время, также относится к фольклорным элементам этого изображения. Нимб вокруг склоненной головы князя свидетельствует о его святости. Александр представлен здесь не монахом, как это было в церков-но-религиозном дискурсе московского периода, и не князем имперского дискурса XVIII в. В соответствии с национальным прочтением он изображен воином. Одновременно подчеркивается его принадлежность национальному русскому сообществу. Александр — русский, князь-воин и святой. В этой последовательности можно расположить ориентиры в образе Александра Невского в национальном дискурсе.
      Следует добавить, что живописное изображение Александра как воина в XIX в. остается еще исключением. Преобладают в это время изображения Невского как князя (или монаха). Обе победы князя (1240,1242), ставшие в XX в. излюбленными мотивами художников, в развивавшейся с 1860-х гг. русской батальной и исторической живописи были исключительно редкими предметами изображения. Хотя Ломоносов уже в 1764 г. назвал битву на Чудском озере выдающимся событием российской истории, способным вдохновить художников при украшении царских дворцов, это событие не было отражено в русской живописи до конца XIX в. Невская битва в 1890-е гг. стала предметом изображения, в частности, у Г. Скли-вы (для Троицкого собора Александро-Невской лавры) и в середине XIX в. у Петра Бассина (для часовни Александра Невского Исаа-киевского собора в Петербурге). Русская историческая живопись, в отличие от советской, проявила малый интерес к военным подвигам Александра. Причины могли быть весьма разнообразными. Во-первых, в национальном дискурсе XIX в. воинствующее размежевание России с «Европой» не играло столь важной роли, как подчеркивание различия с Азией. Во-вторых, можно предположить, что в дискурсе «Россия и католическая Европа» главная партия «чужого» отводилась не Швеции или Тевтонскому ордену (и соответственно немцам), а Польше. В-третьих, это наблюдение может указывать на специфику национального мышления в России XIX в. Исследуя и сравнивая различные национальные места памяти, было бы интересно проследить, не была ли мифология борьбы и военной силы слабее, чем представление о религиозности и святости сообщества. В-четвертых, следует учесть, что в XIX в. Александр Невский все еще почитался святым, а православная церковь сторонилась светского изобразительного искусства. Все это может объяснить сдержанность русской исторической живописи в изображении светских деяний Александра. Наконец, отсутствие изображений национально-русской окраски, посвященных военным подвигам Александра, можно расценить как возможную общую слабость русского национального дискурса или отсутствие организованного русского национального движения. Однако по-настоящему удовлетворительный ответ может дать только сравнительное исследование русских национальных символов XIX в.

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.spb.ru)ТЕКСТЫ КНИГ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)АУДИОКНИГИ БК (кнопка меню sheba.spb.ru)ПОЛИТ-ИНФО (кнопка меню sheba.spb.ru)СОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИ (кнопка меню sheba.spb.ru)ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ФОТО-ПИТЕР (кнопка меню sheba.spb.ru)НАСТРОИ СЫТИНА (кнопка меню sheba.spb.ru)РАДИОСПЕКТАКЛИ СССР (кнопка меню sheba.spb.ru)ВЫСЛАТЬ ПОЧТОЙ (кнопка меню sheba.spb.ru)

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru