На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

Аксёнова, Мапа. Илл. Асеев, 1962.

Анна Сергеевна Аксёнова

Мапа

Илл.— П. Асеев

*** 1962 ***


PDF



Прислала Я. В. Кузнецова.
_______________

 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

      Обыкновенная девочка
     
      Идут Галя с Ритой по улице, а навстречу им девочка. Волосы, как жар, горят — рыжие, и весёлые веснушки по лицу разбежались.
      — Ой, какая девочка некрасивая, — говорит Галя.
      — Много ты понимаешь, — отвечает Рита, — сама ты некрасивая.
      — Кто? — удивилась Галя. — Я некрасивая?
      — Ты.
      — А ты какая?
      — А я на тебя похожа.
      Посмотрела Галя на Риту, подумала и спрашивает:
      — А ты разве некрасивая?
      — Просто самая обыкновенная.
      — Что такое обыкновенная?
      — Ну… глаза есть, нос, руки, ноги. Обыкновенная.
      — Вот, значит, я тоже самая обыкновенная, — успокоилась Галя.
     
      Мапа
     
      Пришли как-то гости. Галя любит, когда приходят гости. В доме весело, она помогает маме ставить чашки для чая, а когда мама занята, разговаривает, чтоб гости не скучали.
      Вот один дяденька посадил Галю к себе на колени и спрашивает:
      — Скажи, кого ты больше любишь — маму или папу?
      — И маму и папу.
      — А больше кого?
      — Маму и папу.
      — Нет, ты скажи, кого крепче-крепче всех любишь?
      — Крепче-крепче всех? Маму и папу.
      Дяденька смеётся.
      — А всё-таки, кого же крепче?
      Молчит Галя.
      — Что же ты молчишь?
      — Мапу, — вдруг сказала Галя.
      — Кого-о?
      — Мапу.
      Удивился дяденька, а потом как захохочет! И дал Гале конфету.
      С тех пор, когда Галю спрашивают, кого она больше всех любит, она всегда отвечает:
      — Мапу.
     
      Разговор
     
      — Рита, почему мухи по стенке бегают и не падают?
      — Не знаю.
      — А почему солнце ночью не светит?
      — Тоже не знаю.
      — Ничего-то ты не знаешь, — огорчилась Галя.
      — А ты всё знаешь?
      — Знаю.
      — Ну, скажи, почему трава зелёная?
      — Чтобы босиком бегать.
      — А если не босиком?
      — По траве всегда босиком.
      — Ну, хорошо, а почему небо синее?
      — Синее? — задумалась Галя и поглядела на небо. — Синее, — вдруг обрадовалась она, — потому что там море.
      — Какое же там море? Море-это вода.
      — А дождь! — весело сказала Галя.
      — Вот ты какая. Ну, а почему стекло прозрачное?
      — Сама что ли не знаешь?
      — Не знаю.
      — Хитренькая… А как же смотреть в окно, если оно не прозрачное?
      — Нет, не так это всё, — вздохнула Рита.
      — А как?
      — Не знаю, — сказала Рита.
      — А ещё в школе учишься!
      — Это мы ещё не проходили.
      — Откуда же ты знаешь, что не так?
      — Знаю, что не так, а как — не знаю.
      Притихли девочки.
     
      Дальше
     
      Пришли папа, Рита и Галя в зоопарк.
      Только подойдут к клетке — зверя посмотреть, а Галя уже дальше тянет. Не дождалась, пока павлин хвост распустит, рыбок золотых и полосатых покормить не успели — всё дальше, дальше торопит. Рита хочет на обезьян поглядеть, а Галя уже тащит её к оленям.
     
      Наконец к слонам пробились. Такой славный слонёночек, а Галя опять на месте не стоит.
      — Всё уже, — говорит папа. — Больше нет зверей.
      — Уже всё-всё?
      — Всё. Видишь — выход.
      — Вот и хорошо, — обрадовалась Галя. — Теперь пошли смотреть сначала. Только вы не торопитесь.
     
      Без мамы
     
      Пришла Галя с улицы, ноги мокрые-мокрые.
      — Вот погоди, — сказала Рита, — придёт мама, она тебе задаст.
      — А я возьму и убегу!
      — Куда же ты убежишь?
      — Куда-нибудь. Далеко-далеко.
      Рита засмеялась:
      — Беги-беги. Мама везде тебя найдёт.
      — А если я на поезд сяду и уеду, тоже найдёт?
      — Тогда, может, и не найдёт.
      — Совсем-совсем не найдёт?
      — Не знаю, наверное, не найдёт.
      Притихла Галя.
      — А может, всё-таки найдёт?
      — Нет, пожалуй, не найдёт.
      — А если я ноги промочу?
      — Вот и будешь сидеть мокрая.
      — И мама ругать не станет?
      — Как же она станет ругать, если её там не будет?
      Задумалась Галя. Потом вздохнула и сказала:
      — Ладно, пусть ругает. Никуда не убегу.
     
      Снег
     
      Ни с того ни с сего вдруг пошёл снег.
      — Снег, снег! — закричали дети и стали бегать, кружиться по двору.
      Галя посмотрела вверх, и вдруг ей прямо в рот упала снежинка. Легонечко уколола язык и растаяла. Смешно так!
      — Идите скорей сюда! — позвала Галя ребят. — Смотрите, снег какой колючий!
      Галя пошире открыла рот и стала ловить снежинки. А за ней — все остальные.
      — И врёшь ты всё, — сказал Вовка с третьего этажа, который глотал снежинки, как мух, — ничего они не колются.
      — Нет колются.
      Но снежинки в самом деле почему-то не кололись.
      — Колются, — упрямо повторила Галя.
      — Не колются! — закричали дети.
      — Врунья, — сказал Вовка.
      И все стали дразниться: „Вруша-груша“, „Вруша-груша“.
      А Галя стояла и думала: заплакать ей или бежать домой. Хорошо, что вышел папа.
      — Что тут у вас? — спросил он.
      Галя рассказала ему про снежинки, которые колются.
      — Всё это правда, — сказал папа. — Но такая снежинка бывает только одна — самая первая.
     
      Сосульки
     
      С крыши сарая сосульки свесились. Разные сосульки — большие и маленькие, ребристые и гладкие, но все чистые, умытые. А самая огромная сосулька красивей всех. Прозрачная, хрустальная, прямо в рот просится. Да высоко — не достать.
      Взяла Галя палку и ударила по сосульке.
      А сосулька:
      — Ля-а, — словно пропела.
      Провела Галя палкой по всем сосулькам, а они ей весело:
      — Ля-лю-линь.
      Снова провела. А они опять:
      — Ля-лю-линь.
      А если быстро-быстро провести палкой, получается „Длинь“.
      Настоящая музыка! Стой себе, палочкой помахивай и слушай:
      — Ди-ля-лю-линь,
      Длинь!
      Ди-дя-лю-линь,
      Длинь!
      А что, если сильно, ударить? Размахнулась Галя, да ка-ак даст по сосулькам. И посыпались они вниз, раскололись, как стекло, на мелкие кусочки. Только от самой большой сосульки обломок остался — некрасивый, ненужный.
      Были сосульки — и нет сосулек.
      Была музыка — нет музыки.
      Только палка в руке осталась.

 

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. karlov@bk.ru