НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотека советских детских книг

Благинина Е. «Гори-гори ясно!». Иллюстрации - Д. Хайкин. - 1955 г.

Елена Александровна Благинина
«Гори-гори ясно!»
Иллюстрации - Давид Соломонович Хайкин. - 1955 г.


DJVU


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      Предисловие Е. Тараховской
     
      КЛЯТВА БОЙЦА
      Клятва бойца
      Две матери
      Баллада о серой лошади
      Песня про двух будённовцев
      Баллада о мире
      Баллада о галстуке
      Хорошо бы
      Вставай!
      Письмецо
      Не сердись на меня
      Чижик
      Шинель
      Вечная слава
      Гармошка
     
      ДОМА НЕ ЛЮБЛЮ СИДЕТЬ
      Я дома не люблю сидеть
      Про дворников
      Точильщик
      Весёлый человек
      Голубой ливень
      Силач
      Форточка
      Как нарядно ты одета
      Угадайте, где мы были?
     
      ЭХО
      Осень
      Улетают, улетели
      Рябина
      Золотая осень
      Зима
      На моём окошке
      Мороз
      Снегурка
      Весна
      Верба
      Звенеть сосульки перестали
      Ветер
      Чудо
      Тёплый дождик
      Милый сад
      Зайчики
      Одуванчик
      Эхо
      Летний дождик
      По
      Белые грибы
      Малина
      Ненастный дождик
      Колея
      Волшебство
      Птичий пересвист
      Песенка
     
      ВОТ КАКАЯ МАМА!
      Научу обуваться и братца
      Полюбуйтесь-ка, игрушки!
      Почему они серые?
      С добрым утром!
      Обедать!
      Котёнок
      В ненастные деньки
      Миру — мир!
      Огонёк
      С крыши — кап
      Прогулка
      Мамин день
      Лодочки
      День рождения
      Подарок
      Вот какая мама!
      Букварик
      Посидим в тишине
      Про флажок
      Наш дедушка
      Загадка
      Черёмуха
      Уморилась
      Гори-гори ясно!
      Алёнушка
     
      МЫЛЬНЫЕ ПУЗЫРИ
      Весёлая прогулка
      Радуга
      Жёлтый луч
      Простокваша
      Мыльные пузыри
      Три картинки
      Возле грядки
      Считалки
      Стихи о ёлке, о сером волке, о стрекозе и о бедной козе
      Лесные басни (пять стихотворений)
      Сорока-белобока

     
     
     
      Елена Александровна Благинина родилась в деревне под Мценском. Она училась в курской женской Мариинской гимназии. В царское время в каждом классе было три отделения: в первом учились дворянские дочки, во втором — дочки купцов, в третьем — так называемые «третьяшки», — дочки мелких служащих, чиновников и рабочих. В первых двух отделениях девочек обучали иностранным языкам и музыке, «третьяшкам» обучаться всему этому по чину не полагалось. Е. А. Благинина была «третьяшкой», потому что её отец служил кассиром на железнодорожной станции.
      Но пришла Великая Октябрьская социалистическая революция, Мариинскую гимназию со всеми её тремя отделениями закрыли, а бывшая «третьяшка» поступила в единую трудовую советскую школу.
      Уже в школе она полюбила стихи, заучивала их наизусть, писала стихи сама. Окончив школу, она поступила в Курский педагогический институт. Время было трудное. В слякоть, в мороз и вьюгу в шубёнке, подбитой ветром, в самодельных башмаках на верёвочной подошве она ежедневно шагала в институт за семь километров от дома.
      Ещё учась в институте, она стала членом Курского союза поэтов. Вместе с другими молодыми поэтами она слушала лекции по литературе и языкознанию и выступала на литературных вечерах с чтением своих первых стихов. Её стихи уже тогда были напечатаны в альманахе курских поэтов.
      Как-то раз Е. А. Благинина прочла в «Известиях» объявление. Это маленькое объявление изменило всю её жизнь. В нём сообщалось, что в Москве открылся литературно-художественный институт имени известного поэта Валерия Брюсова. Е. А. Благинина решила поступить в этот институт. Боясь, что родители её не отпустят, она убежала из дому.
      Её приняли в институт. Но нужно было не только учиться, но и зарабатывать себе на жизнь. Е. А. Благинина поступила
      на службу в багажное отделение «Известий». Готовиться к лекциям приходилось по ночам... Но зато как интересно было в институте! Там преподавали лучшие профессора. Туда приезжали и читали свои стихи Владимир Маяковский и Сергей Есенин.
      Окончив Брюсовский институт, Е. А. Благинина ещё долго продолжала служить в багажном отделении «Известий». Выбраться на литературную дорогу было не так-то просто. Только в 30-х годах Е. А. Благинина стала редактором журнала «Мурзилка», а затем журнала «Затейник». В эти же годы она окончательно решила писать стихи для детей.
      Детскому писателю, пишущему юмористические стихи, «считалки», «дразнилки», «скороговорки», успех у ребят заранее обеспечен. Однако Е. А. Благинина не ограничила себя только такими стихами. Она пошла к сердцу ребёнка не этой проторенной дорожкой, а избрала более сложный и трудный путь: она пишет лирические стихи.
      Её стихи о природе («Эхо», «Снегурочка», «Колея», «По малину», «Птичий пересвист» и др.) научат юного читателя подслушать и понять шорох дождя, шелест деревьев, птичий пересвист, голос ручья. Полные доброты и сердечности стихи «Наш дедушка», «Загадка» и др. невольно заставят ребят стать добрей и внимательней к старым людям. Энергичные, весёлые стихи («Весёлый человек», «Про дворников», «Точильщик» и др.) вызовут интерес к труду. А прочитав стихи, собранные в разделе «Клятва бойца», ребята ещё крепче полюбят свою Родину.
      Е. А. Благинина написала много книг для ребят. Её книги «Вот какая мама!», «Посидим в тишине!», «Панька», «Алёнушка», «Сорока-белобока», «Радуга» и другие хорошо известны ребятам. Работая над переводами, Е. А. Благинина познакомила читателей со стихами Шевченко, Забилы, Конопницкой, Квитко, Леси Украинки. За свою литературную работу Е. А. Благинина в 1939 году в числе других лучших детских писателей была награждена Орденом «Знак почета».
      Великолепный русский язык, его глубокая народность, пе-сенность, настоящая поэтичность, разнообразие и живость ритмов — вот те качества, которые делают стихи Е. А. Благининой интересными не только для ребят, но и для взрослых.
      Елизавета Тараховская
     
     
     
      КЛЯТВА БОЙЦА
     
      Хлебом клянусь и водой,
      Небом клянусь и звездой,
      Матерью старой клянусь
      И жизнью своей молодой,
      Что стану я чище огня,
      Яснее холодного дня —
      Измены лукавая тень
      Вовек не коснётся меня!
      Кровью клянусь и бедой,
      Любовью клянусь и враждой,
      Матерью старой клянусь
      И жизнью своей молодой,
      Что стану я чище снегов,
      Безмолвней ночных берегов,
      И тайну, вручённую мне,
      Не вырвет никто из врагов!
      Строем клянусь и полком,
      Боем клянусь и штыком,
      Знаменем красным клянусь
      И насмерть разящим клинком,
      Что стану я страха сильней,
      Спокойней дорожных камней,
      И если нужна моя жизнь,
      Расстанусь без жалости с ней!
      Пусть прокляты будут дела
      Предательства, трусости, зла!..
      Клянусь твоим именем, Вождь,
      Что сердце моё — скала!
     
      ДВЕ МАТЕРИ
     
      Две матери заботились о сыне.
      А он один!
      Тайком всплакнула первая в овине:
      — Прощай, мой сын! —
      Она ему лепёшек намесила
      И испекла.
      Не плакала при нём, не голосила,
      Тверда была.
      Она его в уста поцеловала:
      — Иди, мой сын!
      Враги не ждут, врагов кругом немало,
      Иди, мой сын! —
      И он пошёл, оставив дома лето
      И сеновал.
      И тёплый флаг над крышей сельсовета
      Салютовал.
      Вторая мать к ногам склонила жито,
      Взвила ветра:
      — Дорога, сын, перед тобой открыта,
      Иди, пора!
      Я на тебя горячим солнцем брызну,
      Звезду пролью.
      Оберегай меня — свою отчизну,
      Страну свою! —
      Она его по узким рельсам мчала:
      — Спеши, мой сын!
      Враги не ждут, врагов кругом немало
      Спеши, мой сын! —
      И, подходя к порогу скромной славы,
      Он напевал.
      И жаркий флаг над крышею заставы
      Салютовал.
     
      БАЛЛАДА О СЕРОЙ ЛОШАДИ
     
      Не ели и не пили,
      Не спали много дней,
      Вдоволь не поили
      Замученных коней.
      Горьким стал от дыма
      Над Вислою июль...
      На папахе Клима —
      Две дырочки от пуль.
      Но он садится снова
      На полного огня,
      Степного, вороного,
      Резвого коня.
      И пыль встаёт, клубится,
      Л етит со всех сторон —
      То по дороге мчится
      За Климом эскадрон.
      Как огненные маки,
      Знамёна расцвели:
      Опять белополяки
      За речкой залегли.
      Так всыплем же холерам
      По первое число!..
      И врезались карьером
      В горящее село.
      Свистя, пылали балки
      И рассыпались впрах.
      Испуганные галки
      Метались в облаках.
      Готов был расколоться
      Воздух от огня...
      Вдруг около колодца
      Клим задержал коня.
      И, точно по приказу,
      Нестройный гул затих:
      Попридержали сразу
      Бойцы коней своих.
      Всё остановилось,
      Дрогнул эскадрон —
      В колодце лошадь билась,
      Пытаясь вылезть вон.
      Она скребла копытом,
      Кусала удила,
      На боку разбитом
      Из раны кровь текла.
      Она зрачком косила
      И, сердце леденя,
      Как будто бы просила:
      «Спасите же меня!»
      Но были тесны стены,
      Скользил замшелый сруб,
      Клочья белой пены
      Летели с тёмных губ.
      И вороного к тыну
      Клим крепко привязал.
      — Спасём-ка животину! —
      Он весело сказал.
      Неуловимый шорох
      Ряды бойцов потряс:
      Кто-то крикнул: — Дорог
      Теперь нам каждый час!
      — И каждая минута! —
      Добавил грозно Клим,
      Повернувшись круто
      К товарищам своим.
      — Давайте без уловок,
      Да слушайтесь меня,
      Тащите-ка верёвок
      Для этого коня!
      Двенадцать рук хватало
      Тугих верёвок вязь,
      Двенадцать ног топтало
      Колодезную грязь.
      И шесть сердец дрожало:
      «Ну как сорвётся вдруг?!»
      А лошадь и не ржала
      И не рвалась из рук.
      И серую степную
      Спасли, спасли бойцы,
      Дрожащую, шальную
      Схватили под уздцы.
      Шла она нетвёрдо,
      Дышала горячо
      И вдруг склонила морду
      На Климово плечо.
      А он её огладил,
      Похлопал по бокам:
      — Тонуть! Чего же ради?
      Ты пригодишься нам!
      В народе слух остался,
      Что будто на войне
      Однажды всадник мчался
      На сером скакуне.
      Он мчался от погони
      Дорогою лесной,
      Вражеские кони
      Храпели за спиной.
      Припал горячим телом
      Седок к спине коня:
      — Живой не дамся белым!
      Неси, неси меня!
      Пень, рытвина, коряга,
      Сугробы, как гробы...
      Вдруг на краю оврага
      Встал серый на дыбы.
      Он ловко извернулся,
      Он соразмерил шаг,
      Он выждал, он рванулся,
      И... раз — через овраг!
      И вот уж дальше скачет,
      И вот уж цель близка —
      Красные маячат
      Посты издалека.
      Умчались от погони
      Скакун и человек...
      А вражеские кони
      Ушли по горло в снег.
      Да там и запропали —
      Не вышли, не смогли...
      Снега их закопали,
      Ветра их замели.
      ПЕСНЯ ПРО ДВУХ БУДЁН110ВЦЕВ
      Притомились вражьи кони,
      Не слыхать дыханья их.
      Ускакали от погони
      Два будённовца лихих.
      Был один почти безусый,
      Тонкорёбрый, молодой.
      А другой — с огромной русой
      Кучерявой бородой.
      Вдруг промолвил бородатый:
      — Вот пришла моя страда!
      Не видать родимой хаты
      Мне, товарищ, никогда.
      Молодой ему ответил:
      — Тошно слушать речь твою!
      Воевал и не заметил,
      Что со мною трус в бою.
      А не ты ль штыку и флагу,
      Командарму и стране
      Клятву дал — хранить отвагу,
      Быть бесстрашным на войне?
      Но ответил молодому
      Друг-товарищ боевой:
      — Не видать родного дому,
      Не вернуться мне домой!
      Ноет грудь моя больная —
      Хорошо стреляет враг:
      Пуля острая, шальная
      Догнала меня впотьмах.
      Но не век .врагу беситься:
      Скоро кончится война —
      Зацветёт, заколосится
      Большевистская весна.
      Ты вернись на Украину,
      Поклонись высокой ржи.
      Моему родному сыну
      Крепко-накрепко скажи,
      Чтобы он штыку и флагу,
      Командарму и стране
      Клятву дал — хранить отвагу,
      Быть бесстрашным на войне!
      Не забудь ты это слово
      Сыну милому сказать... —
      И с коня да с вороного
      Начал медленно сползать.
      В стременах застряли ноги,
      Руки стали как свинец...
      ...И под вербой у дороги
      Схоронил бойца боец.
      Над могилой ветер плачет,
      Крутит мутную пургу.
      По дороге всадник скачет,
      Прячет ненависть к врагу.
     
      БАЛЛАДА О МИРЕ
     
      Шумели нивы:
      «Не хотим войны!
      Войною были мы.опалены.
      Тугие зёрна сыпались, текли
      В утробу развороченной земли.
      Народ терпел великую беду —
      Он корни ел, кору и лебеду.
      Сиротский плач стоял по всей земле
      Над нивами, лежащими в золе.
      Мы рождены, чтобы растить зерно,
      Чтоб из колхозов ливнями оно
      По всем углам, во все концы страны...
      Могучие! Мы не хотим войны!»
      Звенели воды:
      «Не хотим войны!
      Войною были мы осквернены:
      Врагов убитых па себе влекли,
      Качали вражеские корабли,
      Вздымались от разрывов бомб и мин
      Кровавым смерчем из родных глубин,
      Всё существующее вкруг себя
      Смывая, заливая и губя.
      Мы рождены, чтобы поить сады,
      Чтоб наполнять каналы и пруды,
      Чтобы нести суда родной страны...
      Могучие! Мы не хотим войны!»
      Леса гудели:
      «Не хотим войны!
      Войною были мы разорены.
      Рубцы и раны до сих пор свежи,
      Хоть заросли травою блиндажи,
      Осколки мин скрывает мягкий мох
      И визг снарядов в памяти заглох.
      Мы рождены хранить исюки вод,
      Стволы лелеять, утешать народ
      Разливом листьев, света, тишины..
      Могучие! Мы не хотим войны!»
      Народ сказал:
      «Я не хочу войны!
      Войной мои сыны истомлены,
      От слёз ослепли матери мои,
      А жёны молодые — без семьи...
      Могущественный! Я хочу труда,
      Покоя, мира, счастья навсегда,
      Чтобы моих лесов, полей и рек
      Рука врага не тронула вовек!
      Но если всё ж кровавую пургу
      Раздует враг, не устоять врагу —
      Сведу его со света, изведу,
      Змею-беду от сердца отведу!»
     
      БАЛЛАДА О ГАЛСТУКЕ
     
      — Старший друг, товарищ мой,
      Что в руках ты держишь?
      — Галстук я держу в руках,
      Галстук пионерский!
      — Старший друг, товарищ мой,
      Алый он, как пламя.
      — Да, как пламя и как кровь,
      Как заря над миром.
      — Старший друг, товарищ мой,
      Что же значит — пламя?
      — Пламя грозное борьбы
      За людское счастье!
      — Старший друг, товарищ мой,
      Ты сказал о крови!
      — Кровь священная борцов,
      Павших за свободу.
      - Старший друг, товарищ мой,
      А заря какая?
      — Это радостный восход
      Солнца коммунизма.
      — Старший друг, товарищ мой,
      Кто наденет галстук?
      — Ты наденешь, пионер,
      Ты наденешь галстук!
      — Старший друг, товарищ мой,
      Я его достоин?
      — Если свято сохранишь
      Клятву пионера,
      То достоин будешь, друг,
      Младший мой товарищ!
      Лягу спать, а спать не хочется...
      Я в постели посижу,
      Или стану вдруг ворочаться,
      Или просто так лежу.
      За окном темно от сырости,
      Тучи спрятали луну.
      Хорошо бы... завтра вырасти
      Да поехать на войну.
      Повстречаться бы с танкистами
      И сказать им так: «Друзья,
      Вы воюете с фашистами,
      Воевать хочу и я!
      Знаю, все вы очень смелые,
      Очень стойкие в бою.
      Если нужно, сутки целые
      Я в дозоре простою.
      Мне стоять в дозоре нравится, —
      Пусть враги полезут, пусть!
      С танком мне легко управиться,
      Танк я знаю наизусть».
      И танкисты бы ответили:
      «Ты, парнишка, боевой,
      Мы давно тебя приметили.
      Видишь танк? Он будет твой!»
      Сел бы я в кабину тесную
      И за Родину свою,
      За просторную, чудесную
      Отличился бы в бою!
      Наш отец давно в походе —
      Третий год, как на войне,
      Наша мама — на заводе,
      А кому с братишкой? Мне!
      Ну, вставай, вставай, вставай,
      Не тянись и не зевай!
      Я с тобой отлично слажу —
      Молока тебе куплю,
      И бельё твоё поглажу,
      И обедом накормлю.
      Ты вставай, вставай, вставай,
      Шире глазки открывай!
      Утро нынче голубое,
      Жёлтых листьев полон сад.
      Будем мы гулять с тобою
      Целых три часа подряд.
      Ну, вставай, вставай, вставай,
      Вот штанишки — надевай!
      А польётся дождик частый,
      Притащу тебя домой,
      Синеглазый и вихрастый,
      Дорогой братишка мой!
      Ну, вставай, вставай, вставай,
      Обниму тебя давай!
      Раскудрявилась берёзка
      Возле нашего окна.
      Прибежала письмоноска,
      Принесла письмо она.
      Я сидела, песни пела
      У окна, на сундуке.
      Вижу, мама побелела,
      Письмецо дрожит в руке.
      Я вскочила, подбежала,
      Письмецо отобрала,
      Я его к груди прижала,
      Я конверт надорвала.
      А читать-то не умею!
      Мама плачет — не прочтёт...
      Мы сидим и плачем с нею
      Просто-напросто впричёт.
      Нам бы век не разобраться,
      Да пришёл сосед Лука
      И прочёл письмо от братца,
      Краснофлотца-моряка.
      Он здоров, он фрицев лупит,
      Он недаром на войне.
      Он вернётся, куклу купит
      И подарит куклу мне!
      Мама однажды
      Весь дом убрала,
      Вечером сумку
      Большую взяла
      И говорит:
      — Ухожу в магазин.
      Ты не боишься
      Остаться один? —
      Я отвечаю:
      — Да нет, ничего...
      Ты ж оставляла
      Меня одного!
      Не беспокойся,
      Я вырос теперь. —
      Мама ушла
      И захлопнула дверь.
      Как я доволен,
      Как счастлив, как рад!
      Вот наконец-то
      Устрою парад!
      Стулья на кухню
      Мигом сволок,
      Стол отодвинул
      К окну, в уголок.
      Всюду развесил
      Знамёна, флажки,
      А на паркете
      Расставил полки.
      И впереди
      Этих славных полков
      Танков наставил,
      Броневиков,
      Пушек тяжёлых,
      Больших тягачей,
      И барабанщиков,
      И трубачей.
      Сам на горячего
      Вспрыгнул коня:
      — Храброе войско,
      Слушай меня!
      Красная Армия,
      Слава тебе,
      Ты победила
      В тяжкой борьбе!
      Нет тебя в мире
      Сильней и храбрей!
      Ты одолела
      Фашистов-зверей! —
      Ветер по площади
      Пыль закрутил,
      Ветер знамёна
      Рванул, подхватил.
      Солнце упало
      На жаркую медь,
      Медь запылала
      И стала греметь.
      Плещут знамёна,
      Блещут клинки,
      Двинулись строго
      И стройно полки.
      Я на коне
      Перед ними скачу,
      Перед полками
      Скачу и кричу:
      — Красной пехоты
      Сила грозна!
      Славься, пехота,
      На все времена! —
      Трубы запели:
      «Ту-ру-ра-ра-ра»,
      Громко кричат
      Пехотинцы: — Ура-а-а! —
      Я на коне своём
      Дальше скачу,
      Дальше скачу,
      Громче кричу:
      — За боевые
      Большие дела
      Слава сапёрам,
      Связистам хвала!
      Артиллеристам
      Слава и честь —
      Подвигов их
      I Гельзя перечесть!
      Слава танкистам —
      Отважным орлам,
      Кавалеристам —
      Орлам-соколам! —
      Тут барабаны:
      «Та-ра-та-ра-ра», —
      К самому небу
      Несётся: — Ура-а-а! —
      Я на коне своём
      Дальше скачу,
      Дальше скачу,
      Громче кричу:
      — Ветру сродни вы,
      Сродни облакам!
      Лётчикам слава,
      Салют морякам!
      Слава тому,
      Кто в огне и дыму
      Вёл нас к победе!
      Слава ему! —
      Музыка разом:
      «Лу-ру-ру-ру-ра».
      Стёкла в домах
      Задрожали: «Ура-а-а!»
      Танки грохочут,
      Пушки палят,
      Пушки палят,
      Сердца веселят.
      И самолёты
      Делают круг...
      — Слава отчизне советской!. —
      И вдруг...
      Дверь нараспашку,
      Мама в дверях:
      — Батюшки свсты!
      Что это за страх!
      Что ты наделал,
      Чего натворил?
      Всё опрокинул,
      Везде насорил! —
      Я с боевого
      Слезаю копя:
      — Мама, уж ты
      Не сердись на меня!
      Я не заметил,
      Что долго играл.
      Я заигрался,
      А то бы прибрал.
      Ты не сердись,
      Потерпи, — говорю, —
      Я приготовил
      Парад к Октябрю!
      чижик
      Был у нас чижик,
      Жил у нас пыжик,
      Жил у нас чижик
      Две длинных зимы.
      Очень хороший,
      Весёленький чижик, —
      Крепко любили
      Чижика мы!
      Мама бывало
      С работы вернётся
      После большого,
      Трудного дня,
      Чижик увидит её —
      И зальётся.
      Мама смеётся:
      — Встречает меня! —
      Если письмо
      Запоздает отцово,
      Сразу покажутся
      Грустными дни.
      Бабушка с мамой,
      Конечно, ни слова,
      Только я вижу —
      Боятся они.
      Скучно и мне...
      Ни картинок, ни книжек
      И ничего
      Я тогда не хочу.
      — Милый мой чижик
      Хороший мой чижик.
      Скоро ль от папки
      Письмо получу? —
      Чижик головкою
      Вертит лукаво,
      Пёрышки чистя
      На тёплой груди:
      Мол, не кручинься,
      Экий ты, право!
      Будет тебе письмецо,
      Погоди!
      И полегчает
      Как будто немножко.
      — Бабушка, ты, — говорю, —
      Не скучай! —
      Глядь — письмоносец
      Стучится в окошко,
      Машет конвертом:
      — Пляши, получай!
      Как-то нас подняли
      Крики соседа —
      Он барабанил
      В окно со двора:
      — Встаньте! Победа!
      Проснитесь! Победа!
      Мы победили фашистов!
      Ура-а! —
      Утро нас встретило
      Солнечным светом,
      Песнями, музыкой,
      Ливнем флажков.
      Я не забуду
      О празднике этом,
      Нет, не забуду
      Во веки веков!
      Взял я на радостях,
      Да и поставил
      Клетку с чижом
      На скамейку в саду.
      Дверцу распахнутой настежь
      Оставил,
      Сам за кустом притаился
      И жду.
      Чижик вспорхнул
      И чирикнул у дверцы.
      Снова вспорхнул —
      И ни с места, молчок.
      Я холодею,
      Колотится сердце:
      — Что ж ты? Лети,
      Ну лети, дурачок!
      Иль на свободу тебе
      Неохота?
      Или об этом
      Ты песен не пел?.. —
      Чижик ответил
      Весёлое что-то,
      Крылья расправил
      И... полетел.
      Он пролетал
      Над кустами густыми,
      Он щебетал:
      «Вспоминайте меня!»
      Крылышки были
      Совсем золотыми
      В солнечном свете
      Майского дня.
      — Почему ты шинель бережёшь?
      Я у папы спросила, —
      Почему не порвёшь, не сожжёшь?
      Я у папы спросила. —
      Ведь она и грязна и стара,
      Приглядись-ка получше,
      На спине вон какая дыра,
      Приглядись-ка получше!
      — Потому я её берегу, —
      Отвечает мне папа, —
      Потому не порву, не сожгу, —
      Отвечает мне папа, —
      Потому мне она дорога,
      Что вот в этой шинели
      Мы ходили, дружок, на врага
      И его одолели!
      Я не пойму: что это значит,
      Что ей покою не даёт?
      Но в день Победы мама плачет,
      Весёлых песен не поёт.
      И я спросила, осмелела:
      — Зачем ты плачешь в день такой?
      Она в глаза мне поглядела
      И грустно подперлась рукой:
      — Я плачу чистыми слезами
      О тех, кого уж с нами нет,
      О тех, кого не будет с нами,
      Но кто вернул нам жизнь и свет.
      Чей путь был грозен и недален,
      Чья на знамёнах кровь горит,
      Кого упоминая Сталин
      О вечной славе говорит.
     
     
      ГАРМОШКА
      (МАЛЕНЬКАЯ ПОВЕСТЬ В СТИХАХ)
     
      Посвящаю юному партизану МишеКурбанову — воспитаннику Некрасовского детского дома в Орле
     
      1
     
      Ни гостинцев, ни одёжки —
      Ничего я не просил.
      Но зато уж по гармошке,
      Сознаюсь, поголосил.
      И однажды подарили
      Мне её на Первомай.
      Подаривши, говорили:
      «Ну, гляди не поломай!»
      Вот я взял гармошку в руки,
      Тронул бережно лады —
      Полились на пальцы звуки
      Ручейками без воды.
      Хор нестройный, несогласный —
      Я незнамо что играл...
      «Светит месяц, светит ясный...» - -
      Вдруг случайно подобрал.
      Слышу, ладится и втора,
      Подголосок завздыхал...
      Я такого разговора
      Сроду в жизни не слыхал!
      Я ушёл из людной хаты,
      Целый день не пил, не ел
      И до самого заката
      Над рекою просидел.
      Дисканта высоко пели,
      Их баюкали басы,
      И слова во мне кипели
      Неизведанной красы.
      А домой пришёл украдкой,
      Да и спать украдкой лёг...
      С той поры с своей трёхрядкой
      Разлучиться я не мог.
      И пошла за мною слава, —-
      Не пошла, а понеслась.
      Ни одна в селе забава
      Без меня не обошлась.
      Девку ль замуж снаряжали
      Иль пиры в колхозе шли,
      Всё равно ко мне бежали:
      «Ну-ка, Миш, повесели!
      Ты у нас хоть малолетка,
      А и всех больших забил...»
      Я отказывался редко,
      Хоть пиров и не любил.
      Я любил отъединенье —
      Перелесочки, луга,
      Ветра жалостное пенье,
      Плеск волны о берега,
      Небо вешнее без краю,
      Жаворонка в вышине.
      Что играл, и сам не знаю,
      А просторно было мне...
      Но пришёл конец забавам,
      Нету больше тишины.
      По моим высоким травам,
      По моим густым дубравам
      Прокатился гром войны.
      На войне четыре брата,
      И отец, и вся родня.
      Опустела наша хата.
      Мать, весёлая когда-то,
      Всё скучней день ото дня.
      А враги ползли, как туча,
      Смертный стон стоял кругом.
      Мать сказала:
      — Неминуча
      Гибель наша под врагом.
      Быть с фашистами нельзя нам,
      Не за тем я век жила... —
      ...И ушли мы к партизанам
      Из родимого села.
      Не тяжёл мешок холщовый, —
      Взяли мы по рушнику,
      По рубашке миткалёвой,
      Партизанам табачку.
      Взяли хлебушка немножко,
      Сала шмат, бутыль воды...
      На плече моём гармошка,
      Голосистые лады.
     
      3
     
      Лес густой — вот наша хата,
      Командир — вот наш отец.
      Я стрелять из автомата
      Научился, как боец.
      Иногда ходил в разведку
      И в дозоре службу нёс.
      Только это было редко —
      Говорили: «Не дорос!»
      Чаще чистил я картошку
      Иль в землянке прибирал,
      Думать — думал про гармошку,
      А играть и не играл.
      Слишком было недосужно:
      Вскочишь утречком, чуть свет, —
      И коней почистить нужно
      И помочь сварить обед.
      (Мать-то стала поварихой, —
      Снова сделалась живой.)
      Жизнь была совсем не тихой,
      Нет, куда там — боевой!
      То фашисты сердце тешат
      И стреляют день-деньской,
      То они наш лес «прочешут»,
      Да ведь прок-то им какой?
      Лес большой, густой, дремучий,
      Неприютно в нём врагу.
      Он полезет чёрной тучей,
      А ляжет кучей на снегу.
      Всё ж бывало поиграешь,
      С другом душу отведёшь.
      Долго время выбираешь,
      А поищешь — и найдёшь.
      Партизаны вечно в' деле!
      Но, случалось, и они
      Скажут:
      — Пушки надоели!
      Ну-ка, парень, сыграни! —
      Вкруг меня стеною станут;
      Я начну, они как грянут:
      «Ой, леса, вы леса,
      Леса брянские!
      В вас отряды живут
      Партизанские.
      Затирайте, бабы, квас,
      Поджидайте, бабы, нас!
      От непрошенного гостя
      Мы избавим скоро вас!»
      Партизаны любят пенье
      Пуще браги на столе...
      ...Красной Армии рожденье
      Мы справляем в феврале.
      Все как есть пришли к обеду,
      Песни слушали мои.
      Пел я песни про победу,
      Про великие бои.
      Пел про небо с облаками
      И про дождик по весне.
      Подперев лицо руками,
      Мать подтягивала мне.
      Тихо сделалось в землянке,
      В нашем доме боевом.
      Стали плакать партизанки.
      Утираться рукавом.
      Партизаны присмирели,
      Щиплют бороды, усы...
      Дисканта высоко пели,
      Их баюкали и грели
      Бархатистые басы.
     
      4
     
      Поднялась не зря для мести
      Партизанская рука.
      Сколько штабов с дымом вместе
      Улетело в облака!
      Сколько вражьих эшелонов
      Загремело под откос!
      Сколько этих фон-баронов,
      Фрицев в землю улеглось!
      Сколько сделано налётов —
      Не один взорвался склад!
      Сколько взято пулемётов,
      Автоматов, мин, гранат!
      А пикетов сколько снято
      И скота уведено!
      А машин разбито, смято,
      А путей разнесено!
      Ровно год мы этак жили
      На одной стоянке. Всё ж
      Нас весною окружили.
      Значит, стало невтерпёж.
      Заварили фрицы кашу,
      Долго тужились, видать,
      И пришлось стоянку нашу
      Нам для новой покидать.
      Тяжела в лесу дорога,
      А в войну — ещё трудней.
      Унести с собою много
      Ну, никак нельзя по ней.
      Автомат, мешок заплечный,
      Две гранаты унесу,
      А гармошка, друг сердечный,
      Тут останется, в лесу.
     
      5
     
      Долго нам не жить по хатам!
      Я опять мешок надел,
      Под берёзовым накатом
      Напоследок посидел.
      После взял гармошку в руки,
      Тронул бережно лады:
      Дождалися мы разлуки,
      Дождались с тобой беды!
      Постоял ещё немножко
      И сказал себе:
      «Ну что ж!
      ...На плече моём — гармошка,
      А у сердца — острый нож».
      Поклонился я землянке:
      Мол, спасибо за приют;
      Вышел... Тихо на полянке,
      А ведь шумно было тут.
      Автомат я свой поправил,
      Диск потрогал запасной,
      А сё лежать оставил
      Под высокою сосной.
      И пошёл, не оглянулся —
      Вешний лес дрожал от слёз.
      Вдруг подумал... и вернулся...
      Взял гармошку и понёс.
      Положил её на стёжку
      У канавки на краю,
      Заминировал гармошку
      Голосистую свою.
      Сам залёг в кусты густые
      И лежу едва живой.
      Бродят тени золотые
      У меня над головой.
      До чего же тут душисто!
      Как весна-то широка!
      Чу! На стёжке два фашиста,
      Два разведчика-стрелка.
      Стиснув зубы, сдвинув брови,
      Обходя с опаской пни
      (Автоматы наготове),
      Молча движутся они.
      Вот совсем-совсем уж близко,
      На гармонь легла их тень.
      Вот один пригнулся низко,
      Вот схватился за ремень.
      Трах! И прах и кровь, и в звуке
      Грозном, диком всё слилось:
      Два мерзавца, две гадюки,
      Два фашиста взорвалось!
      Я скорей бежать оттуда —
      Где пригнувшись, где ползком.
      «Да ведь это просто чудо.
      Нет, ей-богу, это чудо!» —
      Встал и дую прямиком.
      Ох, как сердце замирало,
      Как скакал, как прыгал я!
      — Ты сыграла!
      Ты сыграла,
      Напоследок
      ты
      сыграла,
      Замечательно
      сыграла,
      Голосистая моя!
     
      Я ДОЛА НЕ ЛЮБЛЮ СИДЕТЬ
     
      Я дома не люблю сидеть,
      Мне нравится ходить.
      Люблю ходить, люблю глядеть,
      Друзей с собой водить.
      Люблю глядеть на облака,
      На солнечный восход.
      На то, как гулкая река
      Разламывает лёд.
      На то, как мастерит столяр
      Стол, стул иль табурет
      И красит комнаты маляр
      В любой весёлый цвет.
      Как дворник убирает двор —
      Сгребает в кучу снег,
      И как танцует полотёр —
      Весёлый человек.
      Как в бурю, в зной или в мороз,
      Под ветра острый свист
      Ведёт тяжёлый паровоз
      Бесстрашный машинист.
      Я дома не люблю сидеть,
      Нет, не люблю сидеть.
      Мне нравится на мир глядеть,
      На солнечный глядеть!
     
      ПРО ДВОРНИКОВ
     
      Снега прошли немалые,
      А всё идут, идут...
      Дворники усталые
      Метут, метут, метут.
      Гремят они лопатами
      Под тучами лохматыми,
      Метёлками шуршат.
      На улицах, на улках,
      В дворах и закоулках
      Управиться спешат.
      Вот наконец управились
      И по домам отправились —
      Едва-едва дошли.
      Поели еле-еле —
      Не до еды! В постели
      Скорее спать легли.
      Поспали и проснулись... и
      Вышли на заре.
      Глядят, ан снова улицы
      В тяжёлом серебре.
      Тут дворники заохали,
      Лопатами загрохали,
      Скребками заскребли.
      А мимо шли приятели,
      Друзья-изобретатели,
      Они с работы шли.
      Один сказал: — Стараются!
      Другой подумал: «Маются!
      Им, видно, невтерпёж...»
      ...Он дома шубу скинул,
      Пошире стол раздвинул,
      Бумагу-кальку вынул
      И начертил чертёж.
      Снега прошли немалые,
      А всё идут, идут...
      Дворники усталые
      Метут, метут, метут.
      Приходится им туго,
      И каждый, ух, сердит!
      Вдруг слышат — вся округа
      Гремит, звенит, гудит.
      Глядят — машина катит,
      За ней — грузовики.
      Кричат с машины: — Хватит!
      Бросайте-ка скребки!—
      Вот выскочил водитель,
      Смеётся: — Эй, народ!
      Увидеть не хотите ль,
      Как снег машина жрёт?
      Оттуда и отсюда
      Фартуки летят —
      Взглянуть на это чудо
      Дворники хотят.
      Водитель запустил мотор —
      Пошёл весёлый разговор.
      Машина стала поедать
      Сугробицу с хвоста.
      Народ доволен: — Благодать!
      А с виду, глянь, проста:
      Ну трактор, цепка, ну щитки, —
      И снег валом в грузовики.
      А самый старый дворник Клим
      Дрожащим голосом своим
      Сказал: — Она, голубка,
      Совсем как мясорубка!
      Дай бог здоровьица ему —
      Уму пресветлому тому,
      Который порадел о нас...
      ...И стала площадь через час
      Чиста, просторна и светла,
      Какой давненько не была.
      Машину эту видел я
      И рассказал о ней, друзья.
     
      ТОЧИЛЬЩИК
     
      Точильщик утречком кричит
      На все на этажи:
      — Кому точить,
      кому точить,
      Ножницы, ножи!
      И я по лестнице лечу
      Скорей, скорей, скорей!
      Свой ножик наточить хочу —
      Пусть будет поострей.
      Кружится колесо, жужжа,
      Ремень шуршит-свистит,
      И веер искр из-под ножа,
      Как фейерверк, летит.
      Жик-жик, жик-жик,
      жик-жик, жик-жик
      Держи свой острый но-жик-жик!..
      Однажды в наш явился дом
      Весёлый человек,
      И всё перевернул вверх дном
      Весёлый человек.
      Он двигал кресла и столы,
      Он залезал во все углы,
      Он краску на пол проливал
      И песни распевал.
      Потом присел на табурет
      Весёлый человек,
      И вынул трубку и кисет
      Весёлый человек.
      И я уселся рядом с ним,
      И я глядел на сизый дым,
      И я завидовал ему,
      А больше никому!
      Сукно и щётку притащил
      Весёлый человек.
      Он щётку воском навощил,
      Весёлый человек.
      И ну плясать, и ну свистеть —
      И начал так паркет блестеть,
      Что окна вместе с синим днём
      Вдруг отразились в нём.
      Потом паркет сукном натёр
      Весёлый человек.
      Ох, удивительно хитёр
      Был этот человек!
      Он двигал мебель как хотел,
      Он стулья в воздухе вертел,
      Но даже тётя на него
      Не злилась, ничего!
      Ты помнишь, как она вошла,
      Весёлый человек,
      И денежек тебе дала,
      Весёлый человек?
      А мне за эту кутерьму,
      Какую поднял ты в дому,
      Такой бы вышел нагоняй,
      Что только ай-ай-ай!
     
      ГОЛУБОЙ ЛИВЕНЬ
     
      Расступись, честной народ, —
      Медленно и мерно
      Жаркой площадью плывёт
      Синяя цистерна.
      В ней водитель молодой
      Лейки открывает,
      Мягко плещущей водой
      Площадь умывает.
      Словно выросли усы
      У цистерны этой.
      Сколько падает красы
      На асфальт согретый!
      Раскатились жемчуга,
      Сыплются рубины.
      Встала радуга-дуга
      Около кабины.
      Постояла и ушла,
      Постепенно тая,
      Тотчас рядышком взошла
      Радуга другая.
      И, крича наперебой,
      Подвернув штанишки,
      Прямо в ливень голубой
      Лезут ребятишки.
     
      СИЛАЧ
     
      Хоть и не очень близко,
      А всё же видно мне,
      Как машет сигналистка
      Флажками на стене.
      И тащит груз огромный
      Высокий кран подъёмный,
      Вытягивает шею
      К восьмому этажу...
      А я дохнуть не смею,
      Всё на него гляжу.
      Форточку открыл я на минуту
      И как зачарованный стою...
      Точно в капитанскую каюту
      Рвётся ветер в комнату мою.
      Полетев, затрепетали шторы
      И надулись, будто паруса.
      Вижу океанские просторы,
      Яркие, чужие небеса.
      Знаю, знаю — за окном не лето,
      Стужа там крепчает под луной.
      Почему ж квадратики паркета,
      Дрогнув, закачались подо мной?
      И вода, взревев, забушевала...
      И уж не во сне, а наяву
      Я стою на вахте у штурвала,
      К берегам неведомым плыву.
      Вот сирена бережно и низко
      Понесла свой голос в высоту.
      Где мы будем завтра? В Сан-Франциско?
      Иль в другом каком-нибудь порту?
      Или поплывём без передышки
      По лазурной этой глубине?..
      ...Я очнулся. Ноги — как ледышки,
      Руки тоже. Голова в огне.
      Я захлопнул форточку. И стало
      Всё на место. Я залез в кровать,
      Поплотней зарылся в одеяло
      И тихонько начал отплывать.
      Звук разнёсся важный и протяжный —
      Это полночь за стеною бьёт.
      Весь наш дом — корабль многоэтажный —
      Океаном тишины плывёт...
     
     
      Как нарядно ты одета —
      Платье,
      Фартук,
      Башмачки,
      Ленты розового цвета,
      А в руках ещё конфета!
      Кто ж тебе всё сделал это,
      Что за добрые дружки?
     
      Твои башмачки
      В магазине купили...
      Но всё-таки, где ж их
      Кроили и шили?
      На фабрике обуви,
      У Зоосада!
      Туда добираться
      Автобусом надо,
      А можно трамваем,
      А можно пешком —
      По улице, крытой
      Пуховым снежком.
      На фабрике сразу
      Освоиться трудно —
      Уж очень там хлопотно
      И многолюдно!
      Послушны движенью
      Умелой руки,
      Вздыхают машины,
      Стучат резаки.
      Плывёт
      По конвейеру
      Пёстрая
      Кожа.
      Покамест
      Она
      Ни на что
      Не похожа:
      Нарезано
      Много
      Отдельных
      Кусков —
      Каких-то
      Подковок,
      Полос,
      Ремешков.
      Работницы
      Эти полоски,
      Подковки
      Берут
      И тачают
      Из них
      Заготовки:
      Стрекочут
      Машинки,
      Жужжат
      Привода,
      Шатается
      Кожа
      Туда и сюда!
      И вот уж она
      С меховой
      Оторочкой
      Иль очень
      Искусно
      Украшена
      Строчкой.
      Пробиты
      Пистоны,
      Продеты
      Шнурки,
      А всё ж не готовы
      Твои башмачки!
      Плывут они
      Дальше
      В конвейерной
      Лодке.
      Глядишь —
      Заготовка
      Уже
      На колодке!
      Рабочий
      Колодку
      В ладони
      Берёт,
      Рычаг,
      Будто птица,
      Колодку
      Клюёт:
      Железная
      Птица,
      Совсем как живая,
      Хлопочет,
      Старается,
      Г возди
      Вбивая.
      Прибиты,
      Заделаны
      Кожи
      Края,
      А всё ж не готова
      Обнова твоя!
      Плывёт она
      Дальше
      В конвейерной
      Лодке:
      Нужны
      Башмакам
      Каблуки
      И подмётки!
      Молочные
      Лампы
      Сияют
      Вверху,
      Как будто бы
      Солнышко
      Светит
      В цеху!
      Другие
      Машины,
      Другие
      И звуки,
      Но те же
      Умелые,
      Добрые
      Руки:
      Подошвы прилажены
      И каблуки,
      И сняты
      С колодок
      Твои
      Башмаки.
      Теперь их проверят
      И проштемпелюют,
      Протрут
      И пылиночку
      Каждую
      Сдуют.
      Красивы,
      Нарядны,
      Удобны,
      Легки,
      Готовы, готовы
      Твои башмачки!
      Уложена пёстрая
      Обувь в картонки
      И весело катится
      На пятитонке.
      Куда она едет?
      Ты знаешь — куда:
      В деревни, в аулы,
      Во все города.
      По ленте
      Асфальтовой
      Катит
      И катит...
      Ребят у нас много,
      Но обуви хватит!
      Надеты
      На ножки,
      Бегут
      Башмачки —
      Топ-топ — по дорожке,
      Тук-тук — каблучки!
     
      А платьице с фартуком
      Были ростком,
      Были побегом
      И нежным цветком.
      Были коробочкой
      С пухлою ватой,
      Ниткой
      И тканью, слегка желтоватой.
      Ткань эту грубую
      В крапинках тёмных
      Долго
      В котлах
      Кипятили
      Огромных.
      Долго
      В прохладной
      Воде
      Полоскали,
      Снова
      В крутой
      Кипяток
      Опускали.
      В щёлоке
      Едком
      Варили,
      Белили,
      После опять
      Промывали
      И мыли.
      Чтобы ворсинок
      На ней
      Не осталось,
      Прямо
      Над пламенем
      Ткань эта
      Мчалась.
      Жадное
      Пламя
      Рвалось
      И свистело,
      Сжечь
      Полотно
      Непременно
      Хотело!
      Но
      Пролетало
      Оно
      Невредимо —
      Даже
      Без дыма,
      Мимо
      И мимо!
      Чтоб
      Узелков
      Не осталось
      В помине,
      Ткань
      Прогоняли
      В особой
      Машине.
      Чтобы
      В блестящий
      Сатин
      Превратиться,
      Ей
      Меж валами
      Пришлось
      Покрутиться!
      Так и металась
      Она
      По цехам, —
      Низом летела,
      Неслась
      По верхам
      И наконец
      Из тканины
      Невзрачной
      Сделалась
      Белой,
      Почти что
      Прозрачной,
      Будто
      Огромный
      Хлопковый
      Цветок
      За лепестком
      Развернул
      Лепесток...
      Руки
      Рабочих
      Везде
      Поспевали:
      Во-время
      Крышки
      Котлов
      Открывали.
      Мягко
      И точно
      Включали
      Моторы,
      Тачки
      Катили,
      Мешали
      Растворы
      И прикасались
      Тысячу раз
      К белой
      Реке,
      Одевающей
      Нас.
      Но почему же,
      Ответь-ка на это,
      Ты в яркоалое
      Платье одета?
      Фартук-то белый,
      А платье — красно!
      Как же таким
      Получилось оно?
      Платье
      Твоё
      Побывало
      В красильной —
      В очень
      Мудрёной
      Машине
      И сильной!
      Глухо
      И грозно
      Машина
      Дохнула,
      Плотно
      Полотнище
      К валу
      Прильнуло,
      И... распрощалось
      Оно
      С белизной,
      Вверх
      Подымаясь
      Цветастой
      Стеной.
      Ткани
      Текут
      Красоты
      Небывалой:
      Ситец малиновый,
      Жёлтый
      И алый.
      Белый в полосочку,
      Синий в бутонах
      И фиолетовый
      В листьях
      Зелёных.
      Радуют сердце
      Весёлые краски,
      Будто с тобой
      Побывали мы в сказке!
      Прежде чем книжку
      Эту закроем,
      Скажем спасибо
      Скромным героям:
      Тем, что пшеницу
      Высокую сеют,
      Тем, что придумать
      Машину умеют,
      Тем, что полотна
      Добротные ткут,
      Делают обувь
      И хлебы пекут.
     
     
     
      1
      Набежала тучка,
      Прокатился гром,
      Хлынул дождик тёплый
      Звонким серебром.
      Прозвенел над нами
      И пропал вдали...
      Дома не сидится —
      Мы гулять пошли!
      Взять сачки не позабыли.
      Угадайте, где мы были?
     
      2
      Были мы за речкой,
      На том берегу,
      На большом душистом,
      Заливном лугу.
      Бабочек ловили
      И венки плели,
      На колхозном сене
      Отдохнуть легли.
      Мы ведь тоже ворошили!..
      Вот сегодня где мы были!
     
      3
      Зайчики сияют
      На песчаном дне,
      Стаи мелких рыбок
      Ходят в глубине.
      Ива уронила
      Ветки в быстрину,
      Будто бы легонько
      Трогает волну.
      Облака высоко плыли...
      Угадайте, где мы были?
     
      4
      Были мы на речке —
      Тёплая вода!
      Каждый день, как встанем,
      Так бежим туда.
      Стрекозу поймали,
      Крылья хороши!
      За кувшинкой лезли
      Через камыши.
      Ноги в иле завязили...
      Вот сегодня где мы были!
      Тёплые полоски
      Светятся во мху,
      Солнышко сияет
      Далеко вверху.
      Мухоморы в красных
      Шапочках сидят.
      и— Этих не берите!
      Этих не едят!
      До обеда пробродили...
      Угадайте, где мы были?
     
      6
      Были мы в тенистом,
      Вековом бору
      В самый полдень знойный,
      В самую жару.
      Дождичек вчерашний
      Для грибов хорош —
      То груздок, то белый
      В кузовок кладёшь.
      Наши грузди засолили!
      Вот сегодня где мы были!
     
      7
      Толстые, смешные
      Ножки у телят.
      Всех телята эти
      Прямо веселят.
      Шёлковая шёрстка,
      Круглые глаза.
      До чего забавна
      Тёлочка Гроза!
      А при нас телят поили!..
      Угадайте, где мы были?
      Были мы в колхозе
      «Красная звезда».
      Посмотреть теляток
      Бегали туда.
      А у них телятник —
      Настоящий дом!
      До чего удобно
      И уютно в нём!
      Мы теляток полюбили...
      Вот сегодня где мы были!
     
      9
      Множество писклявых,
      Жёлтеньких пушков,
      Крылышек и перьев,
      Клювов, хохолков.
      Вот бы их потрогать,
      Вот бы подержать,
      Вот бы к сердцу тёплых,
      Маленьких прижать!
      Брать цыплят не разрешили...
      Угадайте, где мы были?
     
      10
      Мы на птицеферме
      Были в этот раз.
      Птичница Ариша
      Пригласила нас.
      Важные наседки
      Для своих сынков,
      Для сынков и дочек
      Рыли червяков.
      — Клюйте, клюйте! — говорили.
      Вот сегодня где мы были!
     
      11
      Золотое солнце
      В яркой синеве,
      Золотые тени
      Движутся в траве.
      Ветви так и гнутся —
      Ох, и тяжелы!
      И куда ни глянешь —
      Белые стволы.
      Их извёсткой побелили...
      Угадайте, где мы были?
     
      12
      Были мы сегодня
      В молодом саду.
      Урожай хороший
      В нынешнем году.
      Яблоки — как сахар,
      Груши — чистый мёд.
      На лиловых сливах
      Голубой налёт.
      Нас на славу угостили...
      Вот сегодня где мы были!
      А вы?
     
     
      ОСЕНЬ
     
      Если встанешь на заре —
      Крыши в сером серебре...
      Длинно тень ложится,
      Долго лист кружится.
      Если выйдешь поутру —
      Галки стынут на ветру...
      Вьются над парами
      Вслед за тракторами.
      Разгуляется денёк,
      В полдень сядешь на пенёк,
      Смотришь — на припёке
      Прыгают сороки.
     
      А в обед совсем теплынь -
      Пахнет горькая полынь,
      Тянет мёдом, мятой
      И травой примятой.
      Только этому не верь:
      Осень всё-таки теперь!
      Солнышко бледнее,
      Небо холоднее.
      Если выйдешь ввечеру —
      Галки стынут на ветру,
      Длинно тень ложится,
      Долго лист кружится.
      Скоро белые метели
      Снег подымут от земли.
      Улетают, улетели,
      улетели журавли.
      Не слыхать кукушки в роще,
      И скворечник опустел.
      Аист крыльями полощет —
      Улетает, улетел!
      Лист качается узорный
      В синей луже на воде.
      Ходит грач с грачихой чёрной
      В огороде, по гряде.
      Осыпаясь, пожелтели
      Солнца редкие лучи.
      Улетают, улетели,
      улетели и грачи.
      На тропинке — тень,
      Солнечная сетка.
      Через тын, через плетень
      Свесилась ветка.
      Прибегу, прискачу,
      На носках привстану,
      Ветку за косы схвачу,
      Ягоды достану.
      У плетня посижу
      И на шелковинку
      Осторожно нанижу
      Я году рябинку.
      Бусы горькие надень,
      Веточка, ветка!
      На тропинке — тень,
      Солнечная сетка.
      Наша осень правда золотая,
      Как её иначе назову?
      Листья, помаленьку облетая,
      Устилают золотом траву.
      Солнышко то спрячется за тучей,
      То раскинет жёлтые лучи.
      И сидит поджаристый, пахучий
      С золотистой коркой хлеб в печи.
      Яблоки, скуластые, крутые,
      То и дело шлёпаются вниз.
      И зерна потоки золотые
      Из колхозов морем разлились.
      Зима негаданно, нежданно
      Пришла на чёрные поля.
      Ещё вчера была туманна
      Дождём одетая земля.
      Деревья жалобно скрипели,
      Ручьи холодные текли...
      И вдруг метели налетели
      И сколько снега намели!
      И тени медленно ложатся
      На сад, на кровли, на скамью,
      Снежинки вьются и кружатся
      И рвутся в комнату мою.
      Они летят легки и ломки
      И ослепительнее звёзд,
      Как будто в синие потёмки
      Дрожащий перекинут мост.
      На моём окошке
      Настоящий сад!
      Крупные серёжки
      Фуксии висят.
      Лезет финик узкий —
      Листики свежи.
      А у пальмы русской
      Листья как ножи.
      Вспыхнул угольками
      Скромный огонёк.
      Весь под волосками
      Кактуса пенёк.
      Знать, в горшке-то тесно
      Медвежье ушко
      Разрослось чудесно,
      Пышно, широко.
      Прыгают синицы
      Под окном моим.
      Радуются птицы,
      Ведь приятно им
      Посмотреть на это
      Милое окно,
      Где зимою — лето,
      Где цветов полно.
      Морозы жестокие
      В этом году!
      Тревожно за яблоньки
      В нашем саду.
      Тревожно за Жучку:
      В её конуре
      Такой же морозище,
      Как на дворе.
      Но больше всего
      Беспокойно за птиц —
      За наших воробышков,
      Галок, синиц.
      У нас приготовлено
      Всё для зимы:.
      Рогожей укутаем
      Яблоньки мы.
      Побольше сенца
      В конуру принесём,
      Беднягу дворнягу
      От стужи спасём.
      Но птицы! Как холодно
      В воздухе им!
      Поможем ли мы
      Беззащитным таким?
      Поможем! Их надо кормить,
      И тогда
      Им будет легко
      Пережить холода.
      Я вылепил снегурку,
      Поставил на виду
      Снегурушку-девчурку
      Под яблоней в саду.
      Стоит моя царевна
      Под круглым деревцом —
      Царевна-королевна,
      Пригожая лицом. '
      В парчовой душегрейке
      Стоит светлей зари,
      И крупные на шейке
      Играют янтари.
      Она мой сад оставит,
      Лишь солнце припечёт:
      Расплещется, растает,
      С ручьями утечёт.
      Но кликну — отзовётся
      Снегурушка моя
      То эхом из колодца,
      То голосом ручья,
      То лебедью, плывущей
      В заоблачном пруду,
      То яблоней, цветущей
      В моём родном саду.
      Ещё в домах пылают печки
      И поздно солнышко встаёт,
      Ещё у нас по нашей речке
      Спокойно ходят через лёд.
      Ещё к сараю за дровами
      Не проберёшься напрямик,
      И в садике под деревами
      С метлою дремлет снеговик.
      Ещё мы все тепло одеты —
      В фуфайки, в ватные штаны...
      А всё-таки весны приметы
      Во всём, во всём уже видны!
      И в том, как крыши потеплели
      И как у солнца на виду
      Капели, падая, запели,
      Залопотали, как в бреду.
      И вдруг дорога стала влажной,
      А валенки водой полны...
      И ветер нежный и протяжный
      Повеял с южной стороны.
      А воробьи кричат друг дружке
      Про солнце, про его красу.
      И все весёлые веснушки
      Уселись на одном носу...
      Сиянье, плеск и щебет во дворе...
      А верба вся в пушистом серебре:
      Вот-вот сорвутся, да и улетят
      Комочки этих сереньких утят.
      Притронешься, погладишь — как нежны
      Доверчивые первенцы весны!
      Звенеть сосульки перестали,
      У крыш застыли бахромой,
      Холодным светом заблистали,
      Заледенели, как зимой.
      Но завтра снова солнце встанет,
      Оно возьмётся припекать,
      И по крыльцу забарабанит
      Капель весёлая опять.
      Весна затенькает синичкой,
      Напев подхватят воробьи.
      Пройдут по стёжке вереничкой
      Подруги школьные мои.
      А я им постучу в окошко,
      В пальто влезая на ходу,
      Мол, подождите же немножко,.
      Или не видите — иду Г
      И, за спину закинув книжки,
      Скользя на тающем снегу,
      В своём распахнутом пальтишке
      Весне навстречу побегу.
      Я лежу, а ветер ходит,
      Я молчу, а он поёт...
      Сон меня к себе уводит,
      А ветер спать мне не даёт.
      То рванёт печную вьюшку,
      То ставень станет колыхать...
      Я зарылся под подушку, —
      Всё равно и там слыхать.
      Что такое этот ветер,
      Этот грохот, этот гул?
      ...Я заснул и не заметил,
      Не заметил, как заснул.
      Утром встал, скорей оделся,
      Вышел в сад, кругом гляжу:
      А куда же ветер делся?
      Он улёгся, я хожу.
      Он молчит, а мне поётся.
      Я ужасно удивлён!
      Мне никак не удаётся
      Объяснить, откуда он.
      У нас в саду случилось чудо.
      Нет, правда чудо, я не вру!
      Вдруг ни оттуда, ни отсюда
      Оно явилось поутру.
      Вчера крыжовник весь светился,
      Он был корявый и смешной.
      А нынче сразу распустился,
      Стоит под зеленью сплошной.
      Какие соки в нём бродили,
      Чтоб чуду этому помочь?
      Или ветра его будили
      Весь день вчерашний и всю ночь?
      Иль так на солнышке пригрелся,
      Так буйно жизнь в нём расцвела,
      Что он, как званый гость, оделся
      На праздник света и тепла?
      Вот уж близко дождик тёплый,
      Тёплый дождик и прямой.
      Он защёлкает по стёклам,
      Он загонит всех домой.
      Он вихры мои пригладит,
      Славно вымоет меня...
      Он зарядит, он заладит
      На два, даже на три дня.
      А устанет — перестанет
      Стукать, щёлкать, бить в стекло,
      И тогда на свете станет
      Удивительно тепло.
      Посадили мы в саду
      Цвет душистый — резеду,
      У крыльца для тени —
      Два куста сирени.
      Вдоль аллейки — ноготки,
      Яркорыжие цветки,
      А на главной грядке —
      Астры в беспорядке.
      Прямо к окнам, на фасад,
      Цепляется, вьётся,
      Лезет дикий виноград,
      Лезет — не сдаётся.
      А на самом на виду
      Будут георгины...
      Посадили мы в саду
      Деревце рябины.
      Зеленеет милый сад,
      Расцветает пышно.
      Птицы в нём поют-свистят,
      Далеко их слышно!
      Я приоткрыл глаза немножко —
      Настало утро или нет?
      И вижу — льётся из окошка
      Горячий золотистый свет.
      И тени движутся резные
      От занавески кружевной,
      И пляшут зайчики сквозные
      Передо мной и надо мной.
      Откуда светлые берутся,
      Кто посылает их ко мне?
      Вот я толкнул с водою блюдце,
      И зайчик дрогнул на стене.
      Другой пропал с диванной спинки —
      Метнулся быстро, как юла,
      Когда я спрятал под простынки
      Часы ручные со стола.
      !А третий прыгает, как прыгал,
      Играет так же, как играл,
      Хотя я вещи трогал, двигал,
      Всё, что блестело, убирал.
      Гляжу я, глаз не отрывая,
      Как он дрожит на потолке...
      Быть может, капля дождевая
      Не высохла на лепестке?
      :А ветер лепесток колышет,
      И в капле солнышко сквозит.
      Вот зайчик мой живёт и дышит,
      И серебрится, и скользит.
      Как прохладно в чаще еловой!
      Я цветы в охапке несу...
      Одуванчик белоголовый,
      Хорошо ли тебе в лесу?
      Ты растёшь на самой опушке,
      Ты стоишь на самой жаре.
      Над тобой кукуют кукушки,
      Соловьи поют на заре.
      И гуляет ветер душистый
      И роняет листья в траву...
      Одуванчик, цветок пушистый,
      Я тебя тихонько сорву.
      Я сорву тебя, милый, можно?
      И потом отнесу домой.
      ...Ветер дунул неосторожно —
      Облетел одуванчик мой.
      Посмотрите, вьюга какая
      В середине жаркого дня!
      И летят пушинки, сверкая,
      На цветы, на траву, на меня...
     
     
      ЭХО
     
      Я бегу у самого откоса
      И смешную песенку пою.
      Эхо звонко и разноголосо
      Повторяет песенку мою.
      Я спросила эхо: — Замолчишь ты?—
      Л сама притихла и стою.
      А оно в ответ мне:
      — Ишь ты, ишь ты!
      Значит, понимает речь мою.
      Я сказала:
      — Ты поёшь нескладно! —
      А сама притихла и стою.
      А оно в ответ мне:
      — Ладно, ладно! —
      Значит, понимает речь мою.
      Я смеюсь — и всё звенит от смеха,
      Замолчу — и всюду тишина...
      Иногда гуляю я одна,
      А не скучно, потому что эхо...
     
      ЛЕТНИЙ ДОЖДИК
     
      Широко надо мною
      Туча встала стеной.
      Дождь идёт стороною,
      Он пройдёт стороной.
      Ну, а если захочет,
      Пусть, бурля и звеня,
      Хоть до нитки промочит —
      Пусть промочит меня!
      Я бояться не стану,
      Никуда не сбегу...
      Солнце выйдет — обвяну
      На душистом лугу.
      И сниму босоножки,
      И по стёжке прямой,
      По протоптанной стёжке
      Через поле картошки
      Побегу я домой.
     
      ПО МАЛИНУ
     
      Я надела поясок,
      Подвязала туесок,
      Побежала по малину
      Через луг, через лесок.
      Я раздвинула кусты.
      Ну тенисты, ну густы!
      А малина-то, малина
      Самой крупной крупноты!
      Самой крупной крупноты,
      Самой красной красноты!
      Побродила я часок,
      Вижу — полон туесок.
      Побежала я обратно
      Через луг, через лесок.
      Солнце бродит в вышине.
      Хорошо ему и мне!
      Я тянусь за сыроежкой скромной,
      Взгляд мой к ней
      как будто бы прилип.
      Между тем стоит в тени укромной
      Круглый, крупный,
      крепкий белый гриб.
      Вся душа во мне похолодела!
      Я сперва налюбовалась им,
      А потом легонечко поддела
      Перочинным ножиком своим.
      Я окинула полянку взглядом,
      Вытирая локтем пот с лица.
      Вдруг... Вот радость-то:
      под ёлкой рядом
      Два таких же крепких молодца!
      Побродила я ещё немножко
      И домой счастливая пошла,
      Потому что полное лукошко
      Крупных, крепких белых набрала.
     
      МАЛИНА
     
      Солнце грело, всё грело и грело.
      Дождик падал, гулял ветерок.
      И малина взяла да поспела
      Точно-точно в положенный срок!
      Как раздвинешь кусты да как глянешь,
      Даже оторопь сразу возьмёт:
      Все красно! Обирать-то устанешь —
      Крынки доверху, полон и рот.
      Руки алым забрызганы соком...
      Вот так ягода! Есть ли красней?
      И хохочешь, когда ненароком
      Съешь лесного клопа вместе с ней.
      Летний день и чудесен и длинен,
      А задремлешь в стогу за избой —
      Много крупных и красных малинин
      Поплывёт, поплывёт пред тобой.
     
      НЕНАСТНЫЙ ДОЖДИК
     
      Вётлы мокнут сиротливо,
      Куры жмутся под плетень.
      Дождь идёт без перерыва
      Уж, поди, четвёртый день.
      Вязнут ноги в жёлтой глине,
      Окна плачут у избы.
      Нету сладости в малине,
      Стали скользкими грибы.
      Ведь с утра как будто вёдро!
      Смотришь, свет уже исчез —
      Не ушаты и не вёдра,
      А потоки льют с небес.
      — Будет вёдро, — мать сказала, —
      Переждите день-другой.
      Нынче радуга стояла.
      Высоко она сияла
      Семицветною дугой.
      Над рожью, дождиком примятой,
      Стоит денёк почти сквозной.
      Орловский ветер пахнет мятой,
      Полынью, мёдом, тишиной.
      Иду стеной высокой хлеба,
      Иду, иду да постою,
      Любуясь, как упало небо
      В наполненную колею.
      На синем дне летают птицы,
      Плывут печально облака...
      Стою... Мне страшно оступиться,
      Мне очень страшно оступиться —
      Так эта пропасть глубока!
      Лесная тесная дорога
      В такую чащу завела,
      Где было боязно немного,
      Где тишина молчала строго
      И крепко за сердце брала.
      Как будто в ухо влез и вылез —
      Ни чудище, ни человек!
      Как будто сосны сговорились,
      Сомкнулись плотно, затворились
      И уж не выпустят вовек.
      И водит леший диким взором,
      Подъяв короткие рога.
      За яркокрасным мухомором,
      Как бельма пятна на котором,
      В обнимку с помелом Яга.
      Бежать не тщись — не пустят сучья,
      Захлещут ветки всё равно,
      Или затянет сеть паучья...
      (Тут кстати бы веленье щучье,
      Да нету — не припасено!)
      И вдруг прохладным изумрудом
      Светиться начал старый мох.
      И солнце, выкатившись блюдом,
      Своим обыкновенным чудом
      Застигло волшебство врасплох.
      И сразу стало всё на место:
      За мухомором — пень-Яга,
      Берёз весёлая береста,
      Блиндаж на выходе... А лес-то —
      От деревеньки два шага!
     
      ПТИЧИИ ПЕРЕСВИСТ
     
      Идём по лесу, слышим —
      один голос спрашивает:
      — Кустик — пустит?
      Кустик — пустит?
      И тут же сам себе отвечает:
      — Пустил!
      Пустил!
      Пустил!
      Очень радостно:
      — Тут уют, тут уют, тут уют!
      Другой деловито и оживлённо:
      — Вот-вот-вот и меня приютил!
      Вот-вот-вот и меня приютил!
      Третий по поводу гнезда:
      — Свито! Свито! Свито!
      Четвёртый — предостерегающе:
      — Чужих не пускай!
      Чужих не пускай!
      Чужих не пускай!
      Пятый удивлённо:
      — Чьих? Чьих? Чьих?
      Все вместе — весело, сердечно:
      — Тут все свои!
      Тут все свои!
      Тут все свои!
      Голосок к голоску —
      Песенка пропета.
      Колосок к колоску —
      Провожаем лето.
      Остывает вода,
      Улетают птицы...
      Есть в колхозе скирда
      Золотой пшеницы.
      Зёрна смелют в муку,
      Это ли не чудо?
      Колосок к колоску —
      Пироги на блюдо!
     
      НАУЧУ ОБУВАТЬСЯ И БРАТЦА
     
      Я умею обуваться,
      Если только захочу.
      Я и маленького братца
      Обуваться научу.
      Вот они — сапожки.
      Этот — с левой ножки,
      Этот — с правой ножки.
      Если дождичек пойдёт,
      Наденем калошки.
      Эта — с правой ножки,
      Эта — с левой ножки.
      Вот как хорошо!
      Я, как мама, не люблю
      В доме беспорядка.
      Одеяло расстелю
      Ровненько да гладко.
      Па пуховые подушки
      Я накину кисею.
      Полюбуйтесь-ка, игрушки,
      На работу на мою!
      Мама тесто замесила
      Из пшеничной из муки.
      Я кусочек попросила,
      Стала делать пирожки.
      Я леплю, я делаю,
      Только не пойму:
      У мамы-то белые,
      У меня-то серые —
      Не знаю почему.
     
      С ДОБРЫМ УТРОМ!
     
      Вместе с солнышком встаю,
      Вместе с птицами пою:
      — С добрым утром!
      — С ясным днём!
      Вот как славно мы поём!
      Рая, Машенька и Женька,
      Мойте руки хорошенько,
      Не жалейте мыла.
      Я уж стол накрыла.
      Всем поставила приборы,
      Всем салфетки раздала.
      Прекращайте разговоры —
      Я вам супу налила.
      Ножик, вилку или ложку
      Не держите в кулаке.
      Не кормите тут же кошку:
      Плошка кошки — в уголке.
      Хлеб в солонку не макайте
      И друг дружку не толкайте.
      На второе будет рыба,
      А на сладкое — компот.
      Пообедали? Ну вот!
      Что должны сказать?
      — Спасибо!
      Я нашла в саду котёнка.
      Он мяукал тонко-тонко,
      Он мяукал и дрожал.
      Может быть, его побили,
      Или в дом пустить забыли,
      Или сам он убежал?
      День с утра стоял ненастный,
      Лужи серые везде...
      Так и быть, зверёк несчастный,
      Помогу твоей беде!
      Я взяла его домой,
      Накормила досыта...
      Скоро стал котёнок мой
      Загляденье просто!
      Шерсть — как бархат, хвост — трубой...
      До чего ж хорош собой!
     
      В НЕНАСТНЫЕ ДЕНЬКИ
     
      Я в ненастные деньки
      Подрубать взялась платки.
      Это надо делать чисто,
      Медленно,
      Без спешки,
      И тогда
      Края батиста
      Схватит вязь мережки.
      Были лоскуточки —
      Сделались платочки.
      Захочу —
      Поставлю
      Метку
      В каждом уголочке.
      Или кружевцами я
      Обмечу легко края.
      Скажет мама:
      «Что за дочка!
      Рукодельница моя!»'
      Бабушка дала мне
      Красный лоскуток.
      Подарила шёлку
      Жёлтенький моток.
      Ножницы мы взяли,
      Вырезали флаг
      И на этом флаге
      Написали так:
      «МИРУ — МИР!»
      Жёлтыми стежками
      Буквы обведу.
      На Октябрьский праздник
      Я гулять пойду.
      Алый флаг взовьётся
      У меня в руке,
      И прочтут все люди
      На моём флажке:
      «МИРУ — МИР!»
      Хрустит за окошком
      Морозный денёк.
      Стоит на окошке
      Цветок-огонёк.
      Малиновым цветом
      Цветут лепестки,
      Как будто и вправду
      Зажглись огоньки.
      Его поливаю,
      Его берегу,
      Его подарить
      Никому не могу!
      Уж очень он ярок,
      Уж очень хорош,
      Уж очень на мамину
      Сказку похож!
     
      С КРЫШИ-КАП...
     
      С крыши — кап,
      С крыши — кап...
      Стал морозец
      Очень слаб,
      А снега осели.
      Солнце
      В горенке живёт.
      Солнце
      Горенкой плывёт,
      Как на карусели.
     
      ПРОГУЛКА
     
      Натянула рукавички,
      Застегнула пальтецо.
      Ветер трогает косички,
      Дует весело в лицо.
      И позёмка закрутила,
      Заюлила, замела.
      Я стрелой с горы катила,
      Легче ветра я была!
      Потерялись рукавички,
      Расстегнулось пальтецо...
      Очень трудно без привычки!
      Очень ветер бьёт в лицо!
     
      МАМИН ДЕНЬ
     
      Всё хожу, всё думаю, смотрю:
      «Что ж я завтра маме подарю?
      Может, куклу? Может быть, конфет?»
      НЕТ!
      Вот тебе, родная, в твой денёк
      Аленький цветочек-огонёк!
      лодочки
      Из ореховых скорлупок
      Вышло десять лёгких шлюпок...
      Спичка с красным лоскутком —
      Мачта посерёдочке.
      И поплыли ручейком
      Лодочки - лебёдочки.
      Ручейки звенят-поют,
      То и знай встречаются.
      Каши лодочки плывут,
      На волнах качаются.
      Гости прыгали и пели,
      После сели все в кружок —
      Пили чай, конфеты ели
      И хвалили пирожок.
      Был хорош пирог капустный,
      Но куда вкусней другой:
      Очень сдобный, очень вкусный,
      С яркожёлтой курагой.
      А потом играли в прятки,
      В куклы, салки и лошадки.
      А потом все вдруг ушли,
      И мы с братишкой спать легли.
     
      ПОДАРОК
     
      Пришла ко мне подружка,
      И мы играли с ней.
      И вот одна игрушка
      Вдруг приглянулась ей:
      Лягушка заводная,
      Весёлая, смешная.
      Мне скучно без игрушки —
      Любимая была.
      А всё-таки подружке
      Лягушку отдала.
      Мама песню напевала,
      Одевала дочку.
      Одевал а-надевал а
      Белую сорочку.
      Белая сорочка —
      Тоненькая строчка.
      Мама песенку тянула,
      Обувала дочку.
      По резинке пристегнула
      К каждому чулочку.
      Светлые чулочки
      На ногах у дочки.
      Мама песенку допела,
      Мама девочку одела:
      Платье красное в горошках,
      Туфли новые на ножках...
      Вот как мама угодила —
      К Маю дочку нарядила.
      Вот какая мама —
      Золотая прямо!
     
      БУКВАРИК
     
      За окном луна-фонарик
      Тихо по небу плывёт...
      У меня теперь букварик
      На моём столе живёт.
      Мне букварик подарили
      В день рожденья моего.
      А, даривши, говорили:
      «Нет чудесней ничего!»
      Мама спит, она устала...
      Ну, и я играть не стала!
      Я волчка не завожу,
      А уселась и сижу.
      Не шумят мои игрушки,
      Тихо в комнате пустой.
      А по маминой подушке
      Луч крадётся золотой.
      И сказала я лучу:
      — Я тоже двигаться хочу.
      Я бы многого хотела:
      Вслух читать и мяч катать.
      Я бы песенку пропела,
      Я б могла похохотать,
      Да мало ль я чего хочу!
      Но мама спит, и я молчу.
      Луч метнулся по стене,
      А потом скользнул ко мне.
      — Ничего, — шепнул он будто,
      Посидим и в тишине!..
     
      ПРО ФЛАЖОК
     
      Поставила мама
      В бутылку с водой
      Вишнёвый пруточек —
      Побег молодой.
      Проходит неделя,
      И месяц прошёл,
      И прутик вишнёвый
      Цветами зацвёл.
      Я ночью тихонечко
      Лампу зажёг
      И в банку с водою
      Поставил флажок.
      Что, если кистями
      Флажок зацветёт?
      Вдруг вырастет знамя
      На будущий год?
      Но мама увидела
      В комнате свет,
      Пришла и сказала:
      — Не вырастет, нет!
      Она говорила:
      — Ты, сын, не грусти!
      Ты лучше-ка сам
      Поскорее расти.
      Вот станешь как папа,
      Работать пойдёшь
      И знамя большое
      В руках понесёшь.
      Наш дедушка не любит тени.
      Он любит солнышко, тепло.
      Дрожат у старого колени,
      Ходить бедняге тяжело.
      Он ничего почти не видит,
      Не слышит ничего — глухой...
      Его и курица обидит.
      Наш дедушка совсем плохой!
      Но без него мы жить не можем,
      Он нам как будто бы родной.
      Он выйдет — мы ему поможем
      Поставить стульчик раскладной.
      И хорошенечко усадим,
      Укроем ноги, а потом
      Седую бороду разгладим
      Или в косички заплетём.
      А если сказку дед затеет,
      Сидим до самой темноты.
      Никто и двинуться не смеет —
      Все слушают, разинув рты.
      Ну есть ли где-нибудь на свете
      Такая дружба, как у нас?
      Хотите, мы вам сказки эти
      Расскажем в следующий раз?
      Я вам загадаю загадку,
      А вы отгадайте её.
      Кто ставит на пятку заплатку,
      Кто гладит и чинит бельё?
      Кто дом поутру прибирает,
      Кто ставит большой самовар?
      Кто с младшей сестрёнкой играет
      И водит её на бульвар?
      Кем коврик бахромчатый вышит
      (Сестрёнке — видать по всему)?
      Кто письма подробные пишет
      Солдату, отцу моему?
      Чьи волосы снега белее,
      А руки желты и сухи?
      Кого я люблю и жалею,
      О ком сочинила стихи?
     
      ЧЕРЁМУХА
     
      — Черёмуха, черёмуха,
      Ты что стоишь бела?
      — Для праздника весеннего,
      Для Мая расцвела.
      — А ты, трава-муравушка,
      Что стелешься мягка?
      — Для праздника весеннего,
      Для майского денька.
      — А вы, берёзы тонкие,
      Что нынче зелены?
      — Для праздника! Для праздника!
      Для Мая! Для весны!
      Солнце жёлтым косяком
      Улеглось на лавке.
      Я сегодня босиком
      Бегала по травке.
      Я видала, как растут
      Острые травинки,
      Я видала, как цветут
      Синие барвинки.
      Я слыхала, как в пруду
      Квакала лягушка,
      Я слыхала, как в саду
      Плакала кукушка.
      Я видала гусака
      У цветочной грядки,
      Он большого червяка
      Расклевал у кадки.
      Я слыхала соловья,
      Вот певун хороший!
      Я видала муравья
      Под тяжёлой ношей
      Я такому силачу
      Два часа дивилась...
      ...А теперь я спать хочу,
      Ну вас, уморилась!..
     
      ГОРИ-ГОРИ ЯСНО!
     
      Гори-гори ясно!
      Солнышко красно,
      Гори-гори ясно!
      В небо пташкой залети,
      Нашу землю освети,
      Чтоб садам и огородам
      Зеленеть, цвести, расти!
      Солнышко красно,
      Гори-гори ясно!
      В небе рыбкой поплыви,
      Нашу землю оживи,
      Всех на свете ребятишек
      Обогрей, оздорови!
      1
      А у нас есть девочка,
      Звать её Алёнушка.
      Девочка-припевочка,
      Круглая головушка.
      Целый день «уа-уа»,
      Вот и все её слова.
      2
      Как у нашей дочки
      Розовые щёчки.
      Как у нашей птички
      Тёмные реснички.
      Как у нашей крошки
      Тёпленькие ножки.
      Как у нашей лапки
      Ноготки-царапки.
      3
      Ой, ладушки-ладушки,
      Испечём оладушки,
      Па окно поставим,
      Остывать заставим.
      А остынут — поедим
      И воробышкам дадим.
      Воробышки сели,
      Оладушки съели,
      Оладушки съели —
      Шу-у-у!.. и улетели.
      Мы не ляжем рано спать:
      Дочку надобно купать.
      Тёплую водичку
      Льём на нашу птичку.
      Ой, с гуся вода,
      С Алёнушки худоба!
      Дайте-ка пелёнку
      Завернуть Алёнку.
      5
      Баю-баю-баиньки,
      Прискакали заиньки:
      — Спит ли ваша девочка,
      Девочка-припевочка?
      — Уходите, заиньки,
      Не мешайте баиньки! —
      Люли-люли-люленьки,
      Прилетели гуленьки:
      — Спит ли ваша девочка,
      Девочка-припевочка?
      — Улетайте, гуленьки,
      Дайте спать дочуленьке.
      Завтра встанет солнышко,
      Встанет и Алёнушка.
      Будет солнце греть,
      Будет дочка петь.
      Целый день «уа, уа...»
      Полюбуйтесь, какова!
      6
      Доченька проснулась,
      Сладко потянулась,
      Полежала, полежала,
      Да и улыбнулась.
      Сердце бьётся шибко.
      Ах ты моя рыбка!
      До чего же дорога,
      Мне твоя улыбка:
      7
      А-ту-ту,
      А-ту-ту,
      Пять зубов у нас во рту.
      А годок пройдёт,
      Будет полон рот.
      Попадёт морковь на зуб
      Хруп-хруп,
      Хруп-хруп!
      Попадёт капустка,
      И ей не будет спуска.
      И в орехах знаем толк
      Щёлк-щёлк,
      Щёлк-щёлк!
      Тяжела дорога
      От печки до порога!
      От порога до стола
      Тоже очень тяжела.
      Тот-топ, топ-топ,
      Покачнулась — шлёп!
      А сидит — не плачет, —
      Не ушиблась, значит!
      9
      Каша масленая,
      Ложка крашеная!
      Мы Алёнку никогда
      Не упрашиваем.
      Никогда,
      Никогда,
      Право-слово,
      Никогда!
      10
      Глянула в оконушко
      Круглая луна...
      Наша-то Алёнушка
      Сделалась больна!
      Сердце бьётся шибко,
      Чуть не плачу я:
      — Что с тобою, рыбка,
      Тихая моя? —
      Я за доктором пошла,
      Побежала— привела.
      Доктор вылечил Алёнку —
      Снова дочка весела!
      А в колхозе есть домок —
      Прямо терем-теремок!
      Кто-кто в теремочке живёт,
      Кто-кто в невысоком живёт?
      Может, мышка-норушка?
      Нет!
      Ну, лягушка-квакушка?
      Нет!
      Значит, зайка-трусишка?
      Нет!
      Ну, лисичка-сестричка?
      Нет!
      В теремке-то кроватки стоят,
      На кроватках ребятки спят.
      Подымаются ранёшенько,
      Умываются белёшенько.
      За столами тихонько сидят,
      На еду не глядят, а едят.
      После пляшут, да ведь как:
      И вот этак,
      И вот так,
      И попарно,
      И кружком,
      И вприпрыжку,
      И шажком...
      Впереди Алёнка наша
      Машет аленьким флажком.
      12
      Я на улицу пойду,
      На весёлую пойду.
      Я Алёнушку за ручку,
      Как большую, поведу.
      Свети, свети, солнышко,
      Зеленей, лужок!
      Подымай, Алёнушка,
      Первый свой флажок!
      Выше, выше подымай —
      Нынче праздник Первомай!
     
      На травинке греют спинки
      Золотые паучки.
      По извилистой тропинке
      Всё песчинки да сучки.
      Ветер носит крошку-мошку,
      Тонконожку-комара.
      Выбегает на дорожку
      За сторожку детвора.
      Самый смуглый и кудрявый,
      Самый смелый — погляди:
      Он идёт перед оравой
      Левой-правой — впереди.
      А за ним, как землянички
      На припёке, на юру,
      Две сестрички-невелички,
      Две косички на ветру.
      А за ними пять опяток —
      Десять пяток, пять носов,
      Пять ребяток-октябряток,
      Сто весёлых голосов.
      И у всех в руках корзинки,
      Все стрекочут, как сверчки!
      На травинке греют спинки
      Золотые паучки.
     
      РАДУГА
     
      Дождик, дождик, не дожди,
      Не дожди ты, подожди.
      Выйди, выйди, солнышко,
      Золотое донышко!
      Я на радугу-дугу
      Полюбуюсь, побегу —
      Семицветную-цветную
      На лугу подстерегу.
      Я на красную дугу
      Наглядеться не могу,
      За оранжевой, за жёлтой
      Вижу новую дугу.
      Эта новая дуга
      Зеленее, чем луга.
      А за нею голубая,
      Точно мамина серьга.
      Я на синюю дугу
      Насмотреться не могу,
      А за этой фиолетовой
      Возьму да побегу...
      Солнце село за стога,
      Где ты, радуга-дуга?
     
      ЖЁЛТЫЙ ЛУЧ
      (БЕСКОНЕЧНАЯ ПЕСЕНКА)
     
      Синий день тенями двигал,
      Шёл по стёжкам, по тропам.
      Жёлтый луч на ёлке прыгал
      Между и гол и... пропал.
      Никуда он не пропал,
      Просто на траву упал,
      Тронул розовые кашки,
      Покачался на ромашке,
      Одуванчик растрепал,
      Поскользнулся и... пропал.
      Никуда он не пропал,
      Просто в ельничек попал.
      Синий день тенями двигал,
      Шёл по стёжкам, по тропам.
      Жёлтый луч на ёлке прыгал
      Между игол и... пропал.
      Никуда он не пропал,
      Просто на траву упал...
      и так дальше — без конца.
     
      ПРОСТОКВАША
      (СКОРОГОВОРКА)
     
      Простокваши дали Клаше —
      Недовольна Клаша:
      — Не хочу я простокваши,
      Дайте просто каши.
      Дали вместо простокваши
      Нашей Клаше каши.
      — Не хочу я просто каши,
      Так — без простокваши.^
      Дали вместе с простоквашей
      Каши Клаше нашей.
      Ела, ела Клаша кашу
      Вместе с простоквашей.
      А поела — встала,
      Спасибо сказала.
     
     
      МЫЛЬНЫЕ ПУЗЫРИ
     
      Тихо шепчется с ветлой.
      Старая берёза.
      Ходит по двору с метлой
      Дедушка Серёжа.
      — Дед Серёжа, посмотри,
      Мы пускаем пузыри!
      Видишь, в каждом пузыре —
      По малиновой заре,
      По берёзе, по ветле,
      Но Серёже, по метле.
      Ты смотри, смотри, смотри:
      Полетели пузыри —
      Красный, жёлтый, голубой, —
      Выбирай себе любой!
     
      ТРИ КАРТИНКИ
      {СКОРОГОВОРКА)
     
      На картонке
      Три картинки:
      На одной картинке — кот,
      На другой картинке — крынка,
      А на третьей
      На картинке —
      Чёрный кот
      Из жёлтой
      Крынки
      Молоко
      Лакает-пьёт.
     
      ВОЗЛЕ ГРЯДКИ
      (СКОРОГОВОРКА)
     
      Возле грядки —
      Две лопатки,
      Возле кадки —
      Два ведра.
      После утренней зарядки
      Мы работали на грядке —
      И посадки
      Все в порядке,
      Их
      Теперь
      Полить
      Пора!
     
      1
      Наша Маша рано встала,
      Кукол всех пересчитала:
      Две Матрёшки —
      На окошке,
      Две Аринки —
      На перинке,
      Две Феклушки —
      На подушке,
      А Петрушка
      Б колпачке —
      На зелёном сундучке
      2
      Чтобы дом построить новый,
      Запасают тёс дубовый,
      Кирпичи,
      Железо,
      Краску,
      Гвозди,
      Паклю
      И замазку.
      А потом, потом, потом
      Начинают строить дом.
      3
      — Паровоз,
      Паровоз,
      Что в подарок нам привёз?
      — Я привёз
      Цветные
      Книжки,
      Пусть
      Читают
      Ребятишки.
      Я привёз
      Карандаши,
      Пусть
      Рисуют
      Малыши.
      4
      Как у нас на нашей грядке
      Сколько цветиков цветёт —
      Маки,
      Розы,
      Ноготки,
      Астры — пёстрые цветки,
      Георгины и левкой,
      Выбираешь ты какой?
      Раз-два —
      Синева!
      Три-четыре —
      Солнце в мире!
      Пять-шесть —
      Речка есть!
      Семь-восемь —
      Майки сбросим!
      Девять-десять —
      Загораем целый месяц!
     
      СТИХИ О ЁЛКЕ, О СЕРОМ ВОЛКЕ,
      О СТРЕКОЗЕ И О БЕДНОЙ КОЗЕ
     
      Люблю я у ёлки
      Одна посидеть.
      Люблю я как следует
      Всё разглядеть:
      Какие игрушки,
      Не скучно ли им
      Иль кто недоволен
      Соседом своим.
      Вот рядом с Морозом
      Висит стрекоза.
      А с волком зубастым,
      Смотрите, — коза.
      Я думаю, холодно
      Тут стрекозе
      И очень уж страшно
      Бедняге козе.
      Я рядом с Морозом
      Повешу звезду,
      А козочку эту
      Сюда отведу.
      Тут, кстати, цветочек
      Расцвёл золотой.
      И солнышко светит:
      — Ну, козочка, стой!
      А вот колокольчик.
      Фарфоровый он.
      К нему прикоснёшься —
      Послышится звон.
      А вот балерина,
      А вот петушок.
      С ним рядом — цыплёнок,
      Как жёлтый пушок.
      А это — хлопушка,
      А это — флажок,
      А это — пастух.
      Он играет в рожок.
      Постойте, козу
      Я повешу сюда.
      Коза и пастух —
      Замечательно, да?
      Вот шар полосатенький,
      Это — медведь.
      Вот птичка — она
      Собирается петь.
      А -это — грибочек,
      А это — луна.
      А это — душистого
      Сена копна.
      Постойте, козу
      Я повешу сюда.
      Коза у копны —
      Замечательно, да?
      Но жалобно вдруг
      Закричала коза.
      Гляжу — из-за сена
      Сверкают глаза.
      Смеюсь до упаду:
      Вот это дела!
      Козу-то я к волку
      Опять привела!
      Я, стало быть, ёлку
      Кругом обошла.
     
      ЛЕСНЫЕ БАСНИ
     
      1. Куст малины
     
      Бесплодный куст малины шелестел:
      — Смотрите на меня — я цел!
      Я цел! Листва моя не смята,
      Стоит зелёною стеной.
      Меня колхозные ребята
      Всегда обходят стороной.
      Малинник зашумел:
      — Ну что ж,
      Нам это слушать не обидно!
      Ты с виду, может, и хорош,
      Да ягод на тебе не видно,
      Так без толку и проживёшь,
      А это стыдно!
     
      2. Валуй
     
      Старик-валуй сказал сынам:
      — Довольно прибедняться нам!
      Мы превосходные грибки,
      Почти что как боровики.
      И не уроды — многих краше,
      Не дураки — других умней.
      Скорей подкрасим шляпки наши 1
      И станем на ноги плотней.
      Ну, так и сделали они,
      Усевшись рядышком в тени.
      А по лесу бежал малыш,
      Увидел их и крикнул:
      — Ишь,
      Какая дружная семья —
      Четыре горьких валуя!
     
      3. Мухомор
     
      Однажды красный мухомор
      Расхвастался перед грибами,
      Что он-де украшает бор,
      Что все отлично видят сами,
      Как он наряден,
      Как умён,
      Какая шапочка на нём!
      А сыроежечка сказала:
      — В твоём наряде толку мало.
      Ты, батюшка, хорош на вид,
      Но ядовит!
     
      4. Добрый жук
     
      Однажды Муравей тащил сучок,
      Который был его гораздо тяжелее
      Ему навстречу полз Жучок —
      Такой толстяк и добрячок!..
      И, труженика бедного жалея,
      Он так его спросил:
      — Ты не останешься ль без сил?
      Советую тебе, брось эту ношу!
      — Нет, — Муравей сказал, — не брошу!
      А если на меня тебе смотреть невмочь,
      Не проще ли помочь?
      Как думаешь, сосед?..
      ...Но добряка простыл и след!
     
      5. Кукушка и сорока
     
      Кукушка, сидя на суку,
      Заладила своё: — Ку-ку, ку-ку, ку-ку! —
      Сорока говорит: — Поёшь как несуразно,
      Уныло и однообразно!
      Хоть поучилась бы у птиц,
      В лесу, поди, немало мастериц! —
      Кукушка ей в ответ:
      — Права ты, стрекотуха,
      Напев мой прост, не радует он слуха!
      А всё ж я на своём стою
      И с голоса чужого не пою!
     
     
      СОРОКА-БЕЛОБОКА
     
      I
      Как сорока-белобока
      На заре вставала,
      На заре вставала,
      Стряпню затевала.
      Воды наносила,
      Тесто замесила,
      Дров напилила,
      Печку распалила.
      А ворона-барабона
      По лесу летала,
      На Сорокину стряпню
      Гостей созывала:
      — Вы, пташечки-канареечки,
      Слетайтеся, собирайтеся!
      Нынче у нас праздник,
      Шумное веселье:
      У сороки-белобоки
      В доме новоселье.
     
      2
      Журавель услышал,
      Из болота вышел,
      Сапоги начистил —
      Отправился...
      Утка разоделась,
      В лужу погляделась —
      До чего нарядна!
      Отправилась...
      Работящий дятел
      Времени не тратил,
      Тоже нарядился —
      Отправился...
      Только старый филин
      Был в ходьбе не силен:
      Серого зайку впряг в таратайку —
      Отправился...
      Едет по опушке,
      Прячутся лягушки.
      А одна была до того смела,
      Сзади прицепилась — поехала!..
     
      3
      На пригорке, на горе,
      У сороки на дворе,
      Собралися гости,
      Пташки-канарейки.
      Кто лежал на травке,
      Кто сидел на лавке,
      А лягушка-попрыгушка
      Грелась у канавки.
      Тут сорока-белобока
      На порог скакала,
      Дорогих гостей
      В горницу пускала.
      Все пташечки-канареечки
      Разом сели на скамьи, на скамеечки!
      Вдруг чили-чили-чили —
      Гости поздние пришли.
      Прыг-скок, скок-скок, —
      Воробышек на порог.
      Усадили воробья
      Рядышком с лягушкой.
      Угостили воробья
      Вяленою мушкой.
      И пошёл тут пир —
      Шумное веселье:
      У сороки-белобоки
      В доме новоселье.
      Журавушка-журавель
      Очень скоро осовел,
      Отодвинул кружку,
      Хап — и съел лягушку.
      Рассердилася сорока
      Да как затопочет,
      Рассердилась белобока
      Да как застрекочет:
      — Не бывать тому
      У меня в дому! —
      Повскакали гости,
      Верещат от злости:
      — Где видано, чтоб гостей
      Ели сами ж гости?! —
      Журавушка задрожал,
      Длинный клюв разинул.
      Воробышек подбежал
      И лягушку вынул.
     
      5
      Еле отходили
      Бедную лягушку.
      Окунули её с головой в кадушку,
      Укрыли овчиной,
      Поили малиной.
      А сорока-белобока
      Открыла ворота:
      — Уходи-ка, журавель, на своё болото!
      От таких гостей
      Не сберёшь костей! —
      Тут взялись играть грачи,
      Музыканты-трубачи.
      Все пташечки-канареечки
      Опрокинули скамьи
      И скамеечки
      И пошли ходить,
      Хоровод водить.
      А сорока-белобока
      Тоже не стерпела:
      Подскочила, завертелась,
      Весело запела:
      — Ты, хозяюшка, пляши, пляши, пляши,
      Больно ножки, больно ножки хороши!
     
      6
      Вышел месяц молодой,
      Осветил болото.
      Ходит-бродит над водой
      Длинноногий кто-то.
      Скучно, грустно одному
      Журавушке моему!
      Да ведь ничего не поделаешь!

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru