НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Ермолаев Ю. Секрет на весь свет. Иллюстрации - В. А. Каневский. - 1967 г.

Юрий Иванович Ермолаев
«СЕКРЕТ НА ВЕСЬ СВЕТ»
Иллюстрации - Владимир Аминодавович Каневский. - 1967 г.


DJVU


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

      Секрет на весь свет
      Весёлая повесть про октябрят.
     
      Кто они?
      Попробуй, читатель, отгадай
     
      Пришёл я в одну школу. Нужно мне было поговорить с директором. Пришёл поздно, в седьмом часу вечера. Уроки уже кончились. А в школьном вестибюле ребят больше, чем на перемене. И все о чём-то говорят, что-то доказывают друг другу, руками машут. Смотрю, один пионер особенно разволновался. Разговаривает с товарищем: стоит рядом, а кричит, будто в дремучем лесу.
      — Нет, ты только подумай, подумай только: ведь перед тем как пойти знакомиться с этими ДОТОШНЫМИ, я целую неделю в библиотеке проторчал! Книг прочёл — во сколько, и всё о воспитании. Ну, думаю, теперь краснеть не придётся, сразу увидят, с кем дело имеют. А только к ним пришёл, они спрашивают: «Физкультура полезная?» — «Полезная», — отвечаю. «А почему же ты с неё убегаешь?» Тут я ничего не ответил. Только покраснел как рак.
      — Здо?рово они тебя поддели! — согласился его товарищ.
      Прошёл я немного по коридору и увидел другого огорчённого паренька. Стоит он среди своих одноклассников, говорит им что-то, а сам чуть не плачет от досады.
      — Ведь как я всё чудесно задумал. Первым делом решил в доверие к этим НЕСМЫШЛЁНЫШАМ войти. Они шумят, и я им помогать стал. Надоест, думаю, шуметь, тогда и о делах побеседуем. А они вдруг притихли, уставились на меня удивлённо и говорят: «Нас надо останавливать, а ты сам расшумелся! Кругом уроки идут, несознательный какой!» Пойми их после этого! — Мальчишка даже руками от огорчения развёл.
      А у самого кабинета директора школы девочка в очках жалуется девочке с косичками:
      — Просто сладу с ними нет. Только и знают: «Почему это?», «Отчего?», «Зачем?», «Как же так?» Надоели — ужас! Вот я и задумала напугать их.
      — Напугать? Как?
      — Рассказала сказку про любопытного мальчика, который так много спрашивал, что в конце концов превратился в вопросительный знак. А потом добавила: не перестанете меня всякими вопросами терзать, тоже вопросительными знаками станете.
      — Испугались они? — спросила подруга.
      — Как бы не так! — фыркнула девочка в очках. — Вместо этого опять меня спрашивать стали: можно ли им на этого мальчика посмотреть? Да как он в школу ходит: ведь у вопросительного знака вместо ног точка. Вот какие ПРИСТАВУЧИЕ!
      «Кто же ОНИ, эти ДОТОШНЫЕ, ПРИСТАВУЧИЕ, НЕСМЫШЛЁНЫШИ?» — заинтересовался я и спросил об этом девочек.
      Тут-то я и выяснил, что в школе в тот вечер было собрание новых вожатых октябрятских звёздочек. И пионеры обсуждали свои первые встречи с подшефными.
      Вот, оказывается, какой народ октябрята: справедливый, самостоятельный, любознательный. Их постоянно одолевают разные вопросы. И ответы на эти вопросы октябрята хотят получить немедленно, сию же минуту.
      А кто им ответит, как не их старшие друзья — учителя, вожатые-пионеры или… взрослые октябрята.
     
     
      Взрослые октябрята
      Не подумай, что это второгодники!
     
      Ты, читатель, конечно, решил, что я шучу: взрослых октябрят нет. Вот и ошибся. Один такой взрослый октябрёнок я — автор этой книги. Всё ещё не веришь? Тогда читай дальше.
      Октябрята всей нашей страны не раз слышали весёлую, задорную песенку:
      Кто идёт?
      Мы идём — дружные ребята!
      Кто поёт?
      Мы поём — октябрята!
      Этой песенкой начинается передача Всесоюзного радио «Звёздочка», редактором которой я работаю уже много лет. У моих товарищей по работе октябрятский стаж тоже не меньше. Отсюда ты можешь заключить, что мы довольно-таки старые октябрята. В самом деле, ведь тех ребят, которые вместе с нами стали октябрятами, давным-давно приняли в пионеры, потом в комсомол, а самых достойных — в партию. А мы всё продолжаем оставаться октябрятами. И сейчас, когда я пишу эти строчки, на отвороте моего пиджака сверкает рубиновым огоньком пятиконечная красная звёздочка с портретом маленького Володи Ульянова.
      Передача «Звёздочка» получает много писем. Октябрята рассказывают в них о своих делах, присылают стихи. Вот, например, какое забавное стихотворение прислала нам ленинградка, второклассница Леночка Новикова:
      Шла Алёнка через поле,
      Шла Алёнка не спеша
      И увидела на поле
      Очень странного ежа.
      Прикоснулась, укололась,
      Закричала: «Ой-ой-ой!
      Ты совсем ещё ежонок,
      Отчего ж такой ты злой?»
      Отвечает ёжик ей:
      «Я не ёжик, я — репей!»
      А вот рисунок первоклассника Вовы Грачёва из города Шуи.
     
      Приём в октябрята.
     
      Но, конечно, больше всего октябрята любят спрашивать:
      — Почему так: земля всё время вертится, а голова у меня не кружится? (Октябрёнок Алла Михайлова со станции Сходня.)
      — Как нам отучить Колю Збруева списывать? (Письмо из города Камышева.)
      — Помогите нашей звёздочке стать самой яркой в классе. (Октябрята деревни Жужелино, Костромской области.)
      И много, много других вопросов. И все очень важные. Оставить ребят без ответа никак нельзя. Непременно надо рассказать им, как поступали в том или ином случае знакомые мне октябрята. А как ответить всем октябрятам сразу?
      Подумал я и решил: лучше всего написать книгу. У кого будет свободное время, прочтёт её и друзьям покажет. А если чего не поймёт или не запомнит, ещё раз перечитает.
      Но сначала я хочу познакомить тебя, читатель, с моей помощницей. Это октябрёнок Танечка, моя соседка по дому. На рисунке справа ты видишь портрет Танечки. Он будет совсем полным, если ты представишь у этой девочки голубые, весёлыми искорками глаза и рыжеватые, точно колоски спелой пшеницы, волосы. И ещё узнаешь, что Танечка бойкая, решительная и не боится сказать то, что думает, даже известному на всю школу драчуну Вовке Бузанову.
      В книжке мы с Танечкой разговариваем об октябрятской жизни и о делах её звёздочки, которые важны для всех вас, ребята. Так что ты, читатель, будь начеку. Вдруг Танечка не спросит меня о чём-то нужном или не расскажет что-нибудь интересное. Тогда ты, как только перевернёшь последнюю страницу, пиши нам письмо. Пиши обо всём, что тебя волнует, не стесняйся. Мы будем очень рады.
      Наш адрес: Москва, А-47, улица Горького, 43.
      Дом детской книги.
     
     
      Всего неделя осталась
      До чего — узнаешь из самой главы
     
      — Как хорошо, что вы дома! — воскликнула Танечка, постучавшись ко мне. — Я пришла сказать, что всего неделя осталась. Одна неделя! — И Танечка закружилась по комнате.
      — До чего осталась неделя? — спросил я.
      — Через неделю наша октябрятская звёздочка станет пионерским звеном, — объявила Танечка и, взглянув на меня, запела песенку:
      Пионер, не теряй ни минуты,
      Никогда, никогда не скучай!
      Пионерским салютом
      Утром солнце встречай.
      Ты всегда пионерским салютом
      Солнце Родины встречай!
      Танечка отдала салют и засмеялась. У неё было очень хорошее настроение.
      — Поздравляю! — сказал я.
      — Нет, нет, подождите поздравлять! — остановила меня Танечка и сделалась серьёзной. — А вдруг кого-нибудь из нас не примут. Я как подумаю об этом, у меня даже сердце ёкает. Совсем здоровое сердце, а ёкает.
      — Волнуешься?
      — Ещё бы! — вздохнула Танечка. — Пионер — всем пример. А у нас в звёздочке не всех можно в пример поставить. Костя Гурьев учится хорошо, а трусишка. Он всем силачам в классе даёт списывать уроки. Олечка Кубасова ленится и учится хуже, чем может. Ей Мария Сергеевна очень часто об этом говорит. А Вова Бузанов чуть что кулаками размахивает. Ещё у нас есть Алик, по прозвищу Лиса Алиса. Он хитрющий. За это мы его так и прозвали. А я невыдержанная. Часто зря на ребят сержусь. Они не виноваты, а я сержусь сгоряча, не разобравшись. Один Толик Портнов ничем не выделяется. Хотя нет, он иногда двойки получает. Вот какая наша звёздочка. Разве можно не волноваться? Правда, у ребят много и хорошего. Но ведь недостатки гораздо виднее. Вдруг из-за них кого-нибудь не примут в пионеры.
      Танечка посмотрела на меня вопросительно и с надеждой. Но я не мог ей сказать: «Успокойся, вас всех примут». Может, кто-то из Таниной звёздочки в самом деле недостоин ещё носить красный галстук. Поэтому я предложил Танечке:
      — Что, если мы с тобой припомним, какие дела были у вас в звёздочке? Тогда сразу станет ясно: достойны вы все стать пионерами или нет.
      Танечка согласилась.
      — Я всё-всё про нашу звёздочку помню, — объявила она, — с самого первого дня, как только мы октябрятами стали.
      — С чего же этот день начался?
     
     
      Памятный день
      В этой главе случается такое событие, которое Танечка и её друзья запомнят надолго
     
      Танечка пожаловалась:
      — Начался день с хлопот и волнений. Нам Мария Сергеевна велела в парадной форме прийти. Вот я и стала свои выходные туфли начищать, да вся в гуталине вымазалась. Принялась отмывать руки, а время бежит! Пора уже выходить, а я только три пальца отмыла. Ещё четыре выпачканных остались. Наконец оделась я, выбежала во двор и тут же за свои косички схватилась: ленточки в них не вплела. Побежала обратно домой, а бабушка разохалась: «Ах, говорит, зачем ты вернулась, теперь удачи не будет!»
      «Не примут кого-нибудь», — подумала я и чуть не заплакала от обиды.
      Хорошо, мама успокоила:
      «Не переживай, я сколько раз назад возвращалась, и всё в порядке было. Беги скорее в школу!»
      Построила нас Мария Сергеевна в пары, и отправились мы на завод, который над нами шефствует.
      Пришли в большой-большой цех. Такой большой, что даже нас совсем мало стало. Хотя нас столько же было, как в классе. Просто этот цех такой огромный. В нём даже потеряться можно. Но мы не потерялись. Мы встали в строй по росту. И тут к нам подошёл старый рабочий. У него на костюме был орден Ленина, а рядом с орденом блестела Золотая Звезда. Я сразу догадалась, что он Герой Труда.
      — Герой Социалистического Труда, — поправил я.
      Танечка кивнула головой и продолжала:
      — Оглядел нас рабочий, улыбнулся и спросил: «Вы любите сказки?» — «Любим!» — закричали мы. Только очень удивились: почему он нас вдруг про сказки спросил, а не про октябрятские правила, как предупредила вожатая? А рабочий, оказывается, о нашей октябрятской звёздочке сказку знал. Вот какую.
     
     
      Про алую звёздочку и Юношу-богатыря
      Правдивая сказка
     
      Посмотрите-ка, ребятки, вечером на небо. На нём все звёздочки голубые, серебристые, не так ли? А было время, когда среди них алая звёздочка блестела, точно огонёк с пятью искорками.
      Интересно узнать, куда эта звёздочка делась? Тогда слушайте дальше.
      Однажды пахал Юноша-бедняк свой клочок земли и вдруг слышит рядом с ним кто-то вздыхает. Огляделся — никого поблизости нет. Только за плуг взялся — опять чей-то вздох услышал. И тут Юноша-пахарь понял: это Земля сказать ему что-то хочет. Припал он ухом к матери-Земле и услышал её голос:
      — До тех пор будешь в нужде и бедности, пока богача Живоглота Стоглазого не победишь. Ведь это он твоё поле по ночам топчет, зерно крадёт.
      Распряг Юноша коня, пошёл в кузницу. Выковал себе шлем, доспехи и меч боевой. Обрядился в новый наряд и отправился к Живоглоту Стоглазому.
      — Выходи, богач Живоглот, из своего замка! — закричал грозно Юноша. — Я пришёл сразиться с тобой.
      Вышел Живоглот, оглядел Юношу, да так рассмеялся, что от его смеха старые деревья до земли наклонились, а Юноша еле на ногах устоял.
      — Что это за комар прилетел? — прорычал Живоглот и потянулся к Юноше своими руками-щупальцами.
      Но не успел он схватить его, как взмахнул Юноша мечом и отрубил Живоглоту самую длинную руку.
      Молнии сверкнули в глазах чудовища. Раскрыл Живоглот пасть с зубами-пиками, чтобы живьём проглотить обидчика, а Юноша изловчился и бросил в неё свой меч.
      Застонал Живоглот, скорчился в судорогах и задохнулся. В ту же минуту рухнул его за?мок, а с неба скатилась алая пятиконечная звёздочка. Рассыпалась звёздочка на тысячи маленьких звёздочек-искорок. Одна искорка на шлем Юноши попала. Поднял он шлем с земли, надел и сразу почувствовал себя сильным-пресильным, смелым-пресмелым. Зашагал Юноша по земле Живоглота, а навстречу ему такие же краснозвёздные парни идут.
      — Веди нас в бой! — говорят парни Юноше. — Пришла пора со всей живоглотьей нечистью разделаться!
      А нечисти у Живоглота видимо-невидимо оказалось. Одних побьют, другие появляются. Этих победят, новые из щелей да скважин выползут. Наконец тьма, которая окутывала замок Живоглота, стала редеть. Это оттого, что везде, где Юноша-воин и его храбрые товарищи победу одержали, зажглись алые пятиконечные звёздочки. А как стала в той стране вся земля краснозвёздной, зажили в ней люди дружно и счастливо.
      С той поры алые пятиконечные звёздочки всем хорошим людям путь в жизни указывают. А теперь, октябрята, Красная Звёздочка будет светить и вам.
      Кончил старый рабочий сказку и вместе с вожатой стал прикалывать нам на школьные формы октябрятские звёздочки. А потом старшая вожатая сказала рабочим, которые в цехе были:
      — Послушайте теперь наших октябрят, — и незаметно подмигнула мне и Оле Кубасовой.
      Вышли мы вперёд и громко заговорили. Сначала я:
      — Красные пятиконечные звёздочки горят на башнях нашего древнего Кремля. Они старшие сёстры октябрятских звёздочек.
      А потом Олечка:
      — Красные звёздочки блестят на фуражках пограничников, которые оберегают нашу страну от врагов. Сверкают на серебряных крыльях самолётов и на космических ракетах. Мы даём слово крепко дружить и хорошо учиться. Мы будем достойны Красной Звёздочки.
      Тут все рабочие захлопали нам в ладоши, а мы запели песню:
      Мы — весёлые ребята!
      Наше имя — октябрята!
      Вот как мы октябрятами стали.
     
     
      «Пострадавший»
      Ты заметил, что название главы взято в кавычки? Это неспроста
     
      — На улице в тот день было сыро, пасмурно, а нам казалось, что светит солнышко и поют птички. Это от радости. Только Вова Бузанов нам всем очень скоро хорошее настроение испортил. Подскочил он к Алику Кузину и толкнул его в лужу, да ещё наподдал.
      — Это за что же? — удивился я.
      — Алик посмотрел на Вовину звёздочку и сказал: «Моя звёздочка лучше. Вон как она блестит, а твоя тусклая. И даже чуть-чуть поцарапана». «Верно, — огорчился Вовка, — такая уж досталась». Алику бы промолчать, — вздохнула Танечка, — а он съехидничал: «Тебе такую нарочно дали, потому что ты всё равно её поцарапаешь. Ты ведь неряха!» Тут Вовка не стерпел и толкнул Алика в лужу. Я за такие слова тоже стукнула бы Алика. Он у нас вредный. Любит ребят злить, а потом учительнице жалуется, что ему достаётся. Но в тот день мне было очень обидно, что мальчишки поссорились. Ведь день-то у нас был особенный! Мы стали октябрятами, решили дружить между собой крепко. А Алик, после того как Вовка толкнул его, на весь двор заревел.
      Мы все бросились к нему, помогли встать, пальто отряхнули и на Вовку накинулись. Здорово его пробрали…
      — А что вы Алику сказали?
      — Ничего. Он же пострадавший.
      — Это неверно, — возразил я. — Если бы этот «пострадавший» не назвал Вову неряхой, никакой драки не было бы.
      — Так вы считаете, что мы зря Вовку стыдили? — спросила Танечка. — Разве драться хорошо?
      Вместо ответа я рассказал Танечке вот какую историю.
      Пришёл октябрёнок Витя Панков домой из школы, а у него в портфеле лежат чужие спортивные тапочки. И одноклассник Вити, Толя Чубыкин, в своём портфеле чужие тапочки обнаружил.
      — Вот это да! — недоумевал каждый из мальчиков. — Как же так получилось? Ведь я положил в портфель свои тапочки!
      На следующее утро разобрались Толя с Витей, какие тапочки чьи, и накинулись друг на друга:
      — Это ты свои стоптушки мне в портфель сунул?
      — Нет, ты мне свои!
      — Вот я тебе дам сейчас!
      — А я тебе!
      И они стали драться. Разняли их ребята и принялись ругать за драку:
      — Сами по рассеянности перепутали, а потом дерутся!
      Больше всех новичок Юрик старался.
      — Эх вы, драчуны! Рассеянные с улицы Бассейной! — кричал он и покатывался со смеху. — Как это вы вместо чужих тапочек параллельные брусья домой не унесли!..
      И все одноклассники тоже стали звать Витю с Толей «Рассеянными с улицы Бассейной» и смеяться над ними.
      Не успела ещё забыться эта история, как во втором «Б» произошли новые неприятности.
      У Маринки Симаковой в только начатой тетради все чистые листы были перечёркнуты, а у Серёжи Власова оказалась залитой чернилами домашняя работа.
      — Что же вы такие неаккуратные! — рассердилась на Марину с Серёжей учительница.
      А Юрик Слепков опять стал смеяться над ними.
      — «Я старательный, я внимательный — образцово-показательный!» — дразнил он Серёжу, а Маринку даже назвал разиней. — У тебя ж дома маленькая сестрёнка! Небось забыла тетрадь в портфель положить, она её и разукрасила. — И Юра сострил: — Советую тебе как-нибудь альбом для рисования на столе забыть. Потом тебя учительница знаешь как расхвалит!
      И вдруг пришёл как-то Толя Чубыкин раньше всех в класс. Открыл тихо дверь и видит: сидит за чужой партой новичок Юрик и перочинным ножичком что-то вырезает на крышке.
      — Ты зачем парту портишь? — закричал Толя.
      Растерялся Юрик. Ножичек уронил. Глазами заморгал. Даже ответить Толе ничего не мог…
      Замолчал я, а Танечка вдруг сказала:
      — Это он ребятам тапочки поменял! Он!
      — Да, — подтвердил я, вспомнив классное собрание, на котором Юрик сам признался в этом.
      Ребятам было очень стыдно, что они зря смеялись над одноклассниками, да ещё вместе с тем, кто оказался виноват больше всех.
      Насупилась Танечка, прикусила губу и принялась что-то чертить по полу носком своей туфли.
      — Значит, мы поступили неправильно, — наконец проговорила она совсем тихо. — Мы всегда только одного Вовку ругаем. Он ведь часто дерётся.
      — Нет, Танечка, за драку хвалить нельзя. Кулаками правоту не доказывают. Как бы человек ни был виноват, бить его не следует. Но разобраться, вникнуть в обстоятельства дела нужно до конца. Ведь Алик тогда сильно обидел Вову. Подумай, человек только что получил октябрятскую звёздочку, на душе у него праздник. А ему говорят, что он неряха, что звёздочка у него поцарапана не случайно. Разве это хорошо?
      Танечка задумалась. Она решала, что мне ответить.
      А вы, октябрята, догадались, зачем я рассказал Танечке историю про исчезнувшие тапочки и перепачканные тетради?
     
     
      Хитрецы
      Тебя, читатель, выручала когда-нибудь смекалка? Выручила она и наших героев
     
      С происшествием во дворе было покончено, и Танечка стала рассказывать мне дальше.
      — Через несколько дней нас разделили на звёздочки. Вожатая Валя Брусничкина предложила нам выбрать командира.
      «Командир звёздочки хорош, если он на ретивого коня похож», — предупредила она.
      На ретивого коня у нас походил один Вовка Бузанов. Он и стал нашим первым командиром. Я хотела сказать, что Вовка драчун, не петом подумала: вдруг он теперь перестанет драться? Ведь командир должен всем пример подавать. И проголосовала за Вовку. Так выбрали мы его командирам.
      А потом вожатая Валя нас спросила:
      «Кто из вас что любит делать?»
      И мы распределили в звёздочке обязанности. Оле Кубасовой поручили за цветами ухаживать. Они у нас в классе на подоконнике стоят. «Оля цветы любит, может, и лениться перестанет», — подумали мы.
      Толик Портнов должен был каждый день погоду отмечать (у него папа полярник, на Северном полюсе живёт. Толик всегда погодой интересуется. Если на улице холодно, он под этим числом проводит полоску синим карандашом, а если тепло — делает розовую полоску). Толик был очень рад такому поручению и всегда выполнял его.
      А вот Костика Гурьева мы зря санитаром сделали. Он сначала аккуратный был, а потом испортился.
      — Грязнулей стал? — опросил я.
      — Нет, по-другому испортился. Когда мы все буквы выучили и писать научились, Костик завёл себе тетрадь, которую назвал «Санитарный журнал». В этом журнале он стал отмечать, кто чистый в школу пришёл, а кто грязный.
      — Очень хорошо сделал! — похвалил я Костика.
      — Хорошо, когда всё по правде, — возразила Танечка, — а у Костика этот журнал врунишкой стал.
      — Врунишкой? — переспросил я.
      — Да! Он своим дружкам, хоть они с грязными руками приходили, всё равно плюсики ставил. И командиру Вове плюс. Потому что Вовка сильный и драчун. Разве это дело?
      — Совсем не дело, — согласился я.
      — Мы хотели переизбрать Костика. А вожатая предложила: «Давайте проучим его. Пусть Костику стыдно станет», — и придумала как. Понравилась нам Валина затея, только мы ей сказали:
      «Ты всё-таки предупреди Марию Сергеевну, а то она рассердится».
      «Обязательно предупрежу, — пообещала Валя, — а вы завтра же его проучите».
      Утром вся наша звёздочка пришла в школу ужас какая перепачканная! Точно мы в школьном саду убирались и после не вымылись. Посмотрел на нас Костик и даже за голову схватился. А потом за свой журнал. И всем нам самые жирные минусы поставил. А мы к нему с вопросом:
      «За что же нам минусы?»
      «Как — за что? — ужаснулся Костик. — А это куда годится?» — и стал тыкать пальцем в мой нос, он был в саже, в Алькины грязные башмаки, в Олин фартук с чёрными пятнами и жёлтыми разводами.
      «Заметил? — фыркнула Оля. — А мы ведь думали, ты плохо видишь».
      «Мы у школьного врача даже очки для тебя попросили», — сказал Толик Портнов.
      «Не нужны мне очки, — рассердился Костик, — я хорошо вижу, какие вы грязнули!»
      «Вот удивительно! — пожала плечами Оля Кубасова. — Нас сразу разглядел, а Вовка столько дней с грязными ногтями ходит, и у Саши с Витей уши были не вымыты. А ты им плюсики ставил».
      «Нужны тебе очки! Очень нужны!» — закричали мы всей звёздочкой.
      И тут Толик достал из своего портфеля огромные, склеенные из картона очки.
      Покраснел Костик и на Сашу с Витей закричал:
      «Куда вы такие неумытые в класс идёте? — И на нас тоже: — И вы умываться бегите! А очки себе оставьте. Мне они не понадобятся».
      И верно, после этого случая Костик стал самым справедливым санитаром, — заключила Танечка и посмотрела на меня так, точно спрашивала: может быть, делать это не стоило?
      — Очень даже стоило, — сказал я. — Ведь важно остановить человека вовремя. Вы показали Костику, как он нехорошо поступил, как был несправедлив, сумели заставить его посмотреть на себя со стороны. Вот он и застыдился, стал поступать, как положено октябрёнку: не кривить душой, не подхалимничать.
     
     
      Все его знают, да не все выполняют
      А ты, читатель, выполняешь? Ответь на наш вопрос самому себе, как только прочтёшь эту главу
     
      Пробили стенные часы. Танечка посмотрела на них и похвасталась:
      — Как научились мы узнавать время по часам, Мария Сергеевна продиктовала нам режим дня. — И Танечка объяснила мне: — Это такое расписание по часам и минутам, которое подсказывает, что надо делать, чтобы всё успевать.
      Записали мы режим дня в тетрадки, Мария Сергеевна и спросила:
      «Когда вы теперь будете уроки делать? Сразу после школы или после того, как немного погуляете и отдохнёте?»
      Мы хотели закричать: «После того, как нагуляемся!»
      А Вовка Бузанов опередил всех.
      «Я буду делать уроки, когда бабушка из дома уйдёт, — сказал он. — А то она заставляет всё переделывать».
      «Нет, видно, вы не представляете, как важен и полезен режим дня», — расстроилась Мария Сергеевна и решила пригласить к нам пионеров из лучшего в нашей школе класса. Таким классом был четвёртый «А». Пришли к нам пионеры — три мальчика и две девочку — и стали рассказывать, как режим дня помогает им учиться.
      Вот что они сказали.
      ВИТЯ БИРКИН, председатель совета отряда:
      Режим дня — очень важная вещь. Если вы, октябрята, хотите чего-нибудь добиться, обязательно выполняйте режим дня. Я как стал его выполнять, мне отец сразу велосипед «Орлёнок» купил. А до этого два года обещал, а не покупал.
     
      ВЕРА ТОЛКАЧЁВА, звеньевая четвёртого «А»:
      С режимом дня у вас, октябрята, обязательно будут всякие неприятности. У меня они до сих пор бывают.
      Я, например, очень часто не успеваю помочь родителям по дому. Этот пункт у нас стоит после гулянья. А часов у меня нет. Вот я и думаю: прошло, наверное, всего минут двадцать. И гуляю себе, а на самом деле, оказывается, уже час прошёл. Так и не успею ничего по дому сделать. Я выполняю этот пункт только тогда, когда плохая погода. Чтоб у вас не получилось так же, как у меня, советую вам меньше гулять.
      «Ишь какая хитрая! — усмехнулся Вовка. — Что же ты сама меньше не гуляешь?»
      Но Вере не дали ответить. Поднялся страшный шум. На неё набросились даже одноклассники.
      Больше всех возмущался физорг четвёртого «А»
     
      ГОГА ГОЦЕРИДЗЕ:
      Просто удивительно, как ты могла посоветовать малышам быть меньше на свежем воздухе? У октябрят за гуляньем идёт пункт приготовления уроков. А разве можно хорошо приготовить урок, не отдохнув как следует? Для такого дела голова должна быть светлой, как летний день.
     
      ВИКА СОСНИНА, просто пионерка:
      У меня, ребята, как раз не хватает времени, чтобы вовремя сделать уроки. Время по режиму дня кончается, а я только половину заданного сделала. Сначала я не знала, почему у меня так получается. А потом догадалась. Оказывается, я, пока делаю уроки, очень часто смотрю на часы. Раз в тетрадь, а раз на часы. Вот и получилось, что вместо двух часов я занимаюсь только час. Предлагаю вам, ребята, в то время когда вы делаете уроки, накрыть часы тёмным платком или загораживать их портфелем. Это очень помогает укладываться вовремя.
     
      ХМУРЫЙ МАЛЬЧИК, пионер без галстука:
      А я вовремя никогда не укладываюсь. Сегодня вот тоже: галстук забыл повязать. Не возвращаться же! И так в школу чуть не опоздал. А на последнем уроке двойку получил. Вообще-то я режим дня не выполняю. Мне, наверное, велели прийти к вам как отрицательному явлению. Если не верите, я могу дневник показать.
     
      …— Мы не стали смотреть у этого ученика дневник, — сказала мне Танечка, — уж очень он был хмурый. Мы пожелали ему поскорее исправиться и стать положительным явлением.
      Потом председатель совета отряда Витя Биркин напомнил нам ещё раз, что режим дня — очень полезная вещь, а звеньевая Вера сказала, чтоб мы не стеснялись и всегда обращались к ним за советами.
      Тут четвероклассники ушли, обсуждая на ходу, как им заставить выполнять режим дня того пионера, который признался, что получает двойки. А мы поскорее собрали книжки и побежали домой. Потому что по режиму дня нам давно полагалось гулять, а мы ещё даже не обедали.
      — Выполнять режим дня очень полезно, — сказал я Танечке. — Вот никто из нас не в силах заставить вырасти день. Правда ведь? Как часы идут, так они и будут идти. Но если правильно распределить время, то ты сама увидишь, что твой день станет длиннее. Ты будешь больше успевать сделать. И всё потому, что организуешь свой день, сумеешь употребить время с большей пользой для себя. Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой как-то сказал: «Того часа, который ты пропустил, не воспользовавшись им наилучшим образом, уже никогда не возвратить». А режим дня как раз и не позволяет терять время.
     
     
      Один час в день
      Можно и больше, но тогда в твоём табеле появятся двойки
     
      — Мне режим дня сначала тоже не понравился, как тому хмурому пионеру, — призналась Танечка и наморщила свой носик. — В нём одни приказы: в восемь вставай, умывайся, в восемь тридцать — в школу иди, в четыре часа — садись за уроки, в девять тридцать вечера — ко сну готовься. Скучно! Сказала я об этом дома, а папа со мной не согласился. Он взял листок с нашим режимом, прочитал его и сказал:
      «Вот у тебя написано: от шести до семи вечера — отдыхать. А как ты думаешь отдохнуть, скажем, сегодня?»
      «Не знаю, — ответила я, — может, читать буду, а может, просто на тахте лежать».
      «Так отдыхать, конечно, скучно», — сказал папа и предложил мне подумать, чем бы я могла заняться в свой час отдыха.
      Я подумала и придумала. По-моему, даже очень интересно получилось. Я и в школе октябрятам нашей звёздочки об этом рассказала. Они все обрадовались и тоже решили отдыхать, как я. Всю неделю старались. А в субботу собралась наша звёздочка в этот самый час отдыха в классе, и командир Вовка скомандовал:
      «Доставайте кто что принёс!»
      Выложили мы на парты свёртки и развернули их. У Алика оказалась маленькая полочка для цветов, у Вовы книга в картонном переплёте да ещё кормушка для птиц. У Олечки красивый рисунок в рамке. А у меня салфетка, вышитая крестиком.
      «Где вы всё это взяли?» — спросила нас вожатая Валя.
      От её вопроса нам стало очень весело. Переглянулись мы со значением и похвалились:
      «Сами сделали!»
      Тут командир Вовка достал из своего портфеля листок, на котором у него был написан режим дня, и ткнул в него пальцем.
      «Смотри, — сказал он Вале, — в нашем режиме есть один интересный час — час отдыха. Так мы в это время не бездельничаем, а занимаемся любимым делом. Поэтому столько всего и сделали за неделю».
      Посмотрела вожатая ещё раз на наши самоделки и спросила:
      «А почему на парте Костика Гурьева ничего не лежит? Неужели у него нет любимого дела?»
      А мы все как закричим:
      «Есть! Есть! Костик в музыкальной школе занимается. Он сегодня нам вальс сыграет, который за эту неделю выучил».
      Стали мы свои самоделки друг другу показывать и объяснять, как мы их делали. А потом пошли в школьный актовый зал, и Костик сыграл нам вальс, а Толик Портнов станцевал танец, который называется «Нанайская борьба». Нанайцы на севере живут, где его папа работает. И они очень любят в борьбе соревноваться. Весело прошёл у нас этот сбор. Потом мы часто так по субботам собирались. И режим дня мне стал больше нравиться.
      Ой! — вдруг всплеснула руками Танечка, посмотрев на часы. — Заговорились мы, а мне по режиму дня уже пора уроки делать. Выучу и опять приду.
     
      Я проводил Танечку и подумал, что её звёздочка совсем неплохо начала свою октябрятскую жизнь… Как вы считаете?
     
     
      Бездельники!
      А так ли? Надо разобраться
     
      Прошёл час… два… три!.. А Танечка всё не приходила. Сначала я подумал, что ей так много уроков задали, и даже пожалел её. А потом случайно взглянул в окно и ахнул: стоит Танечка у качелей и смотрит, как её подружки вверх взлетают. Наверное, и сама качаться собирается. Открыл я форточку и крикнул сердито:
      — Таня, что ж ты не идёшь? Ведь я жду тебя!
      Всё-таки нехорошо так поступать. Человек дожидается, отложил все свои дела, а она преспокойно во дворе гуляет. Ну, думаю, приди только, обязательно выскажу свою обиду.
      А Танечка и идти не хочет. Подбежала поближе к моему окну, сложила рупором ладошки и крикнула:
      — Не буду я больше о нас рассказывать! Я вспомнила, как мы целую неделю бездельничали. Что ж я вам расскажу?
      И опять к качелям убежала. Тут я ещё больше рассердился. Что значит «не буду»? Это же не по-октябрятски. Раз договорились всё выяснить, при чём здесь «не буду»!
      Вышел я во двор и присел на скамейку рядом с Танечкой. А как с ней заговорить, не знаю. Станешь упрекать — так, пожалуй, обидится. Тогда совсем никакого разговора не получится. Посмотрел я на неё раз — сидит строгая такая, неприступная. Посмотрел ещё — чуть-чуть улыбнулась. А в третий раз посмотрел — оба мы рассмеялись.
      — Ну, не хочешь мне о своей звёздочке рассказывать, давай на качелях кататься, — предложил я.
      После этого Танечка и сказала мне:
      — Не хочу на качелях, буду вам о нашей звёздочке рассказывать.
      Уселась поудобнее на скамейке и начала:
      — Придумала вожатая Валя каждую неделю собирать все наши звёздочки и спрашивать командиров, что какая звёздочка сделала. Расскажет о своей звёздочке командир, и сразу видно, чем октябрята занимались. А наш командир Вовка на самом первом таком сборе ничего не мог сказать.
      — Неужели вы всю неделю бездельничали? — Я даже встал от волнения. В самом деле, обидно — всё так хорошо шло, и вдруг звёздочка опозорилась.
      — Ну, мы не совсем бездельничали, — поправилась Танечка, — мы делали, но только не то, что раньше вместе с вожатой наметили.
      В понедельник после уроков нам нужно было пойти к четвероклассникам и договориться, чтобы они нам рассказали о героях-пионерах. У них такой сбор был. И мы захотели узнать о героях-пионерах. А как мы могли пойти договариваться, если Оля Кубасова на последнем уроке двойку получила? Вдруг четвероклассники спросят: как вы учитесь? Что ж нам краснеть из-за неё! Остались мы с Олей в классе и все уроки выучили: и вчерашние, и которые на завтра задали. И так всю неделю оставались, пока Оля не исправила двойку. Вот и сорвали беседу.
      В середине недели мы должны были на карандашную фабрику с одной из мам идти, которая в родительском активе. А эта мама не пришла. Мы, конечно, могли пойти на фабрику с вожатой, но не пошли. Вместо этого мы всей звёздочкой отправились к этой маме выяснить, что случилось. А как выяснили, что она ногу подвернула, пожелали ей поскорей поправиться и по домам разошлись. Так и сорвали экскурсию.
      А в конце недели у нас ещё одна неприятность получилась, — вздохнула Танечка. — Хотели мы после уроков в игру на сообразительность поиграть, чтобы узнать, кто у нас самый умный. Только начали, а какой-то второклассник стал нам мешать. Вовка показал ему кулак, а он всё равно то и дело дверь в класс открывал и задирал нас. Тогда Вовка взял его и стукнул. Тут они начали драться. Еле мы Вовку отцепили от второклассника. А как отцепили, стали его стыдить и мирить с второклассником. Так никого, кроме драчунов, и не выявили. Что ж нам после этого на сборе звёздочки было рассказывать?
      — А по-моему, вам было что рассказать, — ответил я Танечке. — Я бы на месте командира вашей звёздочки не стал молчать. Ведь вы помогли Оле исправить двойку, навестили больную маму вашего товарища да и своего командира Вовку примирили с задирой второклассником. Разве это плохие дела?
      — Что это за дела! — отмахнулась Танечка. — Вот если бы мы утренник о героях-пионерах провели, на карандашную фабрику сходили да чемпиона по уму в своей звёздочке определили, было бы здорово. А это всё пустяки какие-то!
      — Вот уж не пустяки!
      — Пустяки!
      Танечка расстроилась, а я никак не мог убедить её в том, что их звёздочка сделала тогда хорошие дела. И совсем не важно, что они оказались не такими большими и ответственными. Главное, октябрята людям помогли. И тут я вспомнил про одну магнитофонную запись. Может быть, она поможет мне? Я позвал Танечку к себе домой, нашёл нужную плёнку и включил магнитофон. Танечка сейчас же узнала голос известного артиста и стала внимательно слушать.
     
     
      Напрасная обида
      Рассказ артиста
     
      В те годы, когда произошла со мной эта история, я ещё не был актёром и даже не учился в театральном училище. Было мне десять лет, и я, как и все мои одногодки, ходил в четвёртый класс самой обыкновенной общеобразовательной школы. Но любовь к театру уже завладела мной. Однажды я увидел в школьном вестибюле объявление: «Организуется драмкружок. Запись у преподавателя литературы такого-то». Я тут же сломя голову побежал к этому учителю. Желающих заниматься в драмкружке оказалось много, и в школе был устроен конкурс. Я решил читать «Песню о Буревестнике». Дождался, когда меня вызовут, вышел на середину школьного зала и закричал, чтобы показать, какой у меня громкий голос: «Над седой равниной моря ветер тучи собирает…» Очевидно, от волнения я забыл объявить название стихотворения. По залу прокатился смешок. Но потом ребята притихли и слушали меня внимательно. Когда я кончил, учитель сделал мне несколько замечаний и попросил прочитать «Песню о Буревестнике» ещё раз. Я прочитал, и он сказал, что принимает меня в кружок. Помню, он даже похвалил меня и назвал способным. Похвалил! А на первом же занятии обидел.
      В тот день Виктор Семёнович, так звали учителя литературы, читал нам отрывки из пьесы-сказки «Снегурочка».
      Во время чтения я примеривал себя то к одной, то к другой роли и наконец пришёл к заключению, что больше всего мои актёрские данные подходят к роли царя Берендея. Голос у меня был сильный. Черты лица, как я сам считал, мужественные. Вот только рост маловат. В драмкружке большинство ребят было из шестых и седьмых классов, трое из пятого, а из четвёртого приняли меня одного. «Но при чём тут рост? — возражал я сам себе. — Наложу в царские сапоги побольше бумаги, вот сразу и вырасту».
      Однако царя Берендея Виктор Семёнович почему-то поручил худому робкому семикласснику, который всю репетицию моргал глазами и смущённо ёрзал на стуле, точно его вот-вот должны были вызвать к доске решать трудную задачу.
      — Ладно, — махнул я рукой, — сыграю Деда-Мороза. Тоже хорошая роль.
      Но и Деда-Мороза отдали другому.
      — А Боря, — обратился ко мне учитель, — сыграет царского отрока.
      — Кого? — растерянно переспросил я и помрачнел.
      — Мальчика, который прислуживает царю, — объяснил мне учитель. И сказал, чтобы к следующей репетиции все участники будущего спектакля переписали свои роли.
      Из школы я шёл один. Всю дорогу ругал себя за то, что сразу не отказался от роли. Дома у меня, очевидно, был очень сердитый вид. Даже сестрёнка спросила меня:
      — Ты почему такой молчаливый?
      — А мне теперь много говорить не полагается, — усмехнулся я. — Роль такую дали. В ней всего несколько слов.
      — А когда на представление приходить? — обрадовалась сестрёнка.
      — Отстань! — отмахнулся я от неё и, тяжело вздохнув, сел за уроки.
      После уроков, которые я выучил хуже обычного, я из-за какого-то пустяка повздорил с сестрёнкой. Словом, вечер прошёл совсем не весело. И спал я плохо. Три раза видел один и тот же сон. Будто я вышел играть царского отрока, а говорю всё за царя Берендея и Деда-Мороза. Вот до чего расстроился!
      На следующее утро я пошёл в школу пораньше. Решил встретить Виктора Семёновича на улице, чтобы поговорить с ним наедине. Но когда в конце переулка я увидел знакомую фигуру учителя, решимость вдруг оставила, меня.
      «Ведь если я откажусь от роли, — подумал я, — тогда, пожалуй, Виктор Семёнович совсем меня из кружка исключит. Уж лучше сыграю как-нибудь этого мальчишку, а в следующий раз сам попрошу главную роль», — решил я и, поравнявшись с учителем, поздоровался.
      — Здравствуй, Боря, — улыбнулся мне Виктор Семёнович. — Ты что такой невесёлый?
      — Роль мне не нравится. Маленькая она. Даже играть нечего, — с горечью признался я.
      — Роль, конечно, у тебя не главная, — согласился учитель. — Но там есть что играть. Помнишь, как отрок царя просит, чтобы он Купаву выслушал: «Девица красная молит и плачется, бьёт челобитную»?
      Я уныло покачал головой в знак согласия.
      — Жалеет ведь отрок Купаву, волнуется за неё, — сказал учитель. — А вдруг царь не захочет её выслушать? Вот ты попробуй поволноваться, да так, чтобы зритель тоже переживал, разрешит царь впустить Купаву или нет. А когда получишь согласие, не забудь поблагодарить царя и поклониться ему.
      — А как кланяться-то? — спросил я.
      — В пояс, по русскому обычаю, — сказал учитель и предложил мне взять в школьной библиотеке русские сказки.
      В книге сказок были очень хорошие рисунки. Сразу стало ясно, как царские слуги одевались, как они выглядели.
      Отыскал я среди них царского отрока. Он был одет в расшитый золотыми нитками кафтан с высоким воротником и остроконечную шапочку, похожую на тюбетейку, только повыше и всю в драгоценных камнях.
      Я не только внимательно рассмотрел в книжке рисунки, а прочитал все сказки, в которых был царь. Прочитал и задумался: «Да, положение у придворных было незавидное. Попробуй не угоди царю — так он может и голову отрубить. Берендей, правда, был добрый царь. Но кто его знает. Попросишь не вовремя, и он может рассердиться».
      Я прочитал ещё турецкие и персидские сказки и пришёл к заключению, что царей надо просить осторожно, вкрадчиво, чтобы ничем не прогневить. Выйдя на сцену, я решил говорить свои слова не сразу. Сначала нужно было убедиться, в каком настроении царь. И только когда Берендей ласково улыбнётся (а я подговорил того застенчивого семиклассника улыбнуться мне), попросить его выслушать Купаву. Чтобы почувствовать настоящее волнение на сцене, накануне спектакля я подошёл к самому сильному из ребят нашего класса и сказал ему строгим голосом:
      — Когда же ты, Гусев, перестанешь девочек обижать?! — и от страха даже зажмурился: ну, думаю, сейчас он меня стукнет.
      Для меня этот удар означал бы отказ царя Берендея выслушать Купаву. А он не стукнул. Уставился на меня как баран на новые ворота и промычал:
      — Ты что, белены объелся? Я никого не тронул.
      «Значит, согласился царь выслушать красную девицу!» — возликовал я и, почувствовав себя лихим конём, поскакал по коридору.
      На спектакле я тоже так сделал. Когда царь сказал: «Разве для девушек двери заказаны, входы затворены?», что означало «Проси!» — я, как положено, поблагодарил его поклоном, а потом, забыв всякую учтивость, очень довольный, поскакал вприпрыжку звать красную девицу Купаву к царю.
      И тут я даже подумал, что ослышался: в зале захлопали. Мне захлопали! Исполнителю самой маленькой роли! Главным героям не хлопали, а меня проводили аплодисментами. Наверное, зрители обрадовались вместе со мной, что Берендей не отказался выслушать обиженную девушку. И верно, после нашего спектакля многие ребята прибежали за кулисы поздравить нас.
      — А где царский мальчик?
      — Кто его играл? — интересовались они.
      Тогда Виктор Семёнович подошёл ко мне и сказал:
      — Видишь, роль у тебя совсем маленькая, а запомнилась зрителю лучше больших. Молодец, хорошо поработал. — И, посмотрев на кружковцев, играющих главные роли, учитель добавил: — Мне хочется, чтобы на этом примере вы поняли очень простую вещь: нет в пьесах маленьких ролей, как в жизни нет маленьких дел. Всё зависит от того, как к делу относишься.
      Рассказ артиста кончился. Я выключил магнитофон и посмотрел на Танечку. Она сидела притихшая, будто всё ещё слушала интересный рассказ. Мне показалось, она даже обо мне забыла.
      Наконец Танечка посмотрела на меня и смущённо сказала:
      — Когда мама нашего одноклассника поправилась, она тоже благодарила нас, что мы навестили её. Даже сказала: «После того как вы пришли, я сразу начала поправляться».
      — Вот видишь, — подхватил я, — выходит, зря вы на том сборе не выступили. Ваши маленькие дела были тоже нужными. Из маленьких кирпичей строят большие дома. И у большого дерева есть тоненькие-тоненькие корни. Их простым глазом с трудом разглядишь, а добывают они дереву самые питательные соки.
     
     
      У многих есть недостатки
      А у тебя, читатель? Ну-ка, выясни…
     
      — Принесла вожатая Валя к нам в класс большой плакат, — продолжала рассказывать Танечка. — На нём были нарисованы мальчик и девочка с красными звёздочками на школьных формах. А внизу подпись:
      Октябрята — дружные ребята!
      Прочитали мы плакат и закричали:
      «Это верно! Мы дружные!»
      «Мы почти не ссоримся!»
      Только Алик не закричал. Даже насупился и сказал вожатой:
      «А если дружить не с кем, тогда как?»
      «Как — не с кем? — удивилась вожатая. — В классе тридцать пять ребят, а ты говоришь — «не с кем».
      «А если они мне не нравятся?» — вызывающе сказал Алик.
      «Все тридцать пять не нравятся?» — всплеснула руками Валя.
      «Ну, не все, а те, с кем я подружиться думал», — поправился Алик.
      «Чем же они тебя не устроили?» — спросила Валя.
      «А чего хорошего в Вовке Бузанове? — сказал Алик. — Хотел я с ним дружить, даже вместе домой один раз пошёл. А он говорит: «Ну-ка, давай поборемся, я тебя одной правой положу». А через минут пять снова: «Хочешь, я тебя одной левой в снег запихаю». И всю дорогу перед моими глазами кулаками махал. Быстро-быстро. У меня от них даже в глазах зарябило. Вот я и расхотел с ним дружить. Решил с Толиком Портновым подружиться».
      «Значит, ты с Толиком дружишь?» — поинтересовалась вожатая.
      «Очень нужно! — фыркнул Алик. — Я думал, он хорошо учится, а он почти каждую неделю двойки получает. Разве двоечник хороший товарищ? Будешь с ним дружить, и сам хуже учиться станешь. Не с кем мне у нас в классе дружить. У каждого недостатки есть».
      «А ты сам разве всё хорошо делаешь? — набросились мы на Алика. — Всегда всё исподтишка. Ехидничать ты любишь!»
      «А помочь товарищу — тебя нет, — сказал Толик Портнов. — Просил я тебя, а ты так и не объяснил, как задачку решить. Сказал: с двоечниками не вожусь».
      Тут уж и я не выдержала и крикнула Алику:
      «Ты хоть и отличник, а по характеру хуже двоечника!»
      Сильно покраснел Алик. Прямо как спелый помидор стал.
      «Ну кто тебе сказал, что ты сам не всегда хорошо поступаешь? — спросила Алика вожатая. — Ребята! Значит, они твои настоящие друзья, раз хотят, чтобы ты лучше стал. А ты говоришь, что у тебя в классе друзей нет!»
      Подумал Алик над словами вожатой и решил подружиться с Толиком и Вовкой. Ведь вместе скорее друг другу помогут. Одному — отметки исправить, другому — характер. С того дня они и уроки втроём делать стали. И друг за друга заступаться, если кто обидеть захочет. А мы посмотрели на них и захотели свою звёздочку ещё больше сдружить.
     
     
      Хорошие рецепты
      Кому какой подходит
     
      — Пошли мы к пионерам-четвероклассникам. Тем самым, которые про свой режим дня нам объясняли, и попросили рассказать, что им помогло сдружиться. Вот какие они нам рецепты дали.
      ВИТЯ БИРКИН:
      Мы сначала тоже были недружные. Каждый проводил время и учил уроки как хотел. А теперь нас водой не разольёшь. Знаете, кто пришёл нам на помощь? Ваш старый знакомый — режим дня. Начали мы в одно и то же время уроки делать, родителям помогать, гулять — вот и сдружились. Ведь что у нас стало получаться: делаем мы дома уроки — вдруг задачка не выходит. Бежим друг к другу. И решаем вместе. Хорошо вместе решать! Обязательно решим. Потом расходимся. По режиму дня — надо родителям помогать. А родители пошлют нас в магазины, вот мы и опять вместе. И тут друг другу помогаем. Один в кассу встанет, другой на всех хлеб покупает, третий — масло, четвёртый — сахар. В момент обернёмся — и во двор. Согласно режиму дня гулять пора. А во дворе подавно не разлучаемся. Так и сдружились.
      ВИКА СОСНИНА, экскурсовод школьного музея имени Лены Колесовой:
      По-моему, чтобы крепко подружиться, надо что-нибудь пережить вместе. Мы пережили и подружились. Было это так. Задумали мы устроить уголок Героя Советского Союза Лены Колесовой. Наш отряд теперь её имя носит. Разыскали маму Лены, написали ей письмо и попросили прислать книгу о Лене с фотографией. Как получили мы книгу, Саша Гущев, наш художник, стал с фотографии большой портрет рисовать. И тут кто-то из нас опрокинул чернильницу и залил фотографию Лены. Что делать? Стали мы все вместе такую же книгу про Лену в городских библиотеках искать. Один день в одну идём, другой — в другую. Наконец нашли сборник военных рассказов. Там статья про Лену и портрет её. Очень мы этому обрадовались. Особенно художник Саша. Вышел он из библиотеки и даже песню запел. Мы в этот день до вечера не разлучались. А после нам друг без друга уже скучно было. Вот как подружиться можно.
      ГОГА ГОЦЕРИДЗЕ:
      Чтобы дружить, надо хорошо знать друга. А то никакой дружбы не будет. Я, например, начал дружить с Петей Суровым из нашего класса. Только ничего из этой дружбы не получилось. Я в нашу школу в прошлом году пришёл. Никого не знал. Посадили меня с Петей. Вроде хороший ученик, хороший мальчик. Почему не дружить с таким? Я и стал дружить. А он мне сразу условие поставил: «Будешь со мной дружить, с Витькой Биркиным не водись. Он командовать любит. С курносым Борькой тоже не водись. Он второгодник и мой враг: жадиной меня дразнит».
      Пригляделся я к Пете, а он в самом деле жадина. Резинку и ту товарищу дать жалеет. Один раз я забыл дома ручку, а у него две было. Он даже не сказал мне об этом. Я случайно узнал. Доставал Петя учебник из портфеля, а из него ещё ручка выпала. Вот я и перестал с ним дружить. Для друга разве что жалеют? Я-то для него ничего не жалел. Даже с Витькой Биркиным не водился. Только зря! Он как раз справедливый и честный. Сейчас Витя мой первый друг. И курносый Борька хороший товарищ.
      ВЕРА ТОЛКАЧЁВА, звеньевая:
      А мы совсем по-другому сдружились. И не друг с другом, а всей звёздочкой. Раньше мы очень недружные были. Часто ссорились. Особенно когда в школьном саду работали. Лейки друг у друга вырывали и лопаты, чтоб получше себе взять. Но вот сняли мы первый урожай. Стали яблоки есть — тут уж дружно ели. Нам было весело. Ели мы яблоки и мечтали о том времени, когда наш сад станет большим и красивым и мы сами вырастем.
      «Я буду машинистом турбовоза, — сказал Саша Козлов, — буду перевозить людей из одного города в другой».
      «А я стану геологом», — призналась я.
      И все сказали, кто кем хочет быть. Оказывается, у нас в звёздочке и врачи есть, и капитаны кораблей, и даже пограничники. Интересно о будущем мечтать. Мечтая, мы и подружились.
      Больше пионерам рассказывать было нечего, и они ушли…
      — Помог вам этот разговор? — спросил я Танечку.
      — Ещё как! — закивала она головой. — Вспомнили мы после всё, что пионеры сказали, и написали себе для памяти такой плакат:
      Нет в звёздочке интересных дел — нет в ней и дружбы!
      Прочитали мы плакат и придумали игру под названием «Копилка знаний». Каждый из нас узнавал что-нибудь интересное и на сборе рассказывал об этом.
      Толик Портнов рассказал, как королевские пингвины у моряков на ледоколе живут. Ему об этом в письме папа написал. А Вовка Бузанов показал нам приём борьбы самбо, которым можно любого силача победить. Его старший брат научил. А я ходила к тому старому рабочему, что нам в день приёма в октябрята сказку про звёздочку рассказывал, и позвала его к нам. Он пришёл и рассказал про Октябрьскую революцию.
      А чтобы дружба у нас крепче стала, начали мы ходить друг к другу в гости. И ещё лучше сдружились. Нам даже жалко стало, что лето подошло и пришлось расставаться на каникулы.
      — Вы на каникулы расстались, а мы с тобой расстанемся сейчас до завтра, — сказал я Танечке и посмотрел на часы. — Пора!
      — Откуда вы знаете, что мне надо уже ко сну готовиться? — удивилась Танечка.
      — Это мне твой режим дня подсказал, — пошутил я и пожелал Танечке спокойной ночи.
      И с тобой, октябрёнок, я прощаюсь до завтра.
     
     
      Не поверили
      А почему? Значит, была причина
     
      Если кто-нибудь из вас, ребята, видел ученика, который получил подряд три или четыре двойки, то он может представить себе, какой огорчённой выглядела Танечка, когда мы встретились с ней на следующий день. Но нет, двоек она не получила.
      — Не примут нас в пионеры! Ни за что не примут! — заявила Танечка и быстро-быстро замигала глазами. Того и гляди, расплачется.
      С чего бы это? Но я не стал расспрашивать Танечку. Наоборот, я сделал вид, будто ничего не заметил, и сказал ей ровным, спокойным голосом:
      — А ведь сейчас по режиму дня тебе положено обедать. Давай поедим вместе?
      — Не хочу я есть! — замотала головой Танечка. — В меня теперь никакая еда не полезет. Если бы вы знали, до чего хитрющий Алик, вы бы с огорчения тоже целый год не ели.
      — Тогда давай поголодаем, — согласился я. — А ты пока расскажи мне про него. И потом, если виноват Алик, почему ты думаешь, что вас всех не примут в пионеры?
      — Потому что мы трусы, — объявила Танечка и, чтобы не заплакать, закусила губу.
      Очевидно, ей было очень горько.
      «В самом деле, пионер не может быть трусом, — подумал я, — да и октябрёнку быть им не годится. Вот положение!»
      Танечка сидит на тахте и уже не кусает губы, а хлюпает носиком… Как же мне не дать ей расплакаться и всё выяснить? Ведь я хочу узнать, что случилось в их звёздочке не из простого любопытства. Может быть, я сумею чем-то помочь Танечке. Как она не понимает этого!
      Но нет, я напрасно так подумал о Танечке. Вот она подняла на меня свои полные печали глаза и сказала:
      — Вызвала Алика Мария Сергеевна отвечать, а он, вместо того чтобы честно признаться, что не выучил урок, начал хитрить. Сказал, будто вчера его больная мама в аптеку за лекарством посылала, а там длинная очередь была. Вот он и устал так, что ничего в голову не полезло. А на самом деле мама никуда его не посылала. Просто он побоялся двойку получить. Ведь всего шесть дней осталось… А так Мария Сергеевна ему только точку поставила.
      — А почему же вы ничего ему не сказали?
      — Сказали, — возразила Танечка. — Только не на уроке, а после, когда домой из школы шли. Оля сказала и я: «Зачем ты учительницу обманул?» А он знаете что нам ответил?
      — Ну-ну? — поторопил я.
      — «Вы хотите, чтобы у меня перед приёмом в пионеры двойка была!» Вот видите, — всё никак не могла успокоиться Танечка, — двоек он боится, а нечестного поступка нет. Я прямо вся закипела после этого! И Оля тоже.
      — Это хорошо, что вас возмутил поступок Алика, — сказал я Танечке, — но одних правильных слов мало, вы обязательно должны подкрепить их делом.
      — Каким делом?
      — Мне кажется, вам надо добиться, чтобы Алик признался вашей учительнице в обмане. А то хоть вы и не виноваты, а получается, что тоже обманываете Марию Сергеевну, раз скрываете его обман.
      — Хорошо, — решительно произнесла Танечка, — я скажу Алику, что Мария Сергеевна видела его маму на улице. Вот ему и будет стыдно.
      — А тебе? — спросил я. — Ведь ты тоже станешь обманщицей.
      Танечка вздохнула и развела руками:
      — Тогда прямо не знаю, что и делать!
      — Ты лучше скажи Алику, что так может случиться. Пойдёт его мама в магазин и вдруг встретит там вашу учительницу. Вот они и узнают, что Алик сказал неправду. Тогда Алик у Марии Сергеевны из доверия выйдет. Как тот пастушок, который обманул крестьян, закричав: «Волки, волки!» А никаких волков не было. Знаешь?
      Танечка покачала головой, и я рассказал ей эту старую побасёнку:
      — Пас пастушок стадо ягнят. Стало ему скучно, он и закричал: «Волки напали! Спасите!» Услышали его крестьяне. Схватили топоры, вилы — и к пастушку. А он смеётся: «Ловко я вас провёл!» Зато в другой раз, когда волк в самом деле напал на стадо, крестьяне, услышав крик пастушка, не поверили ему. Подумали, опять шутит. Горько он поплатился за свой обман.
      — Я про этот случай Алику расскажу. Вот он и поймёт, как плохо обманывать! — обрадовалась Танечка.
     
     
      Как Старшего Друга найти
      Глава с секретом. Но раскрывать секрет ещё рано
     
      — Во втором классе Вова Бузанов уже не был командиром нашей звёздочки, — сообщила мне Танечка.
      — За что же его переизбрали? Уж не натворил ли он чего? — поинтересовался я.
      — Ничего не натворил, — успокоила меня Танечка, — просто вожатая сказала, что нужно кому-то ещё проявить себя. Вот ребята и выбрали меня.
      Танечка показала мне «Журнал октябрятских дел» их звёздочки, который она стала вести. И у меня сразу появились вопросы. Мне, например, была непонятна такая запись: «Теперь мы знаем, где искать Старшего Друга».
      — Откуда вам это стало известно? — спросил я.
      — В самом начале учебного года, — принялась объяснять мне Танечка, — когда октябрятская работа только началась, пришла к нам вожатая Валя и сказала:
      «Между собой вы ещё в том году хорошо сдружились. А вот Старшего Друга у вас пока нет».
      «Как — нет?! — закричали мы. — У нас даже два Старших Друга: ты и Мария Сергеевна».
      «Нет. Я говорю о другом Старшем Друге».
      «О каком же? — спросили мы. — У нас больше никого нет».
      «А жаль, — покачала головой Валя. — Очень хорошо, если октябрятская звёздочка дружит с кем-нибудь из взрослых людей со стороны».
      «Как же с ним подружиться?» — зашумели мы.
      «Об этом вы сами подумайте, — сказала вожатая, — или посоветуйтесь с пионерами».
      «Верно, посоветуемся с пятиклассниками, — тотчас решили мы. — В прошлом году они нам здорово про режим дня и про дружбу рассказали».
      На большой перемене мы пошли к их председателю совета отряда Вите Биркину и объяснили, что нас интересует. Он сказал:
      «Придём поговорить с вами после уроков. Ждите!»
      Витя оказался точным человеком. Не успели мы сложить тетради и книжки, как явились пятиклассники. Мы их сразу узнали, потому что пришли те же самые ребята, которые были у нас в прошлом году. Разговор начал
      ВИТЯ БИРКИН:
      Конечно, не каждый встречный может быть Старшим Другом октябрят, но мы своего друга встретили совсем неожиданно. Шли из школы и видим: несёт старушка полную сумку продуктов. Взяли и помогли ей. А пока несли сумку, пригласили старушку на сбор звёздочки. Мы хотели, чтобы она наше представление посмотрела и немножко развлеклась. А старушка сама нам интересные сказки рассказала. Оказывается, она была артисткой-сказительницей. Вот как нам повезло! Потом Ксения Георгиевна, так звали старушку, помогла нам сбор, посвящённый сказкам, провести. Мы тогда на всю школу прославились. Очень хороший у нас в звёздочке Старший Друг объявился.
      ГОГА ГОЦЕРИДЗЕ:
      А у нашей футбольной команды самый преданный друг — управдом. Сначала он всё косился на нас: не мы ли забор свалили? Не мы ли мячом клумбу попортили? А потом собрал нас и предложил быть патрулями во дворе. Мы теперь за всем порядком во дворе следим. И о каждом происшествии ему докладываем. Управдом нам теперь без опасения лопаты даёт и всякие другие инструменты. А раньше он боялся, что мы лопаты сломаем. Управдом наш хороший Старший Друг.
      ВЕРА ТОЛКАЧЁВА:
      В нашем звене тоже есть друг. Он шофёр. Мы с ним уже третий год дружим. С того самого дня, как он привёз к нам на сбор старого большевика. Шофёр нам тоже о своей работе рассказал. И правила движения объяснил. Мы ему октябрятскую звёздочку подарили. Шофёр её в такси рядом с зелёным колпачком прикрепил. Один раз милиционер остановил его и спросил:
      «Что это за знак?»
      Шофёр ответил:
      «Знак дружбы с октябрятами!»
      Милиционер засмеялся и разрешил ему дальше ехать.
      ВИКА СОСНИНА:
      А наш самый лучший друг — тётя Люся. Она воспитательница детского сада, в который мы ходили до школы. Мы уже в пятом классе, а всё бегаем к ней после уроков и спрашиваем: «Как дела, тётя Люся? Чем вам помочь?» И очень рады, когда она поручит нам что-нибудь, а потом похвалит.
      После Вики поднялся со стула тот самый пятиклассник, который не выполнял в прошлом году режим дня и приходил к нам как отрицательное явление. Он был такой же хмурый. Он сказал:
      ХМУРЫЙ МАЛЬЧИК:
      У нас в звене тоже есть Старший Друг. Только я не знаю, кто он, потому что редко остаюсь на сборы. А когда оставался, он не был. В общем, я его ни разу не видел. Он, кажется, токарь на заводе или артист-канатоходец. Если хотите, я могу узнать поточнее…
      Мы не стали просить этого пионера узнавать точно, кто Старший Друг их звена. Нам всем захотелось поскорее подружиться с каким-нибудь шофёром или водителем самосвала и тоже подарить ему октябрятскую звёздочку. Мы поблагодарили пятиклассников за советы и договорились между собой приставать к родителям до тех пор, пока они не покатают нас на такси. В такси каждый из нас должен был разговориться с шофёром. И если он окажется приветливым и интересным человеком, записать номер его машины и пригласить шофёра к нам на утренник. Мы уже начали готовиться к празднику Октября.
      — Удалось ли вам таким образом найти Старшего Друга? — спросил я.
      Танечка улыбнулась и загадочно ответила:
      — Об этом я вам потом скажу, когда буду о «Говорящей швабре» рассказывать. А сейчас послушайте, какое чрезвычайное происшествие с нами произошло в Октябрьский праздник.
      И я узнал вот что.
     
     
      Весёлое представление
      Только не всем здесь будет весело
     
      Понравилось октябрятам Таниной звёздочки, как пионеры, про которых рассказывала Вика Соснина, дружили с детским садом. Решили и они навестить под праздник малышей. А в какой садик пойти? Конечно, в тот, куда сами до школы бегали. Только просто так идти к малышам неинтересно. Ведь октябрята — весёлые ребята. Вот и придумали они показать малышам кукольное представление. Вожатая Валя помогла им пьеску выбрать и роли распределить. Стали мастерить кукол-зверюшек. У всех зверюшки хорошие получились, только у Вовы Бузанова никак Волк не выходит.
      — У тебя Волк точно крот какой. Его мой Барашек и не испугается, — смеялась над Вовиным Волком Танечка.
      Что после этого Вове делать?
      Вышел он из класса да как завоет волком на весь коридор. Даже внизу, в школьной мастерской, его вой услышали. Прибежали ребята, думали, что случилось. А узнали, в чём дело, и утешили Вову.
      — Не переживай! — сказал Витя Биркин. — Поможем тебе волчью пасть сделать.
      И такого страшного волка смастерили, что ни в одной сказке ещё не было. Вставили ему в пасть маленькую пружинку. А от пружинки суровую нитку протянули. Дёрнет Вова за нитку — раскроется волчья пасть и даже зубы покажутся. А отпустит нитку — пружинка захлопнет пасть. Прямо как живой волк получился. Танечка его даже по-настоящему бояться стала.
      — Уж ты моего Барашка — белые кудряшки поскорее ешь! — просила она Вову.
      А Вовка на каждой репетиции раза по два свои сценки повторял. Добился, чтобы страшнее получалось. Разучила Танина звёздочка сказку и пошла к малышам в гости.
      Смотрят малыши спектакль, переживают. Вместе с Зайкой песенки поют, смеются, как Медведь зарядку делает. А когда Волк за Барашком пришёл, насторожились, притихли…
      Один малыш, по имени Ванечка, даже нарочно крикнул Волку:
      — Нет здесь Барашка! Убежал он! (Наверное, подумал: «Вдруг Волк уйдёт!»)
      А Волк хитрющий был. Махнул на Ванечкины слова хвостом и стал под сараем землю рыть.
      Почуял Барашек беду, выбежал из сарая, а Волк за ним. Открыл свою зубастую пасть, чтобы Барашка схватить, и вдруг прямо на глазах у зрителей отвалилась у него половина картонной морды. А одной половинкой разве Барашка схватишь? Вова за ширмой ужас как растерялся, даже вслух себя ругать стал:
      — И зачем я так сильно за нитку дёрнул? Всё представление теперь испортил.
      Только так сказал Вова, а малыши как засмеются да как захлопают в ладоши и закричат:
      — Так и надо Волку, так и надо! Теперь он Барашка не тронет.
      А маленький Ванечка подбежал к ширме, схватил половину волчьей морды и на всякий случай отнёс её подальше. Тут вожатая Валя и задёрнула занавес. Так и кончилось это представление. Зрители остались им очень довольны. А Танина звёздочка решила всегда так свой спектакль кончать, чтобы злого Волка наказать и Барашка спасти. Ведь даже самые маленькие ребятишки должны знать, что нельзя делать зло. И волков бояться не надо. Ни на сцене, ни в жизни…
      — Вот какое у нас чрезвычайное происшествие случилось, — улыбнулась мне Танечка и продолжала: — Вожатая Валя потом нам сказала: «Уж если мы к этой пьеске такой хороший конец придумали, так, может, сумеем всю пьеску сами написать. Давайте попробуем». И мы написали. Вот какая пьеска у нас получилась.
      Танечка раскрыла «Журнал октябрятских дел» их звёздочки и указала на одну из страничек. На ней красными печатными буквами было написано:
      ПЕРВЫЙ УЧЕНИК
     
     
     
      Первый ученик
      Сценка для кукольного представления
     
      Участвуют:
      ПЕТРУШКА — кукла.
      ДЕВОЧКА — школьница.
      ПЕТРУШКА (появляется над ширмой, поёт). Стал я школьником се-год-ня, поступил я в пер-вый класс, по-сту-пиил я в перрр-вый класссс!..
      К ширме подходит девочка.
      ДЕВОЧКА. Здравствуй, Петрушка! В школу собрался? А что ты скажешь своей учительнице?
      ПЕТРУШКА. Скажу: «Здравствуйте, Анна Иванна! Вы моя перррвая учительница, а я ваш перррвый ученик!»
      ДЕВОЧКА. Очень хорошо, Петрушка, что ты хочешь учиться лучше всех.
      ПЕТРУШКА. Я уже придумал, как стать перррвым учеником. Сказать?
      ДЕВОЧКА. Я знаю. Надо выполнять все школьные правила. На уроках не разговаривать. А если можешь ответить на вопрос учительницы, подними руку.
      ПЕТРУШКА. А если я не могу?
      ДЕВОЧКА. Что не можешь — поднять руку?
      ПЕТРУШКА. Нет, ответить на вопрос. Я же не профессор.
      ДЕВОЧКА. Но ведь ты хочешь быть первым учеником. А первый ученик всегда хорошо знает урок.
      ПЕТРУШКА. А если у меня уважжжительная причина?
      ДЕВОЧКА. Тогда подними руку и предупреди учительницу.
      ПЕТРУШКА. Хорошо.
      ДЕВОЧКА. Ну-ка посмотрим, всё ли ты понял.
      Петрушка поднимает руку.
      Что тебе, Петрушка?
      ПЕТРУШКА. Я не выучил урок по уважительной причине. Прошу меня не спрашивать.
      ДЕВОЧКА. А какая у тебя уважительная причина?
      ПЕТРУШКА (трёт лоб рукой). Я ещё не придумал.
      ДЕВОЧКА. Ай-яй-яй, Петрушка! Разве уважительную причину придумывают?!
      ПЕТРУШКА. А как же! (Смотрит в зрительный зал.) Во-он в пятом ряду сидит мальчик. Как-то он ходил на кукольное представление и не выучил уроки, а учительнице сказал, что у него болели зубы. (Изображает, как болят зубы.) Ой-ой-ой!
      ДЕВОЧКА. Он нехорошо поступил и, наверное, больше так делать не будет. А ты должен всегда учить уроки, раз хочешь стать первым учеником. (Подвигает к ширме классную доску, пишет на ней.) Скажи, Петрушка, сколько палочек я написала?
      Петрушка старательно прикрывает рот рукой.
      Что же ты молчишь?
      ПЕТРУШКА. Сама сказала: на уроках разговаривать нельзя.
      ДЕВОЧКА. Так это за партой с соседом, а у доски надо отвечать.
      ПЕТРУШКА. Тогда я лучше сяду за парту.
      Звонит огромный будильник.
      Ой, в школу пора! Ой, где мои тетрадки? Где портфель? (Мечется вдоль ширмы, собирая тетради и книги.)
      ДЕВОЧКА. Петрушка, ты всё запомнил? Будешь теперь стараться стать первым учеником?
      ПЕТРУШКА. Не беспокойся, буду! Вбегу сейчас самым первым в класс, займу первую парту и первым попрошу меня не спрашивать. Вот и буду первый ученик. Ура! (Убегает.)
     
      Забавную сценку придумали октябрята Таниной звёздочки, не правда ли? Ты, читатель, тоже можешь разыграть её на своём школьном утреннике и посмеяться вместе с товарищами над такими вот «первыми» учениками.
     
     
      Уговор «Чок-Молчок» наоборот
      В этой главе как раз и хранится «Секрет на весь свет»
     
      На уроке чистописания на Танину парту упал скомканный комочек бумажки. Развернула его Танечка и прочитала: «Примите меня в свою звёздочку. В нашей скучно. Мы ничего не делаем. Даже в кино не ходим. А у вас весело. Вы выступаете, поёте песни, разучиваете игры, на экскурсии были. Примите меня. Октябрёнок Миша Аистов».
      Прочитала Таня записку и кивнула Мише головой, что согласна. Пусть, если хочет, к ним в звёздочку переходит.
      Обрадовался Миша и на перемене сказал своему командиру:
      — До свидания. Я от вас в третью звёздочку перехожу.
      — Как так переходишь? — не понял командир.
      — А так. Буду у них, а не у вас, — сказал Миша и побежал в коридор. Он думал, что предупредил командира и всё в порядке.
      А командир Мишиной звёздочки остановил его и сказал:
      — Переходить из звёздочки в звёздочку нельзя, а то все разбегутся. Кем же тогда я командовать буду?
      — Раз ты такой командир, что от тебя убегают, тогда тебе и командовать нечего, — заступился за Мишу Вовка Бузанов.
      Тут их окружили ребята. Сначала все кричали, и от крика ничего нельзя было понять. А когда накричались, стали по очереди высказываться.
      ВАЛЯ ГУРЕНКОВА, октябрёнок четвёртой звёздочки:
      Миша хорошо сделает, если перейдёт из скучной звёздочки в весёлую. Было бы у нас скучно, я бы тоже перешла. А у нас тоже звёздочка хорошая. Зачем же я переходить буду? А если бы была скучная, я бы даже не задумалась. Ведь когда показывают по телевизору что-нибудь неинтересное, мама всегда переводит на другую программу. Так и надо делать, чтоб веселее было.
      СТЁПА КАТУШКИН, октябрёнок Мишиной звёздочки:
      Вот уж нет! Телевизор одно, а октябрятская звёздочка — совсем другое. Миша плохо придумал. Лучше бы он позвал октябрят из своей звёздочки в цирк или в кино на смешной фильм. И всем стало бы весело…
      Тут вошла в класс наша учительница и стала слушать, о чём мы спорим. Она ничего нам не говорила, а только слушала, что говорят ребята, и не мешала им. А спор разгорелся ужасный.
      Сестрёнки-близнецы, Зина и Нина, перебивая друг друга и размахивая руками, трещали, как две сороки:
      — Мы считаем, Миша прав!
      — И не прав! Так тоже может быть!
      — Прав он потому, что не хочет скучать. Октябрята — весёлые ребята, зачем скучать!
      — А не прав, раз бросает своих товарищей. Октябрята — дружные ребята. Бросать друзей не годится!
      — Как же мне быть? — спросил их Миша.
      — Вот ты переходишь в третью звёздочку, потому что там веселее, — сказал командир Мишиной звёздочки, — а вдруг тебе покажется, что в четвёртой звёздочке ещё веселее. Значит, ты и туда перейдёшь? Так и будешь из звёздочки в звёздочку бегать?
      — Ты перебежчик! — сказал Стёпа Катушкин, друг командира Мишиной звёздочки.
      — Раз из вашей звёздочки уходят, значит, командир у вас плохой, ничего интересного придумать не может, — сказала Олечка Кубасова и посоветовала ребятам из второй звёздочки: — Переизберите командира, тогда и будет весело.
      Тут прозвенел звонок, Мария Сергеевна захлопала в ладоши и сказала:
      — Советов вы дали Мише много, пусть он сам решит, как ему поступить. А нам надо заниматься…
      — И как же решил Миша? — спросил я.
      — Остался в своей звёздочке и предложил ребятам делать те же дела, что и мы, — вздохнула Танечка. — Наша звёздочка песню разучивает — и их тоже. Наша на экскурсию в краеведческий музей пошла — и они за нами. Мы своим любимым делом занимаемся — и тут с нас пример берут.
      Мы сначала злились на них ужасно. Даже начали потихоньку от них собираться, чтоб они не узнали, что мы затеваем. А потом сами стали всё их звёздочке рассказывать. Даже один утренник вместе провели.
      — Что же вас заставило так измениться? — поинтересовался я.
      — Со старшеклассников пример взяли, — сказала Танечка. — Как-то пригласила нас вожатая Валя к себе в класс на сбор. На этом сборе они говорили, как им двух пионеров из второго звена исправить. Мы думали, что это дело второго звена и все будут его ругать. Но ребята начали этому звену советы давать. Переживали за него. А звеньевой четвёртого звена пошептался со своими друзьями и сказал второму звену:
      «Давайте Севу с Колькой вместе исправлять. У нас один секрет есть. Мы вам поможем».
      Услышали мы это и переглянулись. Ничего пионеры от своих товарищей не скрывают. А мы всё тайком. Всё от других звёздочек в секрете держим. После этого сбора нам даже не по себе стало. Друг другу мы ничего не сказали, но получился у нас интересный уговор: никаких дел и затей от других звёздочек не скрывать, а даже наоборот — обо всём им рассказывать. Что затеваем, что делать собираемся. С того самого дня наши секреты и стали известны всем школьным звёздочкам…
      — Очень это правильно, — порадовался я за Танину звёздочку. — Всё хорошее должно быть всем известно. Ведь и взрослые так поступают: затевают какое-нибудь хорошее дело — и сейчас же во всех газетах про него расскажут. Чтобы все люди с передовиков пример брали. У передовиков секретов от других нет. Их секрет — на весь свет.
      — А у нас на всю школу! — улыбнулась Танечка. — Мы сначала думали, что тайно делать интереснее. А оказалось, это не так: расскажем мы свою затею другим звёздочкам, а они нам ещё что-нибудь добавят. Ну и мы им тоже подскажем, как лучше какой-нибудь утренник организовать или концерт провести. Сидим и придумываем, кому что в голову придёт. Конечно, что не подходит, отбрасываем.
      — Ум, как говорится, хорошо, а два лучше, — напомнил я Танечке.
      — А если много умов — совсем здорово, — сказала Танечка. — Мы такие сборы прозвали «Чок-Молчок» наоборот». Знаете, как на них интересно!
      — Значит, теперь у вас каждая звёздочка не только о себе думает? — уточнил я.
      — Мы теперь все обо всех думаем, — сказала Танечка и чему-то вдруг обрадовалась. Должно быть, вспомнила что-то хорошее.
     
     
      Про Октябрьскую революцию и про нас
      Решение Таниной звёздочки
     
      — Наша вожатая Валя нам всем очень нравится, — призналась мне Танечка. — Она весёлая, затейливая, петь любит. Но однажды Валя пришла к нам в звёздочку необыкновенно серьёзная.
      «Сегодня учительница истории рассказывала нам про Октябрьскую революцию, — сказала она, — про то, как наши отцы и деды боролись против помещиков и капиталистов. Как они защищали нашу молодую страну от белогвардейцев и интервентов. — Тут Валя помолчала и добавила: — Если бы я жила в то время, я тоже пошла бы бороться с буржуями».
      «И я бы пошёл, если бы жил тогда, — заявил Вовка Бузанов. — Я взял бы винтовку и свергнул бы царя и всех помещиков. — Вовка вдруг засмеялся. — А вы бы сейчас пришли ко мне приглашать на сбор звёздочки и расспрашивали бы меня, как я дрался вместе с Чапаевым и никогда не отступал».
      «А давайте найдём такого человека, который сражался в революцию, и позовём его к нам в гости», — предложила Оля Кубасова.
      «Я видел такого человека, — неожиданно сказал Толик Портнов. — Он приезжал к нашим соседям погостить из Молдавии. Он рассказывал, что у него есть шашка, которую ему подарил командир революционных бойцов Котовский».
      «Что же ты молчал?! Почему не сказал, когда он был тут? — накинулись мы на Толика. — Пошли, выясним у твоих соседей, когда он ещё приедет».
      Мы повскакали с мест, но вожатая Валя нас остановила:
      «А как вы думаете встретить своего гостя? Что ему расскажете?»
      «Это он нам расскажет, как сражался, а не мы ему!» — возразил Вовка.
      «Он, наверное, тоже захочет вас послушать», — предположила вожатая.
      После этого мы решили подготовиться к нашей встрече как следует. Мы написали Толиному знакомому письмо с приглашением, сами стали читать рассказы о героях революции и рисовать в альбом под названием «Да здравствует Октябрьская революция!» картинки. Мы нарисовали Кремль в красных флагах, штурм Зимнего дворца, крейсер «Аврора», который стрелял по Зимнему, и ещё много рисунков. Мы очень старались, чтоб было похоже. Как раз тут пришло письмо от дедушки Степана (так звали бывшего бойца кавалерийской бригады, которой командовал Котовский). Вот что писал нам дедушка.
     
     
      Человек из легенды
      Письмо дедушки Степана
     
      «Дорогие мои внучата-октябрята! Большое вам спасибо за приглашение и пожелание мне здоровья. Чувствую я себя хорошо. Но приехать к вам всё-таки не могу. Далеко мы друг от друга. Больше тысячи километров. А я уже совсем старенький. Поэтому сообщаю письменно всё, что вас интересует.
      То, что я служил в боевой кавалерийской бригаде у Григория Ивановича Котовского, — верно. Правильно и то, что Григорий Иванович наградил меня после одного из боёв своей шашкой, которую я храню до сих пор. О себе сказать больше нечего. А вот о храбрости нашего прославленного командира писать можно много. Хочется мне припомнить для вас два случая, которые ещё ни в какой книге не описаны.
      Случай первый —
     
      ПРИВИДЕНИЕ
     
      Было это в 1920 году. Мы с Григорием Ивановичем воевали тогда в Западной Украине. На подступах к одному посёлку враги открыли по нас ураганный огонь. Время шло. Пора бы их атаковать. Да как? Огонь был такой силы, что даже голову от земли приподнять нельзя. В момент прострелят. Что делать? Отступать? Разве мог решиться на это Котовский?! И тут нашему командиру пришла в голову невероятно дерзкая мысль. Отъехал он на своём коне за деревья да как вдруг выскочит оттуда на открытую поляну, которую враг обстреливал! Выскочил и давай скакать с обнажённой шашкой в руке перед цепью наших бойцов, которые залегли под огнём. Мы так и обмерли. Ведь убьют сейчас нашего командира. Одной шальной пули довольно. Но тут произошло что-то непонятное: противник мгновенно прекратил огонь. Мы воспользовались этим и бросились за своим командиром в атаку. Не прошло и часа, как противник был смят и разгромлен. Но нам всем было очень интересно: почему враги не стреляли в нашего командира? Мы стали расспрашивать пленных. И выяснили вот что. Как увидели они в открытом для огня поле всадника на коне, так и растерялись. Глазам своим не поверили, что человек мог под таким огнём появиться. За привидение его приняли, а кто и за божье знамение. Народ-то тогда верующий был. А разве можно в святого палить! Ну и перестали стрелять. Григорий Иванович на их растерянность и рассчитывал. Вот какой он был решительный и смелый.
      Другой случай —
     
      МАСКИРОВКА
     
      Немного позже, дорогие ребятки, перебросили нашу бригаду в Тамбовскую губернию. Там в ту пору развелись всякие контрреволюционные банды. Одну из таких банд было приказано нам ликвидировать.
      И тут Григорий Иванович тоже предпринял очень смелое и рискованное дело. Для его осуществления переодел он всех своих бойцов в казачью форму. А самого себя выдал за казачьего атамана, который будто бы прибыл в эти места на помощь той самой банде, какую нам следовало уничтожить.
      Для этой цели поймали мы одного человека. Он хорошо знал атамана банды и был его непосредственным начальником. Этот пленный должен был представить атаману Григория Ивановича как его сообщника.
      Вы только подумайте, ребята, какое нужно было иметь мужество, чтобы отправиться к атаману белобандитов без всякой охраны, да ещё с таким сомнительным сопровождающим, каким был этот пленный! Ведь он в любую минуту мог предать Котовского, хотя Григорий Иванович и предупредил его: «Подтвердишь, что я казачий атаман и иду к вам на подмогу. А предашь — будешь уничтожен на месте».
      Пленный подтвердил, и переговоры двух атаманов прошли успешно. Атаман банды беляков согласился соединиться с нашим «казачьим войском». «Будем, сказал, вместе бороться против большевистской гидры», И сам вывел свою банду из леса в село для общих боевых действий против Котовского. Тут-то мы их и встретили. Конечно, всех быстро разоружили и взяли в плен.
      Вот какой удивительно смелый, прямо-таки легендарный командир был Григорий Иванович Котовский».
      Так дедушка Степан закончил своё письмо.
      — В конце он ещё пожелал нам поскорее стать пионерами и хорошо учиться, — сказала мне Танечка и добавила: — Его письмо мы прочитали на нашем утреннике и тут же договорились между собой вот о чём: как только нас примут в пионеры, мы пошлём дедушке Степану красный галстук и будем просить его стать почётным пионером нашей дружины.
      — Вы очень хорошо придумали, — одобрил я решение октябрят Таниной звёздочки.
     
     
      Трудное положение
      А всё, оказывается, очень просто
     
      — Хотя дедушка Степан к нам не приехал, но октябрятский утренник прошёл у нас интересно, — припомнила Танечка. — А вот соревнование, чья звёздочка лучше оформит стенд о героях революции, мы проиграли.
      — Чей же стенд оказался лучшим? — спросил я.
      — Мишиной звёздочки. Они все на месте были, а нам оформлять стенд было некому.
      — Как — некому?
      — А так. Алик с Олей роли к нашему кукольному представлению учили. Вова с Костиком к пионерам в кружок «Умелые руки» заниматься ушли. Только мы с Толиком не заняты были. Пошли мы к вожатой и пожаловались, что стенд оформлять некому. А Валя посмотрела на нас пристально и спросила:
      «Вы сами чем сейчас заняты?»
      «Мы ищем ребят, кто бы мог красиво оформить стенд», — объяснила я.
      «А кроме этого, других дел у вас нет?» — снова спросила вожатая.
      «Других дел нет! — ответили мы. — Но нам во что бы то ни стало надо найти ребят. Мы же соревнование можем проиграть. Вторая звёздочка уже кончает оформлять стенд».
      «А вы оформите свой стенд сами, — посоветовала нам вожатая, — тогда вам и искать никого не придётся…»
      Вот как, оказывается, просто можно выйти из такого трудного положения, — засмеялась Танечка. — А мы не догадались.
      — Это хорошо, что вы сами оформили стенд, — похвалил я Танечку, но тут же предупредил: — Только командиру не всегда надо делать всё самому. Командир звёздочки прежде всего должен уметь организовать октябрят. Ведь какой бы работящий и старательный командир ни был, он всё равно не сумеет сделать столько, сколько все октябрята его звёздочки. Поэтому командиру очень нужно подобрать вроде бы ключик к каждому октябрёнку своей звёздочки: поручить ему в общем деле то, что больше всего ему нравится. Тогда и дело пойдёт на лад. А в одиночку только из сил выбьешься. Раз командир — то и командуй!
      И я дал Танечке прочитать рассказ о командире звёздочки украинском школьнике Васе Сидоренко, который мы передавали по радио.
     
     
      Вот это командир!
      Раз стоит восклицательный знак, значит, командиром довольны все
     
      Пять октябрят пошли в лес за грибами. И вдруг им навстречу стадо гусей. Три гуся вытянули свои длинные шеи, распластали крылья и, шипя, двинулись на ребят.
      — Ой, ой! — испугались ребята и помчались кто куда.
      Но тут они услышали громкий голос своего командира Васи:
      — Чего вы! Я тоже гусей боюсь, только ведь их трое, а нас пятеро. Неужели не победим! Делайте, как я, и наступайте на гусей. Посмотрим, чья возьмёт!
      Вася растопырил руки и, точно самый большой гусь, сам медленно пошёл на гусей. Ребята сделали то же самое и двинулись за ним. Прошли несколько шагов и видят: остановились гуси, захлопали крыльями и побежали от них в сторону.
      — Ура! — радостно закричали октябрята.
      Это летом случилось. А как начался учебный год, заболела из Васиной звёздочки октябрёнок Катя: скучно Кате одной дома лежать. Вот Вася и предложил своим октябрятам: «Пусть каждый из нас напишет Кате письмо и что-нибудь нарисует. Ей веселее будет болеть».
      И верно. Лежала девочка в постели, рассматривала рисунки друзей и в конце концов улыбнулась. Даже время у неё шло теперь незаметно.
      Поправилась Катя, пришла в школу, а Вася ей говорит:
      — В выходной тоже в школу приходи.
      — Зачем? — удивилась Катя.
      — Мы теперь в выходной день в нашем классе детский сад для малышей устраиваем, — объяснил Вася, — в спортивном зале в беге с ними соревнуемся. В актовом диафильмы показываем, а в школьной мастерской кукол лечим.
      Отыграются малыши, уйдут домой, и Васина звёздочка свой класс в порядок приводит. Но просто так убирать класс неинтересно. Вот Вася и придумал всех октябрят матросами сделать. А класс — палубой океанского парохода.
      — Полный вперёд! — командует капитан моряков Вася.
      Стала Нина Павлова отодвигать парту, чтобы протереть под ней, а Вася-капитан сказал:
      — Подожди, иллюминатор слишком тяжёлый. Я сам.
      Он отодвинул Нинину парту, потом сдвинул остальные. А первый помощник капитана принёс швабру. Два других моряка — боцман и штурман — сняли с борта корабля швертбот (большую классную доску), чтобы девочкам было легче протереть его. И вот в классе снова полный порядок. Но игра-уборка затянулась. На улице уже совсем темно. Посмотрел Вася на притихших девочек и сказал:
      — Увольнительную на берег даю коллективную. Мальчики провожают девочек домой, а потом расходятся сами, — и подмигнул товарищам, чтобы они согласились с ним.
     
      * * *
     
      — Вася очень хороший командир, у нас такого, пожалуй, во всей школе нет, — кончив читать, грустно сказала Танечка. — Лучше бы мне не знать про его звёздочку. Вон как они больную девочку развеселили. А у нас, когда Толик Портнов заболел, хитрюга Алик с Костей такое выкинули, что можно со стыда сгореть.
      Танечка в самом деле покраснела. Очевидно, ей не хотелось признаваться в том, что «выкинули» Алик с Костиком. Лучше бы вообще не вспоминать это. Но у нас шёл откровенный разговор и увиливать не полагалось.
     
     
      «Навестили»
      Опять название взято в кавычки. Обрати на это внимание
     
      — У Толика Портнова заболело ухо, — начала Танечка. — Он сидел дома скучный, расстроенный: мама с папой на работе, младшая сестрёнка в садике, все ребята в школе. И вдруг звонок. Толик даже про больное ухо забыл. Открыл дверь и увидел Костю с Аликом. Вот уж кого он не ждал! Алик с Костей не старосты, не командиры звёздочек, а пришли. Молодцы!
      «Мы к тебе! Решили больного человека навестить», — сказали мальчики.
      «Спасибо! Хотите чаю?»
      «Какой чай, нам уже пора в школу» — заторопились приятели.
      «Заходите ещё», — вежливо пригласил друзей Толик.
      «Как в школу опоздаем, обязательно придём, — пообещал Костик. — Мы ведь сегодня опоздали. Хорошо, Алик про тебя вспомнил. Вот мы и пришли».
      «А при чём тут я?» — удивился Толик.
      «Как — при чём? — воскликнули мальчики. — Придём сейчас в школу и скажем: «Навещали больного». Вот нас Мария Сергеевна и ругать не будет за опоздание».
      «Ещё похвалит!»
      И они убежали.
      «А мне очень грустно стало, — сказал нам после Толик, — ещё грустнее, чем до их прихода…»
      — Да, нечуткие у вас Алик с Костей, — подумал я вслух. — Даже хуже — трусливые и равнодушные. Выговора испугались, а обиды, которую причинили своему однокласснику, и не заметили. Расти равнодушным очень плохо. Чужая беда отскакивает от таких людей как горох от стены. Ни помочь товарищу, ни порадоваться с ним они не могут. И получается, что они как пустые колосья среди спелой пшеницы. Никакой от них пользы никому.
      Настоящие октябрята обязательно должны какое-нибудь хорошее дело сделать.
      — Алик, может, завтра хорошее дело сделает, — хитро прищурившись, сказала мне Танечка. — А Костик сейчас у нас знаете кто? Ни за что не догадаетесь! Он в нашем классе первый космонавт.
      — Костик игрушечную ракету сделал? — предположил я.
      — Нет! — замахала руками Танечка. — Он совсем особенный космонавт. Необычный. И очень ценный!
     
     
      Космонавт из второго «Б»
      Хочешь верь, хочешь нет, но это так
     
      У октябрёнка Костика были всякие отметки: тройки, четвёрки, а по пению даже пятёрка. Костик мог учиться лучше. Но когда октябрята Таниной звёздочки говорили ему: «Ты бы подтянулся! Ведь отличником можешь стать!» — Костик сердито отмахивался: «Чего пристаёте? У меня времени нет. Я в музыкальной школе учусь и ещё космическую ракету изобретаю».
      Двенадцатого апреля День космонавтики. Костик объявил ребятам, что в этот день он принесёт в школу свою ракету и запустит её. Теперь он даже гулять не выходил. Всё дома сидел, над чем-то голову ломал, а если и выбегал, так не к нам, а к пятикласснику Вите Биркину. О чём-то всё советовался с Витей. Лицо у Костика такое серьёзное стало, точно у самого Главного конструктора.
      И вот День космонавтики настал.
      Костик пришёл в класс необыкновенно торжественный. Но ракеты у него в руках не было. Может быть, она лежала в его портфеле? Весь класс стал следить за каждым движением Костика. Время шло, а ракета всё не взлетала. Только Мария Сергеевна почти на каждом уроке вызывала Костика и ставила одни пятёрки.
      После уроков октябрята спросили Костика с усмешкой:
      — Когда же твоя ракета взлетит? Уже праздник кончается.
      Костик смущённо молчал. Ответила за него Мария Сергеевна:
      — Ракета Костика взлетит лет через двадцать, когда он институт закончит и строить их будет. А сегодня хотя Костик и не запустил свою ракету, но всё равно взлетел очень высоко. За один день чуть ли не отличником стал. Настоящий космонавт!
      После этого случая октябрята и стали всем говорить, что у них в звёздочке космонавт появился.
      — Космонавтом Мария Сергеевна назвала Костика, конечно, в шутку, — заметил я, — но он всё-таки большое дело сделал. Побороть свою лень, свою несобранность очень нелегко. А Костик сумел. И это, очевидно, потому, что понял: для того чтобы построить космическую ракету, надо много знать. И учиться всю жизнь придётся.
      — Вот каким я в тот день Костика нарисовала, — сказала мне Танечка и раскрыла «Журнал октябрятских дел» на одной из страничек.
      Там был нарисован мальчик в скафандре. В руках он держал раскрытый дневник, в котором стояли одни пятёрки. «Это Костик», — подписала Танечка.
      А на следующей страничке была приклеена иностранная почтовая марка. И никакой подписи. Конечно, меня это заинтересовало. И я услышал от Танечки историю, которую назвал…
     
     
      Два верблюда и одна пустыня
      А сколько в этой главе неприятностей — и не сосчитать
     
      Во втором «Б» все ребята стали что-нибудь собирать. Такая у них мода пошла. Вова Бузанов стал этикетки от спичечных коробок собирать, Костик — всякие значки, Таня — открытки с картинками, а Алик — почтовые марки.
      Как-то выбежал во двор их дома дошкольник Сашуля, а у него в руках конверт с иностранной маркой. В этом конверте старшая сестра Сашули письмо от монгольского студента получила. Они на фестивале в Варшаве познакомились. И адресами поменялись.
      Бегает Сашуля по двору, размахивает конвертом. А на конверте марка с двумя верблюдами, которые по пустыне шагают. Красивая марка! Увидел её Алик и сразу к Сашуле:
      — Отдай мне марку. Я тебе тогда свой мячик поиграть дам.
      — Очень нужен мне твой мяч, — отмахнулся Сашуля, — мне папа завтра тоже такой купит.
      — Ну ножичек дам, с шильцем. На целый день. Ты им планку от забора постругать можешь.
      — Чтоб мне за это от дяди Гриши попало? — оказал Сашуля и замахал конвертом.
      — Ну хочешь, три эскимо куплю? — предложил Алик.
      — Съем эскимо, и всё. А марка у тебя останется. Не нужно мне мороженое.
      — А что нужно?
      — Давай мне насовсем вот это, — сказал Сашуля и ткнул пальцем в Алькину октябрятскую звёздочку. — Надену я её и буду дошкольным октябрёнком.
      — Таких октябрят не бывает.
      — Пусть не бывает, — сказал Сашуля, — а я буду в октябрёнка играть.
      Алик подумал: «Чего звёздочку жалеть?» Попросит он у мамы десять копеек и в магазине другую себе купит. Даже лучше. Новая у него будет. И выгодно. Отдай Сашуле деньги на три эскимо — куда дороже станет. А тут он такую редкую марку за десять копеек получит. И думать нечего.
      Отдал Алик Сашуле звёздочку, отлепил марку от конверта и домой побежал. А потом в магазин. Только в магазине в этот день октябрятских звёздочек не было. Вот и пришлось Алику прийти наутро в школу без звёздочки. И на другой день он без звёздочки пришёл. Так октябрята и узнали, почему он без звёздочки ходить стал. Рассердились все на Алика ужасно.
      ОЛЯ ПТАШКИНА (староста класса) сказала:
      Разве можно променять звёздочку на марку! Да ещё дошкольнику. Видно, Алика самого в октябрята рано приняли, раз он не понимает этого.
      ВОВА БУЗАНОВ:
      На перочинный ножичек с двумя шильцами и то нельзя звёздочку обменять. Надо дать Алику как следует, чтобы он на всю жизнь это запомнил.
      ОЛЕЧКА КУБАСОВА:
      А может, Сашуля отдаст звёздочку своей сестре, и она пошлёт её вместе с письмом за границу — монгольским школьникам.
      КОСТИК:
      Сказала! Что, Сашуля её для сестры просил? Если бы в подарок зарубежным ребятам послал, тогда другое дело. А он её себе забрал и небось уже к курточке приколол. Не имея никакого права.
      ВТОРОКЛАССНИК ПЕТЯ из другой звёздочки:
      Разве дошкольнику можно звёздочку носить? Это всё равно что боевой орден приколоть или медаль, а самому даже на войне не быть.
      ТАНЕЧКА:
      Сашуля ещё ничего не понимает. А Алик понимать должен. Помните, что нам старый рабочий про звёздочку рассказывал, когда мы октябрятами стали? Такие звёздочки всем честным людям путь освещали. И нам они тоже светят.
      ОЛЕЧКА КУБАСОВА:
      Наша октябрятская звёздочка — младшая сестра кремлёвским звёздам. Это не простой значок. На нём портрет дедушки Ленина.
      Тут пришла наша вожатая Валя, узнала, в чём дело, и сказала:
      — Оля права. Звёздочка для октябрёнка — это его честь. Комсомолец дорожит своим комсомольским билетом, пионер — галстуком, а октябрёнок должен дорожить своей звёздочкой. Очень жаль, что Алик забыл об этом.
      И Валя рассказала нам, как один мальчик сдержал своё октябрятское слово.
     
     
      Октябрятское слово
      Ты, конечно, не раз давал его. А сдержал ли?
     
      Было воскресенье. Но третьеклассник Миша Серебряков трудился вовсю. Он выпиливал из фанеры деревянного человечка Буратино, которого должен был отнести завтра в школу на выставку октябрятских самоделок.
      Все взрослые ушли по своим делам, и Миша был дома один. Ему никто не мешал, и работа продвигалась успешно. Но когда Миша начал выпиливать самое трудное — длинный и острый нос Буратино, — в квартиру позвонили. Миша открыл дверь и увидел знакомого почтальона.
      — Позови-ка кого-нибудь из старших, — попросил почтальон, раскрывая свою кожаную сумку.
      — Дома один я, — ответил Миша.
      — Я принёс вашей соседке телеграмму, — сказал почтальон. — Могу я надеяться, что ты не забудешь передать её? Сам знаешь, телеграмма важна ко времени.
      — Не забуду передать, не бойтесь, — сказал Миша и добавил: — Честное октябрятское!
      Почтальон посмотрел на Мишину звёздочку и протянул ему книгу, в которой Миша расписался в том, что получил телеграмму.
      Проводив почтальона, Миша снова принялся выпиливать. Вскоре он так увлёкся, что даже не заметил, как подпилил вместе с фанерой и бумажный краешек телеграммы, которая лежала на столике. Телеграмму Миша не испортил, у неё только оторвалась бумажная скрепка, и она раскрылась. Миша прочитал: «Буду проездом городе воскресенье 16 часов. Приезжай вокзал, кассы дальнего следования. Вера».
      «Мария Петровна будет дома только вечером, она уехала к своим родственникам на другой конец города, — подумал Миша. — Значит, эта её знакомая Вера зря будет её ждать».
      Миша вырезал Буратинин нос, потом опять прочитал телеграмму и, вспомнив слова почтальона: «Телеграмма важна ко времени», стал быстро одеваться.
      «Нужно отвезти телеграмму, — говорил сам себе Миша, — лежать ей тут нельзя. Я же дал честное октябрятское передать телеграмму вовремя».
      Соседку Миша застал у её родственников. Он отдал телеграмму, и свидание двух подруг состоялось. Но домой Миша вернулся усталый. Сразу лёг спать. И на открытие выставки пришёл без своего Буратино.
      — Обещал, а не сделал, — упрекнули Мишу октябрята из его звёздочки.
      — Я начал делать, да не успел закончить, — сказал Миша и объяснил, что? произошло с ним вчера.
      Слушала его объяснения и старшая вожатая. А когда после открытия выставки учитель труда поздравил лучших мастеров с хорошими самоделками, старшая вожатая рассказала всем собравшимся о Мише. И получилось так, что Миша хоть и ничего не сделал на выставку, но отличился не меньше тех октябрят, работы которых признали удачными…
      …— Вот как может получиться, — задумчиво произнесла Танечка, — своё дело ради другого человека отложил.
      — Да, — подтвердил я, — иначе Миша поступить не мог. Ведь он дал честное октябрятское слово. И его нужно было сдержать обязательно. Иначе какой же он был бы октябрёнок?!
     
     
      Не додумались
      Может, ты, читатель, подскажешь, что нужно сделать?
     
      — Накануне нового учебного года, — сообщила мне Танечка, — встретились мы всей звёздочкой и пошли в лес. Хотелось нам прийти в школу с букетами цветов. Лес у нас недалеко. Почти сразу за школой. Большой, грибной. А в лесу речка. Вода в ней холодная-прехолодная. Ключевая. Даже вброд переходить нельзя. Ноги от холода ноют. Через речку мостик есть. Хороший, с перилами. Но только я дошла до середины, большая доска у мостика поднялась и чуть меня по коленке не ударила, а то и по лбу могла, если б я не отскочила. Вот какая опасная доска! Оторвалась, а незаметно. Мы, когда из лесу возвращались, по другому краешку мостика шли.
      В школе Мария Сергеевна похвалила нас за букеты и спросила:
      «Где же вы так много цветов собрали?»
      «В лесу, на полянках, — ответили мы и тут же предупредили Марию Сергеевну и всех ребят: — Пойдёте в лес, так по мостику идите осторожно. Там две доски оторвались. Упасть можно и ушибиться».
      «Молодцы, что товарищей предупредили, — похвалила нас Мария Сергеевна, — всегда так поступайте…»
      Послушал я рассказ Танечки и согласился с её учительницей. Верно, хорошо Танина звёздочка сделала, что своих одноклассников предупредила. Только можно было бы ещё лучше сделать.
      — Это как же? — спросила меня Танечка.
      — Подумай, вдруг догадаешься… — сказал я Танечке, а сам взял «Журнал октябрятских дел» их звёздочки и на страничке, где красным карандашом было написано «Наше первое дело», кое-что нарисовал. — Если не догадаешься, что вы ещё могли сделать, — сказал я Танечке, — посмотри мой рисунок.
      После этого Танечка уже не могла долго думать — посмотрела на рисунок и, конечно, сразу огорчилась:
      — Не додумались мы до этого. Мы тогда обрадовались, что Мария Сергеевна нас за предупреждение похвалила, и о мостике сразу забыли. Зато мы нашли такое дело, от которого далее взрослым людям польза получилась. В тот же день нашли. Вовка Бузанов посмотрел в окно да как закричит:
      «Ой, глядите, как смешно тётенька от колонки с водой идёт! Даже не знает, куда ступить. Как цапля на одну ногу встала».
      «Там грязь вокруг, вот она и выбирает, где пройти удобнее, — сказала вожатая Валя. Она только что пришла к нам в класс. — И ничего в этом смешного нет, даже печально, что у колонки такая грязь».
      «Конечно, печально, — согласился Вовка и перестал смеяться. — Ведь можно испачкаться».
      «Вдруг эта тётенька сейчас упадёт и всё платье вымажет!» — ахнула Оля Кубасова.
      Мы стали смотреть в окно, как тётенька с ведром идёт от колонки, и очень обрадовались, когда она вышла на тротуар и не упала.
      «Не испачкала платье», — облегчённо сказала Олечка.
      «Даже воду не пролила», — заметил Костик.
      «А туфли испачкала, — закричал Вовка, — вон она с них грязь щепочкой счищает!»
      «Эта тётенька ещё молодая, потому и не упала, — сказал Алик, — а старушка обязательно поскользнётся, да ещё водой себя обольёт. Давайте ждать, пока старушка за водой придёт. Если упадёт, поможем ей подняться».
      «Зачем же ждать, когда старушка упадёт? — покачала головой вожатая. — Давайте натаскаем к колонке песку и засыплем грязь. Нам за это спасибо скажут».
      Мы очень обрадовались, что нашли нужное дело, и поскорей побежали к завхозу за лопатами и вёдрами. А он оглядел нас и говорит:
      «Назначаю бригадиром экскаваторной бригады Вову Бузанова. Приказываю сдать мне готовый объект к завтрашнему утру».
      Тут Вовка сразу надулся, как футбольный мяч, даже чем-то стал на завхоза походить, и закричал командирским голосом:
      «Водители самосвалов и экскаваторщики, по машинам!»
      Схватили мы вёдра с лопатами, зафыркали, как грузовики, и помчались к песчаному рву. Он за нашей школой был. А потом к колонке. Засыпали грязь песком, утрамбовали песок ногами и вернулись к завхозу, чтоб работу принял.
      «Уже?» — удивился завхоз и смешно развёл руками.
      «Разве у нас плохие экскаваторы и катки?» — сказал Вовка и повёл завхоза к колонке. Походил завхоз около колонки, посмотрел вокруг и остался доволен. Каждому из нас руку пожал. А на другой день вбил около колонки колышек с дощечкой, на которой написал: «Над водопроводной колонкой шефствуют октябрята-третьеклассники».
      Так все и узнали, кто грязь у колонки уничтожил. Взрослые нам всю табличку благодарными надписями исписали. А та тётенька, которая у колонки, как цапля, на одной ноге стояла, даже у нашего директора была. Пришёл с ней директор к нам в класс и похвалил нас за шефство над колонкой. А потом сказал тётеньке:
      «Дружная у нас третья звёздочка. Смотрите, все какие весёлые».
      Обрадовались мы ещё больше. А когда директор ушёл, подумали и приуныли. Всё-таки живём мы в звёздочке не очень весело.
      «Хорошо бы нашу звёздочку самой весёлой в школе сделать», — размечтался Вовка Бузанов.
      Мы и стали вместе с вожатой над этим думать.
      Первым высказался КОСТИК ГУРЬЕВ:
      Чтобы в звёздочке было весело, надо разучить какой-нибудь смешной спектакль. Вот подготовили мы во втором классе кукольное представление, показали его, и всем было весело. А не подготовили бы такое представление, скучали бы.
      ВОВА БУЗАНОВ:
      Только когда мы готовились к этому представлению, я ужасно переживал, что Волк у меня не получался.
      АЛИК КУЗИН:
      Надо, чтобы у нас в звёздочке двоек ни у кого не было. С двойками никакие весёлые утренники не помогут. А с пятёрками и без представления запляшешь.
      ТОЛЯ ПОРТНОВ:
      Не согласен я с этим. Вот во второй звёздочке в прошлом году двоек не было, а скука была. Миша даже в нашу звёздочку попросился. А я в этот день как раз двойку получил.
      ВАЛЯ, вожатая:
      Двойки, конечно, веселиться мешают. С этим спорить нечего. И Толик, когда получает двойки, всю звёздочку огорчает. Но звёздочка без двоек тоже не всегда бывает весёлой. Да и само веселье состоит не только в том, чтобы на сборе от смеха покатываться, а чтобы интересно и увлекательно проводить время. Вот тогда всем весело будет. У нас в третьем классе дел октябрятских много было, отметки у всех хорошие, а сборы проходили скучно. Но только до тех пор, пока мы не отправились… знаете куда?
      ТАНЕЧКА. Куда?
      ВАЛЯ. Если отгадаете загадку, то узнаете.
      Красногалстучный народ
      В гости нас к себе зовёт.
      Мы спешим не на Луну —
      В их счастливую страну!
      ВСЯ ТАНИНА ЗВЁЗДОЧКА:
      Догадались! Вы в страну Пионерию отправились!
      ВАЛЯ:
      Правильно. А вы хотите в этой стране побывать?
      ТАНИНА ЗВЁЗДОЧКА:
      Хотим! Ещё как! Ведь мы тоже скоро будем пионерами!
      «Тогда в путь!» — сказала вожатая.
      И с этого дня мы сделались путешественниками.
      Сначала мы побывали в Шестнадцатой московской типографии на Красной Пресне, где организовался первый пионерский отряд в нашей стране. Мы туда всем классом ездили. Там мы узнали историю пионерского галстука. — И Танечка похвасталась мне своими знаниями: — Красный галстук не всегда был такой. Сперва он походил на самый обыкновенный платок. Пионеры складывали его наискосок и повязывали. Но однажды пошли городские пионеры в деревню. Они хотели организовать там пионерский отряд. А красные галстуки для сельских ребят с собой не захватили. И в деревне их не оказалось. Что делать? Взяли тогда пионеры свои галстуки и разрезали их наискосок, как складывали. Из одного — два галстука вышло. Каждый пионер один галстук себе повязал, а другой своему сельскому другу. Вот как удачно получилось! Так пионерский галстук и стал с тремя концами.
      — А ты знаешь, что эти концы означают? — спросил я Танечку.
      — Конечно, знаю, — закивала она головой. — Три конца пионерского галстука означают крепкую связь трёх поколений — коммунистов, комсомольцев и пионеров.
      Ещё мы познакомились с героями страны Пионерии. Про Лёню Голикова и Валю Котика книжки читали. А о Володе Дубинине и Павлике Морозове кинофильмы смотрели. Мы о них первым пионерам нашего района рассказали. Когда они к нам на сбор пришли. А о пионерах, которые в Книгу почёта Всесоюзной пионерской организации записаны, мы специальный стенд сделали. На нём мы ещё пионерские законы написали. В одном законе сказано, что пионер настойчив в ученье, труде и спорте, И мы решили свою ловкость развивать. Даже у себя в звёздочке конкурс объявили на лучшую игру, и которой можно ловкость показать. Мы много игр придумали, но всех интересней оказалась игра
     
     
      Меткие стрелки
      Игра, которую придумал меткий стрелок Вова Бузанов
     
      Вова велел нам разбиться на две равные команды, встать друг против друга и развести пошире руки. Так, чтобы никого не задеть.
      «Теперь опустите руки и слушайте, какая у меня игра, — сказал он. — У каждой команды должен быть капитан. В одной, к примеру, я буду, в другой — Костик. Капитаны считаются, кому начинать игру. Аты-баты, шли солдаты, аты-баты, куда шли. Ура, — закричал Вова, когда считалка кончилась, — я вышел! Нам начинать! — Он взял мяч, встал в свою команду и как бросит мячом в Костика. — Попал! — обрадовался Вова. — У нас одно очко, и мяч мы опять бросаем».
      Алик прицелился в меня, но промахнулся, потому что я, не сходя с места, увернулась от мяча.
      «Эх ты, мазила! — накинулся на него Вова. — Теперь мяч к ним переходит».
      Стала бросать мяч наша команда.
      «Вались!» — крикнул Костик и бросил мяч в Вову.
      Потом я попала в Алика, хотя он приседал. А Оля промахнулась, и мяч опять перешёл к Вовиной команде. Тут уж они изо всех сил старались не промахнуться. И перекидали мяч все.
      «Мы победили! — закричал Вова. — Проигравшая команда платит штраф. Что выбираете: песню печальными голосами петь или каждому игроку весёлую загадку придумать?»
      «Мы песню споём!» — выбрал Костик.
      Посовещались мы и запели «Жил-был у бабушки серенький козлик». А Вовина команда от смеха прямо на ногах стоять не могла…
      И Танечка заключила:
      — Как мы в эту игру играем, у нас всегда весело.
      Мне понравилась игра, которую придумал Вова. В ней можно помериться силами, развить ловкость.
      Если вы, октябрята, читаете эту книжку всей звёздочкой, отложите её на немного и сыграйте в игру «Меткие стрелки».
      Выясните, кто из вас самый меткий.
      А может, вы свою игру придумаете? Тогда в неё ещё интересней играть будет.
     
     
      Говорящая швабра
      Если её сделать как следует, она принесёт большую пользу
     
      Хотя у Тани в звёздочке стало веселее и всяких игр октябрята напридумали много, но первой в классе их звёздочка всё-таки не стала. Потому что появился в ней отчаянный лентяй Толик Портнов.
      — Ничем мы на него не могли подействовать. Папа у Толика работает далеко на Севере, а бабушка с мамой жалостливые. Вот он и разболтался, — объяснила Танечка и вздохнула. — Если бы у нас стенгазета была, написали бы мы про Толика заметку да посмешней рисунок поместили, может, он и исправился бы. А стенгазету октябрята не выпускают. Что делать?
      И тут совсем неожиданно нам помогла мама Костика Гурьева. Пришла она к нам на сбор звёздочки и сказала:
      «Помните, как вы моего Костика ловко проучили, когда огромные очки ему преподнесли, чтобы он лучше видел?»
      «Помним! Помним!» — закричали мы.
      «Сильно тогда переживал Костик и больше так плохо не поступал. Вот я и хочу вам посоветовать…»
      Тут мама Костика рассказала, что она предлагает нам сделать. И мы взялись за дело.
      Потерпели ещё три дня Толины двойки, а потом попросили Марию Сергеевну задержать после уроков наш класс. Выстроились всей звёздочкой на середине класса и хором объявили:
      «Слушайте первый выпуск октябрятской газеты нашего третьего «Б» «Говорящая швабра».
      Дальше объявлял один Алик:
      «Стихи про нашего товарища».
      И мы стали читать стихи. Сначала я:
      Наш товарищ Толя
      С дневником стал в ссоре…
      За мной Костик:
      Вредный у него дневник:
      Двойки получать привык.
      Толя удивлённо посмотрел на нас с Костиком и усмехнулся. Должно быть, понял, что мы читаем стихи про него. Костик продолжал:
      А тетради Толечки
      Жаловались Олечке:
      Оля и я:
      Посмотрите-ка на нас —
      До чего ж мы грязные!
      Украшают нас сейчас
      Двойки безобразные.
      Тут Толя нахмурился и стал смотреть в парту. А мы продолжали.
      Костик:
      В классе Толя. Но его
      Мы не видим. Отчего?
      Все вместе:
      Облепили его двоечки,
      Из-за них не видно Толечки.
      Толя взял и заслонился от нас книжкой. А мы все хором спросили его:
      До каких же это пор
      Нам терпеть такой позор?
      Толя не выдержал и пробурчал:
      «Чего вы! Исправлю я двойки. Увидите!»
      «Вот и хорошо, — сказала Мария Сергеевна. — Если Толя даёт нам слово, можно устный выпуск октябрятской газеты не продолжать. Но только с таким условием».
      «Исправлю я», — снова буркнул Толя.
      И мы сели на места. Мы бы и так сели. Потому что стихи кончились. Но мы сделали вид, что согласны с Марией Сергеевной и не хотим больше расстраивать Толю, раз уж он дал слово и мы поверили ему.
      Так прошёл первый номер нашей устной октябрятской газеты. Стихи про Толю мы взяли из сборника «Репертуар детской художественной самодеятельности», а разучила их с нами мама Костика Гурьева. Она нам настоящим Старшим Другом стала. И совсем неожиданно. Пришла выяснить, зачем мы Костику очки преподнесли, и подружилась с нами.
      Мы ещё два раза свою устную газету выпускали. Пробирали Алика за то, что он в школьном саду снег вместе с нами не убирал. Только стоял с лопатой да снежками кидался. И Олю, чтобы она перестала тетрадки дома забывать.
      На Алика с Олей наша устная газета тоже подействовала. Оля ещё раньше исправилась, чем наш выпуск состоялся. Догадалась, что мы про неё стихи разучиваем. И в тот день, когда мы выступили, у неё все тетради на месте были.
      После этих выпусков устной газеты мама Костика стала бывать с нами на экскурсиях и помогла шить костюмы к новогоднему карнавалу. Как-то она подвела к нам двух первоклассников и сказала:
      «Не всё вам у пионеров советы спрашивать, посоветуйте-ка малышам сами».
      Расспросили мы первоклашек, что они от нас хотят, и сказали:
      «Придём к вам завтра. Сегодня не можем — много уроков».
      А сами побежали советоваться с вожатой Валей, мамой Костика и Марией Сергеевной. Чтобы перед малышами не оконфузиться. Подготовились и пошли.
     
     
      Сами с усами
      Из этой главы читатель узнает, что такое авторитет и как его можно завоевать
     
      Вот что мы сказали первоклассникам.
      АЛИК КУЗИН:
      Вашего отличника, который любит подсказывать и этим сбивает того, кто отвечает учительнице, проучить очень легко. Выйдет он сам отвечать, а вы со всех сторон тоже ему подсказывайте. Вот он и почувствует, как плохо отвечать, когда мешают думать.
      Первоклассникам совет Алика очень понравился, они даже в ладоши захлопали. И тут же решили попросить свою учительницу, чтобы она поскорее вызвала отвечать этого ученика.
      ТАНЕЧКА:
      После Алика я первоклассникам совет дала, что им с тем мальчиком делать, который получает двойки, а исправлять их ленится. Хотя и может, потому что способный.
      Про устную газету рассказывать первоклассникам не стала. Они ещё малы, читают даже еле-еле. Такая газета может на того мальчика не подействовать. Я им другое предложила.
      «Надо вам сходить с этим учеником в театр, — сказала я, — на спектакль про неуча. Пусть полюбуется на себя, как в зеркало».
      Когда наша вожатая училась ещё во втором классе, у них тоже такой ученик был. Пошли ребята с ним в цирк, где выступал осёл-математик. Выступление осла на этого мальчика очень подействовало. Ведь что же получилось? Осёл и тот умеет примеры решать, а Павлик нет. После цирка Павлик в первый раз сам уроки сделал. Так и стал лучше заниматься.
      ВОВА БУЗАНОВ:
      А можно с ним и по-другому поступить. Получил этот ученик двойку, гуляет он после школы у себя во дворе, а вы следите. Как наступит время уроки готовить, подошли к нему, взяли под руки и домой увели. Пусть вместе с вами примеры решает и читать учится. И до тех пор так делайте, пока у него двоек не будет. А если опять получит, опять с ним сидите, старое повторяйте.
      Вовино предложение тоже понравилось малышам. И Танечкино тоже. Только её сейчас не годилось. Кто-то из них был в цирке и сказал, что там канатоходцы выступают и никакого осла нет.
      — Ушли мы от них довольные. Не зря весь вечер готовились, — похвалилась Танечка.
      — Ну и помогли первоклассникам ваши советы? — поинтересовался я.
      — Ещё как! — оживилась Танечка. — Они когда своего двоечника исправили, про нас на всю школу разболтали. Какие мы находчивые, какие догадливые! Кроме нас, никого себе в вожатые не захотели. После этого мы и стали над ними шефствовать. А во время зимних каникул мы первоклассников с собой в одно путешествие взяли…
      — И куда же вы отправились?
      Танечка раскрыла свой «Журнал октябрятских дел», перевернула несколько страничек и подала мне. Я прочитал:
     
     
      Страна Алмазных гор
      Кто ещё не был в ней — побывайте
     
      — Мы так на все зимние каникулы свой школьный сад назвали, — объяснила Танечка. — Вместе с пионерами мы построили в нём три больших снежных горы. В морозный день, когда солнышко светило, их снежные макушки так красиво вспыхивали, будто в самом деле были осыпаны драгоценными камнями. Вот пионеры и прозвали эти горы Алмазными. Мне такое название очень понравилось. Потому я так и записала.
      — Что же вы делали в Стране Алмазных гор? — спросил я.
      — Нас по этой Стране два друга сопровождали: Прыг и Скок. Мы их сами придумали. Каждый день кто-нибудь из октябрят нашего класса становился Прыгом или Скоком. И они приглашали нас с собой. Первый день каникул мы назвали Снежинкой. Прыг и Скок устроили в Стране Алмазных гор соревнование между звёздочками на лучшего снеговика.
      Каждая звёздочка лепила из снега какого-нибудь зверя. После нашего конкурса школьный сад прямо в зоопарк превратился.
      — Чья же звёздочка победила? — опросил я.
      — Вторая. У них командир Миша, тот самый, который хотел в прошлом году к нам в звёздочку перейти. Помните? Он же рисует хорошо. Вот они и вылепили очень похожего оленя. Особенно красивыми у оленя рога получились. Ребята нашли такие ветвистые прутики, воткнули оленю в голову и облепили их снегом. А нас Прыг и Скок за упорство похвалили. Мы слона лепили. На него знаете сколько снега надо! У нас ещё раз пять хобот рассыпался. Но мы не ушли, пока слона не слепили. За это нас на октябрятской линейке похвалили. У нас в конце каждого дня линейка была. Малыши-первоклассники один день тоже в ней участвовали. Вот они довольны-то были!
      Но всех интересней у нас первый день Нового года прошёл. Назывался он «День исполнения наших желаний». Сначала Прыг и Скок пригласили нас в актовый зал, где был концерт по нашим заявкам. Его школьный драмкружок подготовил. Старшеклассники наши любимые стихи читали и песни пели. А после концерта мы отправились на октябрятскую ярмарку. Во всех школьных коридорах старшеклассники устроили весёлые аттракционы. Мы в мешках бегали, кольца на разные фигуры животных набрасывали, но смешнее всех оказалась игра «Угости друга». На столе стояла тарелка, полная киселя, и лежали две ложки. Хозяин и гость садились за стол, надевали фартуки. Им завязывали глаза и вручали ложки. Так с завязанными глазами они и кормили друг друга киселём. Я до слёз смеялась. Бузанов с Аликом всё лицо друг другу вымазали, даже уши накормили.
      В этот день Прыг и Скок все наши желания выполнили. Даже моё, самое трудное. Когда у нас спрашивали желания, я взяла и сказала: «Хочу, чтобы в этот день ни один мальчишка не подставил девочкам подножку и не дёргал нас за косы». Я это смехом сказала. А моё желание несколько раз объявили по школьному радио. И все мальчишки держали себя в этот день так, точно сдавали экзамен на вежливость. А трое мальчиков из четвёртого «В» разыскали меня и сказали:
      — Глядите, какая заботливая, сама без кос, а за других волнуется. Ладно, мы ей завтра подножку подставим.
      Только на другой день они забыли своё обещание…
      — Вижу, каникулы вы провели весело, — сказал я Танечке. — А ты не знаешь, почему так получилось?
      — Как — почему? — удивилась Танечка. — Разве в каникулы скучают?
      — Ещё как! — И я рассказал Танечке про своего знакомого четвероклассника Андрюшу Лучкина.
     
     
      Ужасный лентяй
      История грустная, хотя и смешная
     
      — Ура! Каникулы! — закричал Андрюша, врываясь в квартиру своего товарища и одноклассника Пети Говоркова. — В воскресенье я к папе на работу на ёлку поеду, а в понедельник — к маме, потом к тёте с дядей, а после ещё кто-нибудь пригласит. Ты, например.
      — Приходи, — сказал Петя, — только сделай какую-нибудь маску. Мы хотим в самодельных масках собраться. Чтоб интереснее было.
      — Охота была в каникулы маски клеить! В каникулы отдыхать надо, — засмеялся Андрюша и убежал во двор ещё с кем-нибудь договориться.
      Во дворе Андрюша увидел Вовку Чернова и ужасно обрадовался: Вовка — весёлый человек. Он умеет, например, говорить взрослым голосом, очень похожим на голос дворника дяди Гриши, и шевелить ушами. С ним не соскучишься!
      — Пойдём походим по улицам, — предложил Андрюша.
      — Некогда! — отмахнулся Вовка, а потом огляделся таинственно по сторонам и, убедившись, что поблизости никого нет, сказал: — Хочешь в СЮНДе участвовать?
      — А что это такое? — спросил Андрюша.
      — СЮНД — сокращённо: сюрпризы нашим девчонкам; все участники этой команды будут на каникулах делать девчонкам всякие сюрпризы.
      — Это ещё зачем? — ахнул Андрюша.
      — Чтобы интереснее провести время, — объяснил Вова. — Ведь девчонки только и ждут от нас одних подвохов. А мы им, наоборот, сюрпризы. Представляешь, как они удивятся? Вот, к примеру, пойдут девчонки в библиотеку через пустырь. А там канава большая и вся обледенелая.
      — Что ж нам, лёд с неё в каникулы скалывать, что ли? — усмехнулся Андрюша.
      — Зачем лёд, — возразил Вова, — мы сделаем через канаву мостик. Только перекинем его не сразу, а подкараулим, когда девчонки пойдут, замаскируемся и спустим на верёвках доску под самым их носом. Думаешь, они не завизжат от восторга? Ещё как! А потом…
      — Так ведь мостик делать надо, — уныло протянул Андрюша.
      Нет, ему решительно ничего не хотелось делать в каникулы. Расстался он и с Вовой.
      Андрюша надумал сходить в детский парк. Вот где всегда весело! У входа в парк висела большая афиша. В ней сообщалось, что завтра в зимнем театре состоится концерт под названием «Мы отдыхаем».
      «Как раз то, что нужно!» — обрадовался Андрюша.
      Подсчитав деньги, которые ему дала мама на развлечения, Андрюша подошёл к кассе. Кассирша дала ему билет и маленькую зелёную бумажку с номером того же места и ряда, что в билете.
      — Концерт начинается в час дня, — сказала она. — Но ты можешь прийти в парк к десяти утра и в любом кружке смастерить какую-нибудь самоделку. Тот, кто придёт на концерт с самоделкой, будет вызван на сцену во время выступления фокусника.
      «Что они, сговорились, что ли?» — рассердился Андрюша. Он покупал билет, чтобы развлечься, а тут опять какие-то препятствия.
      — А если ничего не сделаешь, на сцену не вызовут? — спросил Андрюша.
      — Нет, — ответила кассирша, — тебе там нечего будет делать.
      — Ну и не пойду я на такой концерт! — сердито сказал Андрюша и вернул билет.
      Он вошёл в парк и увидел увешанный гирляндами грузовик с большой нарядной ёлкой в кузове. Около грузовика суетились ребята. Они прибивали к бортам лозунги.
      «В гости к октябрятам», «Ёлка-путешественница», — прочитал Андрюша и усмехнулся.
      — Над малышами шефствуете? Нам такое занятие ещё в третьем классе надоело. В каникулы надо отдыхать.
      — Без работы и заботы отдыхать неохота, — ответил Андрюше самый суетливый мальчик с молотком в руках.
      А другой мальчик, наверное его друг, добавил:
      — Скучен день до вечера, когда делать нечего, — и ещё подмигнул при этом ехидно.
      Андрюша хотел наподдать этому подголоску, но тут к ребятам подошла их руководительница.
      — Через полчаса представление на Чистопрудной. Торопитесь! — сказала она.
      — Тоже мне артисты! — фыркнул Андрюша и пошёл по аллее куда глаза глядят.
      Аллея привела Андрюшу к большому катку. Только катались на нём не обыкновенные девочки и мальчики, а герои хорошо знакомых Андрюше книг. Он сразу узнал Красную Шапочку, Бармалея и двух дядей Стёп — Моряка и Милиционера.
      Все соревновались на беговой дорожке.
      Андрюша тут же бросился в раздевалку попросить костюм лётчика-космонавта. «Вот покатаюсь-то сейчас!» — подумал он. Но оказалось, что все костюмы ребята делали сами и за лучшие из них будут выдаваться призы. Пришлось уйти с катка.
      Андрюша присел на первую попавшуюся скамейку и стал думать, куда бы пойти. Около скамейки стояли три мальчика и разговаривали вполголоса.
      — К их крепости надо в маскировочных халатах подползти, — сказал самый высокий.
      — Верно! — поддержал его мальчик в ушанке. — Халаты белые, в них нас на снегу никто не заметит.
      — Айда в столовую, попросим, — предложил третий.
      Они пошли было по дорожке, но вдруг остановились, переглянулись между собой и бросились к Андрюше.
      — Ага, попался! — закричал высокий.
      — Вяжи ему руки, — приказал мальчик в ушанке и размотал со своей шеи шарф.
      — Вы что, с ума сошли?! — возмутился Андрюша и стал вырываться.
      — Не уйдёшь! — сказал высокий. — Я сразу догадался, что ты шпион синих. Ведём его в комендатуру.
      Они привели Андрюшу к избушке на курьих ножках и, втолкнув в дверь, закрыли её на деревянный засов. Не хватало только, чтоб здесь баба-яга оказалась!
      Осмотрев избушку, Андрюша убедился, что выбраться из неё ему не удастся. Пришлось глядеть в маленькое окошечко и ждать, пока его выпустят. Вдалеке по дорожке прошли два дяди Стёпы. В руках они несли коньки и ещё по маленькому свёртку.
      «Наверное, дяди Стёпы получили призы», — подумал Андрюша.
      Потом по аллее прошёл целый отряд октябрят.
      Ребята несли птичьи кормушки и громко пели.
      Всем было очень весело, только не Андрюше. Концерт он не посмотрел, в плен его ни за что взяли и ещё неизвестно когда выпустят. А ведь каникулы идут. Уже почти весь день прошёл, а он так и не отдохнул. Даже замучился…
     
      — Конечно! — согласилась Танечка. — Разве весело сидеть сложа руки?
      — Ты, я вижу, правильно поняла меня, — сказал я Танечке. — И теперь наверняка ответишь мне: почему у вас так весело прошли каникулы?
      — Потому что мы подготовились к ним, всего напридумывали, — догадалась Танечка.
      — В том-то и дело, — улыбнулся я и напомнил Танечке поговорку, которую не раз слышал от октябрят: «Чтобы всем повеселиться, надо дружно потрудиться».
     
     
      Контрольная с подсказкой
      Глава приключений и переживаний
     
      — По стране Пионерии мы путешествовали на Экспрессе Времени, — сказала мне Танечка. — Мы его вместе с вожатой придумали. Стоило только повернуть у этого экспресса ручку, как он перенесёт нас на несколько лет назад. Мы так всю историю пионерской организации узнали. А как вернулись в класс, вожатая Валя сказала:
      «Ну-ка, кто мне ответит, каким должен быть пионер?»
      «Пионер — всем пример!» — выпалил Вовка.
      «Верно! А как он должен учиться и вести себя?»
      «Пионер учится прилежно, он дисциплинирован и…»
      «Вежлив!» — досказали мы за Вовку хором.
      «Вот давайте-ка и выясним сейчас, вежливые мы или ещё не совсем», — предложила вожатая.
      «Мы вежливые! — опять крикнул Вовка Бузанов. — Мы когда что спрашиваем, всегда говорим: «Скажите, пожалуйста», а после благодарим: «Спасибо!»
      «Вежливость состоит не только в том, чтобы говорить всем «спасибо» и «пожалуйста», — возразила вожатая Валя. — Один мальчик подошёл к сидящим в сквере старушкам и очень вежливо сказал: «Будьте любезны, освободите, пожалуйста, мне кто-нибудь место». А когда одна из старушек встала, добавил: «Большое спасибо, я вам очень благодарен», — и расселся. А старушка осталась стоять. Разве он вежливо поступил?»
      «Вот уж нет!» — воскликнули мы с Олей.
      «А как ты узнаешь — вежливые мы или не совсем?» — спросил вожатую Вовка.
      Валя подумала и сказала:
      «Сейчас мы с вами отправимся в театр…»
      «В какой театр?» — повскакали мы с мест.
      «Мы отправимся в театр понарошку, — успокоила нас вожатая, — не выходя из класса. Вот вы и покажите, как надо вести себя в общественных местах. Идёмте в раздевалку!»
      «Тоже понарошку?» — спросил Вовка и пошёл по классу на цыпочках, потому что кругом шли уроки.
      Зато в «раздевалке» Вовка по привычке хотел взять пальто без очереди, но спохватился и встал сзади всех. Мы оделись, вышли понарошку из школы и понарошку поехали в театр на трамвае.
      «Берите билет, — предупредил всех Вовка, — а то на Октябрьской часто контролёр входит. Я знаю!»
      «А без контролёра, по-твоему, брать билет не обязательно?» — заметила вожатая.
      И Вовка от огорчения даже почесал затылок. Опять промахнулся!
      Мы взяли билеты и встали у свободных мест.
      «Почему вы не садитесь?» — спросила вожатая.
      «Чего сидеть, мы не устали», — ответил Вовка.
      А Костик проговорился:
      «Всё равно придётся уступать».
      Тогда хитрый Алик сел, а через минуту или две вскочил и сказал кому-то воображаемому:
      «Садитесь, пожалуйста, я постою».
      «Молодец!» — похвалила его вожатая.
      Вовка очень расстроился, что Алик оказался находчивее и до самого конца пути всё сажал на свободные места невидимых пассажиров:
      «Дяденька с портфелем, идите, пожалуйста, сюда. Тут место освободилось. Тётенька с корзинкой, садитесь на моё место. А сумку давайте я подержу!»
      Вовке это надоело, и он крикнул:
      «Приехали, вон он театр, сходите!»
      Мы вошли в театр, и вожатая Валя сказала:
      «До начала представления ещё десять минут, кто проголодался, может зайти в буфет».
      Но лучше бы она этого не говорила. Мы все бросились в буфет так, точно не ели несколько дней. Опомнились только возле учительского столика, который стал буфетным прилавком.
      «Не толпитесь, пожалуйста, — попросила Оля, сделавшись вдруг официанткой. — Мне так трудно работать. Встаньте в очередь».
      Мы сразу поняли, что ведём себя неправильно, и принялись уступать друг другу места.
      «Пожалуйста, встань впереди меня, — попросил меня Вовка, — и извини, пожалуйста, я, кажется, оттолкнул тебя случайно».
      «Что ты! Что ты! Я и не заметила, — улыбнулась я Вове, потирая ушибленный локоть. — Бери первый. Я не так голодна».
      «Спасибо, — отказался Вовка. — Ты — девочка, мне брать первому неудобно».
      «Пожалуйста, что вы возьмёте?» — обратилась ко мне официантка Оля.
      «У вас пельмени есть?» — спросила я второпях.
      «Ха-ха-ха! — засмеялся сзади меня Вовка. — Ты что! Разве в театральном буфете торгуют пельменями? Ты бы ещё тут щи спросила».
      «Верно, пельменей в театральном буфете нет, — сказала вожатая Валя, — но зачем же так грубо объяснять. Может быть, гражданка приезжая».
      «Да, я приезжая», — согласилась я.
      «А я этого не знал, — заявил Вовка и сказал мне: — Если вы приезжая, попробуйте московские хлебцы. Они очень вкусные».
      «Спасибо», — поблагодарила я Вовку, но взяла всё-таки пирожное эклер.
      «Нет, она не приезжая», — решил вслух Вовка и попросил официантку дать ему несколько штук пирожных.
      «Может быть, сразу много?» — заметила вожатая Валя.
      «Чего там! — возразил Вовка. — Я настоящих могу сразу штук пять съесть, а воображаемых… — Но тут он сообразил, что набирать много одному невежливо, и придумал: — Я не один, меня товарищи просили».
      Вовка забрал свои пирожные и сказал всем, кто стоял в очереди сзади него:
      «Угощайтесь, пожалуйста. Я на всех взял».
      Мы поблагодарили Вовку и принялись есть понарошку пирожные.
      «Не чавкай так громко», — сделала я замечание Алику.
      «Да что ты расчавкался! — отомстил Алику Вовка. — Не бульдог какой-нибудь».
      Но мы, хоть и останавливали друг друга, всё равно во многом вели себя не так, как положено. На улице громко разговаривали. В театральном буфете спорили и толкались. А когда вожатая Валя сказала, что мы будем смотреть сказку «Красная Шапочка», все разом зашумели, стали наперебой рассказывать друг другу, как Волк съел Красную Шапочку и её бабушку и как потом их освободил охотник. А ведь те, кто ещё не видел этой сказки, может, не хотели заранее знать, что будет. И вообще разве можно так шуметь в театре?
      «Как трудно, оказывается, быть вежливым, — вздохнул Вовка и, улыбнувшись, добавил: — Трудно, но приятно».
      И мы все с ним согласились.
      Эта игра пошла нам на пользу. У нас в классе очень скоро состоялся утренник. И мы вели себя на нём по всем правилам.
     
     
      Ботики
      Самые обыкновенные, на резиновой подошве, даже поношенные. Просто удивительно, зачем они пришлёпали сюда
     
      — Мы устроили праздничный утренник для мам и бабушек в честь Восьмого марта, — объявила мне Танечка. — И тут нас очень обрадовал Вовка. Он так постарался, что сделал этот праздник ещё лучше. Пришла к нам на праздник и Вовкина бабушка. Сняла в раздевалке шубу, а ботики снимать не стала. Прямо в класс в них вошла. Дежурный по празднику Костик Гурьев сказал ей:
      «Снимите, пожалуйста, ботики. Я их в раздевалку унесу».
      А бабушка Вовы хитро так прищурилась и головой покачала:
      «Не могу снять. Нужны мне они».
      Мы с Костиком подумали, что у Вовиной бабушки болят ноги и она не может снять ботики. И не стали к ней приставать. Но она, оказывается, совсем по другой причине пришла в них в класс. Когда взрослые посмотрели наш утренник, бабушка Вовы подняла руку и сказала Марии Сергеевне, что хочет рассказать всем собравшимся один поразительный случай. И рассказала.
      БАБУШКА ВОВЫ:
      Перерыла я сегодня утром все свои вещи, даже в ящик комода заглянула и на полку под потолком. Нигде не могла найти свои ботики. Вот эти.
      «Уж не Вовочка ли их на какое дело использовал? На рогатку там или на другое озорство, — расстроилась я и подумала: — Мне бы их в чулан убрать. Ботики почти новые, только пятки стоптались. Я без них как без рук. На улицу даже выйти не могу. В туфлях ноги коченеют».
      Дождалась я Вову из школы и сразу про ботики спросила. А он даже засмеялся: «Зачем они мне?»
      И вдруг сказал: «А это что? Не видишь разве?»
      Наклонилась я под вешалку и прямо руками развела: ботики стоят. Как я их раньше не заметила? Просто удивительно! А стала надевать — ещё больше удивилась: на пятках резиновые заплатки положены и внутри стельки мохнатые появились, для тепла, значит.
      Вынула я стельки, посмотрела, а вместе с ними из одного ботика листок бумаги выпал. А на нём крупно так, как раз по моим глазам, написано: «Дорогая бабушка! Поздравляю тебя с Женским днём! Носи на здоровье. Участник школьного кружка «Умелые руки» Вова Бузанов». Вот почему, дорогие мои, нарушила я сегодня ваш школьный порядок и пришла в класс в ботиках. Посмотрите-ка, как мне в них удобно. И внуку моему спасибо. Большой он мне подарок сделал. И главное, своими руками. Хорошо вы его воспитываете.
      Тут все родители захлопали, стали хвалить Вову и поздравлять бабушку с таким замечательным внуком…
      — Верно, хороший внук, — сказал я Танечке. — Как он свою бабушку обрадовал! Должно быть, Вове известны правила радости.
      — «Правила радости»! — удивилась Танечка. — А что это за правила? Я про них не слыхала.
      — Ты только такое название не слышала, — возразил я Танечке. — А правила эти известны давно. По ним все хорошие люди живут.
     
     
      Правила радости
      Оказывается, есть и такие
     
      — Чего скрывать: мне да, наверное, и тебе, Танечка, приходилось видеть ребят, которые дразнят своих товарищей только потому, что кто-то из них носит очки, немножко заикается или хромает. А случись с кем-нибудь из ребят неприятность или маленькая беда, обязательно найдётся такой озорник, который заставит пострадавшего переживать эту неприятность ещё больше.
      Шёл я недавно по улице. А навстречу мне бежал незнакомый мальчик. Поскользнулся он и оторвал от башмака подошву. Мальчику и без того было обидно, а тут ещё его же дружки стали потешаться над ним:
      «Что это у тебя башмак рот разинул? Проголодался, что ли?»
      Гораздо реже мальчики или девочки говорят друг другу приятное, заботятся друг о друге. А ведь совсем не трудно сказать однокласснику доброе слово, порадоваться вместе с ним его удаче или обновке. Ты порадовался, а у товарища от этого настроение поднимется и радость станет больше, полнее.
      Вот, скажем, вы всей звёздочкой похвалите Толика за то, что он исправил плохую отметку, — разве ему не будет это приятно?..
      — Ещё как будет-то! — воскликнула Танечка. — Мы один раз похвалили его, так он на следующий день ещё четвёрку получил.
      — Вот видишь, — улыбнулся я и продолжал: — Прошлым летом я был в подмосковном пионерском лагере «Берёзки». Как раз в день моего приезда октябрёнок Миша Чугунков получил письмо от пенсионерки Евдокии Ивановны. В этом письме она писала:
      «Спасибо тебе, Мишенька, за заботу! Друзья твои мне помогают хорошо. А Вадик Синицын даже угостил меня ухой из рыбы, которую сам наловил».
      «Миша письмо от бабушки получил. Бабушка его благодарит!» — тотчас сообщили мне октябрята.
      А ведь пенсионерка Евдокия Ивановна, как я узнал позже, совсем не бабушка Мише. Она просто старенькая одинокая женщина, над которой всю зиму шефствовал третьеклассник Миша. Он помогал ей прибирать комнату, ходил в магазин за продуктами, читал газету, книги, про октябрятские дела рассказывал.
      Но вот наступило лето. Миша впервые в жизни должен был уехать в пионерский лагерь.
      «В комнате я сама приберусь, а за продуктами соседей сходить попрошу», — сказала Мише Евдокия Ивановна.
      На этом можно было успокоиться, но Миша поступил по-другому.
      И вот в то утро, когда он уже приехал на голубом автобусе в пионерский лагерь, к Евдокии Ивановне пришла незнакомая девочка.
      «Я буду помогать вам по хозяйству, — сказала она. — Меня Миша просил».
      Целую неделю помогала Света Орлова Евдокии Ивановне. А в воскресенье распрощалась: уехала с родителями на дачу. Снова бабушка Дуся осталась одна. Но прошло два дня, и к ней прибежал Вадик Синицын с рюкзаком за плечами и ведром в руках.
      «Давайте авоську и говорите, что купить. Я вам за все дни продуктов накуплю».
      «За какие дни?» — удивилась Евдокия Ивановна.
      «Я вам с воскресенья помогать должен, — пояснил Вадик, — мы так с Мишей договорились перед его отъездом. А я только сегодня из похода вернулся. Меня старший брат с собой брал. Я вас как-нибудь походной кашей накормлю, а ухой сейчас могу угостить». — И Вадик показал на ведро, в котором плескались окуньки и плотвички.
      Когда он ушёл, Евдокия Ивановна взяла листок бумаги и написала Мише то самое письмо, с которым ты, Танечка, уже знакома.
      А вот другая маленькая история о том, как октябрёнок Надя стала сестрёнкой совсем чужому мальчику. Как она принесла чужим людям большую радость.
      Случилось так, что Павлику Шишкову не с кем стало оставаться днём дома. Маму Павлика неожиданно перевели работать на фабрике в другую смену, с двух часов дня, а папа приходил домой только в четыре часа. Вот с двух до четырёх часов Павлик и должен был находиться один. А он маленький. Ему всего пять лет было. Мама с папой прямо не знали, что делать. Но тут пришла к ним десятилетняя Надя из их дома и сказала:
      «Пока вы работаете, я могу поиграть с Павликом».
      С этого дня Надя прямо из школы бежала к Павлику. Она кормила его, играла с ним, мастерила Павлику игрушки и даже умудрилась учить с ним уроки. Объясняла ему всё заданное так же, как объясняла им урок учительница. Павлику нравилось представлять школьника, а Наде — учительницу. Так незаметно и проходило время. Павлик очень привязался к Наде. Даже во дворе стал всем говорить, что у него теперь есть сестрёнка. А как благодарны были Наде родители Павлика!
      Когда я узнал об этом, то тоже порадовался за Павлика, его папу с мамой и Надю. Потому что если один человек сделает приятное другому, то даже у посторонних людей, которые узнают об этом, на сердце становится светло и радостно…
      — Вот какие они, правила радости! — догадалась Танечка и придумала такое правило:
      Не жди, когда тебя попросят помочь, а предложи помощь сам
      Только Танечка записала это правило в «Журнал октябрятских дел», как во дворе появились ребята из её звёздочки. Они закричали Танечке, чтобы она вышла.
      — Я сейчас, — сказала мне Танечка и выбежала во двор.
      Октябрята тотчас окружили её и начали о чём-то совещаться. Поговорив, они вприпрыжку помчались со двора. Только я их и видел.
      Подождал я немного Танечку, а потом взял её октябрятский журнал и под нашим первым правилом радости написал другое:
      Думай не только о себе, но и о других
      Пусть Танечка прочитает это, когда вернётся. Тогда сразу поймёт, что поступила нехорошо.
      Но исчезла Танечка ненадолго. Вернулась она минут через двадцать. И не одна, а со всеми октябрятами своей звёздочки.
      — Что у нас произошло! Что произошло! — воскликнула Танечка и рассказала: — У вожатой нашей звёздочки сегодня день рождения. Это Вова узнал. Мы ей открытку написали, а Костик сказал: «Открытка что, вот цветы бы — это да! Только где их взять?» — «Я знаю где, — воскликнула Оля Кубасова, — я дома гортензию выращиваю, красивую! Если мама разрешит, давайте её вожатой от всей звёздочки подарим», — и побежала домой. А к нам уже с цветком вышла. Отнесли мы гортензию Вале. А в самый пышный цветок открытку положили. Верно, хорошо получилось?
      Я посмотрел на раскрасневшихся, оживлённых октябрят и, подмигнув Танечке, сказал:
      — Вот и ещё одно правило радости:
      Хочешь себе приятное сделать — сделай приятное друзьям!
      — Увидит Валя наш подарок и тоже обрадуется, — сказала Танечка и посмотрела на меня пристально, уже без улыбки. — Вот и все наши дела, Юрий Иванович. Как вы думаете, примут всю нашу звёздочку в пионеры?
      Вспомнил я всё, о чём рассказывала мне Танечка, и подумал: «Хотя и случались у октябрят её звёздочки неправильные поступки, но ведь хорошего-то у них куда больше было!» Потому и ответил октябрятам так:
      — Не ошибается только тот, кто ничего не делает. А вы делали много, и, я думаю, ваша звёздочка будет хорошим пионерским звеном.
      А согласны ли со мной читатели?
      Октябрята, слово за вами! Танечкина звёздочка ждёт ответа.
      Пожалуйста, напишите нам поскорее.
      Ведь всего пять дней осталось!..
      Наш адрес:
      Москва А-47, улица Горького, 43
      Дом детской книги
      Таня
      Алик
      Вова
      Костик
      Оля
      Толя

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru