На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Библиотека советских детских книг
Богдан Чалый «Сто приключений Барвинка и Ромашки». Иллюстрации - Кира и Виктор Григорьевы

Богдан Чалый «Сто приключений Барвинка и Ромашки».
(«Сто пригод Барвінка та Ромашки»).
Иллюстрации - Кира и Виктор Григорьевы.


DjVu

 


      СОДЕРЖАНИЕ
     
      О Барвинке и Ромашке
      КАК БАРВИНОК СТАЛ ГЕРОЕМ
      КАК БАРВИНОК И РОМАШКА ЗА МОРЕ ЛЕТАЛИ
      БАРВИНОК И ВЕСНА
     

      О БАРВИНКЕ И РОМАШКЕ
     
      Малым хлопчиком я любил произносить вслух, точно волшебное заклинание: «Барви-и-нок! Барви-и-нок! Барви-и-нок!» Чуть нараспев, запрокинув голову, с нежным ударением на букве «и». Уносился этот дивный звук в дальние края. На реку Горынь, до которой три шага, в лес, на цветущий луг. Или просто в сад, в малиновую глушь, где стлался по земле; храня прохладу, странный синий цветок на вечнозелёных листиках. Мой барвинок...
      Казалось, в этом слове поют все соловьи и жаворонки. Да ещё глиняные и оловянные свистульки, купленные на изяславльском великом базаре. Ах, как ласково отзывались они, как дружно, созвучно любому настроению. Весёлому и грустному, тревожному и озорному. Что тут удивительного! Проверенное колдовство. Ведь здравствует барвинок вот уже сотни лет во многих украинских песнях. Живой-свидетель жизни прошлой, полной борьбы, сложных человеческих переживаний. В песнях же о любви, о светлой дружбе особенно звонок этот, чтимый дедами и отцами, чудо-цветок барвинок, тихо прявший синие кружева вокруг задумчивых бедняцких хат.
      Есть у Михаила Врубеля, величайшего из художников, изумительная акварель — «Барвинок». Ослепил однажды рисунок, потряс меня. Было это вскоре после войны. Пескги-краски собраны в нём в единую, волнующую мелодию. Нежный цветок вдруг-увиделся мне, демобилизованному солдату, сказочным человечком в небесного цвета сорочке, мчащемся на синей молнии, где-то между тучами и огромным солнцем. Сколько достоинства, сколько славного озорства! Ах, барвинок, барвинок, мой лес, моя Горынь, ромашки да васильки...
      Ну, а вскоре (вот судьба!) поручил мне украинский комсомол редактировать журнал. «Барвинок». Для младших школьников. С удовольствием принялся за работу. Сам начал писать для детей, другим помогал. Но, между прочим, с годами всё больше шло писем в редакцию. Расскажите, мол, о Барвинке. Пионер он или октябрёнок? Или древний сказочный герой? Что ж, понятно. Притомились старинные песни, забываются. Многим не угнаться за нынешними ритмами. Новые мелодии, другие цветы, более яркие. Стали подумывать, не стоит ли переименовать и журнал. Правда, жаль, слово-то певучее какое. Да и сам цветок... Ведь засохнет в песенниках и толстых словарях. Тут вспомнился снова врубелевский барвинок-человечек...
      Пригласили лучших художников на. совет. Думайте, ищите. Нужен новый герой. Современный, сказочный Барвинок. Маленький, задорный казачишка. С юморком, с лукавинкой. С мальчишескими ошибками.
      Появились в «Барвинке» первые рисунки. С кратенькими подписями- рассказами. Нам понравилось, как изобразили героя художники Виктор Михайлович Григорьев и Кира Борисовна Григорьева. Внешне он с тех пор так и не изменился. Но обрёл новую судьбу, жизнь современную, полную приключений.
      Вначале я действовал как редактор. Упрашивал детских писателей. Ну напишите, пожалуйста, в журнал сказку о Барвинке, о его подружке Ромашке и коне—Кузнечике! Все были в ту пору заняты. Пришлось тогда самому взяться за дело. Подбодрили меня юные читатели. Посыпались письма. Понравился сказочный Огород, походы и приключения Барвинка и печатавшиеся в журнале на протяжении нескольких лет. Так песенный друг моего детства стал популярным героем украинских ребят.
      В редакции «Барвинка» хранится большой альбом, в котором сотни отличных детских рисунков, прославляющих его подвиги. В их числе работы юных художников из Чехословакии, ГДР, из других стран.
      Несколько лет назад, во время поездки в Канаду, я узнал, что Барвинок с Ромашкой довольно известны и в этой стране. Вышла серия почтовых открыток с изображениями этих героев. Есть игры, конфеты, разные значки, нашивки. Рушники — расшитые полотенца — с изображением Барвинка и Ромашки прислали из Прикарпатья.
      Если б вы знали, как я горжусь и радуюсь, что ныне три моих сказки выходят в переводе на русский язык.
      Скоро выйдет из печати на украинском языке моя новая большая сказка — «Барвинок в школе». Доблестный всадник оседлал парту. Ромашка преподаёт пение и рисование в Лесной Школе. Здесь возникают очень забавные сложности. Много хлопот причиняет сын Хорька, засланный в Школу по заданию самого царя Мухомора с одной целью: сбивать Барвинка с пути истинного. Сами понимаете, ничего не вышло!
      Как видите, не спешу расставаться с полюбившимися героями. Не исключено, что в следующей книге некоторые из них во время каникул отправятся в гости к друзьям, в одну из братских республик.
      С нетерпением жду, ребята, от вас писем. Как вам Барвинок с Ромашкой? Ну-ка, громче, не слышу!
      Автор



КАК БАРВИНОК СТАЛ ГЕРОЕМ

I
Утро встало, как ребёнок,
Улыбается спросонок.
Воробей чирикнул:—Братцы,
Не пора ли просыпаться?
Но никто не слышит вроде —
Тихо-тихо в огороде.
Спит ещё Капуста крепко,
Спит Фасолька, спит и Репка.
И, уткнувшись носом в землю,
Кабачок пузатый дремлет.
Дед Гарбуз[1] сопит на грядке —
Сон, должно быть, видит сладкий.
Баклажанчик свищет носом,
Подставляет щёки росам.
Кто смешно во сне забулькал?
Ну конечно же, Цибулька!3
1 Гарбуз (укр.) — тыква.
2 Цибулька (укр.) —лучок, луковка.
Хрен вздыхает и бормочет,
Отругать кого-то хочет.
Да, с натурою такою
Сам себе не дашь покоя!
Спят спокойно в речке рыбки;
Мотыльки в траве, как в зыбке.
Сон царит и в тёмном улье —
Пчёлы с вечера уснули.
Яркий месяц в туче синей
Тоже спит, как на перине...
Вдруг из зарослей паслёна
Кто-то выпрыгнул зелёный,
И рассеялись потёмки,
И разнёсся голос громкий:—
С добрым утром! Я — Барвинок,
Вот я вылез из травинок!
Дядьки, тётки, сёстры, братья,
Так мечтал вас повстречать я!
Только-только я родился —
И сейчас же к вам явился!..—
Ну и шумный, ну и шалый!
Сон пропал, как: не бывало.
Слышен голос Баклажана: —
Ты откуда, голоштанный?
Ой, у этого Барвинка
Ноги прямо как пружинки!—
Ишь, какой он: тонкий-тонкий!—
И в зелёной рубашонке! —
Но неробким был мальчонка,
Загорланил снова звонко:—
Насмехаетесь? Эй, бросьте!
Угостите лучше гостя!
Подлетела быстро Пчёлка:
Разорался... балаболка!
Угощенья хочешь?
Что ты! Раньше, кроха, поработай! —
Засмеялся дед Гарбуз:
Ты, видать, совсем не трус!
Знаешь ты свой род аль нет?
— Знаю. Вы, Гарбуз, мой дед!
—Поцелуемся давай!
Ну-ка, прочих узнавай!
Это кто вдали сидит?
—Хрен! Всегда старик сердит!
— Чёстный Хрен позеленел
И сказал:— Молчи, пострел!
Ну какой же ты нахальный,
Я не злой — принципиальный!
— Обнимает мальчик всех,
И в глазах — весёлый смех.
У Барвинка язычок,
Как с насечкою крючок:
— Здравствуй, миленький Горох!
Всё ты зелен? Не усох?
А, Подсолнух, дядька мой!
Всё киваешь головой?..


Как Картошку не узнать —
Щёчки сплошь в земле опять.
Огурцы рядком лежат,
Как семейство поросят...
Тётка Свёкла, что вы так
Раскраснелись — вы ж не рак?!
А куда исчезнуть мог
Академик наш, Чеснок?
— Но насупился Гарбуз:
—Успокойся, карапуз!
Не злословь, закрой-ка рот,
Уважай казацкий род!
— А Барвинок: — И родня
Понимать должна меня!
Лучше ты меня не тронь —
Я горячий, как огонь!..
Потанцуем? Я казак,
Я люблю плясать гопак.
Поучу-ка нынче вас!
— И пустился сразу в пляс.
Но Чеснок вдруг поднял крик:
— Да, остёр ты на язык!
Знаешь всякие слова...
Ну, а сколько дважды два?
Не виляй же, говори!
— Пробурчал Барвинок:— Три!
—Два плюс три?..
Прошу молчать!
Он не сможет посчитать!
Ты хоть азбуку учил?
— Как сказать... по мере сил..?'
— Опозорил весь наш род,
Слеп он в грамоте, как крот!
— И Барвинок зарыдал:
— Что пристали? Я так мал...
— Ну, на это скидок нет,
— Говорит Барвинку дед.


Слушай, мальчик: здесь была
Хлопотливая Пчела,
Всё летала: «Жу-жу-жу,
Я вам что-то расскажу.
Наши пчёлки говорят —
Есть один на свете клад.
Тот, кто этот клад достанет,
Сразу самым мудрым станет:
И научится читать, И научится считать».
Славный клад! Но неустанно
Стережёт его охрана.
Обмануть такую стражу
Не пытайся, мальчик, даже!
Вон посты — у поворота
В страшный край царя Осота!
Сбив росу со всех былинок,
Как подскочит наш Барвинок:
— Пусть Барвинком я не буду,
Если клада не добуду!
Отправляюсь я за кладом!
—Нет, малыш, спешить не надо!
Перед этим трудным боем
Всё обдумаем с тобою.
Снарядись сперва, как нужно,
Ты пока что безоружный.
Видишь, вон Кузнечик скачет:
Это будет Конь горячий!—
Мальчик хвать Коня за гриву,
Ну, а тот его — в крапиву:
— Видно, всадник ты бывалый,
Но штаны надень, сначала!
— Мальчик выломал лозинку,
Но Гарбуз сказал Барвинку:
— Бить Коня? Да что ты, рыцарь,
Будет Конь тебя дичиться!
Натяни-ка шаровары
И возьми сапог две пары,
А из перца колпачок
Сдвинь немного на бочок.
Сделай сам копьё из лука
— Пригодится эта штука.
Из картошки сдёлай щит
— От стрелы он защитит...
Вот сейчас другое дело
— Отправляйся в битву смело!
Мы волнуемся — не скрою:
Слава нашему герою!
— И погасла вдруг смешинка
В озорных глазах Барвинка:
— И хотели — не могли бы
Лучше мне помочь.,.Спасибо! —
Он оделся —и Кузнечик
Тут же выпрыгнул навстречу.
И вскочил в седло Барвинок
— Ждёт мальчишку поединок.
Всем друзьям, родным и близким
Поклонился мальчик низко:
— У меня одна забота
— Победить царя Осота!
Мчусь за кладом. Всё чин чином.
— Ты, Барвиночек, пиши нам!
— Как писать - и сам не знаю,
Я же буквы поломаю!
Вот когда я клад добуду
— День и ночь писать вам буду!
До свидания, родня,
Ждите, милые, меня!
II
Едет мальчик в чистом поле
— На раздолье, на приволье.
Ветер веет-повевает,
Едет мальчик, напевает.
Влево глянешь — колосится
Высоченная пшеница.
Колосочки, как ракеты,
Что летят к другим планетам.
Ну, а справа — кукуруза
Под своим же гнётся грузом,
И початки-дирижабли
Под ветрами не ослабли...
В небе тучи величаво
Проплывают над дубравой,
И могучий, незнакомый
Раздаётся голос грома.
Хлынул ливень торопливый
— Капли крупные, как сливы.
Надо спрятаться под грушу
— Всё же там немного суше.
— Вот дупло.*' Влезай, дружочек!
Здесь пробудем хоть до ночи..,
— Мальчик выкрутил сорочку
И повесил под листочком...
Но внезапно, словно в сказке,
Заиграли в небе краски.
Ветер, лёгкий и крылатый,
Облака унёс куда-то.
В небе — жаворонка трели,
И ручьи вокруг запели.
И Барвинок "понемногу
Собираться стал в дорогу.
Вдруг увидел он — в пшенице
Перепёлка копошится.
Рядом с ней её ребята,
Малыши-перепелята.
Учит малых деток пташка:
— Посмотрите, вот букашка!
Это — жук. А ну, хватайте!
Шире клювы раскрывайте!
— Тень мелькнула над землёю,
Коршун вниз летит стрелою.
Но готов Барвинок*к сече,
Поднял он копьё навстречу.
Испугался хищник лютый —
К небу взмыл над полем круто
И пропал из глаз куда-то:
Спасены перепелята!
И, подпрыгнув, словно мячик:
— Мчимся дальше! крикнул мальчик...
Кто вдали ревёт надсадно?
Там - болото. Там - неладно.
— Я застрял, я съедал с тракта.
Что мне делать?.. — стонет Трактор.
— Корчевал я пни в низине
И увяз в болотной тине


— Не газуй! — кричит Барвинок.
— Трос мы свяжем из былинок!
И за трос потянем дружно.
Всё мы сделаем, что нужно.
А не вытянем и с тросом —
Под колёса ветки бросим!
— И машина загудела:
— Понимаю! Будет дело...
— Тянет мальчик что есть силы,
И напряг Кузнечик жилы.
Трактор вытянули тросом,
Громко Трактор фыркнул носом:
— Помогли вы мне, ребята,
Будет щедрая вам плата!
— Снял Барвиночек шапчонку
И воскликнул громко, звонко:
— Мы помочь любому рады
— И не нужно нам награды!
— Юный всадник дальше мчится
— Только пыль за ним клубится.
Вдруг в густых кустах малины
Крик раздался петушиный!
Наш герой без' разговоров
Поскакал, Конька пришпорив.
Что там?.. Возле буерака
Петуха тузит Тхоряка1 .
Бьётся храбро Петушок,
Но, бедняга, изнемог.
Тхор же вертится ужом,
Петуху грозит ножом
И хохочет:— Кверху лапки!
Получил ты, брат, по шапке!
— Но Барвинок, быстр и смел,
Словно буря налетел.
Тхоряка (укр.)—хорёк.


А Конёк заржал сердито
И толкнул врага копытом.
Тхор попятился, как рак,
И скатился в буерак.
Вот и кончен поединок.
Говорит Петух: — Барвинок,
Я долги платить привык,
Я отныне твой должник!
— Снял Барвиночек шапчонку
И опять воскликнул звонко:
— Ваша радость - нам награда,
И другого нам не надо!
А у нас теперь забота
— Как попасть в страну Осота,
Как добыть бесценный клад...
Снова в путь, а дни летят!
Далеко ещё до цели...
Конь, мой Конь, бредёшь ты еле,
Тянешь повод по земле...
Да и я устал в седле.
Получить бы передышку...
Но повсюду ждут мальчишку!
Слышишь? Где-то чайка стонет,
Плач её любого тронет:
Яйца выкрал хитрый Лис
И ещё гнездо изгрыз...
Только Лиса отогнали - _
Снова слышатся сигналы.
Зайца клюнула Сорока,
Да и с Белочкой морока:
Бедолагу бьёт Куница
— Значит, надо заступиться.
Тьма такая наступила,
Словно вылили чернила.
У лесной опушки тихо.
Пахнет сладостно гречиха.
Отложил копьё Барвинок:
— Ничего, что нет простынок,
Обойдёмся и попоной...
— Бродит Конь в траве зелёной...
— Вот овёс, пожуй немного,
Ждёт нас дальняя дорога!
Я ж посплю и успокоюсь...
— Распустил Барвинок пояс,
Подогнул удобно ножки,
Но поспать пришлось немножко.
Первый сон увидел только
— Подлетела Перепёлка:
— Нет тебе от нас покоя,
Но случилось тут такое!..
Надевай штаны, рубашку
И лети спасать "Ромашку!
— Объясни скорее, птичка,
Кто она — твоя сестричка?
— Нет... У речки есть избушка,
Там живёт одна девчушка,
Светлоглаза, златокудра,
Словно солнце, встанет утром
— И сейчас же за работу!
И работает с охотой.
Каждой птичке и зверюшке
Эта девочка — подружка.
Так поёт, что даже птицы
Прилетают к ней учиться...
День за днём жила Ромашка,
Хлопотунья, работяжка.
Только вдруг —не знаю, как
— В сад её проник Будяк1 .
Заорал он: «Есть тут кто-то?
Я — слуга царя Осота!
Царь за важную услугу
Дарит эту мне округу,
Будяк (укр.) — чертополох
Чтоб я здесь укоренился,
Жил себе и веселился.
Всё теперь могу забрать я.
Вот бумага — и с печатью!»
Вмиг на ветки пауки
Нацепили гамаки.
Как могла дралась Ромашка,
Но одной отбиться тяжко.
Руки-ноги ей связали,
И сидит она в подвале.
Только ты спасти и можешь...
— Я. готов! Кузнечик — тоже!
Впереди несётся птица,
А за ней Барвинок мчится.
Проскакали, прилетели. Вот река: они —у цели...
Мёд шумит в дубовой чаше
— Сам Будяк стоит на страже.
У него одни забавы:
Поглядит — и сохнут травы.
Мёд разбойник попивает,
Попивая, напевает:
— Я сумел* добыть победу,
Никуда я не уеду!
Завтра выкорчую сад
И посею самосад.
Эх, закурим мы с Тхорякой
— Всё вокруг затянет мраком!.
.— Закричал Барвинок грозно:
— Убегай, пока не поздно!
Я ударю без промашки,
Я пришёл спасти Ромашку!
— Засмеялся Будячище,
Сжал кулак и как засвищет:
— Я таких, как ты, штук двести
Уложу легко на месте! —
Вот Будяк совсем уж близко:
Каждый глаз его как миска.
Изловчась, Барвинок сразу
Бьёт чудовище по глазу,
Наступает, налетает,
Будяка уже шатает
— Предлагает мир и дружбу
И зовёт к себе на службу.
Но копьё острей, чем жало,
— В глаз другой оно попало.
И Будяк сорвался с места,
И Будяк пустился в бегство...
А герой, вздохнув устало,
Открывает дверь подвала:
— Выходи-ка, ты свободна!
Убежал Будяк негодный!
— Обняла его Ромашка:
— Утомился ты, бедняжка?
У меня есть борщ вчерашний...
Только в погреб лезть мне страшно!


Заглянул малыш в избушку:
— Спать хочу... Давай подушку!
— Снял с Кузнечика уздечку,
Снял седло, а сам — на печку...
III
Перелески... И болота...
Что там в царстве у Осота?
Ни за что своих болот
Не оставит царь Осот.
Окопавшись, в обороне
Он сидит на сгнившем троне,
Он сидит в разбитом доте
Весь в тревогах и заботе.
Из полей, из всех расселин
Он изгнать хотел бы зелень.
Только может он не много
— Перепахана дорога!
Но готовится он к бою,
Но готовится к разбою!
Сорняки — его опорка.
— Не утратили задора;
Долгоносики — в резерве,
А у них стальные нервы!
Но куда исчез Тхоряка, Куроед и забияка?
С разрешения Осота
Занимается охотой!
Где же он? Никто не знает!
Царь на кнопку нажимает,
И является из мрака
Забинтованный Тхоряка.
Т х о р я к а
Мой царь, доложить я хотел бы сейчас...
О с о т
Нельзя ли скорей — и без всяких прикрас.


Т х о р я к а
Мой царь, избежать не удастся войны...
О с о т
Да с кем воевать мы, Тхоряка, должны?
Т х о р я к а
Я знаю, куриный вы любите суп...
О с о т
Да, да...
Т х о р я к а
Ещё петушиный вы любите пуп...
О с о т
Всегда!
Т х о р я к а
Поймал петуха я — из всех петухов
Он самый большой,..
О с о т
Так зови поваров!
Т х о р я к а
Я нёс его вам, повелитель мой, в дар.
Вдруг кто-то нанёс мне жестокий удар.
Смотрю — великан
Петуха он забрал.
Любого он может сразить наповал!
О с о т
Да кто ж он?
Т х о р я к а
Барвинок.Пожалуй, давно
Такого не видел я даже в кино.
(И в то же мгновенье — бывает же так,
— Шатаясь, в покои ввалился Будяк:
Слепой, 'будто ночь, одуревший, как пень...
Встревоженный царь подскочил.)
О с о т
Ну, и день!
Мой верный слуга, дорогой мой Будяк!
Взгляни на меня...
Б у д я к
Не могу я никак.
Погиб я... Настали последние дни...
Барвинка хватай и на плаху тяни...
Идёт он сюда... Не спастись от беды...
Твой клад заберёт он? О, дайте воды...
О с о т
Барвинок ещё не явился пока...
Фельдмаршал Тхоряка, где наши войска?
Чего же молчишь ты?
Командуй: ура!
Т х о р я к а
По-моему, царь, удирать нам пора...
О с о т
Как войско такому доверить я мог?
Фельдмаршал, а трусишь, как жалкий щенок!
Ты дворником будешь
Бери-ка метлу,
Чтоб даром она не валялась в углу!
Погиб мой Будяк, я его не верну...
Но, может быть, кликнуть сюда Белену?
Старуха начертит нам хитрый маршрут.
Зовите её!
Г о л о с
Повелитель, я тут!
(И входит бабуля, хитра и стара,
Она никому не желает добра.
Беззубый, проваленный, шамкает рот,
Она говорит, словно камни жуёт.) Осот
Старуха, мне нужен твой мудрый совет.
Б е л е н а
Барвинка убить — вот и весь мой ответ.
О с о т
Но как это сделать?
Б е л е н а
К чему этот шум?
Не войско здесь нужно, а хитрость и ум.
О с о т
Возьмёшься за дело?
Б е л е н а
Пожалуй. А то
Совсем надоело играть мне в лото.
IV
Ромашка с утра повязала косынку,
Смотреть на Ромашку приятно Барвинку.
Улыбка у девочки как у голубки.
— Вставай, умывайся, почистим-ка зубки!
Намыль хорошенечко уши и шею...
Теперь за дровами сходи поскорее!
— Барвинок приносит дрова из сарая,
Ромашечка быстро на стол собирает.
И борщ подаёт:
— Ну, Барвинок, отведай!
— Барвинок такого не помнит обеда.
От запахов слюнки текут у Барвинка,
Пампушки и борщ мальчугану в новинку.
А девочка тут же дала ему ложку.
— Не гавкай, — сказала,
— и ешь понемножку!
— Но славный Барвинок не тем озабочен:
— Попробуй не чавкай!
Да вкусно же очень!
— Вдруг мальчик шаги у забора услышал,
То громче они раздаются, то тише...
Барвинок вскочил:
— Приближается кто-то...
Должно быть, разведчики злого Осота!
— И вдруг из-за дерева вышла бабуся:
— Родимые, дайте водички... напьюсь я...
Такая жарища... пылится дорога...
Сыночек, копьё забери, ради бога!
Ох, что-то мне плохо...
Неважно мне что-то... Нет кваса?
Ну что же, напьюсь и компота.
— И к кружке припала губами и носом.
Не пьёт, а как будто качает насосом!
Напившись, старуха сказала:
— Отлично!
А здесь вы устроились очень прилично!
Оружье Барвинка к сраженьям готово...
— Меня вы узнали?
— А что ж тут такого?
— Но как? Расскажите! —
И бабка лукаво
Чуть-чуть подмигнула и молвила:
— Слава...
—Спросила Ромашечка:
— Выпьете чаю?
— И рада бы, детки! Спешу, убегаю..,.
Спасибо за то, что вы дали напиться
— Воздать вам .за всё я сумею сторицей!
Примите подарок, он с виду не ярок,
Но это, поверьте, хороший подарок.
На травку ложитесь и тихо лежите,
Медовый листочек спокойно лижите.


И если вы, детки, устали, ослабли,
Прибавят вам силы медовые капли.
— Бабуля мгновенно пропала,
И словно просторнее стало.
Течёт по листочку медочек,
И лижет Барвинок листочек.
Ромашка листочек лизнула
И лишь головою мотнула:
— Барвинок, мне страшно, мне плохо...
А нет ли в листочке, подвоха?
Конечно, судить наберусь я...
Но кто она, эта бабуся?
— А мальчик смеётся:
— Да что ты!
Лизни — и забудешь заботы!
Искать не желаю я клада
— Теперь ничего мне не надо!
По-моему, сладостей бочки
Упрятаны в чудо-листочке!..
Ромашка, геройства не требуй
— Лежать и глядеть буду в небо!
— Ромашка смотрела устало,
Просила Барвинка, ругала:
— Казак, да припомни хоть, кто ты!
Смотри, пропадёшь 'без работы!
— Работать? Зачем это, братцы,
Я мёду могу нализаться!
— Зажмурил глаза он — и точка,
Лишь ползают мухи по щёчкам.
Пускай себе... Снова и снова
Он лижет листочек медовый,
Сопит и бессмысленно злится:
— Ромашка, подай мне водицы!
Ромашка к колодцу несётся,
Воды достаёт из колодца.
Барвиночек в ту же минуту
Тхоряку увидел как будто:
Из серого мутного мрака
Слегка усмехнулся Тхоряка...


Ромашка приносит ведёрко.
Ромашка заплакала горько:
Всё пусто, безлюдна тропинка...
Что делать? Украли Барвинка!
V
Поутру довольный Тхор
Прибежал на царский двор.
На губах его —смешок,
На плечах — большой мешок.
Непонятно почему,
Тхор колотит по нему.
Разудалой песней Тхор
Оглашает царский двор:
— Каждый раз что-то нас
Возвышает в мире:
Не позор, Если Тхор
Хочет быть в мундире!
Я забуду про метлу
— Пусть валяется в углу!
За мою отвагу Царь вернёт мне шпагу!
Но Осот Тхоряку снова
Встретил сухо и сурово.
Осот
Чего расшумелся ни свет ни заря?
Ведь ты не фельдмаршал.
Тхоряка
Осот мой, ур-ря!
Осот
С ума ты сошёл? Тхоряка
Загляни-ка в мешок,
Лежит в нём совсем не простой кожушок.
Тебя он обрадует, знаю, до слёз.
О царь, если б знал ты, кого я принёс!
Взгляни — и сейчас же умеришь ты злость:
В мешке затаился негаданный гость!
(Верёвку разрезал смеющийся Тхор
— И вылез угрюмый Барвинок на двор.)
Т х о р я к а
Ну вот... На коленях* беседуй с царём!
Не хочешь? Мы шкуру мгновенно сдерём.
Осот
Не надо! Я вижу, он добрый казак.
Т х о р я к а
А нынче у ног он лежит, как кизяк.
О с о т
Как ловко тебя Белена провела!
А ты же замыслил большие дела!
Зачем же пришёл ты.Секрет нам открой!
Б а р в и н о к
Чтоб клад отобрать...
О с о т
Молодчина, герой!
Такие ребята всегда на коне.
Безграмотны, правда...
Но это — по мне.
Зачем нам зубрёжка? Ну, сам посуди...
Ты лучше в пехоту к Осоту иди.
С годами фельдмаршалом станешь, дружок.
Т х о р я к а
Лизать будешь снова медовый листок...
О с о т
Пальнёшь из рогатки и крикнешь: «Вперёд!»
Б а р в и н о к
Ой, ой, развяжите, стянуло живот...
Пропал я навеки...
В глазах —пелена.
Меня отравила... твоя Белена...
О с о т
А ну развяжите-ка лапки ему!
Очнёшься — и я тебя в войско приму!
Только с рук упали путы —
Мальчик стал другим как будто.
Он затеял сразу драку,
Саданул под бок Тхоряку
Кулаком, как из железа,
И другим неплохо врезал...
Но к утру иссякли силы
— И Барвиночка скрутили.
Потирая злобно шишку,
Царь велел: — Связать мальчишку!
Как родного, приголубим
— Завтра голову отрубим!
VI
Ждёт тебя палач, Барвинок,
Проиграл ты поединок.
Наигрался ты в охотку,
Оказался за решёткой.
Только раз ты оступился
— Как сквозь землю провалился.
Где ты, Конь-Кузнечик славный?
Ты же рядом был недавно!
Кто поможет? Где Ромашка?
Плачет где-нибудь, бедняжка...
Нет, отчаиваться рано
— Пусть вокруг стоит охрана,
Но не зря блеснуло солнце
В зарешеченном оконце.
Жук Рогач ножи потрогал:
— Собирайся! — молвил строго.
Путь недолог — семь ступенек.
И на площадь вышел пленник.
И запели грозно трубы,
Обнажил Тхоряка зубы,
Долгоносики — вся рота —
Стали возле эшафота.
— Смирно! —дал команду старший.
Оркестранты дуют марши.
Вот и дробь на барабане —
Царь приехал в шарабане.
Тхор, синея от натуги,
Прошипел: — Давайте, слуги!
На верёвке, как скотинку,
Тащат бедного Барвинка.
Для расправы всё готово.
Царь Осот взглянул сурово.
О с о т
Умирай же, если нам
Ты служить не станешь.
Б а р в и н о к
Не служу я сорнякам
— Даром время тянешь!
О с о т
Что с ним делать?
Хоть ты плачь!
Кто же с ним поладит?
Т х о р я к а
Заскулит, когда,Рогач
В бок два рога всадит.
О с о т
Жук Рогач! Руби, лети!
Т х о р я к а
Эй, палач, к Барвинку!
Казака укороти
- Хоть наполовинку!
О с о т
Стой, палач! В ножны ножи!
Мы продлим потеху.
Гей, Тхоряка, покажи
Клад ему. Для смеху.
(У Тхоряки заиграл На щеках румянец,
И спустился он в подвал
И выносит ранец.)
В этом ранце книга есть,
Светлая, как утро.
Попытайся всю прочесть
— Сразу станешь мудрым.
Но —увы! — проигран бой,
Потерял ты силу.
Ранец с книгой , и с тобой
Кинем мы в могилу!
— Вдруг прислушался Осот:
— Чуо случилось? Кто ревёт?
— Лис к царю в покои влез:
— Убегай скорее в лес!
Слышишь дикий странный рёв?
Это сотни тракторов
Пашут смело целину,
В плен берут твою страну!
Первый сдан уже редут
— Сорняки, дрожа, бегут...
Трактора ревут вокруг:
«Где Барвинок? Где наш друг?»
С ними сто сорвиголов,
Сто отважных петухов!
Долгоносиков клюют,
Передышки не дают...
Царь Осот взмахнул рукой:
— Что Барвинок? Всё живой ?
Режь его скорей, Рогач! —
Лис воскликнул:
— Саблю спрячь!
Всё сейчас наоборот
— Этот мальчик нас спасёт!
Мы его швырнём к ногам
Этим страшным тракторам.
И они застынут тут,
Больше с места не сойдут.


Царь сказал:
— Да ты — мудрец!
— И Барвинку: — Встань, юнец!
Что бы ни было, сейчас
Ты спасти обязан нас!
— Тхор шипит: — С царём не спорь!
Ну-ка, лезь на осокорь
И кричи, что ты живой,
— Пусть кончают рёв и вой...
— Наш герой повеселел
— Как-никак остался цел!
На верхушку влез малыш
—- Здесь его не разглядишь.
Правда, два Шмеля и тут
Мальчугана стерегут.
Но Барвинок закричал:
— Всё крушите наповал!
Не жалейте сорняков,
Не щадите их полков!
—. Царь Осот стоял внизу.
Словно молния в грозу,
Вдруг зажглись его глаза:
—- Надоел ты, егоза
Сбросьте пленника, Шмели,
Пусть валяется в пыли!
— Но Барвинок в тот же миг
Вдруг услышал птичий крик:
— Сядь, мальчишка, на крыло!
— Как Барвинку повезло!
Полетели птицы в синь,
Распевая: Чи-ви-чинь!..
— Глянул мальчик: дивный вид!
Стой! А это кто летит?
Да Ромашечка — верхом
На стрижонке скоростном.
Хоть девчонка и мала,
А на выручку пришла!
Что же делалось внизу?
Пролил царь Осот слезу.
Тхор завыл —совсем раскис,
Получил по шее Лис.
И пустились наутёк
Тхор и Лис, его дружок.
Принялась петушья рать
Долгоносиков клевать.
Влево, вправо — бам да бам!
— Долгоносиков по лбам.
Белена и царь Осот
Убежать хотели в дот,
Только Трактор в тот же миг
Беглецов легко настиг...
И очистилась земля,
Пролегли везде поля.
Громко Тракторы пыхтят:
— Эй, бери, Барвинок, клад!
Возле траков сели птицы,
Просят вежливо напиться.
Напились из рук Ромашки
— Славно, будто из баклажки.
Снял Барвиночек шапчонку,
Поклонившись, крикнул звонко:
— Всем спасибо за старанье!
И до скорого свиданья!
Приходите все, ребята,
К огороду деда Гната!
Завтра утром, десть по чести,
Ранец мы откроем вместе!
VII
Что творилось утром рано,
Пересказывать не стану.
Мальчугана у плетня
Ожидала вся родня.
Рядом — ленточки в кудряшках
— Шла счастливая Ромашка.
Все одеты, все умыты.
— Здравствуй, родич знаменитый!
— И Барвинка обнимали,
Целовали, и качали,
И твердили: — Ну и ранец!
А застёжки! Что за глянец!
— Подмигнул вчерашний пленник
И сказал: — Друзья, терпенье!..
— Он откинул быстро крышку
И достал из ранца... книжку!
— Ой, «Букварь»! Вот это чудо!
Он, как солнце, светит всюду!
— Нет нужней на свете книжки!
— Пропищали хором Мышки.
Стал и дед Гарбуз весёлым:
— Я ходил с ним тоже в школу!
Добрый клад достался внуку
— Одолеет он науку!
Откровенно говоря,
Нам не жить без «Букваря»!
— Все захлопали в ладошки:
— Хрен, сыграй-ка на гармошке!
— Баклажан не утерпел
И на дудке задудел,
Пастернак схватил цимбалы.
Все вскочили, заиграли,
Все плясали на заре
При раскрытом «Букваре»...
КАК БАРВИНОК И РОМАШКА
ЗА МОРЕ ЛЕТАЛИ






В час рассвета голубого
Ясный месяц сбил подкову,
И раздули ветры наспех
Пламя зорьки в Конча-Заспе.
Полетели с облаками
Над лесами, над лугами...
Из трубы над белой хатой
Виться стал дымок косматый.
Старый Гнат и внучек малый
Поднялись, лишь солнце встало.
Гнат погнал на луг Бурёнку,
Побежал Ивась вдогонку.
А Орйся возле печи
— Кашку варит им из гречи
Закипит в горшочке каша,
И начнётся сказка наша.
I
Старый дуб стоит у хаты.
Кто застыл в гнезде, ребята?
Вы не знаете? Скажу вам:
Белый аист с красным клювом.
У него свои заботы,
Он, должно быть, ждёт кого-то.
Так и есть: к нему по делу
Трое братьев прилетело!
Что-то важное решили,
Вместе к речке поспешили
Холодком осенним веет,
На лугах туман белеет.
Свежий ветер вдруг нагрянул,
Поднял вихрь листвы багряной.
Птицы сели и с тоскою
Говорят между собою:
— Ходит важно осень-пава,
Сыплет золото на травы.
— Мы поладили бы с нею,
Будь она чуть-чуть теплее.
— И лягушки приуныли,
Притаились где-то, в иле.
Что ж, и нам пора в дорогу
Собираться понемногу.
— Не грусти, село родное,
Мы увидимся весною!..
Сбор в долине, за Плютами,
Мы не раз туда летали.
— Погодите! — молвил старший.
— Мы пока что не на марше,
Покружим над огородом,
Попрощаемся с народом!
II
Дед Гарбуз подходит к тыну,
Долго смотрит на калину:
— Ни на вишне, ни на сливе
Не видал плодов красивей!
Дед Гарбуз как захохочет
— Кто-то лысину щекочет!
А потом как будто муха
Залетела деду в ухо.
Замахал Гарбуз руками,
Что-то вспыхнуло, как пламя,
На лету зашелестело,
На ладони деду село.
Смотрит дед — листочек с клёна,
Он недавно был зелёным!
А за ним летят другие
Листья красно-золотые.
Грустно деду: — Где ты, лето?
— Ни ответа, ни привета.
Крикнул он: — Барвинок, милый,
Видишь, осень наступила!
— Из травинок-луговинок
Быстро выпрыгнул Барвинок.
Только стал он перед дедом,
А за ним — Ромашка следом.
Громко «здравствуйте» сказали,
Закружились, заплясали:
— Смотрите, всё, как в сказке
— Такая здесь краса,
Нам кажется, пылают
И рощи и леса!
Созрел шиповник алый,
Бери хоть целый воз!
И листья облетают,
Как бабочки, с берёз...
Дед с детьми уселся рядом,
Затянулся самосадом:
— Вот и листья пожелтели,
Закружат потом метели...


Да, зима не за горами
Со снегами и ветрами.
До весны полям усталым
Спать под белым одеялом.
И, поёжившись, Ромашка
Задрожала, как букашка:
— Дед, а если холод лютый
Заморозит нас в минуту?
— Нет, беды не будет с нами
— Все мы станем семенами
И угреемся в скорлупках,
Как детишки в тёплых шубках.
Мы за печкой, в тёплой хатке,
До весны подремлем сладко.
Нас разбудят земледельцы
— Наши добрые умельцы:
Только б солнце засияло
— Мы начнём расти сначала.
— Как, — спросил малыш, и птицы
В семенах сумеют скрыться?
— Что ты! Птицы не редиски
— Предстоит им путь неблизкий
В край, где зим холодных нету,
Где всегда одно лишь лето.
Улетят в другие страны,
Не догонят их бураны.
— Восхищён Барвинок дедом,
Огородным домоседом:
— Дед под листиком зелёным
Посидел и стал учёным!
Дед сказал: —Не смейтесь, дети.
Пусть не в университете,
Но постиг я эту штуку
— Географию-науку.
Да, наука это сила,
Мне весь мир она открыла;
Край родимый, Антарктиду,
Кубу, Африку, Флориду,
И Европу, и Аляску
— Я попал как будто в сказку!
Закричал Барвинок деду:
— Я пойду или поеду
— Побываю за морями,
За высокими горами.
И не в сказке — в самом деле
Пережду я там метели!
Сколько, дед, мне суток нужно,
Чтоб до стран добраться южных?
Дрогнул тын и зашатался
— Дед Гарбуз расхохотался:
— Не дойти, малыш, и за год,
И в дороге столько тягот!
И зачем бродить по свету!
Что, родного дома нету?
Дома быстро, я уж знаю,
И зима промчится злая.
А пока она в дороге,
Подведём, друзья, итоги.
Вот собранье созову я,
А потом — и в кладовую!
Только свистнул дед—и сразу
Все явились к перелазу.
Вот Чеснок в семи сорочках,
С ним Редисочки в платочках,
Шагом лёгким и упругим
Хрен идёт с Горохом-другом.
Вот Подсолнух рядом с Маком,
И Фасолька с Пастернаком...
Пастернак схватил Цимбалы,
Всё запело, заплясало:
— Мы работали как надо,
Не боясь жары и града.
Нынче славный урожай
— Только к сроку убирай!
Каждый знает — без работы
Не построишь самолёта,
Не наточишь топора
И не сделаешь ведра...
Дед Гарбуз взглянул пытливо:
— Всыплем крепко мы ленивым!..
Ну, Барвинок, что притих?
Вызывай друзей своих!
Поклонился мальчик низко,
Наугад или по списку
Отчеканил каждый слог:
— Первым выступит Чеснок!
Вышел парень светлочубый,
Парень крепкий, белозубый,
Гордым взглядом всех окинул
Знает сам, что молодчина:
— Я всё больше год от году
Чеснока даю народу,
Словно полька с гопаком,
Дружит сало с чесноком!
Подмигнул Чеснок Барвинку:
— Любишь с салом чесночинку?
И к борщу из чесноку
Я приправу натолку!
Дед кивает с одобреньем:
— Чесночок, тебя мы ценим,
Ты трудился каждый день,
Ты полезней, чем женьшень!
Все — и овощи и травы
— Закричали:— Слава! Слава!
— Й Подсолнух в свой черёд
Вышел медленно вперёд.
— Рапортую я собранью:
Ваше выполнил заданье.
В эту осень я, наверно,
Масла выдам две цистерны!
Это масло не простое,
И на нём поджарить стоит
И оладьи, и снетки,
И картошку, и грибки...
Да, Подсолнух — парень бравый,
И ему кричали:— Слава!
— Ну, а дальше кто там в списке?
Две весёлые Редиски.
— Мы, хотя и маловаты,
Но без нас бедны салаты.
Каждый день мы гнули спины
— Собирали витамины.
Баклажанчики созрели
— Помогли нам в этом деле.
Не отстал от них Томат
И Укроп, Петрушкин брат...
На дорожку, как спортсмен,
Выбегает дядя Хрен:
— Потрудился я на славу,
Изобрёл одну приправу.
Смело в город отвезу.
Кто нюхнёт, утрёт слезу.
И, хоть я немного зол,
Ставят все меня на стол!
Говоря скороговоркой,
Хрен натёрся быстро тёркой,
Всем по горсточке поднёс,
Расчихались все до слёз.
Только слышно: «Чих» да «Ох»!
Следом выбежал Горох:
— Я горошин больше тонны
Погрузил вчера в вагоны,
А горошины — с орех,
Хватит на зиму для всех!
Закричали «Слава!» снова.
Тут взяла Ромашка слово.
Поклонилась, поглядела
И промолвила несмело:
— Что ж, в моей, друзья, работе
Вы геройства не найдёте.
Я хожу в леса, в дубравы,
Для больных ищу я травы
— Зверобой, и деревей,
И пустырник, и шалфей,
Хвощ, шиповник, лебеду,
Бузину и череду.
— Вот девчонка, знает травы!
— И кричат Ромашке: — Слава!
— А с Барвинком — тяжело!
Не всегда мне с ним везло.
Я мальчишку обучала,
Он учился как попало...
Но Ромашку за косички
Дёрнул мальчик по привычке
И — бежать что было сил,
Да Чеснок его схватил.
И насупился Гарбуз,
И ступил вперёд, как туз:
— Ну, читай по «Букварю».
Много ль знаешь, посмотрю!
Мальчик сжался, как комарик
Принесли ему «Букварик».
Взгляд Ромашки чуть сердит:
— Ну, ты помнишь алфавит?
Что за буква?
— Полжука.
— А точнее?
— Буква «Ка». «Ха» как муха...
— А ещё?
На яйцо похоже «О».

Не повёл малыш и ухом,
Отвечал единым духом:
— «Же» — засушенный жучок,
«Че» — похоже на крючок,
«Ге» — похоже на топор,
«Ша» — совсем как наш забор.
Все стояли рты разинув.
Дед глотнул росы бузинной,.
Бросил ковш берестяной
И сказал: — Ну, ты — герой!
Замелькали чьи-то крылья,
Солнце вдруг на миг закрыли.
Это, к югу отлетая,
Попрощаться хочет стая.
Сели птицы у дороги,
Длинноносы, длинноноги,
Обогнули дерезу,
Поспешили к Гарбузу:
— Здравствуй, солнце-огород,
Наш зелёненький народ!
Как нам грустно—с вами рай,
А спешим в далёкий край...
Снова осень подошла,
Полетим искать тепла.
Всё покоя нет Барвинку,
Сдул он с аиста пушинку
— Так и вертится волчком
Перед старым вожаком:
— Побывать бы вместе с вами
За морями, за горами!
Если нас с собой возьмёте,
Будем слушаться в полёте.
И Ромашечке, и мне бы
Посмотреть на землю с неба!
— Помолчал вожак немного,
А потом сказал с тревогой:
— Ой, Барвинок, я не знаю...
Улетать из Чудо-края...
Знай: чужая сторона
— Хуже мачехи она!
Соловей-певун — и тот
На чужбине не поёт.
И второй добавил аист:
— Много видел я, скитаясь,
— Нападали и орлы,
А они сильны и злы...
В перелётах всё возможно,
Что-то мне за вас тревожно.
Третий аист так сказал:
—Ты ещё, конечно, мал,
Но, должно быть, парень смелый.
Как задумал, так и делай!
От полёта будет прок
— Географии урок.
А Чеснок пожал плечами,
А потом развёл руками: ,
— Да куда?! Да что же вы?!
Разорвут вас в клочья львы!
Крокодил и бегемот
— Это вам не царь Осот!
Дед Гарбуз смолчать не мог:
— Что за паника, Чеснок?
Пусть летят и обо всём
Здесь расскажут нам потом.—
Всё узнать бы не из книг!
Ох, как жаль, что я старик!
И малыш копьё принёс,
Громко чмокнул деда в нос.
Перед мудрым Чесноком
Он прошёлся колесом
И сейчас же на крыле
Закачался, как; в седле.
А Ромашка, сев, спросила:
— Вам не трудно, аист милый?
— Ерунда! — сказал вожак
И подпрыгнул, как рысак.
Две Редисочки в печали
Головами покачали,
Закручинился Чеснок,
Слова вымолвить не смог.
А взволнованный Гарбуз
Лопуховый снял картуз
И сказал: — Возьми, сынок,
Вот волшебный узелок!
Он наполнен семенами,
С ними будете, как с нами.
Брось на землю их, когда
Приключится вдруг беда.
И в любой из дальних стран
Мы возникнем из семян!
И поможем в трудный час
— Защитим повсюду вас.
Но запомните, друзья:
В тех краях нам жить нельзя,
Вызвать можете вы нас,
К сожаленью, только раз.
Вот и всё... Держи, дружочек!
— Подхватил малыш мешочек
И сказал: — Прощай, родня!
Не грустите без меня,
Ждите нас домой апреле,
А теперь — мы полетели!


Через луг, через большак
Первым взял разгон вожак...
Только начали полёт,
Услыхали — кто-то ржёт,
Увидали — на лужок
Кто-то скачет —прыг да скок.
Улетел с Барвинком клин
— И Конёк теперь один...
III
Стоны ветра стая слышит,
И взлетают птицы выше.
А внизу из труб дымки
И машины, как жучки
Над простором тополиным
Мчится стая стройным клином.
Во главе — вожак-герой.
Дисциплина. Ровный строй.
И, совсем как аистята,
В перья спрятались ребята,
Молча смотрят с высоты
На дороги, на мосты.
Нет конца полям и сёлам,
И Барвинок стал весёлым.
Ущипнул он вожака,
Словно давнего дружка.
— Эй, Барвинок, как делишки?
— Хорошо! — Кричит мальчишка.
— Эй, Ромашка, как летится?
— Словно сон чудесный снится!
Вдаль летит вожак сквозь тучи:
— Присмотритесь-ка получше!
Блещут ленты голубые,
Это —реченьки родные,
Там и Припять-чаровница,
И Сула, и Раставица...
Речка Псёл, Удай глубокий
Грустно машут нам осокой.
А Десна в платочке ярком
Шлёт улыбки, как подарки.
Плещет Оржица, синея,
Вон Ирпёнь блеснул за нею,
Днепр бушует на раздолье,
А за ним и лес, и поле.
Словно белые гусята,
По садам белеют хаты,
И виднеются в тумане
Кипти, Нивки, Острожане.
Если б нам подняться выше,
Увидали б сразу крыши
Городища, Груни, Шполы,
Деда Гната сад весёлый.
Закричал Барвинок:
— Знаю, Хороша земля родная!
До чего же вы красивы,
Наши сёла, наши нивы!
А Ромашка: — Скачет кто-то
Через луг, через болото...
Гляньте, мчится без дороги
— Очень быстрый, длинноногий!
Пролетали мы Ирпень,
Прыгнул он через плетень.


Пролетали Бровары
— Он махнул через дворы...
Мчится быстро, как авто,
Конь наш — вот, конечно, кто!
Мчится вихрем над полями,
Улететь он хочет с нами.
Он устал, а хвост трубою...
Мы возьмём его с собою! —
Добрый аист торопливо
Опускается на ниву
И Конька берёт — и в строй
Возвращается стрелой!
Снова вместе, снова в клине,
И простор сияет синий.
Продолжается полёт.
На висках Барвинка пот.
Небо юга жаром пышет,
Старый аист тяжко дышит...
— Что внизу шумит волнами?
— Море Чёрное под нами.
А за ним — ещё моря...
— Мне б кусочек сухаря!..
-— Да получишь на привале,
Все мы голодны, устали.
— Аист, сколько до привала?
— И не много, и не мало.
Если знать точнее хочешь,
Прилетим на остров к ночи.
— Аист, что там за вершины?
— Это горы, Аппенины.
— Птицы, строй держите лучше
Впереди большая туча.
В синем небе на заре
Потемнело, как в норе.
Тучи молнию метнули,
Всё смешалось в грозном гуле,
Эта молния-стрела
В клочья темень разнесла.
Но встречают птицы грудью
Дождь, секущий, словно прутья
Всё же вырвались из туч
— И блеснул навстречу луч.
Аист крикнул: — Как вы, дети?
— Хорошо! Но сильный ветер!
— Есть хочу! - пищит малыш.
— Так живым не долетишь!
Из-за тёмных облаков
Вдруг возник отряд орлов.
Заклюют орлы Барвинка:
Манит хищников свежинка.
Их зрачки огнём горят,
Это банда - не отряд!
Стае путь орлы закрыли.
Словно ночь, черны их крылья.
Сто орлов и сто орлиц
Осаждают мирных птиц.
Хоть Вожак не любит крови,
Крикнул: — Будьте наготове!
Не забудьте, что носы
Нам даны не для красы!
Так и вьётся, так и рыщет
С грозным клёкотом орлище...
Не орёл, а бомбовоз,
Как отбиться — вот вопрос!
Тут у нашего Барвинка
Чуб намок, вспотела спинка.
Простонав: «Ну и житьё!»,
Вспомнил он, что взял копьё.
— Ну, Ромашечка, теперь я
Нос не буду прятать в перья.
Уцепись же за крыло!
Как бы дело ни пошло,
Не теряйся — я с тобою!
— Дал вожак команду: — К бою!
Гордо, словно меч, понёс
Свой красивый острый нос.
И орла, не зная страха,
Ловко клюнул он с размаха.
Сразу жалким стал пират
А летел, как на парад!
Бились аисты с орлами
И клевали их носами.
Закружился пух орлиный,
Будто кто вспорол перину...
За орлом орёл мешком
Полетели кувырком!
И копьём без передышки
Колет хищников мальчишка.
Рядом два орла опять
Вожака стремятся смять.
И Барвинок видит—другу
Без него придётся туго.
И разит копьё орла,
Словно острая стрела...
Победили! Вражья стая
Поле боя оставляет!
И с копьём в боку ушёл
Перетрусивший орёл!
— Земляки! — кричит Барвинок.
— Вот был славный поединок!
Мирный аист, а каков:
Разогнать сумел орлов!
А вожак сказал: — Малютка,
Ты сражался не на шутку!
Полетим! — Бойцы спешат
Есть заморских лягушат.
Дружно крылья зашумели...
Наши аисты у цели.
Кто-то вскрикнул: — Там, вдали,
Очертания земли!
Путь был долог и опасен,
Отдохнём на Тулумбасе.
Перед вами тёплый край,
Для зимовья просто рай.
Здесь и пальмы, и лианы,
Апельсины и бананы.
И никто таких болот
В целом мире не найдёт.
Стройте хатку, для начала
Хватит стройматериала.
Ну, живи и поживай,
Только в джунглях не зевай!
Чтоб у речки не бродили!
Могут съесть вас крокодилы.
Тулумбас не огород
— Здесь и лев, и бегемот. *
Джунгли веют влажным зноем.
Всё в новинку здесь героям
— Пальмы, остров и атолл.
На посадку клин пошёл...
Приземлились на поляне.
Ну, они теперь южане!
Первым вмиг Конька смело,
А Барвинок — прыг в седло!
Посадил Ромашку рядом
И ворчит: — А спать не надо!
И вожак кричит: — Прощай,
Край родной не забывай!
IV
И остались в джунглях трое.
Хоть отважны, хоть герои,
Надо зорче быть теперь
— В джунглях бродит всякий зверь
Ветер травы чуть колеблет
И цветов тугие стебли.
А цветы — как васильки,
Только очень велики.
Детям лес такой в новинку
— Нет ни ёлки, ни калинки,
Ни берёзки, ни сосны,
Ни дубка, ни бузины.
А Ромашечка в тревоге
— Ни жилища, ни дороги.
Кто здесь сможет им помочь?
И вот-вот наступит ночь.
— Где мы будем спать, Барвиша?
Нет над нами даже крыши.
— Но Кузнечик им помог
Притоптал траву Конёк.
Из листвы сложили хатку,
Ну не хатку, а палатку.
Вот тебе, Ромашка, дом,
Здесь и ночь мы проведём.
— Без заката ночь настала
— Будто дня и не бывало.
Джунгли чёрные стеной,
А вокруг то визг, то вой.
Стебелька не дожевав,
Спал Кузнечик среди трав.
Кто-то в чаще! Вот беда!
А Барвинок: — Где еда?
— Да какие тут харчи!
Звери нас съедят — молчи...
У Ромашки поясочек,
А на нём висит мешочек,


Там колбаски полкольца,
Сало, хлеб и три яйца.
Пир бы вышел настоящий,
Да раздался шорох в чаще,
И блеснули из кустов
Сотни страшных огоньков.
— Ой, Барвинок, жуй потише,
А не то зверьё услышит! А
— Что им нужно от меня?
Я не ел уже два дня!
— Дожевал кусочек сала,
А потом достал кресало.
— Пламя лучше, чем копьё,
Распугает всё зверьё!
— И в руке его травинка
Загорелась, как лучинка.
Только вспыхнул яркий свет
— И зверей в помине нет.
— Буду я стоять на страже,
Ты поспать, Ромашка, ляжешь,
После сменишь ты меня,
А потом буди Коня.
Засопела вмиг Ромашка:
Так намучилась, бедняжка.
А Барвинок всё ходил,
Ножки, бедный, натрудил.
Что-то где-то громко выло,
И ревело, и бубнило...
Но малыш раздул огонь:
— Не боюсь, попробуй тронь!
Звёзды ярче разгорались.
А глаза уже слипались.
Бросил он травы в костёр
И, зевнув, глаза протёр.
Жаль ему будить Ромашку
— Спит она, вздыхая тяжко.
Пять москитов он убил,
Сел и сам глаза закрыл.
Час он спал или минуту,
А проснулся — ножки в путах.
Как зверёк, со всех сторон
Был Барвинок окружён.
Как Барвинка завертело,
Как впилась верёвка в тело!
Он лежит, а из кустов
Раздаётся грозный рёв.
Верно, там гиппопотамы
Громко ухали в тамтамы.
И послышалось сквозь гам:
— Привяжите их к стволам!
Глухо море билось в скалы.
Ветер дул. Уже светало.
Солнце глянуло с небес
— Убежали звери в лес.
Посмотрел вокруг бедняжка,
Видит —в путах и Ромашка!
Ничего он не поймёт.
— Только сам себя клянёт.
Не герои, а овечки!
Рядом с ними человечки
Бьют в тамтамы и свистят.
Не поймёшь, чего хотят.
Сколько тут их, разъярённых,
— Шоколадных и зелёных,
Даже чёрных, как смола!
Ну, попались! Ну, дела!


— Что за хищные повадки?
— Задрожав, как в лихорадке
Закричал Барвинок им.
— Повидать мы всё хотим,
Из такой мы мчались дали
Вы же вдруг на нас напали.
Не желаем мы вам зла,
Мы из дальнего села.
Я — Барвинок,
Вот — Ромашка.
Вот Конёк наш — работяжка,
Он стрекочет и звенит,
Под седлом как вихрь летит.
Но малыш какой-то чёрный,
И сердитый и задорный,
Быстро выскочил с копьём:
— Всё мы сами разберём!
Я, как видишь, Чёрный Кава,
Всё моё богатство—слава.
Братья ж белые твои
Не щадят моей семьи.
А другой — зелёно-жёлтый.
— Для чего бы ни пришёл ты,
Он сердито проскрипел,
— Всё же белый ты, как мел.
Рвёте вы меня, Банана,
Не одна на теле рана,
Не один мой брат Банан
В клетке плыл за океан!
Третий — прыг — на шишке шишка:
— Кто я, знаешь ли, мальчишка?
Благородный Ананас!
Знай, преследуют и нас,
Не жалеют нас ничуть,
Продают — ив этом суть!
Ты — шпион царя Бамбука!
— Вскрикнул мальчик:
— Что за бука?
Что за штука — царь Бамбук?
Да сними верёвку с рук!
Ну на что это похоже
— Всех делить по цвету кожи?
К нам пожалуй в огород
— Там, как радуга, народ!
Зелены, а молодцы
Наши братья — огурцы.
Баклажаны — сини все,
Словно вымокли в росе.
Красен Мак — как пламя, он,
Жёлт Подсолнух, как лимон.
Цвет у всех растений свой,
А живём одной семьёй.
Но Осотовы сынки,
И друзья, и свояки
С виду — миленький народ,
А на деле хищный сброд.
Ну-ка, руки развяжи,
О Бамбуке расскажи!
— Так, выходит, ты не пан?
— Тихо вымолвил Банан.
Вдруг он выпучил глаза:
Рядом взвыли тормоза.
И десятки горемык
В чаще скрылись в тот же миг.
На поляну выполз «джип»,
От усилий он охрип.
За рулём сидел Будяк
И горланил, словно дьяк:
— Я слуга царя Бамбука,
Он застрелит всех из лука!..
— Кто-то рядом с Будяком
— Чем-то детям он знаком,
Непонятно только чем:
На глаза надвинут шлем.
Кто же это, кто такой
В гимнастёрке голубой?
Чуть качает пальмы ветер,
А под ними в путах — дети.
Смотрит зверь на них в упор,
Так смотрел, бывало, Тхор.
Шепчет мальчику Ромашка:
— 'Это волк или дворняжка?
— А Барвинок шепчет ей:
— Не пойму я, хоть убей!
— Крикнул зверь:
— Малыш, откуда?
И Ромашка — вот так чудо!


—Он не волк и не собака...
— Закричал малыш:
—Тхоряка! — Тхор подпрыгнул:
— Я отныне Не Тхоряка, а Тхорини!
Отхлебнул Будяк из чашки,
Глаз не сводит он с Ромашки:
— Хоть немножко и мала,
Вот бы горничной была!
— Гаркнул Тхор:
— Вы что ж, не рады?
А не рады, так не надо!
А малыш пожал плечами:
-— Да, не ждал я встречи с вами.
Будяка я уничтожил,
Он теперь, выходит, ожил.
Тхор сказал:
— И вырос вдвое—-
Семена я взял с собою.
— С Будяком всё вроде просто
Как же ты попал на остров?
— Ишь ты, требует отчёта,
Всё узнать ему охота!
Вскрикнул мальчик:
— Ты изменник!
— Ну и что? А ты — мой пленник!
Чтоб не слышал я ни звука
— Я министр царя Бамбука!
Ишь нашёлся патриот!
Проколи ему живот!
—Сдохнет сам!
— Будяк сказал
Кто-то крепко их связал.
А её — назло ему
— В экономки я возьму!
Подхватил Будяк Ромашку,
Бросил в «джип», как в каталажку,
Дал мотору полный газ:
— Будешь помнить Тулумбас!
Наш герой вовек не плакал,
Тут же сморщился, однако,
Он поник, закрыв глаза, По щеке течёт слеза.
Разве может в дни похода
Быть лишь ясная погода
От начала до конца?
Часто бури ждут бойца.
' Это мальчику знакомо,
— Путешествовал он дома,
В переделки попадал,
Но отваги не терял!
Развязал его Бананик,
Протянул мальчишке пряник,
Улыбнулся Ананас:
— Ты не гневайся на нас!
Повинился Чёрный Кава:
— Мы ошиблись, мы неправы...
Ты, Барвинок, извини,
Виноваты мы одни!
— Почему ж вы не напали»
Почему не отхлестали Будячину и Тхора?
— Не пришла ещё пора.
Видно, время не настало,
А у нас оружья мало.
И легко попасть впросак:
Пан Будяк — опасный враг!
И немало войск могучих
Скрыто в кактусах колючих,
Среди них и царь Бамбук
— Нам принёс он много мук.
Знай, Барвинок, что сегодня
Наш народ восстанье поднял...
— В добрый час, мои друзья
Но ищу Ромашку я!
Мы сюда летели с миром...
— Будь же нашим командиром!
Надо штурмом взять дворец,
И разбойникам — конец!
Там Ромашка-полонянка,
Там теперь она — служанка.
Хочешь выручить её
— Поскорей бери копьё!
Все Барвинка обнимают,
Все Барвинка утешают,
Но Барвинок приуныл,
Низко голову склонил.
Не взглянул он на Банана,
У него не взял нагана.
Молча Кавина родня
Подвела ему Коня.
И сказал сурово Кава:
— Мы не любим войн кровавых!
Но Бамбук вывозит нас
Каждый день и каждый час
Губит он без сожаленья
Молодое поколенье.
Всех он в рабство продаёт.
И теперь восстал народ!
Как Барвиночек взволнован
Тотчас им помочь готов он.
Мальчик снова полон сил.
А Банан его спросил:
— У тебя не слабы нервы?
Есть у нас ещё резервы.
Погляди, малыш, пока
— Хороши ль у нас войска?
Засвистел Банан, и вот
Войско двинулось в поход.
Улыбаясь, проходили
Ровным строем крокодилы.
Бегемот к боям готов
— Он ведёт отважных львов.
Грозны, хоть коротконоги,
Появились носороги.
Пять пантер шагали в ряд
Среди тигров и тигрят.
Пумы шли за кабанами,
Слон ушастый с сыновьями
Буйвол фыркнул, прошагав,
А за ним прополз удав.
А от зебр в глазах пестрило.
Шли последними гориллы.
Молвил гордо Ананас:
— Видишь, сколько войск у нас!
И, поверь, ещё найдётся...
Будь же нашим полководцем!
Сел Барвинок на Коня:
— Не сердитесь на меня
И назначьте лучше Каву
— Командир он ваш по праву!
Я — турист, мои друзья,
Воевать мне здесь нельзя...
— Глянул влево, глянул вправо,
Улыбнулся чуть лукаво:
— Всё ж надежда есть одна
— Мне помогут семена!
Кава — чёрный человечек
— Обнял мальчика за плечи.
И умчался вдаль Барвинок
Без дороги, без тропинок.
VI
Жил Будяк в роскошной вилле,
Сотни слуг ему служили:
И улитки, и жуки,
И большие пауки.
Царь Бамбук любил злодея,
А Будяк, всё богатея,
Получал за чином чин
Без особенных причин.
Встав чуть свет, ещё в пижаме,
Он любил играть ножами:
Резал стены, потолок,
Стол и стулья —всё, что мог.
Побывали в переделке .
Ложки, миски и тарелки.
Колет, режет всё вокруг
— Сад, забор и даже слуг.
Не уймётся, окаянный,
— Режет пальмы и лианы,
И обедать не пойдёт,
Если нож не пустит в ход.
-Срежет с веткой он Лимоны,
Гроздь Банаников зелёных,
Зря изрежет Ананас:
Мол, такой царя приказ.
Чёрных Кавиных ребяток
Он хватает, как цыпляток,
Бросит в ящик, как в тюрьму,
И не жалко их ему.
Ест он жирно, пьёт он много,
— Жук подаст свиную ногу,
И, согнувшись на бегу,
Принесёт паук рагу.
А потом опустят шторы,
Дверь запрут на все затворы
— Не проникнет и москит,
И Будяк вовсю храпит...

Вот привёз Будяк Ромашку
И закрыл её, как пташку,
И Ромашка суток шесть
Не могла ни пить, ни есть.
К ней Будяк однажды входит
И такую речь заводит:
Шагом марш! Борща хочу!
Сваришь вкусно — отпущу!
— И она повеселела,
В тот же миг взялась за дело.
Сор из каждого угла
Очень быстро убрала;
Котелок большой промыла
И отличный борщ сварила
И заправила потом
Жёлтым салом с чесноком.
Никогда Будяк — ей-ей!
Не едал таких борщей!
Украинский, знаменитый,
Словно пламенем налитый.
— Чтоб ты лопнул, ешь, злодей,
Отпусти меня скорей!
Будячина выпил виски
И, умяв борща три миски,
Громко хмыкнул: — Ерунда!
Разве это борщ? Вода!
Тут Ромашечка вспылила,
Чугунок с борщом схватила
И швырнула в Будяка:
— Что ты корчишь дурака?
— Пауки! Связать кухарку,
Всыпать так, чтоб стало жарко!
Отвести её в подвал,
Чтоб её я не видал!..
Вновь Ромашка под замками
Паутину рвёт руками,
Духота и мрак вокруг.
Где ж Барвинок, верный друг?
Может быть, и он в темнице
За решётками томится?..
Но "раздался шум в углу
— Кто-то роет ход в полу.
И увидела Ромашка:
Выползает не мурашка
— Кто-то страшный и чудной,
Чуть не с мышь величиной.
Над бровями две антенны
— Ловят звук они сквозь стены.
— Ну, — пришелец говорит,
— Не пугайтесь, я — Термит.
Вам привет от дяди Кавы.
И грустить не надо, право.
Если к вам пришёл Термит,
Вам на волю путь открыт.
Показав свою сноровку,
Перерезал он верёвку,
И Ромашка ожила:
—| Вот спасибо! Ну дела!
Что с Барвинком, не слыхали?
Может быть, и он в подвале?
— Он летит верхом сюда,
Знает он —с тобой беда!
Дать бы парню саблю в руки,
Все бы сгинули бамбуки!
Ну, Ромашка, не робей!
Побежим-ка поскорей!
Ход прорыл Термитик просто
— По Ромашкиному росту,
И открылась впереди
Галерея — выходи!
Там кружатся хороводом
Светлячки под низким сводом,
Не скучают на посту,
Разгоняют темноту.
— Рыл я эту галерею,
Всё старался — побыстрее.
Наверху, — сказал Термит,
— Зал, в котором царь сидит.
Берегись царя Бамбука,
Он коварен, как гадюка.
Он царит здесь триста лет,
Так рассказывал мой дед.
Злой колдун Бамбук — народу
Он добра не делал сроду.
И слыхал от деда я
— Он боится соловья.
Если б ваша чудо-пташка
Вдруг запела здесь, Ромашка,
То, поверь мне, в тот же час
Стал бы вольным Тулумбас.
— Может быть, — она сказала,
— Но недавно я узнала:
На чужбине, хоть убей,
Не поёт наш соловей!
А Барвинок, гордый, смелый,
Похудевший, загорелый,
Закалённый, как в огне,
Быстро скачет на Коне.
Он, герой среди героев,
Тайны тропиков освоив,
Сотни речек переплыл,
Все дороги исходил.
Растерялся он вначале,
Но зверята выручали.
На озёрах бегемот
Послужил ему как плот.
Никогда без крокодила
Он не выбрался б из ила
А удав... он как-то раз
Малыша от крысы спас.
Затерялся мальчик в чаще,
Но слонёнок работящий
Путь пробил среди стволов,
Поднял хобот: — Будь здоров
Через пенные пороги
Плыл малыш на носороге.
Лес шумел над ним ветвями,
Отдыхал малыш со львами.
А сапожник-дикобраз
Сапоги чинил не раз.
А жираф стоял, как вышка
— На него залез мальчишка,
Чтоб увидеть наконец,
Где дорога во дворец.
И увидел: в отдаленье
Башни, кактусы, строенья.
Не боится он ничуть,
На Коня —и дальше в путь,
Вёрток царь Бамбук, как щука,
Весь, представьте, из бамбука:
Руки, ноги, голова.
Взгляд острее бурава.
А с макушки, зеленея,
Грива падает на шею,
И, зелёная всегда,
Пышно вьётся борода.
А в Бамбуковой светлице
Пол и стены — всё лоснится,
Из бамбука стол и трон
И коллекция корон.
Тут же видим,— на портрете
Грозный царь Бамбук в берете.
Бородатый, как швейцар,
И ещё не очень стар.
Царь к бамбуковому луку
То и дело тянет руку,
Потому что царь Бамбук
Очень любит этот лук.
Но тоскливо царской дочке,
-- На диване, в уголочке,
Целый день сидит она,
Молчалива и грустна.
Что ей пышные покои,
Платье светло-голубое,
Бант воздушный голубой...
Царь встревожен:
— Что с тобой?
— Ой, тоска, хоть лезь на стену!
— Выпей кофе, Цикламёна!
— Надоело: пьём, едим!
Я хочу в Париж и Рим,
Я хочу попасть в столицы,
Танцевать и веселиться.
Надоел мне Тулумбас,
Буду плакать я сейчас!
— Что за дочь! Какая злюка!
Ну давай стрелять из лука!
— Царь в окошко наугад
Три стрелы послал подряд.
Сдвинул набок он корону:
— Ха-ха-ха! Попал в ворону!
— Брось, отец, какой мне прок,
Оттого что ты стрелок!
— Дочь сказал: —Моя резвушка,
Подарю тебе подружку
Лучше всех рабынь твоих,
И она не из цветных.
— Где ж она?
— Девчонку эту
Приучаем к этикету!
Не отец ты, а палач,
С ней хочу играть я в мяч!
— Подскочил Бамбук на троне,
-Приложил к вискам ладони:
— Вечно слёзы, вечно спор!
— Свистнул царь, явился Тхор,
Разогнался по паркету,
Подал девочке конфету
И, достав одеколон,
Предложил Бамбуку он:
Не угодно ли побриться
Или просто освежиться?
— Ты принес, Тхорини, весть?
— Как же, как же, новость есть:
Всё вокруг шумит, клокочет,
Ваш народ царя не хочет.

Царь сказал:
— Народ — товар
Всех связать и на базар!
Этот бунт уже идёт
Триста лет из года в год!
Эй, Тхорини, где Ромашка?
— Царь мой, выговорить тяжко
— Удрала она от нас...
— Бородой Бамбук затряс:
— Нет от вас, бродяга, толку,
Погоню вас на прополку!
Что ж, Ромашка всех сильней
И не справились вы с ней?
Эх, растяпы, надо было
Дать машину ей и виллу,
Нарядить её в нейлон,
Дать конфет на миллион
— Вот тогда бы мы Ромашку
Запрягли в свою упряжку.
Ну да ладно, ничего,
Мы посмотрим, кто кого!
К нам она ещё придёт,
Свой забудет огород...
Где мальчишка?
— Тоже ловок
— Скачет он без остановок,
Не жалеет он Коня,
Видит ночью без огня.
— Где теперь он?
— Сеет смуту...
— Эх, привлечь бы баламута
В наши славные ряды! —
Но Тхоряка ждёт беды:
Эти царские затеи
— Все одна другой глупее!
, А принцессе не до слёз
— У неё один вопрос:
— Разыскали? Нет? Лентяи!
Я вам рёбра поломаю!
Вдруг в углу, где царский трон,.
Громко звякнул телефон.
Прикусив капризно губку,
Подняла принцесса трубку,
Звонко крикнула:
— Алло! (Всё в ней словно расцвело.)
Ой, Барвинок, вот так штука!
Просит он царя Бамбука...
У дочурки царь Бамбук
Трубку выхватил из рук
И прижал покрепче к уху.
— Да!—сказал сначала глухо,
"А потом:—Гость милый мой,
Будет пропуск в проходной!
Засмеялась Цикламена:
Вот какая перемена!
— Заметавшись по углам,
Тхор кричит:
— Ко всем чертям!
Царь мой, что за беззаботность?
Этот парень проведёт нас,
Он опасен, как огонь!
Знаю я, его лишь тронь...
Не Барвинок он, а порох.
Видно, вам покой не дорог...
Тут раздался гулкий звук
— Щёлкнул Тхора в лоб Бамбук.
Сделать большего не смог
— Гость ступает за порог.
Сразу видит Цикламена:
Гостю море по колено,
Дерзкий, шапка набекрень.
А Бамбук стоит как пень.
Шапку снял малыш у трона,
Оглянулся удивлённо:
— Кто здесь царь?
А, это вы? Ну и взгляд! у совы!
Здесь я знанья собираю
Для родного Чудо-края...
Прибыл с миром...
Но теперь
Всё мне спутал этот зверь.
Глянул мальчик на Тхорини,
Не Барвинок, а Добрыня!
— Отвечай мне, Тхор, змея,
Где Ромашечка моя?
Да живей! Что за волынка?! —
Царь за плечи взял Барвинка:
Ты не прыгай, словно рысь,
А сначала разберись.
Знай: Ромашечка не промах
— У неё полно знакомых.
Ей понравилось у нас,
Полюбила Тулумбас.
Всё ей по сердцу, всё мило,
Речь родную позабыла.
Ей дворец подходит мой,
Ей не хочется домой.
— Царь Бамбук, молчи-ка лучше,
А не то сейчас получишь!
Всё — пустая болтовня,
Не обманешь ты меня!
Ни тебе я, царь, не верю,
Ни Тхоряке — злому зверю.


Где Ромашка, где Будяк,
Самый гадкий из гуляк?
— Подскочила Цикламена:
— Вот сказал! Из драмы сцена!
Всё тебе узнать пора!
Сядь — на улице жара.
Ты найдёшь свою Ромашку!
А теперь сними тельняшку!
Мы устроим здесь спортзал.
Ты давно ли в мяч играл?
— В мяч... давно, должно быть в мае.
— Ну, давай, с тобой сыграю!
Полетел к мальчишке вскачь
Золотой огромный мяч.
К потолку взлетел ракетой,
Покатился по паркету
И подпрыгнул, как циркач,
Этот быстрый, лёгкий мяч.
Вот уже он у Барвинка,
А Барвинок без заминки
Рассчитал его бросок
— Чуть не сбил Бамбука с ног.
Цикламена — прыг и хлоп
— И мячом Тхоряку в лоб!
Подмигнул Бамбук лукаво:
Мол, у нас весь день забавы!
Смех, прыжки...
А под столом
Намечается пролом.
Это верный друг Термит
Для Ромашки ход сверлит.
Слуг и стражу миновали,
И уже Ромашка в зале:
— Тут с царём играют в мяч!
— Стал Барвйнок, как кумач,
Покатился мяч под столик.
— Значит, вот где наш соколик!..
У царя тверда рука
— Дал Тхоряке тумака...
А малыш смеётся звонко:
— Ты нашлась, моя сестрёнка!
Вот как здорово! Ура!
Ну, Ромашка, нам пора!
Он Ромашку взял за ручку,
Повернул дверную ручку,
А навстречу— два ножа,
Там стояли сторожа.
Завизжал Бамбук:
—А ну-ка! Вы в дворце царя Бамбука!
Вас рассадят здесь, при мне,
По вазонам на окне.
Крикнул мальчик: — Своеволье..
— А бывает хуже доля!
— Прогремел злодей Бамбук.
— Больше выучишь наук...—
А малыш кричит:
— Поганцы! Вот придут сюда повстанцы!.
— Засмеялся царь Бамбук,
Положил стрелу на лук.


— Нет такой на свете силы,
Чтоб Бамбука победила!
Я — потомок колдуна,
Я, Бамбук, сильней слона!
Мне, поверь, стальные пули
Не страшней, чем дождь акуле.
На вот лук — и здесь, сейчас,
Из него стреляй мне в глаз.
Мальчик целится из лука...
Он пустил стрелу в Бамбука,
Тонко свистнула стрела
И Бамбуку в глаз вошла.
Царь смеётся: — Очень метко!
Ну, ещё попробуй, детка!
— Снова свистнула стрела.
Как сквозь тень, она прошла.
Царь смеётся: — Ну, вам ясно?
Воевать со мной опасно.
Мне сказал мудрец безвестный,
Что в беду я попаду
В час, когда зальётся песней
Соловей в моём саду.
Но поёт он только дома
— Всё там близко и знакомо.
А у нас он как немой!
— Царь Бамбук, с ухмылкой злой,
Повелел явиться страже,
И примчались в зал сейчас же
Сплошь в колючках силачи,
А в руках у них?— мечи.
Вслед за ними, сторожами,
Прибежал Будяк с ножами.
Он был хмур, и в этот раз
Не сводил с Ромашки глаз.
Царь торопит: — Эй, солдаты,
Принести сюда лопаты,
Принести с землёй мешки
И цветочные горшки!
Посадить детей в вазоны
— Нам жалеть их нет резона!
А потом — на солнцепёк!
Пять минут даю вам срок!
Как малыш ни вырывался,
А в вазоне оказался.
И Ромашка, как ни билась,
А в вазоне очутилась.
И ребят грызёт досада:
— Разве мы с тобой — рассада?
— Цикламена снова в плач,
Слёзы капают на мяч.
IX
Плохо детям — зной и жажда,
По ведру бы выпил каждый.
— Нет, разбойник, мы горды:
Не попросим мы воды!
Рядом — им назло — из бака
Умывается Тхоряка,
Царь же на руки свои
Льёт прохладные ручьи.
Принесла Бамбука дочка
Им воды по полглоточка,
А позднее, вечерком,
Облила детей тайком.
Землю ночь плащом укрыла,
Стало небо как чернила,
И цветочный аромат
В тот же миг заполнил сад.
Царь Бамбук давно в постели,
Слуги тоже захрапели.
Ветерок повеял с гор.
— Слышен тихий разговор:
— Как нам быть? Хоть спят злодеи,
Я от страха холодею...
— Эй, Ромашка, не робей,
Грусть верёвочкой завей!
Лучше вспомни о мешочке,
О заветном узелочке
— О подарке Гарбуза.
Вот и высохла слеза!
— Всё сберёг? Скажи скорее!
— Всё — от редьки до порея.
Семена не у меня —
Под седельцем у Коня.
— Глянь-ка, — молвила Ромашка
Возле нас на ветке пташка.
Соловей наш, это ты?
Отзовись из темноты!
Отвечай скорее нам
— Бедным пленным землякам!
— Да, я здесь, в листве зелёной,
Лунным светом озарённой.
Это — жаркая страна,
Да не греет нас она.
— Ты бы спел, хоть потихоньку,
Про родимую сторонку.
Спой, соловушка наш, спой!
— Не могу — здесь край чужой.
Вот когда б на Украине,
Где сирень и ночи сини,
Где родной наш огород,
Где сама земля поёт...
Соловей печально пискнул,
А Барвинок тихо свистнул.
И сейчас же — прыг да скок
— Прибежал к нему Конёк.
Сторожам не слышно сонным,
Как он скачет по вазонам.
Всюду тихо, ночь темна,
Шелестят лишь семена.
Взял семян малыш в ладошку
И рассыпал понемножку.
Только он рассеял их,
Посветлело в тот же миг.
Мальва розовая встала,
Закачалась, закивала,
Уронила лепесток,
Потянулся к ней вьюнок.
Поднялись жердинки тына,
А на них рядком кувшины.
Веселится и цветёт
Весь родимый огород.
Вот Гарбузик в жёлтой свитке,
Появились у калитки
Хрен — задорный паренёк,
И Цибулька, и Чеснок.
Вон Подсолнух, и Фасолька,
И Картошка-Бараболька,
И Горох во всей красе...
Собрались, как прежде, все!
Вспомнив старые забавы,
В бубен бьёт Укроп кудрявый,
Баклажан дудит в дуду,
Говорит: — Не подведу!
Пастернак схватил цимбалы,
Всё запело, заплясало,
И Гарбуз пустился в пляс:
— Ты, Барвинок, вспомнил нас!
— Говорит малыш, кивая:
— Здравствуй, мать-земля родная!
—Это снится? Нет, не сон!
Вот Ромашка, вот вазон.
Вот и серенькая птичка,
Чудо птичка-невеличка.
Слышен голос соловья:
— Украину вижу я...
Отчего ж так сердце бьётся?
— Это всё родным зовётся,
И залился соловей
Песней сказочной своей.
Царь босой бежит по плацу:
Надо вовремя спасаться!
—Власть окончилась моя,
Слышу песню соловья!
С «джипом» стал Будяк возиться.
Стонет царь, Тхоряка злится.
Царь вопит: — В аэропорт!
— Скачет кактусов эскорт.
Скоро кактусы отстали,
Все колючки поломали.
Тхор, Будяк и царь-беглец
В самолёте наконец.
Царь беснуется: — Балбесы,
Вы забыли взять принцессу!
— Тхор кричит: — Её возьмём
Мы когда-нибудь потом!
— Царь, пока забудь о юге,
— Говорят Бамбуку слуги.
А народ без промедленья
Начинает наступленье.
Вышел в битву слон-солдат
— Гонит кактусов отряд.
Обезьяны и бизоны
Посадили их в вазоны.
Пусть печалятся, что зря
Воевали за царя.
Прибежали крокодилы
И детей освободили,
И огромный носорог
Тоже очень им помог.
Цикламена весела
— Быстро мячик принесла.
Слон отбил его ногою,
Лев — могучей головою,
Буйвол —носом и хвостом.
Скачут так, что пыль столбом!
И промолвил Чёрный Кава:
— Тулумбас теперь держава
Добрых, ласковых зверей
И счастливых малышей!
Ждать гостей всегда мы будем,
Рады мы хорошим людям.
Нарисуем герб такой:
Мяч и лотос голубой.
Зашумели чьи-то крылья
И полнеба вдруг закрыли
— Сколько аистов, стрижей,
Соловьёв и журавлей!
Гуси-лебеди с грачами
И весёлыми скворцами...
Собрались домой они
— Сколько шума и возни!
Вся от солнца золотая,
Опустилась с неба стая.
Старый аист — друг, вожак
— Говорит ребятам так:
— Ну, детишки, мы за вами.
Попрощайтесь-ка с друзьями
"И, пока ещё светло,
Забирайтесь на крыло!
В край родной! Как там прекрасно.
Полетели! Ясно? —Ясно!
Чёрный Кава огорчён.
— Дорогие, — просит он*
— Погостили б хоть немного,
А потом и в путь-дорогу!
Но сказал Барвинок:
— Нет! Нам домой пора. Привет!
— Ох уж эти перелёты!
— Заревели бегемоты.
Подошёл печальный слон,
Подсадил детишек он.
Снял Барвиночек шапчонку,
Поклонился, крикнул звонко:
— Очень просим мы и вас,
Чёрный Кава, Ананас,
Друг Бананик, весь народ,
Посетить наш огород!


Миг — и мчатся в вышине
В милый край, к родной весне.


БАРВИНОК И ВЕСНА






В сумке веса больше пуда,
В сумке толстых писем груда.
Почтальон стирает пот:
«Где Барвинок — воин смелый?
Где Ромашка?» — то и дело
Пишут дети целый год.
«Расскажите о Тхоряке
— Притаился зверь во мраке
Или снова сеет зло?
Где теперь скакун Кузнечик?
Каждый день и каждый вечер
Он звенел на всё село!»
«Где там аисты летают?
Удалось ли мирной стае
Все невзгоды обойти?
И не сдуло ли Барвинка
С крыльев птицы, как пылинку?
Всё случается в пути...»
«Отзовись, герой, скорее!
Солнце ласковое греет,
Прилетай скорей назад!
Без Ромашечки пригожей
Всем ребятам грустно тоже,
И весне никто не рад».
Довелось, ребята, снова
Мне седлать коня лихого,
Сбил я тысячу подков.
Обошёл почти полмира
— Чабаны, Житомир, Сквиру,
Конча-Заспу, Васильков...
Я спросил у старой ели:
— Что, ещё не прилетели
Наши аисты домой?
Пуст без них простор небесный,
Луг и поле бессловесны,
Да и лес молчит, немой.
Разлилась река широко,
Ствол берёзы полон сока,
Зазвенели ручейки.
Всюду скачут лягушата,
И бегут, бегут куда-то
Водяные паучки...
И однажды на рассвете
Вдруг я мельницу заметил,
Проскрипела мне она: -
— Погляди-ка, стройным клином
Птицы к нам летят с чужбины.
Значит, всё-таки — весна!
Кто вдали, как ветер, мчится,
Кто на крыльях быстрой птицы
Развалился, как Мамай?
Рядом — девочка Ромашка,
Извелась в пути, бедняжка...
— Край родимый, принимай!
Сбилась шапка у Барвинка,
Заблестела, как росинка,
На щеке его слеза.
— Эх, достать бы парашюты,
Мы б спустились в полминуты
Прямо в царство Гарбуза!..
Край родимый лучше юга!
Приземлились среди луга,
Но неладно с вожаком:
Он лежит у ног Барвинка,
На весенние травинки
Кровь стекает ручейком...
Очень аисты устали
— Их орлы атаковали
У турецких берегов.
Под крылом у ветерана
Алым маком рдеет рана
— Страшный след когтей врагов:
В час, когда слабели крылья,
От орлиной эскадрильи
К солнцу он взлетел рывком!
И домой — к заветной цели
— Дальше аисты летели
За любимым вожаком.
Мало времени осталось,
Он смертельную усталость
Превозмог в последний раз:
— Счастлив я, что, умирая,
Вижу луг родного края,
Счастлив я, что вижу вас!
Схороните под горою,
Возле ивы над рекою,
— Дед ещё гнездился там.
И прошу — сдержите слёзы,
Пусть поплачут только лозы
— Их сажал я в детстве сам...
Все, понурившись, молчали,
Все прекрасно понимали
— Жизнь его на волоске.
Приуныл Барвинок тоже
— Он помочь ничем не может,
И Ромашечка в тоске.
Вот они теряют друга
— Он теперь на юг и с юга
Стаю птиц не поведёт.
Был он с ними в горе, в счастье,
Не бахвалился он властью,
Полон был одних забот.
Жизни тлела в нём искринка,
Он позвал к себе Барвинка:
— Вот наказ последний мой.
В Конча-Заспе есть дубрава,
Там разросся величаво Дуб могучий, вековой.
Был он юным и кудрявым
— Говорил со Святославом,
Веткой вслед ему махал.
А под этим старым дубом,
Славным дедом среброчубым,
Годы мчались чередой...
Говорят, он знал Добрыню,
Ольгу, русскую княгиню,
Он запомнил молодой.
С Ярославом — князем Мудрым
Вёл беседу летним утром:
Князь под Дубом отдыхал.
Были обры, печенеги,
И пожары, и набеги,
Шла татарская орда...
Бой гремел, свистели стрелы,
И бойцы навстречу смело
Выступали в три ряда.
Здесь Хмельницкий с Кривоносом


По лесам звонкоголосым
Тихо ехали весной.
А потом под Дубом сели
— Пели «Горлицу» и «Хмеля»
И жевали хлеб ржаной.
Много тут сражений было.
Шёл казак на вражью силу
— Тошно делалось врагу!
Дуб — свидетель всех баталий.
Часто бури налетали,
Чтоб согнуть его в дугу.
Дуб не гнулся, непокорный,
— Ствол широк, надёжны корни,
Крона пышная крепка.
Зреют жёлуди на солнце,
Дуб над временем смеётся,
И пускай идут века!
Но не только долголетьем
Он прославился на свете,
Этот мудрый, добрый Дед.
Богатырь в зелёных латах,
Старый Дуб — весны глашатай
И хранитель много лет.
В нём дупло есть потайное,
С виду будто бы пустое,
Но окажешься в дупле
— Отзовутся своды гулко,
И волшебная шкатулка
Вспыхнет радугой во мгле.
Что в ней — луч или зарница?
Нет, там дудочка хранится
Под прозрачным хрусталём.
Не поймёшь, она какая,
— То ли золотом сияет,
То ли блещет серебром.
Только тронь её губами
— Забушует рожь волнами,
Всё укроет вешний цвет,
Звёзды щедро над лесами,
Над лугами и полями
Разольют алмазный свет.
Потеплеет сразу воздух,
И птенцы тихонько в гнёздах
Запищат на все лады.
По садам в цветущих сёлах
Разлетятся быстро пчёлы,
И завяжутся плоды.
Чудо-дудочка до срока
Тихо спит в дупле глубоком —
Раз в году в неё трубят.
Это — дело, не забава.
Кто ж трубить имеет право?
Только тот, кому велят.
Чуть на взгорке снег растает
И примчатся с юга стаи,
Под дубами, над ручьём
Звери, птицы заседают,
Очень долго обсуждают:
Кто же будет трубачом?
-Оговорка есть такая:
Трубачом не назначают
Лиса, волка и змею.
Лишь — того, кто добр и честен,
Трудолюбием известен,
Верен в дружбе, смел в бою.
Кто идёт кривой дорогой,
Нашей дудочки не трогай
— Тут же молния сверкнёт!
Ведьмой дудочка завоет,
И побеги снег укроет,
И оденет землю лёд.
Трубачом я был три года,
Пробуждал от сна природу,
Но теперь — конец пути...
Потрудился я немало...
За меня весны начало
Ты, Барвинок, возвести!
Помни, мальчик: без сигнала
Ни сирень, ни лютик малый
На земле не расцветут.
Поручаю вам, ребята,
Дорогие соколята;
-- Мой нелёгкий, славный труд!
Собирайтесь утром рано
В гости к Дубу-великану,
Ждёт к себе он трубача!
— И на этом аист-воин,
Доброй памяти достоин,
Угасает, как свеча...
( Понесли его под иву,
Где весной течёт шумливо
Многоводная река.
Марши скорбные звучали,
Птицы в горе и печали
Провожали вожака.
Заливались все слезами,
Холм, насыпанный друзьями,
Свежей хвоей зеленел.
Стал Барвинок на колени:
— Буду вестником весенним,
Всё свершу, как ты велел!
II
В тёмной чаще смутный шёпот,
В тёмной чаще конский топот,
Ночь беззвёздна и глуха.
Мчится всадник, с ним — Ромашка.
Хоть Коньку порой и тяжко
Скачет быстро, как блоха.


Лес насупился угрюмо,
А Барвинка мучит дума:
Ночь уж больно холодна!..
Низко стелются туманы,
Всё вокруг тревожно, странно:
И весна — и не весна!
Скачет он, догадки строя:
Ждёт ли дудочка героя,
Или враг залез в дупло?
И тогда — подумать жутко
— Вдруг завоет волком дудка,
Прогоняя прочь тепло...
Зябко ёжатся ребята
— Ночь и впрямь холодновата,
И Ромашку клонит в сон.
Чуть видна во тьме тропинка,
Не до сна теперь Барвинку
— Озабочен чем-то он.
Чем же мальчик недоволен?
Всё не то — и луг, и поле,
И как будто лес не тот.
Всюду сыро, непорядки...
Огород? Пустые грядки,
Что-то плохо всё растёт.
Где Гарбузик-толстопузик?
Видно, в семечке Гарбузик!
Где Цибуля? Где Чеснок?
В мягкой спаханной землице
Спит, как в тёплой рукавице,
Каждый крохотный росток.
И сказал малыш уныло:
— Если б это летом было,
Нас бы встретила родня,
Пастернак бы взял цимбалы,
Всё запело б, заиграло...
Как дождусь такого дня?
— Вишь, какое нетерпенье
— Подавай ему цветенье,
С овощами огород!
Отошла зима недавно.
Срок придёт, и очень славно
Всё взойдёт и расцветёт!
Дед Гарбуз теперь малютка...
Это всё-таки не шутка
— Стать из семечка ростком!
Скоро выйдет он из грядки.
—Ну, Ромашка! Все загадки
Разгадаем вмиг вдвоём.
Всё-то знаешь ты! Откуда?
— В этом нет большого чуда:
То, что знаю,— всё из книг,
Из серьёзных и правдивых,
Не читаю детективов
~Так, как кое-кто привык.
— Нет, Ромашечка, постой-ка!
Знаешь всё пока на двойку.
Дудка мне сейчас нужна...
Я отправлюсь в школу скоро,
Прочитаю книжек горы,
Лишь бы к нам пришла весна.
Едут. Лес дремучий страшен,
Ночь как будто простокваша
— Ничего не разглядишь!
Скачет конь Кузнечик тише:


Шум какой-то он услышал.
Замолчал и наш малыш.
И встревоженно подружка
Шепчет мальчику на ушко:
— Видишь фары впереди?
Там, наверно, пятитонка.
Отведи Коня в сторонку
И машину обходи!
Вдруг взлетели фары эти
И зловеще с неба светят,
Жёлтым пламенем горят.
Конь Кузнечик закружился,
Чуть в овраг не покатился,
Чуть не сбросил он ребят.
Что за погань тут лесная?
Чья безмозглая, пустая
Здесь маячит голова?
Зашумели крылья птичьи.
— Вот идёт ко мне добыча!
Ну, сдавайтесь, я — Сова!
Я сегодня съем не мышку,
А девчонку и мальчишку!
Съем и клячу, и седло...
Я поужинаю сладко
И в пуховую кроватку
Спать пойду в своё дупло.
— Эх, — сказал Барвинок, — совы
Нападать на всех готовы!
Мы ж вперёд скакать должны.
Не пугай противным воем!
Я — Барвинок, славный воин,
Боевой трубач весны!
Для себя не ищем славы,
Едем в Кончу мы, в дубраву,
— Возвестить пора весну.
Если совам холод нужен
И всего дороже стужа,
Начинай тогда войну!
— Дни весны мешают совам,
Ничего мы днём не словим!
Что цветы нам? Пу-гу-гу!
Заучи навек, мальчишка:
Мы всегда лесную мышку
Лучше видим на снегу!
Мальчик свистнул: ясно дело!..
А Сова над ним взлетела,
Лапы грозно подняла
И, когтями воздух роя,
Взглядом злым впилась в героя,
На прицел его взяла.
Встретил он удар ударом
— Ведь Барвинка я недаром
Смелым воином зову,
— Взял дубинку и как даст ей!
Заморгали фары часто,
И задёргало Сову.
У Совы вскочила шишка.
Если так пойдёт — ей крышка.
— Бьёшь кого? Меня? Меня?
И она заходит сбоку.
Конь лягнул Сову с наскоку:
— Вот на память от Коня!
Злая хищница Ромашку
Ухватила вдруг за пряжку,
Оцарапала плечо.
Но не пал Барвинок-духом
И влепил ей оплеуху:
— Получай, Сова, ещё!
Что за туча здесь роится?
Это звери или птицы?
Нет, летучих сто мышей!
Приподняв Сову за крылья,
Говорят: — Её прибили
Трое слабых малышей.
А заря на небе синем
Расцвела хвостом павлиньим,
Вышла в лес из теремка.
Утомлённые дорогой,
Сели путники — немного
Отдохнуть у ручейка.
Ничего, что в сон клонило,
Отыскав кусочек мыла
И мочалку в рюкзаке,
За своё взялась Ромашка:
— Ты, Барвинок, замарашка,
Ну-ка, мойся в ручейке!


Лес дубовый, бор сосновый...
Нет, конечно, здесь столовой,
Так ведь можно помереть!..
Огляделись по привычке
И увидели: Синичка
На пеньке готовит снедь.
Не столовая, а сказка:
Есть и сало, и колбаска,
И с вареньицем пирог,
Холодец — в глубокой миске,
И горчица, и сосиски,
И галушки, и творог.
Приглашает их Синица
Отдохнуть и угоститься;
Подала Коньку овёс,
А Ромашке и Барвинку
— Молока большую кринку
И галушек целый воз.
И сказала, провожая:
— Впереди река большая,
Вы найдёте там паром...
Нету Аиста-бедняги
— Сколько мудрости, отваги,
Сколько сердца было в нём!..
Берегитесь Лиса, дети,
Как бы он вас не приметил
— Это очень страшный враг!
Бьёт, крадёт, наносит раны,
Ставит цепкие капканы
В каждый кустик и овраг.
Куропатки и зайчата,
Рыбки, ёжики, цыплята
(Всех обиженных не счесть)
Пишут порознь, пишут вместе,
Ищут правды, жаждут мести,
Лиса звали в суд раз шесть.
Правнук Лису он другому,
Очень хитрому и злому,
И такой же он бандит!
Так же злобен и коварен,
Во дворце живёт как барин,
Всем он лжёт и всем вредит.
А Барвиночек хохочет:
— Я его боюсь не очень,
Был у нас большой скандал.
Лис-обманщик (вспомнить любо)
Потерял в бою два зуба.
Жаль, что хвост не потерял.
Тут малыш нарезал веток,
Быстро сделал напоследок
Лук и новое копьё.
В шутку он кричит:
— Ромаша, Не копайся, отдубашу!
— И торопит в путь её.
Ну, вперёд! — кричит Ромашка.
— Не ползи, как черепашка,
А вези нас поскорей!
— Скучно им в дороге дальней.
— Что там? — «Детская читальня
Для пернатых и зверей».
А под ёлочкой реклама:
«Зверь и птица!
Папа с мамой!
И для вас, и для ребят!
С книгой нам никто не страшен,
И важнее книга наша,
Чем еда и шоколад».
На еловых ветках полки.
Здесь искать не нужно долго,
— Что хотел, отыщешь вмиг.
Белка бегает по полкам,
Расставляет книжки с толком.
Много здесь хороших книг.
На деревьях нету листьев,
Но обложки так цветисты
— Всеми красками горят!
А Ромашка и Барвинок
Жить не могут без картинок
— Посмотреть бы все подряд!
Снял Барвинок шапку чинно,
Пышный чуб со лба откинул,
Осмотрелся и притих:
— Хороша у вас читалка,
Уезжать отсюда жалко
— Книг не видел я таких.
По ветвям кружится белка,
Голосочек, как сопелка:
— Книголюбам наш привет!
Что вам нравится, не знаю.
Дать вам книжку о лентяе?
О движении планет?
— Нет, не любим мы покоя,
Дай нам что-нибудь такое...
О сраженьях в старину!
Или что-то из новинок.


Знаешь, кто такой Барвинок,
С кем дружил и вёл войну?
— Стой, хвастун,
— сказала Белка,
— Надо мне бежать в «Весёлку»1
Непременно по делам.
Здесь читай хоть трое суток,
А с собою, кроме шуток,
Книжек я тебе не дам.
А покуда суд да дело,
Что-то в чаще зашумело,
Что-то хрюкнуло в кустах.
Шла гора на них большая,
Привиденьем вырастая
У Барвинка на глазах.
Вышла с грохотом зверюка
— Это был кабан Захрюка.
Конь Кузнечик дал свечу.
Поздно. Здесь кабан-громада,
Он захрюкал громко рядом:
— Да не бойтесь, я шучу!
Не тревожьтесь вы, ребята,
Хоть Барвинок сам когда-то,
Увидав меня, исчез.
Был и вправду я страшилом,
Всех пугал клыкастым рылом.
Как меня боялся лес!
Был я хмурым, словно туча,
Всех преследовал и мучил,
Налетал на всех, как шквал.
Так и жил — свинья свиньёю,
Только волка звал роднёю,
Книг же вовсе не читал,
— Не рычу теперь я, братцы,
Стал стихами изъясняться —
И ни брани, ни угроз,
Сам рифмую строчки мигом,
Посвящаю время книгам..
В зной палящий и мороз.
Знайте, мальчик и Ромашка:
Если вам придётся тяжко,
Я вам сразу помогу.
Только кликните Захрюку,
И — клыки мои порукой
— Отомщу за вас врагу.
— Тут Конёк что было силы..
Прыг с детишками на рыло,
И не сбило прыгуна!
Тронул клык Барвинок смело,
И Ромашка не сробела
— Гладит морду кабана.
Снова в путь пора, пожалуй!
Поскакал Конёк удалый,
На спине несёт ребят.
А вокруг хлопочут птицы,
Кто-то в чаще копошится,
Тихо сосенки шумят.
IV
Травка всходит еле-еле,
Чуть луга зазеленели,
Беспокойно стонет бор.


В чаще спешились герои,
Удивились: — Что такое?
Что за гомон?
Что за сбор?
Голубь, стриж и вертишейка,
Воробьиная семейка,
Сойки, ласточки, чижи
— И шумели, и свистели,
И заливисто звенели,
И кричали от души.
— Эй, Барвинушка, малютка,
Задержись-ка на минутку!
Здесь идёт серьёзный спор.
Соловей сказал нам гордо:
«Вы певцы такого сорта,
Что не примут вас и в хор!»
Он маэстро превосходный,
Но поётся всем сегодня:
И вороне, и грачу.
Он же петь один желает
И всё время утверждает
— Это нам не по плечу!
Соловей сказал Барвинку:
— Раскричались, как на рынке.
Знает каждый карапуз
— Нынче требованья строги,
Развивают педагоги
У детей хороший вкус.
Пусть талантливый дерзает,
А не тот, кто слух терзает,
Словно рашпилем, дерёт…
Стыдно слушать — у вороны
И не песни, и не стоны
— Скрип немазаных ворот.
Но Ромашка подбежала:
— Соловей-воображала
Никому не даст житья!
Нам бы скоро надоели
Всё одни и те же трели,
Хоть бы даже соловья.
Как звенят в лесу кукушки,
В сёлах ласточки-резвушки,
Воробьи — и те певцы!
А малиновкам награду
Дать давно за пенье надо
— Это просто молодцы!
— Верно! — Птицы зашумели.
— Пусть поют хоть коростели
— Кто как может, так свистит.
— Но прощаются ребята,
Дальше скачут соколята
— Только слышен звон копыт.
V
Забелела чья-то хата,
Это хата деда Гната,
Воробьи с ветвей кричат:
— Долго ж ездили вы где-то!
Только дома деда нету
— Навестить пошёл внучат.
Через сад пошёл Барвинок
Мимо вишен и рябинок,
Крикнул звонким голоском:
— Здесь нашли меня, Ромашка!
Без штанишек, без рубашки
Здесь я бегал босиком!
Здесь меня и одевала,
И в дорогу снаряжала
Огородная родня.
Принесла мне всё, что нужно,
И доверила оружье
И могучего Коня.
Если в этот миг соринка
Залетела в глаз Барвинка,
Значит, на сердце тепло…
Огород был чёрным, сонным,
Но дымком светло-зелёным
Вдруг его заволокло.
Вот Ромашкины разгадки!
Поминутно снизу грядки
Чей-то клювик пробивал.
Стебельки, с улыбкой глядя,
Стали в строй, как на параде.
Каждый мал, зато удал.
И Барвинок с удивленьем
Наклоняется к растеньям
— Чуть не лопнул поясок.
И сейчас же до Барвинка,
Тонкий, словно паутинка,
Долетает голосок:
— Ну, с приездом,
карапузик!
— Кто ты, крошка?
Я — Гарбузик.


Ой, росточек с ноготок!
Не Гарбузик ты, а шпулька!
Эй, Барвинок, где Цыбулька?
Где Редиска? Где Чеснок?
А вокруг и шум, и хохот:
Ну, Барвинок, дело плохо!
Что смеётесь, шутники?
Огурец ты спутал с Маком,
А Морковку — с Пастернаком
И с Укропом—Кабачки.
Он воскликнул:
— Вот Картошка!
Нет, ошибся ты немножко…
Вот Петрушка!
— Нет, Горох!
— Даже тихий конь Кузнечик
Хохотал как сумасшедший,
Чуть Барвинок не оглох.
Есть и тяпки, и лопатки,
Подравняли дети грядки,
Осмотрели всё потом:
У Огурчика сейчас же
Показался листик влажный,
Засиял над стебельком.
Слава нашему Барвинку!
— Закричали все былинки.
И Ромашечке хвала!
— Прямо в уши загудела,
Зазвенела и запела
Золотистая Пчела. —
Да у вас никак субботник!
Наш Барвинок — огородник!
Понял, что такое труд?
Ты с твоей подружкой милой
Приложил немного силы
— Вот и овощи растут.
А теперь оставим грядку,
Загляните в нашу хатку
— Улей старый, но большой.
Посмотрите-ка, ребята,
Как живёт в своих палатах
Трудовой пчелиный рой!
VI
У летка четыре стража
— Каждый страж суров и важен
— Грозно смотрят на гостей.
Показал солдатик лапкой,
Чтобы снял' Барвинок шапку
И разулся у дверей.
Здесь охрана сна не знает,
Осы зря вокруг летают
— Не добраться им до сот.
Где живут в труде и дружбе,
Там всегда военной службе
Уваженье и почёт.
И солдаты неизменно
Охраняют дар бесценный
— Вкусный солнечный медок.
Присмотрелись — у Барвинка
Голова и даже спинка
Не пройдут никак в леток.
Но Барвинку и Ромашке
Подала охрана фляжки
— В них волшебной травки сок.
— Пей, Ромашка, пей, наш воин!
-Дети стали меньше вдвое
И легко прошли в леток.
Что за дом! Не дом — отрада:
И теплынь в нём, и прохлада!
Переступишь лишь порог,
Крутит крылышками пчёлка
— Вентилятор, да и только!
— Веет лёгкий ветерок.
Всюду в сотах золочёных,
Как в стаканчиках гранёных,
Запечатан сладкий мёд.
Почему-то в доме тихо.
И спросил малыш Пчелиху:
Ну, а где же весь народ?
Опустел сегодня улей.
Пчёлы мчатся, словно пули,
Не увидишь их с земли…
Нас измучили метели,
Наши крылья занемели,
Наши лапки затекли.
Мчится пчёлка золотая,
В небо, к солнцу, увлекая
Свой весёлый шумный рой.
И, мечтая породниться
С юной будущей царицей,
Женихи летят гурьбой.


Но догнать царевну трудно,
Ей неровня эти трутни,
Нужен ей другой жених.
Гибнут сонные лентяи,
От невесты отставая,
Прилетит она без них.
А у нас, у пчёл, царице
Просто некогда лениться:
Как-никак царица — мать.
Пчёлки заняты работой,
Есть у всех свои заботы,
И в семействе тишь да гладь.
Вдруг разлился свет по залу,
Всё как будто засияло,
И вошла царица в зал.
Встрепенулся улей-хатка…
— Вот, Барвинок, наша Матка!
— Кто-то шёпотом сказал.
— На Ромашку и Барвинка
Из-под беленькой косынки
Поглядела мать-Пчела.
И хоть взгляд царицы гордой
Говорил о воле твёрдой,
Но была она мила.
А охрана тут же, рядом,
-У охраны жала с ядом.
Пусть кружит со всех сторон
-Мальчик вовсе не боится.
— Добрый день, Пчела-царица!
— Поклонился низко он.
Улыбнулась молодица:
— Снова дома не сидится? —
Детям лапку подала.
— Подождите-ка, ребятки,
В нашем улье беспорядки,
У меня ещё дела!
Облепили стену пчёлки,
Злятся, мечутся в светёлке,
Словно осы.
В чём беда?
Видно, в том, что в эту пору
Ни цветов, ни медосбора,
Ни веселья, ни труда.
— Право, незачем сердиться,
— Говорит Пчела-царица,
— Привели б в порядок дом,
В уголки бы заглянули
— Превратился в хлев наш улей,
Дело мы для всех найдём!
Веселее стали пчёлки,
Взяли тряпки и метёлки,
Разлетелись по углам.
Добрались до каждой щели,
Зашумели, загудели,
Выметают разный хлам.
Мать-Пчела спешит к ребятам,
Приглашает их в палаты
— В кабинет рабочий свой.
И сказала так Ромашка:
— Хоть слаба одна букашка,
Но большая сила — рой!


Не на пышный трон царица
— На скамеечку садится,
Угощает от души:
Ешьте! Только мёд сегодня,
К сожаленью, прошлогодний…
Что, устали, малыши?
Я всегда любил дорогу,
Путешествовал я много!
— Ей Барвинок говорит.
Ест Ромашка понемножку,
А малыш — за ложкой ложку…
Ну, медвежий аппетит!
Был всегда Барвинок тонок,
А раздулся, как бочонок,
Проступил на щёчках пот.
— Я соскучился по мёду,
Я не ел такого сроду,
Объеденье, а не мёд!
— Да, — Ромашка закивала,
— Но у пчёл запасов мало,
Ты же ел бы до утра.
У, пчелиного народа
Без цветов не будет мёда.
Словом, нам уже пора.
Пчёлка-мать сказала: — Летом
Всё покрыто в мире цветом,
И пчела нектар берёт,
Неизменно в дни цветенья
Опыляя все растенья,
Чтоб завязывался плод.
На цветок не сядет пчёлка
— От цветка не будет толку:
То ли цвёл он, то ли нет.
Великан Гарбузик тоже
Просто вырасти не сможет,
Отомрёт, как пустоцвет.
Не родится в поле греча,
Красоваться будет нечем
Огородам и садам.
Ни фасоли, ни черники,
Ни малины, ни клубники
Не увидеть больше нам.
И одно из див природы
— Это мёд и свойства мёда,
Дар садов, нектар лугов,
Он — источник сил для слабых:
Лишь вдохнёшь медовый запах
— Будешь весел и здоров!
Тот, кто любит край свой милый,
Пусть возьмёт у мёда силу,
Станет крепким он, как дуб…
Правда? — в глазках у Барвинка
Даже вспыхнули искринки.
Дёрнул он себя за чуб. —
Но откуда сила эта?
— От лучей весны и лета,
От работы сотен пчёл.
Все трудились дружно роем,
В рое каждый был героем,
Для других на подвиг шёл.
И подумайте, ребята,
Не роились мы когда-то,
Каждый знал свою нору.
И зимой буран и холод,
А весной жестокий голод
Убивали детвору.
И решил народ пчелиный:
Надо жить семьёй единой.
И теперь мы все — друзья.
Не страшны нужда и вьюга,
В человеке видит друга
Рой — могучая семья.
Ну, малыш,
— Пчела сказала,-
У меня забот немало.
Что ж, прощай, не забывай!
А когда настанет осень,
Мы тебя прийти попросим
На медовый каравай!
И Барвинку, и Ромашке
За порог выносят фляжки,
Сок волшебный подают:
— Пей, Ромашка, пей, наш воин!
— Дети стали больше вдвое,
И Кузнечик тут как тут.
VII
Хоть туман окутал дали,
Дети снова поскакали
К Дубу — дудку добывать…
Хмур и страшен лес Комора
— В тёмном царстве Мухомора
Собиралась вражья рать.
Мухомор в плаще багряном
Всем казался великаном.
Гордо лапу он простёр,
Оглянулся влево, вправо
И, подпрыгнув, свистнул браво,
— Напугал Синюх-сестёр.
Грозный царь поганок диких
Под восторженные крики
Встал, приветствуя полки.
Рядом — толстая царица,
Шампиньонка-Печерица,
Всё глядит из-под руки.
И от криков:
Слава! Слава! —
Воронья взвилась орава.
Все визжат: — Веди нас в бой!
— Вой и шум над чёрным бором:
—: Все пойдём за Мухомором!
— Царь великий, мы с тобой!
Встрепенулась Шампиньонка
И пошла гнусавить тонко,
Восхваляя муженька:
— Мой прекрасный, мой любимый,
Мухомор непобедимый,
Хороши твои войска!
Сорняки, собравшись скопом,
Скачут весело галопом
На букашках и жуках.
Транспарант над первым взводом:
«Смерть садам и огородам!
Мы прославимся в веках!»
Командиров колченогих
Собралось сегодня много.
С палашом застыл Овсюг,
Рядом Донник, злой, лукавый,
И Острец, любитель славы,
И Пырей — их лучший друг.
Свинорой темнее ночи,
И Татарник зубы точит,
Злой Репейник — рядом с ним:
— Мухомор наш ясноглазый,
Наша слава, мощь и разум!
Мы Барвинка победим!
Только что там?
Над болотом,
На плаще неся кого-то,
Мчатся два нетопыря.
Зашептали все в испуге:
Посмотрите, кто там, слуги?
Ой. Сова — родня царя! —
Царь Сову приподнимает:
— Что с тобой, моя родная?
Кто согнул тебя в дугу?
Ты скажи! Я войско двину!..
— Отлупил меня Барвинок,
Умираю! Пу-гу-гу!..
Царь надулся.
Печерица Зарычала, как тигрица,
И заохала Сова:
Я по вашему приказу
Их убить хотела сразу,
И сегодня… чуть жива…
Ни пощады, ни поблажки
— Смерть Барвинку и Ромашке!
— Зашумели все вокруг.
Донник требует:
— В оковы!
— Биться насмерть мы готовы!
Зашипел змеёй Овсюг.


Крикнул царь:
— Сову — в карету!
И гоните к лазарету!
Сорняки, ровней ряды!
Это что за непорядки:
Засмеются скоро грядки,
Зацветут вот-вот сады.
Сорняки завыли хором:
— Все пойдём за Мухомором
Прямо в сад и огород!
Что нам корни — будем
грызть их,
Пустим гусениц на листья,
Тут и мак не прорастёт!
Мухомор кричит:
— Вниманье!
Ваши смелость и старанье
Хороши, но в том ли суть?
Нет, врагов не сломишь разом
В этой битве нужен разум,
Не возьмёшь их как-нибудь.
Надо тайно, неуклонно
Убивать ещё в бутонах
Цвет полей и цвет лугов.
Все растут — растите тоже,
Каждый метр в полях ухожен!
Не для них — для сорняков.
Час придёт — подам команду,
Соберу всю нашу банду
И взмахну своим мечом!
Битва будет не на шутку,
Закопаем в землю дудку
И покончим с трубачом.
Много нас — не взвод, не рота…
Но разбил царя Осота
Этот маленький нахал!
Вот не вышло и с Совою…
Видно, парень с головою,
Даже сон я потерял.
Слушай мой наказ, пехота!
Мне взглянуть пришла охота,
Как с муштрой у нас дела.
Шагом марш!
Не гнуть колени!
Из-за вашей вечной лени
Прахом выучка пошла!..
Мухомор взмахнул рукою:
— Шаг на месте!
Что такое?
Ну и войско — просто сброд.
Вот Барвинок вам покажет,
Он из вас метёлку свяжет
И дорогу подметёт!
, Ваша армия бездарна!
Я не вижу командарма!
Нужен бравый генерал!
Чтоб забыли вы о лени,
Чтоб гонял вас на ученья,
Чтоб сурово всех карал!
Вдруг вмешалась Печерица:
— Предлагаю вам сразиться,
Мы посмотрим ваш турнир.
Победитель за отвагу
От меня получит шпагу
И фельдмаршальский мундир.
После этого приказа
Свинороя крепко сразу
Донник двинул каблуком.
А Татарник, не робея,
Стал колоть шипом Пырея,
Покатились все клубком…
В каждом сила заиграла,
Дружно лезут в генералы,
Развеваются чубы.
Мухомор взопрел от смеха:
— Вот спасибо за потеху!
Ну, ребята!
Ну, дубы!
Хоть не пили варенухи,
Заливаются Синюхи,
И царицу душит смех.
Свинорой в большой печали
— Ус в сраженье оторвали,
Он ругает громко всех.
Но внезапно — вот так дело —
Что-то в роще засопело.
Оживился Мухомор:
— Славный дух, скажу я прямо,
Словно мусорная яма!—
Но тошнит Синюх-сестёр.
Кто-то крался к ним лохматый,
Озираясь воровато,
В старом рваном кожушке.
Отвратительный бродяга
Подходил неровным шагом,
Что-то нёс в большом мешке.
Мухомор вскричал:
— Тхоряка!
Ты сейчас похож на рака!
Милый брат, кругла земля!
Долетели с юга вести
— Получил ты тысяч двести
От Бамбука-короля!
Поднял Тхор худые лапки,
Без штанов он был,
без шапки.
В плен сдаюсь я!
— хнычет он,
Усмехнулась Печерица:
Ну, ты стал заморской птицей!
Где ж бананы, где нейлон?
Где рубины и сапфиры?
Ты привёз нам сувениры
Из краёв, где вечный рай?
— Тхор подполз к царице гордой:
— Хочешь, бей меня по морде,
Только смехом не карай!
За великим океаном
Был я вправду важным паном,
Жил как в сказке наяву,
Продал я рабов немало,
Сколько денег приплывало!
Думал, так и проживу…
Но Барвинок к нам приехал,
Сразу стало не до смеха.
Тотчас всё пошло вверх дном.
После полного разгрома
Был побег с аэродрома
В самолёте скоростном.
Царь Бамбук лишился трона,
Я лишился миллиона.
Плохо было нам с царём…
Отомстить бы негодяям!
Мы летим и всех ругаем,
А куда—не разберём!


Вдруг ударили зенитки
— Нет страшней на свете пытки.
Вот беда так уж беда!
Вышло так, что мы летели
Вроде бы куда хотели,
А попали не туда.
Вижу, бьют не для салюта
— Хвать я сумку с парашютом!
Царь кричит:
«Отдай-ка мне!»
— «Ничего, кричу, не знаю,
Побывать давно мечтаю
Я в родимой стороне!»
Закричав «Прощай!» Бамбуку,
Быстро бросился я к люку
— Словом, дал я стрекача.
Самолёт с царём суровым
С громким клёкотом и ревом
Вспыхнул в небе, как свеча.
И качало, и шатало,
Я помучился немало.
Приземлился, всё кляня.
Часовые — как шакалы!
Я — в кусты.
Не отыскали
В тёмных зарослях меня.
Нет покоя ни минуты,
Нет ни пищи, ни приюта…
Так сидел я долго там.
Лист жевал я прошлогодний
И бродил, таясь, голодный
По оврагам и ярам.
Думал, выкручусь, однако,
— Ведь на то я и Тхоряка!
Вдруг — не снится ль это мне?
— Кто-то скачет по равнинке:
Тотчас я узнал Барвинка
— Он с девчонкой на Коне!
Я тропинками глухими
Крался день и ночь за ними,
Чтоб проведать
всё тайком.
Но — проклятье, вражья сила!
— Жало в нос пчела вонзила
В огороде, под кустом.
Крикнул царь:
— Кулак отпетый,
Что в мешке ты держишь?
— Это… Улей я сумел стянуть,
И, схватив его в охапку,
Я леток задраил тряпкой:
Рой принёс — не что-нибудь!
Печерица заскрипела:
— Это глупость, а не дело!
Зверь ты или пчеловод?
Ты — разбойник и проныра!
Кто такие сувениры
Своему царю несёт?
Мухомор сказал: — Царица,
Право, нет причин сердиться!
Тхор нам всё же друг и брат.
Если пчёлы в лапах наших,
Значит, нам и враг не страшен:
Этот улей — просто клад.
Что теперь нам цвет весенний?
Пропадёт без опыленья,
Не завяжутся плоды.
Победим врага мы с ходу
И захватим огороды,
Нивы, рощи и сады.
Помиритесь, командиры,
Полно в клочья рвать мундиры,
Никаких отныне ссор!
А командовать войсками
— Сорняками и жуками
— Будет он, фельдмаршал Тхор.
Злость скрутила Свинороя:
Ах, не будет он героем!
Сник Овсюг, вздохнул Пырей.
Мухомор Тхоряке шепчет:
— Палку выбери покрепче
И муштрой войска погрей!
Тхор вскочил, помылся в луже
— Он теперь царю послужит!
— И напялил свой мундир.
Сорняки завыли хором:
— В бой пойдём за Мухомором!
Покорим с Тхорякой мир!
VIII
Лес приветливо кивает,
Всех зовёт и пригревает
В норке, гнёздышке, дупле.
Скоро будут новоселья,
Будут свадьбы и веселье,
Будет радость на земле!
По стволу сосны струится
Животворная живица,
Травка нежно-зелена.
Сел шалун-скворец на ёлку,
Громко дразнит перепёлку.
Шум стоит в лесу — весна!


Быстро конь Кузнечик скачет
— Не умеет он иначе,
Нет лошадки горячей…
Лес и луг,
поля без края
Ребятишек принимают
Как почётных трубачей.
С бугорка кричит Мурашка:
— Стой, Барвинок!
Стой, Ромашка!
— Муравьи снуют вокруг.
Рушничок выносят в поле,
Весь в мережках, с хлебом-солью
К ним приехал верный друг!
— Дайте перцу Лису-плуту,
Ненавидит всех он люто,
Всем он враг — и нам, и вам!
— Отломил, друзьям кивая,
Мальчик корку каравая
И прижал его к губам.
— Знай, Барвинок, будет скоро
Битва с войском Мухомора.
Не тревожься, мы с тобой!
Короедов уничтожим,
Каждой гусенице тоже
Мы объявим смертный бой!
Позовёшь с врагами биться
— Прилетят на помощь птицы,
Мы придём — друзья твои
— Смерть разбойнику и вору,
Смерть злодею Мухомору!
—Зашумели муравьи.
Крикнул мальчик:
— Эй, мурашки!
Вы, солдаты, работяжки!
Ждут большие нас дела!
И в краю родимом нашем
Сорняки мы перепашем,
Чтоб весна опять цвела.
IX
Скачет, скачет конь Кузнечик
Вдаль, опасностям навстречу,
У него отличный ход…
А Барвинок, хоть в тревоге,
Не свернёт вовек с дороги,
И Ромашка не свернёт!
Не боится и не плачет,
Задаёт в пути задачи:
Сколько будет пятью семь?
Тридцать пять!
— Ну что ж, прекрасно!
Пятью пять?
— И это ясно —
Двадцать пять, известно всем!
Роща сонная на круче,
Впереди поток могучий
Заискрился серебром.
А у берега, далёко,
Словно хмурый лежебока,
Чуть качается паром.
И малыш из тихой рощи
Громко крикнул:
— Перевозчик!
— Подхватили зов поля.
За рекой,
Босой, ленивый,
Кто-то вышел из-за ивы
— Нос торчит из-под брыля1.
Неохотно и неловко
Он берётся за верёвку,
И поплыл плавучий мост.
Свитка синяя на дядьке,
Всё как будто бы в порядке.
Только что там сзади?
Хвост!
Подплывает ближе, ближе…
Виден хвост пушистый рыжий
Конь как прыгнет на паром!
Тут копьё Барвинок поднял:
— Всё. Сдавайся, Лис-негодник!
Не вертись — прошу добром!
Лис кричит: Привет герою!


Где оружие такое, ты достал?
У дикаря?
Я скажу без оговорок
— Мне покой душевный дорог
Сколько гнева, сколько крика!
Ох, я, бедный горемыка,
К вам спешил с паромом зря!
Был со мной ты очень грубым,
Ты мне в драке выбил зубы,
Сам остался невредим.
Хочешь драться?
Не удастся!
Я нашёл в работе счастье,
Стал теперь совсем другим.
Стар я стал,
к тому же — бит.
— Мальчик Лиса отпускает.
Верить, нет ли,
сам не знает,
Видит — плачет Лис навзрыд.
Незнакомый и знакомый,
Управляет Лис паромом
— Тот он вроде и не тот.
Конь притих, а у девчонки
Всё же хмурые глазёнки…
А паром себе плывёт.
Лис тихонько крутит ручку.
Посмотрел — а в небе тучка
Расплылась, как будто дым.
И сказал он:
— Как красиво:
Тучки, небо, речка, ивы…
Хорошо быть молодым!
«Может быть, он стал добрее,
Бросил старые затеи?
— Размышляет наш казак.
— Стал работником умелым,
Занялся полезным делом.
Что ж, случается и так».
Вытер Лис глаза полою:
— Режь ножом, пили пилою
И копьём коли, но верь…
Стал другим я, это точно,
Я учусь теперь заочно
И работаю, как зверь.
Вот и берег.
Бросил сходни.
— Раз уж встретились сегодня,
Я прошу, зайдёмте в дом.
Вон и хата рядом с лесом,
И веранда под навесом. Жарко…
Хоть воды попьём…—
Побрели за ним детишки.
Что-то Лис хороший слишком
У Ромашки взгляд колюч.
До высокого забора
Добрались они не скоро.
Лис достал огромный ключ
Привязал Коня Барвинок,
Видит: высится домина,
Двадцать окон — все в резьбе.
Лис любуется в сторонке:
— Что, хорошая хатёнка?
Я продать могу тебе.
А Барвинок — Я в походе!
Жить привык я на свободе!
Не люблю я частных нор.
"Если так, сейчас уеду!
— Я прошу гостей к обеду.
Это шутка, мальчик, вздор…
Вот и тихая светлица,
Всех к столу зовёт Лисица
, Улыбается гостям
Лис берёт под ручку Лиску,
Говорит, склонившись низко:
— Угоди моим… друзьям.
— До столовой от гостиной
Путь прошли довольно длинный,
Пахло перцем и борщом.
Не кормушка, не корыто
Стол, изысканно накрытый,
Не такой, как под кустом.


На столе бокалы плошки
Блюдо жареной картошки,
Тут же—миска холодца,
Гусь, вареников макитра,
Рыба, сало
и два литра Жигулёвского пивца.
И Лисичка тонко-тонко
Замяукала котёнком:
— Я готовила обед!—
А Ромашка:
— Вижу, Лиска!
Только ехать нам не близко,
Ни минуты больше нет!
Всё ж помыли руки, сели.
— Погостили б две недели,
— Лиска просит, щебеча.
Съешьте рыбки, съешьте сала
И еще, она сказала,
По тарелочке борща.
Улыбнулся Лис игриво
И сейчас же налил пива
И Барвинку и себе:
— За поход к великой цели,
За победы в нашем деле,
За успех в большой борьбе!
Просит девочка:
— Не надо!
Хуже нет, Барвинок, яда!
— Всё же выпил он глоток,
Только маленький глоточек,
— Пол шатнулся, как мосточек,
Стал зыбучим, как песок.
Но Барвинок наш не робок
— Крикнул, с Лисом став бок о бок
— Что ты мелешь ерунду?
Что разводишь тут мороку?
Мы у Дуба будем к сроку!
Затрублю:
«Хау ду ю ду!»
Лис:
— Допьём-ка пиво, мальчик!
— Но Ромашка хвать стаканчик
Да и бросила в окно.
— Что за скверная привычка! —
Гневно фыркнула Лисичка.
Лис сквозь зубы: — Но-но-но!
— Трубка мира очень скоро
Нам забыть поможет ссору:
Покури и стань большим!
— Взял Барвинок трубку мигом,
Показал Ромашке фигу,
И втянул поглубже дым.
Ох, Барвинка затошнило,
Стало всё ему немило,
Прямо на пол сел трубач.
Лис кричит:
— А ну-ка, жёнка,
Поскорей вяжи девчонку
И копьё подальше спрячь!
Но копьём Ромашка снизу
Ткнула прямо в морду Лису,
Ловко прыгнула в окно.
— Ей Конёк подставил спинку
И понёс, как паутинку…
Всё случилось, как в кино.
Встал герой; он бел как стенка,
У него дрожат коленки,
Он хватается за стол.
Не послушал он Ромашку,
Сделал ей назло затяжку,
Под беду себя подвёл.
Лис в свою супругу Лиску
С холодцом швыряет миску:
— Где Ромашка?
— Там, в лесах!..
— Застонал в углу Барвинок
— Лучше б смертный поединок,
Чем позор и жизнь в цепях!
X
Лис расселся на диване,
Перед ним вино в стакане,
Что ему теперь паром!
Он описывает драму,
Быстро фототелеграмму Золотым строчит пером:
«Мухомор, наш царь и рыцарь,
Кто, скажи, с тобой сравнится?
Низко бью тебе челом!
Знай: Барвинок, враг наш лютый,
Рвёт сейчас напрасно путы,
Взят без боя, за столом!
Увидал бы ты Барвинка
— Извозился он, как свинка,
И грызёт его тоска.
Хочешь выменять мальчонку?
Присылай скорей ягнёнка,
И овцу, и гусака!
Были, правда, и промашки
— Удалось бежать Ромашке:
Прозевал я, ротозей…
Что поделаешь?
Малышка
В драке просто как мальчишка,
К попробуй сладить с ней!..»
Что с Барвиночком творится'
— Будто съел кило горчицы'
.-Жажда — выпил бы реку'
Вправду или всё от зелья?..
Слышит он — из подземелья
Донеслось — Ку-ка-ре-ку!
-О забытый милый голос!..
Что-то в сердце раскололось…
Сразу: вспомнил лес и луг.
Цедит Лис вино из чарки:
— Это… в нашем зоопарке
Голос пробует твой друг!
Ну, пойдём, юннат. скорее
Не чуди, ремнём огрею!
Зоопарк у нас не плох:
Тусклый свет, вода на стенах…
Глянем, как здоровье пленных —
Живы все, никто не сдох?
Клетки крепкие, стальные..
В них зверята — и какие:
— Малыша бросает в дрожь,
И вздыхает он украдкой:
Петушок и Куропатка,
Рыбка, Заяц, Белка, Еж…
Слышит мальчик:
— Ку-ка… ре-ку!
Выручай меня, калеку!
— И меня!.. Меня!.. Меня!.. —
Хоть кричат зверьки и птицы,
Сквозь решётки не пробиться:
Крепко сбита западня.
Злобно Лис расхохотался:
— Он и сам уже попался,
Он не выручит вас, нет!
Он свободы не подарит,
А из вас Лисица сварит
Ужин, завтрак и обед!
Говорит Барвинок Лису:
Ты погибнешь, словно крыса;
Только вздумай тронуть их!
— Хмыкнул Лис в ответ надменно
Дурачок, ведь ты — мой пленный.
На словах ты только лих!
Щёчки вспыхнули Барвинка.
Он ответил без запинки:
— Мы увидим, кто. дурак!
Мы твою расстелем шкуру
И на ней зверьки и куры
Спляшут весело гопак!
Малышу пришлось бы плохо,
Но раздался страшный грохот,
Словно танк вошёл в подвал.
И на Лиса камни, глина
Покатились, как лавина,
И пудовый брус упал.
Дым, и пыль, и щебня груды…
Как бы вырваться отсюда?
Мальчик щель нашёл в стене
И увидел стайку тучек,
И увидел солнца лучик
И Ромашку на коне!
Что наделал ты, дурашка?
— Говорит в сердцах Ромашка.
Ладно, дам попить ему!
.— Кто-то хрюкнул…
Вот так штука!
Рядом с ней кабан Захрюка,
Весь в пыли, в грязи, в дыму.
— Цветик мой белоголовый,
Я своё исполнил слово.
Будет лисам всем урок!
А тебя, казак ретивый,
За куренье и за пиво
Отлупил бы, если б смог.
— Не сердись, дружок Захрюшка
Здесь, в тюрьме, сидят зверюшки,
Я один их не спасу.
Выручать бедняжек надо.
О тебе потом баллады
Будут птицы петь в лесу!
Вмиг пробил Захрюка стену,
-Отпер клетки, крикнул пленным:
— Вы свободны навсегда! —
Вышли все, а Краснопёрка
В тесной банке плачет горько:
Чтоб уплыть, нужна вода.
Хором все кричат:
— Спасибо! —
Унесли на берег рыбу
И пустили в чистый пруд.
Петушок расправил крылья:
— Браво, всех освободили!
Мчусь на ферму—куры ждут!
Стал Захрюка веселее:
— За твои, малыш, затеи
Дал бы я на калачи…
Если понял, в чём ошибка,
Брось печаль, как в воду рыбку,
За весной скорей скачи!
XI
Зорька вспыхнула тревожно.
— Больше медлить невозможно!
— Расшумелся в Конче Дуб.
Стонет лес:
— Не слышно пенья
Нашей дудочки весенней,
Где Барвинок-миролюб?
Неспокойно в каждой норке,
И в долине, и на горке,
Даль прозрачна и тепла.
Негде гнёздышка упрятать,
Всё чуть-чуть зеленовато,
Но весна не расцвела.
Каждый листик выйти хочет
Из тугих и клейких почек
И давно сигнала ждёт.
Но не дремлют злые силы
В Мухомории унылой,
Собираются в поход.
Конь Кузнечик скачет живо,
Замелькали сёла, нивы,
И Чапаевка вот-вот!
Мчатся быстро, без оглядки,
Но друзья своей лошадке
Всё твердят:
— Скорей, вперёд!
Вдруг над ухом зазвенело.
— Ой, Барвинок, плохо дело!
Я тебя ждала, ждала…
Погоди, постой, послушай!
Пропадают наши души…
— Плачет жалобно Пчела.—
Рой в плену у Мухомора
— Задохнутся пчёлы скоро
И погибнут без воды.
Я одна пролезла в щёлку.
Захворали наши пчёлки…
Выручайте из беды!
Ночью нас украл Тхоряка,
Он не просто забияка
— Он разбойник и кулак!
У поганок он фельдмаршал,
Он теперь над ними старший.
Значит, нам он первый враг!
— Пчёлка! Знаю, вам не сладко!
Поворачивай, лошадка!
Помогу, Пчела, тебе.
А Тхоряке быть без чуба,
И тогда прискачем к Дубу
И сыграем на трубе.
Стойте, — девочка сказала,
Мы подумаем сначала,
Как бы выход нам найти.
Рой, конечно, ждать не может,
Но и мы не можем тоже
Преграждать весне пути.
Заревели громко звери:
Мы такой весне не верим!
— Загудели Днепр, Десна,
Закричали в роще птицы:
Не годится, не годится
— И весна, и не весна!
Нелегко тут раскумекать
И простому человеку,
Что же делать трубачу?
И вздохнул Барвинок тяжко:
— К Дубу ты лети, Ромашка,
Я же к пчёлам полечу!
Поклонившись Дубу низко,
Расскажи, что был я близко.
Нам сейчас не до обид:
Ни за что я рой пчелиный
В тяжком горе не покину.
Пусть другой трубач трубит!
Вот мой Конь.
Садись, Ромаша,
А не то я отдубашу!
Транспорт я себе найду.
Покажи, Пчела, дорогу!
Ну, пора! Кузнечик, трогай!
Побегу! Хау ду ю ду!
Взвился к небу Конь, как шалый,
Но Ромашка приказала:
— Ты сейчас, Кузнечик, — мой.
Не была я сроду робкой,
И задать могу я трёпку.
Не балуй, лети стрелой!


И, нажав на все педали,
Полетели, поскакали,
А дороге нет конца.
— Конь Кузнечик — молодчина,
Не Кузнечик, а машина,
Скоро дам тебе сенца!
Тополёк, осина, ива
Шепчут вслед:
— Расти счастливой!
— Машет ветками кленок.
Мчится Конь навстречу ветру,
И не страшны километры
Для его могучих ног.
За берёзкой белокорой
Вдруг пошла дорога в гору.
Миновали поворот —
Поперёк пути колода
И Тхоряка-воевода,
С ним поганки — восемь рот.
Восемь рот стоят рядами—
— Все с ножами и щитами,
Злые искорки в глазах.
А Тхоряка, хоть в мундире,
— Нет отваги в командире,
Только ненависть и страх.
— Эй, Ромашка, стой!
Ни шагу!
А не то возьму я шпагу!
Закричал сердитый Тхор.
Вас на первой вздёрнем ветке…
Твой герой у Лиса в клетке,
Ты со мной теперь не спорь!
А Ромашка:
— Прочь с дороги,
Сброд лакеев колченогих!
Конь Кузнечик, не робей!
Знай, предатель,
Знай, Тхорини,
Что тебя в родной долине
Заклюёт и воробей!
И сейчас же на Тхоряку
Воробьи пошли в атаку,
— Где взялись и как нашли!
Налетело их немало,
Бьют его куда попало,
В нос кусают, как шмели.
Просит он не рвать мундира,
Просит кончить драку миром…
Не спастись от воробьев!..
А Конёк через колоду
Перепрыгнул вмиг — и ходу!
Только цоканье подков…
XII
Здравствуй, Конча, я не знаю
На земле прекрасней края!
Вербы, травы, ширь Днепра.
А над этой ширью синей
— В росах луг, и посредине
— Дуб высокий, как гора.
И сошла с коня Ромашка
И пропела, словно пташка:
— Здравствуй, Дуб наш, солнцелюб!
— Здравствуй, храбрая малышка!
Чует сердце, мне письмишко
Привезла ты! — молвил Дуб. —
Где мальчишка непутёвый?
Оплошал, должно быть, снова
Этот маленький трубач?
Не толчёт ли воду в ступке?
Может быть, он курит трубку
И гоняет с Лисом мяч?
Вы не знаете Барвинка
— Он как чистая росинка,
Помогать он всем привык.
Он теперь спасает пчёлок,
Труден путь его и долог….
Молодец! — гудит старик.
Милый дед!
Я прискакала,
Ждёт земля давно сигнала,
Время ей цвести пришло.
Знаю. Будет всё в порядке.
Разгони свою лошадку,
Прыгай, девочка, в дупло!
А зачем?
Хоть я готова…
Погоди, скажу я слово:
Не придёт назад зима…
За весёлый нрав твой милый,
За решительность и силу
Возвести весну сама!
— Что вы, дедушка!
Не смею.
Я боюсь, что не сумею,
Лучше б чиж или удод…—
Гром вдали пронёсся с гулом,
В небе молния блеснула,
Начертила вмиг:
«Вперёд!»
Вот шкатулка в Дубе старом
Золотым сияет жаром,
Рдеет вспышками тепла.
Повернула ключ малышка
И в шкатулочке, под крышкой,
Чудо-дудочку нашла.
Из чего она, не знаю,
То ли золотом сияет,
То ли блещет серебром.
Дует в дудочку Ромашка
— Словно сказочная пташка
Зазвенела над леском.
Час пришёл цветам раскрыться,
Зашумела вдруг пшеница…
Как всегда, весна щедра.
И пошло тут: новоселья,
Песни, свадьбы и веселье,
Запищала детвора…
Льётся тёплый дождь на травы,
На поля и на дубравы.
Белым стал весенний сад.
Солнце блещет в свежих росах,
У Ромашечки на косах
Капли искрами горят.
Рощи, горы и долины
Полны песен соловьиных
— Дождались весенних дней!
Дуб сказал:
— Труба пропела!
Возвестить весну — полдела,
Защитить её трудней.
Скоро будет бой суровый,
С высоты я вижу снова
В поле, в сад идут враги.
Под ударом вся округа…
Догоняй скорее друга
И сражаться помоги!
Говорит Ромашка Деду:
— До свиданья, я приеду,
Если мы побьём врагов!
— Мимо пашен, мимо речек
Скачет верный конь Кузнечик,
Только цоканье подков… —
XII
Утирая пот полою,
Шёл Барвинок за Пчелою,
День и ночь они в пути.
Заяц вышел на опушку,
Хлебца дал ему краюшку
И промолвил: — Подвезти?
Мальчик—прыг ему на спинку!
Хорошо теперь Барвинку
— Сел, как в мягкое седло.
— Ну, держись покрепче, мальчик!
— И понёс Барвинка Зайчик
Всем врагам весны назло.
— Эй, подвинься, сделай милость!
— Пчёлка рядом примостилась.
— Я совсем изнемогла…
— Скачут, скачут — лес да поле,
Мчатся так, что поневоле
Пляшет бедная Пчела.
Скачет Заяц, скачет куцый,
Просит всадников пригнуться.
Тёмный бор стоит стеной.
Всё окутала дремота,
Потянуло вдруг болотом
В чаще сумрачной, лесной.
Но внезапно — что случилось?
— Всё запело, закружилось:
— Голос дудки!
Дудка есть!


Заяц быстро поднял ушки.
Там твоя трубит подружка,
Ей досталась эта честь!
На берёзе дружно, резко
Взорвались все почки с треском,
Сон-цветок открыл глазок.
И зелёный лягушонок
Квакнул весело спросонок
И вскочил на бережок.
Обняла Пчела цветочек:
Дай мне соку хоть глоточек!
Пей, Пчела, весенний мёд!
— И в запас ещё немного
Набрала Пчела в дорогу.
Заяц ринулся вперёд.
Погоди! — вскричал Барвинок.
— Что за дом среди травинок?
Да не бойся ты, постой!
— Зайчик стал, глядит с опаской…
Ой, простреленная каска
У тропы лежит лесной.
А под каской что-то было,
Словно в колокол звонило.
— Кто там, в хате, что за шум?
Что же делать нам, ребята?
Кто в железном доме спрятан?
— А в ответ гремит — бум-бум!
Невелик Барвинок ростом,
Сдвинуть груз такой не просто,
Всё ж он каску отволок.
А под нею — руки в боки,
Коренастый и широкий,
В шляпке бархатной — Грибок!
Вмиг подрос, глазами водит:
— Что ж, меня ты спас, выходит?
Ты храбрец, хоть невелик.
Ну, теперь мы побратимы!
Как твоё, приятель, имя?
Белый гриб я, Боровик!
Хоть вернули вы мне волю,
Дальше ехать не позволю!
Что? Попробуй не пусти!
Стой, глупец, не лезь в болото!
Там опасно…
Знаешь, что там?
Мухоморовы посты.
— Слушай, друг, не время спорить,
Нас ведёт в сраженье горе,
И не зря сюда я шёл.
Тхор, бессовестный уродец,
Мухомора полководец,
В плен забрал бедняжек пчёл!
Свистнул Гриб, тревогу поднял.
Из-под листьев прошлогодних
Поднялись его полки,
Из-под прелых игл еловых,
К бою смертному готовы,
Вышли воины-грибки!
Зайчик скрылся втихомолку,
Под листком укрылась Пчёлка,
Шумно строятся грибы
Обнял Белый Гриб Барвинка:
— Глянь, порядок, дисциплинка,
Всё готово для борьбы!
Храбры, пусть и невелички,
Ждут десантники-лисички,
Вон сапёры — полк опят.
В красных шапках на макушках
Подосиновики с пушкой
— Молодцами все глядят.
Крест алеет на тележке
— В ней медсестры-сыроежки,
И солдаты-грузди тут,
И маслята тоже с ними,
Их никто не видел злыми,
Но в бою не подведут!
Боровик взмахнул рукою:
— Тише! Дело вот какое:
Мы попозже бой начнём
В час, когда пойдёт походом
Мухомор с поганым сбродом
Через поле прямиком.
Лишь пройдут его отряды,
Мы ударим из засады
— Враг окажется в тисках…
Как грохочут барабаны!
Это вражьи атаманы
Поднимают дух в войсках.
Лапкой в сереньких шерстинках
Тронул Крот плечо Барвинка:
— Мы спасём сегодня рой!
Я мечтаю стать героем,
К улью ход я сам пророю.
Ну, а ты… леток открой!
Шепчет мальчик полководцу:
— Ход Кроту копать придётся,
А ударим все потом.
Бей с горы, а я — под нею!
Ну, пошли, пора!
Скорее!
И ушёл — вдвоём с Кротом.
XIV
День и ночь гудит Комора,
Главный город Мухомора.
Старый царь помолодел:
— Всем готовиться к походу
На сады и огороды,
Впереди немало дел!
Возле старого барака
Учит ратников Тхоряка:
Режь, коли, согни дугой!
Бьют повсюду барабаны,
Сорняки трясут чубами:
— Не тяни, веди нас в бой!
Саблю царь берёт кривую,
Боевую крысу в сбруе
Слуги держат у крыльца.
Растянулась по болоту
Мухоморова пехота
— Войско, войско без конца.
Приосанились поганки,
Лезут гусеницы-танки
И жуки-броневики.
Колорадские обжоры,
Любят драки и раздоры
— Спешно точат хоботки.


Потянулись косяками
Сорняки за сорняками -
В сёдлах, важные сидят.
А под ними кони-мыши.
Лишь Тхоряка пешим вышел
Для коней тяжеловат.
Сколько здесь гвардейцев чёрных,
Ядовитых, мухоморных,
И у всех в руках ножи.
Шумно вышли за ворота,
Но поганки первой роты
Вдруг застыли у межи.
Крикнул Доннику Тхоряка:
— Знаю, бравый ты служака!
Гаркнул тот:
— Мы все с тобой!
— Молодец, я так и думал!
Возвратись один, без шума,
И сожги пчелиный рой!
Донник, ротный первой роты,
Повернул назад в ворота,
К улью он солдат ведёт.
А Тхоряка стал весёлым:
— Всё в порядке, крышка
пчёлам!
Можно двигаться вперёд!
Вот цветы растут за валом
— Съели их, как не бывало,
Словно молния сожгла.
Груши тоже им не жалко:
От неё осталась палка,
А от яблони — метла.
Мухомор застыл в сомненье:
— Что-то нет сопротивленья,
Притаился враг пока!
Строй держите, не дурите!..
Люди добрые, спасите!..
— Донеслось издалека.
Вопли первой роты слышу!
Не могли б они потише?
— Засмеялся Свинорой.
Оглянулись: что за конник?
На мышонке мчится' Донник,
А за ним — пчелиный рой.
Пчёлы в пять минут с налёта
Повалили с ног пехоту,
Кавалерию смели.
Донник выл, пронзённый жалом,
Рота жалобно визжала
И барахталась в пыли.
Крикнул царь:
— Достать гранаты!
Приготовились, солдаты!
Эй, поганки, все за мной!
— Дымовые шашки рвутся,
Но, как прежде, пчёлы вьются
Чёрной тучей грозовой.
И солдаты Мухомора
Вспухли, словно помидоры.
Сам Тхоряка чуть живой
— В морде жала, словно стрелы,
И, мечась как угорелый,
Он мотает головой.
Не хватает лишь Барвинка!
Вот и он — в руках дубинка.
Дал Тхоряке он как мог.
Тот от боли как взовьётся!
— Кто дерётся? Кто дерётся?
И соседа двинул в бок.
Этот взвыл и хлоп кого-то!
И пошла на роту рота:
Тот — тому, а тот — тому!
Кто когтистой дерзкой лапой
С Мухомора сбросил шляпу
— Не понять в пыли, в дыму.
Но как раз поднялся ветер
— Царь Барвиночка заметил:
— Догоню-ка поскорей!
— Саблю выхватил и рысью
Поскакал верхом на крысе
Самый храбрый из царей.
А дубинка у Барвинка
— Не дубинка, а былинка.
Царь кричит:
— Схватить живьём!
— Но герой, не зная страха,
Крысу по лбу хлопнул с маху,
Сам же — в сторону бегом.
Крыса — прыг и к бору прямо!
Мухомор свалился в яму
От крысиного прыжка,
Крикнул:
— Бей его, ребята!
— Появились два рогатых,
Два страшилища жука.
Но от стройных трёх дубочков
На врага идут грибочки,
Пушка бьёт из-за леска.
И, сметая вражью силу,
С фронта бьют и рубят с тыла
Подоспевшие войска.


В поле стройными рядами
Вышли рыжики с груздями,
Неприятелю грозят.
А за ними вслед лисички,
Сыроежки-медсестрички
И сапёры — полк опят.
Поднажмут ещё немножко
— И останется окрошка
От проклятых сорняков!
С видом гордым и геройским
Боровик шагает с войском,
Подымает дух полков.
Что за всадник в гуще боя,
Всё круша перед собою,
Смело скачет напролом?
В белой вышитой рубашке
Мчится девочка Ромашка
И разит врага копьём.
И Барвинок не зевает
— Все атаки отбивает,
Нападает на врагов.
Но не справятся ребята
С тучей гусениц мохнатых
И картофельных жуков!
Страшным чудищем стоглавым,
Осаждая слева, справа,
Лезет этот хищный сброд.
Как лавину смять такую?
Но друзья уже ликуют
— Помощь с воздуха идёт!
Сотни воинов крылатых,
Вот они — весны солдаты,
Смельчаки и молодцы
— Трясогузки, коноплянки,
И удоды, и овсянки,
Мухоловки и скворцы!
Быстро гусениц склевали,
А жуки под землю стали
Зарываться с головой.
Ненадолго! Их скосила
На земле другая сила:
Муравьи вступили в бой.
Как взялись они за дело
Дружно, смело и умело
— Лишь звенят вокруг мечи.
Видно, близок час победы:
Удирают короеды,
И хрущи, и усачи…
Страшно стало Мухомору,
Завопил:
— Назад, в Комору!
Поскорей, мои сыны!
Много нас, врагов же — тучи!
Подготовимся получше,
Будем новой ждать весны!
У Тхоряки-командира
Ободрали полмундира,
Постарел он и облез.
Улетели в гнёзда птицы
Петь, работать, веселиться
— В огороды,
в сад и в лес.
А Барвинок на прощанье
Всем сказал:
— Однополчане!
Сокрушён сорняцкий сброд.
Время мира наступило,
Мы с моей Ромашкой милой
В свой вернёмся огород!
На дорожку вылез Кротик:
Вот, Барвинок, мой блокнотик,
Адрес дай — приеду я!
Вверх летят платочки, шапки,
Пчёлы жмут друг другу лапки…
В добрый путь — кричат друзья.
XV
К дому отчему дорога
Мимо леса, мимо лога,
— Путь не близок, не далёк.
И Ромашечка с Барвинком
Вдаль шагают по тропинкам,
Рядом скачет их Конёк.
Наконец пришли ребята
К белой хате деда Гната.
Словно море, огород.
Все в цвету стоят растенья,
Словно волны в белой пене,
Перейти не просто вброд.
Как весенний дождь весёлый,
На цветы упали пчёлы…
Пчёл не счесть, цветов не счесть!
Что за чудо? Видят дети:
Опадает жёлтый цветик,
На побеге что-то есть.
Присмотрелись: там Гарбузик,
Голопузый карапузик!
На глазах малыш растёт.
Весь он круглый, пышноусый,
Всё, как было,
— чубик русый
И оранжевый живот.
Он кричит:
— Привет, Барвиша!
Стал ты вроде ростом выше.
Погляди, как всё цветёт!.
— И сияло солнце в небе,
Улыбался каждый стебель,
Каждый листик, каждый плод.
Обнимал Чеснок Барвинка,
Обнимала Цыбулинка,
И Шпинат был встрече рад.
А Укроп зеленоокий
Целовал Ромашку в щёки,
Как сестрёнку младший брат.
Пробасил Гарбуз:
— Вниманье!
В пять часов у нас собранье!
Мы послушать просим вас
О делах международных
— Как теперь живёт свободный
Славный остров Тулумбас
— Малыши, какая встреча!
Ну, а где же конь Кузнечик? —
Сельдерей захохотал:
Бился с войском Мухомора,
Был он здесь, но очень скоро
С огорода ускакал.
Но Барвинок свистнул — сразу
Конь явился к перелазу,
Да не конь, а два коня
Наш Кузнечик, с ним лошадка:
Масть одна, одна повадка.
Здравствуй, новая родня!
Всюду радостные лица;
— Наш Конёк решил жениться!
Слава, слава молодой!
— Всё запело, заплясало,
Пастернак схватил цимбалы,
Баклажан бежит с дудой.
В бубен бьёт Укроп кудрявый,
Тут же Хрен — скрипач на славу.
Ну, веснянка!
Ну, народ!
Сколько песен, сколько света!…
И вошло тихонько лето
Ясным солнцем в огород.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru