На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Библиотека советских детских книг
Гансовский С. «Надежда». Иллюстрации - В. Власов. - 1958 г.

Север Феликсович Гансовский
«Надежда»
Иллюстрации - В. Власов. - 1958 г.


DJVU


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

 

Скачать текст «Надежда»
в формате .txt с буквой Ё - RAR

 

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      НАДЕЖДА. Рассказ ......... 3
      ВОРЫ. Рассказ.............50
      МЕКСИКАНЦЫ. Рассказ.......71
      БРОДЯГА. Рассказ..........98
      ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ. Повесть....119
     
     
     
     
     
     
      «Надежда» — вторая книга Севера Феликсовича Гансовского. Как и в первом сборнике — «В рядах борцов», — писатель рассказывает о жизни за рубежом. Вы узнаете, как живут умница н мечтатель Томмп и его угрюмый товарищ — матрос в Сан-Франциско; какой случай произошёл с одиннадцатилет«им Роем; как борется за справедливость вместе с мексиканцами рыжий мальчишка, прозванный за свои веснушки «Архипелагом».
      Кроме рассказов, в книгу входит повесть ;<Чтобы выжить» — о проникновении гангстеров в американские профсоюзы. Шайка гангстеров держит под контролем профсоюз портовиков; рабочие запуганы, гангстеры же фактически безнаказанны, так как полиция подкуплена, пресса — тоже. Чтобы выжить, надо бороться, — таков вывод, к которому приходят герои повести: репортёр Кларенс Кейтер, рабочие портовики.
      Сюжеты повести и рассказов занимательны; перед читателем предстают большие американские города, апельсиновые сады юга, мир буржуазной прессы.
     
     
      НАДЕЖДА
     
      В один из вечеров в середине зимы в Сан-Франциско выпал снег. Это было необычайным происшествием. Снега в этих местах не помнили даже те, кто жил тут по многу лет. По всему городу — из чистеньких особнячков северной стороны и из двухэтажных деревянных домов рабочего района к югу от Маркет-стрит — на улицу выбегали дети. Одни, запрокинув головы, смотрели, как в глубокой густой темноте неба возникают и летят кружась белые хлопья, другие ловили снежинки руками и с интересом рассматривали быстро тающие симметричные звёздочки.
      Безработного матроса Майка Спида снег застал ещё на улице Эмбаркадеро. Весь день он ходил по пристаням, но работы нигде не было. Когда повалил снег, Майк решил прекратить поиски. Ругаясь, он пересёк мощёную булыжником Эмбаркадеро и пошёл вверх по Маркет-стрит, в город.
      Прохожих было мало. По четырём колеям трамвайных линий полупустые дребезжащие вагоны везли в город последних запоздавших служащих и рабочих порта. Майк шёл пешком: у него не было лишних денег на трамвай и ему некуда было торопиться. Его никто нигде не ждал.
      Он шагал долго, ссутулившись, сунув руки в карманы и опустив голову. Снег таял у него на плечах. Редкий полосатый вигоневый свитер совсем промок, и от него даже шёл пар. Майк смотрел на свои разбухшие от воды ботинки, — по очереди каждый из них появлялся и исчезал из его поля зрения, и так они несли его всё выше и выше в город по лужам на асфальтовом тротуаре.
      Когда он дошёл до середины Маркет-стрит, ему пришло в голову, что делать ему на этой улице нечего. Нужно было подумать о ночлеге. Прошлую ночь он провёл, сидя на скамейке в Голден-Грейт парке, дрожа от холода и только иногда задрёмывая. Но сегодня из-за снега на это рассчитывать не приходилось. Во всём парке вряд ли найдётся хоть одно сухое местечко.
      Возле железнодорожного переезда он пересёк широкую, пустынную Маркет-стрит. Налево от него два ряда фонарей, отражаясь на мокром чёрном асфальте, двойными сверкающими нитками скатывались вниз к побережью. Направо фонари поднимались вверх к центру. Майк не поднял головы, чтобы полюбоваться этим красивым зрелищем. Он углубился в одну из узких улиц, которые ведут к латинскому кварталу Сан-Мигель.
      Сырая погода загнала прохожих в дома. Сквозь задёрнутые окна ночных кабаков глухо доносились звуки музыки. Матрос торопился пройти этот хорошо освещённый район, чтобы где-нибудь в глухом переулке переночевать в подворотне. У него было немного денег, но он боялся тратить их на ночлежку, чтобы не остаться совсем без ничего.
      Он сильно устал и замёрз. Один раз возле магазина игрушек он остановился и с тревогой ощупал насквозь мокрый на груди свитер. На посиневших от холода пальцах остались тёмные пятна. Дешёвый свитер линял.
      — Чёрт возьми, — сказал матрос, ни к кому не обращаясь. — Так можно заболеть и сдохнуть.
      — Эй, эй!
      Майк обернулся. Позади него стоял полисмен,
      — Что тут делаешь?
      — Ничего, — сказал матрос. — Ничего не делаю. Иду домой. Вот здесь рядом, возле церкви.
      — Ну иди, иди. — Полисмен помахивал дубинкой.
      — Ну и пойду. — Майк злобно сунул руки в карманы и зашагал дальше.
      Он прошёл ещё около полукилометра и усталый остановился на пустынном перекрёстке. В четыре стороны уходили узкие, застроенные мрачными нештукатуренными домами улицы. Крупные снежинки вертелись в светлом 1-.1)уге, который отбрасывал тусклый подвесной фонарь.
      Несколько мгновений Майк простоял в нерешительности. Он пе знал, куда идти дальше. Неожиданно в по-
      мраке сбоку раздался тихий свист и затем мальчишески» тонкий голос:
      — Эй, там, на углу!
      Матрос обернулся. Метрах в пятидесяти от него стенка домов прерывалась тёмным узким провалом. Свист до-иссся оттуда.
      — Эй!
      — В чём дело?
      — Иди сюда.
      Майк зашагал к переулку, шлёпая сапогами по снеяс-ной кашице. Он подошёл почти вплотную к звавшему его мальчишке и только тогда немного разглядел его.
      Мальчишка сидел на толстой, в полметра, оштукатуренной трубе, которая выходила из подвала и на высоте тридцати примерно сантиметров огибала стену, исчезая в темноте тупика. Выше ещё сантиметров на 50 проходила другая такая же труба, так что мальчишка сидел согнувшись и положив руки на колени.
      Когда матрос остановился против него, мальчишка поднял голову.
      — Под флагом?
      — Да, — ответил матрос. — Ночевать негде. А ты знаешь место?
      — Можно здесь на трубах, — сказал мальчик. — Я сразу понял, что ты под флагом, и потому позвал.
      Он поднялся усталым движением и пояснил:
      — Эти трубы тёплые... Там дальше изоляцию кто-то снял. Как на печке, ей-богу.
      Он пошёл в темноту, ведя по верхней трубе рукой. Матрос последовал за ним. В этой узкой щели между домами не чувствовалось ни малейшего ветра. Правая стена, по которой шли трубы, иногда чуть вздрагивала, слышен был шум работающих в здании моторов. Майк решил, что там помещалась какая-то большая мастерская,
      То есть гуляет ночью, так как негде ночевать.
      — Быки сюда не заходят, — сказал мальчик. — Никогда.
      Они прошли метров двадцать, и мальчик остановился, шаря в темноте рукой.
      — Вот здесь. Попробуй.
      — Ого, — сказал матрос, отдёргивая руку. — Жжётся.
      — Нет, это так показалось. Лежать можно.
      — Нижняя тоже тёплая? — спросил Майк.
      — Тоже. Только я сам лягу; ладно?. . Я что-то заболел. Кашляю...
      — Ладно... Я, пожалуй, сниму свитер.
      — Конечно. Он тут сразу высохнет. Сними и положи под голову, а потом перевернёшь.
      Минуты две или три они молча устраивались. Мальчик сбросил большой, не по росту, пиджак и разостлал его иа трубе. Майк стянул через голову свитер и положил на верхнюю.
      — Какой ты здоровый! — сказал мальчик. Оба они гривыкли теперь к темноте и могли рассмотреть друг друга.
      — Я всё время на воздухе, — объяснил Майк. — Матросом работал.
      — Меня бы не взяли, — сказал мальчик завистливо: — я совсем дохлый.
      — Всех берут, — сказал матрос равнодушно. — Там не смотрят па зто... А потом, вырастешь — поправишься.
      Мальчик промолчал. Они уже устроились теперь и лежали: матрос — на верхней трубе, мальчик — на нижней. Две стены поднимались справа и слева. Наверху был узкий и длинный просвет неба, освещённого в дальнем конце огнями центра.
      — Здорово ты нашёл, — сказал Майк. — Хорошее место.
      — Сюда даже дождь не попадает, — ответил мальчик снизу. — На этой стороне крыша с навесом... Давно без работы?
      — Около месяца. Я сам из Окленда. Нас тут всех рассчитали, — коробка пошла на ремонт. А теперь никак не устроиться. Я даже не знал, что так будет.
      Они умолкли. Далеко на улице раздался вой автомобильной сирены. Неожиданно мальчик начал кашлять.
      Полисмены.
      Кашель у него был лающий и сухой, раздирающий горло. Он кашлял долго и надрывно, с трудом успевая перевести дыхание. Матрос наверху в тревоге приподнялся,
      — Здорово кашляешь.
      — Здорово, — согласился мальчишка, держась за грудь рукой. — У тебя нету закурить?
      — У меня только окурок. — Майк вынул из кармана стёршуюся жестяную коробку от сигарет «Золотая пчела».
      Мальчишка торопливо взял окурок, не переставая кашлять, прикурил и несколько раз глубоко затянулся.
      — Легче стало, — сказал он спустя минуту. Кашель оставил его. Он жадно затянулся ещё два раза, обжигая губы. — Я всегда запасаюсь куревом, а сегодня никак было.
      — Да, — сказал Майк. — От кашля это помогает. , Тебе сколько лет?
      — Тринадцать.
      — Как тебя зовут?
      — Том. А тебя?
      — Майк. Ты давно один?
      — Я не один, — ответил мальчик. — То есть сейчас один, а вообще-то могу домой поехать. У меня старики во Флориде живут, на ферме. В любой момент могу поехать. Не веришь?
      Матрос не ответил. На улице снова раздался далёкий автомобильный гудок. Вверху под самой крышей в одиноком окошке вспыхнула яркая электрическая лампочка и осветила на противоположной стене большой неровный прямоугольник. Редкие снежинки кружились, свгр-кая в этом потоке света.
      — Я люблю, — сказал мальчик, — когда кто-нибудь со мной ночует. Я люблю разговаривать. И потом как-то не страшно, когда вдвоём.
      Матрос помедлил с ответом. Потом сонным голосом он спросил:
      — Работаешь где-нибудь?
      — Работа бывает, — ответил мальчик. — Только много... — У него опять начался кашель. На этот раз он продолжался минуты три или четыре. Мальчишка приподнимался и ложился, но кашель трепал его снова и снова, сотрясая худые плечи и грудь. Он едва успевал набрать воздуха в лёгкие, как новые толчки выталки-
      вали его. Наконец он спустил ноги с трубы и сел. Кашель кончился. Мальчик долго отхаркивался, затем сплюнул.
      — Ну и дела, — сказал он, покачав головой и удивлённо оглядываясь. — И курить больше нечего.
      Он был совсем обессилен и минут пять сидел согнувшись. Затем он лёг на спину. Рядом на улице по жидкому снегу прошлёпали чьи-то шаги. Где-то у переезда на Мар-кет-стрит прошёл поезд. Мальчишка смотрел на небо,
      — Ты когда-нибудь видел снег?
      Матрос молчал. Он уже спал.
      — Интересно, — задумчиво сказал мальчик. — Снежинки. .. Всё летают, летают...
      Утром Майк проснулся первым. Минуту или две он лежал на трубе лицом вверх, стараясь сообразить, как он попал в это ущелье между двумя кирпичнымл стенами. Потом вспомнил о своих вчерашних скитаниях, о мальчишке и, свесившись, посмотрел на нижнюю трубу.
      Мальчик лежал лицом вниз, покрыв худые плечи пиджаком. Из-под пиджака торчали тощие ноги в рваных носках и стоптанных ботинках.
      Матрос слез с трубы и натянул высохший за ночь свитер. От свитера исходило приятное тепло, и, передёрнув плечами, Майк ещё раз взглянул на мальчика, пригласившего его сюда.
      Ему пришло в голову,- — не позвать ли мальчишку в закусочную выпить чашку кофе, но, побренчав мелочью в кармане, он решил, что делать этого не стоит. У него осталось совсем мало денег, он боялся, что придётся голодать.
      Засунув большие тяжёлые руки в карманы, он пошёл по щели на улицу.
      Когда он уже вышел на перекрёсток, сзади раздался окрик:
      — Эй, матрос!
      Это кричал мальчишка.
      — Ну, что? — Майк остановился.
      Торопливо натягивая пиджак, мальчик подошёл к нему. Светлые жидкие волосы его спутались, на лбу остался отпечаток складки от пиджака. Поёживаясь от утреннего холода, он спросил:
      — Что, уже пошёл?
      — А чего валяться?
      — Да нет, я так.. Рано ещё.
      Час был действительно ранний, — около половины шестого. Снегопад кончился. В воздухе стоял сырой туман, такой густой, что не было видно даже ближайших зданий.
      — Кому рано, — сказал матрос хмуро, — а мне пора.
      Он повернулся, чтобы идти.
      — Подожди. — Мальчик взял его за руку. — У меня мелочи немного есть. Пойдём выпьем кофе. Я тут закусочную знаю поблизости. Всю ночь не закрывается.
      — Нет. — Матрос покачал головой. — Мне сейчас неохота. Я потом выпью.
      — Пойдём, — настаивал мальчик. — Я угощаю.
      — Ты что, такой богатый, — сказал матрос мрачно. — Лучше побереги для себя. Я на чужие не пью.
      — Для меня тоже хватит. Пойдём. — Мальчишка похлопал себя по карману.,
      — Нет. Не хочу,
      — Ну пойдём тогда вымоемся. Тут недалеко колонка есть. Только одному надо качать, пока другой моется.
      Матрос провёл рукой по лицу.
      — Помыться, пожалуй, можно.
      Колонка помещалась в центре большого, мощённого булыжником двора. В доме ещё спали. Было тихо, только с крыш непрерывно падали капли.
      Матрос взялся за рукоятку насоса. Мальчик мылся долго, старательно растирая шею и уши. Матросу надоело качать.
      — Хватит, что ли?
      — Сейчас, — с готовностью отозвался мальчик. — Жаль только — мыла нету.
      Матрос несколько раз плеснул воды на лицо.
      — Хочешь мой платок? Вытрись. Он чистый, только мятый.
      — Не надо. — Майка злила приветливость мальчика, и от этого он становился всё мрачнее.
      Но тот не смущался.
      — Ну пойдём, что ли, в закусочную. Я совсем замёрз.
      Ему действительно было холодно. Лицо у него побелело так, что ясно проступили веснушки. Нос посинел. Губы дрожали.
      — • Ну ладно, — сказал Л1айк. — Только платить будет каждый сам за себя.
      — Как хочешь.
      В закусочной было тепло. Толстый буфетчик дремал за стойкой.
      — Два кофе, — скомандовал мальчик, садясь за столик возле батареи центрального отопления.
      Буфетчик принялся медленно доставать чашки с полки. Всё валилось у него из рук. Борясь со сном, оя несколько раз втыкал в штепсель вилку от шнура электрической плитки и никак не мог попасть.
      — Хорошо работает, — подмигнул мальчик матросу. — Главное — быстро. — Он положил локти на стол и с интересом смотрел на буфетчика.
      Кофе, наконец, согрелся. Волоча ноги, буфетчик подошёл и поставил на столик чашки.
      Когда он вернулся за стойку, мальчик, грея руки над чашкой, спросил буфетчика:
      — Это не тебя я вчера на стадионе видел?
      — Нет, — сказал буфетчик озадаченно. — Я там не был. А что мне там делать?
      — По-моему, ты там в футбол играл. Лучше всех. Ты же проворный.
      Буфетчик недоуменно посмотрел на мальчика. Потом до него дошло, что над ним смеются. Он вяло замахнулся ложкой.
      — Смотри! Доиграешься.
      — А ты разве попадёшь? — спросил мальчик.
      Буфетчик взобрался на свой высокий стул за стойкой
      и снова задремал, положив голову на руки.
      — Похож на мистера Пиквика, — сказал мальчик Майку. — Толстый.
      — На кого?
      — На Пиквика. Это такая книга.
      — Ты и книги читаешь? — удивился матрос.
      — Я всю прошлую зиму читал. В Публичной библиотеке, — объяснил мальчик. — Меня одна женщина пускала. Я туда от холода забирался, а потом стал читать. Много прочёл. .. Я бы и теперь читал по вечерам, только не пускают. Той женщины нету.
      — А я не читал, — матрос тоже согрелся, и настроение у него улучшилось.
      — Никогда?
      — Нет. Давно читал одну книгу — «Татуированная графиня». Здорово написано.
      — Интересная, — кивнул мальчик. — Не хуже, чем про Пиквика. Но и про Пиквика хорошо.
      — Я только комиксы смотрю, когда попадаются, — сказал Майк. — А ты где работаешь?
      — На помойке. Мусор сортирую...
      Выйдя из кафе, они разошлись в разные стороны. Мальчик отправился к себе на помойку, матрос зашагал в порт.
      Когда он добрался до Эмбаркадеро, тусклое холодное солнце уже повисло над горизонтом за трубами и мачтами торговых пароходов. День был ветреный, холодный..
      Безработных собралось много. Люди стояли группами по трое, по пятеро. Одни, чтобы согреться, похлопывали себя по плечам, другие дули в закоченевшие пальцы. Некоторые прохаживалйсь взад и вперёд.
      Майк присоединился к одной из групп. Завязался разговор, прерывающийся долгими паузами.
      Рыжебородый плотный мужчина в истёртой кожаной куртке рассказывал:
      — На восточном побережье ещё хуже. Ребята рассказывают, что некоторые нанимаются на парусники чуть ли не за одну кормёжку. А на парусных самая собачья работа...
      — Ну и здесь не сладко, — высокий небритый парень в таком же, как у Майка, свитере сплюнул. — Я уже три месяца без работы и не знаю, когда устроюсь.
      — Как же ты выдержал три месяца? — раздался вопрос.
      — У меня аккордеон был. Продал старьёвщику.
      Майк подумал о том, что у него нет аккордеона и
      уже через неделю ему придётся собирать объедки по мусорным ящикам. Конец зимы был самым плохим месяцем в порту.
      — Раньше бывало, — продолжал рыжебородый, — что, если в рейс не попадёшь, на берегу можно найти работу. А теперь и здесь на каждое место по десять желающих.
      Наступило долгое молчание. Люди всё прибывали. Вскоре на улице стояла уже толпа человек в четыреста.
      Часа через два после того, как Майк пришёл в порт, в передних рядах кто-то крикнул:
      — На четырнадцатом пирсе набирают!
      Толпа заволновалась. Люди со всех ног побежали по булыжнику на четырнадцатый.
      Майк тоже пустился бежать вместе с другими, расталкивая соседей. На полдороге он споткнулся о кусок ржавого троса и упал, больно проехав по булыжнику на руках и коленях. Он попытался встать, но кто-то из бегущих сзади, выругавшись, толкнул его коленом, ещё кто-то наткнулся на него и тоже чуть не упал. Он несколько раз пробовал подняться, но его снова роняли на булыжник.
      Когда все пробежали, он встал, наконец, на ноги. С расцарапанных ладоней сочилась кровь. Ушибленное колено сильно болело. Выругавшись, он снова пустился бегом.
      На четырнадцатом пирсе толпа образовала плотный круг. В центре его стоял хаеринг-босс со своим по-мощником.
      Представитель какой-нибудь пароходной компании, занимающийся наймом матросов.
      Работая локтями и плечами, Майк пробился к центру. Но было поздно.
      Хаеринг-босс уже указал пальцем поочерёдно на шесть человек. Помощник выдал им жестяные номерки.
      Толпа молча повалила обратно. Майк шёл вместе с другими, вытирая кровь с ладоней.
      Прошло ещё около трёх часов. Майку хотелось есть, но он не решался пойти в харчевню возле главных эо-рот, так как боялся пропустить момент, когда будут набирать ещё.
      Колено у него сильно болело. Ветер с океана усилился. Люди, которых к середине дня стало ещё больше, дрожали от холода.
      Майк начал отчаиваться. Денег у него осталось ещё на два дня. Он не знал, что будет делать, если не найдёт работы.
      Неожиданно он увидел в толпе мальчишку, с которым ночевал на трубах.
      Мальчик торопливо шагал, обходя мужчин. Его смышлёные глаза перебегали с одного лица на другое. Он искал кого-то.
      Майк окликнул его:
      — Эй, приятель!
      Увидев матроса, мальчик подбежал к нему. От быстрой ходьбы он разогрелся, лицо его порозовело.
      — Хорошо, что я тебя нашёл, — торопливо заговорил он. — Хочешь устроиться на работу?
      — Ну, ясно, — недоверчиво сказал Майк.
      — Ну тогда бежим скорее. У нас на помойке одного грузчика прижало машиной. Его в больницу отправили. Я со старшим рабочим поговорил, и он меня отпустил съездить за тобой. У нас сейчас обеденный перерыв.
      — А не врёшь?
      — Чего же я буду врать? — удивился мальчик. — Бежим скорее.
      Они побежали вдвоём к главным воротам. Мальчишка скоро начал отставать; матрос взял его за руку и потащил за собой.
      — Поедем на трамвае, — задыхаясь сказал мальчик. — Я заплачу.
      На помойке старший рабочий взглянул на широкие плечи Майка и его могучую грудь;
      — Пойдёшь на погрузку,
      Помойка раскинулась на окраине города. По решению городских властей её нужно было передвинуть на десяток километров южнее к океану. Подрядчик, взявшийся вывезти мусор, решил заработать на нём дополнительно. Несколько десятков рабочих ломами расковыривали гниюш,ие, слежавшиеся груды и кидали мусор на широкие, медленно движущиеся транспортёры. Стоявшие у транспортёров рабочие выбирали из мусора гвозди, болты, гайки, проржавевшие чайники, кастрюли без дна, обломки железных кроватей и другой металлический утиль. Последней операцией была погрузка. Металл укладывали в большие ящики, которые кран ставил на грузовики, остальной мусор лопатами кидали в самосвалы.
      Над помойкой стоял тяжёлый запах тления, который обещал стать ещё сильнее с наступлением тёплых дней.. От развороченных мусорных холмов исходило тепло. Холодный ветер здесь ощущался меньше.
      Самой лёгкой была работа за транспортёрами. Здесь в ряду одетых в лохмотья мужчин и женщин стоял мальчик. Руки у людей непрерывно мелькали над медленно
      плывущими грудами мусора. Найдя металл, рабочие кидали его назад, к другому длинному транспортёру, на конце которого стоял большой ящик.
      Майк попал на погрузку. К кучам уже отсортированного мусора подходили самосвалы. Четверо рабочих поспешно брались за широкие с загнутыми краями лопаты и бросали мусор в кузов.
      "рузить было неудобно. Лопаты часто завязали в густой упругой массе хлама. Иногда попадались и такие предметы, которые приходилось кидать руками, — полусгнившие доски, остатки мебели, куски картона,от ящиков.
      Когда прошёл час работы, матрос увидел, что ссадины у него на руках, полученные в порту, по краям покрылись коркой липкой, въедливой грязи. Там, где кожа была содрана, живое мясо затвердело и потрескалось.
      Во время минутного перерыва между машинами к Майку подошёл мальчишка. Посмотрев на руки матроса, он покачал головой и ушёл. Он вернулся ещё через несколько минут с парой новых рабочих рукавиц.
      — Взял у кладовщика, — объяснил он. — Потом у тебя вычтут из зарплаты.
      Работа на помойке продолжалась до темноты. Расчёт был каждодневный. Рабочие за транспортёром получали с килограмма металла, грузчики на мусоре — с количества вывезенных машин.
      Майк получил вечером полтора доллара, мальчик — около двух.
      Когда они вышли в город, мальчик спросил:
      — Пойдёшь в ночлежку?
      Майк покачал головой. Он боялся тратить деньги на ночлежный дом.
      — Пойду на трубы. А ты?
      — Тоже на трубы. Мне в ночлежку неохота. У меня там два раза деньги отнимали. Я же слабый.
      Он был доволен тем, что матрос будет ночевать вместе с ним, и весело предложил:
      — Зайдём съедим что-нибудь.
      Они зашли в дешёвый кафетерий и плотно поели, затем пешком через весь город отправились в Латинский квартал.
      На одном из перекрёстков мальчик остановился, схватившись за грудь рукой. У него начался приступ
      кашля, такой же, как ночью. Он сгорбился. Жидкие светлые -волосы мотались при каждом толчке. Пятясь, он подошёл к стене дома и прислонился, чтобы не упасть.
      Кашель длился несколько минут. Матрос, переминаясь с ноги на ногу, стоял рядом.
      Отдышавшись, мальчишка сплюнул и сказал:
      — Плохо. Пожалуй, у меня туберкулёз... Надо домой ехать. А то ещё пропадёшь здесь.
      — Куда домой? — спросил матрос. — Разве у тебя есть дом?
      — Я же тебе вчера говорил, — сказал мальчик. — Ты не поверил, что ли?
      — Конечно, не поверил. Чего же ты здесь живёшь, если у тебя дом есть?
      — У меня есть. Во Флориде. Отец, мать и сестра на ферме живут.
      — Чего же ты сейчас не едешь?
      — У меня денег нету. Неудобно ехать. На помойке мало платят. Не накопишь.
      — Для такого, как ты, платят как раз. — Матрос вспомнил о толпах в порту. — Видел, что на пристанях делается?
      — Я знаю. — Мальчик кивнул. — Меня старший рабочий жалеет. А то бы давно выгнали.
      Некоторое время они шли молча. Они пересекали теперь многолюдную Маркет-стрит. Мальчишке было приятно идти рядом с Майком, который был почти на голову выше большинства прохожих. Мальчик опять оживился.
      — Красивая улица, — говорил он. — У нас во Флориде таких нет. Ты не бывал в Тампе?
      — Был. Только недолго.
      Майк всё ещё не верил, что у мальчика есть родные. Тот понял это.
      — Вот посмотри.
      Остановившись у ярко освещённой витрины мебельного магазина, он достал из кармана пиджака потрёпанную фотографию и протянул матросу. На фотографии был изображён домик в саду. На переднем плане стояли апельсиновые деревья.
      — Ну и что?
      — Наша ферма, — объяснил мальчик. — У нас турист один жил. Он фотографировал.
      Мальчик похлопал себя по карману.
      — У меня и письма есть. Часто получаю. Не веришь?
      — Что мне не верить? — ответил матрос. — Какое мне дело?
      Они пошли дальше. Мальчик рассказывал о кинофильме, который видел месяц тому назад, и поминутно толкал матроса в бок, приглашая посмотреть то на полисмена, ведущего пьяницу через улицу, то на пышно разодетую даму, с трудом втискивающуюся в автомобиль. Он совсем забыл о тяжёлом приступе кашля, который только что согнул его.
      Матрос думал о том, что у него нет никого родных и никакой фермы, куда бы он мог приехать и отдохнуть от бесконечных скитаний. Он вырос в портовом районе Нью-Йорка, рано ушёл в море, бывал во многих портах мира и всякий раз, возвращаясь домой, не досчитывался кого-нибудь из родных. Теперь ему исполнилось 25 лет. Он даже не помнил точно, когда родился, так как и не слыхал о такой вещи, как празднование дня рождения. Он был одинок. Почти все его впечатления о жизни сводились к тяжёлой однообразной работе рулевого, к ругани остервенелых боцманов, качающейся койке душного кубрика и недолгим дням на берегу с пьянством и драками. Он смутно понимал, что в жизни его не хватает очень многого, и ему, измученному многодневными поисками работы в порту, хотелось, чтобы всё — и улица, сверкающая огнями, с нарядными прохожими, и потоки автомобилей, и выкрики радио на перекрёстках, — всё провалилось бы куда-нибудь к чертям и началось бы что-то новое, — он не знал что.
      Вдвоём с мальчиком они добрались до знакомого перекрёстка. Мальчик первый полез в щель; матрос боком стал протискиваться за ним. Плечи и ноги у него болели от непривычной работы с лопатой.
      Было уже поздно. Улица в этом бедном квартале затихла.
      Матрос и мальчик около получаса лежали молча, потом Майк спросил:
      — А ты почему ушёл?
      — Откуда?
      — Из дому.
      — Видишь, какое дело.«. — Мальчик был рад случаю поговорить. — Отец у меня здорово пил. Как напьётся, так и начинает нас всех бить. Прямо чем под руку попадёт.. . Это его туристы приучили. У нас всегда кто-нибудь жил зимой, потому что места хорошие. Вот они все выпивали, и отец с ними начал. А потом и один. Мать его сначала и к врачу водила и к гадалкам. Он когда трезвый, то смирный. Но ничего не помогало. Он меня раз так побил, что я неделю не вставал. Тогда и решил уйти из дому.
      Он умолк. Кругом стояла тишина, только на улице с крыши на мостовую непрерывно стекал тонкий ручеёк. Вдалеке раздался свисток полицейского. Ему ответил другой, ещё дальше.
      Матрос молчал, и мальчик, не дождавшись от него никакого вопроса, продолжал:
      — А теперь-то я могу вернуться. Знаешь, почему? Сестра подросла. Мне, когда я убежал, одиннадцать было, а ей восемнадцать. А теперь ей двадцать, и она за отца взялась. Нипочём не позволит ему напиться. Он понемногу и перестал пить. Работает теперь как следует. .. Сестру Фридой зовут. Она красавица, ей-богу. Как в кино. Ростом повыше меня, глаза голубые, а волосы светлые. Такая работящая, не поверишь. Мать теперь старая, всё болеет. Так Фрида всё успевает. Утром встанет, вымоется, корове приготовит корм и бежит за водой. Потом отца поднимет и накормит перед тем, как ему идти в огород или на поле... Она всегда сразу по два — три дела делает. И всё получается. На плите обед поставит, пока он варится, — что-нибудь гладит. Пока утюг греется, — подметёт.. .
      — Наверное, вокруг неё ухажёров всегда полно, — сказал матрос.
      — Никогда. — Мальчик приподнялся на своей трубе. — Она, знаешь, какая строгая. К ней так не подъедешь, как к некоторым...
      Он помолчал, затем добавил:
      — Она мне в каждом письме пишет: «Приезжай скорее».
      — А что же ты не едешь? Ты ей напиши, она тебе денег вышлет на дорогу.
      — Я гордый, — сказал мальчик. — Раз я решил, что приеду сам с деньгами, я уж у ней не попрошу... Вот к лету заработаю и тогда поеду.
      Уже засыпая, матрос спросил:
      — А тебя как зовут? Ты говорил, но я забыл,
      — Томми.
      — Ну, будем спать?
      — Давай.
      Они заснули. Ночью мальчик просыпался три раза и подолгу кашлял. Один раз ему пришлось даже встать и закурить, чтобы приступ кончился.
      С этого дня так и пошло. Матрос и мальчик стали вместе работать на помойке. Хотя заработки были очень небольшие — платили не больше двух долларов в день, — Майк решил перебиться там до того времени, когда схлынет основная масса безработных в порту и можно будет попасть на судно.
      Теперь у матроса была возможность ходить в ночлежный дом, но ему не хотелось отрывать от своей зарплаты по 50 центов в день. Да и на трубах было спокойнее, чем во всегда переполненной ночлежке.
      Матрос и Томми почти не расставались. Рано утром они поднимались и шли умываться к колонке. Умывшись, завтракали в закусочной и там же брали по бутерброду, чтобы съесть во время перерыва на работе.. Вывозка мусора длилась всегда до темноты, потому что платили сдельно, и рабочие старались полностью использовать дневное время. Поздно вечером матрос с мальчиком шли в кафетерий и возвращались затем к себе.
      Томми обычно болтал всю дорогу. У него была способность выдумывать истории. Когда они шли по улице, он говорил:
      — Видел сейчас вот этого в сером костюме, который прошёл?
      — Видел. Ну и что?
      — Хочешь, я расскажу, куда он идёт?
      — Ну давай.
      — Ну вот, — начинал Томми. — Он идёт к сестре. Но на самом деле она не его сестра. Она позвонила сейчас к нему и сказала, что с ним хочет поговорить его сестра, которую он не видел десять лет. Он очень удивился, потому что его сестра умерла в сентябре прошлого года. Но он всё-таки пошёл. Ты видел у него в галстуке булавку?
      — Нет.
      — А я видел. Она его просила взять эту булавку и сказала, что по ней его узнает...
      После этого шёл рассказ с погонями, похищениями, утаёнными завещаниями и сыщиками. Рассказ длился долго, иногда переходил на следующий вечер. Потом герои этого рассказа вдруг всплывали в новом.
      — Подожди, — говорил матрос, лёжа на верхней трубе, — это тот самый, который выиграл скачки в Нью-Йорке?
      — Ну конечно, — отвечал мальчик.
      — Но ведь он же утонул в бассейне. Помнишь, когда та женшина, как её звали. .
      — Элла, — подсказывал Томми.
      — Когда Элла приказала отнести его сонного туда.
      — Ну и что! Я забыл тебе тогда сказать, что его потом откачали. Уже думали, что он совсем умер, но потом оказалось, что сердце ещё бьётся.
      — Ага. Значит, это оп. Ну и что дальше?
      Иногда случалось, что человек, вокруг которого сплетались эти удивительные приключения, попадался им снова. Тогда мальчик останавливался, как громом поражённый. Он хватал матроса за руку:
      — Смотри.
      — Что?
      — Смотри. Видишь, пошёл Фергюсон.
      — Где?
      — Ну вот. Возле автобусной остановки. Разве ты его забыл? — Лицо мальчика принимало озабоченное выражение. — Значит, он вернулся сюда, — говорил он задумчиво. — Выходит, он сразу сел на пароход. Что же теперь будет делать Мэри Сати?
      Тот, кого Томми называл Фергюсоном, садился в автобус, не подозревая, что только вчера ему пришлось выдержать страшную схватку с дикарями возле озера Чад, которое мальчик перенёс из Африки в Австралию,
      Майка поражала эта способность. Он сам бывал во многих странах, но ничего не умел рассказать о них. Иногда Томми пытался выспрашивать его,
      — А ты был в Турции?
      — Был.
      — Ну как там?
      — Ничего. .. Жарко...
      — Ну, а что там интересного?
      Матрос задумывался.
      — Да всё, как везде, — говорил он недоуменно. — Жара.
      — А на каком языке там вывески?
      Матрос ста1рался вспомнить.
      — Пожалуй, на английском.
      — Но ведь они же крючками пишут. Знаешь, такой алфавит. Называется арабским.
      — Не помню... Я помню, что жарко.
      — А там слоны есть?
      — Не помню. Кажется, есть.. . Мы там всё время водой обливались на вахте. У одного кочегара был солнечный удар. Чуть не умер.
      — Раз жарко, — значит, слоны должны быть, — говорил Томми.
      После этого в новом рассказе фигурировала Турция, в которой было очень жарко и где по улицам ходили слоны. Лёжа на трубе и глядя в узкий просвет ночного неба между двумя кирпичными стенами, он пускался в далёкие путешествия на пароходах, самолётах или верблюдах.
      Рядом на улице капало с крыш, шлёпал по грязи одинокий прохожий, в воздухе висела едкая городская сырость, а Томми, блестя глазами, увлечённо говорил:
      — Тогда они решили пробиваться к океану. Проводник убежал, но Джон умел определять направление по солнцу...
      Мальчик был сообразительнее матроса, и Майк скоро это понял. Обычно Томми был в курсе всех городских новостей и дел. В закусочной он слушал радио, и, если ему случалось найти брошенную кем-нибудь газету, он всегда прочитывал её, не пропуская даже столбцов биржевых курсов.
      Иногда, возвращаясь вечером вместе с матросом с работы, Томми останавливался.
      — Вот в этом доме живёт мисс Эдна Смит.
      — Какая?
      — Ну, которая на прошлой неделе вышла замуж. Помнишь, мы в газете читали, на той странице, где свадьбы?
      — А откуда ты знаешь?
      — А вот посмотри.
      Он подходил к стеклянной доске, на которой значилось: «Американская ассоциация железных дорог. Вашингтон. Александр Смит — представитель».
      — А откуда ты знаешь, — спрашивал матрос, — что это та Смит? Смитов, знаешь, как много.
      — А там же было сказано, — отвечал мальчик, — что её муж — мистер Фредерик Тпитч работает в ассоциации железных дорог. Они через отца и познакомились.
      Однажды на помойку пришла жена грузчика, на месте которого работал Майк. Она жаловалась, что фирма отказалась платить за увечье мужу, лежавшему теперь в больнице. Томми посоветовал ей рассказать обо всём в газете «Голос народа».
      — Вы только до суда не доводите, потому что это долго будет, а согласитесь на компенсацию. Если адвокат фирмы увидит, что газета вас защищает, он вам предложит немного денег.
      Женщина так и сделала и потом приходила благодарить мальчика. От фирмы она получила 200 долларов.
      Рабочие на помойке любили Томми. Несмотря на маленький рост и хилое сложение, он был проворен и не отставал от других за транспортёром. Работа была однообразной и монотонной, и мальчик скрашивал её своей болтовнёй и шутками. За транспортёром он тоже рассказывал свои истории.
      Матрос удивлялся памяти Томми. Мальчик почти наизусть помнил то, что прочитывал.
      Идя вечером с Майком по улице, он показывал ему на витрину магазина искусственных шёлков.
      — «Нейлоновый маркизет «сокол», — начинал он, полузакрыв глаза, — ослепительно чист и мягок, как вата»... нет, «и мягок, как облако. Хорошо стирается и не выгорает».
      Он проходил мимо витрины, где был выставлен кленовый шкаф, и без заминки монотонно произносил:
      — • «Клён — любимое дерево многих поколений американцев — приобретает новую красоту в мебели фирмы «Крукс». Изящные линии и удобная конструкция нашей мебели приносят её владельцам вечное, неувядающее удовольствие».
      Поражённый матрос с уважением смотрел на своего спутника.
      — Как ты всё это запоминаешь? Мне бы ни за что не выучить.
      — Я раз прочту, — отвечал Томми с гордой улыбкой, — и у меня оно всё так и стоит перед глазами.
      — Тебе учиться надо, — говорил матрос. — А ты на помойке работаешь.
      Томми оправлял свой грязный, изорванный пиджак,
      — Я и буду учиться. Обязательно. Заработаю денег и буду учиться.
      Одной из постоянных тем разговора у мальчика были его родные во Флориде.
      После трёх недель совместной ночёвки на трубах матрос знал уже столько о сестре и родителях Томми, как если бы рни несколько лет были его соседями.
      Однажды во время пятнадцатиминутного обеденного перерыва Томми сказал матросу:
      — Сходим сегодня на почту. Наверное, уже есть что-нибудь от Фриды.
      После ужина они отправились в почтовое отделение недалеко от труб.
      Почтовый чиновник уже знал мальчика. Когда тот с матросом робко вошёл в просторное помещение с кафельным полом, он издали кивнул мальчику.
      — Есть.
      Томми с радостным волнением взял письмо и принялся рассматривать конверт.
      — Она теперь в голубых посылает. Значит, жёлтые кончились. Она всегда покупает по, десять штзк.
      — Ну читай, — сказал матрос.
      Томми покачал головой.
      — Придём к себе, тогда прочту>
      — Там же темно.
      — Ничего, зато дома.
      Он вежливо попрощался с почтовым чиновником.
      — Это опять из Сан-Франциско, — сказал тот.
      — Да, — кивнул мальчик. — Значит, она с кем-нибудь отправила, а он здесь опустил.
      Матросу он объяснил:
      — Она часто с кем-нибудь из туристов посылает, а тот бросает в ящик здесь на вокзале. Там у нас поблизости ящика нету. Приходится ходить километров за двенадцать.
      На трубах Томми распечатал письмо и, подняв его
      к самым глазам, принялся читать при тусклом свете электрической лампочки наверху. Майк слушал его, свесившись с трубы.
      Чтение письма мальчик сопровождал комментариями:
      — «Дорогой брат. Я тебе давно не писала, потому что дома сейчас много забот. Капусту сняли, скоро нужно будет сажать табак, потому что к лету на него будет цена.. .»
      Томми прервал чтение и объяснил матросу:
      — У нас с одного участка в год по три урожая снимают. Сначала садят одно, потом что-нибудь другое. Земля орошая и тепло.
      Затем он снова взялся за чтение.
      — «Дома случилось несчастье. Папа упал с Мустанга и вывихнул ногу. Лежит теперь в постели.. .»
      Мальчик свистнул.
      — Так я и думал, — сказал он. — На этом коне нельзя ездить. Он совсем старый, и чуть только спустишь повод, сразу спотыкается. Я на нём раз, знаешь, как упал?
      Он оттянул пальцем губу и показал сломанный зуб в нижней челюсти.
      — Это я с него свалился и лицом прямо в грабли. Хорошо, что не в глаз.
      Далее в письме говорилось о том, что Фрида решила нанять работника — Сэнди Андерсона, соседа, что урожай клубники ожидается хороший и что скоро приедут туристы ловить рыбу.
      — «Еш,е я хочу тебе написать, — читал мальчик, — что я очень по тебе соскучилась! А мама всё время говорит, что тебе уже пора приехать. Возвращайся скорее, мы все будем тебе очень рады. Папа не может простить себе, что он тебя тогда побил. В следующем письме я пришлю тебе фотографию нашего сада. Тебе передаёт привет твой товарищ Эдди Букер. Остаюсь любящая тебя сестра Фрида».
      Мальчик закончил чтение. Матрос слушал его с напряжённым вниманием. Ему самому никто никогда не писал писем. Только один раз его по почте предупре-дили, что оставленный им в залог в гостинице пиджак будет продан, если он не уплатит по счёту.
      То, что мальчик вёл переписку, возвышало его в глазах Майка. Но, с другой стороны, он почувствовал,
      что Томми, с которым он уже успел, несмотря на свой нелюдимый нрав, подружиться, уходит куда-то от него. У мальчика, кроме этих труб и помойки, где они работали, была ещё своя, другая жизнь, с которой его связывали письма. У матроса же не было ничего, кроме того, чем он сейчас занимался. Он завидовал мальчику.
      Томми это почувствовал.
      — Хочешь, почитай сам. — Он протянул матросу письмо.
      Майк умел читать только печатный текст, да и то медленно. Тем пе менее он осторожно взял письмо толстыми пальцами и принялся рассматривать его.
      — Хорошо написано, — сказал он, хотя письмо было написано неровным, неумелым почерком. — Она у тебя грамотная.
      Томми комментировал письмо:
      — Сэнди Андерсон, которого Фрида хочет нанять, настоящий пьяница. Он ей сделал предложение, но она ему отказала, и с тех пор он стал пить ещё больше.., А с Эдди Букером мы вместе в школе учились. Он ростом выше меня, но я быстрее его бегал. Мы всегда вместе бегали, когда были маленькие.
      Улёгшись на трубу, он ещё долго рассказывал о ферме родителей. По его словам выходило, что ферма была самым чудесным местом в мире.
      — Знаешь, вот скоро весна придёт, у нас в саду апельсиновые деревья расцветут. Вот красиво! И тепло. На солнце выйдешь, — он зябко поёживался, накрывая плечо пиджаком, — так как будто у печки сидишь, А небо — синее. Здесь никогда такого и не бывает.
      Майк слушал. После долгого молчания, когда Томмн решил, что матрос уже заснул, тот неожиданно сказал:
      — Ты говоришь, сестра наймёт рабочего?
      — Да. Она же пишет.
      — А ты говорил, что он пьяница. Какой же из него работник?
      — Ну и что?
      — Разве там безработицы нету, что она другого не сможет найти?
      — Там безработицы нету, — во Флориде, — убеждённо сказал мальчик. — Там всё не так, как в других местах. Мы там о таких вещах и не слыхали.
      — А когда я в Тампе был, там много ребят сидело на берегу. Я хорошо помню.
      — Так это в порту, а не на фермах, — объяснил Томми. — А на фермах всегда работы сколько хочешь. Не веришь?
      Майк промолчал. Потом он повернулся к своей трубе.
      — Ну, давай спать.
      Конец зимы был суров. Снега больше не выпадало, но на небо до самого горизонта надвинулась плотная серая пелена.
      Особенно тяжёлыми были дни в начале марта. Не переставая хлестал крупный дождь.
      На помойке из развороченных куч мусора сочилась густая вонючая жижа. Под ногами хлюпала вода. Люди тяжело переступали в разбухших, насквозь промокших ботинках. Одежда прилипала к телу. Рабочие дрожали На сквозном ветру, стоя у транспортёров.
      Мальчишке было хуже всех. Приступы кашля, участившиеся за последние дни, то и дело схватывали его. Он непрерывно трясся, выхватывая из плывущей перед ним массы ржавые болты, дверные скобы и другой металлический мусор.
      Однажды во время обеденного перерыва они с матросом сели в кабину грузовика.
      Майк мрачно поглядывал на серое низкое небо и бесконечные, протянувшиеся чуть ли не до горизонта, горы мусора. В плотных тучах не видно было никакого просвета. Казалось, ни солнце, ни синее небо вообще не существуют.
      Томми никак не мог согреться. Он обхватил руками острые коленки. Зубы у него щёлкали. Он напрасно пытался справиться с дрожью.
      — Лучше бы ты шёл домой, — сказал матрос. — А то тебе совсем погано станет.. . Или пойди в закусочную, там погреешься.
      Томми покачал головой. У них теперь сменился старший рабочий, и тот, который заступил на это место, уже несколько раз косо поглядывал на мальчишку. В городе было сколько угодно взрослых, которые с радостью заменили бы его на транспортёре.
      — Нельзя, — ответил он, не переставая трястись. — Меняй так уже хотят выгнать. — Он посмотрел тоскливо
      на серое, безнадёжное небо. — А у нас сейчас самая весна начинается. С моря дует тёплый ветер. Можно лежать на песке и загорать.
      Дождь, не переставая, лил весь день. Работать было невыносимо трудно. Грузовики застревали в грязи, и рабочим приходилось толкать их и подкладывать под колёса доски. Матрос сбился с ног. Он то кидал мусор лопатой, то, согнувшись и увязая в грязи, подталкивал застрявшие машины.
      Вечером у них обоих не хватило сил идти через весь город пешком. Они добрались до Латинского квартала трамваем.
      На трубах их ожидала неприятность.
      Сильный косой дождь хлестал в стену, возле которой проходили трубы. По стене бежали холодные струи воды. Трубы были мокрые.
      Томми и Майк надеялись просушить одежду и согреться. Теперь на это нельзя было рассчитывать.
      — Пойдём в ночлежку, — предложил матрос. — Жалко денег, но ничего не поделаешь.
      Томми, который знал город, как свои пять пальцев, повёл товариш,а в ближайший ночлежный дом. Однако попасть туда не удалось.
      В переулке возле дома, чуть освещённая тусклым светом электрического фонаря, стояла плотная молчаливая толпа.
      Томми окинул её взглядом и безапелляционно сказал матросу:
      — Ничего не выйдет. Здесь всего в доме триста мест, а на улице человек пятьсот. Они начнут пускать в одиннадцать часов, но нам всё равно не попасть.
      — А куда-нибудь в другой дом?
      — Везде то же самое. Сегодня всякий последние деньги истратит, лишь бы переночевать в тепле.
      Матрос знал, что сам он в давке сумеет пробиться к дверям, когда начнут пускать. Но протащить с собой Томми ему не удалось бы. Мальчика в толпе могли помять.
      Они пошли обратно.
      На тёмных улицах почти не было прохожих. Разбрызгивая воду и переваливаясь на ухабах, изредка проезжал случайный автомобиль.
      — А у нас во Флориде, — говорил Томми, — под любым деревом можно ночевать. И никогда не замёрзнешь. А если дождь, каждый к себе в амбар пустит.
      Матрос вздыхал. Он уже заметил, что чем холоднее, мрачнее и тяжелее было мальчишке здесь, тем теплее и радостнее было на ферме, которая не выходила у Томми из головы.
      Часть ночи они просидели в закусочной, где знакомый буфетчик разрешил им подремать за столиком, и к утру вернулись на трубы.
      Мальчишка выглядел совсем больным. На щеках у него загорелись красные пятна. Глаза снизу были обведены синими прозрачными кругами. У него начинался жар. Ему больше не было холодно, и он расстегнул ворот грязной, давно не стиранной рубашки.
      — Ты бы не ходил лучше сегодня на работу, — сказал матрос с сомнением.
      Томми, сжав яркие, пылающие губы, покачал головой.
      — Нельзя. Выгонят.
      Рабочему дню не было конца. Майк с трудом поднимал тяжёлую лопату. Дождь лил плотными струями. Внизу под ногами тоже была вода. Матросу казалось, что весь мир затоплен. Он думал о том, как тяжело сейчас мальчишке, и с тревогой поглядывал на мусорные холмы, за которыми стояли транспортёры.
      Перед обеденным перерывом к нему поспешно подошёл один из рабочих.
      — Эй! Подойди к нам. Там твоему приятелю совсем плохо.
      Матрос бросил лопату и побежал к Томми.
      Небольшая группа людей стояла, сомкнувшись плотным кольцом. Матрос раздвинул их.
      Мальчишка лежал лицом вниз на своём пиджаке, брошенном прямо в грязь. Плечи у него вздрагивали. Он непрерывно кашлял.
      — Уже с полчаса так, — сказал тот, который позвал матроса. — Я его хогел поднять, — он не даётся.
      Майк наклонился над Томми и взял его за плечи. Мальчик, не переставая кашлять, оглянулся на него и махнул рукой.
      — Уходи, пройдёт.
      — Давай я тебя отведу, — предложил Майк.
      — Куда?
      Матрос огляделся. Действительно, куда?
      — Положи его на брезент, — сказал один из рабочих.
      Майк хотел поднять мальчика, но тот отчаянно замотал головой. Лицо у него было всё в грязи. Глаза (кцстели.
      — Не надо, не надо.
      Он боялся, что его увидит старший рабочий.
      Шофёр машины, которую грузил матрос, посоветовал ему посадить мальчика в кабинку.
      — Пускай со мной ездит. Там хоть дождя нету.
      Майк отнёс Томми в машину. Мальчик сначала протестовал, потом затих.
      Через час, когда грузовик снова приехал за мусором, шофёр сказал матросу:
      — Положил его у кладовщика. Там его никто не увидит. А кладовщик — парень ничего.
      Томми пролежал у кладовщика ещё около часа и вернулся на той же машине. За всё это время старший рабочий ни разу не появлялся у транспортёров, так что отсутствие мальчика не было замечено.
      Томми пошёл к себе на рабочее место. Шофёр закурил и предложил сигарету матросу.
      — Занятный мальчишка. Брат?
      — Нет, — сказал матрос. — Так... товарищ.
      — Занятный... Он мне всю дорогу такие истории рассказывал. Как в книге. И смеётся сам. Как будто и не болен вовсе.
      — Он такой, — согласился Майк. — Кашляет-кашляет, — кажется, вот-вот помрёт, а потом, через полчаса, как ни в чём не бывало.
      К вечеру дождь, наконец, кончился. Томми совсем оправился и был, по обыкновению, весел и разговорчив.
      В закусочной он сказал:
      — Надо, пожалуй, написать Фриде. Я схожу на почту за бумагой.
      Томми сбегал на почту и вернулся в закусочную. Карандаш он взял у буфетчика. Матрос ревниво следил за приготовлениями.
      — Давай напишем вместе, — сказал мальчик. — От нас обоих.
      — Давай, — охотно согласился матрос.
      Письмо, однако, сочинил один мальчик, так как Майк попросту ничего не мог придумать.
      Томми писал, что у пего теперь есть товарищ, мистер Спид, с которым они вместе живут. Он спрашивал, поправился ли отец, и советовал сестре попытаться нанять кого-нибудь другого вместо Сэнди Андерсона. О себе он рассказал, что здоров и живёт хорошо.
      Писал Томми медленно, старательно выводя буквы п следя, чтобы строчки не налезали одна на другую.
      Окончив, он прочёл всё написанное Майку и спросил, не хочет ли тот чего-нибудь добавить.
      — Напиши ещё насчёт этого Сэнди. Зачем же ей пьяница?
      — Я уже написал.
      — Ну тогда всё.
      — Я ещё от тебя привет добавлю.
      Они вместе дошли до почтового ящика. Когда письмо было уже опущено, матрос спохватился.
      — Надо было у неё спросить, как там сейчас у вас с безработицей.
      — Спросим в следующем письме, — сказал Томми. — Она, наверное, на это скоро ответит.
      До самого вечера разговор вертелся вокруг Фриды.
      Когда в закусочной буфетчик принёс им пирожков, Томми принялся рассказывать, какие пирожки умеет печь его сестра:
      — Жирные-жирные. И рассыпаются. Я один раз двадцать штук съел. Подряд. Никак не мог остановиться. Она для всех приготовила и оставила на плите. А я всё съел.
      — Двадцать штук? — удивился матрос. — Они, наверное, маленькие бьиш.
      — Ну да — маленькие. Больше этих.
      — Как же ты съел?
      — Я тебе и говорю, что я чуть-чуть не умер. Меня в бaьницy возили.
      — Ну и что?
      — Доктор меня катал. Знаешь, как лошадь катается, когда объестся? Только так и спасли...
      Расстилая свой пиджак на трубах, он вспоминал о том, как чисто Фрида стирает простыни.
      — Такие белые, что просто ложиться страшно. Я на
      них никогда не спал. Потихоньку сверну и ложусь прямо на матрас.». Она всё удивлялась, почему они у меня так долго не пачкаются...
      Через неделю мальчик принёс с почты новое письмо. Они снова отправились в ту же закусочную. Матрос с волнением следил, как Томми распечатывает конверт,
      — Ты осторожнее. Не разорви.
      В письме было сказано, что отец поправился и уже ходит, что Сэнди решили не брать и справляться своими силами. После разных домашних новостей и просьбы вернуться скорей домой, мальчик прочёл:
      — «Передай от меня привет мистеру Спиду и скажи, что и я, и мама, и папа очень благодарны ему за то, что он о тебе заботится».
      Матрос густо покраснел. Он оправил на себе уже совсем расползшийся свитер и спросил:
      — Так и сказано — мистеру Спиду?
      — Так и сказано.
      — Покажи.
      Мальчик подал ему письмо,
      — Покажи, в каком месте.
      Томми показал.
      Нахмурив брови и шевеля губами, матрос с усилием прочёл:
      — Верно... «Мистеру Спиду».
      Ом был очень польщён. Ни разу в жизни его ещё ни-кго мс называл мистером Спидом.
      Два следующих дня постоянной темой разговора было письмо.
      — Хорощо, что она не стала брать этого Сэнди, — говорил Майк неожнданно, когда они отдыхали во время короткого перерыва на работе. — Из пьяницы никогда толку не будет. Я раз на китобое ходил, так у нас стрелок был. Вахтенный кита заметит, а он пьяный лежит. Никто не мог понять, где он выпивку прячет. Нас всех обыскивали перед выходом в рейс...
      Разговор переходил на китобойный промысел, но в конце его матрос вдруг снова возвращался к письму.
      — Если у отца йога ещё болит, надо на ночь спиртом растирать. Ты напищи ей.
      — Напищем вместе, — говорил Томмй. ,
      За месяц мальчик принёс ещё несколько писем. Майк теперь активно участвовал в составлении ответов. Постепенно он вощел в жизнь семьи, которую знал по письмам и рассказам Томми.
      Матрос стал приветливее и общительнее. Всю жизнь он работал в случайно собранных коллективах, где каждый думал только о самом себе. И Майк тоже привык думать только о самом себе. Его мир был за.мкнут палубой парохода и портовыми кабаками. Мальчишка, с его рассказами и особенно с его постоянной заинтересованностью делами своей семьи, раздвинул этот мир. Кроме вечно сыплющих ругательствами боцманов и равнодушных ко всему буфетчиков в портовых харчевнях, в сознание матроса прочно вошли отец и мать мальчика и его сестра Фрида. Матрос размышлял теперь не только о своей судьбе, но и о жизни на далёкой ферме во Флориде.
      KiioMe того, Томми с его способностью замечать в людях интересное и забавное научил его присматриваться днимательнее и к тому, что окружало его сейчас.
      Всё чаще и чаще Майк задумывался, не остаться ли
      ему на берегу и не попробовать ли начать что-нибудь новое.
      Однажды, выслушав очередной рассказ о том, как умна и добра Фрида, матрос несмело сказал:
      — А что, она, пожалуй, и смотреть не стала бы на такого парня, как я?
      — Почему не стала бы? — сказал Томми серьёзно. — Ты человек хороший.
      — Да я ведь необразованный совсем. А она, видно, не меньше твоего книг прочла.
      — Ну и что же. Зато ты работящий. Вон тебя на помойке как любят.
      По мере того, как в приносимых мальчиком письмах всё увеличивалась часть, начинающаяся словами: «Передан мистеру Спиду...», матрос всё чаще и чаще задумывался о девушке, которую так красноречиво описывал его друг.
      Между тем здоровье мальчишки ухудшалось.
      В город пришла весна. Стало тепло, но в воздухе была разлита томительная сырость. Утром над улицами поднимался едкий туман. Днём то и дело моросил дождь.
      Томми по утрам просыпался раньше матроса и долго скорчившись сидел на трубе. Лицо у него стало совсем серым, глаза потускнели. Он и раньше был худ, но теперь лицо его совсем обтянулось, скулы выступали.
      Он стал хуже работать и быстро утомляться. Прежде старший рабочий не имел случая к нему придраться, но теперь он часто останавливался возле Томми и подолгу смотрел, не пропускает ли он металлического лома. При нём руки мальчика ходили с прежней быстротой, но как только старший рабочий отходил, Томми бессильно опускался на корточки и подолгу сидел, равнодушно глядя на суетящихся рабочих.
      Воздух на помойке становился всё тяжелее с каждым днём. Мусор оттаивал, над холмами поднималась густая вонь. Здесь и здоровому человеку было тяжело дышать. Мальчик же просто задыхался. Кашель теперь терзал его непрерывно. Иногда он не спал целыми ночами, и, просыпаясь на трубе, матрос всегда слышал сухой лающий звук.
      Томми стал молчаливее и безучастнее к тому, что происходило вокруг. Теперь уже матрос стал обращать внимание мальчика то на нелепую фигуру разодетой женщины с жирной собачкой на тротуаре, то на интересную витрину магазина. Томми отвечал ему слабой улыбкой.
      Однажды вечером они сидели вдвоём в закусочной. На улице лил дождь. Посетители входили в плащах и с зонтиками. Мальчик положил острый подбородок на руки. Недопитый стакан кофе и начатый бутерброд стояли перед ним. Ему не хотелось есть. Он печально смотрел на тёмную улицу за стёклами окна, по которым сбегали капли.
      — Знаешь что, — сказал Майк, — ты теперь совсем больной. Почему ты не хочешь поехать к своим? Там ведь уже тепло.
      — Там тепло, — повторил мальчик мечтательно. — И на траве уже можно лежать.
      — Ну так в чём дело? Знаешь, сколько у тебя теперь денег?
      У них уже давно была обш,ая касса. Мальчик отдавал все свои деньги матросу, и тот держал их в поясном кармане на брюках.
      — Сколько? Восемнадцать долларов.
      — Да, восемнадцать долларов. На еду хватит. А доехать можно товарными.
      Мальчик молчал.
      — И вот ещё что, — предложил Майк. — Я вот думал, что если я тоже с тобой поеду. Если там безработицы нету, я наймусь где-нибудь на берегу. А раз там тепло, буду жить хоть на улице, пока не найду что-нибудь.
      — Вот здорово! — глаза у мальчика заблестели. — Поедем вместе. — Обычное безразличие покинуло его, он оживился. — Конечно, поедем.
      — Ты не бойся, — предупредил матрос: — Як твоим родным навязываться не буду. Только провожу тебя и отправлюсь что-нибудь искать.
      — Что ты! Что ты! — Томми замахал руками. — Разве тебя отпустили бы? Разве Фрида отпустит? У нас, знаешь, один человек полгода жил. Приехал в гости и стал жить. Мы прямо к нам и поедем.
      — Прямо к вам нельзя, — сказал матрос. — Нужно сначала письмо написать. Вдруг сестра будет против.
      — Фрида! .. Никогда она не будет против. Знаешь, как она тебя уважает?
      — Всё равно надо написать.
      — Ну идёт, — согласился мальчик. — Напишем прямо сейчас.
      Томми взял у буфетчика карандаш и бумагу. Они долго сидели над письмом.
      Когда оно было окончено, Томми прочёл написанное.
      — Напиши ещё, что я за любую работу возьмусь, — сказал матрос. — Может быть, она там где-нибудь договорится.
      — Работы и у нас на ферме хватит. Отец теперь совсем старый.
      Томми заклеил конверт и встал.
      — Я сбегаю отнесу.
      Ночью матрос долго не мог заснуть. Он представлял себе ферму родителей Томми, себя самого в чистом комбинезоне, с лопатой в руках, и Фриду, которая была похожа на кинозвезду, виденную им однажды в голливудском фильме.
      Мальчик тихонько покашливал внизу. Матрос смотрел на кирпичную стену напротив. Ему приходили в голову различные сцены из его жизни — заплёванные кубрики пароходов с тараканами, бегающ,ими по столу среди хлебных корок, бешеные потасовки в кабаках и красные лица полисменов. Он понимал, что жил всю жизнь плохо, бесконечно плохо, что у него никогда не было радостных, по-настоящему хороших минут, работы, которую бы он любил, отдыха, который освежал бы его. Когда он напивался, его охватывала какая-то непонятная ему самому злоба на весь мир, и он дрался тяжело и свирепо. Он бил кого-то и его били, и как-то получалось так, что тех, кто бил, всегда было больше и они оказывались сильнее.
      Теперь перед ним появился просвет. Ему был виден другой мир, светлый и чистый, и в центре его была девушка, такая, каких он видел только в кино и каких, как ему раньше казалось, в жизни не существует. Ему было горько, что он почти не умеет читать и писать.
      Он протянул к свету сильные, жилистые руки и посмотрел на них внимательно. Неужели он не научится писать хотя бы так, как Томми?
      В щели царило молчание. За стеной чуть слышно рокотали моторы. Ближние улицы спали, и только с далёкой Маркет-стрит доносился лязг запоздавшего трамвая.
      Неожиданно матрос спросил:
      — Слушай, Томми.,
      — Да..
      — А сколько всего книг на свете?
      Мальчик подумал.
      — Много... Пожалуй, тысяч двести. А что?
      Майк вздохнул.
      — Понимаешь... Ты такой грамотный. И родители тоже. И Фрида.
      — Старик-то у меня ничего не читает. А Фрида — та, верно... Много.
      Они помолчали. Потом Томми сказал обрадованно:
      — А знаешь что? Есть такая книга. Если её прочесть, так это вроде, как все книги прочёл.
      — В самом деле? — удивился Майк. — А разве такие бывают.
      — Ей-богу. Мне один железнодорожник говорил. Он как раз собирался её найти и прочесть.
      — Вот бы нам достать.
      — Достанем, — сказал мальчик. — У нас там большая библиотека, в Тампе. Все книги есть...
      Через неделю Томми принёс с почты письмо. В письме было сказано, что и родители мальчика и Фрида с нетерпением ждут приезда Томми и мистера Спида.
      — «А работа здесь найдётся, — читал мальчик. — К лету съедутся туристы. Многие будут ездить на рыбную ловлю. Так что мистер Спид сможет устроиться на яхту. А жить он будет у нас...»
      Матрос дослушал письмо, затаив дыхание.
      — Значит, поедем, — сказал он, когда чтение было окончено.
      — Поедем, — радостно согласился Томми.
      — Надо приготовиться. Так же неудобно. — Майк оглядел свой в конец изодранный свитер.
      Они сидели за вечерним кофе. В закусочной было много народу — главным образом рабочие химического комбината, по большей части в грязных, промасленных комбинезонах. Но даже и здесь Томми с матросом были одеты беднее всех. Пиджак Томми совсем изодрался, теперь уже нельзя было узнать его первоначальный фасон и цвет. Последние дни он ходил в старых резиновых сапогах, подобранных им на помойке. Один из них был разорван вдоль и грубо зашит самим мальчиком.
      — Конечно, — горячо отозвался он. — Мы туда приедем, как настоящие джентльмены.
      Всю эту неделю он был задумчив и молчалив. Теперь, после того, как письмо было прочитано, ои оживился. Глаза у него заблестели, на щеках выступил румянец. Он напоминал того Томми, весёлого и разбитного, каким матрос знал его три месяца назад.
      — Ты только не думай, что мы так сразу и сорвёмся. Нам как следует подготовиться нужно. Оденемся, маршрут разработаем...
      Он был возбуждён и весел.
      — Сколько у нас денег?
      Денег, скоплённых за три месяца, оказалось около пятидесяти долларов. Несколько вечеров ушло на подготовку к путешествию. Матросу купили новый комбинезон и тяжёлые армейские ботинки, мальчику — у старьёвщика — истёртые школьные бархатные штаны и куртку под кожу. Все покупки были временно оставлены тут же в лавке.
      Они решили ехать в самой середине месяца — в воскресенье утром.
      Последние дни на помойке тянулись для матроса бесконечно. Погода стояла тёплая, но пасмурная. Тучи низким пологом прикрыли небо. Ядовитые испарения гниющего мусора висели в воздухе густой плотной массой.
      Темп работы ускорился. Компания должна была вывезти весь мусор к лету. Прошлый дождливый день сорвал график, теперь его нужно было восстановить. Машины подходили к грудам уже сортированного мусора одна за другой — без перерыва. Старший рабочий следил с хронометром в руке, чтобы грузчики не медлили.
      Закончив одну машину, люди бегом бросались к другой. Месяцы, проведённые на трубах без настоящего отдыха, в сырости и иногда холоде, сказались и на Майке. К обеденному перерыву он так уставал, что после свистка, пройдя лишь несколько шагов, валился на ближайшее сухое место. Он чувствовал, что стал менее вынослив и ослабел.
      Другим было ещё хуже. Однажды, не дотянув десяти минут до перерыва, один из грузчиков, пожилой жёлчный итальянец, швырнул лопату под ноги старшему рабочему. Он отлежался на груде сырых столярных стружек и сгорбившись побрёл в город. По худым жёлтым щекам его катились крупные слёзы.
      Майк знал, что у итальянца семья из трёх человек. А потерять работу ранней весной было особенно страшно. В некоторых случаях это равносильно голодной смерти.
      Город был переполнен безработными. Люди ночевали на скамьях в парке, в подворотнях и под мостами. Полиция вывозила безработных в близлежащие мелкие городки, но они упрямо возвращались обратно. Всё-таки здесь было больше шансов что-нибудь найти.
      Если бы не возможность покончить со всем этим, матрос пришёл бы в отчаяние. Его выручали только мысли о солнечном богатом крае и о девушке, которая звала его туда.
      Вечерами шли бесконечные разговоры о будущей жизни на ферме и обсуждение маршрута. Томми на заправочной станции выпросил старую автомобильную карту, и они подолгу сидели на трубе,склонившись надпей.
      — Отсюда прямо на Окленд — товарным. Там попробуем сесть на нефтеналивные вагоны и до самого Хьюстона в Техасе. Оттуда они сюда нефть везут и возвращаются порожние. — Палец мальчика скользил по протёртой бумаге вдоль железнодорожной линии. — Здесь слезем и отдохнём. Там уже тепло будет.
      — Хватит ли нам на еду? — спрашивал матрос. — Ехать далеко — через всю Америку.
      Мальчик усмехался:
      — Нам бы только на юг выбраться. Там вышел в поле и бери, что хочешь, — бананы, апельсины, яблоки. Даже и не надо самим брать. Каждый фермер накормит. Там с этим не считаются...
      — А ты адрес помнишь? Знаешь, как туда добраться?
      — Я весь Техас с закрытыми глазами пройду. И всю Луизиану. А там уже до Флориды совсем близко.
      Они разговаривали далеко за полночь. Мальчишка уверенно сыпал названиями городов, станций, рек и озёр. В его описаниях перед матросом вставал залитый солнцем юг в апельсиновых и банановых рощах, с птицами, разгуливающими под деревьями, с голубой гладью водоёмов, добродушными фермерами.
      Наконец подошла суббота. Майк и Томми заявили кассиру, что на работу больше не выйдут. После все.х трат у них всё же осталось двадцать долларов на дорогу.
      Они сходили в лавку к старьёвщику, взялн там оставленную одежду и переоделись в дше. Затем они отправились в дешёвый ресторан.
      Прощальный обед в Сан-Франциско обошёлся им в три доллара. Они долго просидели за столиком. Матрос впервые за несколько месяцев выпил рюмку виски. Спирт ударил ему в голову. Он покраснел. Но теперь у него уже не было того чувства злобы ко всем хорошо одетым и благополучным людям, которое всегда появлялось, когда он пьянел. Он с удовольствием разглядывал ярко освещённый зал с низким потолком и посетителей на гнутых металлических стульях. В чистой одежде и, главное, с перспективой попасть на ферму во Флориде он чувствовал себя равным с ними.
      Мальчик был молчалив и задумчив. Из постоянно открывающихся дверей по залу проходил ветерок. Томми зябко обхватил руками плечи. Синеватые тонкие губы его были сжаты. Он нахмурил брови так, что сухая кожа натянулась на высоком лбу под светлым вихром, и неподвижно смотрел перед собой на жёлтую скатерть.
      Майк несколько раз заговаривал с ним, стараясь вывести его из задумчивости. Мальчик отвечал невпопад и испуганно оглядывался, вырванный из мира своих дум.
      Матросу хотелось, чтобы Томми был так же несел, как и он, но ему не приходило в голову ничего такого, что могло бы рассмешить друга.
      Они пошли ночевать на трубы — в последний раз.
      На знакомом перекрёстке, где Томми когда-то окликнул Майка, матрос остановился. Ему хотелось объяснить, как он благодарен мальчику за то, что тот помог ему, и за то, что приобщил его теперь к новой и лучшей жизни. Но он не умел этого выразить и только сказал:
      — Здорово ты придумал — жить тут на трубах. Здорово. .. Если бы ты меня не позвал, я бы, наверное, замёрз.
      Мальчик ответил ему слабой улыбкой. Помолчав, он сказал:
      — А хорошо нам тут было на трубах. Верно?
      — Верно, — согласился Майк. — Но там у вас во Флориде лучше.
      — Лучше, — сказал Томми задумчиво. Потом, убеждая себя, повторил. — Конечно, лучше. Утром надо встать пораньше. Я тебя разбужу.
      Мальчик долго ворочался на своей трубе. Матрос заснул сразу.
      Около четырёх утра на перекрёсток вышли два поли смена в толстых плащах с капюшонами. Моросил дождь.
      Один из них, пониже ростом, проворчал, всматриваясь в пересечённую дождевой сеткой мглу:
      — Может быть, в этой щели кто-нибудь прячется из бродяг. Посмотрим?
      У них был приказ вылавливать всех бездомных
      Высокий с сомнением покачал головой.
      — Вряд ли. Они сейчас все по подворотням сидят.
      — Всё-таки давай заглянем.
      У высокого была семья — жена и трое детей. Ему оставалось совсем немного до пенсии. Лезть в щель ему не хотелось. Там могли оказаться вооружённые бандиты.
      — Посмотри, — сказал он вяло.
      Низкорослый вытащил из кобуры револьвер и пошёл боком по щели. Он прошёл несколько шагов и прислушался. В щели было тихо.
      Он вернулся на перекрёсток.
      — Никого нету.
      Они пошли дальше.
      Матросу в это время снилось, что они с Томми гоняют по двору фермы большого гуся, а Фрида стоит у дверей сарая и смеётся. Сам он никогда не был на фермах, но такую сцену видел когда-то в кино.
      Он проснулся в шесть утра и окликнул:
      — Томми!
      Никто не ответил ему.
      Он повернулся на живот и посмотрел вниз«
      Труба была пуста. Мальчика не было.
      Майк подумал, что Томми ненадолго вышел из щели я сейчас вернётся. Он положил голову на руки и задремал.
      Снова его разбудил шум оклендского девятичасового поезда. Было уже совсем светло. Он понял, что проспал не меньше двух часов.
      Майк посмотрел вниз. Мальчика не было.
      Матрос в тревоге соскочил со своей верхней трубы. Нижняя была пуста. Её отполированная поверхность тускло светилась.
      В голове у Майка мелькнуло подозрение. Он поспешно схватился за карман на поясе, где лежали деньги. Тонкая пачка долларов была на месте. Он пересчитал их. Семнадцать долларов.
      Ему стало стыдно. Он покраснел и в растерянности сунул руки в карманы нового комбинезона. Больше ждать здесь Томми не имело смысла. Мальчик отсутствовал уже около двух часов. Это не могло быть случайностью.
      Майк подумал, что, может быть, ночью мальчику стало совсем плохо, и он, не желая будить его, выбрался из щели на улицу, где его и подобрали.
      Матрос вышел на улицу. Напротив, в первом этаже пожилая женщина мыла окно. Майк остановился возле неё.
      — Послушайте, здесь никого не подбирали утром?
      Женш,ина посмотрела на него.
      — Это вы про мальчишку, который с вами ночует на трубах?
      Их обоих тут уже знали многие.
      — Про него, — кивнул матрос.
      Женш,ина покачала головой.
      — Нет. Тут ничего такого не было. А что, он совсем плох уже?
      — Да нет... А вы рано встали?
      — Я тут уже три окна вымыла. Если бы что-нибудь утром случилось, я бы увидела.
      Майк пошёл в закусочную. Знакомый буфетчик тоже ничего не знал о Томми.
      — Я удивился, — сказал он, — что вы сегодня утром не пришли.
      В полном недоумении Майк сел на трамвай и поехал на помойку. Вместо него и Томми там работали уже новые люди. О мальчике никто ничего не знал.
      С помойки матрос отправился в полицейский участок того района, где они жили, затем в больницу.
      Весь этот день и половину следующего он бродил по городу. Сан-Франциско жил своей жизнью. Гремели трамваи, проносились, сверкая никелем, автомобили. Толпы прохожих двигались по тротуарам. Никому не было дела до пропавшего мальчика и до матроса, который не знал теперь, что ему делать и на что надеяться.
      Вечером Майк сел на скамейку в Голден-Грейт парке и стал думать.
      Если бы Томми заболел, его бы удалось разыскать в больнице Латинского квартала, куда матрос заходил уже. Если бы мальчик ночью попал, например, под слу-
      чайный автомобиль, об этом было бы известно полиции. Оставалось одно — он поехал к себе на родину во Флориду без Майка. Просто решил не брать его с собой.
      Матрос сжал зубы и глубоко вздохнул. Значит, всё кончилось. Все его надежды на лучшую, счастливую жизнь лопнули, как мыльные пузыри. Мальчишка один уехал в солнечный край.
      Майк просидел в парке несколько часов и около двенадцати ночи вышел оттуда, испытывая страшную злобу к мальчишке и ко всему миру.
      Он спустился в первый попавшийся ему погребок, напился там, подрался на улице и попал в полицейский участок. Когда он утром вышел оттуда, он был весь избит и не нашёл в кармане ни единого цента.
      Около недели он провёл в городе, отчаянно голодая. Один раз ему повезло. Возле мусорного ящика он нашёл смятую пятидолларовую бумажку. За первой удачен последовала вторая. В тот же вечер в порту он нанялся рулевым на двухтрубный грузовик, идущий в Южную Америку.
      Боцман показал ему койку, в носовом кубрике. Вахта начиналась с утра. В кармане у Майка было четыре доллара с мелочью. Он решил прогуляться последний раз по городу.
      На шумной Маркет-стрит было тесно. Майк шёл, засунув тяжёлые кулаки в карманы, толкая плечами прохожих. До него доносились обрывки разговоров, иногда смех. Над улицей плыла мелодия танго, передаваемая из большого универсального магазина. Центральная часть города веселилась, радуясь первому тёплому весеннему вечеру.
      В сознании Майка копошились тяжёлые, медлительные мысли. Он думал о том, что если бы не подлый поступок мальчишки, может быть, и он, Майк, мог бы вог так же брести вечером после работы по улице, радоваться хорошей погоде и беззаботно болтать.
      Возле переезда матрос остановился, как будто бы натолкнувшись на невидимую стену. В пяти шагах от него на асфальте сидел Томми.
      Мальчик оперся спиной о стену и вытянул ноги на тротуаре. Возле него лежала потёртая армейская фуражка, которую Майк знал. В фуражке поблёскивала
      одна никелевая монетка.
      Мальчик безучастно смотрел перед собой на ноги прохожих. Рука, бессильно лежавшая на колене, была так тонка, что казалась почти прозрачной.
      Матрос стоял как громом поражённый. Вся его злоба сразу
      исчезла. Было видно, что мальчишке отчаянно плохо. Школьные штаны, которые они вместе покупали, были истерты и покрыты грязью. Он, очевидно, ночевал эти дни просто на асфальте, где-нибудь в подворотне. Весь его вид, потерянный и убитый, говорил о том, что он ничего не выиграл, расставшись с Майком.
      Матрос подошёл к нему.
      — Эй, Томми!
      Мальчик, услышав знакомый голос, испуганно вскинул голову. Глаза его метнулись по фигуре матроса, в них отразился ужас. Он вскрикнул, поспешно вскочил на ноги и побежал. Фуражка осталась на земле.
      Матрос, расталкивая прохожих, кинулся за ним.
      Томми был слишком слаб, чтобы убежать. Он шнo-вал два дома и, задыхаясь, остановился возле открытых дверей какой-то закусочной, схватившись рукой за стену.
      Майк догнал его и взял за руку.
      — Что же ты убегаешь от меня?
      Мальчик отвернулся к стене. Он весь дрожал от страха и напряжения.
      Матрос огляделся. Несколько прохожих, которые видели, как мальчик убегал от Майка, остановились возле них.
      — Что с ним разговаривать? — сказал кто-то сзади. — Надо сразу позвать полисмена.
      — Пойдём сюда, — матрос поташ,ил мальчика в закусочную.
      В дальнем углу был свободный столик. Майк сел сам и посадил мальчика. Теперь он мог хорошо разглядеть
      его. Лицо у Томми было грязное, очевидно он давно не мылся. В спутанных светлых волосах застряла соломинка. Возле уголр[ов рта пролегли две горькие морщинки. Он был так худ, что было странно, как он ещё может двигать.ся.
      — Ну вот, — сказал матрос. — Вот мы и встретились. Куда же ты пропал?
      Мальчик молчал. Он отвернулся от Майка и смотрел вниз, на грязный пол.
      Матрос осмотрелся и подозвал официанта.
      — Что-нибудь выпить.
      Официант проворно принёс бутылку и два стакана.
      — Ну что же, выпьем. — Матрос налил виски себе и мальчику. — Выпей. Слышишь?
      Томми покорно взял стакан, отпил и закашлялся.
      Матрос выпил свой стакан, придвинулся к столу и положил на него локти.
      — Ну, рассказывай теперь. Ты меня просто хотел бросить, да?
      Мальчик покачал головой, всё так же глядя в сто-рому. Он покраснел от виски и перестал дрожать.
      — Ну говори, — сказал матрос. Он начал сердиться и налил себе снова.
      — Ну ладно. — Томми придвинулся к столу и решительно повернулся к матросу. — Ладно, я тебе расскажу. Только ты не поймёшь.
      — Ну давай.
      — Видишь ли... — Он задумался на минуту, затем продолжал. — Видишь ли, я от тебя ушёл тогда ночью. Взял и ушёл.
      Матрос кивнул.
      — Но ты не подумай, что я один хотел уехать... Один уехать, а тебя бросить.
      — А почему ты ушёл?
      — Тебе это трудно понять, — сказал Томми. — Дело в том, что я тебе всё соврал... То есть не соврал, а так... Выдумал, одним словом.
      — Как выдумал? — матрос не понимал.
      — Дело в том, что ничего этого не было. Ни фермы, ни домика, ни сада. Это я всё придумал.
      — Я что-то не понимаю, — сказал матрос. — Как же не было? А где твои родители живут?
      — и родителей не было, — горько усмехнулся мальчик. — Никого не было. Я их всех придумал.
      — Подожди! — Матрос начал понимать. — Ты их придумал так, как рассказы придумывал?
      — Ну да. — Мальчик кивнул. — Как про разных прохожих. Только это было про себя.
      — Нет, нет. — В голову матросу пришла одна мысль. — Нет, неправда. Ведь мы письма получали от Фриды.
      — Письма я сам писал, — сказал мальчик тихо. — Напишу и отнесу на почту на другой конец города. А в своём отделении получаю. Помнишь, там всегда был штамп Сан-Франциско.
      — Неправда, — матрос побледнел и откинулся на спинку стула. После долгой голодовки он ослабел, и маленький стакан виски уже подействовал на него. В го-
      i лове у него шумело. Он никак не мог понять, как могло : получиться, ЧТО у мальчика не было родителей.
      — А куда же мы сами писали письма?
      — Адрес я просто выдумал.
      — Ну подожди, — матрос схватился за стол руками. — А как же... — Он боялся произнести это имя, имя девушки, которую он полюбил уже и о которой столько думал в долгие часы на помойке и на трубах.
      Мальчик понял его.
      — Как же Фрида? И Фриды гоже не было.
      — Но ведь ты же, — матрос сжал кулаки, — ты же про неё всё рассказывал. Как она стирает, как в огороде работает, как гладит. Не может быть, чтобы её не было.
      Мальчик вздохнул.
      — Не было. Понимаешь, её тоже не было. Я её тоже придумал. Видел одну похожую в кино, а остальное всё сам выдумал.
      — И что она добрая? И что так работает?
      Томми кивал при каждом вопросе.
      — Ну хорошо, — сказал матрос. Он всё ещё не мог поверить. — А зачем же ты так сделал, если их на самом деле нету?
      — Вот это тебе и не понять, — вздохнул Томми. Он огляделся, как бы ища что-нибудь, что могло бы ему помочь в объяснениях.
      Сизый дым висел в спёртом воздухе. В противоположном углу грохотала радиола. За столиками спорили,
      шумели. Кто-то плакал, кто-то пьяным голосом подпевал радиоле.
      — Понимаешь, — сказал мальчик, — я всё время был один, и мне хотелось, чтобы у меня кто-нибудь был..,, Я сначала в приюте жил, а потом убежал оттуда, потому что надзиратели очень дрались. И вот тогда я придумал себе отца, а потом мать и Фриду. А потом придумал, почему я от них ушёл. Мне некому было что-нибудь про себя рассказывать, я стал писать письма. Сам напишу и опущу в яш,ик. А потом ответ напишу и тоже опускаю. Только в другом месте. И так хорошо мне было. Я что-нибудь делаю и всё думаю: а что бы Фрида сказала...
      — Значит, ты врал, — сказал матрос мрачно. У него было такое ощущение, что у него отняли что-то большое и близкое ему. Он только не мог понять, кто это сделал. Он налил себе виски и выпил.
      — Нет, не врал. — Мальчик покачал головой. — В том-то и дело, что не врал. Я в них во всех, знаешь, как верил. Они передо мной как живые были. Закрою глаза и вижу. Я в них сам верил ещё больше, чем ты. До самого последнего дня. А потом ночью проснулся и понял, что никого нету. Мне тогда страшно стало, что ты рассердишься, и я ушёл.
      — Ну хорошо. — Матрос нахмурил брови и закусил губу. В голове у него вертелась какая-то мысль, но он никак не мог поймать её. — Ну хорошо... А откуда же ты всё узнал?
      — Что «всё»? — спросил Томми.
      — Ну вот это... Про ферму и про Фриду.
      — Я тебе говорил, что всю прошлую зиму сидел в Публичной библиотеке. Я там всё и прочёл. Что там растёт, когда сажают. А сам-то я всю жизнь здесь в городе. По помойкам хожу. Я за городом ни .разу и не был. Я даже и коровы-то никогда не видал.
      Из открытой двери подуло, и мальчик зябко передёрнул тощими плечами. Кожаная куртка исчезла, на нём была полосатая грязная рубашка.
      — Ну ладно, — сказал матрос. — Он откинулся на спинку стула и мрачно уставился перед собой. — Значит, ничего этого и не было. Ни дома, ни сада, ни Фриды»
      — Ничего не было. — Мальчик вздохнул.
      Майк заказал ещё виски, налил себе и Томми и быстро выпил. Затем снова налил и выпил.
      Он был уже пьян. Лицо у него начало бледнеть, а шрам на щеке покраснел. Внутри он ощущал какую-то бесконечную пустоту. У него было впечатление, что мальчишка как-то предал его. Всю весну он надеялся на что-то очень хорошее, и даже когда Томми пропал, он всё же знал, что это хорошее существует. Но теперь оказалось, что ничего и не было. Он чувствовал себя как человек, который стоял на твёрдой земле и вдруг понял, что это не земля, а только тонкая плёнка, отделяющая его от бесконечной чёрной пустоты.
      — Ничего не было, — повторил он и глубоко вздохнул. В нём закипала злость, которую он испытывал всегда, когда пьянел. Он расправил плечи и скрипнул зубами. Воздух в закусочной сгустился. Перед глазами у матроса стоял красный туман. Ему казалось, что мальчишка отодвинулся куда-то далеко от него. Он чувствовал, что его кто-то обидел, кто-то отнял у него и эту ферму, где он собирался работать, и девушку, которую он любил. Он смутно понимал, что этот «кто-то» был не мальчишка, а тот самый, кто всегда преследовал его, из-за кого ему всегда доставалось в жизни только самое плохое, грубое, грязное. Но эта мысль была слишком неопределённой, чтобы он мог задержаться на ней, она скоро ускользнула от него. Ему хотелось кого-то бить, кому-то мстить за всё случившееся.
      Он заскрипел зубами, поднял тяжёлую руку и с силой ударил кулаком по столу. Вокруг всё сразу стихло на мгновенье. Все головы повернулись к нему. Бутылка подпрыгнула и скатилась на пол.
      — Это ты виноват, — сказал матрос мальчику. — Это ты всё устроил.
      Мальчик испуганно прижался к спинке стула.
      — Нет, это не я. — Он знал, что матрос не поймёт его. — Это не я, — повторил он безнадёжно.
      — А кто виноват? — спросил матрос со злобой.
      — Это не я, — сказал мальчик. — Это с самого начала всё так и было. Всю жизнь...
      — Ага, — сказал Майк с расстановкой. — Всю жизнь. — Ему на мгновение показалось, что он понял, кто виноват. Но затем это понимание ушло от него.
      Он встал и выпрямился во весь свой огромный рост. Злоба бушевала в нём.
      — Ну хорошо, — сказал он с угрозой. — Тогда мы сейчас поговорим. — Ему казалось, что сейчас здесь появится тот, с кем надо поговорить. Он повернулся лицом к окну и, поворачиваясь, задел столик. Стаканы звякнули. Это рассердило матроса. Он обернулся и ногой ударил по столику.
      Раздался звон разбитого стекла. МаЛьчнк кинулся к Майку и схватил его за руку. Тот, не глядя, резким движением отшвырнул его. Томми бессильно упаЛна пол.
      Люди за ближайшими столиками выжидательно и с испугом смотрели на матроса.
      Ближе всех сидел маленький тощий мужчина со следами малярной краски на комбинезоне и рыжих усах.
      Матрос, пошатнувшись, шагнул к нему и могучей ру-рой схватил за воротник.
      — Так это ты!
      Мужчина молча испуганно смотрел на матроса. И снова Майк почувствовал на плече маленькую руку.
      Он обернулся. Это был Томми. В уголке рта у него показалась кровь. Сжав зубы, он сдерживал кашель.
      — Это не он, — сказал мальчик. — Это я, — понимаешь?
      Матрос повернулся к Томми. Он сразу забыл о маляре. Все мысли как-то сразу исчезли у него из головы. Он помнил только, что Фриды нет на свете.
      — Ну ладно, — сказал матрос растерянно. — Значит. ты это всё придумал. Ну ладно. Мне надо идти.
      Он медленно вытащил деньги и швырнул их на столик, который уже поднял официант.
      Мальчик, сев на стул, прижимал ко рту грязный платок. Плечи у него встряхивало кашлем.
      — Ну прощай, — сказал Майк. — Раз ничего нету, прощай.
      Пошатываясь, он быстро вышел из закусочной и поспешно зашагал к порту. Он прошёл три квартала и прислонился к стене. Он вдруг вспомнил, что мальчик говорил ему, кто виноват.
      — Всю жизнь, — повторил матрос глухо, прислушиваясь к себе.
      На улице было свежо, и он начал трезветь.
      — Всю жизнь...
      Матросу вдруг пришло в голову, что мальчишка ни в чём не виноват и -что он, умный и добрый, может объяснить ему, Майку, отчего это всё так получилось.
      Он повернулся и быстро пошёл обратно к закусочной. Затем ему показалось, что он идёт слишком медленно, что мальчик успеет уйти оттуда и потеряться в огромном городе. Он побежал, расталкивал прохожих,: Мальчика в закусочной уже не было.
     
     
     
      ВОРЫ
     
      — Ну, повтори ещё раз.,. Ты что, не слышишь, что я говорю? ..
      Мальчик не ответил. Он смотрел задумавшись в окно. Косой луч солнца ударил в запылённое, с разводами грязи стекло, и от этого пыль засветилась.
      Женщина на постели дёрнулась под серым одеялом.
      — Рой! — голос у неё был нервный и высокий.
      — Да, мама! — Большие серые глаза мальчика остановились на раздражённом лице женщины.
      — Ты слышишь, что я говорю?
      — Слышу.
      Мальчик как будто очнулся от сна.
      — Так что же ты не делаешь?
      — А что делать? — глаза у мальчика были недоумевающие.
      Женщина приподнялась на постели, одеяло соскочило с плеча, обнажив бледную сухую кожу. Она встряхнула длинными, нечесанными чёрными волосами.
      — Что ты со мной делаешь! Ты убить меня хочешь. Дай воды!
      Мальчик в углу комнаты приподнял эмалированную крышку с ведра и зачерпнул кружкой. На нём была полосатая трикотажная рубашка, какие носят ребята в городе, и вытертые бархатные штаны до колен.
      Он подал воду матери.
      Она выпила половину кружки и выплеснула остаток на земляной пол.
      — Ты, наверное, хочешь меня убить.
      — Да нет, мама. Зачем ты так говоришь...»
      — Ну повтори всё, что ты скажешь там.
      — Да зачем? Я же знаю...
      Женщина гневно взмахнула рукой.
      — Ну ладно-ладно. Я сейчас... Я подойду к окошку, постучу и, когда мне откроют, скажу...
      — Дурак! — Женщина в отчаянии приподнялась и опять бессильно упала на серую подушку. — Дурак! Вот совсем не так. Сначала ты подашь квитанцию. Если ты сначала заговоришь, он захлопнет окошко и не станет ничего слушать.
      — Ну да! Я забыл... Сначала я подам квитанцию, а потом начну говорить. — Голос у мальчика был монотонный. Он смотрел всё туда же, в окно, где в солнечном луче искрились пылинки. — Я скажу, что папа прислал нам денег из Висконсина, но мама больна и не может за ними прийти. Она послала меня и дала мне квитанцию.
      — Ну и дальше?
      — Всё.
      — А если он спросит, ходишь ли ты в школу и есть ли у тебя школьное удостоверение, — что ты скажешь?
      — Я скажу, что не хожу в школу, потому что мы приехали сюда недавно и я не успел начать.
      — Ну, а потом?
      — Потом я сосчитаю деньги,
      — Не отходя от окошка?
      — Не отходя от окошка.
      — Потом?
      — Потом зашпилю карман булавкой и буду держать его вот так.
      — Сколько должно быть денег?
      — Сорок два доллара... И сразу пойду домой, никуда не заходя и не глядя по сторонам.
      — Ты знаешь для чего нам нужны деньги?
      — Знаю. Ведь ты же объясняла.
      — Ну ладно, — женщина облегчённо откинулась на подушку. Она провела рукой по груди, — Если бы не
      это, я бы сама пошла. Разве можно тебя посылать за деньгами!
      — Мама!
      — Что?
      — Идти?
      — Иди.
      Мальчик повернулся и пошёл к двери. Женщина смотрела на его маленькую фигурку. На локте полосатая рубашка у него была чуть-чуть продрана. Мальчик взялся за деревянную ручку двери.
      — Рой!
      — Что?
      — Поцелуй меня.
      Он вышел и зажмурился от солнечного света. Батраки на этой окраинной улице находились далеко один от другого. Чахлые травинки росли между булыжниками. Сразу за их домом начинались железнодорожные пути. Красные, синие, фиолетовые вагоны стояли на рельсах. Мелкие камешки между шпалами отливали радужными нефтяными пятнами.
      Где-то простучал колёсами поезд. Значит, 10 часов. Хорошо в городе! Всегда знаешь, сколько времени, У каждого часа свои звуки. Утром в 6 часов за стенкой начинает ругаться Джаспер. Он всегда ругается, пока встаёт и пьёт кофе. Потом проезжает фургон молочника. Колёса стучат по булыжнику, — 7 часов. На этой улице редко кто берёт молоко, но он тут ездит, потому что ему ближе.
      Потом пригородные поезда. Каждый час. Не то, что на ферме. Там только три времени. Утро — надо выгонять корову и телёнка. Полдень — мать приходит домой и приносит ему завтрак. Вечер — корову гнать обратно. А зимой совсем нет времени, — сидишь весь день в комнате и смотришь на двор в продутый в стекло кружок.,
      Хорошо в городе! Можно ходить по улицам и рассматривать дома, магазины, трамваи. Можно пойти в порт и смотреть на корабли.
      Задумчиво обведя взглядом залитые солнцем крыши бараков, серые камни мостовой, вереницу разноцветных вагонов на путях, мальчик пошёл на почту.
      — А сколько тебе лет? — спросил кассир
      — Одиннадцать.
      — Откуда же вы приехали?
      — Из Висконсина. Там у нас ферма была. Папа остался работать в лесу, а мы приехали сюда к бабушке.
      — А почему же бабушка не пришла за деньгами?
      — Она умерла два месяца тому назад.
      — Ну, ладно. Вот считай. Сорок два доллара. Смотри, чтобы у тебя не украли. Сразу иди домой.
      — Спасибо, мистер.
      Кассир скучающе оглядел маленький зал почтового, отделения с кафельным полом и серыми стенами. Небольшая очередь стоит за письмами у барьера напротив. За столом толстый небритый мужчина пишет письмо. В углу возле телефона высокий тощий брюнет в полосатом пиджаке шарит в карманах, ищет монетку. За деньгами больше никого нет.
      Кассир захлопнул окошко. Мальчик пересчитал ещё раз деньги. Всё правильно. Он сунул деньги в карман, вытащил из другого кармана булавку.
      — М-м-м!
      — Что? — Мальчик обернулся.
      Перед ним стоял мужчина в полосатом измятом пиджаке и тёмных брюках. Мужчина был высокого роста. С подвижным, нервно дёргающимся лицом, с чёрными седеющими всклокоченными волосами. У него был высокий лысеющий лоб, глубокие морщины возле рта.
      — Что, мистер? — недоуменно спросил мальчик, держа в руке булавку.
      Мужчина показал себе пальцем на губы и помотал головой. Потом он взял себя за ухо и снова помотал головой. У него были блестящие чёрные глаза. На барьере он показал, переставляя пальцы, что надо куда-то идти.
      На лице у мальчика было недоумение и растерян-
      ность. Он широко раскрыл глаза и отступил на шаг, прижав руки к груди.
      — Я вас не понимаю, мистер. Вы не можете говорить?
      Мужчина помычал. Он начертил в воздухе пальцем
      какую-то фигуру. Он требовал ответа.
      Мальчик оглянулся по сторонам. Люди, стоявшие в очереди за письмами до востребования, равнодушно смотрели на них. Толстый небритый мужчина за столом быстро писал что-то на грязном листке бумаги.
      Мужчина в полосатом пиджаке рассердился. Он гневно ткнул мальчика пальцем в грудь, затем, так же зло, — себя. Он скорчил гримасу, выражающую презрение.
      Мальчик догадался, что это глухонемой. Он слышал про таких раньше, но никогда ещё не видел их. Е!му было жалко мужчину, он старался понять, чего тот хочет, но не мог. Оттого, что все другие смотрели на него и видели, что он ничего не делает, чтобы помочь глухонемому, мальчику было стыдно. Он покраснел.
      — Я вас не понимаю, мистер.
      Мужчина зло махнул рукой, повернулся и отошёл. С минуту он стоял, думая, что сделать, напряжённо пожёвывая губами. Потом вытащил из кармана старую, потрёпанную газету и огрызок карандаша и снова шагнул к мальчику. Он показывал теперь, что напишет свой вопрос на бумаге. Он взял мальчика за плечо и подтолкнул его к столу.
      Мальчик обрадованно закивал головой. Конечно, если он напишет на бумаге, всё будет понятно.
      Мужчина посадил мальчика на стул. Движения у него были нервные и порывистые.
      — Да, да, мисте.р, — сказал мальчик с облегчением. — Пишите, пожалуйста.
      Мужчина разостлал газету перед мальчиком. Рука у него была морщинистая и шершавая, с большими твёрдыми ногтями. Он сжал карандаш и начертил на газетном листе две длинные линии. Рука у него дрожала, и линии получились неровными. Потом он пересёк их ещё двумя новыми. Он опять замычал, стуча по газете карандашом.
      Мальчик смотрел на него с отчаянием.
      — Я не понимаю, мистер.
      Теперь и другие заинтересовались тем, что спраши-
      вал глухонемой. Толстый небритый мужчина встал со своего места, обошёл стол и склонился над газетой, придавив мальчика грудью.
      К ним подошла полная женщ,ина, за ней ещё одна, в красном свитере, брюнетка.
      Глухонемой снова схватил карандаш. Он опять рисовал какие-то линии, стучал пальцем и карандашом по газете и требовательно мычал. Лицо его нервно подёргивалось.
      Мальчик сидел, растерянно сгорбившись. Толстый мужчина давил ему на плечи, прижимая к столу. Газета почти сползла мальчику на колени. Никто кругом не мог понять, чего хочет глухонемой.
      — Не понимаю, — сказал небритый. Он обращался к глухонемому. — Не понимаю, — слышите? — Он отошёл от мальчика.
      Мужчина в полосатом пиджаке с отчаянием огляделся. Руки у него дрожали. Он ударил себя в грудь, схватил газету и, мыча, быстро вышел на улицу.
      — Несчастные люди, эти глухонемые, — сказала полная женщина, возвращаясь к барьеру, где была её очередь.
      Мальчик растерянно смотрел вслед глухонемому. В одной руке у него была булавка. Он взглянул на неё и вспомнил, — надо зашпилить карман и скорее к маме.
      Он встал и сунул руку в карман. Денег не было. Он сунул руку в другой карман — пусто! Опять в первый. Нет ничего. У него вспотел лоб, и он вытер его рукой, взъерошив светлые волосы. Опять в правый карман. Ничего нету. Совсем пусто.
      Растерянно он посмотрел на стул, на котором только что сидел. Ничего. Под столом тоже не было денег. Губы у него задрожали. Но он сдержался и, бледный, с широко открытыми глазами, продолжал шарить по карманам.
      Полная женщина, издали наблюдавшая за мальчиком, подошла к нему.
      — Ты что-нибудь потерял?
      Мальчик поднял на неё глаза.
      — Да, мисс. Вы не видели мои деньги?
      — Какие деньги?
      — Я только что получил вот тут, — он показал на окошко. — Сорок два доллара,
      — Нет, не видела, — сказала женщина. — А куда же ты их дел?
      — Я положил в карман.
      — Я видела, как он получал, — вмешалась брюнетка в красном свитере.
      — Ну, и теперь их нету? — продолжала полная.
      — Нету.
      — Это, наверное, толстый украл, — сказала брюнетка. — Они вдвоём с этим глухонемым. Я видела, когда сюда шла, как они стояли рядом.
      — Что же вы не сказали? — спрослла полная.
      — А я откуда знала?
      — Несчастный мальчишка, — сказала полная, отходяс
      Мальчик шагнул за ней. Губы у него дрожали.
      — Мисс...
      — Ну что?
      — Что же мне теперь делать?
      — Вот глупый! Беги иши их. Может быть, они ещё где-нибудь тут.
      Мальчик шагнул по кафельному полу к двери. Он оглянулся на полную женщину и шагнул ещё раз, быстрее.
      — Ты беги скорее, — сказала брюнетка. — Разве можно таких детей посылать за деньгами!
      Мальчик вышел на улицу. Солнечные лучи падали теперь вертикально на асфальт. На улице никого не было.
      — Ну, хорошо, — сказал дежурный по участку, сержант ОФлаэр. — Хорошо, — повторил он, глядя на стоявшего за барьером мальчика. — Кто его привёл? Кто может всё рассказать?
      — Его Маккормик привёл, — сказал сидящий на деревянной скамье у стены полисмен. — Он тут рядом, в дежурке.
      — Позовите его, — сказал сержант. Он разглядывал мальчишку. Серые большие глаза, светлые волосы. Худой, как все дети в этом районе. Одно колено в крови. Конечно, это он ещё хорошо отделался.
      Маккормик вошёл, надевая фуражку. Другой рукой он вытирал пот с затылка. Он был красен, как начищенная медь, и, казалось, готов был перелиться через тугой воротник мундира. Дожёвывая что-то, он отдал честь.
      — Слушаю, сержант.
      — Расскажите, как было дело, Маккормик.
      — Вот, — сказал полисмен, вытирая платком лоб. — Я стою у папиросной лавки и разговариваю с этим греком, который там всегда продаёт земляные орехи. Появляется вот этот, — он махнул рукой в сторону мальчика. — Он встаёт у трамвайной линии и стоит. Остановки нету у папиросной лавки. А он стоит и не переходит улицу. Я сначала подумал, что он хочет что-нибудь положить на рельсы, пистон какой-нибудь. Ну, у него был совсем растерянный вид. Такой вид, что он вот-вот что-нибудь выкинет похуже. «Тут что-то не ладно, — говорю я греку. — Сейчас он что-нибудь выкинет».
      — Короче, Маккормик. — Сержант вытащил платок и тоже вытер себе затылок.
      — Сейчас, сержант, — полисмен набрал воздух. — Тогда я подхожу к нему. — Он опять показал на мальчика. — А он даже не слышит. Я ему кричу «Эй!», а он не слышит.
      Мальчик стоял, опустив голову.
      — Ну и вот идёт трамвай, — продолжал полисмен. — Я подхожу ближе. Трамвай уже недалеко. Тогда вот этот, — полисмен подтолкнул мальчика, — берёт и ложится на рельсы. Чтоб мне провалиться на этом месте, — полисмен обвёл глазами стены комнаты, призывая их в свидетели. — Чтоб мне не сойти с места, он ложится на рельсы. Тогда я...
      Он ещё раз набрал воздух. Сержант слушал его, хмуро и нетерпеливо постукивая карандашом по столу.
      — Тогда я прыгаю на рельсы, хватаю мальчишку за шею и вытаскиваю на другую сторону. Мне колесом чуть на пятку не наехало. Вот столько осталось. Ей-богу. .. Вожатый ведь не может сразу затормозить. Вот столько осталось. Не больше сантиметра.
      — Ну ладно, — сказал сержант. — Спасибо, Маккормик. Мальчик, как тебя зовут?
      — Рой, мистер, — сказал мальчик.
      — Мне идти? — спросил полисмен.
      — Нет, подождите, Маккормик. Как твоя фамилия? — он обращался к мальчику.
      — Джонс.
      — Лет?
      — Что? — не понял мальчик. — Ах, сколько лет? Одиннадцать.
      — Где живёшь?
      — В Латинском 10, на 26-й улице.
      — Ого! — свистнул сержант. — Что же ты так далеко забрался лезть под трамвай?
      Мальчик молчал.
      — Зачем ты лез под трамвай? Что-нибудь дома случилось?
      — У меня деньги украли, — сказал мальчик глухо. — Мама послала на почту, а там украли. Сорок два доллара.
      Сержант промычал что-то неопределённое.
      — Мистер, — мальчик с надеждой посмотрел на сержанта. — Может быть, вы их отберёте?
      — А ты знаешь, кто украл?
      — Знаю. Двое мужчин. Мне одна женщ,ина сказала.
      — А где они теперь, ты знаешь, эти мужчины?
      — Нет, не знаю.
      — Ну вот, видишь, — сержант вздохнул. — Как же я отберу деньги?
      Мальчик опустил голову.
      Сержант опять что-то промычал. С минуту он сидел задумавшись, потом посмотрел на полисмена Маккор-мика, который сидел на скамье.
      — Маккормик!
      — Слушаю, сержант, — полисмен встал.
      — Пожалуй, его придётся проводить к матери, а то он опять что-нибудь устроит.
      — Конечно, — нерешительно сказал полисмен. — Ну и жарищ,а стоит! До Латинского квартала километров-восемь отсюда?
      — Наверное, — прикинул сержант. — Часть молено на трамвае проехать.
      Полисмен вздохнул.
      — На трамвае ещ,е хуже. Такая давка, что скорее пешком пойдёшь.
      Сержант пожал плечами.
      — 26-я — это в самом конце, — сказал полисмен. — Туда и трамвай-то всё равно не ходит.
      — Не знаю, — сказал сержант. — Я там давно не был. Ну, действуйте, Маккормик.
      — Ладно, — полисмен еш,е раз тяжело вздохнул. Он надел фуражку и отвернулся от барьера, но затем снова шагнул к нему. — А что, сержант, если его вывести из нашего района и пустить? Больше он, пожалуй, не сунется под трамвай. Не полезешь, мальчик, правда?
      — Отпустите меня, — горячо сказал мальчик. — Отпустите. — Он взялся руками за барьер, напряжённо и с мольбой глядя на сержанта. — Мне нельзя домой. Отпустите!
      — Маккормик, — сказал сержант вставая. — Отведите его домой. Поняли? Если его оставить так, он чёрт его знает что сделает.
      — Ну, конечно, — сказал полисмен. — Тогда придётся доставить.
      — Идите, Маккормик. — Сержант схватил телефонную трубку и с ожесточением принялся набирать номер. — До этих пожарных никак не дозвонишься.
      Полисмен злобно рванул мальчика от барьера.
      — Пойдём, что ли!
      Недавнее возбуждение покинуло мальчика. Он покорно пошёл к двери.
      Проходя мимо другого полисмена, Маккормик показал ему два пальца:
      — Вот столько было от меня до трамвая. Не больше двух сантиметров... Ну, иди, ты.. .
      Они прошли квартал до перекрёстка. Полисмен поминутно вытирал затылок большим красным платком. Его тяжёлые каблуки выдавливали на мягком асфальте полукруглые ямки. Мальчик плёлся понурившись.
      Напротив за трамвайной линией в парке листва на деревьях стала совсем серой от пыли. Прохожие прятались от солнца под тентами у витрин магазинов.
      — Чёрт знает что такое, — сказал полисмен, останавливаясь. — Чёрт знает что такое. — Он смотрел со злостью на давно нестриженный затылок мальчика с завитками светлых волос. — Постой-ка, я выпью кружку пива.
      Он повернулся спиной к мальчику и подошёл к пивному ларьку. Двое ирландцев-каменншков в запачканных штукатуркой комбинезонах подвинулись, давая ему место у прилавка. Большой красной рукой полисмен взял кружку и не отрываясь выпил её. Он оглянулся на мальчика. Тот стоял на том же месте, где его оставили.
      Полисмен со злостью стукнул кружкой о прилавок,
      — Идём, что ли! — он толкнул мальчика вперёд.
      — Не платит? — спросил один из каменщиков у продавца.
      — Что? — Мужчина поднял голову.
      — За пиво, говорю, не платит? — каменщик кивнул в сторону уходящего полисмена.
      Продавец, усатый, тощий, махнул рукой.
      — Этот никогда не платит. Другие так иногда бросят десять — двадцать центов. А этот никогда.
      Мальчик и полисмен прошли ещё полквартала. Полисмен что-то бормотал сердито. Напротив входа в парк он остановился.
      — Ну что, так и будешь идти?
      — Что, мистер? — не понял мальчик.
      — Что будешь делать, говорю?
      — Не знаю, — мальчик покачал головой.
      Полисмен расстегнул верхний крючок на мундире
      и снял фуражку.
      — Слушай. Видишь этот парк? — толстым пальцем он показал на раскрытые решётчатые ворота, за которыми на выжженной солнцем аллее стояли пустые скамьи.
      — Вижу, мистер, — мальчик кивнул.
      — Так вот, ты пойдёшь в этот парк и выйдешь через другие ворота. Понял?
      — Да, — прошептал мальчик.
      — Там уже не наш район, — понимаешь?
      — Да, — так же шёпотом ответил мальчик.
      — Там ты можешь делать, что хочешь... Но если ты вернёшься сюда, — полисмен оглянулся, — я тебе все кости переломаю; слышал?
      Мальчик кивнул.
      — Ну, что ты стоишь? Иди!
      Мальчик с тоской посмотрел на заполненную трамваями, быстро движущимися автомобилями и автобусами улицу. Потом он повернулся к полисмену.
      — Мистер..,
      — Ну что?
      — А потом?
      — Что потом?
      — Куда мне идти потом?
      — Домой. Знаешь, где твой дом?
      Мальчик не ответил. Он прижал руку к груди и подошёл к краю тротуара. Он как будто бы не решался перейти улицу.
      — Иди, иди, — сказал полисмен.
      Мальчик оглянулся. Чуть слышно он сказал:
      — Спасибо, мистер.
      Полисмен махнул рукой.
      — Иди, иди. Не задерживайся.
      Мальчик осторожно, как пробуют ногой, не тонок ли лёд, ступил с тротуара на мостовую.
      Тени на пустынной аллее парка удлинились. Где-то далеко, на входящих в город стальных магистралях Северо-западной загрохотал, приближаясь к вокзалу, четырёхчасовой поезд.
      Мальчик, сидящий на скамье, поднял голову. Надо идти. Куда идти?
      Напротив, чуть наискосок от него, на скамье расположился человек в полосатом измятом пиджаке. У него были седеюшле, всклокоченные волосы, подвижное, нервное лицо. Рядом с ним на старой помятой газете лежала стопка бутербродов с яйцами. Мужчина ел бутерброды один за другим, сосредоточенно глядя перед собой на скудно посыпанную песком землю аллеи. Он ел неопрятно и торопливо. Едва успевая разжевать один кусок, он откусывал другой.
      Мальчик увидел мужчину, когда тот уже взялся за третий бутерброд. Лицо у мальчика побледнело, потом покраснело. Серые глаза расширились. Он поднялся, не сводя взгляда с мужчины. Несколько мгновений он стоял, сжав руки, потом шагнул раз, другой, третий. Мужчина не замечал его.
      — Мистер, — это было сказано тихо-тихо, почти шёпотом.
      — Да! — Мужчина вздрогнул. Он посмотрел на мальчика, продолжая жевать.
      — Мистер, — голос мальчика стал еш,е тише, — отдайте мои деньги.
      — Что! — Глаза мужчины расширились. Он вскочил. На лице у него было выражение ужаса и растерянности. Так они стояли с минуту, глядя друг на друга. Мужчина тяжело дышал. Он приложил руку к сердцу. Затем напряжение оставило мужчину. Он огляделся. Они были одни в аллее. Мужчина сел и сказал:
      — Какие деньги? Что ты несёшь?
      — Мои деньги, мамины, которые вы... которые вы взяли на почте.
      — Не знаю я никакой почты, — мужчина попытался рассмеяться. — Которая почта? — Дрожащей рукой он взял бутерброд. — Ничего я не знаю. Не приставай ко мне. — Он огляделся ещё раз.
      — Мистер, — мальчик осторожно сел на край скамьи. — Мистер, я вас очень прошу...
      Мужчина продолжал есть, не глядя на мальчика. Губы у него дрожали. Он глотал куски с видимым усилием.
      Мальчик придвинулся ближе.
      — А1истёр, — голос у него был просительный и чуть хриплый. — Я не могу идти домой.
      — Слушай, мальчик! — закричал мужчина вскакивая.
      Мальчик испуганно отодвинулся.
      — Если ты сейчас не... — он не окончил и сел, запахнув полосатые полы пиджака. С мрачным видом он уставился перед собой. — Я буду есть. Не мешай мне. —
      Он взял следующий бутерброд и с ожесточением засунул его себе в рот.
      — Мистер, — в голосе у мальчика были слёзы. — Ведь нельзя же так. Мама ждёт.
      Мужчина не смотрел на него. Он с трудом, так что па шее у него вздулись жилы, проглотил большой кусок. Так они оба сидели молча. Двое голубей спустились возле ног мужчины и, деловито воркуя, принялись клевать рассыпанные крошки яйца и булки.
      — Мистер, — мальчик не знал, что сказать. На лице у него было отчаяние.
      — Послушай, — сказал мужчина, выходя из задумчивости. — Почему ты не позовёшь полисмена? Позови полисмена, раз я украл твои деньги. — Он огляделся.
      — Не знаю, — сказал мальчик грустно.
      Мужчина саркастически рассмеялся. С видом превосходства он сунул руки в карманы и вытянул ноги. Один ботинок у него был разорван; подошва отстала сверху от носка.
      — Ты не можешь, — сказал он, — позвать полисмена, потому что у тебя нет доказательств. Ведь не можешь, да...
      Мальчик молчал.
      — Ну что же ты молчишь?
      — Не знаю, — мальчик смотрел теперь на последний, лежавший на газетном листе бутерброд с яйцом. На маслянистой поверхности желтка белели крупинки соли. Один из голубей вскочил на скамью, и мальчик согнал его почти бессознательным движением. Затем он проглотил слюну и взглянул на мужчину.
      — Да-а... — сказал тот протяжно. Затем он потёр рукой небритую щёку. — Хочешь есть, да?
      Мальчик кивнул.
      — Ну ешь, — сказал мужчина. Он подвинул газету с бутербродом к мальчику и отвернулся. Мальчик взял бутерброд.
      — Спасибо, мистер.
      — Что? — мужчина повернулся к мальчику.
      — Спасибо!
      — А-а-а... — мужчина снова отвернулся, скрестив руки на груди. «Нет, — сказал он сам себе, — я не могу отдать ему деньги. Не могу». — Ты знаешь, — он резко повернулся к мальчику, и тот привстал в страхе, держа остаток бутерброда в руке, — я не ел два дня. А сегодня я ем третий раз. Не могу наесться. Что увижу на улице, то и беру. Я год без работы. Год!
      Мальчик кивнул и снова взялся за бутерброд. Он проглотил последний кусок.
      — Ты хочешь получить деньги обратно? — сказал мужчина вставая. Голуби вспорхнули от его резкого движения. — Ты хочешь денег? Хорошо! Тогда убей меня!
      Он огляделся и, увидев лежащий за скамейкой обломок кирпича, схватил его. — Убей меня. На! — Он протягивал кирпич мальчику.
      Тот в страхе попятился.
      Мужчина посмотрел на него, швырнул обломок в редкие кусты и сел.
      — Ты поел? — спросил он.
      Мальчик кивнул,
      — Ну иди.
      — Куда?
      — Куда хочешь... Вот туда. — Мужчина махнул рукой в сторону главного входа, откуда мальчик пришёл,
      — А деньги?
      — Пошёл вон! — он замахнулся на мальчика. — Пошёл, слышишь!
      Мальчик беспомош,но огляделся.
      — Иди, ну!.. — мужчина угрожаюш,е привстал.
      Мальчик повернулся и понурившись пошёл к выходу.
      Мужчина проводил его взглядом. Две — три минуты
      он сидел, нервно постукивая костяшками пальцев по скамье и угрюмо бормоча что-то себе под нос. Затем он порывисто встал, снова сел, опять встал и побежал вслед за мальчиком.
      Он догнал его на улице. Тот стоял на краю тротуара, безучастно глядя на бегуш,ие мимо автобусы.
      Мужчина взял мальчика за плечо.
      — Иди-ка сюда.
      Мальчик без удивления последовал за мужчиной. Они вернулись на ту же скамейку и сели, отогнав голубей, клюющих на аллее крошки,
      — Как тебя зовут?
      — Рой.
      — Сколько тебе лет?
      — Одиннадцать.
      — Почему же ты сам пошёл на почту? Где твоя мама?
      — Мама больна.
      — Чем она больна?
      — Она говорит, что у неё в груди как камень. Мы не знаем.
      — А доктор
      — Что доктор?
      — Что сказал доктор?
      — Не знаю. У нас не было доктора.
      — А папа? Где твой папа?
      — Он в Висконсине. Это он прислал денег.
      — Что он там делает?
      — Не знаю. Мама говорит, что он должен что-то сделать, иначе мы все пропадём.
      Мужчина поднял вверх сжатые в кулаки руки.
      — Мадонна! — Вернувшиеся голуби с шумом взлетели у них из-под ног. — Мадонна, за что ты караешь меня? — Он горестно покачал головой, затем обнял мальчика за плечи. — Конечно, я отдам тебе деньги,
      Разве я вор? Разве я вор? Посмотри на эти руки. — Он протянул мальчику ладони с твёрдыми жёлтыми мозолями. — Они уже никогда не сойдут, эти мозоли. Я двадцать лет работал. Я уложил тысячи километров труб. Я был укладчиком труб. Меня зовут Пабло. Слышишь?
      Мальчик молчал.
      Конечно, я отдам тебе деньги. — Мужчина судорожно полез в карман. — Разве можно тебя посылать за деньгами! Тебя же могут обворовать. — Он вытащил из кармана несколько смятых бумажек. — Вот, видишь, здесь 18 долларов. Возьми.
      Мальчик протянул руку и взял кредитки. Он смотрел на них с минуту, потом поднял глаза на мужчину.
      — Мистер... — в голосе у него было отчаяние. — Ведь тут не все.
      — Да, не все, — сказал мужчина. Он опустил голову. — Я уже проел два доллара. И потом вторая половина у Джузеппе. Мы ведь это сделали вместе. Но мы возьмём у него. — Он встал. — Надо идти скорее. Он может уплатить за квартиру.
      Мальчик поднялся. А1ужчина взял его за руку.
      Идём.
      Они быстро пошли по аллее. Мальчик доверчиво смотрел снизу на худое, небритое лицо мужчины.
      Вот здесь он живёт, — сказал Пабло, показывая на верхние этажи большого нештукатуренного дома.
      Мальчик задрал голову. Обвитые двумя шаткими металлическими пожарными лестницами кирпичные этажи уходили в бесконечную высь. Между окнами были протянуты верёвки. На некоторых висело бельё.
      Мальчик вздохнул.
      — Устал? — спросил Пабло.
      — Ничего, мистер, — сказал мальчик. — Мы пойдём наверх?
      — Пойдём.
      Волосы на лбу у мальчика слиплись от пота. Под глазами были круги.
      По лестнице неслись смешанные запахи жареного мяса, мыльного пара и каких-то кож. На чёрных ступенях валялись обрывки бумаги, окурки, картофельные очистки. Здесь было темно, свет падал только из маленького окна на крышу в самом верху.
      На втором этаже они вдруг услышали неистовый детский плач. Дверь с треском растворилась, и девочка лет тринадцати с растрёпанными волосами выскочила на лестницу и с криком промчалась мимо них вниз.
      Мальчик в испуге посторонился.;
      — Что это она?
      Пабло пожал плечами.
      — Тут всегда так.
      Они дошли до пятого этажа. Мужчина толкнул дверь<
      — Тут не запирается, — пояснил он. — Никто не ворует, потому что нечего украсть.
      По тёмному коридору они дошли до двери Джузеппе. Пабло постучал. Изнутри что-то ответили на незнакомом мальчику языке.
      Они вошли в полутёмную с низким потолком и нештукатуренными стенами комнату.
      Возле стола стоял толстый мужчина, тот самый, что подходил к мальчику на почте. В руках у него был ботинок.
      Он вгляделся в мальчика, лицо его побледнело, глаза расширились. Он бросил ботииок на стол и глухо сказал что-то на том же языке.
      Пабло подошёл к нему и начал говорить, потом оглянулся на мальчика и пояснил.
      — Это мы по-итальянски. Мы итальянцы. — Джузеппе слушал его, тяжело дыша и глядя на мальчика.
      Пабло говорил долго. На кровати, справа у стены, рядом с мальчиком зашевелилась какая-то тёмная груда. Он испуганно отодвинулся.
      — Не бойся, — сказал Пабло, оборачиваясь. — Это Мария. Она снимает здесь угол. Она пришла с работы и спит. Тут ещё пять человек живёт. Они придут к ночи.,
      Он снова принялся говорить что-то Джузеппе. Тот слушал его молча. Лицо у него было печальное. Он кивал головой, отчего у него тряслись небритые щёки.
      Пабло повернулся к мальчику.
      — Всё в порядке. Он отдаст деньги.
      — Пойдёмте, — сказал Джузеппе. Он подошёл к мальчику. — Ты прости нас. — Он развёл руками. — Видишь, как мы живём. — Он помолчал. — Некоторые думают, что я толстый, а я больной. Ну, пойдёмте.
      — А деньги, мистер! — Мальчик покраснел.
      — Деньги... — Джузеппе заторопился. — Конечно,
      конечно. — Он вытащил из кармана три пятидолларовые бумажки. — Вот тут, видишь, пятнадцать. — А ещё пять надо спросить у сборщика. Я ему заплатил в счёт долга.
      — Ну, идёмте, — сказал Пабло. — Идёмте скорее.
      Когда они выходили в коридор, женщина, всё время
      молча лежавшая лицом к стене на постели, что-то сказала по-итальянски. Джузеппе ответил ей.
      — Она говорит, — объяснил Пабло мальчику, — что сборщик не отдаст пяти долларов. А Джузеппе надеется, что отдаст.
      Сборщик жил в первом этаже. Дверь выходила прямо во двор.
      При первом взгляде на этого человека сразу было видно, что он не из тех, кто отдаёт обратно уже полученные деньги. Он был высок, худ, мрачен .и молчалив.
      Пабло и Джузеппе заговорили по-итальянски. Пабло жестикулировал. Клок чёрных седеющих волос прыгал у него на лбу. Сборщик слушал их не перебивая, но без всякого выражения на лице смотрел на мальчика.
      Когда Пабло кончил свои объяснения и Джузеппе подтвердил их, кивнув головой и прижав толстую руку к груди, сборщик сказал одно короткое слово и повернулся к своей двери.
      Пабло загородил ему дорогу. Он не говорил, а кричал. Он потрясал руками, поднимал их к небу и показывал на мальчика.
      Сборщик молча отодвинул Пабло в сторону и прошёл к себе. Дверь хлопнула.
      — Нет, — сказал Пабло. — Это не такой человек. Он не отдаст.
      — Он неплохой человек, — мягко сказал Джузеппе. — Если он не отдал, он не может. — Он объяснил мальчику. — Ты не думай, что он плохой. Если он не будет собирать деньги, хозяин его выгонит.
      Они стояли втроём молча. Мальчик прислонился к стене. Он почти уже не мог стоять на ногах. Заметно стемнело. В доме начали зажигаться огни в окнах. С верхних этажей донёсся звук гитары и мужской высокий голос.,
      Где-то близко, очевидно во втором этаже, играли в карты и ссорились.
      — Вот и всё, — сказал Джузеппе. — Нам уже ничего не сделать. Понимаешь? — Он обращался к мальчику.
      — Да, — сказал задумчиво мальчик. — Да, мистер.,
      — Ты прости нас.
      — Да, мистер.
      Они помолчали. Затем Пабло осторожно сказал:
      — Пожалуй, тебе нужно идти домой, мальчик.
      — Да, мистер, — согласился мальчик.
      Он оторвался от стены и улыбнулся растерянно. — Нужно идти... — Он посмотрел на мужчин. — До свидания, мистеры.
      Оба они смотрели на его маленькую фигурку в полосатой рубашке. Медленно, чуть прихрамывая от усталости, он побрёл направо от ворот.
      — Вот мы и украли, — сказал Джузеппе.
      — Да, украдёшь тут, — Пабло сложил руки на груди и мрачно уставился в землю. — У меня прямо сердце разорвалось, когда он начал просить: «Отдайте мне мои деньги, мистер...»
      — А где он живёт? — спросил Джузеппе. — Он пошёл направо.
      — Кажется, в Латинском. — Пабло шагнул вперёд. — Ведь ему надо в другую сторону...
      Пабло нагнал мальчика, когда тот уже ещ,е раз повернул направо.
      ~ Куда же ты идёшь? — Он взял мальчика за плечо.
      Тот молча поднял на него глаза. Похудевшее за день лицо у него было совсем тёмным.
      — Ты не знаешь, куда идти?
      — Не знаю, мистер.
      Пабло взял его за руку.
      — Пойдём, я тебя доведу.
      Уже совсем поздно, когда на железнодорожных путях зажглись зелёные и красные огоньки и пригородные поезда начали съезжаться домой в депо, итальянец и мальчик пришли на улицу, где длинные деревянные бараки отстояли далеко один от другого.
      Женщина, которая сидела, кутаясь в платок, на скамье у одного из бараков, вскочила на ноги. Она бросилась к мальчику, как вихрь. Она целовала и обнимала его и отталкивала от себя, чтобы рассмотреть, цел ли он, и снова прижимала к себе. Итальянец стоял молча, ожидая, — Деньги, мама, — сказал, наконец, мальчик, вынимая из кармана пачку смятых бумажек.
      — Деньги! — женщина схватила кредитки и быстро пересчитала их. — Она взглянула на мальчика. — Здесь не хватает восьми долларов. Негодяй! — Она размахнулась и ударила мальчика по щеке. — Негодяй! — Она размахнулась снова.
      — Синьора! — итальянец схватил её за руку. — Это я украл деньги.
      Мальчик сел на скамью. Он так устал, что едва слышал сквозь сон, как кричала его мать, как Пабло пытался объяснить ей всё, что случилось. Затем они оба начали разговаривать спокойно. Пабло сел рядом с мальчиком и опустил голову.
      Потом на улице раздался шум автомобильных колёс.-Светлое большое пятно поползло медленно по булыжнику, вырвав на минуту из темноты край чёрного платья матери и разорванный ботинок итальянца.
      Переваливаясь на ухабах, прошла машина, большая летняя белая открытая машина, про которые пишут в журнальной рекламе «Только для тех, кто любит самое лучшее». На мгновенье сверкнули белые бегущие линии передней части, шофёр, напряжённо глядящий вперёд, двое мужчин в светлых костюмах. Машина пошла дальше, а на мостовую у ног мальчика упаЛ светлым огоньком окурок сигары.
      Неожиданно итальянец вскочил.
      — Сволочи! — закричал он вслед машине. — Сволочи! — Он нагнулся и, схватив окурок, швырнул его вслед машине. — Будьте вы прокляты!
      Уже совсем засыпая, мальчик спрашивал себя: «Почему же они сволочи? Ведь они ничего плохого нам не сделали? Почему?»
     
     
      МЕКСИКАНЦЫ
     
      — Вот идёт мексиканец, — сказал Дании.
      — Пусть идёт, — Хьюз поднял наполовину налитый стакан с виски и стал смотреть на приближавшегося мексиканца.
      Тот шёл медленно, обходя штабеля ящиков с апельсинами, которыми был заставлен двор фермы. В некотором отдалении от него следовала семья: жена — женщина лет сорока, сгорбленная, с резкими чертами лица; худощавая девушка лет шестнадцати и двое мальчиков — десяти и пяти лет, оба смуглые, черноволосые, с быстрыми и диковатыми движениями.
      — Ничего себе семейка, — сказал Хьюз, — целый курятник.
      — А чего ему надо? — спросил Дании. — Ты его не рассчитал ещё?
      — Ну да, не рассчитал! Я вчера со всеми покончил. Наверное, что-нибудь не понравилось.
      Мексиканец подошёл к самой веранде, где сидели за столиком Дании и Хьюз, оглянулся и что-то сказал своим. Те остановились шагах в пяти от него. Мужчина
      поднял голову и, глядя на Хьюза, сказал несколько слов по-испански. Он был маленького роста, худой и высохший, с жёлтыми выгоревшими усами. Одежда у него была рваная и много раз заплатанная, но разноцветные заплатки и потрёпанная широкополая мексиканская шляпа придавали ему какой-то оттенок ш,егольства и независимости.
      — Чего он хочет? — спросил Хьюз. — Ты ведь их понимаешь. Бормочет что-то на своём языке.
      — Да, — хихикнув, подтвердил Дании. — Ни черта не знает английского. Ни одного слова. Я ещё, когда нанимал, обратил внимание. А девчонка, кажется, немного разговаривает. — Он повернул голову и заговорил с мексиканцем на его языке.
      Тот ответил тихим хриплым голосом. Его чёрные глаза напряжённо смотрели на Хыоза. Дании повернулся к Хьюзу. «Хочет поговорить с тобой. Кажется, недоволен расчётом».
      — Ну его к чёрту, — лениво протянул Хьюз. Большой, красной от загара рукой он подлил виски в стакан. — Скажи ему, пусть подождёт. Мы сейчас заняты.
      — А может быть, отпустишь его? — неуверенно сказал Дании. — Будет тут стоять над душой.
      — Нет, — отрезал Хьюз. — Пусть покоптится на солнце. Видишь, какой у него гордый вид, — одна шляпа чего стоит!
      — Ну ладно. — Дании сквозь жёлтые зубы сплюнул слюну от жёванного табака, повернулся к мужчине и сказал по-испански, чтобы тот ждал.
      Мексиканец неохотно повернулся и пошёл к своим. Он сказал им одно короткое слово. Женш.ина оглянулась, раздумывая, на что бы присесть, но на пыльном дворе фермы ничего не было, кроме высоких штабелей из ящиков. Она вздохнула и выпрямилась. Мальчишки завозились между собой, но женщина искоса взглянула на них — и они затихли, спрятавшись за её юбкой.
      Было около 12 часов дня. Жара стояла страшная. Мужчина вытер пот со лба и достал из кармана табак и клочок бумаги. Он свёртывал папиросу медленно и осторожно.
      — Ну и шваль же ты привёз на этот раз! — усмехнулся Хьюз. — Ты, наверное, брал их всех прямо из
      больницы. Вот посмотри хоть на этого, — он показал на мексиканца, — одни кости.
      — Шваль или не шваль, — сказал Данни, — а дело сделано.
      Дело действительно было сделано. Сотни тысяч апельсинов были уложены в ящики.
      Хьюз был здесь хозяином. У него насчитывалось около пятисот акров плодового сада. Кроме того, он владел маленьким консервным заводом в Сакраменто.
      Данни был вербовщиком. Его дело состояло в том, чтобы набрать в Мексике, Пуэрто-Рико или ещё где-нибудь рабочих на сезон уборки и привезти их сюда, в Калифорнию. По договорённости с фермерами он получал по доллару с человека за каждый проработанный день.
      — Да, дело сделано, — согласился Хьюз. — А кто его знает, какой будет спрос в этом году на сок и повидло!
      — Ничего, — Данни хлопнул его по плечу. — Ты не прогоришь, не бойся. Такие не прогорают.
      Хьюз усмехнулся. Помолчав, он сказал:
      — Не люблю я этого виски. У меня потом от него голова болит. Да и жарко очень.
      — Молодец ты, — сказал Данни, — даже виски не пьёшь. — Он замолчал и в пьяном раздумье посмотрел на мексиканца. — Интересно, куда они потом деваются?
      — Кто? — спросил Хьюз.
      — Да вот эти, сезонные рабочие.
      Хьюз пожал плечами.
      — Во время уборки, — продолжал Данни заплетающимся языком, — их здесь всегда бывает такая уйма. Я сам привёз человек пятьсот. Пока урожай не снят, они работают. Потом мотаются по дорогам, нищенствуют. А потом все куда-то исчезают.
      — Подыхают, наверное, — сказал Хьюз. — Не буду я больше пить. — Он отодвинул стакан.
      Мексиканец с семьёй по-прежнему стояли во дворе. Солнце палило беспощадно. Рабочие, нагружавшие машину в дальнем конце двора, двигались, несмотря на присутствие хозяина, медленно, как в полусне. Над бесконечным плодовым садом, правильные ряды которого поднимались сразу от дороги к холму, стояло синее марево. Воздух как будто сгустился.
      Мексиканец облизал пересохшие губы, посмотрел на веранду и отвёл глаза в сторону. Двое гринго сидели за столом. Они сидели в тени, а он с семьёй стоял на жаре и ждал. Это его не удивляло. Сколько он себя помнил, всегда было так, что он либо работал на жаре, либо стоял и ждал, а кто-то из гринго сидел в тени и смотрел. Ему, мексиканцу, было свойственно работать, как птице летать. Гринго было свойственно сидеть и смотреть, как другие работают, как змее свойственно ползать. Они не могли понять друг друга, как змея не может понять человека. Поэтому он относился к гринго с холодною ненавистью, смешанной с презрением, как человек относится к ползучим гадам.
      Хьюз всё это смутно чувствовал.
      — Ты видишь, — сказал он Данни. — Этот мексиканец больше не подойдёт. Будет стоять и ждать, пока я его не позову. Хоть неделю. Ненавидит нас. Ненавидит всех американцев.
      Мексиканец в своей большой шляпе, женщина и девушка смотрели вниз, на пыльную землю. Они понимали, что гринго на веранде говорят о них, но в их позах чувствовалось полнейшее равнодушие к тому, что американцы могли говорить и думать. Только мальчики с любопытством смотрели на веранду.
      — Эй, малый, — Данни взял со стола кусок дыни и поманил старшего мальчика. — Хочешь дыни?
      Мальчик взглянул на мать. Та, сверкнув глазами, что-то резко сказала ему. Он отступил за её юбку.
      — Ну и пусть стоят, — произнёс Данни обиженно. Грязной рукой он стёр пот со лба. — Пусть стоят до вечера.
      — Да ну их, — сказал Хьюз поднимаясь. — Надоели. Прямо какой-то парад нищих. Давай разберёмся с ними. Ты будешь переводить.
      Данни встал и, пошатнувшись, схватился за стол.
      — Надо бы ещё стаканчик выпить, — сказал он жалобно.
      — Хватит, — отрубил Хьюз. — Эй, Майк! — крикнул он в сторону двери. — Давай сюда списки. Тут ещё один недовольный пришёл.
      Презрительная кличка американцев в странах Латинской Америки.
      Из двери на веранду выглянуло загорелое лицо с рыжими бачками. Это был Майк — повар, счетовод и сторож. Раньше он выступал на ринге, но в драке ему сломали руку, и он работал теперь на ферме. Майк бросил пзгляд на маленького мексиканца.
      — Сейчас.
      Через минуту он вышел на веранду с большой бухгалтерской книгой в руках, сел за стол и сказал:
      — Этого я помню, его зовут Мачадо.
      Дании спустился во двор и прислонился к веранде,
      — Иди сюда! — крикнул он мексиканцу на его языке.
      Мужчина сделал два шага вперёд.
      — Ну, в чём дело? — спросил Хьюз с веранды. — Спроси его, в чём дело, Дании.
      Мексиканец начал говорить. Напряжённо, не отрываясь он смотрел на Хьюза и что-то объяснял. Речь у пего была со множеством шипящих, но в то же время певучая и мелодичная. Один раз маленькой рукой с жёсткими загрубевшими пальцами он сделал осторожный поясняющий жест.
      Когда мексиканец кончил, заговорил Данни. Он плохо знал испанский и путался, вставляя в свою речь английские слова. Данни скоро замолчал, и снова мексиканец сказал несколько слов. Выражение лица у него не изменилось, он всё время смотрел только на Хьюза
      Данни объяснил:
      — Он говорит, что, когда ехали сюда, я им обещал по 100 долларов в месяц на семью. Они работали тридцать дней, а теперь вышло, что он ещё 20 долларов должен.
      Мексиканец протянул руку с раскрытой ладонью. Потом приложил её к сердцу.
      — Он спрашивает, где же деньги. Говорит, что есть нечего.
      — Ага, — сказал Майк с веранды. — Я нашёл его в книге. У него мальчишка болел лихорадкой и кто-нибудь из семьи всё время с ним оставался. Потом мы ещё брали за лекарство.
      Данни перевёл. Мексиканец ответил ему несколькими фразами.
      — Он считает, что не могли с него вычесть так много.
      — Ну, в чём дело? — сказал Хьюз. — Сейчас мы посчитаем. — Он сам начал объяснять мексиканцу. Тот
      слушал, не отрывая взгляда от красного лица хозяина. — У вас было трое работников. За тебя полтора доллара в день, жена и дочь — доллар. За детей, наверное, 50 центов... Как мы за детей, Майк?
      — Полдоллара за пару.
      — Ну вот, — продолжал Хьюз. — Вы работали 31 день и ещё один день до обеда. — Он показал на красных толстых пальцах. — Тридцать один, понимаешь?
      Мексиканец кивнул.
      — Всего получается около 100 долларов.
      Мексиканец опять кивнул.
      — Ну, теперь начинаем высчитывать. За жильё 25 долларов. Переведи ему, Дании.
      Дании перевёл. Мексиканец что-то сказал ему.
      — Он говорит, — пояснил Дании, — что их поместили в старом сарае. Там- даже одной стены не было.
      — Наплевать. — Хыоз сплюиул. — Мой сарай. Сколько хочу, столько и беру. Всё по закону.
      Мексиканец, очевидно, знал слово «закон». Он печально кивнул, Хьюз перечислил другие вычеты: за столовую, инструменты, штрафы за невыход на работу.
      Дании переводил.
      — Ты объясни, что всё по закону, — сказал Хьюз. — Он должен 20 долларов. За один день невыхода на работу я высчитываю заработок за три дня. Так что теперь он должен будет отработать в саду.
      Дании уже надоело переводить.
      — Всё равно он ни черта не понимает. Видишь, стоит как пень. Давай лучше выпьем.
      Маленький мексиканец глядел на Хьюза. Каждый раз при слове «закон» он печально кивал. Когда Дании кончил, он снова протянул руку и сказал несколько слов.
      — Он говорит, что всё понял, — перевёл Данни. — Просит 15 долларов, как вое получили. Он доберётся до города и будет там искать работу.
      — Вот осёл! — злобно сказал Хьюз. Ему это тоже надоело. — Скажи ему, что он никуда не уйдёт, будет отрабатывать здесь, в саду.
      Данни перевёл. Мексиканец задумался. Он смотрел в землю, потом поднял голову.
      — Он говорит, что уйдёт, — сказал Данни. — Не будет работать. Говорит, что, когда начнутся дожди, им отсюда не выбраться.
      — Уйдёт, — Хьюз присвистнул. — Эй, Майк, покажи-ка ему, что у нас бывает с теми, кто уходит, не расплатившись.
      Майк поднялся из-за стола. Он был голый до пояса. Лицо и шея у него были красные от загара. Грудь и плечи — белые, жирные и покрытые рыжеватыми волосами. Поигрывая огромными бицепсами, Майк спустился во двор и подошёл к мексиканцу. Он был на треть выше мексиканца и вдвое шире его в плечах. Девушка позади сжала руки и шагнула к матери. Женщина переступила на месте и отбросила чёрную прядь жёстких волос со лба. Её суровое худое лицо не изменило выражения. Мальчишки держались за юбку матери, испуганно поблёскивая чёрными круглыми глазами.,
      Шофёр и двое рабочих, нагружавших машину возле ворот, прекратили работу. Шофёр сел на подножку кабинки, оба грузчика подошли поближе и остановились на середине двора. Один из них, сутуловатый пожилой мужчина, сунул в рот порцию жевательного табаку. Другой, мальчишка лет четырнадцати, рыжеволосый и веснушчатый, скрестил на груди руки. Дании хихикнул. Мексиканец без страха, печально посмотрел на Майка,
      — Не хочешь работать? — Майк схватил его за выгоревшую на груди рубаху.
      Мексиканец быстрым движением отступил, в руке у него тускло блеснул кривой садовый нож. Но Майк был настороже. Он уже привык объясняться с кочующими рабочими. В воздухе мелькнула толстая белая рука — и маленький мексиканец, отлетев на два шага, упал на землю. Его шляпа покатилась в сторону. Нож выпал из руки«
      Девушка рванулась было к нему, но женщина остановила её властным окриком. Обе они застыли, как будто окаменев. Сутуловатый рабочий сплюнул на землю жвачку.
      Мексиканец медленно поднялся. Удар пришёлся ему по челюсти. Фигуры Майка и Хьюза кружились и расплывались у него перед глазами.
      — Дать ему ещё одну плюху? — лениво спросил Майк, полуобернувшись к Хьюзу.
      — Пока хватит, — ответил тот. — Он уже познакомился. Скажи ему, — обратился он к Дании, — что если он завтра не выйдет на работу, ы ему все кости переломаем.
      Мексиканец медленно, осторожными движениями стряхивал пыль с жёлтой от солнца рубахи и заплатанных брюк. Вербовщик сказал ему несколько слов по-испански.
      Неожиданно рыжеволосый мальчик сделал несколько лёгких и быстрых шагов, поднял шляпу, стряхнул с неё пыль и протянул мексиканцу. Тот поднял голову В тёмных глазах у него плясали огоньки далеко запрятанной ненависти. О,и посмотрел на веснушчатые худые щёки мальчика, на его рыжеватые волосы и покачал головой.
      Мальчик продолжал стоять, держа шляпу в вытянутой руке.-
      — Гринго, — сказал мексиканец. — Гринго. — Он сказал ещё несколько слов по-испански, всё так же, с ненавистью глядя на мальчика. Затем показал рукой на шляпу и на пыльную землю у ног мальчика.
      Тот не понял.
      — Не хочет брать от тебя шляпы, Архи, — сказал сутуловатый рабочий. — Не возьмёт, потому что ты «гринго»,
      — А... — сказал мальчик. Он покраснел и вопросительно посмотрел на девушку. Та украдкой бросила на Helho предостерегающий взгляд и отвернулась. Мальчик осторожно положил шляпу на землю и отошёл.
      Мексиканец, пошатываясь, подобрал шляпу и рукавом осторожно обтёр потрёпанные поля.
      — Ну и дела, — хихикнул Данни. — Просто цирк.
      Мексиканец бросил своей жене одно слово. Женщина, девушка и мальчики повернулись и медленно пошлй к воротам. Мексиканец зашагал за ними. Его рубаха на спине, возле лопатки, была покрыта пылью.
      — Хорошо работаешь, — сказал Хьюз Майку и похлопал конторщика по жирному белому плечу. Они были почти одного роста, только хозяин фермы казался немного плотнее. И лицо у него было краснее, чем у Майка.
      — Скажи ему, — сказал Хьюз, поворачиваясь к Данни, — что, если он попробует убежать, мы его поймаем.
      Данни крикнул несколько слов мексиканцу. Тот не оглянулся. Женщина, не останавливаясь, стряхнула
      пыль с его спины. Они вышли из ворот и свернули на тропинку, которая вела к сараям, где жили сезонники.
      Мальчик и рабочий продолжали стоять, глядя на Хьюза и Майка.
      — В чём дело? — сказал Хьюз. — Представление окончилось. Поторапливайтесь с погрузкой.
      — Пиявка! — неожиданно сказал мальчик.
      — Что? — недоуменно спросил Хьюз.
      — Ты пиявка, — объяснил мальчик. — Большая жирная пиявка, напившаяся крови.
      — Потише, — сказал Хьюз. — Особенно не расходись.,
      — Я и не расхожусь, я тебе просто объясняю, что ты такое... Большая пиявка! Когда-нибудь ты лопнешь. Насосёшься крови, вдруг кто-нибудь тебя прижмёт, и ты... бах! И лопнул. Вот красота будет!
      — Никакой красоты, — сказал сутулый рабочий. — Одна вонь только. Пойдём. — Он обнял мальчика за плечи.
      Хьюз посмотрел им вслед:
      — Ладно, ладно. Я вам это при расчёте припомню. — И добавил, повернувшись к Дании. — Я всегда мексиканцам плачу меньше, чем нашей швали.
      — Правильно, — одобрил тот. — Вот пусть какой-нибудь из наших «красных» сунется к этому мексиканцу. Тот его так пугнёт. .. Он ни с одним американцем разговаривать не станет.
      — Так и делаем, — самодовольно сказал Хьюз.
      Девушка стирала возле ручья. Она положила мужскую руба.ху на маленький плот, который рабочие поставили здесь специально для стирки, и из консервной банки налила на неё немного жидкого чёрного мыла. Потом присела на жёлтые, плохо обструганные брёвнышки плота и принялась рукой плескать воду из ручья., Мальчик подошёл ближе и сел на корточки рядом с плотом. Толстая зелёная курточка на нём была сплошь покрыта густым слоем пыли. Пыль лежала и на лице, так что даже веснушек не было видно. С минуту Архи молча смотрел на быстрые загорелые руки девушки, потом похлопал себя по курточке и сказал:
      — Еше не мылся сегодня. Ездил на прицепе в Сакраменто. На дороге чертовская пыль,
      Девушка молчала. Под чёрной кофточкой на спине у неё двигались лопатки.
      — Роза!
      — Да?
      — Ты чего молчишь?
      Она бросила на него быстрый взгляд и опустила голову, продолжая стирать.
      — Я боюсь.
      — Дяди?
      Девушка кивнула.
      — Они все далеко. В южном конце сада.
      — Всё равно.
      Мальчик огорчённо почесал голову, отчего рыжеватые волосы у него стали дыбом.
      — Дай мне немного мыла, — попросил он. — Не мешает сполоснуться.
      Не глядя девушка подвинула банку. Архи встал и сбросил куртку в воду.
      — Я её тоже постираю, — сказал он. — Если долго не стирать, она делается твёрдой, как панцирь у черепахи. Об воротник можно шею сломать.
      Он прямо в брюках вошёл в ручей. Мыло было плохое, не мылилось. Мальчик стал наливать его себе на волосы, и оно пенистыми потоками спускалось на шею и грудь.
      Архи вымылся, потом сполоснул курточку в воде, бросил её на кусты у ручья и снова сел рядом с девушкой.
      Она уже покончила с рубахой и взялась за коричневое одеяло. Руки у неё так й ходили, мыльная пена пузырилась на маленьких загорелых пальцах.
      — Роза!
      — Да?
      — Ты так и будешь молчать?
      Тыльной стороной руки она откинула со лба прядь чёрных жёстких волос.
      — Знаешь... — она оставила одеяло и села на.песок на берегу. — Я боюсь. Если дядя узнает, что я с тобой разговариваю, он рассердится. У нас в семье никто не разговаривает с американцами. Только по делу.
      — Да... — мальчик покачал головой. — Он у меня вчера во дворе шляпу так и не взял.
      — Я видела. А теперь дядя еш,е больше рассердил-
      ся. Всем американцам что-то заплатили, а нам ничего.. , Совсем ничего. Мы даже должны остались.
      — Скотина этот Хьюз, — сказал Архи. — Самая большая скотина в этих местах... Я их тут всех знаю на сто километров кругом.
      — Он говорит, что за столовую высчитал и за сарай. — Она вырвала травинку, пожевала её и бросила в ручей.
      — Столовая! — Архи презрительно сплюнул. — У меня в одном зубе дырка есть, — так весь обед проваливается в эту дырку, в живот ничего не попадает.
      Девушка сдержанно улыбнулась.
      Край намыленного одеяла сполз в ручей; от него в прозрачной воде расходилась клубящаяся муть.
      — Архи!
      — Что?
      — Почему тебя зовут Архи? Это американское имя?
      — Нет, — он дотронулся пальцем до своей щеки. — Видишь веснушки? Сколько их! Целый архипелаг. Вот ребята и стали звать меня Архипелагом, а потом Архи.
      — А отчего бывают веснушки?
      — От здоровья. Не веришь? Я такой здоровый, что могу неделю не есть. Только худею очень.
      — А было так, что неделю ты ничего не ел?
      Архи задумался.
      — Неделю не было... А по три дня бывало. Я только арбузные корки ел. Собирал в городе на помойке.
      — И у нас так было. Мы в эту весну очень голодали. У нас один маленький умер.
      Справа из кустов вдруг вылетела, хлопая крыльями, серая птица и, мелькнув в светло-голубом небе, исчезла за деревьями.
      — Утка! — воскликнул мальчик. — Вот бы ружьё!
      — Ну ладно. — Девушка встала. — Я буду стирать, А ты уходи. Вдруг дядя придёт.
      Мальчик тоже поднялся.
      — Подожди, — сказал он. — Сколько вы ещё будете здесь работать? Неделю?
      — Нет. — Она оглянулась по сторонам. • — Только ты никому не говори. Мы уйдём ночью. Сразу, как стемнеет.
      — Ого! — Архи свистнул. — Вы только осторожнее* Хьюз вас будет преследовать. У него собака есть специально для погони. А потом ещё приедет шериф и вас оштрафуют. Понимаешь, чем это кончится?
      Надежда
      81
      — я не знаю, — сказала девушка. — Это всё дядя решил.
      — Но и тут торчать нет смысла. Хыоз вас выгонит, когда кончится сбор урожая. Куда вы ни пойдёте, всюду будут надписи: «Работы нет».
      — И потом ещё дожди, — сказала девушка. — Говорят, тут всё затопит. Мы тогда совсем пропадём.
      — Дожди будут, — подтвердил мальчик.
      Они постояли некоторое время молча.
      — Знаешь что... — Архи сунул руки в карманы. — Хочешь, я вас провожу? Я тоже собираюсь уходить. Меня Хьюз вот-вот выгонит.
      — Нет, что ты! — девушка испуганно отступила. — Я тебе говорю: дядя всех американцев ненавидит. Он с тобой и говорить не станет. Он лучше с голоду умрёт, чем возьмёт что-нибудь от американца.
      — Ну ладно, — сказал мальчик огорчённо. — Чудак он, твой дядя. Это же Хьюзу выгодно, чтобы мексиканцы были против нас... — Он протянул девушке руку. — « Ну, прощай.
      — Прошай, — сказала девушка. — Мы, наверное, больше не увидимся никогда.
      — Наверное.
      — Ты теперь так и будешь всё время один?
      — Так и буду. Ну ничего. — Мальчик тряхнул волосами. — Я привык.
      — Опять будешь жить в лагере безработных?
      — Да. Скорее всего там. Только зимой там очень плохо. Холодно.
      Мальчик перепрыгнул через ручей и остановился на другом берегу.
      — Знаешь что?
      — Ну!
      — Если вы будете ночью уходить, не идите по дороге. Они на лошадях вас сразу догонят. Идите лесом и постарайтесь добраться до лагеря безработных. Если успеете уйти километров за двадцать, — ваше дело выиграно. Хьюз надолго ферму не оставит.
      — Хорошо. Я объясню дяде. Скажу, что сама придумала.
      — Ну прощай!
      — Прощай.
      Было около двух часов ночи, когда Хыоз стал будить Дании.
      — Ты всё валяешься, — он стаскивал с вербовщика несвежую простыню. — Ты спишь, а птички улетели.
      — Какие птички? Что ты несёшь?
      — Мексиканец удрал вместе со своим курятником.,
      — Что ты говоришь? — Дании сел на кровати. Сон с него слетел. — Не может быть!
      — Вот тебе и «не может». У тебя он украл, выходит, долларов шестьдесят, если считать, что они еш;е две недели должны работать, а у меня все двести.
      — Надо торопиться. — Дании поспешно натягивал брюки.
      — Ничего, — сказал Хьюз, — одевайся пока.. Майк седлает лошадей, а я пойду возьму собаку.
      Через четверть часа они выехали. Вербовщик — на тяжёлом упитанном жеребце по кличке Молодец. Хьюз и Майк — на кобылках из американских рысистых. Рядом с лопТадьми бежала собака. Майк держал её на длинном, в три метра, ремне. Было ещё темно, но дорога различалась хорошо. Собака сразу взяла след и с лаем тянула вперёд. Лошади шли ровной некрупной рысью. Только у Данни жеребец всё время дёргал повод вниз,
      — Ты ему не давай опускать морду, а то он споткнётся.
      — Знаю, — проворчал Данни. На этом жеребце он участвовал здесь однажды в такой же погоне.
      — Я так и думал, что этот мексиканец уйдёт, — говорил Майк возбуждённо. — Уж слишком он гордый, нипочём не станет работать, раз решил, что это несправедливо.
      — Ну, мы ему сейчас покажем «справедливость», — проворчал Хьк», помахивая плёткой. — Люблю это дело. — Он повернулся к Данни, который яростно дёргал повод. — Это будет почище, чем охота за кроликами. Но, ты, дьявол! — прикрикнул он на кобылу, которая на ходу пыталась укусить жеребца. — И послушать только, какой вой поднимется, когда на них спустишь собаку.
      — Мне бы раньше надо было заглянуть туда к ним, в сарай, — продолжал Майк. — Но я проснулся полчаса назад. Прихожу, а там никого.
      — Может быть, они с вечера ушли, — сказал Хыоз, — тогда они уже далеко.
      — Тут всё зависит от того, как они пойдут, — сказал Майк. — Если по дороге, то мы их живо схватим.
      Небо постепенно затягивало тучами. Луна спряталась. Ободряемые ночным холодком, лошади шли споро. Хыоз и Майк были возбуждены. Только Дании чувствовал себя плохо. Он ненавидел езду верхом, и, кроме того, от вчерашней выпивки у него болела голова. Но за свои шестьдесят долларов он готов был скакать всю ночь.
      Они доехали до поворота, где темнела большая роща. Неожиданно собака рванулась с дороги в сторону, так что Майк выпустил ремень. Собака бросилась к роще. Майк свистнул — и она остановилась. Остановились и всадники.
      Обе кобылки вертелись от нетерпения. Только жеребец Дании сразу стал смирно. Майк поймал собаку, и она села па дороге, тяжело дыша и высунув длинный язык.
      — Вот гады! — выругался Хыоз. — Дело плохо. Они свернули с дороги. Если они пойдут лесом, нам верхом не проехать.
      — Это их кто-нибудь научил, — сказал Майк. — Им самим нипочём не додуматься. Откуда они знали, что мы за ними погонимся?
      — Верно, — сказал Дании, слезая со своего жеребца. — Этому мексиканцу ни до чего не додуматься самому. Он ведь ещё ни разу не был в Калифорнии.
      Хыоз тоже спрыгнул на землю.
      — Ну, если бы узнать, — кто их надоумил?
      — Это не из наших рабочих, — сказал Майк. — Они сами ничего не знают. Все первый сезон у нас.
      — Как будто бы никого из посторонних вчера не было, — сказал Дании. — Да этот мексиканец ни с кем и не разговаривает.
      — Но, ты! — крикнул Хьюз кобыле, которая, обмахиваясь, задела его хвостом. Он со злостью дёрнул повод. — Делать нечего. Всё равно мы быстрее их двигаемся. Ведь у них двое щенят и ещё они прихватили своё барахло. Пойдёмте.
      Они взяли лошадей в поводья и пошли за собакой, которую Майк опять поставил на след.
      — Я с этого мексиканца три шкуры спущу, — ворчал Хьюз. — Я им покажу, как убегать.
      — Подождите, — сказал вдруг Майк, останавливаясь. — Я знаю, кто их научил. Это мальчишка, бродяга из лагеря. Я видел, как он однажды с девчонкой разговаривал. Наверняка он научил мексиканца.
      — Это который у нас и в прошлом году работал?
      — Ну да, он.
      — Надо было бы его как следует пугнуть, чтобы он сюда и носа не совал.
      Дании, спотыкаясь, тащил за собой жеребца.
      — Давай, давай скорее! — торопил Майк. — Нам бы только увидеть их.
      Они дошли до ТОГО места, где начинался кустарник. Собака потянула в самую чаш;у. Хьюз и Майк остановились, поджидая отставшего Дании.
      — Вот гады! — снова выругался Хьюз. — Никак я не думал, что под этой шляпой столько мозгов... Они [Ю-шли чащей. Нам тут с лошадьми не пробраться.
      — У тебя нет выпивки с собой? — осторожно спросил Дании.
      — Есть, — снисходительно ответил Хьюз. — Для такого дела я всегда беру. Веселее будет.
      Он отвинтил крышку от фляжки у себя па пояге и подал её Данни. Тот выпил.
      — Хорошее виски. Теперь легче стало.
      Все трое закурили. После короткого совеш;ания было решено, что Майк с собакой пойдёт по следам, а Данин с Хьюзом — в обход. По выходе из леса Майк выстрелит из револьвера, туда вербовш;ик с хозяином прискачут на лошадях и опять поедут дальше. Ведь где-то мексиканец с семьёй.всё равно должен выйти из рощи.
      Так и сделали.
      Через минут сорок, когда прозвучал выстрел, Данни с Хьюзом были всего в полукилометре от Майка. Они соединились. След теперь шёл по тропинке среди полей сжатой кукурузы. Они сели верхом и поскакали дальше.
      — Мы ему все кости переломаем! — грозился Хьюз.
      — Через час мы их схватим, — пообеш;ал Майк. — Вот будет потеха.
      Они шли уже около двух часов. Мальчики совсем выбились из сил. Роза и мать несли их на руках.
      Отец всё время шёл впереди. У него был самый тяжёлый груз, почти всё их хозяйство с посудой и тряп-
      ками, увязанное в узел. Свою шляпу, чтобы она не задевала за кусты, он откинул назад, за спину. Девушка не отрываясь смотрела на эту шляпу, которая в тёмном лесу была для неё единственным ориентиром.
      Несколько раз мальчик у неё на руках принимался плакать, но Розе довольно было сказать, что они вернутся на ферму, чтобы он замолкал: так испугала мальчиков сцена во дворе.
      Они шагали молча и быстро. Девушка слышала только тяжёлое дыхание женщины позади и свист ветра в ветвях. На исходе второго часа, когда маленький уже засыпал на руках у Розы, отец первый раз остановился.
      Все так измучились, что сразу сели на траву. Мальчики прижались головами к юбке матери и моментально заснули. Некоторое время взрослые сидели молча, тяжело дыша. В просвете между деревьями была видна луна, сбоку к ней подбиралась большая тёмная туча.
      Женщина поднялась. Опа развязала узел, положенный мексиканцем на траву, и достала оттуда фляжку с водой. Мужчина напился первый, за ним девушка, потом женщина сама сделала несколько глотков. Она доставала из узла кусок чёрствого кукурузного хлеба, когда в ночной тишине раздался (револьверный выстрел. Хотя это было далеко от них и никто не понимал, зачем стрелять ночью, все трое сразу почувствовали, что выстрел имеет отношение к ним. Это стреляли американцы, враги. Это была погоня.
      Девушка вздрогнула. Женщина бросила на неё строгий взгляд и вопросительно посмотрела на мужа. В руке у неё был нож. Она хотела нарезать хлеба. Мексиканец продолжал спокойно сидеть, как будто ничего не слышал. Лицо у него не изменилось. Помедлив, он сказал:
      — Нарежь.
      Женщина разрезала хлебец иа части. Они жевали быстро, по очереди запивая водой из фляжки.
      — Нож дай сюда, — сказал мексиканец.
      Женщина кивнула и подала ему нож. Когда съели
      хлеб, он вскинул на спину узел, продев лямки на плечи.
      — Теперь пойдёмте.
      Девушка взяла на руки маленького, мать — старшего,
      — Надо идти быстро, — сказал мексиканец.
      И снова они шли. Ветви били их по лицу, ветер свистел наверху между стволами деревьев.
      Наконец вышли из леса. Далеко впереди темнела другая большая роща.
      — Туда, — мужчина показал рукой. ,
      Второй выстрел застал их уже в этой рош;е. Взрослые совсем выбились из сил. Руки у девушки одеревенели. Хорошо, что маленький уже выспался и мог теперь держаться за шею. Старший мальчик снова шёл сам
      Они присели отдохнуть на ствол поваленного дерева, когда раздался второй выстрел. Совсем близко. Не дальше чем в полутора километрах от них.
      На этот раз и женш;ина вздрогнула. Теперь стало окончательно ясно, что это гонятся за ними. Отдыхать было нельзя. Мужчина встал и прислушался, потом кивнул женщинам, и они пошли дальше. Они шагали так быстро, что старший мальчик вынужден был почти бежать, чтобы не отставать от взрослых. Мексиканец всё время держался одного направления. Он двигался с таким расчётом, чтобы луна была у него слева, за спиной. Но вот луна зашла за тучи. Стало совсем темно. Он шёл наудачу, в тёмные проходы между деревьями.
      Они вышли на поляну, когда ветер донёс издалека слабый лай собаки. Звук доносился слева, а не сзади. Мексиканцу стало ясно, что он сбился с направления.
      На поляне протекал ручей. Они подошли к нему и остановились. Лай собаки раздавался всё ближе. Мексиканец понял, что им не уйти. Он сбросил свой узел и повернулся к женщинам:
      — Будем стоять здесь.
      Роза спустила маленького на землю. Старший мальчик прижался к матери. Все они напряжённо смотрели в темноту леса, откуда продолжал доноситься настойчивый, становящийся всё более громким, собачий лайч
      Неожиданно из леса показалась тёмная фигура. Мексиканец схватился за нож. Женщина отодвинула мальчиков за спину.
      — Вы что, к земле прилипли, что ли? — раздался вдруг мальчищеский голос. — Хотите, чтобы собака ваши штаны попробовала?
      Это был Архи. Он быстро подошёл к ним и кивнул мексиканцу, как старому знакомому. Тот стоял в напряжённой позе с ножом в руках, маленький, недоверчивый.
      — В чём дело? — спросил Архи. — Чего вы тут встали? Хьюз с шайкой гонится за вами вовсю. У них
      овчарка. Я её по голосу узнал. Знаю тут всех собак на сто километров вокруг.
      Мексиканец с женой смотрели на Архи с недоверием, но Роза бросилась к нему. Путая испанские и английские слова, она объяснила, что они заблудились и теперь не знают, что делать.
      — Ну и что? — рассудительно сказал Архи, насмешливо глядя на мексиканца. — Я же вам объяснил, чтобы вы шли в лагерь.
      — Но мы не успеем! — воскликнула Роза.
      — В самом деле, — сказал Архи. — Надо торопиться.
      Он схватил платок девушки, который был у неё на
      плечах.
      — Я сейчас запутаю следы. Вы идите, — он толкнул Розу в ручей, — идите по ручью вниз. Всё время по воде, пока не выберетесь из леса. Доберётесь до дороги, а там налево лагерь, в двух километрах. Там спрячетесь. Только не бойтесь.
      С платком в руках он бросился к ручью, пересёк его и, волоча платок по земле, вышел на другой берег. Мексиканец и его жена смотрели на него ошеломлённые.
      — Да объясни ты им! — крикнул мальчик Розе. — Объясни, в чём дело.
      Девушка повернулась к дяде. С минуту все трое горячо говорили по-испански. Потом мексиканец повернулся к мальчику и сказал несколько слов на своём языке.
      — Дядя благодарит тебя, — объяснила Роза.
      — Давайте скорее! — крикнул мальчик. — Потом поговорим. Это вам не сенат.
      Они спустились в ручей и пошли, по колено в воде, направо. Архи следил за ними, пока они не скрылись в лесу, потом побежал налево, волоча по траве платок.
      Около пятнадцати минут поляна оставалась пустой. Потом из леса, заливаясь лаем, выбежала собака и вслед за нею Майк. С минуту они кружились вдвоём потраве.
      — Ищи, иш;и, — говорил Майк. Он был разгорячён и впал уже в настоящий охотничий азарт.
      Хьюз и Дании услышали третий выстрел около пяти часов утра. Они поскакали, обходя рощу, которая была самой большой из тех трёх, которые попались им на пути.
      Хьюз непрерывно ругался. Данни помалкивал. Он
      с трудом держался в седле. В руке у него был повод второй кобылы, для Майка.
      Майк ждал их на окраине рощи.
      — Ну теперь-то они где-нибудь рядом, — сказал он, осматриваясь.
      Начиналось утро. Стало светлее.
      Они поскакали опять по сжатому кукурузному полю.
      — Не могу понять, — говорил Майк, — куда они бросились. Как будто бы шли к большой дороге, а теперь в другую сторону.
      — Это они со страху, — хихикнул Дании. — Услышали, что ты стреляешь, и начали метаться.
      — Ну, у них еш;е будет случай защёлкать зубами, — пообещал Хьюз, — когда мы спустим собаку.
      — Ни черта он не защёлкает зубами, этот мексиканец, — сказал Майк. — Я их знаю. Его теперь хоть режь, он и виду не подаст, что ему больно.
      — Ничего, ничего, — Хьюз сжал кулаки. — Когда я ему дам одну плюху, он всю гордость потеряет. Вот увидишь! Потащится на работу в сад. Я его ещё месяц заставлю поработать, если только будет что делать.
      — Тогда будешь должен мне ещё сто двадцать, — сказал Дании.
      Кукурузное поле поднималось кверху. Собака шла по следу прямо по тропинке.
      — За гребнем мы их увидим, — сказал Майк. — Вог будет потеха, когда они оглянутся.
      Они доскакали до гребня, остановились и осмотрели. В долине никого не было.
      — Что за дьявольщина! Сквозь землю они, что ли, провалились? — сказал Хьюз. — Ну и бегут, — на лошади не догнать.
      Они поскакали дальше. Неожиданно собака остановилась. Майк с разбегу чуть не налетел на неё.
      Собака металась взад и вперёд по тропинке, недоуменно поглядывая на Майка.
      — Ну и дела, — сказал он. — Ещё ни разу не было, чтобы она со следу сбилась. Ищи, ищи, ну...
      Собака, повизгивая, вертелась на поводу. Майк слез с лошади.
      — Ищи! Ну, скотина!
      Собака, наконец, нашла след. Он вёл теперь под резким углом направо, почти назад. Хьюз выругался.
      — Значит, они всё-таки бросились к федеральной дороге.
      Майк взобрался в седло, и они поскакали по тюлю назад. Снова спустились в долину и поднялись на пологий холм. Солнце уже показалось из-за горизонта. Было совсем светло.
      — Вот они, вот они! — закричал Дании и показал рукой вперёд.
      В километре от них маленькая группа серых фигурок торопливо двигалась по федеральной дороге.
      — Поскакали! — крикнул Хьюз.
      — Никак это возле лагеря безработных? — сказал Майк.
      — Наплевать.
      — Смотри-ка, -- сказал Майк. — Их вроде больше стало. Пятеро бегут.
      Хыоз всматривался в группу бегущих людей.
      — Чёрт возьми, да ведь это мальчишка! Этот Арх или.., как его там? Он их ведёт.
      — Ну, мы его тоже выучим! — воскликнул Майк. — Он забудет, как его мать звали.
      — Ну, поскакали скорее! — закричал Хыоз.
      Они пригнулись к спинам коней и ринулись за мексиканцем и его семьёй. Хыоз и Майк впереди, Дании — всё больше и больше отставая от них на своём тяжёлом жеребце. Ветер свистел у них в ушах, расстояние между ними и беглецами сокращалось с каждой минутой.
      — Ну, так и есть: они вошли в лагерь! — крикнул Майк Хьюзу.
      — Ничего, — зарычал Хыоз. — Мы и там их достанем. — Он нахлёстывал свою кобылу, которая устала носить всю ночь его стокилограммовое тело.
      Они выехали на широкую асфальтированную федеральную дорогу и поскакали по направлению к лагерю,
      Лагерь находился возле самой дороги. Это было странное скопиш;е хижин, конур, прев|раш;енных в жилиш;е старых грузовых автомобилей. Здесь жили сезонные рабочие, те, кто не имел денег, чтобы переехать в другое место, когда в Калифорнии кончался сезон уборки. Сколько их находилось здесь? Этого никто не знал. Здесь не было ни учёта, ни прописки. Раньше этот лагерь помеш;ался возле самого города, но, по настоянию
      городских властей, его перенесли сюда, на сороковой километр от столицы штата
      Нельзя было даже сказать, что лагерь «перенесли».: Безработных просто выгнали оттуда, и они ушли, забрав с собой детей, рваные одеяла, старые кастрюли, детские колясочки — что у кого было и что каждый мог унести. Они пришли сюда и постепенно из всякого хлама снова построили этот город ниш;еты — лагерь безработных. Сейчас возле дороги у лагеря постепенно собирались люди. Хьюз и Майк видели, как к мексиканцу с семьёй, остановившимся возле первых хижин, подошёл один человек, другой, третий...
      — Сейчас мы им дадим! — крикнул Хьюз. Когда они с Майком приблизились, возле дороги была уже толпа. В центре стояли маленький мексиканец, его жена, девушка и двое ребят. Все измученные, задыхающиеся, запылённые. Мальчишка, который привёл их сюда, затерялся где-то в толпе.
      Над толпой стоял лёгкий говор. Он умолк, когда бешеный цокот копыт замер возле лагеря.
      Хьюз и Майк осаживали лошадей возле самой толпы. Разгорячённые кобылы пританцовывали и вскидывали передние ноги, налезая на людей. Толпа молчала, слышалось только горячее дыхание лошадей и стук копыт. Постепенно люди поворачивались к Хьюзу и Майку. Из задних рядов переходили вперёд. Только маленький мексиканец с семьёй стояли неподвижно.
      Хьюз никак не мог успокоить свою кобылу. Майк сидел верхом, держа на поводке подвывавшую собаку Наконец Хьюз справился с лошадью. Он соскочил на землю, вспотевший и разгорячённый, бросил повод Майку и, держа в руке плётку, ринулся к маленькому мексиканцу. Ринулся... и остановился.
      Перед ним стояла стена. Людей было немного — двадцать пять или тридцать. Мужчины, женщины и дети, грязные, худые, оборванные. Они стояли плотно, плечом к плечу, в несколько рядов. Два или три десятка лиц внимательно смотрели на Хьюза. Прямо перед хозяином фермы стоял высокий старик, рядом со стариком — седая сгорбленная женщина, дальше виднелись чёрные брови и большие глаза креола с Пуэрто-Рико, две или три широкие ирландские физиономии. Несколько жёлтых лиц людей, болеющих лихорадкой. Тёмные щёки и курчавые волосы негров. Все лица были очень разные — ни одно не похоже на другое. Но их объединяло что-то общее. Не худоба, нет, хотя все были худыми. Общим для всех лиц было то выражение, с которым они смотрели на Хьюза.
      Глухая, свирепая ненависть, которая горела в глазах всех стоящих перед ним людей, остановила хозяина фермы.
      Хьюз ке боялся никого из этих людей в отдельности. Он привык издеваться над такими у себя на ферме, избивать их, если они в отчаянии бросались на него. Но только поодиночке. А здесь не было одиночек. Это была стена.
      Хьюз понял, что, если он ударит одного из них, ему ответят все.
      Не зная, что предпринять, он откашлялся и охрипшим вдруг голосом спросил у толпы:
      — В чём дело?
      Никто не ответил ему. Было совершенно тихо. Даже собака перестала скулить. Только лошади позвякивали уздечками. Люди стояли и молча смотрели на него. Время как будто остановилось, и вместе с ним погоня тоже остановилась. Всю ночь они, возбуждённые и вспотевшие, скакали за мексиканцем, всю ночь они с Майком предвкушали, как будут веселиться, когда поймают эту семью, и теперь вдруг весь пыл этой погони ударился о неподвижную стену молчаливых, суровых людей — ударился и разбился.
      За спиной Хьюз услышал стук копыт и оглянулся. Подъехал отставший Дании. Вербовщик остановил жеребца поодаль и, не слезая на землю, опёрся руками о луку седла. Ещё издали он увидел, что всё получается как-то не так, как обычно. Он поставил жеребца с таким расчётом, чтобы в случае чего можно было быстро повернуть его и ускакать.
      Хьюз нащупал висевший на поясе револьвер. Всё-таки их было трое, и все вооружённые.
      Он шагнул к толпе, стараясь снова вызвать в себе ту злость и энергию, с которой они гнались за мексиканцем. Положив руку на револьвер, он хрипло крикнул:
      — Ну, в чём дело? Что вы здесь стали?
      Толпа чуть двинулась. Из середины вышел рослый мужчина в потёртом, давно уже потерявшем первона-
      чальный зелёный цвет, комбинезоне. Он неторопливо сунул в рот сигарету. Ногти у него на руках были совсем тёмными от въевшейся металлической пыли и машинных масел, как у человека, который всю жизнь возится со станками и моторами. С полминуты он спокойно смотрел на толстое красное лицо Хьюза, потом сказал:
      — А вам что надо? Что вы тут катаетесь?
      Хьюз сделал рукой нетерпеливый жест.
      — Мне нужен вот этот, — он показал на мексиканца, стоявшего за спинами людей.
      — А зачем?
      — Тьфу! — выругался Хьюз. — Что я тут объясняться буду! Мне его надо — и всё тут.
      Старик рядом тяжело вздохнул. Женщина переступила.
      — А может быть, всё-таки объясните? — спросил мужчина.
      — Ну... — Хьюз оглянулся на Майка и Данни. Никогда он не был в таком дурацком положении. Объясняться ещё перед этим сбродом. Ему было неудобно перед вербовщиком и Майком. — Ну. .. он мне должен. Работал на ферме, задолжал и убежал.
      — Долго работал?
      — А тебе какое дело? — Хьюзу казалось, что мужчина смеётся над ним, но в действительности тот был серьёзен. — Ты что, адвокат?
      — У нас есть адвокат, ей-богу! — раздался мальчишеский голос.
      Из толпы вышел Архи. Увидев его, Хьюз сжал кулаки. Он с наслаждением ударил бы мальчишку по его веснушчатой физиономии так, чтобы тот замолчал навсегда. Но он сдержался.
      Архи не смутился под взглядом хозяина фермы.
      — У нас же есть адвокат, — повторил он и, повернувшись к толпе, позвал: — Фрэнк, иди сюда.
      Из толпы выбрался маленького роста мужчина в засаленной белой рубашке, с чёрной бородой и быстрыми движениями. Он остановился перед Хьюзом, глядя на него снизу вверх,
      — Я адвокат. В чём дело? — Тонкими пальцами ои быстро потёр небритую щёку. — В чём вы обвиняете этого человека? — он кивнул в сторону мексиканца, которого теперь и не видно было за людьми.
      Хьюз пожал плечами и выругался. Злость переполняла его. Он резко повернулся к Майку.
      — Спускай собаку!
      Майк за поводок приподнял присмиревшего пса, отцепил ремень и, бросив собаку на землю, крикнул:
      — Ищи1
      Собака с рычанием бросилась к толпе. Высокий старик вдруг шагнул вперёд, выставил ногу, с необыковеи-ной быстротой и точностью встретил собаку ударом толстого сапога. Она с воем отползла к Майку. Старик отступил.
      Снова все замолчали. И вдруг Хьюзу стало страшно. Люди теперь располагались полукругом, и он находился в центре толпы. Это были те самые люди, каких он нанимал, обманывал и выгонял, и в то же время они были какие-то незнакомые, из другого мира. Хьюз понял, что от них он не может ждать ни покорности, ни страха. Руки у него опустились. На лбу выступил холодный пот,
      — Эй, хозяин! — раздался голос.
      Хьюз оглянулся. Это был Майк. Сидя верхом, он кивнул хозяину в сторону фермы. Хьюз понял: надо уходить,
      — Ну ладно, — сказал он потерянным голосом, sr-Ладно... Этот мексиканец ещё придёт ко мне на ферму. — Но Хьюз произнёс это без всякой уверенности. Ои знал, что мексиканец с семьёй уже не в его власти.
      Хьюз повернулся и пошёл к лошади. Ему казалось, что сзади вот-вот произойдёт что-то страшное.
      Под молчаливым взглядом толпы он забрался в седло. Втроём они повернули коней и медленно поехали по дороге. В воздухе вдруг просвистел камень — и Дании схватился за голову. Он хотел остановить коня, но передумал и, ударив его каблуками, погнал вперёд. Хьюз понял, что камень бросил Архи, но ему было всё равно.
      Молча они проехали около километра. Хьюз мрачно смотрел на каменистую, покрытую редкой травой землю, убегающую из-под копыт коня.
      — Я здорово испугался, — сказал,наконец, Майк, — никогда я ещё не был в такой переделке.
      Хьюз не ответил. Он думал о том, что сегодня он встретился с чем-то таким, что было гораздо сильнее его. Никогда ему уже не придётся так уверенно чувствовать себя с этими сезонными рабочими. Никогда.
      Они догнали вербовщика. На лысой голове у него вздулась синяя шишка. Держа в руках шляпу и грязный носовой платок, Дании сказал жалобно:
      — Пропали мои 60 долларов. — Потом хихикнул. — И твои двести.
      Хьюз промолчал, — он думал о своём. Теперь, когда они больше не гнали лошадей, те брели медленно, дёр« гая головами, отбиваясь от наседающих утром ком аров.-Майк сказал:
      — Теперь они все уйдут — те, кто остался за долги Соберутся разом и уйдут.
      И олять Хьюз ничего ие ответил.
      Когда трое всадников отъехали, высокий мужчина в комбинезоне повернулся к толпе.
      — Ну, всё в порядке, — сказал он. — Больше они сюда носа не сунут.
      — Сволочи, — сказал тот, который называл себя адвокатом и действительно был юристом по образова-
      нию. — Сволочи. Если бы здесь в самом деле соблюдались законы, мы могли бы привлечь их к суду за преследование с собакой.
      Полукруг людей распался. Все теперь повернулись к мексиканцу. Тот стоял опустив руки. У него было странное, счастливое и смущённое, лицо. Пожалуй, такого выражения никогда не видели ни его жена, ни дети. Он сказал несколько слов девушке, которая, нагнувшись, отряхивала грязный подол рубашки у однбго из мальчишек. Та подняла голову, осмотрелась и позвала:
      — Архи!
      Мальчик вынырнул откуда-то из-за спин людей и, сунув руки в карманы, с независимым видом подошёл к ней. Он покровительственно улыбнулся маленькому мальчишке, которого девушка держала за руку, и сказал:
      — Давно я хотел этому вербовщику разукрасить рожу. Жаль только, что камень маленький попался.
      Мексиканец подошёл к Архи.
      — Дядя хочет пожать тебе руку, — объяснила девушка.
      Мальчик покраснел. Краска медленно заливала его веснушки. Он осторожно вытащил руку из кармана, с сомнением посмотрел на неё и тщательно вытер о грязные штаны.
      Мексиканец снял шляпу. В своей заплатанной рубахе, с жёлтыми усами, он, несмотря на маленький рост, выглядел очень величественно. Он протянул руку, мальчик подал ему свою. Люди кругом улыбались. Мексиканец сказал несколько слов.
      — Дядя предлагает тебе, — сказала девушка, — стать членом нашей семьи.
      Архи покраснел ещё больше. Он растерянно взъерошил рыжие волосы на макушке.
      — Ты будешь нам, как брат. Где бы ты ни был н что бы ты ни делал, ты всегда будешь знать, что у тебя есть родные.
      — Спасибо, — сказал Архи.
      Один из «членов семьи», пятилетний мальчишка мексиканца, смотрел на Архи с уважением. Архи подошёл к нему и вытер грязный нос мальчика. Мексиканец оглянулся на жену. Какая-то женщина, с растрёпанными после сна волосами, подошла к ней и обняла её,
      Мексиканец прижал руку к сердцу. Он посмотрел па людей, стоявших перед ним, маленькой жёсткой загорелой рукой показал на удалявшихся всадников и заговорил. Говорил он минуты три. Это была целая речь. Потом ударил себя в грудь, изящным сдержанным жестом обвёл толпу и умолк.
      Все выслушали его внимательно, хотя и не поняли ни одного слова, так как, за исключением его семьи, никто не знал здесь испанского. Речь всем понравилась.
      — Хорошая речь, — сказал высокий старик. — Умеет человек говорить. Я однажды слушал одного парня в Нью-Йорке. Он был с высшим образованием. Тоже хорошо говорил. Тысячи три народу там было... И этот тоже умеет.
      Он подошёл к маленькому мексиканцу и похлопал его по плечу.
      — Правильная речь. Как раз то, что нужно.
     
     
     
      БРОДЯГА
     
      Служитель заправочной станции сидел в тени возле буфета и дремал. Когда вдали послышался шум машины, он поднял голову. Скрипнули тормоза. Из кабины приземистого «Шевроле», гружённого бочками, выпрыгнул светловолосый тощий шофёр в просторном для него зелёном комбинезоне. Направляясь к буфету, он сказал служителю:
      — Заправишь. Там совсем немного осталось.
      В прохладной полутёмной комнате буфета он бросил на прилавок монету.
      — Стакан томатного.
      Девушка за прилавком взяла чистый стакан.
      — Не пообедаешь?
      — Что мне обедать? Я через час дома буду.
      Шофёр допил сок и посмотрел в окно. Служитель кончил заправку и вытирал теперь кузов.
      — Как там ребята на текстильном? — спросила девушка.
      — Держатся, — ответил шофёр угрюмо.
      Он уже хотел выйти из буфета, когда оборванный и
      усталый на вид мужчина поднялся из-за столика. Ему было лет тридцать. Он был широкоплеч и высок.
      — Эй, не подвезёшь, приятель?
      — Тебе куда? — спросил шофёр,
      — До города.
      — У тебя что там — родные?
      — Да, — неопределённо ответил мужчина. — У меня там есть кое-кто. Родные, то есть.
      — Ладно, — неохотно сказал шофёр. — Садись. — Он кивнул девушке.
      Они сели в машину. Мужчина снял потрёпанную брезентовую куртку и положил её себе на колени. У него были медно-красные загорелые плечи, как у человека, который почти весь день проводит под палящим солнцем.
      Шофёр, не глядя на него, нажал сцепление и включил скорость.
      Они ехали около получаса молча. Когда несколько поворотов осталось позади и перед ними протянулась прямая, как натянутая серебряная струна, дорога до самого города, шофёр прибавил газу и взглянул на пассажира.
      — У тебя тут в самом деле кто-нибудь есть, в городе? Или ты это так сказал?
      Мужчина помедлил с ответом.
      — Да нет, никого нету, — сказал он наконец.
      Шофёр опять покосился на его загорелые плечи, старую куртку на коленях и отвернулся молча.
      Колёса шуршали по асфальту. Справа и слева неслась, убегая назад, выжженная солнцем серо-коричневая земля с редкими кустиками жёлтой колючей травы.
      Они ехали некоторое время, затем шофёр спросил не оборачиваясь:
      — Бродяга?
      — Нет, — неуверенно сказал мужчина. — Пожалуй, я не бродяга... Приходится таскаться с места на место. Где найдёшь работу, а где нет... Если смотреть, сколько я городов переменил за последний год, тогда верно, похоже, что бродяга.
      — Тебе сколько лет?
      — Двадцать пять, — сказал мужчина. — Только двадцать пять, — а на вид можно дать больше, правда?
      Шофёр не ответил. Мужчине хотелось поговорить, и он продолжал, цедя одно слово за другим и глядя вперёд на однообразный степной пейзаж.
      — у меня старики в Техасе сидят на ферме. Поесть хватает впроголодь, а одеться не на что. Отцу даже штанов не купить. А я как демобилизовался, так и валандаюсь.
      — Член профсоюза?
      — Нет... платить же надо.
      — Ну тогда, значит, бродяга, а не безработный.
      — Может быть, — согласился мужчина,- — Может быть, и бродяга.
      — А тебе всё равно?
      — Конечно.
      Они долго ехали молча. Вдали над горизонтом показались первые признаки города — едва заметный отсюда дым заводской трубы. На дороге было пустынно.
      — В нашем городе бродяг не любят, — сказал шофёр. Он взглянул на мужчину, ожидая, что тот скажет в ответ, но мужчина только пожал мускулистыми плечами.
      — У нас на текстильном комбинате бастуют, — сказал шофёр. — Хозяева бандитов нагнали в город — жуть. Это из тех, которых нанимают, чтобы забастовщиков усмирять. На каждом углу стоят, высматривают; у всех кастеты, револьверы. Ночью по городу не пройдёшь. Да и днём тоже. — Шофёр всё йремя поглядывал на мужчину, но тот равнодушно молчал.
      — Что же ты молчиШь?
      — А что мне говорить-то? — удивился мужчина.
      — Не боишься гангстеров?
      — А что мне их бояться? Что им с меня взять?
      Криво усмехнувшись, шофёр отвернулся.
      Степь кругом была безлюдна. Дальше к горизонту она переходила в коричневые пологие холмы.
      Они проехали ещё около трёх километров, и вдруг шофёр резко затормозил и повернул к обочине. Бочки сзади в кузове загрохотали. Мотор заглох. Наступила необычная тишина. Шофёр открыл дверцу с той стороны, где сидел мужчина.
      — Слезай!
      — Что? — мужчина удивлённо огляделся. Они стояли в степи. Поблизости не было никаких признаков жилья.
      — Слезай, говорю, — сказал шофёр со злобой.
      — Да ты что, взбесился? — спросил мужчина. — Ехали-ехали и вдруг — слезай! Почему это?
      — А потому, — шофёр выругался, — что вас таких
      много сейчас в город торопится. Пронюхали, что забастовка, и сразу думаете — заработаем на чужом горе. Фирма только таких и ждёт, чтобы открыть цеха.
      — Так ты что, думаешь, что я...
      — Конечно, скеб, — шофёр сплюнул. — Вы бродяги все такие. Лишь бы заработать. А там люди неделями сидят голодные, с семьями.
      — Да я, — сказал мужчина, — и не слышал, что у вас там комбинат есть.
      — Все вы не слыхали. Слезай, понял?
      — Ты бы хоть поближе довёз. Километров пятнадцать ещё, по такой жаре.
      — Слезай, говорю, — шофёр нагнулся и пошарил у себя в ногах. — Я тебя тресну гаечным ключом по голове, перестанешь уговаривать. — Он сжал ключ в кулаке, со злобой глядя на мужчину.
      — Ну ладно, ладно, — сказал тот, свёртывая куртку. — Ладно, я слезу. Думаешь, я такой горячий, что полезу с тобой в драку? — Он вылез из кабины на раскалённый асфальт. — Дурак ты, вот кто. Высадить человека посреди дороги.
      — Может быть, я и дурак, — сказал шофёр, нажимая на стартёр. — А ты скеб. Прогуляешься по жаре, — не будешь такой охотник до работы.
      — Это тебе, наверное, жара в голову ударила, — сказал мужчина. Но шофёр уже не слышал его. Мотор взревел. Из глушителя пахнуло едким дымом, и грузовик умчался.
      Мужчина посмотрел на солнце, оно было сзади, заспи-ной. Он повёл плечами, ощущая на них палящие лучи, и покачал головой. Затем он подошёл к краю дороги, сунул куртку под мышку и зашагал к городу.
      Уже темнело, когда мужчина добрался до первых домиков. Ноги у него болели от непривычки ходить помногу пешком. Ему хотелось спать, и он решил, что как только поест где-нибудь в дешёвой закусочной, сразу начнёт искать укромное место, где можно расположиться до утра.
      На улицах было пусто, и в этой пустоте была тревога. Мужчина знал, что как раз в этот час рабочие дневной смены, уже отдохнув, выходят обычно из домов, чтобы подышать воздухом. Но теперь на тротуарах не было никого.
      Скеб — штрейкбрехер.
      Мужчина миновал несколько улиц стандартных деревянных домов. Он оглядывался по сторонам, ища закусочную. На перекрёстке он увидел одинокую фигуру в тёмном костюме и шляпе, сдвинутой на затылок.
      Мужчина направился к незнакомцу. У того были большие чёрные глаза на бледном лице и густые чёрные усы. Незнакомец в упор смотрел на приближающегося муж-чипу. Он стоял, широко расставив ноги на самой середине тротуара.
      Мужчина остановился перед ним.
      — Вы не скажете, тут поблизости нет где-нибудь закусочной?
      Незнакомец не ответил. Глядя пристально на мужчину, он покачал головой.
      — Или аптеки?
      Незнакомец молча оглядел мужчину с ног до головы и опять покачал головой.
      — Ну, извините.
      Мужчина шагнул в сторону, чтобы обойти незнакомца. Он прошёл уже метров десять дальше по улице, когда услыхал сзади резкий окрик.
      Эй!
      Мужчина обернулся. Незнакомец поманил его рукой.
      — В чём дело?
      Голос у незнакомца был негромкий, но отчётливый, и в нём слышалась не только просьба, но и угроза.
      — В чём дело? — повторил мужчина. — Вы что хотите?
      — Иди сюда.
      Мужчина угрюмо пожал плечами. Когда он подошёл к незнакомцу, тот вдруг протянул руку и схватил мужчину за кисть. Пальцы у него были жёсткие, как металл.
      — А ну-ка пройдёмся со мной.
      — Зачем? — спросил мужчина. Напрягая мышцы, он вырвал руку. — Я не...
      Он не успел договорить. Незнакомец взмахнул свободной рукой. Мужчина ощутил оглушающий удар чем-то тяжёлым по лицу пониже щеки и почувствовал, что падает.
      Когда он пришёл в себя, незнакомец был уже не один. У себя над головой мужчина увидел ещё три фигуры. Все четверо стояли возле него полукругом.
      — Пожалуй, это не он, — сказал чей-то голос.
      — Посвети-ка. — Это был голос усатого.
      Мужчина увидел, что кто-то нагибается к нему. Вспыхнула лампочка карманного фонаря и на мгновение ослепила его. Чей-то новый голос сказал:
      — Ни черта это не он. У того рожа широкая, как тарелка. И вообще чего он будет здесь шляться. Он сидит себе в комитете или дома.
      Фонарь погас. Четверо стояли молча. Мужчина лежал па земле.
      — Сведём-ка его в участок, — сказал усатый. — Там посмотрим, что за птнца.
      — А ну, вставай.
      Мужчина почувствовал удар носком ботинка в бок. Он вздохнул, как будто бы пробуждаясь.
      — Давай-давай, — сказал кто-то. — Не прикидывайся.
      Мужчина с трудом поднялся на ноги. Челюсть у него
      болела. Во рту он чувствовал солоноватый вкус крови. Он сказал:
      — Вы, наверное, меня приняли за кого-то другого, ребята?
      Ему хотелось скорее уйти от них. Уйти, даже забыв боль и обиду.
      — Не разговаривай, — сказал усатый. Он толкнул мужчину вперёд. — Шагай.
      Допрос в полицейском участке был краток.
      Лейтенант полиции задавал вопросы, мужчина быстро отвечал на них. Четверо, которые привели его сюда, стояли тут же у барьера, внимательно слушая.
      — В порядке, — равнодушно бросил лейтенант, кладя на барьер бумажник с документами мужчины,
      — Может проваливать? — спросил усатый.
      Лейтенант кивнул.
      — А ты Джефферса, руководителя забастовки, не знаешь? — спросил усатый у мужчины.
      — Я тут ни одного человека не знаю, — ответил мужчина. — Я же говорю, что первый раз тут.
      Двое из незнакомцев разочарованно отвернулись. Один из них злобно плюнул, с силой толкнул плотно закрытую дв-ерь и вышел на улицу.
      Усатый и третий незнакомец прислонились к барьеру и закурили.
      — Зря притащили, — сказал усатый.
      Никто уже больше не обращал внимания на муж-
      чину. Он стоял растерянно посреди .комнаты. Прошла минута.
      Двое у барьера разговаривали. Лейтенант поднял голову и взглянул на, мужчину.
      — Эй, можешь идти.
      Мужчина покраснел.
      — Могу идти, — повторил он. — Остановили на улице, разбили челюсть. — Он осторожно потрогал рукой ушибленное место. — А теперь — «можешь идти».
      Наступило недолгое молчанье. Затем один из стоявших у барьера медленно повернулся к мужчине.
      — Ты никак обиделся? — Он пристально посмотрел на мужчину и добавил очень серьёзно: — Хочешь, чтобы мы тебе поправили челюсть с другой стороны?
      — Нет, не хочу, — сказал мужчина. — Не люблю, когда меня бьют по морде. Не люблю подставлять морду, понимаете?
      Он повернулся и, толкнув дверь, сразу вышел на улицу. Было уже совсем темно, только горящий возле участка фонарь отбрасывал качающийся светлый круг на пыльную мостовую,
      Отойдя на несколько шагов, мужчина остановился и оглянулся. Одно из окон в доме растворилось, оттуда вылетели клубы пара и дыма. Чей-то мужской сиплый голос пел песню, раздавался смех. Весь этот шум резко прозвучал на тихой улице и сразу смолк, потому что кто-то с силой захлопнул окно изнутри.
      — Пируете, — сказал мужчина. — Пируете, сволочи. — Он погрозил кулаком в направлении участка. Ноги у него дрожали от пережитого волнения. — Шофёр выкинул из машины, — сказал он. — Теперь бандиты побили.
      Он оглянулся по сторонам, думая о том, что нужио как можно скорее выбираться из этого города, охваченного войной. Ему уже расхотелось есть. Он решил переспать где-нибудь до утра, а затем сразу уехать товарным поездом или на любом транспорте, который ему попадётся. Он пошёл по улице, высматривая уголок, где можно спрятаться, так чтобы его не схватили ещё раз.
      Его действительно взяли снова после полуночи. До этого он около двух часов просидел на опилках в каком-то сарае. Почти всё это время рядом на улице не прекращалось движение — раздавались чьи-то шаги, иногда — полицейские свистки. Мужчина устал, ему хотелось пить. Когда на улице стихло, он выбрался наружу.
      Он уже напился воды у колонки и возвращался по длинной узкой улрще к своему сараю, как вдруг услышал позади полицейский пронзительный свисток. Он хотел бежать, но впереди раздался другой, и он увидел бегущую к нему огромную фигуру полицейского.
      Он сразу решил не сопротивляться, чтобы не получить дубинкой по голове, и остановился, ожидая.
      Двое полисменов подбежали к нему почти одновременно с разных сторон. Первый схватил его за шиворот, второй замахнулся дубинкой.
      — А ну вынь руки из карманов.
      Мужчина быстро вытащил руки.
      — Что здесь делаешь? — спросил, тяжело дыша, первый.
      — Ничего не делаю. Попал в этот город случайно и хочу как можно скорее выбраться.
      — Документы есть?
      Мужчина вытащил из кармана бумажник. Полисмен долго рассматривал его демобилизационное свидетельство.
      — Где последний раз работал?
      — В Мемфисе.
      — Бродяга?
      Мужчина пожал плечами.
      — Станешь бродягой, раз работы нет.
      Полисмен похлопал бумажником по ладони.
      — Здесь тебя можно устроить на работу, — он прищурился.
      — Куда? — спросил мужчина. — На текстильный, где забастовка?
      Полисмен кивнул.
      — Там сейчас можно хорошо заработать.
      — А кирпичом по голове не заработаешь, — спросил мужчина, — когда будешь идти через проходную? — Он покачал головой. — Это мне не подходит.
      — Смотри, какая собака, — сказал другой полисмен. — Не хочет на текстильный. Давай возьмём его в участок, ему там ребята дадут под рёбра, он передумает.
      Первый полисмен сунул бумажник мужчине.
      — Возьми. Пойдёшь с .нами.
      Меня уже проверяли, — сказал мужчина. — Проверяли у вас тут в участке часа два назад. — Я ещё раз не пойду.
      — Давай, давай, — полисмен толкнул его кулаком в спину.
      Они повели его, но не назад к тому участку, где он был, а в другую сторону. Прошли несколько улиц. Было тихо. Мужчине казалось, что город уснул, наконец, но это было не так.
      Когда они вышли на широкую, скудно освещённую улицу, по левой стороне которой тянулся бесконечный кирпичный забор, оба полисмена сразу остановились.
      — Эй, Джад, смотри, — шепнул один.
      Метрах в пятидесяти от них при бледном свете фонаря была видна маленькая фигурка-мальчишки. Он держал в руке ведёрко с краской, а другой большой кистью старательно вырисовывал что-то на стене.
      — Это уж наш, — шепнул один полисмен другому. — Надо поймать.
      — А этого бросим?
      — Чёрт с ним. Пусть идёт.
      Они оставили мужчину и начали на цыпочках красться к мальчишке.
      От одной ненависти к полисменам мужчина хотел, чтобы тот убежал. Он набрал было воздуха, чтобы громко кашлянуть, но, подумав о тяжёлых дубинках полисменов, не решился.
      Мальчишка, увлечённый своей работой, не оглядывался, пока полисмены не подошли метров на двадцать. Услыхав, наконец, осторожные шаги, он повернулся, увидел обоих, бросил ведёрко и кисть и пустился бежать.
      Грохая сапогами по мостовой, полисмены ринулись за ним. Тихая улица огласилась топотом, свистками и криками. Мальчишка и преследователи добежали до переулка на правой стороне улицы и скрылись за поворотом. Крики и свистки покатились дальше.
      Мужчина постоял полминуты на месте.
      — Опять схватили, — сказал он и плюнул.
      Медленно он дошёл до надписи, которую делал
      убежавший мальчишка. По кирпичам ползли большие неровные белые буквы: «Помогай текстильщикам! Борись против полицейской жес...» Надпись была не окончена.
      Мужчина постоял около стены, затем махнул рукой.
      — Чёрт с ним. Надо уходить отсюда.
      Быстрыми шагами он пошёл обратно по улице. Крики
      и свистки, почти совсем затихшие, вдруг опять начали приближаться. Мужчина остановился, прислушиваясь. Справа от него была глухая кирпичная стена, слева — стандартные деревянные дома. Топот и крики неслись теперь прямо к нему. Очевидно, мальчишка, обогнув один из домов, кинулся обратно.
      Не раздумывая больше, мужчина свернул в переулок между домами и пустился бегом.
      Он не пробежал и ста метров, как услышал сзади лёгкие шаги. Мальчишка бежал в том же направлении, что и он, догоняя его. Они побежали рядом. Двое полисменов отстали, но тотчас же возникла новая опасность.
      Едва они миновали какой-то переулок, как из него выскочило двое в штатском.
      — Стой! Стой, застрелю!
      — Бандиты, — сказал мальчишка, тяжело дыша. Волосы его растрепались. Полы большого, не по росгу, пиджака развевались по ветру,
      Мужчина уже почти не мог бежать, но слово «бандиты» придало ему силы. С ходу он повернул в проход между домами. Мальчишка пробежал было мимо него, но затем вернулся мгновенно.
      — Куда ты! Там тупик, — он дёрнул мужчину за рукав.
      Вначале они несколько опередили преследователей; теперь двое в штатском были уже метрах в тридцати. Один из них выставил руку вперёд, раздался выстрел, пуля ударила по булыжнику у ног мужчины и рикошетом стукнула по стеклу в доме. Испуганные мужчина и мальчик побежали ещё быстрее. Они свернули за угол одного из домов. Здесь начинался длинный деревянный забор. Мальчишка вдруг исчез. Мужчина огляделся растерянно. Бандиты приближались.
      — Сюда, сюда! — раздался голос снизу. Мальчишка выглядывал из дыры в заборе у самой земли. Мужчина бросился к нему. Оп лёг на пыльную землю и головой вперёд полез в дыру. Мальчишка тянул его за Борот рубахи. Мужчина едва успел вытащить ногу из дыры, как бандиты с руганью пробежали мимо забора.
      Мужчина и мальчишка, оба, тяжело дыша, посмотрели друг на друга.
      — Смылись, — сказал мальчишка с облегчением. — Чуть-чуть не влипли. — У него было смышлёное худое лицо с острым носом и острым маленьким подбородком. — Я здорово испугался, — продолжал он, разглядывая мужчину.
      Мужчина взялся рукой за сердце. Оно билось так. что он думал, вот-вот оно разорвётся. Он огляделся.
      Место, куда они попали, было дровяным складом. Штабеля дров стояли рядами, близко один от другого. Некоторые из них были разрушены, и короткие круглые поленья кучами лежали (га земле.
      — Повезло, — сказал мальчишка, разглядывая свои испачканные краской ладони. — Тут они на прошлой неделе Блика так изувечили за такие надписи... До сих пор в больнице. Знаешь его?
      Мужчина не успел ответить. За забором на улице раздался звук шагов.
      — Они, наверное, в эту дыру влезли, — сказал чей-то голос.
      Оба, и мужчина и мальчик, побледнели.
      — Надо уходить, — шёпотом сказал мальчишка. Он поднялся.
      Спотыкаясь и проваливаясь в дровах, они прошли через весь полукилометровый склад, никого не встретив, и перелезли через забор уже с другой стороны. Едва они успели спуститься с забора, как далеко сзади раздался полицейский свисток. Мужчина испуганно дёрнулся. Но мальчик успокоил его.
      — Здесь уж мы дома.
      Начался район трущоб. Маленькие хибарки, залитые лунным светом, жались одна к другой. Повсюду лежали груды мусора. Земля была сырой и жирной. Вокруг не было никого. Стояла тишина.
      — Пошли ко мне, — сказал мальчишка. — Переночуешь, потом пойдёшь домой. Тебе далеко?
      — Далеко, — сказал мужчина. От проделанного сегодня двадцатикилометрового пути и от всех волнений ночи он так устал, что решил не пускаться ни в какие объяснения. Ему хотелось только выспаться в укромном месте.
      Мальчишка зашагал вперёд.
      — Видишь, как живём, — говорил он. — Комбинат рядом. Никогда не опоздаешь на работу. — Он потянулся, чтобы пролезть под натянутыми для белья верёвками, едва видными при тусклом лунном свете. — Только гудок загудит, мы тогда и встаём.
      Из-под двери одного из домов на них заворчала собака. Мальчишка успокоил её.
      — Тише, Марта. Свои.
      Мужчина едва держался на ногах. Пошатываясь от усталости, он следовал за мальчишкой. Тот продолжал разговаривать. Оии шли теперь по мосткам, проложенным через грязь. Мальчик впереди, мужчина сразу за ним.
      — Тут все из чесального живут. Которые позже приехали. Когда новый достроили, после пожара. — Он оглянулся на мужчину. — А ты в каком цехе работаешь?
      — Да я... — начал мужчина нерешительно.
      Но мальчишка не дослушал его.
      — Берегись! Куда ты лезешь?
      Мужчина отшатнулся. Нога у него сползла с доски, по которой он шёл, и погрузилась в вонючую жижу.
      — Осторожней, — сказал мальчик. — Это у нас тут
      так сыро кругом потому, что сюда отходы идут с комбината, из цеха, где они искусственный шёлк делают. Вот мы и пришли. — Он показал на длинный одноэтажный барак. — Тут неплохо. Колонка метров за пятьдесят отсюда. Воды сколько хочешь. А в уборную мы вот сюда ходим. — Он протянул руку туда, где кусками ржавого листового железа был огорожен квадрат высотой с человеческий рост.
      Мальчик толкнул крайнюю незапертую дверь в барак. Она заскрипела. Из темноты раздался встревоженный женский голос:
      — Ты что так поздно? Случилось что-нибудь?
      — Ничего, — сказал мальчик. — Всё в порядке. — Он толкнул мужчину вперёд. — Вот тут со мной один пришёл. Из наших — вместе от быков удирали. Он у нас переночует.
      В темноте началась возня. Зажглась сничка. Мужчина увидел старое, морщинистое лицо женш.ины, внимательно смотревшей на него. Сничка погасла.
      — Пожалуйста, пожалуйста, — сказала женщина, — Пусть ночует. Положи его где-нибудь, Джерри,
      Мальчик взял мужчину за руку.
      — Придётся прямо на полу.
      Он провёл его по скрипучим доскам.
      — Ложись вот здесь.
      В темноте мужчина сел на пол. Рядом кто-то дышал.
      — Это у нас один поляк живёт. Он скоро пойдёт Б пикет к проходной.
      Мальчишка возился рядом, раздеваясь. После недолгого молчанья он сказал:
      — Может быть, есть хочешь? Но у нас всё равно ничего нет. Сам знаешь, как сейчас.
      — Ничего, — сказал мужчина. — Я и не хочу есть. Засыпая, он слышал, как мальчишка говорил матери,
      — Чуть не поймали нас. Бандитов полно в городе.
      Он проснулся часа через два от громкого крика. Было слышно, как хлопнула дверь. В комнате кто-то торопливо чиркал спички. Они не зажигались. За стенкой по улице прогрохотали чьи-то торопливые шаги. Мужчина почувствовал, что маленькая рука трясёт его за плечо.
      — Вставай скорей, вставай! Слышишь?
      — В чём дело? — мужчина приподнялся.
      Спичка, наконец, зажглась и осветила комнату. Огонёк вырвал из мрака встревоженное лицо женщины, её трясущиеся руки. Она зажгла маленькую керосиновую лампу. Мужчина увидел мальчишку, склонившегося над ним.
      — В чём дело?
      — Бандиты наш комитет подожгли! Бежим скорее, — лицо у мальчика было серым от волнения.
      Женщина торопливо одевалась.
      — У нас там все продукты сгорят; понимаете?
      Мужчина сел на полу.
      — Ну так что же делать?
      — Бежим, бежим скорее! — мальчик тряс его за плечо.
      Жонщина удивлённо и резко повернулась в сторону мужчины.
      — Ну, что же вы сидите?
      Мужчина поднялся. Мальчик тянул его за руку.
      — Скорей! Френк, скорее!
      Они выбежали на улицу. Недалеко от них за кучкой
      хибарок в тёмное небо поднимался красноватый отсвет пламени. На улице было ещё пусто, но то там, то здесь в темноте хлопали двери, раздавались встревоженные голоса.
      Мальчишка побежал вперёд. Мужчина последовал за ним.
      Они миновали несколько домиков. Когда они завернули за угол, перед ними открылась картина пожара.
      Горел двухэтажный деревянный дом. Пламя охватило один угол в верхнем этаже. Трещали доски. Рой искр поднимался в небо. В окнах дома мелькали какие-то люди. Одно окно распахнулось, что-то тяжёлое вылетело оттуда и со стеклянным звоном тяжело упало на землю.
      В переулках возле дома накапливались кучки людей: полуодетые, с всклокоченными волосами женщины; мужчины, полуголые, в одних брюках; молчаливые, притихшие дети. Все смотрели на пламя, но никто не двигался.
      Мужчина и мальчик тоже остановились.
      — Что же они не тушат? — спросил мужчина. Мальчик кивнул в сторону дома:
      — Бандиты, — видишь? У них револьверы.
      И тут мужчина увидел то, что он, ослеплённый светом пламени, не заметил раньше. Во мраке, с той стороны дома, которую ещё не охватил огонь, стояли две грузовые машины. Около них суетились тёмные фигуры, вынося бидоны. Освещённые пламенем пожара, прямо перед домом ходили два человека с револьверами, направленными на людей в переулках. Один был с вытаращенными глазами и совершенно белым лицом. В другом мужчина узнал черноусого, ударившего его вечером на улице; на лице его было выражение истерической злобы. Очевидно, бандитов поили каким-нибудь наркотиком.
      — Мерзавцы, ах, мерзавцы! — раздался рядом женский голос. — Продукты горят! Господи, что же будет?
      — Револьвер надо, револьвер надо! — выкрикнул кто-то сзади. — Где же наши?
      Кто-то оттолкнул мужчину. Рядом с ним появился грузный широколицый человек в комбинезоне. Он быстро огляделся. Лицо у него, красное от отсветов пламени, было решительным и злым.
      Он кинулся вперёд, мужчина побежал за ним. Черноусый впереди поднял руку. Мужчина пригнулся. Грянул выстрел. Сзади кто-то глухо охнул.
      Мужчина бросился на черноусого. Тот ловко нагнулся, мужчина перелетел через него и упал. Снова раздался выстрел. Пуля взрыла пыль у самого его лица. Он вскочил. Площадка перед домом теперь наполнилась людьми. Какая-то женщина схватила черноусого за руку. Он отшвырнул её. Бандиты с дубинками бросились от машины к бегущим к дому людям. Кто-то тихо застонал. Раздался ещё один выстрел. Толпа отхлынула. Широколицый сцепился с одним из бандитов. Они катались по земле, освещённые пламенем. На минуту стало тихо. Раздавался только треск горящего дерева, беготня людей в доме и восклицания борющихся на земле.
      Мгновенье мужчина озирался, затем он бросился к черноусому. Тот обернулся, спокойно поднял руку.
      Мужчина ударил его по руке снизу. Револьвер подлетел и, описав кривую, упал на землю. Черноусый с перекосившимся лицом сунул руку в карман. Скрипя зубами от злости, мужчина тяжёлым кулаком ударил его в челюсть. Ноги черноусого в лакированных ботинках мелькнули в воздухе. Он отлетел на два шага и упал в пыль.
      Это было сигналом. Площадка перед домом снова наполнилась людьми. Раздался одинокий выстрел. Дерущиеся кружились в пыли, освещаемые мелькающими отсветами пламени.
      Мужчина бросился в дом. В первом этаже в большой комнате человек в тёмном щеголеватом костюме торопливо обливал бензином из бидона какие-то ящики. Женщина в пёстром платье ничком лежала на полу. Бандит повернулся. На мужчину глянули пустые, безумные, пьяные глаза. Он бросил бидон и выхватил кастет из кармана.
      Мужчина схватил его обеими руками за пояс, напрягаясь, поднял в воздух и с размаху швырнул об пол.
      — Здорово, — услышал он голос мальчишки сзади.
      Мужчина обернулся.
      — Ты куда! Пошёл вон отсюда.
      Дом мгновенно наполнился людьми. Ещё двое бандитов пробивали себе дорогу. Мужчины и женщины тащили вёдра с водой. Некоторые бросились выносить ящики. Снаружи раздался грохот отъезжающих грузовиков.
      Мужчина побежал наверх. На лестнице было дымно. Сверху раздавался треск горящих досок.
      Мужчина вбежал в комнату. Во мгле на стене плясали тусклые языки пламени. Какая-то женшина, тяжело дыша, поднялась по лестнице с ведром. Мужчина схватил ведро и кинулся к горящей стене. Он выплеснул воду на огонь.
      Наверху заскрипела балка. Что-то тяжёлое задело мужчину по голове. Падая куда-то очень глубоко вниз, он услышал голос мальчишки:
      — Сюда! Сюда! Помогите ему.
      Он очнулся, когда всё уже было кончено. Он лежал на улице неподалёку от груды мешков. Черноволосая девушка держала в руках его голову. Мужчина вздохнул, отодвинул девушку и огляделся.
      Дом сгорел. Посреди площадки возвышалась груда тлеющих брёвен. В одном месте ещё пробивался огонь, и, освещённые им, двое мужчин растаскивали брёвна крючьями.
      По всей улице были разбросаны мешки и ящики. Несколько человек с угрюмым видом сносили их в кучу возле мужчины.
      — Лучше вам? — спросила девушка.
      — Лучше, — ответил мужчина. Он осторожно ощупал слипшиеся волосы на голове. — Здоровая шишка!
      — Мы вас тоже хотели в больницу отправить, — девушка запахнула «а груди разорванную кофточку, — У нас шесть человек ранены. А сторожа они так избили, что, пожалуй, умрёт.
      — А продукты? — спросил мужчина. — Продукты спасли?
      — Часть спасли. Сахар сгорел. Так сейчас и течёт. .. — Она махнула рукой в сторону остатков дома. — Там ребятишки собирают.
      В темноте, озаряемые только роями искр, поднимающихся в небо, копошились маленькие фигурки.
      Опираясь на руку девушки, мужчина медленно поднялся.
      — А что, бандиты все уехали?
      Девушка махнула рукой.
      — Двоих поймали. Того, которого вы ударили, с усами. И ещё одного.
      — Где же они?
      — Сидят там, — сказала девушка. — Я бы их всех убила, будь моя воля. Шесть раненых! Это только те, кого в больницу отправили. А сколько избитых! У моей мамы два зуба выбили. Передние... Как звери.
      — Они, по-моему, здорово пьяные были, — сказал мужчина неуверенно.
      — Конечно, — ответила девушка. — Хотя они и трезвые такие же. Тут в городе и днём сейчас ходить страшно. Меньше чем по четверо мы и не показываемся.
      — А куда их решили, этих двоих?
      Девушка сжала кулак.
      — Их ребята отведут на станцию, там всыпят как следует и сунут в товарный вагон. Тогда они уже сюда не явятся... А я бы их убила. На них все набросились, но их Джефферс спас.
      — Может быть, и верно, — сказал мужчина.
      — Конечно, — девушка вздохнула. — Тут нас всех засудили бы за убийство. Когда эти бандиты из-за угла наших убивают, — за это им ничего. А нам нельзя.
      Мимо них прошла, прихрамывая, пожилая сгорбленная женщина.
      Девушка окликнула её.
      — Тебя тоже избили, Анна?
      Женщина отмахнулась.
      — Дубинкой по ноге. Ну хорошо, что продукты спасли.
      Небо начало сереть. Близилось утро.
      — А где эти бандиты? — спросил мужчина. — Посмотреть бы на них.
      — Вон там, — показала девушка. — Пойдёмте, я вас доведу.
      Они подошли к маленькому домику. Под охраной трёх рабочих, бандиты со связанными руками сидели на скамье. Один из них, бессмысленно уставившись прямо перед собой, заикаясь, напевал какой-то мотив. Он был, очевидно, совершенно пьян и до сих пор не понимал, что происходит.
      Другой, черноусый, поминутно сплссывал крозь.
      — Отведите меня в полпщио, — повторял он. — Отведите меня в полицию. За самосуд вы ответите; понимаете?
      — Я тебе дам в полицию! — замахнулся на него один из рабочих, с перевязанной головой. — Чтобы тебя сегодня же отпустили?
      — Он нам сначала назовёт, кто ему платит, — сказал другой, в обгоревшем комбинезоне. Мужчина узнал в нём широколицего, который первый бросился на бандитов.
      — Никого я вам не назову. — Усатый сплёвывал кровь. Его франтоватый чёрный костюм был весь в грязи. — Вы меня лучше отведите в полицию. А то вам плохо будет.
      Широколицый оглянулся на подошедшего мужчину
      — Ну что, приятель, как голова?
      — Прошла, — сказал мужчина.
      Широколицый вглядывался в него.
      — Слушай, я что-то тебя не знаю. В каком цехе работаешь?
      Кто-то взял мужчину под руку. Он обернулся. Это был мальчик. Светлые волосы у него обгорели с одной стороны. Лицо было испачкано углём.
      — Это наш парень, Джефферс, — сказал он. — Мы с ним ночью от быков удирали.
      — А я и сам вижу, что наш, — широколицый прО"
      должал всматриваться в лицо мужчины. — Только я его не помню.
      — Я тут не работаю, — сказал мужчина. — Я случайно.
      — Как случайно? Ты у нас не работаешь?
      — Я работу искать приехал. Мотаюсь из города в город.
      — А как же ты сюда попал?
      Мужчина коротко рассказал, как его ссадил шофёр на дороге, как ночью на него напали бандиты и как он встретился с мальчишкой.
      — Здорово, — сказал широколицый. — Но ты тут работы всё равно не найдёшь. Видишь, какое положение. Забастовка.
      — Конечно, раз вы бастуете, я сюда не полезу.
      Широколицый повернулся к рабочим, которые стерегли бандитов.
      — Ну, тащите их тогда, ребята.
      — Подожди, — мужчина шагнул к черноусому, — Помнишь меня?
      Черноусый испуганно посмотрел на него.
      — Я тебя не знаю.
      Он, наверное, избил здесь так много людей, что действительно не мог вспомнить лица мужчины.
      Мужчина Лкал кулаки.
      — Эх, и дал бы я тебе! Да не могу бить связанного. Не то, что вы, крысы, — пятеро на одного.
      Он плюнул в лицо усатому. Тот тряхнул головой.
      — Отведите меня в полицию.
      — Это он меня стукнул вечером, — сказал мужчина широколицему. — Неожиданно. Я и не думал ничего. А он меня — раз по голове.
      — Все они такие, — широколицый махнул рукой. — Ну, ведите их.
      Бандитов подняли.
      — Пощадите! — закричал усатый.
      Один из рабочих ткнул его кулаком под ребро, и он замолчал.
      — Ну, пойдём ко мне, — сказал широколицый мужчине. — Отдохнёшь, выспишься. Поедим чего-нибудь.
      — Вот это ловко, — сказал молчавший до сих пор мальчишка. — А я думал, что ты наш.
      — А чей же он? — сказал широколицый. — Их, что ли?
      в полдень мужчина выбирался из города. Держа в руках свёрнутую куртку, он вышел на шоссе. В карман брюк у него был засунут пакет с бутербродами.
      Две грузовые машины прошли мимо, третья остановилась. Мужчина сел в кабинку к шофёру.
      Они проехали с полкилометра. Пожилой, седеющий шофёр равнодушно оглянулся на мужчину и спросил, закуривая:
      — Бродяга?
      — Бродяга! — мужчина откинулся назад. — Если ты думаешь, что я бродяга, я лучше слезу с твоей паршивой машины.
      — Что ты взъелся? — спросил шофёр удивлённо. — Мне-то какая разница, бродяга ты или кто? Я же с тебя денег всё равно не спрашиваю.
      — Вот и плохо, что тебе всё равно, — сказал мужчина. — Я не бродяга, а рабочий. Рабочий, но без работы. Понимаешь? Тут большая разница.
     
     
      ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ
     
      Здание газеты «Независимая» возвышалось над улицей, как чёрная скала над стремительно бегущей рекой. Скала из стекла и бетона. В архитектурном облике здания не былоничего лишнего, только самое необходимое — как в холодильнике последней модели. Сразу можно было догадаться, что его строили практичные люди или что, во всяком случае, оно принадлежит практичным людям.
      Сходство со скалой усиливалось ещё тем, что здание стояло как раз на перекрёстке, в том месте, где широкая Центральная улица разделялась на две узкие — Университетскую и Кафедральную. Потоки автомобилей и автобусов, несущихся по Центральной, делились здесь на два русла, как бы разбиваясь об острый угол этого железобетонного олицетворения могущества печати.
      Вечером, когда темнота скрадывала высоту постройки и ярко светились только окна магазинов и неоновая реклама на первых этажах, это место казалось таким же, как
      и любое другое в городе. Но днём здание «Независимой» производило впечатление — строго, сурово, величественно. ..
      Все эти мысли приходили Кларенсу в голову всякий раз, когда он, выпрыгнув из дверей переполненного автобуса, устремлялся к месту своей работы.
      Он всегда испытывал некоторое чувство превосходства над другими, вспоминая о том, что работает в крупнейшей газете города. Впрочем, «всегда» — это не совсем точно. Кларенс гордился своей работой два раза в день — утром, когда входил в здание «Независимой», и вечером, когда выходил из него. Во время исполнения служебных обязанностей оснований для чувства превосходства над другими у него не было, по той простой причине, что все, кто его окружал, работали в той же газете.
      Другое дело на улице! Быстро двигаясь в густом потоке прохожих, Кларснс представлял себе шестнадцатиэтажное здание «Независимой» чем-то вроде спрута или паука с огромной паутиной. Где бы ни случилось что-нибудь достойное внимания, — вести об этом тотчас попадали сюда. Огромная глыба с её бесчисленными щупальцами телефонных и телеграфных проводов в течение дня как бы впитывала в себя всё, что происходило в городе, чтобы затем разом отдать это обратно в виде газетных листов, которые разлетались по улицам, как стаи птиц.
      Войдя в вестибюль через одну из вертящихся дверей, Кларенс не без гордости назвал лифтёру номер своего этажа: «Четвёртый!» (Большинство пассажиров ехало до десятого, где располагалось управление универмага.) Всё-таки приятно сознавать, что ты пишешь статьи, а не занимаешься продажей пуговиц, например.
      Однако по мере того, как лифт отщёлкивал этажи, чувство превосходства исчезало, и по длинному коридору Кларенс прошагал торопливой походкой делового и вполне скромного служащего. Он толкнул дверь в свой отдел — большую комнату с десятком столов, телефонов, пишущих машинок и настольных ламп.
      Часы показывали без пяти минут десять, рабочий день ещё не начался, но в репортёрской уже стоял плотный, ни на секунду не прерывающийся шум. Постороннему человеку могло показаться, что здесь совершенно невозможно сосредоточиться, но репортёры привыкли к этому шуму и научились не замечать его,
      Кларенс снял пиджак, повесил его на спинку стула и вытащил из стола статью о цветоводстве, которую ему нужно было править. Но в этот момент в грохоте машинок и гуле голосов появилась новая нота, настойчивая и раздражающая.
      Если бы по середине комнаты стоял диктофон, он записал бы примерно следующее:
      «Ещё двадцать строчек. . . Судья разрешил внести залог. .. ещё не завтракал.. Вчера Рода вызвали... Жаркая схватка произошла перед помещением... Бракосочетание состоялось в. . . вызвали к главному редактору... Выходившая из трамвая женщина... Стачечники упорно не поддавались... В крайнем случае пять строк... Зачем вызвали Рода... и отстаивали каждую пядь земли. .. Дирижёр джаз-оркестра... Вам не кажется странным... перенести на пятнадцатую страницу... Рода вызвали к главному... недалеко от фруктового магазина.. . всегда казалось, что Род... одним ударом повалит... Зачем Рода.. . Род здесь не так уж давно.. . Я вам говорю, мне всегда казалось... Сыщик сфотографировал и...»
      Кларенс бросил взгляд на стол возле двери, за которым обычно сидел Род, и, убедившись, что того нет на месте, повернулся к своему соседу — полицейскому репортёру.
      — Послушайте, Джефф. Что такое с Родом? Его вызвали к главному?
      Джефф сделал испуганные глаза.
      — Как, вы ничего не знаете! Ещё вчера. Он принёс такую статью, что Докси за голову схватился.
      — А о чём была статья?
      — Никто не знает. Но у Докси глаза на лоб полезли, когда он её прочитал.
      — И что же теперь будет?
      — Выгонят в два счёта.
      В этот момент дверь отворилась и в комнату вошёл Род — высокий, с резко очерченным длинным лицом, взлохмаченными волосами. Шум разом стих, и все головы повернулись к нему.
      Не глядя по сторонам, Род подошёл к своему столу, вынул из ящика футляр от очков и какую-то фотографию, сунул всё это в карман и вернуЛся к двери. Отсюда он обвёл всех репортёров равнодушным взглядом.
      — До свиданья, — сказал он спокойно. — Счастливо оставаться.
      Он был, как видно, не очень удручён случившимся или, во всяком случае, не показывал виду, что удручён.
      Дверь затворилась, ,и все сразу заговорили.
      — Видали? — сказал Кларенсу Джефф, выкатывая большие карие глаза. — Бровью не повёл! Я не удивлюсь, если окажется, что он красный.
      Кларенс откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки. Конечно, этим и должно было кончиться с Родом. Он всегда был скандалистом. Вернее, не скандалистом, а человеком, который ни с чем и ни с кем не соглашается. Когда другие говорили «да», у него всегда было наготове «нет», а когда всем что-нибудь не нравилось, он всегда находил в этом хорошее. Кларенс знал, что такие люди обычно плохо кончают, но в то же время слегка завидовал им.
      Он понимал, что это требует известного мужества — отстаивать своё мнение. В конце концов всегда легче приспосабливаться к тому порядку вещей, который уже существует, чем пытаться изменять его и строить свой собственный мир. Те люди, которые этим занимаются, всегда очень одиноки. Но в то же время они могут смотреть на других несколько свысока. Ведь не каждый на это пойдёт.
      — Я вам говорю, что он красный, — настаивал Джефф. — Пусть теперь попробует найти себе работу.
      Кларенс покачал головой. Если бы Род был красным, его бы и пяти минут здесь не держали. А всё-таки он проработал в газете полгода. Но, так или иначе, ему будет очень трудно где-нибудь устроиться после того, как его выгнали из «Независимой». А если он действительно красный... Тогда ему везде будет закрыта дорога.. Куда бы он ИИ пришёл, повсюду люди будут отворачиваться от него... И потом ещё деньги! Как же он будет жить?
      «Хорошо, что я не красный», — мысленно сказал себе Кларенс и взялся за карандаш.
      Как и большинство обывателей, он не имел вообще никаких политических убеждений. Кларенс считал себя честным и добрым, так как он никогда не лгал жене или знакомым, не присваивал чужого и знал, что никто не сможет заставить его совершить жестокий поступок. Ему
      было вполне довольно всего этого, и он не нуждался ни в чём другом для душевного равновесия.
      Сейчас ему было искренне жаль Рода. Но он знал, что об этом лучше никому не рассказывать.
      Часы на стене показывали десять. Кларенс вздохнул, взглянул последний раз за окно, где по мокрому чёрному асфальту катились автомобили, и взялся за статью.
      Рабочий день в «Независимой» начался. На всех девяти этажах, занимаемых газетой, репортёры согнулись над машинками, по длинным коридорам заторопились курьеры с листами гранок в руках, гравёры принялись скоблить клише, девушка-секретарь уже впускала пepвого посетителя в кабинет главного редактора, макетчики наклеивали готовые полосы набора в свои тетради.. Старая утренняя форма пошла в переплавку, а новый номер газеты уже рождался.
      Город должен знать, что ему думать и что покупать.
      В два часа, в середине рабочего дня, начальник отдела вызвал Кларенса к себе. Кларенс с удовольствием поднялся от заметки о городском съезде фотолюбителей («Вторую премию получил снимок коровы, выполненный мистером Шеллабером. Снимок представляет собой...») и проследовал через репортёрскую.
      У дверей кабинета сердце у него, однако, слегка ёкнуло. Зачем он мог понадобиться начальнику отдела? Ведь Докси видел его вчера вечером, когда давал задание.
      Кларенс не считал себя трусом, но жизненный опыт внушил ему известную долю почтения ко всякому начальству. Долю, которая кому-нибудь могла показаться даже чрезмерной. Но его опасения оказались напрасными.
      Когда он робко подошёл к столу начальника отдела, тот с усилием оторвался от пишущ,ей машинки и отсут-ствующ,им взглядом посмотрел на щ,уплую фигуру репортёра.
      — Вы меня вызывали, сэр, — напомнил Кларенс.
      — Ах, да! — Морщины на лысеющем лбу начальника отдела разгладились. — В порту опять нашли мёртвое тело. «Звезда» пишет, что это четырнадцатое преступление за этот год. — Докси взял со стола тяжёлый воскресный номер «Звезды» и протянул Кларенсу. — Посмотри-
      те, что тут есть. На шестнадцатой странице. Съездите на место происшествия, поговорите с товарищами убитого, с женой. Если будет что-нибудь интересное, сделайте строк на двадцать — двадцать пять. Поняли?
      — Конечно, сэр. — Кларенс взял газету и пошёл к двери.
      — Послушайте, — остановил его Докси. — Постарайтесь найти в этом какую-нибудь изюминку, что-нибудь такое, что заинтересовало бы публику. — Он помедлил. — Я бы послал Джеффа, но он на пожаре. Думаю, что вы справитесь.
      Кларенс кивнул и вышел. Ещё бы не справится! Его здесь уже давно держали на самой низшей ставке, и он горел желанием выдвинуться.
      У себя в репортёрской он развернул газету. На шестнадцатой странице после заметки о том, что Дина Дур-бин платит второй по величине подоходный налог в США, значилось:
      «В порту найдено мёртвое тело. 21 сентября около двух часов ночи сержант Р. Мур, обходя свой участок, обнаружил на 26-м причале прикрытый джутовыми мешками труп неизвестного. Смерть произошла в результате ножевой раны в области живота. В нагрудном кармане жертвы обнаружена записка с надписью на итальянском языке — «Месть». Некоторые данные дают основание предполагать, что преступление совершено по мотивам ревности, хотя личность жертвы ещё не установлена. Начальник полиции портового района Бург дал обещание, что преступник будет обнаружен. Ведётся следствие».
      Кларенс вырвал лист с заметкой, сунул его в карман и бегом спустился по лестнице в третий этаж редакции. Войдя в отдел объявлений, он подмигнул жене. Люси подняла палец, начальник отдела Гилл разрешил ей выйти. Люси сняла наушники телефона и поднялась со стула. Вместе они вышли на лестницу.
      — Ну что? — спросила Люси.
      Кларенс рассказал ей о поручении и показал заметку в «Звезде». Люси внимательно прочла заметку и посмотрела свысока на мужа. Она всегда смотрела на него свысока, так как Кларенс был на целых четыре сантиметра ниже её ростом. Когда он за ней ухаживал, это обстоятельство доставляло ему массу мучений,
      — Что же, — медленно сказала Люси, обдумав всё случившееся. — Это хорошо. Ты найдёшь интересный материал, капишешь хорошую статью, и тебе прибавят жалование.
      Кроме высокого роста у Люси была ещё одна особенность. Она всегда говорила, немного подумав, и всегда высказывала только правильные й на первый взгляд скучные мысли. Но если в них вдуматься, они были совсем не скучными, а только правильными.
      — Вот именно, — согласился Кларенс, глядя в синие большие глаза жены. — И мне прибавят жалование. Что тогда купим?
      Люси снова подумала, хотя тут уже думать было не о чем.
      — Тебе пальто, а Кэт железную дорогу.
      Кэт была семилетняя дочь. Она сидела теперь дома одна и отчаянно скучала.
      Кларенс огляделся — нет ли кого на лестнице — и, чмокнув Люси в щёку, побежал вниз.
      Он уже был у вертящейся входной двери, когда Люси позвала его сверху.
      — Кларснс, — сказала она, как всегда глядя внимательно ему в глаза, — ты говоришь, что мистер Докси предложил тебе поговорить с товарищами убитого?
      — Да.
      — Но как же ты это можешь сделать, — сказала Люси медленно, — когда в заметке написано, что личность жертвы ещё не установлена?
      Кларенс рассмеялся и потрепал жену по плечу. Вот тут она вся и есть — Люси. Всегда всё видит и потихоньку обдумывает. Он сам сгоряча не заметил, что Докси, как обычно, прочёл только первую и последнюю строчки в статье. Впрочем, обижаться на него не приходилось. Докси был работягой, а местный отдел всегда самый трудный в газете.
      в вагоне подземной железной дороги, прижатый к жёсткому дверному косяку, Кларенс думал о том, что это для него первый случай выдвинуться за год работы в «Независимой». Он хотел повышения не из тщеславия — он был достаточно опытен, чтобы знать, что положение модного репортёра часто обязывает к этическим жертвам, на которые он не хотел бы идти, — а просто из-за денег. Если бы их было больше, они смогли бы нанять прислугу, чтобы Кэт не была беспризорной.
      С семьёй ему повезло больше, чем с работой, но вообще ему не на что было жаловаться. Очень давно, когда он учился в колледже, его маленький рост доставлял ему множество огорчений, которые ещё усилились после того, как он поступил в университет на факультет журналистики. На его курсе средний рост юношей приближался к ста восьмидесяти, и его сто шестьдесят пять, в сочетании с узкими плечами, довольно редкой уже тогда шевелюрой и привычкой стесняться в женском обществе привели к тому, что его совсем не брали в расчёт при составлении парочек на студенческие вечеринки. В результате о« становился всё более и более застенчивым и, наконец, привык к мысли о том, что он неудачник. Все другие ему казались сильными, здоровыми, ловкими, а о себе он думал, как о человеке, самой судьбой предназначенном на самое скромное и, естественно, подчинённое положение в жизни. Всё это кончилось, когда он встретил Люси на факультете, влюбился в неё и увидел, что она тоже симпатизирует ему. С Люси вдвоём они проработали пять лет в глухом провинциальном городке и затем, списавшись со знакомыми, переехали сюда.
      Здесь в газете Кларенс сидел главным образом на правке чужих статей и получал очень немного.
      Ему хотелось писать самому, но он понимал, что такое скромное положение имеет под собой некоторые основания, Кларенс был ещё плохим репортёром, так как мало знал жизнь крупных промышленных центров. Он родился и вырос в Бостоне — наименее американском городе из всех американских городов, — и, кроме того, сравнительно обеспеченное положение его семьи не позволило ему ещё в молодости познакомиться с изнанкой городской жизни, знание которой обязательно для каждого, кто хочет продвинуться в газете.
      Работа в провинции также ничего не дала ему, так как будни городка, в котором они поселились с женой, ничем не напоминали того, что происходит в крупных центрах. За год службы в «Независимой» Кларенс мало успел, потому что почти все свои рабочие часы он отсиживал за столом в местном отделе, редко бывая в городе и с некоторой завистью поглядывая на других, более удачливых репортёров.
      Теперь Кларенсу было тридцать пять лет. У него были те же сто шестьдесят пять сантиметров роста, любимая жена и любимая дочь и семьдесят пять долларов зарплаты в неделю. Ему нужны были деньги, и он намеревался извлечь из дела убитого в порту человека всё, что возможно.
      В мрачной приёмной районного участка дежурный полисмен хмуро посмотрел на него из-за барьера.
      — У вас, кажется, был другой на этих делах?
      — Джефф сегодня на пожаре, — объяснил Кларенс, Он протянул дежурному своё корреспондентское удостоверение. — Моя фамилия Кейтер.
      — Пока можешь не торопиться, — сказал полисмен. — Ничего ещё не известно.
      — Могу я сфотографировать труп?
      — Его уже сфотографировали, — сказал дежурный. — Жарищ,а стоит, даже выходить не хочется.
      Кларенс понял намёк и пригласил дежурного выпить по кружке пива.
      Полисмен вызвал из другой комнаты своего подручного, и тот сел за барьер.
      Бар помещался напротив участка. Прямо оттуда дежурный повёл Кларенса, в обход здания, к моргу.
      Отворяя большим ключом тяжёлую дверь в подвал, полисмен вздохнул.
      — Ну фотографируй. Только у нас здесь темновато.
      Свет прсиикал в помещение через два маленьких
      окошка под самым потолком. После залитого вечерним, но ещё ярким солнечным светом двора здесь, казалось, было совсем темно. Дежурный за спиной Кларенса щёлкнул выключателем. Вспыхнула тусклая, засиженная мухами электрическая лампочка. В морге было душно. Тяжёлый воздух был насыщен запахами каких-то дезинфицирующих веществ.
      Кларенс осмотрелся
      Труп лежал на полу, покрытый тростниковой циновкой.
      Дежурный подошёл к убитому и носком тяжёлого ботинка грубо откинул циновку. Кларенса слегка кольнуло это нарочито пренебрежительное отношение к покойнику.
      — Ну вот, любуйся, — сказал дежурный. Он отступил на шаг, вздохнул и заложил руки за спину.
      Кларенс склонился над убитым. Мужчина был одет в потёртый бурый комбинезон, какие носят грузчики и рабочие порта. Он лежал на спине, лицом вверх, раскинув мускулистые загорелые руки. Грубая нитяная сетка охватывала светлые волосы. На животе, там, где была рана, расползлось тёмное пятно, и комбинезон в этом месте затвердел, пропитанный кровью. Кисти рук, сжатые в кулаки, уже овосковели, но лицо, правильное и решительное, ещё, казалось, .не полностью принадлежало смерти, сохраняя выражение гнева и ненависти. Тёмные, сросшиеся на переносице брови были нахмурены, губы сжались в злобной и, как показалось Кларенсу, чуть презрительной усмешке. Было видно, что при жизни это был сильный и решительный человек, и даже обострившиеся
      смертью черты не могли скрыть достоинства и какой-то грубой красоты его лица.
      То, что ещё до сих пор не были известны ни его имя, ни мотивы преступления, придавало ему какой-то таинственный интерес, которого не могли уничтожить ни крашеные доски пола, на котором он лежал, ни едкие химические запахи морга.
      — Ну что, будешь фотографировать? Я могу подержать магний.
      Голос полисмена вывел Кларенса из задумчивости. Он дал дежурному магний и щёлкнул своим «Контаксом».
      — Парень был работяга, — сказал полисмен. Кряхтя, он присел на корточки возле убитого, взял с полу его руку и с трудом разжал сведённые в кулак пальцы. Многолетние твёрдые рабочие мозоли покрывали ладонь. Пальцы были иссечены мелкими давними и свежими шрамами, неизбежными у людей тяжёлого физического труда.
      Весь облик убитого — грубая одежда, мускулистые рабочие руки, открытое лицо — мало вязался с мыслями о каких-то любовных историях, которые, как было сказано в заметке «Звезды», послужили причиной преступления.
      — Что-то не похоже на убийство на любовной почве, — сказал Кларенс,
      Полисмен пожал плечами. Он, очевидно, предпочитал оставить своё мнение при себе.
      Когда они вышли во двор и дежурный принялся запирать морг, Кларенс облегчённо вздохнул, почувствовав неожиданную радость от того, что он сам жив и что он не лежит, подобно убитому мужчине, в мрачном, полутёмном морге.
      Они вернулись в дежурную комнату.
      — Ты посиди здесь, — сказал подобревший после посещения бара полицейский. — Парень, который занимается этим делом,_ Мак-Графи, скоро придёт. Может быть, есть что-нибудь новое.
      Они присели в дежурке. Поглядывая на проходящих через комнату полисменов, Кларенс набросал первый вариант заметки, включающий описание убитого и своё мнение по поводу мотивов преступления.
      Так прошло около получаса. Репортёр уже решил пойти в редакцию.
      Но вдруг дверь в комнату распахнулась, рыжий, не-
      S Надежда 129
      брежно одетый в штатское мужчина стремительно прошёл за барьер и направился в комнату начальника участка. Чутьё подсказало Кларенсу, что это и есть Мак-Графи. Он посмотрел на своего знакомого — дежурного. Тот кивнул.
      Кларенс дождался, пока Мак-Графи вышел, и подал ему своё корреспондентское удостоверение.
      Мак-Графи торопился. Он неприязненно посмотрел па Кларенса.
      — Ну, и что вам надо?
      — Нужны новости. — По той поспешности, с которой Мак-Графи прошёл в кабинет к своему начальнику, репортёр понял, что есть новости и, очевидно, важные.
      Мак-Графи задумался, почёсывая заросшую рыжей щетиной щёку, потом с расстановкой сказал:
      — Ну ладно. Вам повезло, парень. Вы первый узнаете то, что удалось установить! — Он замолчал, что-то обдумывая. — Так вот: убитого зовут Пстро Каталони, он работал грузчиком в порту от 14-го агентства. Ему 28 лет, родился в Сицилии. — Мак-Графи говорил медленно, взвешивая каждое слово. — У него осталась жена и двое детей. Мотивы преступления... — Мак-Графи приостановился, — мотивы преступления пока не установлены. Это всё. — Сыщик повернулся и пошёл прочь.
      Кларенс сунул в карман записную книжку. Сыщика он догнал уже на улице.
      — Ну, что ещё? — спросил Мак-Графн.
      — Как «что»? — возмутился Кларенс. — Адрес убитого, чтобы я мог спросить его родных, адреса его товарищей по работе. Ваше мнение о возможном преступнике. Ваш номер, наконец.
      Мак-Графи задумался. Потом он сплюнул в сторону на булыжник мостовой и сказал:
      — Адреса его мы пока вам не дадим. И адресов товарищей тоже. Что касается преступника, мы пока ещё ничего не знаем. А мой номер 6-й.
      — Должен ли я понимать, что вы скрываете эти сведения от печати в интересах следствия?
      — Понимайте, как хотите. — Мак-Графи кивнул Кларенсу и поспешно двинулся на трамвайную остановку.
      — Одну минуту, — Кларенс снова остановил сыщика, — вы должны учитывать, что если бы мы опубликовали имя жертвы и материалы опроса его семьи и знако-
      мых, это облегчило бы работу полиции. Может быть, уже сегодня кто-нибудь к вам пришёл бы с заявлением.
      — Я это всё знал, когда ещё вы этих дел и не нюхали. И начальник нашего участка тоже. Раз мы вам не даём его адреса, — значит, у нас есть причины. — Мак-Графи замолчал, затем внимательно посмотрел на репортёра. — Вот что я ещё вам скажу, парень. Вы пока что особенно не поднимайте шума вокруг этого дела.
      Поскольку в обязанности Кларенса входило как раз поднимать шум вокруг этого дела, он тотчас кинулся к ближайшему киоску справочного бюро.
      Стриженная под Еву Норм девушка соединилась с бюро, долго ждала, держа телефонную трубку у уха, затем, участливо вздохнув, сказала:
      — Петро Каталони, 1922 года рождения, в наших списках не значится.
      — Как же это может, быть? Он работал в порту. Проверьте ещё раз.
      — Значит, он не проживал постоянно в одном месте.
      Кларенс пешком пошёл в порт, территория которого
      начиналась тут же возле полиции. Люси дома, наверное, уже ждёт его с обедом, и он решил, что, если в порту ему придётся задержаться, он ей оттуда позвонит. Ему хотелось узнать ещё что-нибудь о Петро.
      Седоватый бухгалтер, одиноко сидевший в неоштукатуренной комнате, порылся в своих списках.
      — Петро Каталони? .. Есть такой. Получил зарплату три дня тому назад. Сегодня на работу не вышел,
      — Его адрес?
      Бухгалтер захлопнул книгу.
      — Адресов мы ие записываем. У нас текучий состав.
      — Как же вы извещаете своих рабочих, когда бывает срочная работа?
      — Никак не извещаем. Набираем новых.:
      — Сколько времени он у вас работал?
      — Два месяца.
      — Сколько раз в месяц вы выдаёте зарплату?
      — Два раза. Постоянные работники и старшие рабочие получают еженедельно. Грузчики — два раза в месяц. Это делается для уменьшения текучести.
      Кларенс задумался.
      — Он получил зарплату 19 сентября, а был убит два-
      дцатого. Вы не думаете, что это было убийство с целью ограбления?
      — Нет... Впрочем, откуда я знаю? — поправился бухгалтер. — Я вообще ничего не думаю.
      — Но, может, у вас зарплата двадцатого? Не получилось ли так, что вы выдали днём раньше на этот раз?
      — Зарплату выдали, как всегда.
      — Сколько получил у вас убитый последний раз?
      — 90 долларов... Точнее 91,30.
      — Значит, всего в месяц у вас люди получают около 180?
      — Да около. Обычно больше... Когда бывает работа.
      — Вам не известно, какого поведения был Петро Ка-талони?
      — Мне ничего не известно.
      — Как он вёл себя, когда получал зарплату?
      — Не знаю. Я его вообще ис помню. Я вам говорил, что он у нас работал только два месяца.
      — Вы никогда не слыхали, чтобы он напивался, буянил или дрался на работе?
      — Нет, не слыхал.
      — А если бы он это делал, вам бы стало известно?
      — Пожалуй, стало бы. Мы таких не держим.
      — Значит, он вёл себя как следует?
      Бухгалтер поднялся.
      — Знаете что, — сказал он озлобленно. — Вы мне не приписывайте того, что я ис говорил. И не записыварте этого в свою книжку. Я не знаю, как он себя вёл и знать не хочу... Вы записали, что, по-моему, убийство не было совершено с целью ограбления, вычеркните это. Я вам вообще ничего не говори.п, кроме того, что он работал здесь два месяца и последний раз получил зарплату 19 сентября.
      — Чего вы горячитесь? — спросил Кларенс с удивлением. — Вы себя так ведёте, будто я вас подозреваю в убийстве. Не бейтесь, я вас ни в чём не подозреваю. Я хочу только собрать материал для своей газеты.
      — Я и не боюсь. — Бухгалтер вышел из-за стола и принялся нервно расхаживать по комнате. — Пусть тот боится, кто делает тёмные дела. А мне бояться нечего.
      Кларенс задал ещё несколько вопросов, взял у бухгалтера список рабочих той группы, к которой принадле-
      жал убитый, и, узнав, что сможет завтра с утра найти нх в порту, удалился.
      Придя в редакцию и позвонив Люси, он сел за стол и написал:
      «Установлено имя жертвы 21 сентября в порту.
      Обнаруженный 21 сентября в порту труп, как выяснилось, принадлежит сицилийцу 28 лет, Петро Каталоии.
      Убитый два месяца работал портовым грузчиком от агентства № 14. После него осталась жена и двое детей. Как сообщил бухгалтер агентства, нет оснований предполагать, что целью преступления был грабёж. За время работы за Каталоии не замечалось ничего такого, что могло бы привести его к печальному концу. Версия об убийстве по мотивам ревности отпадает, и, таким образом, решающего слова по поводу этого преступления ещё не сказано. Сыщик № 6 от портового участка полиции отказался сообщить нашему корреспонденту местонахождение семьи убитого и свои соображения относительно личности преступника!»
      Кларенс позвонил в городское управление полиции и после недолгих переговоров добавил к заметке несколько строчек:
      «Настоящий случай является четырнадцатым по счёту убийством в порту за год. Жители города хотят знать, чем они обязаны этому печальному обстоятельству».
      В своём кабинете Докси бегло просмотрел заметку. Затем, не выпуская её из рук, поговорил по телефону с заместителем редактора и с наборной.
      — Пойдёт, — сказал он Кларенсу. — Только мы её разобьём на две части. Понимаете, в чём дело? «Вечерние новости» и вечерний выпуск «Времени» уже вышли. Так что до утра, то есть до утренних выпусков они уже этого не опубликуют. А мы дадим половину в вечернем и половину завтра — в утреннем выпуске. Это две самые большие газеты. На мелочь-то нам наплевать.
      — А почему не всё сразу? — спросил Кларенс.
      — Потому что, если мы хотим привлечь внимание Публики к этому делу, надо писать о нём в каждом выпуске. А если мы всё, что знаем, поместим сразу, нам нечего будет печатать завтра. Кроме того, утром публика будет думать, что последние сведения получены ночью, и, таким образом, дело непрерывно двигается вперёд.
      Докси отдал заметку Кларенсу.
      Разбейте её на две части. Только поскорее, чтобы мы её сейчас же пустили в наборную. И прибавьте какой-нибудь лирики, что ли. Чтобы было побольше. — Докси задумался. — И потом, не надо пока набрасываться на полицию.
      В окончательном виде заметка выглядела так: «Установлено имя жертвы 21 сентября в порту. Обнаруженный 21 сентября в порту труп принадлежит двадцативосьмилетнему Петро Каталони. Подобно многим своим соотечественникам, Петро приехал из Сици-
      лии к нам в Штаты искать счастья, но страна свободы оказалась ему мачехой. Установлено, что Петро безупречно вёл себя на работе. Версия об убийстве на почве ревности не подтвердилась. Сыщик № 6, известный раскрытием нескольких сложнейших преступлений, клянётся найти убийцу. Читайте подробности в нашем утреннем выпуске».
      Вторая заметка для утреннего выпуска «Независимой» гласила следующее:
      «Несчастная жена убитого Петро Каталони и двое его детей молят о правосудии.
      Установлено, что двадцативосьмилетний Петро Каталони прибыл в Штаты из Сицилии. После убитого остались жена — красавица итальянка и двое детей. Убийство Каталони — не первое преступление в порту за этот год. Сыщик АЬ 6 продолжает розыски. Читайте наш вечерний выпуск>.
      Новый вариант понравился Докси.
      — Вычеркните в первой заметке, что версия о ревности теряет почву, — сказал он Кларенсу.
      — Зачем?
      — Мы напишем в вечернем, что версия о ревности подтвердилась, — объяснил Докси, — а в утреннем, — что она опровергнута и возникла новая — об ограблении. Эту версию мы опровергнем завтра вечером, и у нас всё время будет свежий материал.
      Кларенс исправил обе заметки и, договорившись поехать завтра с утра в порт, отправился вниз.
      На улице о« задержался на несколько минут у подвальных окон здания. Здесь помещалась типография.
      За частой решёткой был виден ярко освещённый зал. Огромные машины стояли на кафельном полу. Из подвала несло жаром. Фигуры рабочих возле машин казались маленькими и ничтожными рядом со сложными агрегатами ротационок.
      Это был мир газеты, и Кларенс снова почувствовал некоторую гордость оттого, что он принадлежал к нему. Здесь бился пульс целого города, и даже штата. Приятно знать, что ты работаешь в таком важном учреждении.
      — Любуетесь?
      Кларенс поспешно обернулся. Докси садился в свой автомобиль. Кларенс кивнул ему и пошёл к автобусной остановке. Нехорошо, когда начальство видит, что ты ничего не делаешь. Даже в нерабочее время.
      Поздно вечером после ужина, уложив Кэт, Кларенс и Люси пошли в кинотеатр посмотреть новый фильм с участием Джозефа Динка. Фильм был гангстерский — с похищением, погонями, перестрелками и убийствами. Главный герой (его играл Джозеф) поставил своей целью -разоблачить группу бандитов, работающих на лотерее в предместье большого города. Узнав об этом, гангстеры
      похитили его невесту. Глядя на красивое умное лицо Джозефа, то напряжённо размышляющего, то принимающего мгновенные и смелые решения, Кларенс думал о том, как далеко ему самому до такого героя. Фильм был снят со знанием дела, действие развивалось стремительно и напряжённо, и к концу картины Кларенс увлёкся вместе со всеми зрителями.
      Когда в зале вспыхнул свет — это был последний сеанс — и все, облегчённо вздохнув, поднялись с шумом со своих мест, Кларенс чувствовал себя таким же сильным, смелым и безжалостным, как Джозеф, так же готовым мгновенно выхватывать револьвер из заднего кармана или точным ударом в челюсть бросать противника наземь. Ему хотелось, чтобы перед ним возникла какая-нибудь неожиданная опасность, и он справился бы с ней так же легко и красиво, как герой картины. И большинство мужчин вокруг, которые перебрасывались со знакомыми и с жёнами отрывистыми и нарочито грубыми репликами, наверное чувствовали то же самое. Они внимательно вглядывались друг другу в лица, предполагая в других мужчинах тайных гангстеров, а в женщинах — их пособниц.
      На улице моросящий дождь, глубокие лужи на мостовой и очередь на автобус вернули Кларенса на землю. Вздохнув, он взял Люси под руку. В конце концов он только маленький репортёр в газете- — и ничего больше. Он совсем не герой и любит почитать увлекательный роман перед сном, обожает вечерний чай в обществе жены и дочери, осенью предпочитает носить тёплое бельё, чтобы не простудиться, и мечтает о тридцатидолларовой прибавке к жалованью.
      Автобус тяжело приседал на ухабах пригородного шоссе, — Кларенс и Люси жили за городской чертой, где квартиры были дешевле. Пассажиры, уставшие и сонные, уже не казались Кларенсу героями каких-то романтических историй, а просто обыкновенными людьми — участниками повседневной хлопотливой обычной сутолоки, которая называется жизнью.
      Постепенно в нём поднималось какое-то раздражение против увиденного фильма. Он не мог понять, что ему там не нравится. Это дошло до него только когда они уже вышли из автобуса и Люси спросила его о том, когда будут хоронить Петре Каталони.
      — Не знаю, — ответил Кларенс. — Ещё неизвестно, кто его будет хоронить. Наверное, городское управление. У семьи, скорее всего, нет денег.
      Он понял, что его раздражало в фильме. Смерть в картине не была настоящей смертью с овосковевшими руками, обострившимся лицом и едкими запахами дезинфицирующих веществ. Она вызывала не протест, а, наоборот, смех, веселье.
      Всю дорогу до дома Кларенс продолжал думать об убитом. Он молчал и за чаем, пока Люси рассудительно не сказала ему:
      — Но ведь ты сейчас ничего не можещь сделать, чтобы помочь ему или его семье?
      — Нет, не могу.
      — Ну тогда тебе не следует мучить себя этим.
      — Пожалуй, верно.
      Кларенс сходил в соседнюю комнату, поцеловал спящую Кэт и взял свой недочитанный роман.
      — Почитаю ещё минут десять.
      Но Люси тиранически погасила свет.
      Утром Кларенс отправился в порт. По дороге он купил утренний выпуск «Независимой» и на 18-й странице разыскал свою заметку. Докси добавил к ней ещё две строчки о том, что газета заинтересована в наведении порядка в порту и командирует туда своего корреспондента.
      В портовом участке полиции Кларенс прошёл в комнату Мак-Графи. Сыщик небрежно кивнул репортёру:
      — Что, продолжаете заниматься этим делом?
      — Да, — сказал Кларспс. — А вы разве нет?
      Мак-Графи пожал плечами.
      — Это моя работа.
      — Ну, что нового?
      Мак-Графи задумался.
      — Вот. Слушайте меня внимательно.
      Он сел за стол, Кларенс устроился напротив него и приготовил свой блокнот.
      — Есть сильные подозрения. Скорее всего преступник — итальянец — иммигрант Тонио Варци. В день убийства его видели в порту.
      — Мне так и сообщить в свою газету?
      — Так и сообщайте.
      Теперь задумался Кларенс.
      — А что даёт вам основания предполагать, что убил именно он?
      — Варци раньше работал в той же группе, а потом его уволили.
      — Наверное, не один Варци работал в этой группе и не одного Варци уволили! Этого ещё мало, по-моему, чтобы обвинять его в убийстве.
      Мак-Графи поморщился.
      — Послушайте, вы не старайтесь быть особенно умным.
      — я п не стараюсь.
      — Помолчите, — перебил его Мак-Графн. — Дослушайте до конца, а потом начинайте рассуждать... Так бот, Варци на работе всегда ссорился с Каталони. Похоже на то, что они вместе приехали из Сицилии, и этот Варци был раньше влюблён в жену Каталони — Розиту.
      — Но всего этого пока ещё недостаточно.
      — Я знаю. — Мак-Графи нетерпеливо кивнул. — Но вот что самое главное: Варци несколько раз клялся убить Каталони. И в день перед убийством, когда один из грузчиков встретил Варци в порту, тот сказал, что теперь Каталони несдобровать.
      — Вот это уже другое дело. — Карандаш Кларенса бегал по бумаге. — Как фамилия того грузчика, которому Варци всё это говорил?
      — Боер. Я вам могу дать его адрес.
      Кларенс записал адрес Боера.
      — И это ещё не всё, — продолжал Мак-Графи. — Боер видел у Варци нож. Точно такой же, каким был убит Каталони.
      — А откуда известно, каким ножом его убили?
      — Нож у меня здесь. — Мак-Графи выдвинул ящик стола и протянул Кларенсу длинный нож с костяной рукояткой. — Я его нашёл сегодня утром на причале в груде старых канатов. Варци его, наверное, хотел бросить в воду, но не докинул.
      — А Варци арестован?
      — Мы его разыскиваем. Есть подозрение, что он в ту же ночь уехал из города.
      — А записка, которую нашли на трупе, здесь?
      Мак-Графи вынул из того же ящика грязный клочок
      желтоватой бумаги. На нём тороплнрым размашистым
      почерком было написано карандашом по-итальянски: «Uendetta».
      Кларенс сфотографировал нож и записку. Из-за вчерашнего резкого разговора с сыщиком у него было такое впечатление, что полиция что-то скрывает. Но теперь всё прояснилось. Ему было неудобно перед Мак-Графи. В конце концов надо отдать полиции справедливость, — она умеет работать. Кларенс чувствовал неловкость оттого, что он сам спал всю ночь, а Мак-Графи, очевидно, ходил по причалам, разыскивая улики, могущие изобличить убийцу.
      У сыщика действительно был усталый вид.
      — Вы думаете, Варци удастся найти?
      — Почти наверняка. Мы уже повсюду дали его приметы.
      — Могу ли я теперь поговорить с семьёй убитого?
      — Можете.
      Мак-Графи дал репортёру адрес.
      Кларенс записал улицу и номер дома, поднялся и сердечно пожал сыщику руку.
      Выйдя из помещения полиции, он почувствовал некоторое разочарование. Оказалось, что всё раскрывается очень просто. Варци любил жену Каталони и убил его, не выдержав любовных мук. Полиция начала искать Варци, и пока не найдёт, писать будет не о чем. Во всём деле уже не было никаких тайн и, в общем, никакого сенсационного интереса, который возникает, когда расследование преступления вовлекает большую группу лиц, когда подозревается сразу множество людей и розыски ведутся по нескольким направлениям. Он пожалел, что не выспросил сыщика, кто такой этот Варци, — женат или оди-иок, молод или стар. Если бы он оказался стариком, например, это было бы интересно, так как жена Каталони, очевидно, молодая женщина. Кларенс представил себе заголовок: «Любовь не знает возрастов. Пятидесятилетний Тонио Варци убивает мужа двадцатилетней Розиты Каталони». А вдруг..,
      Кларенс даже остановился от неожиданно пришедшей ему в голову мысли. А что, если жена Каталони сама любила Варци? Что, если она вышла за Петро там, в Сицилии, не по любви, а по принуждению?
      Он подумал, — не вернуться ли ему в полицию, чтобы спросить, не подозревает ли Мак-Графи жену убитого
      в соучастии. Но потом ему пришло в голову, что сыщик и без того очень устал. Пожалуй, можно будет спросить об этом завтра.
      По телефону-автомату Кларенс позвонил Докси и рассказал ему новости.
      — Отправляйтесь в порт, — сказал Докси. — В порту свяжитесь с этим Боером, сфотографируйте его. Потом поезжайте к жене Каталони. Одним словом, занимайтесь этим делом и высасывайте из него всё, что возможно. Так, чтобы у нас вечером было строк двадцать.
      В порту возле конторы 14-го агентства Кларенс увидал вчерашнего бухгалтера. Тот приветливо помахал издали рукой.
      Они поздоровались.
      — Вы меня извините, — сказал бухгалтер, — что я вчера с вами так разговаривал. Меня весь день допрашивали люди из полиции, и я к вечеру уже совсем за.му-чился.
      Кларенс ответил, что он всё это понимает.
      — Вам, наверное, захочется поговорить с Боером, — продолжал бухгалтер. — Я его как раз вызвал. Придёт через несколько минут. А в конторе у меня сидит ещё репортёр из «Звезды».
      Кларенс прошёл в помещение агентства. Там сидел Найт из «Звезды» — пожилой высокий мужчина, с постоянной скептической усмешкой на длинном лице. Они с Кларенсом были мельком знакомы.
      Через четверть часа, в продолжение которых Кларенс с бухгалтером разговаривали, а Найт угрюмо молчал, дверь в комнату отворилась и вошёл высокого роста, тяжёлый и широкоплечий мужчина лет пятидесяти. Он был одет в аккуратно подогнанный по фигуре, чистый и »ы-глаженный синий комбинезон.
      — Вот и Боер, — сказал бухгалтер. — Здесь вас дожидаются ребята из газеты.
      Во всей плотной фигуре Боера, в его гладко выбритом лице с внимательными маленькими глазами и тяжеловатой широкой челюстью Кларенс почувствовал солидность и скромную уверенность человека, много лет проработавшего на одном и том же деле и сознающего, что в нём он мастер.
      Пожимая огромной ладонью руку Кларенса, Боер приветливо улыбнулся. Он был на голову выше репортёра, и
      Кларенс, упираясь взглядом в его широкую грудь, по* казался сам себе прямо-таки мальчишкой рядом с этим пожилым гигантом.
      — Ко мне уже рано утром трое приходили из газет, — сказал Боер, застенчиво усмехнувшись.
      Кларенс поморш,ился. Но потом он сообразил, что новый материал может попасть только в вечерние выпуски, а к этому времени и у него всё будет готово.
      — Мы вам хотим задать несколько вопросов.
      — Это не помешает мистеру Марчу? — Боер степенно кивнул в сторону бухгалтера. — Может быть, нам лучше пойти наружу?
      Втроём они вышли из помещения. Кругом кипела портовая жизнь. Чуть ли не у входа в здание по линии узкоколейки маленький паровоз тянул бесконечную вереницу фиолетовых платформ, гружённых большими фанерными ящиками. Справа недовольно пофыркивал грузовик, дожидаясь возможности пересечь линию.
      Боер в затруднении огляделся.
      — Я тут знаю одно тихое место. До него минут пять ходу.
      Они пошли длинным проходом между задней стеной товарного склада и штабелями строевого леса. Боер впереди, за ним Кларенс и сзади Найт. Боера, видимо, мучило, что он невежливо идёт самым первым, и там, где место позволяло, он старался втиснуться рядом с Кларенсом, неуклюже пятясь в то же время, чтобы не прижимать его к штабелям. За складом была снова железнодорожная линия, уже другая — с невысокой, по крутой насыпью. Боер взобрался па неё первым и протянул Кларенсу руку, хотя тот и без него легко мог влезть.
      За насыпью был длинный нереулок, образованный какими-то обшитыми рогожей кипами. Здесь было тише. Шум порта отдалялся по мере того, как они двигались вперёд. Боер указал на маленькую площадку, где друг против друга стояли две деревянные скамьи.
      — Здесь всегда тихо.
      Они уселись — оба репортёра — на одну скамью, Боер напротив них, на другую. Он положил руки на колени.
      — Слушаю вас, мистеры.
      - — Сколько вы зарабатываете? — спросил Кларенс
      — От двухсот сорока до двухсот пятидесяти в месяц.
      — Вы работаете в той же группе, где работал убитый?
      — Не совсем. — Боер затруднённо развёл руками. — Я тут так давно работаю, что они меня сделали чем-то вроде мастера.
      — Вы довольны своей работой?
      Боер степенно кивнул.
      — Доволен.
      — А как вы думаете, почему люди обычно так недолго работают в этом агентство? Мне бухгалтер говорил, что большая текучесть.
      Боер пожал плечами.
      — Во-первых, многим не нравится, что у нас выдают зарплату два раза в месяц, а не каждую неделю, как везде...
      — Но это не причина. Таких денег где-нибудь в другом месте не получишь.
      — Во-вторых, многие пьют. Таких агентство само увольняет. В-третьих... — Боер замолчал. — Не знаю, У каждого свои причины.
      Кларенс понял, что Боер не хочет оговаривать своих товарищей по работе.
      — Расскажите, что вы знаете об отношениях Петро Каталоги с этим Варци.
      Боер принялся рассказывать то, что Кларенс уже слышал от Мак-Графи. Он говорил неторопливо, как будто прислушиваясь со стороны к своим словам, скупо и немногословно. Сидел он согнувшись и глядя на Кларенса снизу вверх.
      — И всегда ругались, — говорил Боер, — причём начинал обычно Варци. Потом оба бросят работу, сожмут кулаки и стоят друг против друга... Мы их потом стали назначать в разные смены. Поодиночке-то они были неплохие парни, особенно Петро...
      Кларенс вспомнил могучую фигуру убитого.
      — ...Когда я его встретил вечером, этого Варци, — продолжал Боер, от него так и несло спиртным. Темно там было на причале. Он вытащил нож и говорит: «Сегодня я его кончу». Точные его слова были. Я у него хотел нож отобрать, но он мне не дался. Я потом решил предупредить Петро, — они в вечер работали, но меня послали в угольный порт.
      — Значит, вы будете на суде свидетельствовать против Варци, когда его арестуют? — Вопросы задавал только Кларенс, Найт из «Звезды» Молча записывая.
      — Конечно, — согласился Боер. — Не хотел бы я, по правде говоря, чтобы до этого дошло. Страшно губить человека. Ведь за это он может на электрический стул попасть... Но, с другой стороны, и Петро жаль.
      — А вы не думаете, что у Варци с женой Петро были какие-нибудь отношения? Может быть, она его тоже любила до того, как вышла за Петро?
      — Об этом я ничего не знаю, — решительно сказал Боер. — Я её только раз видел — и то после убийства. Она по-английски плохо говорит.
      Они поговорили ещё некоторое время. Кларенс попросил Боера показать, где работает сейчас группа Петро.
      Боер огорчённо развёл руками:
      — К ним не пустят. Они сейчас в военной гавани. Вот если бы дня через два...
      Кларенс решил съездить к жене убитого. Боер проводил репортёров до выхода из порта, и у ворот все трое разошлись в разные стороны.
      Шофёр такси задумался, когда Кларенс назвал адрес.
      — Это, кажется, за Юнным кварталом?
      Кларенс кивнул, и шофёр включил счётчик.
      Город нёсся им навстречу, поворачивался то вправо, то влево, замедлял и ускорял свой бег. Они проехали ниннюю часть, унылую и безлюдную, застроенную одинаковыми пяти- и шестиэтажными доходными домами, затем узкие улицы-ущелья делового центра с полисменами на каждом шагу и с густыми толпами прохожих на тротуарах и, миновав на стыке Железнодорожной и 18-й улиц негритянский ресторан «Эдем», углубились в изви-
      листые переулки Южного квартала. Такси бросало па ухабах крытой булыжником мостовой. Перекидываемый то в правый, то в влевый угол сиденья Кларенс обдумывал свои утренние впечатления. Боер ему понравился. В пожилом грузчике было что-то солидное и положительное, чего Кларенс обычно не замечал в тех людях в редакции, с которыми он ежедневно сталкивался. Боер был услужлив, но не навязчив. Он был скромен, но обладал несомненным чувством собственного достоинства...
      — Кажется, здесь. Посмотрите.
      Шофёр с трудом поворачивал в грязи возле длинного приземистого барака, крытого рваными кусками толя,
      Кларенс взглянул на адрес в своей записной книжке. Да, это было здесь.
      — Подождать вас?
      Кларенс вышел из машины и огляделся. Утопая в грязи, вправо и влево тянулась бесконечная, застроенная )едкими бараками улица. Город уже кончался здесь. Впереди был широкий пустырь — горы мусора, редкие клочки травы. Далеко, в конце пустыря, лежала, исчезая вдали, ровная линия серой железнодорожной насыпи. Назад, насколько было видно, уходили такие н<е, разбросанные в беспорядке бараки. Здесь не было даже линии электропередачи и ничего, свидетельствующего о том, что этот район электрифицирован.
      Из двери напротив вышла тощая сутулая женщина, не взглянув на Кларенса, вылила из ведра, прямо перед собой, грязную воду с какими-то объедками и вошла обратно в дом.
      Погода, утром солнечная, теперь испортилась. Небо затянуло серой мутной пеленой. Моросил дождь.
      Кларенс попросил шофёра подождать его и, стараясь меньше запачкать ботинки, двинулся к бараку, к той двери, откуда выходила женщина.
      В ответ на его осторожный стук и вопрос равнодушный голос сказал:
      — Вторая дверь направо.
      Кларенс постучал.
      Покосившаяся дверь со скрипом отворилась. За ней стояла молодая женщина со спутанными чёрными волосами и большими испуганными глазами. На ней было светлое грязное платье с короткими рукавами.
      Увидев Кларенса, она испуганно отшатнулась, при-
      жимая к груди тонкие руки с нездоровым белёсым цветом кожи.
      — Я из газеты, — сказал Кларенс. — Хотел получить у вас интервью.
      — Che? Что? — не поняла женщина.
      — Я из газеты, — повторил Кларенс. — Хочу поговорить с вами.
      — Говорить? No! Я уже всё знаю. Не надо больше говорить. — В глазах у неё было отчаяние. Она, казалось, боялась впустить его в комнату. — Нет. — Она нерешительно взялась рукой за дверь.
      — Но послушайте, — Кларенс тоже взялся за дверь. — Мне нужно у вас кое-что узнать. Впустите меня.
      — Ну ладно, — прошептала женщина, сразу сдаваясь. — Ладно, — сказала она упавшим голосом, — что вы хотите?
      — Я из газеты. Понимаете?
      — Понимаю. — сказала женщина,
      — Дайте мне пройти.
      Женщина покорно отступила.
      Кларенс очутился в большой комнате с серыми штукатуренными стенами. Свет попадал сюда через запылённое окошко под потолком, и оттого в комнате было темно. В левом углу стоял прислонённый к стене стол и возле него — единственный в комнате стул. В правом углу — железная кровать и на ней двое ребят — девочка лет десяти и мальчик пяти или шести, кудрявый и большеглазый. Девочка при появлении Кларенса встала, малыш TOHie неуклюже сполз на пол.
      Все трое — и дети и женщина — смотрели на Кларенса. Ни на столе, пи где-нибудь в другом месте не было ничего такого, что говорило бы о том, что женщина что-то делала до его прихода: ни недомытой посуды, ни какого-нибудь шитья, ни стирки. Кларенсу показалось, что все трое просто сидели или лежали на кровати, среди грязного тряпья и, когда он уйдёт, снова будут сидеть или лежать там.
      В комнате было холодно. Дуло через большие щели в противоположной стене.
      — Ну что же, — сказал Кларенс ненатуральным бодрым голосом, — может быть, мы присядем?
      — Che? Что? — женщина не поняла его. Она так и стояла посередине комнаты.
      10 Надежда 145
      Садитесь. Понимаете? Садитесь.
      Женщина кивнула:
      — Si, segneur, per il momento. — Она покорно подошла к стулу. — Сюда?
      — Куда хотите. Хоть туда. — Кларенс показал на постель.
      — Туда? — Женщина отошла от стула и шагнула к кровати.
      — Ну нет же. — Кларенс был в затруднении. — Садитесь, куда хотите. Хоть туда, хоть сюда.
      — Я не понимаю, сеньор, — тихо сказала женщина. — Мне нунно сесть?
      — Садитесь на постель, — Кларенс махнул рукой и сам сел на стул. Откровенная нищета этой комнаты и трое её жильцов, со страхом смотрящие на него, — всё это сразу развеяло его мысли о сспсащюппых газетных заголовках. Он видел, что и женщина н дети напуганы его приходом, не понимал, отчего это так, и хотел развеять чувство страха, которое они испытывали.
      — Вы Розита Каталони? Он вытащил свой блокнот.
      Женщина кивнула.
      — Да.
      — Сколько вам лет?
      — Двадцать шесть.
      Девочка, худая и тонконогая, в мешковатом, видимо перешитом из большого, платье, неслышно отошла от постели и стала посередгше комнаты, запустив руки в нечёсаные волосы.
      — Вам известно, кто убил вашего мужа? — продолжал Кларенс.
      — Что?
      — Вы знаете, кто убил Петро?
      — No. Нет-нет, — поспешно сказала женщина. — Я не знаю.
      — Как же?.. — Кларенс был поражён. — Разве вам не сообщили из полиции? Убийца — Тонио Варци.
      — Тонио? — повторила ненщина. — Да! Простите, сеньор. Я знаю. Его убил Тонио.
      — А вы его хорошо знали?
      — Кого?
      — Тонио.
      — Тонио? Хорошо,,. Я его хорошо знала.
      — А как относился Петро к Тонио?
      — Что, сеньор? — Глаза женщины наполнились слезами.
      — Петро любил Тонио?
      — Да, сеньор, любил.
      — Но ведь мне рассказывали, что они всегда ссорились.
      Женщина молчала.
      — Вы слышите? Они всегда ссорились
      — Да, сеньор. Ссорились.
      — Ну, что же вы говорите? — Кларенс начал терять терпение. — Он его любил. И они всегда ссорились. Как же это может быть? Или они не ссорились?
      — Я не знаю, сеньор.
      Кларенс огляделся.
      — Ваш муж не так уж плохо зарабатывал. Почему у вас такая бедность?
      — Что, сеньор?
      — Ваш муж лолучал около ста восьмидесяти долларов в месяц.
      — Да, сеньор.
      — Сколько он приносил домой?
      — Не знаю, сеньор.
      Кларенс вздохнул. Он видел, что между ним и этой женщиной стоит стена. Розита не хотела и не могла понять его.
      Малыщ у постели с недоверием смотрел на Кларенса. Девочка так и стояла посреди комнаты, держа руки на голове.
      Чтобы расположить женщину к себе, Кларснс решил заговорить с ней о детях.
      — У вас только двое детей?
      — Двое, сеньор.
      Кларенс улыбнулся девочке.
      — Почему она держится за голову?
      — Что? — женщина не поняла.
      — Почему девочка держится руками за голову?
      Женщина поманила к себе девочку. Та подошла, всё
      так же держа руки на голове. Женщина что-то быстро сказала ей по-итальянски. Девочка не понимала. Она недоуменно смотрела на мать. Женщина размахнулась и с силой ударила девочку по щеке. Потом она повернулась к Кларенсу.
      — Она не будет больше держать голову.
      Кларенс даже подскочил на стуле. Девочка хрипло заплакала и отошла в угол.
      — Что вы, что вы! Ну зачем же вы её ударили? Пусть держится.
      Женщина опять не поняла. Она взглядом заставила девочку замолчать.
      — Что вы говорите, сеньор?
      — Я говорю, пусть девочка держится за голову. Пусть держится.
      — Сейчас, сеньор.
      Женщина позвала девочку, которая со страхом смотрела на репортёра, снова что-то быстро сказала ей. Девочка опять не поняла её. Тогда женщина снова размахнулась, стиснув зубы, и ударила девочку. Та заплакала ещё громче, чем в первый раз. Малыш на постели тоже заголосил. Девочка схватилась руками за лицо. Женщина принялась трясти её, что-то крича. Затем она с отчаянием обратилась к репортёру.
      — Теперь она не держит. Я не могу её заставить, сеньор.
      Кларенс встал со стула. Он понял, что здесь он не узнает ничего, решительно ничего.
      Он дошёл до двери. Затем, не глядя на плачущих детей и мать, вернулся и положил на край стола бумажку в пять долларов.
      Всю длинную дорогу до центра города он думал о том. почему Розита не хотела ему ничего рассказывать о Варци. Может ли быть, что она действительно любила его? Или она боится мести? Но с представлениями об этой романтической любви не вязалось бледное, нездоровое лицо женщины, двое детей в лохмотьях и вообще картина этой страшной бедности, при которой люди даже ничего не делают, так как им нечего делать. Впервые Кларенс понял, что для того, чтобы трудиться, нужно иметь над чем трудиться. В этой же комнате люди ничего не делали оттого, по-видимому, что у них не было пищи, чтобы её готовить, ни посуды, чтобы её мыть, нн одежды, чтобы её стирать.
      На этот раз Кларенс долго сидел за своим столом в отделе. Версия преступления, рассказанная ему сыщиком Мак-Графи, вовсе не казалась ему теперь, после посещения Розиты, такой уж бесспорной. Но, кроме этой версии, у него не было ничего, что же касается сомнений, они были ещё неясны ему самому.
      В конце концов он решил придерживаться официальной точки зрения и написал:
      «Полиция подозревает Тонио Варци
      Как и тысячу лет назад, любовь и смерть неразлучны. Оправдалась версия о том, что причиной преступления 21 сентября в порту была неразделённая любовь. Как показывают материалы следствия, Петро Каталони погиб от руки сицилийца Тонио Варци. Предполагаемый преступник и жертва были знакомы ещё на родине в Сицилии до отъезда в Штаты. Тонио любил Розиту — жену убитого — и 21 сентября отомстил своему сопернику. Розыски бежавшего из города Варци ведутся по всей стране. Свидетелем на суде выступит пятидесятилетний Джонатан С. Боер — грузчик. Вечером перед убийством Тонио показал Боеру нож и заявил, что намерен, наконец, свести счёты с Петро Каталони. Читайте подробности в нашем утреннем выпуске».
      Докси одобрил заметку.
      — Мы её, пожалуй, поместим на первой странице. Начало на первой, а хвост — на четырнадцатой. Сделайте её подлиннее,
      Кларенс расширил заметку и спустился вниз, чтобы встретить Люси. Сегодня был последний день, когда они работали в одну смену.
      Всю дорогу домой они оживлённо разговаривали. Кларенс рассказал жене о посещении Розиты и о встрече с Босром.
      — Ты в него совсем влюбился, — сказала Люси.
      Действительно, Боер понравился репортёру. В сельскохозяйственном районе, где они раньше работали с Люси, совсем не было промышленных рабочих. Фермеры, угрюмые, подозрительные и недоверчивые, были мало общительны. Получать от них материал для газеты стоило большого труда. Поэтому Боер, приветливый, доброжелательный и разговорчивый, показался репортёру совершенно новым типом американца-труженика, таким, каких Кларенс ещё не видел.
      Дома их ждал неприятный сюрприз, — Кэт была простужена. Первой это заметила, конечно, Люси. Девочка показалась ей слишком возбуждённой. Смерили температуру. Она была чуть выше нормальной, но достаточной для того, чтобы и Люси и Кларенс забили тревогу.
      Перекрёстный допрос показал, что Кэт в ванной устроила стирку, весь день ходила в мокром и переоделась только к приходу родителей.
      Кэт была похожа на мать — крупная, светловолосая, синеглазая и положительная. Когда было установлено, что температура повышенная, она тотчас принялась стелить свою постель, чтобы начать болеть.
      Люси взялась за приготовление обеда, а Кларенс отправился в аптеку за сульфидином. На обратном пути он заглянул в киоск знакомого газетчика и посмотрел вечерние выпуски городских газет. Дело Петро Каталони повсюду оказалось спрятанным на средних страницах среди объявлений. Только его заметка красовалась на первой странице «Независимой». Это было приятно. Огорчительным оказалось другое. Заметки почти во всех газетах начинались так же, как у Кларенса, — рассуждением о том, что любовь не утратила в наш век своего рокового характера. «Как и во времена Шекспира, — писала «Звезда», — смерть повсюду сопровождает любовь...» «Тысяча лет, — вещал корреспондент «Времени», — прошедших со дня гибели Тристана и Изольды, не изменили характера любви...»
      Кларенс покраснел. А он-то воображал, что придумал оригинальное начало!
      Поздно вечером дома раздался телефонный звонок. Аппарат стоял у них в маленькой прихожей.
      Звонил Боер. Грузчик долго извинялся. Потом он спросил, удалось ли Кларенсу что-нибудь узнать от Ро-зиты.
      Кларенс ответил, что не удалось.
      — Я так и думал, — сказал Боер. — Она ведь совсем дикая. Я ещё когда к ней насчёт похорон ездил, заметил, что она всех боится.
      Прощаясь, Боер сказал:
      — Мистер Кейтер, если вы хотите поговорить с кем-нибудь из тех ребят, кто работал с Пстро, я вам могу это устроить. Завтра я тут одного увижу, и мы сможем вас встретить часов в 10 утра возле нашего агентства.
      Кларенс поблагодарил грузчика и сказал, что воспользуется этим предложением.
      Вернувшись в комнату, Кларенс присел на постель и оглянулся. Зеленоватый свет ночника мерцал на тиснёных обоях — их выбирала Люси, — тускло отражался на дверцах кленового шкафа, купленного в рассрочку, и вырывал из темноты маленький полукруг мягкого коврика возле кровати. За окном пошумывал осенний дождик. В комнате было тепло и сонно, слышалось ровное дыхание Люси.
      Грязная, тяжёлая и даже страшная сторона жизни вместе с делом Каталони ворвалась в сознание Кларенса, и, сравнивая виденное им за последние дни со своим существованием, он подумал, что, в сущности, он вполне счастлив. Даже если ему н не прибавят жалования, он всё равно будет жить лучше, чем те тысячи или, может быть, даже миллионы, которые в эту ночь ведут пароходы, шуруя тяжёлыми ломами в топках, которые рубят уголь в шахтах, стоят у штамповочных станков в цехах заводов, которые пьют и дерутся, не знают ни книг, ни музыки, которые попадают в газеты под заголовками: «Убийство в нижнем Нью-Йорке», «Забастовка в Детройте», «Обвал шахты в Пенсильвании».
      «Почему это так получается? — спрашивал себя Кларенс. — Я живу здесь, в чистой квартирке, никогда не ссорюсь с женой, а Каталони жил в трущобной грязи и теперь мёртвый лежит в морге. Был ли он хуже меня?
      Нет, наверное, не был. Значит, я просто случайно родился в такой семье, где отец имел возможность дать мне образование. А если бы я родился в семье гангстера или бродячего сельскохозяйственного рабочего?»
      Но ответить на этот вопрос было уже совсем трудно. Не всё в мире устроено правильно, но он чувствовал, что не возьмётся эти неправильности устранять. Если бы Кларенс знал, как за это приняться, может быть, он ещё подумал бы, но он не знал и был рад тому, что не знает.
      Утром Кларенсу не пришлось встретиться с Боером, — Кэт стало хуже, Люси оставила Кларенса с дочерью и побежала за мистером Майлзом — врачом. Кларенс позвонил в отдел, где работала жена, и сообщил о болезни Кэт.
      Хлопоты с дочерью привели к тому, что Кларсис только к 11 часам был готов выйти из дому. Его остановил телефонный звонок.
      — Где вы застрялп, Кейтер? — раздался встревоженный голос Докси.
      Кларенс сообщил начальнику отдела о болезни дочери.
      — Очень некстати, — сказал Докси. — Главный редактор как раз спрашивал, что у вас есть нового... Как сейчас ваша дочь?
      Кларенс ответил, что у Кэт ангина и опасного, очевидно, ничего нет.
      — Ну и очень хорошо. Поезжайте прямо в порт или куда там вам удобнее н постарайтесь найти что-нибудь новое. Шеф лично интересуется этим.
      В подземке по дороге в порт Кларенс задумался. Почему шеф или главный редактор мистер Бирн так заинтересовались убийством Петро? Ножевые драки и перестрелки были в городе обычным явлением, и, конечно, в результате таких столкновений всегда кто-нибудь оказывался убитым. Не могут же люди всё время стрелять мимо. С такими делами газеты разделывались в двух — трёх номерах. Почему же смерть Каталони привлекла внимание мистера Бирна?
      Так как в порту без чьей-нибудь помощи Кларенс не мог рассчитывать найти кого-нибудь из грузчиков — знакомых Каталони, он решил снова обратиться в агентство.
      Бухгалтер неуверенно посмотрел на него.
      — А вы договаривались с Боером?
      — Договаривался. Он мне звонил по телефону, но мы разминулись.
      — Ну хорошо. — Бухгалтер взглянул на свои листки. — Они теперь возле доков. Сейчас туда от нас поедет человек, он вас захватит.
      Кларенс сел в кабину грузовика. Около пятнадцати минут за пыльным стеклом мелькали ворота складов, груды ящиков и тюков, транспортёры и краны различных типов. Территория порта была велика.
      На причале, возле большого английского лайнера, шофёр остановил машину.
      — Вот здесь. Кажется, у них скоро будет обеденный перерыв.
      Группа грузчиков укладывала огромный тюк в металлическую сеть. Погрузкой распоряжался маленький черноволосый мужчина с усиками.
      — Вот это старший, — показал шофёр. Он помахал Кларенсу и двинул машину дальше.
      Грузчики уложили последний тюк. Старший сделал рукой знак крановому — и огромная груда тюков, охваченных металлической сеткой, поднялась в воздух, качнулась и плавно пошла вперёд к лайнеру.
      Грузчики стали расходиться.
      Кларенс подошёл к черноволосому.
      — Я из «Независимой». Хотел бы поговорить с вашими ребятами.
      — Откуда?
      — Из «Независимой». Из газеты.
      — А-а, из газеты. — Старший произносил слова не чисто, с каким-то акцентом, происхождения которого Кларенс не понимал. — О чём вы будете говорить? — Он с интересом смотрел на репортёра. Очевидно, ему было в новинку разговаривать с человеком, который делает статьи.
      — Об убийстве Петро Каталони, — пояснил Кларенс. — Хотел бы узнать, что они об этом думают.
      Выражение интереса сошло с лица черноволосого.
      — О Каталони. Ну что же. Разговаривайте. — Он хмуро указал на несколько человек, усевшихся в кружок, и отвернулся.
      Кларенса удивила эта неприветливость. Обычно люди любят, когда печать интересуется их делами, и если у них нет особых предубеждений к той газете, которую ты пред-
      ставляешь, они всегда бывают польщены проявляемым к ним вниманием. Черноволосый, как видно, не имел ничего против самой «Независимой», но о Петро Каталони говорить почему-то не хотел.
      Кларенс подошёл к гру,ппе грузчиков, вяло болтавших между собой, и присел рядом с ними на корточки. Несколько лиц повернулось к нему.
      — Я из «Независимой», ребята. Пришёл узнать, что вы думаете об убийстве Каталони.
      Разговор оборвался. Люди неприязненно смотрели на репортёра.
      — А что же о нём думать, об этом убийстве? — сказал сосед репортёра справа — коренастый, небритый ирландец. — Пускай о нём полиция думает.
      — Кто его убил, — сказал ирландец, — был большой сволочью. — Не глядя на предложенные сигареты, он встал и отошёл в сторону.
      Кларенс с удивлением посмотрел ему вслед. В чём дело? Почему они все так странно ведут себя? И черноволосый, и этот.
      Он посмотрел на других грузчиков. Все скучающе отвели от него глаза. Молодой тощий парень с густыми вьющимися волосами демонстративно лёг на спину и с подчёркнутым равнодушием засвистал какой-то фокстрот.;
      Кларенс почувствовал себя в пустоте.
      — Послушайте, — обратился он к своему соседу слева — пожилому мжчине в синем комбинезоне и дымчатых очках, который был занят тем, что перевязывал ссадину на ладони. — Послушайте, почему это все тут от меня отворачиваются, как только я заговорю о Петро Каталони?
      Мужчина в очках поднял голову.
      — Это вы меня спрашиваете?
      — Да, вас.
      — А почему вы меня спрашиваете? Обращайтесь к кому-нибудь другому. — Он затянул бинт зубами и отвернулся от Кларенса. Несколько вялых усмешек прошло по лицам.
      Немного погодя лежавший на асфальте парень сказал:
      — Вы лучше спросите у Бенсона. Они приятели были с Петро.
      — А где мне его найти?
      — А вон он.
      Беноок. молодой, светловолосый, сутуловатый, с широкими опущенными плечами, сидел на причале, спустив ноги вниз, и смотрел на воду. На нём был синий грязный комбинезон и тяжёлые ботинки на каучуковой жёлтой подошве. Когда Кларенс подошёл к нему, он поднял голову н равнодушно посмотрел на репортёра. Брови и ресницы у него были такие светлые, что казались почти белыми.
      — Здравствуйте.
      Бенсон угрюмо кивнул.
      — Ваша фамилия Бенсон?
      — Да.
      — Ребята сказали мне, что вы хорошо знали Петро Каталони и могли бы рассказать о нём.
      — А вам зачем?
      — Я работаю в газете. Моя фамилия Кейтер.
      — Ах, в газете! Ну и что же вы хотите?
      Кларенс сел рядом и тоже спустил ноги к жирной чёрной воде.
      — Полиция подозревает Варци. Что вы об этом думаете?
      Бенсон недоуменно посмотрел на Кларенса.
      — Какого Варци?
      — Тонио Варци. Вы его должны знать. Он тут работал вместе с Каталони.
      — Тонио! — Голубые, белесоватые глаза Бенсона широко раскрылись. — Не может быть! Бросьте вы!
      — Как не может быть? — Кларенс пожал плечами. — Вы что, газет не читаете?
      — На черта они мне нужны... А что там сказано?
      — Сказано, что Варци зарезал Каталони.
      — В какой это было газете? — поспешно спросил Бенсон. Он привстал, как будто собираясь сейчас бежать и прочесть.
      в любой. — Кларенс всё ещё не мог понять, чему удивляется грузчик. — Я сам об этом писал.
      — И откуда же вы это взяли?
      — Мне сказал Мак-Графи — сыщик из портового участка... И не только мне. Все репортёры получили то же самое. Этого Варци уже повсюду разыскивают,
      Бенсон вскочил на ноги.
      — А вы не врёте?
      — Зачем же я буду врать!
      — Ах, сволочи! — Бенсон сжал кулаки. Лицо его выражало сильнейшее волнение и гнев. Белые брови нахмурились. На глазах выступили слёзы. — Ах, мерзавцы! — Он забегал взад и вперёд по причалу. — Не может этого быть. — Он отчаянно посмотрел на Кларенса. — Послушайте, вы, наверное, ошибаетесь.
      Кларенс тоже встал.
      — А вы думаете, что убил не он?
      — Да как же он мог? — Бснсоп остановился. — Он же за день до убийства уехал. Нанялся на пароход и уехал в Бразилию. Мы его с Петро провожали.
      — А как же Боер мог его видеть в порту вечером перед убийством?
      — Какой Боер?
      . — Ваш грузчик Боер.
      — У нас нет такого грузчика. Я такого не знаю.
      — Значит, вы утверждаете, что Варци здесь не было в ночь, когда совершилось убийство?
      — Как же он мог здесь быть, когда он уехал?
      Кларенс тоже был взволнован.
      — Так, значит, Петро убил не он?
      — А вы что, думали, что он?
      — А кто же?
      Бенсон махнул рукой.
      — Они же его и убили.
      — Кто они?
      — Те, кто сваливает на Варци... Да что об этом говорить! Ведь Варци и Каталони друзья были. Помогали друг другу. Такие ребята. — Бенсон всхлипнул и вытер глаза большой грязной рукой.
      — Послушайте, — Кларенс взял Бенсона за руку. — Вам нужно дать показания. Если Варци действительно здесь не было, — значит, убил не он. Нужно сейчас же пойти в полицию и заявить. А то ведь его ищут,
      Бенсон сунул руки в карманы. Губы его шевелились. Он напряжённо думал.
      — Вот что, — начал он. — Мне сейчас нужно на работу. Вы приходите ко мне, и мы поговорим. Подумаем. Запишите мой адрес.
      Кларенс записал.
      — Ну вот. Договорились.
      Грузчик бегом кинулся на другой конец причала к лайнеру, где уже зашевелились огромные тюки. Однако на полпути он остановился, посмотрел издали на Кларенса и подбежал к нему.
      — Послушайте, — сказал он, тяжело дыша. — Я забыл вас предупредить.
      — Что такое?
      — Слушайте, — горячо заговорил Бенсон.Вы пока что никому ничего не рассказывайте, о чём я вам говорил. Ни в полиции, ни в своей газете. Это очень важно. Понимаете?
      — Ну, пожалуй, — огорчённо сказал Кларенс. Он как раз собирался бежать и звонить Докси. — А почему это так нужно? Если публика раньше узнает...
      — Ни в коем случае. — В голосе грузчика было неподдельное отчаяние. Он схватил Кларенса за руку. — Вы не понимаете, что ли! — Он отвернулся и отошёл на шаг. — Зачем я с вами связался-то, господи? Неужели вы не понимаете, что и меня могут убить?
      — Ну не волнуйтесь. — Кларенс был ошеломлён. — Я вам слово даю, что никто пока ничего не узнает. Понимаете? Честное слово.
      — Ну смотрите, — сказал грузчик потерянным голосом. — Это уж на вашу совесть. Можете погубить меня.,.
      Он устало опустил руки и побрёл к лайнеру.
      Кларенс, удивлённый, пошёл своей дорогой. Когда он миновал причал, ему навстречу попался Боер. Он был в том же аккуратном комбинезоне.
      — А я вас ищу, мистер Кейтер, — сказал он. — Хотел познакомить вас с нашими ребятами. Их сегодня случайно сюда послали. Я думал, что они все будут в военной гавани.
      — Да ничего, спасибо, — сказал Кларенс. — Я уже сам познакомился. Только народ тут очень неразговорчивый.
      Пожилой грузчик помолчал. Они шли рядом мимо
      длинного склада. В узком месте, где две машины преграждали путь, он вежливо пропустил репортёра вперёд.
      — Что же, так ни с кем и не поговорили?
      — Нет, только с Бенсоном, — начал Кларенс и тут же прикусил язык. Может быть, этого не следовало говорить. Он почувствовал какое-то ещё неясное ему подозрение и посмотрел искоса на Боера.
      Великан, как обычно, сосредоточенно и серьёзно смотрел перед собой. Немного погодя он заговорил мягко.
      — Этот Бенсон у нас — горячая голова. Иногда плетёт сам не знает что. Что же он вам сказал?
      — Да ничего особенного, — соврал Кларенс. Он сам ещё не знал почему, но решил, что Боеру не следует сейчас рассказывать о разговоре с Бенсоном. — Ничего особенного, — повторил он равнодушно. — Говорил, что Вар-ци и Петро тут иногда ссорились, что Каталоги был любитель выпить.
      — Вот это неправда, — сказал Боер. — Каталони пил очень редко. Но этот Бенсон такой, — любит сочинять.
      Они вышли на широкую магистраль, где ходил внутренний автобус, и попрощались.
      Боер степенно пожал Кларенсу руку. Репортёр посмотрел ему вслед. Боер шёл чуть нагнувшись вперёд. Могучие длинные руки были засунуты глубоко в карманы.
      Кларенс поехал домой.
      Обедали они, как обычно, на кухне. Только на этот раз все двери в квартире были открыты, чтобы через коридор можно было переговариваться с Кэт. Разговор получался односторонний. У девочки болело горло, и ей приходилось молчать.
      Пока Люси мыла посуду, Кларенс сел выкурить свою послеобеденную папиросу. Этот час, после окончания дневных забот, был для репортёра всегда самым приятным в те дни, когда они с женой работали в разные смены.
      Так как у Кэт оказалась простая или, как выразился доктор, локулярная ангина, опасаться за неё не приходилось, и Кларенс полностью отдался безмятежному отдыху.
      Он сидел у раскрытого окна. Позади у раковины хлопотала Люси в зелёном передничке. За окном лежала на солнце сонная, ленивая улица пригородного района. В тёмном стекле растворённой рамы отражалось лицо
      самого Кларенса — нормальной округлости хорошо выбритых щёк, нос скорее курносый, чем длинный, мягкий рот и прядь шелковистых волос на лбу.
      Время не торопясь шло к четырём. До встречи с Бен-соном оставалось ещё добрых полтора часа.
      Из приятного состояния отдыха репортёра вывел телефонный звонок. Это был опять Докси.
      — Вы дома, Кейтер?
      — Да, мистер Докси. Только что забежал пообедать.
      — Какие новости? Шеф опять спрашивал.
      — Новости будут. — Кларенс был поражён тон настойчивостью, с которой главный редактор следил за делом Каталонн. — Новости, очевидно, сенсационные, мистер Докси. Один из грузчиков утверждает, что это вовсе не Варщ! убил Каталони. Варии, оказывается, уехал из города раньше...
      — Как фамилия грузчика?
      Кларенс замялся.
      — Видите ли. Я через час должен с ним встретиться для подробного разговора. Там, на работе, он не хотел.,.
      — Ну хорошо. В вечерний выпуск мы должны успеть дать что-нибудь из того, что вы мне сказали. Поезжайте к нему немедленно.
      — Слушаю, мистер Докси.
      В трубке что-то прогромыхало. Очевидно, Докси передвинулся вместе со своим стулом. Более мягким голосом он спросил:
      — Ну как ваша девочка, Кейтер?
      — Спасибо, мистер Докси. Всё протекает нормально.
      — Ну, очень хорошо. Рад за вас и вашу жену... Вы только постарайтесь скорее с этим материалом. Я вас буду ждать... Сидеть в редакции.
      Кларенсу, однако, удалось встретиться с Бенсоном вовсе не так скоро, как он ожидал. Грузчик жил в таком же трущобном районе, как и Розита Каталони, только на другом конце города.
      Двухэтажный деревянный дом стоял на пустыре. У водопроводной колонки Кларенс увидел Бенсона в короткой очереди за водой.
      Светловолосый грузчик хмуро кивнул Кларенсу. Вместе они молча простояли несколько минут. Бенсон наполнил вёдра, и по протоптанной в грязи тропинке они отправились к дому.
      Грузчик жил на втором этаже. Они поднялись по скрипучей лестнице, Бенсон толкнул ногой фанерную дверь.
      Когда они вошли в просторную комнату с дощатымч стенами и крытым фанерой потолком, Бенсон, ставя вёдра на пол, сказал:
      — Вот тот человек из газеты. Познакомься, Лизи. Женщина, высокая и стройная, стоявшая у плиты
      спиной к вошедшим, не ответила.
      — Лизи, — повторил Бенсон громче.
      — Ну что?
      — Я тебе говорю, познакомься. Пришёл тот человек. Заплаканные, красные глаза бросили косой взгляд на
      Кларенса.
      Репортёр приподнял шляпу.
      — Садитесь, мистер... — начал Бснсон. — Я даже не знаю, как вас зовут.
      — Кейтер.
      Бенсон принялся осторожно выливать воду в кастрюли на столе и в маленький бочонок на табурете.
      Кларенс осмотрелся. Опять его поразила бедность, в которой жили грузчики. В этой комнате люди не пытались как-то украсить свой быт. Здесь только ели, спали и укрывались от дождя и ветра.
      — Я пойду отдам вёдра, — сказал Бенсон.
      Кларенс спрашивал себя снова, — почему так бедно в комнате, почему такие стоптанные и рваные ботинки на ногах у женщины? Может быть, Бенсон пропивает деньги? На это было не похоже.
      Жена грузчика ни разу не повернулась к Кларенсу и не сказала ни одного слова за всё время, пока Бенсона не было в комнате. Чувствовалось, что у супругов до прихода репортёра был какой-то спор.
      — Ну вот, — сказал Бснсон входя, — как будто я освободился. Пожалуй, нам лучше выйти на улицу, — обратился он к репортёру.
      Кларенс поднялся, но вдруг женщина резко повернулась к ним. Быстрые чёрные глаза на худощавом скуластом лице зло посмотрели на мужа.
      — Зачем на улицу? — с угрозой сказала она. рите здесь.
      Кларенс почувствовал себя неловко. Он начал догадываться, что его посещение и является причиной ссоры между супругами.
      Бенсон развёл руками.
      — Ну, раз она хочет здесь, пусть будет здесь.
      Он показал Кларенсу на стул, сам снял бочонок с табурета и тоже сел. Жена отвернулась к плите, взяла из кастрюли несколько ложек и вилок и с грохотом швырнула их в таз с водой.
      Упрямо глядя перед собой и часто моргая белёсыми ресницами, Бенсон сказал:
      — Видите ли, мы с женой посоветовались и решили... Я решил, что не буду ничего говорить. И от того, что в порту рассказал, тоже отказываюсь. Ничего не знаю, одним словом.
      Если бы под ногами у Кларенса провалился пол, это не произвело бы на него большего впечатления.
      — Как так? — Он встал со стула. — Вы хотите сказать, что отказываетесь что-нибудь рассказывать?
      — Отказываюсь. — Бенсон сидел с каменным лицом, как человек, который решил вытерпеть всё, что ему будут говорить, и всё-таки поставить на своём.
      — Но послушайте! — Кларенса даже пот прошиб. — Мы же с вами не дети. Я уже редактору сказал, что будут новые показания.
      — Значит, ничего не будет. — Бенсон упрямо покачал головой. Его жена прекратила грохотать посудой. Стоя спиной к разговаривающ,им, она слушала.
      — Ну, хорошо. — Кларенс испытывал одновременно и удивление, и злобу, и жалость. — Но объясните тогда, почему.
      — Отказываюсь — и всё тут.
      — Ну, а если... если я напечатаю то, что вы мне в порту говорили?
      — Я скажу, что вы сами всё выдумали, — быстро ответил Бенсон. — Если вы напечатаете, я на вас в суд подам за клевету.
      Кларенс в раздумье сел на стул. Он был совершенно ошеломлён. Всё, что угодно, но этого он ожидать не мог. Различные соображения вихрем проносились перед ним, вытесняя одно другим. Прежде всего он сразу откинул мысль, что Бенсон соврал ему в порту. Его волнение тогда на причале было неподдельным. И сейчас видно было, что решение отказаться от показаний стоит ему больших переживаний. Бенсон не врал. А как же Боер? Может быть, старый грузчик ошибся? Он видел Варци в темноте, вечером. Но ведь он разговаривал с преступником... Одно было совершенно ясно: Бенсон имел какие-то серьёзные причины, чтобы взять обратно то, что уже сказал. Бенсон был кем-то запуган. И Розита тоже.
      Он повернулся к Бенсону.
      — Но, послушайте, ведь если убийца — не Варци, — значит, убил кто-то другой. И этот другой разгуливает сейчас на свободе. Разгуливает, потому что вы скрываете важные для следствия материалы.,. А ведь убитый Ка-талони был вашим другом...
      Неожиданно жена грузчика повернулась к Кларенсу, На красивом скуластом лице глаза горели гневом.
      — Уходите отсюда!.. Уходите отсюда! Он вам ничего не скажет.
      — Тише, Лизи! — Бенсон поднялся и взял жену за локоть.
      — .Пусть он уходит! — Женщина вырвала руку. — Пусть он сейчас же уходит!
      — Идите, в самом деле. — Бенсон развёл руками. — Я всё равно ничего не скажу. И лучше вы про меня не печатайте. А то я на вас в суд подам.
      Кларенсу ничего не оставалось делать. Когда он спускался по лестнице, у него было такое впечатление, что перед ним на минуту приподняли краешек занавеса, скрывающего правду, и тотчас опустили.
      Когда он добрался по грязи до места, где начинались настоящие улицы, ему пришло в голову съездить сейчас в полицию и рассказать всё сыщику Мак-Графи. Затем он решил позвонить к нему прежде.
      Оказалось, однако, что сыщика нет в полиции.
      Кларенс поехал в редакцию.
      Докси встретил его с раздражением.
      — Что же вы так долго? Я на целый час задержал номер, а потом вынужден был пустить всё-таки внабор,
      Кларенс присел к столу и рассказал начальнику отдела всё, что случилось с ним задень. Докси слушал внимательно, потирая длинными пальцами высокий лоб и глядя перед собой на красное сукно стола. Когда рассказ кончился, он встал и прошёлся по кабинету.
      — Что же вы теперь собираетесь делать?
      — Разыскать Мак-Графи и рассказать ему обо всём.
      Докси поверх очков посмотрел на репортёра.
      — Я бы на вашем месте не стал этого делать.
      — Почему? — удивился Кларенс.
      Докси уклончиво пожал плечами.
      — Ну, а всё-таки?
      — Видите ли... — Докси вынул из кармана сигарету и закурил. — Если бы этот Бенсон считал, что есть какой-нибудь смысл рассказывать полиции, он и сам бы так сделал без вас.
      Кларенс не мог не признать, что начальник отдела прав.
      — А что же мне тогда действительно делать?
      — Лучше всего подождать. — Докси пустил к потолку голубую струю дыма и уже другим тоном сказал:
      — Теперь нам надо решить, что мы дадим в утренний номер. Пожалуй, всю эту историю с грузчиком публиковать пока рано. Придётся отделаться какими-нибудь общими рассуждениями.
      — А если всё-таки написать, что один из грузчиков выразил сомнение, — осторожно начал Кларенс.
      — А потом он заявит, что никакого сомнения не выражал, и газета останется в дураках. Нет. — Докси сел к столу. — Напишем что-нибудь о положении грузчиков вообще. Чтобы показать, что мы не перестали интересоваться этим делом.
      — Но подождите. — Кларенс был крайне удивлён тем, что весь его рассказ о поведении Бенсона не произвёл на Докси никакого впечатления. — Как еы сами думаете? Разве поведение Розиты и Бенсона не показывает, что они запуганы?
      — Я думаю, что они запуганы, — признал Докси.
      — Ну так почему не ианисать об этом?
      Докси кисло усмехнулся.
      — Мы все прекрасно знаем, что большинство убийств в городе — дело рук трёх главных гангстерских шаек. Мы знаем, что Дзаватини, например, собирает дань со всех мелких торговцев в городе. Почему же мы об этом ничего не пишем? Очень просто. Потому что у нас нет юридически обоснованных доказательств.
      — Но так мы никогда не искореним бандитизм и рэкет.
      Докси пожал плечами.
      — Я думаю, что это и не наше дело... Но вернёмся к статье, Кейтер... Знаете что? Пожалуй, я сам её сделаю. А вы поезжайте и отдохните. Попробуйте завтра ещё раз съездить к Розите Каталони. Вообще если вам удастся найти такие материалы, которые вы сможете подтвердить доказательствами, мы их охотно опубликуем.
      Выйдя со станции подземной дороги, Кларенс решил оставшиеся ему несколько автобусных остановок пройти пешком, чтобы обдумать всё случившееся.
      Уже начало темлеть. Он зашёл в аптеку напротив входа в парк выпить кружку пива.
      В аптеке было пусто и прохладно. На посыпанном опилками полу стояли трёхногие табуреты. Радиоприёмник негромко мурлыкал какой-то фокстрот.
      Знакомый Кларенсу провизор, он же владелец аптеки и он же буфетчик, подмигнул из-за стойки репортёру:
      — Скрываетесь от жены?
      Провизору было около пятидесяти лет. Он был грузен, краснолиц и коренаст. Профессия заставляла его быть приветливым и даже остроумным. Последнее ему редко удавалось, но обычно его слушатели были нетребовательны.
      Кларенс поздоровался с ним и сел у стойки. Пока он пил пиво, он подумал о том, что провизор тоже платит кому-то, чтобы его аптеку не трогали хулиганы. Репортёр даже вспомпил, что видел однажды, как тот передавал пачку кредиток какому-то наглому типу с ярко-зеленььм галстуком.
      — Послушайте, мистер Барли, — обратился он к провизору.. — А вы кому-нибудь платите, чтобы вас не обижали гангстеры?
      Провизор подозрительно посмотрел на репортёра.
      — А вам зачем, мистер Кейтер?
      i — Просто так.
      — Плачу, — сказал провизор. — А что?
      — А почему бы вам не заявить в полицию и не покончить с этим делом?
      Провизор усмехнулся.
      — Во-первых, мне не удастся этого доказать. Никто не пойдёт ко мне свидетелем, даже тот, кто видел. А во-вторых, шайка всё равно откупится от полиции, а мне они един раз обстреляют аптеку из автомобиля — и все станут бояться ко мне ходить... Проще платить.
      Когда Кларенс вышел из аптеки, было уже совсем темно. Репортёр подумал о том, что Докси, пожалуй, прав. Если бы с бандитами было так легко бороться, их уже давно не было бы.
      Он медленно пошёл по пустынной улице. Вечером здесь почти не было прохожих. По другую сторону проезжей части за чугунной оградой лежал уже закрытый теперь парк. Свежий вечерний ветерок обвевал лицо Кларенса. Он попытался привести в порядок все впечатления от дела Каталони.
      Раньше, когда он занимался всевозможными обществами любителей ловли рыбы на удочку и коллекционирования марок, он мог полностью забыть все свои газетные дела сразу, как только выходил из редакции.
      Теперь же дело Каталони было с ним повсюду — и на работе и дома.
      На углу Восьмой улицы возле будки телефона-автомата стояли три человека в мягких шляпах. Час был уже поздний, кроме них на улице никого не было.
      Когда Кларенс миновал Восьмую и пошёл дальше по своей парковой, он услышал негромкий разговор и затем чьи-то лёгкие шаги у себя за спиной.
      Репортёру стало немного не по себе. Он ускорил шаг. Незнакомец, однако, не отставал.
      Так вместе они дошли до булочной, в которой Люси всегда запасалась хлебом. Окна магазина были ярко освещены, хотя внутри уже никого не было, кроме продавца, читавшего газету за прилавком.
      Кларенс миновал булочную. Шаги за спиной прекратились. Репортёр понял, что незнакомец вошёл в магазин. Он улыбнулся своим подозрениям. Вся история Каталони и этот последний разговор с провизором сделали его слишком нервным, В конце концов бандитов вовсе не так много.
      Он прошёл по пустынной Парковой ещё около полукилометра и снова услышал за собой шаги. Репортёр оглянулся. Сзади, метрах в тридцати, шёл тот же мужчина в шляпе. Кларенс снова прибавил шагу. Через некоторое время он опять оглянулся. Мужчина держался того же расстояния в тридцать — двадцать пять метров.
      Кларенс решил немного переждать, чтобы незнакомый мужчина оказался впереди. Он поставил ногу на низкий подоконник витрины и сделал вид, что поправляет развязавшийся шнурок.
      Незнакомец тоже остановился.
      Кларенс оглянулся и увидел, что далеко сзади за первым мужчиной движется ещё одна тёмная фигура.
      И тогда репортёр испугался. Он испугался, как ни разу в жизни. Кларенс понял, что он, в сущности, такой же человек, маленький и очень мало заметный в общем круговороте вещей, такой же, о которых пишут в газетах: «Найден на улице убитым», «Ограблен сегодня ночью». Всё, что он читал и слышал в последнее время о бандитах, сразу вспомнилось ему. «Почему бы им не ограбить меня? — спрашивал о« себя. — Что я могу сделать?»
      Он пожалел, что не носит с собой оружия, и тотчас же признался себе, что всё равно не решился бы пустить его в ход. Куда там! У него никогда не хватило бы на это смелости.
      Сердце бешено билось у него в груди, он всё ускорял и ускорял шаг, и всё же слышал, что незнакомец следует за ним.
      Впереди теперь был железнодорожный переезд, за ним широкий пустырь и в конце его — дом Роджерсов, знакомых Кейтеров, и другой дом, где жили они сами.
      Кругом, кроме преследующих его двух мужчин, не было никого. Кларенс понял, что бандиты ждут, когда он выйдет на пустырь. Он решил, что не сделает этого ни в коем случае.
      Дойдя до перекрёстка, он резко свернул направо и, подбежав к будке телефона-автомата, вошёл в неё.
      Теперь всё должно было выясниться. Если незнакомцы преследуют его, они будут искать его на перекрёстке. Кларенс решил, что он тогда выскочит из будки, перебежит улицу и укроется в домике сторожа на переезде. Сторо-
      жем была старая ревматическая женщина, но Кларенс рассчитывал, что присутствие ещё одного человека сможет остановить бандитов.
      Стоя в будке и едва сдерживая нервную дрожь, он смотрел через стеклянную дверь на перекрёсток.
      Первый мужчина показался из-за угла, ни секунды не задерживаясь прошёл через переезд и повернул направо по железнодорожной линии. Здесь фонари были чаще. Кларенс видел, как мужчина уходил всё дальше и дальше и, наконец, скрылся совсем.
      Второй, не переходя улицы, свернул налево и прошёл мимо Кларенса. Он прошагал близко от будки, и репортёр увидел, что это старик, седой и сутулый.
      Кларенс вышел на улицу и вздохнул. Колени у негЬ ещё чуть-чуть подгибались от пережитого волнения.
      Он зашагал через переезд и вышел на пустырь. Далеко в конце его светились огоньки. Через десять минут Кларенс будет у себя.
      Ему стало легко и даже весело. Какого чёрта он так испугался! Уж он-то не принадлежит к числу людей, которых можно запугивать, как Розиту, Бенсона или провизора! Он выше этих людей по своему общественному положению, но в то же время недостаточно богат, чтобы интересовать гангстеров, как объект ограбления.
      Нет, нет, повторял он себе, он-то не принадлежит к числу тех, кого убивают. Кларенс пришёл домой в великолепном настроении, которое сразу было испорчено Люси. Жена заявила, что у Кэт опять сильный жар.
      Ночь прошла у них тревожно. Кэт часто просыпалась и жаловалась на горло. Люси и Кларенс подогревали ей полосканье и рассказывали по очереди сказки.
      Кларенс заснул только под утро, когда дочери стало лучше.
      Проснулся он поздно и тут же узнал, что Люси уже договорилась с начальником отдела объявлений и несколько дней не будет выходить на работу.
      — Он что-то со мной очень холодно говорил, — сказала Люси. — Но ведь мы ничего не можем сделать. Мы не можем оставить больную девочку на кого-нибудь чужого.
      У Кларенса сжалось сердце, когда он подумал о том, что жену могут уволить. Пока они работали вдвоём, у них была отложена небольшая сумма, которую они
      рассчитывали использовать для поездки зимой во Флориду. Но Люси была права. Больную Кэт оставить не на кого.
      Кларенс наскоро позавтракал и побежал в газету, хотя в этот день он мог прийти после обеда. Ему хотелось собственным служебным рвением возместить отсутствие жены.
      В газетном киоске он взял утренний выпуск «Независимой», чтобы прочесть, что написал Докси.
      На первой странице значилось: «Действительно ли Варци — убийца Каталони?
      В то время как все другие газеты уже потеряли интерес к делу Петро Каталони, убитого 21 сентября в порту, «Независимая» продолжает заниматься этим преступлением. Некоторые данные показывают, что версия, предложенная сыщиком Мак-Графи, который заявил, что преступником является сицилиец Тонио Варци, бежавший из города, не является единственно возможной.
      В связи с этим наш корреспондент задаёт начальнику полиции следующие вопросы:
      — Кем запугана жена убитого — Розита Каталони и почему она отказалась говорить о преступлении?
      — Кем запуганы грузчики в порту?
      — Почему при сравнительно высокой зарплате люди работают в порту не более полугода и предпочитают другую деятельность, хотя бы и оплачиваемую ниже?
      — Как могло случиться, что в течение одного года было убито четырнадцать грузчиков?
      Мы надеемся, что эти вопросы пробудят энергию начальника портовой полиции и сыщика Мак-Графи».
      Кларенс, поражённый, опустил газету. Докси сформулировал здесь все те подозрения, которые ему самому были ещё не ясны. Хотя в заметке и не утверждалось, что Варци не является убийцей Каталони, но каждый мог понять, что газета с недоверием относится теперь к этой версии.
      Он бегло просмотрел другие газеты. О деле Каталони нигде не было ни слова. Неужели мистер Бирн — редактор «Независимой» — действительно хотел раскрыть всю правду по делу убитого итальянца? Ведь Докси вчера не хотел выражать никаких сомнений.
      В комнате для репортёров ему сказали, что Докси ждёт его к себе.
      — Дело развёртывается, — сказал начальник отдела, потирая руки. — Только что звонил Мак-Графи, спрашивал, почему мы так нажимаем на всё это.
      — А почему, действительно? — спросил Кларенс. — Я не думал, что вы так резко напишете.
      Докси развёл руками:
      — Моё дело — слушать приказания. Мистер Бирн распорядился использовать весь материал, чтобы написать сильнее. — Потом другим топом начальник отдела сказал: — Поезжайте сейчас к Розите Каталони. Постарайтесь заставить её разговориться. Если удастся, привези ге её сюда. Можете даже пообещать ей денег.
      — А такси вы мне опять оплатите?
      — Оплатим.
      Розиты, однако, дома не оказалось. Дверь в её комнату в бараке стояла открытой, но внутри никого не было. Пока Кларенс недоуменно разглядывал неприбранную постель и остатки варёного картофеля на столе, в дверях показалось женское худое лицо. Это была та женщина, у которой он в прошлое посещение спрашивал, как найти Розиту.
      — Вы кого ищете?
      — Розиту.
      — Розиту сегодня увезли,
      — Как увезли?
      Женщина вошла в комнату,
      — Так, увезли. Утром пришла машина, Розиту посадили вместе с детьми и увезли.
      — А что это за люди были? Её знакомые?
      Слабое подобие улыбки промелькнуло на тонких губах женщины.
      — Если бы это были её знакомые, она бы не плакала.
      — А она плакала?
      — Ещё как!
      — Значит, она не хотела уезжать, а её увезли насильно?
      Женщина хмыкнула.
      — Конечно.
      После небольшого разговора выяснилось, что увёзшие Розиту люди были хорошо одеты и, очевидно, бывали здесь раньше, так как их машина остановилась сразу возле двери.
      Это было самое настоящее похищение, и, возвращаясь
      в редакцию, Кларенс думал о том, как осложнилось за последние два дня дело Каталони.
      В редакции его ожидал ещё один сюрприз.
      Когда он прошёл к себе, выяснилось, что в приёмной его ждут. Кларенс спустился на третий этаж и на кожаном диване в углу комнаты увидел Бенсона.
      Грузчик в своём потёртом, плохо сшитом костюме из дешёвой ткани чувствовал себя неловко в роскошно обставленной просторной комнате с толстым ковром на полу.
      Увидев репортёра, Бенсон встал и поспешно подошёл к нему. На лице у грузчика горели красные пятна, голос был хриплый от волнения.
      — Я вас уже давно жду, — сказал он. — Полчаса., Я вашу фамилию запомнил и приехал прямо сюда.
      — Вы решили всё-таки всё рассказать?
      — Решил. — Бенсон огляделся. — Где бы нам поговорить? Только скорее.
      — А если здесь? — Кларенс указал на тот же диван, с которого грузчик поднялся.
      — Нет, — Бенсон оглянулся на девушку-секретаря, сидевшую за машинкой, и покачал головой. — Надо найти такое место, где нас никто не услышит.
      Они спустились на лифте, вышли на улицу, раздражающую мельканием бесчисленных автомобилей, автобусов и рекламными выкриками радио. Кларенс предложил дойти до сквера за Университетом. Погода стояла ветреная, и можно было рассчитывать, что там найдётся свободная скамья.
      Когда они нашли скамью па пустынной бетонированной аллее, Бенсон осмотрел соседние кусты и только тогда уселся.
      Кларенс с недоумением следил за всеми этими приготовлениями.
      — Ну вот, — сказал Бенсон. — Я сегодня прочёл заметку в вашей газете и решил всё рассказать. Похоже, что вы как следует взялись за это дело. Я всё расскажу и сразу уеду.
      — Ну давайте-давайте, — Кларенс вытащил свой блокнот. — Долго вы собирались.
      — Я боялся, — сказал Бенсон серьёзно. — И сейчас боюсь. Но теперь мне так или иначе надо бежать из города. Раз у вас в газетенапечатано, что грузчики в порту
      запуганы, Обезьяна всё равно решит, что вы со мной разговаривали. .,
      — Какая обезьяна? — прервал его репортёр.
      — Ах да, вы не знаете. Но я вам всё по порядку расскажу. Так, значит, я после этой газеты понял: здесь мне всё равно не жить. И потом у меня такая надежда, что вы напечатаете мои показания и начнёте расследование.
      — Ну, конечно, напечатаем, — сказал Кларенс. — Вы только выкладывайте, не задерживайтесь. — Он чувствовал: весь клубок, сплетённый вокруг убитого итальянца, вот-вот готов развязаться, и испытывал страшное нетерпение.
      — Ну, слушайте, — Бенсон ещё раз огляделся и придвинулся к репортёру. — Каталони убили за то, что он отказался платить. Он один месяц не платил, и мы ему все говорили, что его убыот. Но оп только смеялся. Он смелый был. А на второй месяц его убили
      — Подождите, — Кларенс ничего не понимал. — Кому платить? И за что?
      — За работу.... Как мы все платим.
      Бенсон продолжал рассказывать, и постепенно перед репортёром вырисовывалась картина происходящего в порту. Картина эта так не вязалась с тем, что Кларенс думал о жизни, что ему, потрясённому и подавленному, не хотелось верить. Но рассказ грузчика объяснял всё, что прежде было необъяснимым в деле Петро Каталони.
      Всего в порту работало около четырёх тысяч грузчиков. Больше половины из них отдавали треть своей заработной платы шайке гангстера Дзаватини. Ежемесячно шайка получала от грузчиков огромную сумму — от 120 до 150 тысяч долларов. Большинство из тех, кто выплачивал эту дань, были «прыгунами». Бенсон объяснил, что это такое. «Прыгунами» в порту назывались те, кто эмигрировал в Соединённые Штаты из западноевропейских стран — из Италии, Испании, Греции, Англии и Франции — и не имели денег, чтобы получить разрешение на въезд в страну. Такие люди просто прыгали с борта парохода на причал. Люди Дзаватини устраивали их на работу в порт и забирали у них треть заработанных денег.
      — Но позвольте, ведь Петро не мог прыгнуть сразу со всей семьёй?
      — Петро и не прыгал, — объяснил Бенсон. • — Он приехал в Штаты год назад и две недели жил вэмиграит-ских бараках за колючей проволокой. Потом их всех нанял один подрядчик на постройку моста. Мост построили, — он остался без работы. И тут его взяла шайка и устроила в порт.
      — А вы сами?
      — Я тоже от безработицы пошёл, — вздохнул Бенсон. — Тут вся штука в том, что от них потом не уйти. Если человек здесь же в городе постарается найти работу, они его разыскивают и убивают. Кто хочет уйти, просто должен тайно уехать из города. Но ведь работу не везде найдёшь. И уехать, если с семьёй, без денег не соберёшься.
      — Но ведь грузчиков очень много! Неужели ничего нельзя сделать?
      — У Дзаватини всё хорошо организовано. У него в каждой бригаде есть свой человек. Такому они много платят, а работать он почти и не работает — тоже из преступников. Так вот эти люди следят, чтобы у грузчиков никакой организации не появилось. Как только такой что-нибудь вынюхает, шайка либо искалечит зачинщика, либо просто убьёт. Так что все боятся рот раскрыть.
      Кларенс вспомнил о четырнадцати убийствах, случившихся в порту только за этот год. Но всё рассказанное Бенсоном было настолько неожиданным, что он не мог ещё поверить этому.
      В кустах напротив них летали две бабочки, каким-то чудом попавшие сюда, в центр города; солнце пробивалось время от времени сквозь быстро бегущие тучи, и от этого на бетоне аллеи то появлялись, то исчезали резные тени листьев; в дальнем конце сквера слышались крики детей, играющих в мяч. Всё вокруг — мирные предметы и мирные звуки и запахи — было материальным, зримым, ощутимым, а мрачные тайны порта представлялись нереальными. Казалось, что в мире, где есть эти кусты и бабочки, и солнечные лучи, не может быть места ужасам рабского труда, избиений и убийств.
      — Ну хорошо, — сказал Кларенс, теряя надежду, — но что же смотрит портовая полиция? Неужели она ничего не знает?
      Бенсон горько усмехнулся и сплюнул
      — Да вы что, вчера родились, что ли! Полиция сними вместе работает. Я же вам говорил, если «прыгун» в полицию попадёт, она его всё равно передаст шайке. Ведь шайка с ними делится. Когда кого-нибудь убьют, полиция прекращает дело. Только если уж очень шуму много, кого-нибудь арестовывают из подставных лиц, а потом скоро отпускают. Полиция даже помогает Дзаватини вербовать людей з шайку. Они к нему направляют преступников из тюрьмы — убийц, воров.
      — Этого не может быть, — сказал Кларенс решительно. — Тут вы ошибаетесь, Бенсон. Или вы преувеличиваете. Я в это не верю.
      Он не хотел верить. Все прекрасно знали, что полиция продажна, что она поддерживает содержателей притонов и игорных домов, что она часто намеренно направляет общественное внимание по ложному следу, когда речь идёт о делах, где затрагиваются интересы влиятельных лиц. Но не до такой степснн. Не так, чтобы покровительствовать системе, при которой шайка бандитов держала бы в рабстве сотни людей.
      — Не верите, — повторил Бенсон. — А что выскажете на то, что в других местах еше хуже? Говорят, в Нью-Йорке бандиты контролируют десятки тысяч портовых рабочих. Только на западном побережье есть независимые профсоюзы.
      — Ну хорошо. А если человек пойдёт и прямо заявит в полицию? При всех. Открыто.
      — Тогда из полиции сразу позвонят к бандитам, и, когда этот человек пойдёт домой, его тут же пристукнут. Сам Мак-Графи и позвонит.,. Это у них сыщик.
      Кларенс покачал головой.
      — А профсоюз? — спросил он.
      Бенсон махнул рукой.
      — Наше профсоюзное руководство — те же гангстеры. К нам из других профсоюзов посылали двоих ребят. Одного бандиты убили, а другого арестовала полиция. Доказали, что он «красный».
      — Так что же тогда делать? — сказал Кларенс растерянно.
      Бенсон сжал кулаки.
      — У меня на вашу газету надежда. Вашего хозяина-то они не запугают. Он сильнее их. Раз вы напечатали такую статью, — значит, он и дальше пойдеТс
      После этого Бенсон принялся рассказывать об убийстве Каталони.
      — Я же сам при этом был, можно сказать. Меня совесть, знаете, как мучает. Я помочь ему мог, но испугался. — Он тыльной стороной руки вытер лицо. — Как вспомню, так прямо слёзы на глазах.
      — Как же его убили?
      — Мы с ним шли вдвоём из агентства на 26-й причал. Вдруг видим, — впереди трое стоят. Я сразу понял, что дело нечисто. Говорю: «Пойдём назад». Повернулись, а сзади ещё трое. И Обезьяна с ними. Петро мне говорит: «Не уходи, Майк». Он смелый был, но испугался. Я отвечаю: «Не уйду». Он вытащил свой нож и повернулся к Обезьяне: «Ну давай». Обезьяна засмеялся. Тут один из них выскочил вперёд. Маленький такой. Он раньше чемпионом по боксу был, в весе мухи. Он и схватил Петро за руку. Тут и все на него набросились. Схватили и держат. Обезьяна мне и говорит: «Уходи, Бенсон, ты ничего не видел». Я стою. Растерялся. Обезьяна опять ко мне: «Уходи, Бенсон. У тебя ведь дочка есть. Ты её любишь». И подтолкнул меня. Я иду и плачу. Мне бы кинуться — закричать,.. Но всё равно никто не помог бы, А сзади Петро только что-то крикнул по-итальянски. Я несколько ночей потом не спал. Не могу простить себе...
      — А кто это Обезьяна? — спросил Кларенс.
      — Помощник Дзаватини. Он в порту всеми делами заправляет. Крупный такой, широкоплечий. Ходит всегда в комбинезоне.
      — Так это Боер! — вскричал в ужасе репортёр.
      — Боер? — грузчик задумался. — Да, кажется, это его фамилия. Мы его все Обезьяной зовём. У него руки чуть ли не до колен. Может человеку кости переломать — такая у него сила. А вы его знаете?
      Кларенс молчал, поражённый. Так вот кто убийца Каталони! Боер, с его тихим голосом, вежливый и скромный. Боер, которого он считал образцом преуспевающего американского рабочего.
      Ему сделалось жарко, и он вытер пот со лба. Теперь стала понятна навязчивая вежливость этого гиганта. Отвращение и ненависть охватили Кларенса при воспоминании о том, как он расхваливал Боера Люси. Как подло, как глупо он был обманут!
      — Ну ладно, — репортёр повернулся к Бенсону. —
      Сейчас мы сделаем вот что. — Он был полон гнева и решимости. Не могло быть, не должно быть, чтобы в его городе, в его родной стране совершались такие вещи. Порядок и закон ещё действуют. — Мы пойдём в редакцию, там вы при свидетелях расскажете всё, что говорили сейчас, а я запишу. И всё это пойдёт прямо в завтрашний номер. А когда это будет в газете, они уже не осмелятся никого тронуть.
      Но грузчик вовсе не разделял этой уверенности.
      — Если мы сделаем так, как вы говорите, — меня уже сегодня вечером не будет в живых. — Он покачал головой. — Я подпишу такую бумагу только если вы её напечатаете после того, как я уеду из города.
      — А когда вы уедете?
      — Завтра. Завтра у нас платят. Получу деньги — и сразу на поезд. Я тут ни минуты не задержусь. Мне своих нельзя оставлять сиротами,
      В конце концов репортёр и грузчик решили, что Бен-сон сейчас подпишет свои показания, а Кларенс передаст их редактору только завтра вечером. Кроме того, Бенсон дал Кларенсу несколько адресов тех грузчиков, которые, по его расчёту, решились бы свидетельствовать на суде против шайки. Репортёр тщательно записал адреса в свою книжку.
      Кларенс зашёл в магазин канцелярских принадлежностей за бумагой, потом они с грузчиком спустились в погребок, и там за столиком репортёр записал всё, что слышал от Бенсона.
      Они вышли на улицу. Кларенс остановился возле дверей огромного серого дома. По обе стороны входа одна над другой теснились таблички с названиями контор.
      — Вот здесь, — сказал репортёр. Он ткнул пальцем в надпись: «Джорж Г. Феер. Нотариус. 6-й этаж. 14.0т 10 до 6».
      — Что вы хотите делать? — Грузчик озадаченно смотрел на него.
      — Заверить вашу подпись.
      Грузчик нервно потёр лицо рукой. Лоб у него вспотел.
      — А без этого нельзя?
      — Конечно, нельзя. Какая же цена будет показаниям, когда вы уедете?
      — Не знаю, — сказал Бенсон, — Может быть, вообще
      я зря во всё это впутался. — На лице у него отражалась внутренняя борьба. — Ну ладно, — он махнул рукой. — Вы обещаете, что до завтра никому не покажете?
      — Обещаю.
      В конторе нотариуса в первой комнате за столом сидел молодой человек с длинным узким лицом. Кларенс объяснил, что им нужно заверить подпись грузчика.
      Молодой человек пригласил их сесть и равнодушно взялся за листки. Лицо его стало внимательным; не переставая читать, он закурил и уселся плотнее в своём кресле.
      Кончив, on протянул листки Кларенсу.
      — Я этого не заверю.
      — Почему? — удивлённо спросил репортёр.
      — А откуда я знаю, что вот этот человек — Бенсон?
      — Он вам покажет документ. Свою расчётную книжку.
      — Всё равно. — Молодой человек отрицательно покачал головой. — Я не заверю.
      — Послущайте, — Кларенс поднялся со стула. — Согласно вашему патенту нотариуса, вы должны заверять любой документ, если только он не противоречит закону. Бы не имеете права отказываться.
      — А почему он сам, — длиннолицый показал на Бен-сона, — не хочет свидетельствовать в полиции?
      — Он уедет.
      — Вот то-то и оно. — Молодой человек пожал плечами. — Он не хочет впутываться в эту историю, и я тоже не хочу.
      — Но это ваша обязанность. Мы имеем право требовать от вас.
      Молодой человек усмехнулся.
      — Я заболел. Прекращаю на сегодня работу.
      Он взял со стола большую конторскую книгу, спрятал её в боковой ящик и запер его. — Не верите, — можете вызвать врача.
      — Я так и знал, — сказал Бенсон, вздохнув. — Они все, сволочи, в одной шайке. Зря мы всё это затеяли. — Он повернулся и пошёл к выходу.
      Кларенс последовал за грузчиком.
      Они в раздумье стояли возле лифта, когда молодой человек выглянул из двери и поманил их обратно.
      — Знаете что, — он впустил их и тщательно затворил дверь. — Я вам вот что хочу сказать. Вам, пожалуй, этого никто не заверит. Все будут бояться, как я. Но если вы никому не скажете, что были у меня, я вас научу, как сделать.
      — Ну, давайте, — сказал Кларенс.
      — Вы можете это заверить отпечатком пальцев. А если начнётся процесс, — ваш товарищ пришлёт ещё такой же отпечаток оттуда, где он будет.
      — Вот это годится, — сказал Кларенс. — Только как это сделать? Мне никогда не приходилось.
      Молодой человек запер дверь на ключ и вернулся к столу.
      — Я вас научу. Можете даже прямо здесь сделать, если никому не расскажете. — Ему было, видно, неудобно за свою трусость. Он покраснел. — Я ведь не владелец конторы, а только здесь работаю.
      Бенсон подошёл к столу, и молодой человек помог ему сделать чернильные отпечатки всех пяти пальцев. Потом он сказал:
      — Пожалуй, это самое лучшее. Вы могли бы ещё пойти в профсоюз швейников. Они за углом в первом этаже. Но этот профсоюз считается «красным». Если начнётся процесс, вам это повредит.
      — Я этот профсоюз знаю, — сказал Бенсон. — Там всё руководство выборное. Хорошие ребята.
      Кларенс тоже слышал о профсоюзе швейников. Это была независимая организация. Несколько месяцев назад профсоюз выиграл стачку на чулочной фабрике. У него была репутация «красного». Репортёр решил, что связываться с его работниками он не станет.
      Когда они вышли на улицу, Бенсон сказал;
      — Есть всё-таки люди. Сначала он испугался, а потом ему стыдно стало. — Он посмотрел на свои испачканные чернилами руки и невесело усмехнулся. — Я теперь, как преступник.
      Они договорились, что завтра грузчик с утра получит зарплату, соберётся и уже с вокзала позвонит Кларенсу. Только после этого репортёр понесёт материал к редактору.
      Когда они прощались, Бенсон ещё раз спросил:
      — А вы в порту никому не говорили того, что я вам рассказал при первой встрече?
      — Нет, никому.
      — А моё имя никому в порту не называли?
      Кларенс вспомнил степенную фигуру Боера, которого
      он встретил в день первого разговора с грузчиком, и его равнодушный вопрос: «Что же, так ни с кем и не поговорили?» Он назвал тогда Бенсона, но тут же сказал, что тот ничего не сообщил ему. Стоит ли говорить об этом грузчику? Главарь портовой шайки, наверное, ничего не подозревает, а Бенсон будет зря волноваться. До завтра всё равно ничего не случится.
      Бенсон напряжённо смотрел ему в лицо.
      — Ну, что же вы молчите?
      — Я вспоминаю, — сказал Кларенс. — По-моему, никому не говорил.
      — Ну ладно. — Грузчик протянул ему руку. — Я вам верю. Завтра ждите моего звонка.
      На следующий день Докси, к удивлению Кларенса, не проявил особого интереса к посещению Бенсона. Когда репортёр пришёл к нему утром, чтобы получить распоряжения на день, Докси вскользь спросил:
      — Кажется, вчера здесь был этот ваш Бенсон?
      — Да.
      — Что-нибудь новое?
      — Да, — Кларенс замялся. — То есть нет... Обещал сегодня к вечеру.
      — Ну и хорошо. — Докси задумался. — Тогда вы сегодня займётесь текущими делами. — Он взял со стола груду листков и протянул её репортёру. — Вот здесь заметка о гастролях японского цирка. Сделайте из неё материал. Затем посмотрите всю эту переписку. Это относительно железной дороги в Кемп-Хаузе. Жители просят, чтобы ветка была доведена до самого городка. Может
      быть, мы будем поддерживать эту идею против автобусной компании. Это ещё неизвестно.
      Кларенса удивило такое резкое падение внимания к делу Каталони, но, с другой стороны, он был доволен тем, что сможет сидеть в редакции и ждать звонка Бенсона.
      Придя в отдел, он перепечатал для себя экземпляр показаний Бенсона и после этого взялся за переписку, В основном это были письма жителей городка, требовавших, чтобы с ними было установлено железнодорожное сообщение. Сюда же были приложены полученные в мэрии данные о предполагаемом потоке пассажиров и грузов. Городок был ничтожно мал и не имел никаких промышленных предприятий. Жителями его в основном были удалившиеся от дел мелкие торговцы и служащие на пенсии. Кларенс догадался, что вся история затеяна с тем, чтобы сорвать куш с автобусной компании в пользу каких-то лиц, действующих через мэрию.
      Пройдя в справочную библиотеку, он посмотрел количество жителей в городе. Данные были прошлогодней давности. Сравнив это с тем, что указывала мэрия, он увидел, что городишко вырос втрое в течение восьми месяцев. Так как этого не могло быть, он принялся внимательно проглядывать все сводки городского управления. Оказалось, что мэрия оперировала цифрами, относящимися к летнему сезону, когда количество жителей в Кэмп-Хаузе действительно увеличивалось.
      Подтасовка была очевидно, но так как Докси сказал ему, что газета, может быть, поддержит город, он принялся за чтение всех писем, в которых мотивировалась необходимость железной дороги.
      Так как писем было очень много, за этим занятием прошло несколько часов. Кларенс, однако, не мог целиком отдаться переписке. Мысли его всё время вертелись вокруг того, что происходит сейчас в порту. Всякий раз, когда он вспоминал о безразличных лицах грузчиков на двадцать шестом причале и о плотной аккуратной фигуре Боера, его охватывал и гнев, и возмущение.
      Бенсон между тем не звонил. Грузчику в три- часа уже следовало быть на вокзале вместе с семьёй, но ни в три, ни в четыре, ни в пять никто не позвал Кларенса к телефону.
      Репортёр начал не на шутку беспокоиться: может быть, напрасно он вчера не рассказал Бенсону о своём
      разговоре с Боером? Кларенс начал подозревать, что с грузчиком случилось несчастье, и, уже совсем ничего не понимая, проглядывал лежавшие перед ним листки.
      «.. .образом, вывоз одних только огородных культур оживит сельскохозяйственное производство целого округа и поднимет благосостояние тысяч семейств. Что касается расходов на сооружение пристанционных построек, значительная сумма будет покрыта из городских средств.
      С уважением. Майор Джордж Б. Стормфилд».
      Майор был самым упорным защитником железной дороги и, очевидно, одним из руководителей городской клики. Его перу принадлежало не менее десятка писем.
      Бенсон позвонил к самому концу рабочего дня, и Кларенс от волнения едва не выронил трубку, услышав его голос.
      У них была договорённость, что Бенсон, который боялся подслушиванья, скажет только одну условную фразу: «Это вы заказывали нагревательную установку?» После этой фразы Кларенс мог идти с материалом к редактору.
      На деле вышло не так. Голос Бенсона, тихий и сдавленный, едва донёсся с другого конца провода:
      — Мистер Кейтер.
      — Да.
      — Подождите, не вешайте трубку.
      — Я не вешаю.
      — Тут что-то нехорошо получается. Денег сегодня не дали. Обещают к вечеру. Нас послали в склады на северной стороне. Сначала нас работало пятеро, а теперь всех убрали, и я здесь один. На складах кругом тоже никого, только кладовщик. Он мне кажется подозрительным. Это я от него звоню. Он куда-то вышел. Может быть, нас подслушивают.
      — Что же делать? — Кларенс похолодел от ужаса.
      Грузчик помолчал.
      — Можете вы сюда приехать?
      — Конечно, могу, — поспешно сказал Кларенс.,
      — Тогда приезжайте прямо ско...
      В трубке щёлкнуло. Кларенс повертел её в руках.
      Репортёр повесил трубку и несколько мгновений простоял в нерешительности. Ждать здесь, рассчитывая, что грузчик позвонит ещё раз и скажет, где его искать? Склады на северной стороне занимали, очевидно, терри-
      торию в несколько километров. Или не теряя ни минуты ехать в порт и обратиться в агентство. Всё несчастье состояло в том, что Бенсон, волнуясь, не сообразил сразу же назвать номер склада. Эта ошибка могла стоить грузчику жизни.
      Все репортёры вечерней смены уже разошлись. Подумав минуту, Кларенс поспешно прошёл в соседнюю комнату. Там за машинкой сидела мисс Демп — практикантка из института.
      — Послушайте, мисс Демп!
      Практикантка вежливо улыбнулась репортёру.
      — Дело идёт, может быть, о жизни человека, — объяснил Кларенс. — Я вас хочу попросить посидеть в нашей комнате у телефона. Если спросят меня, узнайте, кто. Если это будут говорить из порта, спросите помер склада и объясните, что я уже выехал туда и буду вам звонить.
      Лицо у девушки стало серьёзным, она поднялась.
      Кларенс сказал ей, что пойдёт сейчас к начальнику отдела, затем поедет в порт и оттуда сразу позвонит ей.
      — Не уходите, пока не будет моего звонка.
      Девушка молча кивнула, и Кларенс побежал к Докси.
      Начальник отдела выслушал его торопливый рассказ.
      — Ну, что же, поезжайте, — сказал он. — Только, по-моему, имеет смысл позвонить в агентство. Может быть, там скажут номер склада.
      Кларенс набрал номер. Он ожидал услышать голос бухгалтера, но вместо него ответил другой, незнакомый мужчина.
      — Скажите, где сейчас грузчик Бенсон?
      — А кто это спрашивает?
      — Его приятель.
      В трубке помолчали.
      — Бенсон сегодня па работу не выходил.
      — Как не выходил! — возмутился Кларенс. — Он мне звонил из порта.
      В трубке снова помолчали, затем раздался звук разъ-единения.
      Торопясь, репортёр снова набрал номер. Агентство не отвечало.
      Побледневший Кларенс оглянулся на Докси.
      — Дело плохо.
      — Может быть, ничего страшного, — сказал начальник отдела. — Поезжайте. Потом увидим.
      Уже в такси Кларенс подумал, что ему, пожалуй, следовало бы захватить с собой ещё кого-нибудь. В конце концов что он за фигура, чтобы бандиты испугались его! Но теперь было поздно об этом думать.
      Темнело. На перекрёстках вспыхнули огни светофоров. Вся деловая часть города была забита автомобилями.
      Шофёр, поглядывая на нетерпеливое, тревожное лицо Кларенса, напряжённо поворачивал руль, стараясь втиснуть машину в свободный промежуток на мостовой. Но поток машин был плотен, как бревно на реке во время сплава. Они потратили около получаса, прежде чем выбрались па пустынную набережную.
      — Что-нибудь случилось? — спросил шофёр.
      Кларенс кивнул.
      — Может случиться. Надо торопиться.
      Шофёр, не отвечая, прибавил газу. Стрелка спидометра дрожала на 100 километрах.
      Дорога взяла около часу. Кларенс волновался всё больше и больше. Ему рисовались страшные сцены, вроде тех, о каких рассказывал Бепсон.
      У ворот порта Кларенс предъявил репортёрское удостоверение и попросил, чтобы машину пропустили вместе с ним.
      Охранник угрюмо покачал головой:
      — Не разрешается. На территории есть автобусы.
      Кларенс знал, что обычно на это смотрят сквозь
      пальцы, но ему некогда было спорить. Он поспешно расплатился с шофёром.
      — Если хотите, я вас здесь подожду, — сказал тот. — Я даже счётчик выключу, чтобы вам за время не платить. Я вижу, что тут дело нечисто.
      Репортёр кинулся к будке телефона-автомата тут же у ворот. Тревожный голос мисс Демп ответил ему, что никто из порта не звонил. Теперь разыскивать нужно было надеясь только на себя. Он побежал в четырнадцатое агентство. Маленький кирпичный домик был заперт. Вокруг на слабо освещённой фонарём площадке никого не было.
      Кларенс растерянно огляделся. Он даже не знал, где находятся склады северной стороны.
      Он наобум пошёл в проход между складами, затем услышал голоса и направился к ним,
      у запертых ворот большого складского помещения стоял трёхосный «Форд». На подножке кабины сидел мужчина в комбинезоне с сигаретой в зубах.
      — Послушайте, — Кларенс обратился к мужчине. — Вы меня не довезёте до северной стороны?
      Мужчина сплюнул.
      — Кончили работу. Сейчас в гараж.
      — Я вам заплачу.
      — Что-нибудь случилось? — Мужчина услышал такую тревогу в голосе репортёра, что поднялся и шагнул к нему.
      — Там человека могут убить, — сказал Кларенс. Он решил, что перед рабочими ему таиться незачем. — Мне нужно туда обязательно попасть. Дело идёт о жизни человека.
      Мужчина обернулся к грузовику.
      — Эй, Том! Тут какой-то тип просит его подвезти на северную сторону.
      — Пошли его к чёрту, — раздался голос из кузова. — Мы в гараж поедем.
      — У него такой вид, будто его удар сейчас хватит, — продолжал мужчина.
      — А что ему там надо?
      — Не знаю... Говорит, там кого-то могут убить.
      Под кузовом молчали. Потом тот же голос спросил:
      — А как он выглядит?
      — Такой плюгавый. С воротничком. Похоже, что не врёт.
      — Ну ладно. — Под машиной завозились. — Пусть подождёт. Я сейчас масло залью в задний мост.
      Через минуту из-под кузова вылез огромный детина в комбинезоне. Он взглянул на бледное лицо Кларенса и показал на кабину.
      — Садись.
      «Форд» вихрем сорвался с места. Не сбавляя скорости, шофёр петлял между складами. На поворотах репортёра бросало из стороны в сторону.
      Они проехали около трёх километров, и шофёр резко затормозил.
      — Вот это место называется северной стороной. Налево уже причалы начинаются, направо — забор и дальше город. Так что тут складов немного. За полчаса все обойдёшь.
      я вам заплачу, ребята, — Кларенс торопливо достал бумажник.
      — Иди-иди, — сказал тот, с которым репортёр заговорил раньше. — Не задерживайся.
      Они проводили Кларенса взглядом, и шофёр начал разворачивать машину.
      Репортёр кинулся к складам. Большие подвесные фонари освещали опустевшую асфальтовую мостовую. Когда вдали затих шум машины, привёзшей его сюда, вокруг стало совсем тихо.
      Возле первого склада репортёр обратился к охраннику,
      — Вы не скажете, где сейчас ещё работают?
      — Нигде не работают. — Мужчина с подозрением смотрел на Кларенса.
      — Ни в одном складе?
      — Пожалуй, ни в одном. Эти склады-то все пустые,
      Кларенс зашагал между складами. Территория северной стороны казалась бесконечной. Один пустынный переулок сменялся другим. Фонари были повешены далеко один от другого. Между ними склады тонули в тени.
      Со стороны города доносились негромкие, неясные звуки. Здесь же было так тихо, что звук шагов репортёра был единственным, что нарушало молчание.
      Он шагал поспешно, в голове у него вертелись всевозможные мысли. Бенсона не напрасно послали сюда, где, по всей видимости, уже давно не было никаких погрузочных или разгрузочных работ.
      Минуя широкий, похожий на улицу проход, он увидел вдали тёмную массу. Возле неё мелькнул свет электрического фонаря.
      Кларенс остановился и стал всматриваться. Это была кучка людей: они находились метрах в пятидесяти от него. Он подождал с минуту. Люди не двигались. В тишине до него донеслись обрывки слов.
      Репортёру пришло в голову, что он один здесь в пустынном и незнакомом ему месте, где властвует шайка бандитов. Ему стало вдруг холодно от страха. Хорошо хоть, что он предупредил Докси о том, куда едет. Если его похитят... Но затем новая мысль вытеснила эту. А если не похитят, а просто...
      Он стоял в тени, не решаясь выйти на освещённое место и подойти к людям. Но затем мысль о Бенсоне толкнула его вперёд. Подойдя поближе, он увидел, что люди стоят кружком.
      — Машина сразу ушла, — сказал чей-то хрипловатый голос, — и фонарь под номером был потушен.
      — А ты что? — это был другой голос.
      — Я сразу позвонил к вам и в «Скорую помощь».
      Всё ещё не решаясь поверить, Кларенс плечом отодвинул удивлённо оглянувшегося на него мужчину и взглянул вниз.
      То, что он увидел, заставило его отступить и схватиться за сердце. На асфальте лицом вниз в луже крови лежал Бенсон. Мужчина в белом халате, стоявший рядом с репортёром, как раз осветил лежавшего фонарём. В глаза Кларенсу бросились огромные, неуклюжие ботинки на толстой жёлтой каучуковой подошве.
      Все мысли как-то сразу выветрились у Кларенса из головы. Работа в газете, разговоры с женой и даже Кэт — всё это ушло куда-то в сторону, оттеснённое страшным обстоятельством. Он был убийцей Бенсона. Если бы он сказал грузчику, что называл его имя в разговоре с Боером, этого убийства не случилось бы.
      Он отошёл на два шага в сторону и прислонился к стене склада.
      Мужчины удивлённо посмотрели на него и отвернулись. Прерванный разговор продолжался. Один высокий что-то властно спрашивал. Ему отвечал хрипловатый голос. Как сквозь сон, до Кларенса доносились слова:
      — А почему ты не задержал машину?
      Хрипловатый голос ответил:
      — А как же я задержу? Их несколько человек было.
      — Ну так у тебя револьвер есть.
      — Откуда у меня револьвер?
      — А почему ты думаешь, что они что-то снимали с него?
      — Я же вам говорю. Я услышал, как кто-то вскрикнул и побежал сюда. Потом слышу, — мотор заревел. Я ещё тогда вон за тем углом был. Выбежал сюда и вижу, что двое что-то снимают с него, а ещё двое стоят рядом. Они, наверное, верёвки снимали. Скорей всего, они его связали по рукам и ногам, а потом поставили на асфальт и наехали машиной. Потом верёвки сняли; и выходит, что случайно попал под автомобиль. Я слышал, что так часто делают, когда...
      — А может быть, они просто смотрели, живой или нет, — прервал высокий. — Может быть, они случайно наехали.
      — Нет, — настаивал хриплый. — Я видел, что они его как будто развязывали. И фонарь под номером был потушен.
      — А может быть, фонарь испортился. — В голосе высокого появились угрожающие нотки. — Ты что, будешь на следствии свидетельствовать, что видел верёвку?
      — Не знаю, — замялся хрипловатый. Он пошёл на попятный. — Ведь темно было.
      — То-то и есть, — сказал высокий. — Нечего болтать, когда не знаешь.
      Он повернулся, и Кларенс увидел фуражку полицейского. Очевидно, это был кто-то из портового участка.
      Высокий подошёл к репортёру. Луч фонарика упёрся в лицо Кларенса, ослепляя его.
      — Кто такой?
      — Я репортёр. Из «Независимой»,
      — А что здесь делаешь?
      Кларенс открыл рот и запнулся. «Господи, — промелькнуло у него в голове. — Да ведь это враг». Это враг и сообщник бандитов спрашивает у него. Не говорить! Ни в коем случае не говорить.
      — Я. .. — сказал он. — Я иду от причалов. Делаем материал о работе портового профсоюза.
      — Вы там в «Независимой» всегда суётесь не в свои дела, — проворчал полицейский.
      Маленького роста проворный человечек шагнул к репортёру и внимательно посмотрел на него.
      «Запоминает лицо, — подумал Кларенс. — Это тоже бандит».
      Откуда-то сбоку раздался вой сирены, и в проход въехала санитарная машина.
      — Поздно уже, — сказал чей-то голос. — Ему уже не поможешь.
      Кларенс отвернулся и пошёл прочь.
      Он шёл долго, глядя себе под ноги и не замечая, куда идёт. Ненависть к бандитам переполняла его. Один за
      другим различные планы возникали перед ним, и он откидывал их. Отправиться сейчас в городское полицейское управление? Но, может быть, и там сидят люди, подкупленные Дзаватини. Поехать в город и найти адвоката? Но кто возьмётся вести дело против всесильного гангстера? Оставалась одна возможность — передать немедленно всё в газету.
      Он остановился и огляделся, затем выбрал нужное направление и зашагал к выходу из порта. Он поклялся себе, что не оставит этого дела. Чего бы это ему ни стоило, он добьётся правосудия. В голову ему пришёл отрывок из Генри Торо, давно уже, ещё в школе, затвержённый наизусть: «Мы уже испили до дна свободу, которую унаследовали от предков. Теперь, чтобы выжить, мы сами должны вступить в бой».
      — Да-да, — повторял он. — Теперь, чтобы выжить, мы сами должны вступить в бой.
      У ворот порта шофёр такси всё ещё ждал его.
      — Ну как, всё благополучно? — спросил он, когда Кларенс взялся за ручку дверцы. В темноте ему не видно было лица репортёра.
      Кларенс, не отвечая, сел рядом с ним. Шофёр понял и не стал больше спрашивать.
      Репортёр назвал адрес Бенсона. Он решил, что сам должен рассказать всё его жене. Это была страшная, тяжёлая обязанность, но он знал: у него нет морального права отказаться от неё.
      Машина снова мчалась по городу. Кларенс вспомнил своё посещение Бенсонов. Он приготовился к взрыву отчаяния, который обрушится на него.
      Попросив шофёра подождать его внизу, репортёр поднялся на второй этаж по деревянной лестнице. Возле двери он постоял около десяти минут, мучительно думая, как подготовить несчастную женщину к тому, что её ожидает. Но придумать ничего не удавалось. Он не будет скрывать, что явился косвенной причиной гибели её мужа. Наконец, Кларенс глубоко вздохнул и постучал.
      Никто не ответил изнутри.
      Он постучал ещё раз громче. Ответа не было.
      Он почувствовал облегчение. Может быть, там никого нет. Тогда он сможет уйти, не подвергая себя страшному испытанию.Завтра она узнает обо всём и без него.
      Но тут же ему стало стыдно этой мысли. Он застучал в дверь что было сил.
      Позади раздался скрип, он обернулся. Мужчина в клетчатой рубахе, с заспанным недовольным лицом смотрел на него.
      — Что вы тут грохочете?
      — Мне надо к Бенсонам.
      — Что же они не открывают?
      — Не знаю.
      Мужчина помедлил.
      — Подождите, я сейчас спрошу у жены.
      Он скрылся за дверью. Стоя на тускло освещённой площадке, Кларенс ждал.
      Дверь отворилась. Непричёсанная женщина в дешёвом летнем пальто внакидку вышла на площадку.
      — А Лизи нету. Она ещё вчера вечером уехала на грузовике. Её муж отвёз па вокзал с дочерью и куда-то отправил.
      — А вы не знаете, куда?
      Женщина бросила на Кларенса подозрительный долгий взгляд.
      — Нет, не знаю. А вам зачем?
      — Надо, — ответил Кларенс. — Очень надо. Вы меня не бойтесь. Если знаете, то скажите.
      Женщина усмехнулась.
      — Что-то вас очень много сюда зачастило сегодня. Целый год никто к ней не приходил, а сегодня вдруг один за другим. И всем надо.
      — Как! — воскликнул Кларенс. — Кто-нибудь ещё приходил?
      — Целый день, — ответила женщина. — Один приходил в синем пальто, всё спрашивал, куда она уехала, и потом ещё ждал часа два. У него машина на улице стояла. Потом ещё одна женщина и вот — вы.
      — Ах, вот в чём дело! — Кларенс понял, что это означало. Конечно, это были люди из шайки Боера. — Так вы в самом деле не знаете, куда они поехали?
      — Нет, не знаю.
      — Ну, спасибо.
      Спускаясь по лестнице, Кларенс представил себе жену Бенсона с девочкой в чужом городе. Как она будет ждать приезда мужа! Один день пройдёт, второй, третий. Потом она поймёт. Что тогда?
      Ответа на этот вопрос не было.
      В центре города репортёр вышел из машины и попрощался с шофёром.
      Отсчитывая сдачу, тот сказал:
      — Вот так всё ездишь и столько насмотришься, что просто страх берёт... А некоторые только и веселятся. Напьются и гоняют от одного ресторана к другому...
      В будке телефона-автомата Кларенс набрал домашний номер Докси.
      Когда всё было рассказано, Докси сказал:
      — Ну что же, приезжайте сейчас в редакцию, я тоже отправлюсь туда. Может быть, мы пустим это в утренний номер.
      Докси говорил быстро и решительно, и Кларенс понял, что дело сдвинулось вперёд. Когда материал будет опубликован в «Независимой», городскому управлению полиции уже не удастся отмахнуться.
      Он снова сел в такси и через пятнадцать минут входил в кабинет начальника отдела.
      Докси уже был на месте. Он ходил взад и вперёд по разостланному на полу ковру, потирая руки и оживлённо поблёскивая стёклами очков.
      Увидев Кларенса, он кинулся ему навстречу.
      — Вот это материал! Вот это бомба!
      Кларенса покоробило, что начальник отдела видел во всём этом только материал. Здесь, в кабинете, репортёр почувствовал, как он устал за этот день. Он присел в кресло возле стола Докси и хмуро сказал:
      — Это не только материал. Это трагедия.
      Но Докси нелегко было выбить из его приподнятого состояния.
      — Весь город встанет на дыбы, когда это появится. Садитесь и пишите прямо здесь. Я звонил мистеру Бирну, он обещал приехать через час.
      — А вы не думаете, что сейчас следовало бы позвонить прямо в городское управление полиции и сообщить им всё? Может быть, они успели бы задержать Боера и его шайку.
      Докси замахал руками.
      — Ни в коем случае. По существу, у нас нет никаких доказательств, что всё это дело рук Боера.
      — Как нет! А показания Бенсона?
      — Бенсон мог и выдумать.
      — А его смерть?
      — Она могла быть и случайностью. — Докси остановился, поняв, что сказал глупость. — Бенсона могла убрать и другая группа... Кроме того, нам самое важное сейчас привлечь внимание всего города к этому делу. Когда начнётся расследование, найдутся и доказательства.
      Последнее соображение отчасти сходилось с тем, что думал и сам Кларенс. Он вздохнул и придвинулся к столу.
      — Значит, писать?
      — Пишите. — Докси подошёл к нему. — Мы сделаем так: опубликуем показания Бенсона и затем ваш рассказ с том, что произошло сегодня. Без всяких комментариев, без всяких догадок, кто и что. Просто ваш сухой рассказ. Действуйте.
      Кларенс расположился за столом и принялся писать. Он писал долго, перечитывая и перечёркивая. Часы тикали на столе. Докси неслышно ходил по ковру, улыбаясь каким-то своим мыслям. У репортёра было впечатление, что в первый раз в своей жизни он пишет настоящую правдивую и нужную всему городу, даже всей Америке статью. Он забыл о том, что ни разу за весь день не позвонил домой, забыл о начальнике отдела и о мистере Бирне, который должен был вот-вот приехать, и целиком отдался событиям в порту, вновь переживая страшную трагедию на северной стороне.
      В начале второго на столе зазвонил телефон. Докси поспешно снял трубку.
      — Мистер Бирн... Слушаю. Да-да. Сейчас будет го-tOl-o. Слушаю.
      Кларенс поднялся. Статья действительно была окончена.
      Докси бегло просмотрел разрозненные листки.
      — Очень хорошо. Пойдёмте наверх.
      Несмотря на то, что репортёр работал в газете более года, он ни разу не разговаривал с мистером Бирном. Главный редактор не жаловал своим вниманием такую мелкую сошку, как Кларенс.
      Они вошли в кабинет. Ножки тяжёлых дубовых кресел утопали в мохнатом тёмно-красном ковре. По стенам висели большие блюда. Бирн коллекционировал фарфор. Задняя стена за столом главного редактора была занята широким книжным шкафом с раздвижными стеклянными дверьми,
      — Это Кейтер, — сказал Докси.
      Бирн встал, пожал Кларенсу руку и указал на кресло возле стола. Докси подал главному редактору статью.
      Во внешности Бирна не было ничего напоминающего примелькавшийся уже в романах тип преуспевающего дельца — квадратная челюсть и двухметровые плечи. Кларенсу он напомнил французского рантье, умеющего и любящего пожить. Бирну было около сорока лет. На макушке у него светилась заметная лысина, и тёмный костюм с трудом скрывал тяжёлое яйцевидное брюшко.
      Он сразу же, стоя, начал читать. Движения у него были мягкие и округлые, голос, когда он заговорил, — низкий и звучный.
      Окончив чтение, оп положил листки на стол.
      — Мистер Кейтер много работал над этим делом, — сказал он полуутвердительно, полувопросительно.
      — Кейтер занимался делом Каталони с самого начала, — поспешно сказал Докси. — Мы его не загружали ничем другим.
      Бирн удовлетворённо склонил голову. Видно было, что вся история с Каталони и Бенсоном да и вообще положение в порту нисколько не взволновали его. Кларенс подумал, что за столом этого роскошно обставленного кабинета главный редактор был слишком далёк от всего того, что совершалось на пыльном асфальте причалов в порту, в бараках за восточным кварталом и в прокуренных комнатах полиции.
      — Материал меня удовлетворяет, — сказал Бирн. — Сколько у нас получает мистер Кейтер?
      Докси назвал цифру.
      — С будущей недели вы сможете перевести его на более высокий оклад, мистер Докси.
      Кларенс покраснел. Выходит, он выиграл на смерти Каталони и Бенсона. Со стыдом он вспомнил свою радость в тот день, когда Докси впервые послал его в порт» Репортёр подвигал шеей в обмятом за день воротничке. Неужели Бирн не мог понять, что сейчас не время говорить о деньгах? Прибавка казалась Кларенсу ценой крови несчастного Бенсона. Откашлявшись, он хрипловато сказал:
      — Я этим не для денег занимался. Здесь важнее вопрос о правосудии.
      Бирн удивлённо и даже весело взглянул на Кларенса, на Докси, как бы приглашая его полюбоваться человеком, который отказывается от денег. Затем он снова склонил голову и повторил:
      — Материал меня удовлетворяет. Кларенс снова откашлялся. Он понял теперь, что ему совершенно неважно сейчас, удовлетворяет ли Бирна материал или нет. В конце концов он стремился вовсе не к этому. И Бенсон рисковал своей жизнью и отдал её
      тоже не для этого. Все страсти и ужасы последней недели — колебания и смерть грузчика, слёзы Розиты Ка-талони, волненья и страхи самого Кларенса — всё это как-то стихло сейчас, запутавшись в мохнатом ковре роскошного покойного кабинета, освещённого мягким светом хрустальной люстры.
      Кларенс решил быть настойчивее.
      — Вы это пустите в номер?
      Бирн опять взглянул на Докси. На этот раз в его взгляде было удивление человека, который столкнулся с неслыханным нарушением приличий.
      Докси безмолвно пожал плечами.
      Бирн повернулся к Кларенсу и слегка поклонился.
      — Очевидно.
      Репортёр и начальник отдела вышли. На лестнице Кларенс дал волю своему нетерпению.
      — Я так и не понял, напечатает он или нет-Он с тревогой смотрел на Докси.
      Начальник отдела усмехнулся.
      — Конечно, напечатает. Ведь он же очень интересовался этим делом.
      — Так что же он ничего не сказал определённо?
      Докси пожал плечами.
      — Он — главный редактор.
      — Значит, вы считаете, что материал будет в завтрашнем утреннем выпуске?
      — Несомненно, — решительно сказал Докси. — Вы не обращ,айте внимания на то, как он себя ведёт. Он только вида не показывает, насколько это ему важно. Поезжайте спокойно домой и отдохните.
      Это был хороший совет. Кларенс едва держался на ногах.
      Садясь в автобус, он подумал о том, что Бирн в течение всей встречи в кабинете ни разу не обратился лично к нему. Главный редактор вёл разговор через Докси, как будто он и начальник отдела только двое принадлежали к какому-то кругу посвящ,енных, в который репортёру не было доступа.
      Кларенс сознавал, что ещ,е неделю тому назад это мучило бы его, но теперь ему всё равно. Самое главное было в том, чтобы показания Бенсона появились в газете.
      Люси встретила его со слезами на глазах.
      — Как ты мог не дать знать о себе весь день! Я думала, — что-нибудь случилось.
      Самое существование жены со всеми её проблемами было чем-то вроде неожиданности для Кларенса, поскольку всю дорогу он думал о событиях сегодняшнего дня.
      Люси ввела его в переднюю и вдруг, побледнев, отступила на шаг. Широко раскрытые глаза со страхом смотрели на мужа. Вид у него был горячечный,
      — Что с тобой? Тебя уволили?
      До этого ещ,е не дошло, — сказал Кларенс.
      — У тебя какие-нибудь неприятности? — настаивала Люси.
      Кларенс горько вздохнул. Едва ли это можно было назвать неприятностями,
      Он взял жену под руку и повёл на кухню. Они сели за столик. Глядя на никелированные краники газовой плиты, Кларенс не торопясь рассказал Люси о том, что случилось за последние два дня.
      Когда он кончил, Люси, к которой уже вернулась её обычная уверенность, спросила:
      — А ты убеждён, что всё, что говорил Бенсон, — правда?
      — Всё до единого слова.
      — Ну тогда ты можешь спокойно выступать на следствии.
      Это было серьёзным облегчением для Кларенса, Больше всего он боялся, что Люси попросту напугается и потребует от него отказаться от какого-либо участия в этом деле. Он не был уверен, что в этом случае у него хватило бы сил противостоять ей. Но он плохо знал жену, В голубых круглых глазах Люси не было ни колебаний, ни сомнений. Кларенс вспомнил, как в университете некоторые девушки с сожалением говорили про Люси, что у неё нет ни малейшего чувства юмора. В поступке какого-нибудь студента, явившегося на лекцию пьяным и нагрубившего профессору, она никак не могла найти того, что другие называли словами «оригинально» или «шикарно». Она прямо шла к сути дела, минуя всё сопровождавшее его, но не являвшееся главным. Так было и теперь. Трагедия Бенсона и Каталони и положение в порту казались ей более существенным, чем её собственное благополучие.
      Кларенс благодарно погладил мягкие пальцы жены. Всё-таки очень отрадно было найти у себя дома стойкого союзника.
      Люси поняла его и зарделась.
      Они разговаривали около двух часов. Вставая, Люси сказала о Кэт:
      — Доктор Майлз говорит, что кризиса ещё не было. Но она себя чувствует неплохо.
      — А что она делала днём? — спросил Кларенс с запоздалым интересом. Он вдруг понял, что болезнь Кэт теперь уже не была для него центром всего существующего. Девочка поболеет и поправится. Для его собственного самочувствия были важнее теперь судьбы Розиты Каталони и грузчиков в порту. Ему пришло в голову, что до сих пор он жил слишком замкнуто, «Наверное, боль-
      шинство так и живёт, — думал он, — и от этого делаются возможными самые страшные вещи».
      Он спал неспокойно и несколько раз просыпался. Окончательно разбудило его радио, по которому Люси в полдень проверяла часы.
      Он быстро встал и, наскоро позавтракав, побежал к газетному киоску. Свежие номера «Независимой» лежали стопкой на прилавке. Он поспешно схватил один.
      На первой странице его статьи не было. Торопясь, он открыл четырнадцатую. Тоже ничего. Сердце у него забилось. Он положил газету на ярко раскрашенные еженедельные журналы и медленно перелистал всю — вплоть до биржевых столбцов на тридцатой странице.
      Продавец, заинтересованно смотревший на него, спросил:
      — Ищете свою статью, мистер Кейтер?
      — Да, Сэнди. А разве сегодня ничего нет по делуКа-талони? Может быть, я пропустил.
      — Какого Каталони?
      — Которого убили в порту. Или про Бенсона.
      Продавец решительно мотнул подбородком.
      — Ничего такого, о чём вы говорите. Ни в одной газете.
      Кларенс кинулся к автобусу.
      Докси встретил взволнованного репортёра холодно и спокойно:
      — В чём дело, Кейтер?
      — Послушайте, статьи нет!
      — Какой статьи? — У Докси был такой вид, как будто он только сегодня начал работать в отделе.
      — Моей статьи по делу Каталони и Бенсоиа.
      Докси пожал плечами.
      — Мы же её сдали мистеру Бирну.
      — Да, сдали.
      — Я думаю, это его дело решать, напечатает ли он её . сегодня или завтра.
      Но успокоить Кларенса было не так легко.
      — Но ведь время уходит.
      Докси снова пожал плечами. Это был жест, показывающий, что начальнику отдела глубоко безразлична судьба грузчиков. Из-под очков он холодно посмотрел на Кларенса.
      — Чего же вы хотите?
      — я хочу, чтобы мне объяснили, — почему не пошла статья.
      — Мне не нравится ваш тон, Кейтер. — Голос у него стал жёстче. Это был совсем не тот голос, каким он три дня назад спрашивал у Кларенса о здоровье его дочери.
      — Плевал я на тон, — сказал Кларенс. В другое время он сам удивился бы своей смелости, но сейчас ему было не до этого. — Дело не в тоне.
      — Мне не нравится ваш тон, Кейтер, — повторил Докси. — И не нравится ваше отношение к работе. Вы уже сделали материал о железной дороге в Кемп-Хаузе, который я вам вчера поручил?
      — Нет ещё. Вы же знаете, чем я вчера был занят.
      — Ну и прекрасно. Идите к себе и кончайте эту работу. Что касается того, когда будет напечатана статья, это не наше дело. Не моё и не ваше. Это дело мистера Бирна.
      — Может быть, это не ваше дело, — сказал Кларенс. — Но то, что оно моё, в этом я уверен.
      Докси взял красный карандаш и взглянул на лежавшие перед ним гранки.
      — Я уже дал вам задание, Кейтер.
      Кларенс присел в кресло у стола. Поведение Докси представлялось ему совершенно необъяснимым, как и отсутствие статьи в газете.
      — Послушайте, мистер Докси, — сказал он почти умоляюще. — Но ведь вы же можете понять моё положение. Я сам едва ли не виновник смерти человека. И теперь, когда речь идёт о том, чтобы убийцы были наказаны, дело вдруг останавливается.
      Докси опустил карандаш и откинулся на спинку кресла. С минуту он смотрел на Кларенса.
      — Речь ведь идёт о живых людях, мистер Докси. Мы не можем рассматривать эту статью только как рядовой материал. Бенсон жизнь отдал за то, чтобы раскрыть положение в порту.
      Докси вздохнул.
      — Как вы думаете, если бы я сказал мистеру Бирну, что статью нужно пустить ещё вчера, он меня послушал бы?
      — Думаю, что нет, — признал Кларенс.
      — Ну так зачем же говорить об этом со мной?
      — Но ведь вы убеждены в том, что шайка Дзава-
      тини и Боера занимается преступной деятельностью в порту?
      — Допустим, — осторожно согласился начальник отдела.
      — Как же вы могли не настаивать вчера на её опубликовании?
      Докси усмехнулся.
      — Вы знаете, — сказал он задумчиво. — Есть две вещи, которые редко совмещаются. Убеждения и положение в обществе. Если вы настаиваете на одном, то теряете другое. Когда я был значительно моложе, я предпочитал убеждения. Теперь наоборот. Со временем вы это поймёте.
      — Но ведь это всё слова, — сказал Кларенс тихо. — А грузчик Бенсон лежит в морге.
      В глазах у Докси мелькнули свирепые огоньки.
      — Если вас не убеждает то, что я говорю, Кейтер, нам нет смысла продолжать. Работа ждёт и меня и вас.
      — Ну, хорошо, — Кларенс встал. — Могу я обратиться к самому мистеру Бирну?
      — Пожалуйста.
      Разговор с Бирном был короток. В кабинете главного редактора стояла такая же, как и вчера, умиротворяющая тишина. Солнечный свет лился сквозь плотно закрытые окна. На фарфоровых тарелках поблёскивали зайчики. В течение всей беседы лицо Бирна выражало возмущённое удивление. В ответ на вопрос репортёра он сказал:
      — Мы решили временно задержать материал.
      — Но почему? Ведь от этого зависят сотни жизней.
      — Боюсь, — Бири положил в пепельницу отрезанный кончик сигары, — что мне было бы сложно объяснить вам наши мотивы. Судьба такого крупного предприятия, как газета, зависит от множества компонентов.
      — Но разве не важнее судьба сотен грузчиков?
      Бирн снисходительно улыбнулся.
      В конечном счёте этот вопрос также будет разрешён. Деловые круги города уже обсуждают положение в порту.
      — Пока они обсуждают... — начал Кларенс.
      Но Бирн жестом остановил его.
      — Вы напрасно волнуетесь. Материал мы поместим на этой неделе.
      — Тогда, — Кларенс задумался. — Тогда я хочу по-
      просить вас вернуть мне те листки, на которых Бенсон оставил отпечатки пальцев.
      — Зачем? — Бирн удивлённо приподнял покатые плечи.
      — Но ведь я же должен пойти и рассказать всё в главном управлении полиции.
      — Я бы вам не советовал этого делать.
      — Почему? — удивился Кларенс.
      — Потому что, — Бирн выпустил изо рта клуб ароматного дыма. — Потому что мы не можем держать в штате людей, занимающихся политической деятельностью.
      — Какая же политическая? ..
      Бирн нетерпеливо покачал головой.
      — Если вы будете давать показания, вы тем самым выступите против профсоюза Восточного побережья. Это явится политической деятельностью. Наша газета недаром называется «Независимой». Мы вынуждены будем тогда отказаться от ваших услуг.
      Тёмные масляные глаза Бирна взглянули прямо в лицо Кларенсу, и репортёр вспомнил, что он сам и всё благополучие его семьи целиком зависят от этого человека. Домик в пригороде, уютные комнаты, вечерний чай в обществе Люси и Кэт — весь уклад жизни держался на том, как относится к Кларенсу Бирн.
      Репортёр вспомнил, как долго они с женой искали работу полтора года назад, и плечи у него опустились. Разве он может бороться с Бирном!
      — Ну хорошо, — сказал он, думая о том, как обеспечить себе отступление. — Но всё-таки напечатайте это.
      Бирн помог ему отступить.
      — Обязательно, — уверенно сказал он.
      Спускаясь по лестнице, Кларенс вдруг понял, что он
      предал Бенсона и Каталони. Краска бросилась ему в лицо. А что, если они вовсе не напечатают показания грузчика?
      Сжав зубы, он поднялся на несколько ступенек. Ворваться в кабинет и крикнуть, что люди гибнут. Крикнуть, что люди жиоут в грязи н холоде, у них болеют дети, их мучают и убивают. Нет. Ему было ясно, что всё это нелепо прозвучало бы в покойном, залитом солнцем кабинете. Бирн был слишком далёк от всего этого.
      Несколько минут репортёр простоял на лестнице под удивлёнными взглядами пробегающих мимо сотрудников
      редакции. Наконец он сказал себе: «Если это не будет напечатано в течение трёх дней, я начну действовать».,
      Он чувствовал, что это не будет напечатано вообще, но ему нужны были эти три дня отсрочки, чтобы набраться мужества и принять окончательное решение.
      Он прошёл в свой отдел и взялся за опостылевшие ему происки майора Джорджа Б. Стромфилда.
      Он читал переписку невнимательно, то и дело откладывая её и принимаясь перебирать в уме последние события.
      Три дня прошло в бесплодном ожидании. Каждое утро Кларенс отправлялся к газетному киоску и с трепетом брал в руки «Независимую». Статьи не было.
      На четвёртый день утром, просматривая у Сэнди газеты, репортёр наткнулся на заметку в «Звезде».
      «Несчастный случай в порту. В ночь на двадцать шестое сентября в порту был обнаружен труп грузчика Ми-коэла Бенсона 1928 года рождения. Расследование показало, что Бенсон покончил самоубийством, бросившись под грузовик. Номер машины и личность шофёра установить не удалось. Причиной самоубийства было то обстоятельство, что Бенсона покинули жена и дочь».
      Кларенс медленно опустил газету. Так вот, значит, как они сделали! Он вспомнил хрипловатый голос, который пытался в тот вечер возле тела Бенсона доказать, что с убитого снимали верёвки. Значит, парню тоже зажали рот.
      Внутри у него всё кипело. Статья показалась ему на-, поминанием. «Что же ты молчишь? Тебя тоже купили».
      «Ну что же, — сказал он себе. — Три дня прошло. Пора решать». — Но решение было уже готово. В течение долгих томительных часов в редакции за белибердой вроде писем майора Стромфилда он понял, что в нём совершался новый для него и очень важный процесс. Он перестал быть только служащим в газете «Независимая», он сделался гражданином. Назад пути уже не могло быть. Если бы не погиб Бенсон, Кларенс, может быть, и предоставил бы кому-нибудь другому заниматься делами грузчиков. Но залитый кровью асфальт на северной стороне стоял у него перед глазами. Он знал, что ему не перешагнуть через эту кровь.
      Придя в редакцию, он отправился прямо к Докси.
      — По всему видно, что мой материал о Бенсоне не будет напечатан.
      Очень может быть, — равнодушно согласился начальник отдела. — Во всяком случае ни по чему не видно, что он будет. <. Но вам-то что за дело? Занимайтесь своей работой.
      Но у Кларенса во всей этой истории была ещё одна неясность.
      — А как вы думаете, станет ли газета печатать какие-нибудь новые материалы о положении в порту? Помните, там была составленная вами заметка с несколькими вопросами?
      — Не знаю. Я, во всяком случае, делаю только то, что мне говорят.
      Кларенс пошёл было к себе, но Докси остановил его.
      — Вы знаете? С сегодняшнего дня вам утверждена прибавка в сто долларов.
      Прибавка была огромной. Если бы Кларенс не сознавал, что это была цена молчания, он был бы вне себя от радости. Но теперь он чувствовал, что может скоро лишиться её вместе со всей зарплатой. Он только хмуро кивнул.
      — Спасибо.
      Спускаясь по лестнице, Кларенс размышлял. Получилось так, что газета разом прекратила печатать что-либо о положении дел в порту. Вызывающая заметка, адресованная в Городское управление полиции, была последней. После неё эта тема была как бы обрублена. Что это всё могло означать? Сначала Бирн был очень заинтересован делом Каталони.. ,
      Войдя в коридор, Кларенс увидел, что у дверей отдела собралась кучка репортёров. При его приближении раздался смех, какие-то восклицания, и репортёры поспешно вошли в комнату.
      Кларенс, недоумевая, толкнул дверь, сделал шаг и остановился.
      Все сотрудники отдела выстроились в ряд лицом к нему. В центре этой шеренги стоял самый старый по стажу работы в «Независимой» репортёр Лейфем — жёлчный и злой старик. Сейчас, однако, его лицо сияло широкой улыбкой. В руках он держал поднос, заимствованный, очевидно, в буфете, здесь же на этаже. На подносе был большой шоколадный торт с прислонённым к нему картонным плакатиком: «Новому Рокфеллеру».
      В лицо Кларенсу вдруг брызнуло целое облако кон-
      фетти, нарезанных дыроколом из простой газетной бумаги.
      — Поздравляем с прибавкой, — сказал Лейфем и вручил Кларенсу поднос. Кругом раздались дружные аплодисменты.
      Кларенс был настолько неподготовлен к этой встрече, что не нашёлся ответить что-нибудь остроумное. Он стоял, смущённо глядя на поднос и чувствуя неловкость от того, что не знал, куда его девать.
      Но церемония поздравления была уже окончена. Репортёры быстро разошлись по своим местам, и обычный рабочий шум сразу восстановился в комнате...
      Кларенс сел за стол и сунул торт в ящик. Он испытывал некоторые угрызения совести. В конце концов газета — это не только Докси и Бирн, но ещё и десятки и сотни таких вот рядовых работников, как например сотрудники его отдела. Оказывается, они вовсе не были так безразличны друг к другу, как он предполагал.
      Кларенсу пришло в голову, что он за всё время работы в «Независимой» не попытался поближе сойтись с теми, с кем сидел в одной комнате. Может быть, если бы они теснее были связаны между собой, многие вопросы решались бы гораздо проще.
      — Послушайте, — обратился он к Джеффу. — А откуда вы узнали, что мне прибавили зарплату?
      — Лейфем сегодня был у кассира, — ответил Джефф. — Почему это вам вдруг такое счастье привалило?
      Кларенс вздохнул. В ответе на этот вопрос как раз и заключалось то, что совершенно обесценивало прибавку в его глазах.
      — Послушайте, — он понизил голос и придвинулся ближе к соседу. — У меня неприятность...
      — Что такое? — охотно откликнулся Джефф.
      Кларенс коротко изложил ему историю Бенсона и сказал, что Бирн не хочет печатать об этом ничего.
      Джефф задумался.
      — Жалеете, что пропал хороший материал?
      — Да нет. Понимаете, настоящий убийца ходит на свободе.
      Джефф ещё раз подумал и спросил:
      — А тот, которого убили, был ваш знакомый?
      — Нет. Я же вам говорил, что нет,
      — Ну, чего же вы хотите?
      Кларенс внимательно посмотрел на Джеффа.
      — Ничего, — сказал он наконец. — Ничего. Извините, Джефф. Пожалуй, я зря расстраиваюсь. Я теперь подумал и понял.
      — Ещё бы не зря! — Джефф усмехнулся и пожал плечами. — В городе каждый день по нескольку убийств, и каждый день кого-нибудь арестовывают. Если всякий раз трепать себе нервы...
      Джефф начал рассказывать о каком-то случае в железнодорожных мастерских, но Кларенс уже не слушал его.
      Конечно, это было идиотизмом — заговорить с Днеф-фом. Что его интересует, кроме гонорарной ведомости!
      Отвернувшись к окну, Кларенс вновь задумался, пытаясь представить себе мотивы, которыми мог руководствоваться Бирн, не опубликовывая материал.
      В конце концов Кларенс решил, что ему в этом не разобраться. Однако так или иначе он должен был действовать.
      Всякий раз, когда он вспоминал о Боере, его передёргивало от гнева и отвращения. Он был всё ещё убеждён, что если как следует взяться за бандитов, с ними будет покончено, хотя бы в порту. Ведь не вся полиция подкуплена, да и самих грузчиков в десятки раз больше, чем гангстеров.
      Вечером, закончив работу, Кларенс отправился в адвокатскую контору Липмана, с которым ему приходилось встречаться по делам газеты.
      Толпы служащих в белых воротничках высыпали на тротуар. Над мостовой носился бензиновый перегар, вспыхивали и гасли огни светофоров и световой рекламы,
      Кларенс, задумавшись, шёл в густом потоке прохожих.
      Репортёр знал, что, посещая адвоката, он уже рисковал своей работой и всем привычным жизненным укладом. Если Бирн узнает об этой встрече, увольнение будет неизбежным. Но он не мог поступить иначе.
      Пожилой адвокат выслушал короткий и уже заранее обдуманный рассказ Кларенса с профессиональным вниманием.
      — Ну и что вы думаете делать?
      Кларенс пожал плечами.
      — я пришёл посоветоваться. Во всяком случае предъявить Боеру обвинение в двух убийствах и всей шайке
      в вымогательстве.
      — Кто вас будет поддерживать?
      — Как поддерживать?
      — Как всегда поддерживают в таких случаях... Есть ли вас за спиной лицо, достаточно сильное, чтобы отстоять вас, если вас похитят, чтобы перекупить уже купленных шайкой свидетелей, чтобы найти, наконец, свидетелей в вашу пользу? Есть ли у вас такое лицо, которое сможет заставить суд ещё раз пересмотреть дело?
      — Я думаю, — сказал Кларенс неуверенно, — что меня будет поддерживать закон.
      Адвокат улыбнулся.
      — Это слишком абстрактно. А если Боер выставит десять свидетелей, которые заявят, что Бенсон был сумасшедшим? можете ли вы гарантировать безопасность тем двадцати, которые скажут, что он был здоров? .. Другими словами, есть ли у вас деньги? Большие деньги?
      Кларенс признал, что нет. Адвокат развёл руками.
      — Тогда...
      В другой адвокатской конторе яркий брюнет с красными губами и розовым упитанным лицом сразу же замахал руками.
      — Против Дзаватини, — ни в коем случае.
      В третьей конторе, помещавшейся в пыльной, бедно обставленной комнате, жёлчный нервный мужчина сразу заговорил о гонораре и назвал такую сумму, что у Кларенса похолодело в груди.
      — Я же должен обеспечить семью на всякий случай, — сказал он в ответ на удивлённый взгляд репортёра.
      Кларенс вышел от адвоката потрясённым. Это была стена. Власть гангстера вырисовалась перед ним во всём её могуществе. Он с недоумением посмотрел на перспективу улицы. Все эти огромные дома, трамвайные рельсы, сложное переплетение бесконечных проводов, автобусы и автомобили, бегущие по асфальту, самый асфальт и даже то, что лежало под ним: коридоры подземки, электрические кабели и водопроводные трубы — весь материальный мир города был сделан людьми-строителями. Такими людьми, которые никого не убивали, ни за кем не охоти-
      лись. Такими, как Бенсон или Каталони, шофёр, возивший его в порт, и даже он сам. Город, построенный людьми, свидетельствовал об их могуществе. И вдруг оказалось, что гангстер с револьвером в окровавленной лапе был значительно сильнее этих тысяч и десятков тысяч.
      У Кларенса было впечатление, что мир рушится. Он стоял, не понимая, куда идти и где искать защиты. Впервые он осознал, что он одинок и, в сущности, очень слаб. Законы, которые правили этим миром, были совсем не такими, какими они казались ему ещё неделю назад.
      Он медленно побрёл домой пешком через весь город. Может быть, Докси был не так уж неправ в своих рассуждениях о принципах и положении в обществе. Как выяснилось, убеждения Кларенса не стоили ровно ничего при отсутствии у него денег.
      Но когда он вспомнил тревожный голос Бенсона, когда тот по телефону просил его приехать в порт, в нём всё возмутилось. В конце концов у полунищего грузчика было ещё меньше возможности начинать борьбу, в которую он всё-таки вступил.
      На Парковой улице Кларенс зашёл в аптеку и, усталый, опустился на табурет возле стойки. В аптеке было пусто. Аптекарь Б арли сидел против него, и репортёр, которому больше всего хотелось сейчас посоветоваться с кем-нибудь, неожиданно для себя рассказал этому толстому пожилому мужчине всю историю, опуская имена и некоторые детали.
      Барли неожиданно предложил новый вариант.
      — Знаете что, — сказал он, посапывая засорившейся трубкой. — Вам нужно попробовать связаться с Вилки,
      — С Вилки! — Кларенс удивлённо откинулся назад., Вилки был главарём другой гангстерской шайки. Использовать одного бандита против другого. В этом было что-то дикое.
      — Вы этим не бросайтесь, — сказал Барли медлительно. — Когда во время выборов республиканская партия грызётся с демократами, происходит много взаимных разоблачений, и публика от этого хоть немного да выигрывает.
      — А как мне его найти? — спросил Кларенс неуверенно.
      — У меня есть приятель, — сказал Барли. — Он работает официантом в баре на Восьмой авеню. Сам Вилки
      там не бывает, но туда часто приходит его ближайший помощник ОЛири. Вы его сами сразу узнаете. Грузный такой, краснощёкий детина с галстуком, как павлиний хвост. Он приходит всегда по утрам играть на биллиарде.
      Пека Кларенс обдумывал это неожиданное предлонсе-ние, Барли продолжал:
      — Вы ему только ничего и никого не называйте. Ни себя, ни других. Скажите, что у вас есть такие-то и такие материалы. Если он заинтересуется, они могут вас поддержать. В крайнем случае это вам ничем не грозит.
      Репортёр с удивлением смотрел на Барли. У аптекаря был опыт в области подпольной жизни города, такой, какого не хватало ему самому. Они продолжали разговаривать дальше, обсуждая этот предмет, и Кларенс увидел за кажущейся простотой и непритязательностью Барли человека умного и мужественного.
      — Может быть, ничего и не выйдет, — говорил Барли. — В некоторых случаях враждующие шайки объединяются. Особенно, когда речь идёт о защите самого принципа рэкетирства. Но испробовать можно.
      На следующее утро Кларенс пошёл на Восьмую авеню. Бар был ещё закрыт. Уборщик с метлой в руках показал на другой вход со двора. Репортёр направился туда и был встречен воинственного вида мужчиной с всклокоченными волосами, одетым в тёмный костюм модного покроя.
      — Я хозяин бара. Что вам нужно?
      S — Я бы хотел увидеть мистера ОЛири.
      — Петуха? У вас к нему дело?
      — Да, дело.
      — Ну, проходите. Он должен скоро появиться.
      Мимо кухни Кларенс прошёл в биллиардную и сел на
      дубовую скамью возле окна. По углам полутёмной длинной комнаты тускло поблёскивали медные плевательницы. На зелёных полях двух биллиардных столов были видны нестертые со вчерашнего вечера меловые квадраты и ромбы.
      Хозяин бара стал в дверях, прислонившись к косяку и сунув руки в карманы. Он недоверчиво поглядывал на репортёра. Очевидно, во всём облике Кларенса было что-то отличающее его от обычных собеседников ОЛири.
      За дверью раздались грузные шаги. Хозяин бара посторонился, и в комнату вошёл высокий и толстый муж-
      чина в распахнутом пиджаке. Лица его Кларенсу не было видно.
      Хозяин бара поздоровался с мужчиной и что-то сказал ему на ухо, кивнув в сторону репортёра. Мужчина мельком взглянул на Кларенса, снял пиджак, повесил его на вешалку. Затем достал из маленького шкафчика у стены два шара, взял со стойки кий и принялся гонять шары по биллиарду.
      Кларенс сидел в недоумении. Он решил, что если бы это был ОЛири, он подошёл бы к нему сам, так как хозяин, очевидно, предупредил его.
      Но мужчина не обращ,ал на Кларенса ни малейшего внимания. Он занимался своим делом так, как если бы в комнате никого не было.
      Хозяин бара исчез, и Кларенсу не у кого было спросить, ОЛири это или нет. Справляться об этом у самого игрока ему не хотелось, так как он понимал, что такие имена не произносятся зря.
      Ещё через пятнадцать минут хозяин появился снова. Увидев, что мужчина играет на биллиарде, а Кларенс сидит в той же позе, он подошёл к репортёру.
      — Ну что же вы? — сказал он тихо.
      — А что?
      — Ведь это же Петух, он полуобернулся, указывая на мужчину.
      — А, — удивлённо сказал Кларенс. — Что же вы мне раньше не сказали?
      — Вы же говорили, что знаете его.
      — Я этого не говорил. Я сказал только, что у меня к нему дело.
      Хозяин тихо выругался. Несмотря на ранний час, от него несло спиртом.
      — Попадёшь с вами в историю... Если бы я знал, что вы с ним не знакомы, я бы вас и не пустил сюда. Ну идите и разговаривайте.
      Хозяин сел Еа скамью, а Кларенс поднялся и подошёл
      к мужчине. Тот как раз старательно целился в шар. Пробив, он выпрямился и повернулся к репортёру.
      У ОЛири было широкое, грубое лицо с глубокими морщинами у рта и бегающими глазками. Маленькие, тщательно подбритые бачки и яркий, красный с зелёным, галстук объясняли его прозвище. ОЛири, очевидно, был высокого мнения о своей внешности.
      Кларенс откашлялся.
      — Здравствуйте, мистер ОЛири.
      Петух не ответил. Он продолжал неприязненно осматривать Кларенса. Хозяин бара поднялся и отошёл в дальний угол комнаты, к окну. У него, наверное, были какие-то соображения, по которым ему хотелось остаться в биллиардной.
      ОЛири молчал, и, не дождавшись от него ничего, Кларенс приступил к делу.
      — У меня есть материал против Дзаватини. Вас это может заинтересовать?
      Гангстер продолжал молчать. Кларенсу ничего не оставалось, как начать рассказывать.
      Не называя имён, он объяснил, что располагает точными данными об обстоятельствах убийства двух грузчиков и о терроре в порту. Бандит слушал его нетерпеливо, перекатывая толстой волосатой рукой с перстнем на указательном пальце шар на зелёном сукне.
      Когда Кларенс кончил, ОЛири переступил с ноги на ногу.
      — А вы сами кто такой?
      Голос у него был хриплый и властный.
      — Этого я вам сейчас не стану сообщать, — сказал Кларенс, — пока не увижу, что вы возьмётесь за дело серьёзно.
      — А как фамилии тех людей, которые в порту могут свидетельствовать против Боера?
      — Послушайте, — возмутился Кларенс. — Вы меня обо всём спрашиваете, но мне ничего определённого не говорите. Заинтересовались вы этим или нет?
      Не обращая внимания на вопрос, гангстер снова перебил репортёра:
      — Вы кому-нибудь уже говорили об этом?
      — Нет, пока никому.,
      — А в полиции?
      — Тоже никому.
      14 Надежда 209
      -- у вас есть показания этого грузчика с отпечатками пальцев?
      — Я могу их достать, как только это потребуется.
      Неожиданно ОЛири отвернулся и поставил шар на
      биллиард. Он долго целился, пробил и выругался, так как не попал в лузу. Затем он перешёл на другой конец стола и снова стал целиться.
      Кларенс растерянно стоял возле биллиардного стола.
      Он простоял с минуту, глядя, как Петух гоняет шары. Потом он почувствовал, как кто-то взял его за рукав. Это был хозяин бара.
      — Ну, что, — спросил он шёпотом, — поговорили?
      — Поговорили, — таким же шёпотом ответил Кларенс. — Только он что-то молчит. Ничего не ответил мне.
      — - А вы его спросите.
      — Эй! — Кларенс обратился через стол к гангстеру. — ; Вы будете заниматься этим делом или нет?
      Петух не ответил. Навалившись животом на биллиард, он старался достать шар. Он вёл себя так, как если бы вопрос репортёра относился не к нему.
      — Что же он молчит? — спросил Кларенс у хозяина бара.
      Тот зло пожал плечами.
      — А кто вы такой, чтобы он вам отвечал? Пожалуй, вам лучше...
      Он не успел окончить, так как гангстер обратился к нему.
      — Эй, Джо!
      — Да, — подобострастно отозвался хозяин бара.
      — Выстави этого типа отсюда. Мне его рожа не нравится.
      — Сейчас.
      Хозяин бара взял репортёра под руку.
      — Ну, пошли.
      — Послушайте, — Кларенс возмущённо дёрнул руку.- — Послушайте, вы не имеете права так со мной обращаться.
      Он попытался вырваться, но хозяин крепко держал его.
      — Позови полисмена, — лениво сказал Петух, обло-котясь на стол. — Позови полисмена, если он начнёт скандалить.
      — Ничего, — сказал хозяин бара. — С таким-то я и сам справлюсь.
      Он ловко завернул руку Кларенса за спину. Репортёр почувствовал сильную боль в плече.
      Подталкивая Кларенса сзади, хозяин бара провёл его через комнату и коридор и вытолкнул во двор..
      Дверь со стуком затворилась.
      Очутившись во дворе, Кларенс чуть не разрыдался от бессильной злобы и унижения. Никогда ещё в жизни никто так не обращался с ним. Руки и ноги у него дрожали от волнения.
      У него было такое впечатление, что его высекли, как мальчишку. И кто! Люди, дружбу с которыми он счёл бы за оскорбление, — хозяин притона и бандит.
      Поправив галстук и всё ещё испытывая нервную дрожь, репортёр вышел на улицу.
      Кларенс пошёл по тротуару, глядя себе под ноги. Если этот Петух держит себя так, то что же должны представлять собой главари шаек! Он вспомнил, как кто-то рассказывал ему, что у Дзаватини есть собственная паровая яхта и трёхэтажная вилла за городом. Тогда он не совсем поверил, считая это сплетнями. Но теперь видел, что это правда. Ведь из одного только порта бандит ежемесячно получал десятки тысяч долларов, А только ли порт был у него под контролем?
      Разговор с Петухом продемонстрировал Кларенсу его собственное бессилие. Ведь он, репортёр и честный человек, знал, что ОЛири — бандит, и ещё множество людей знали об этом, и тем не менее гангстер свободно появляется в общественных местах и — более того — держит себя там полным хозяином.
      Значит, бандиты могли бы, например, прийти к нему в дом, убить его, убить его жену и дочь, и ни у кого не было бы сил бороться с ними.
      От этой мысли Кларенсу стало жарко. Он остановился и ослабил галстук. Выходит, что он всё это время жил в полной беспечности только потому, что бандитам не было до него никакого дела, как муравей, который, переползая дорожку, воображает, что он сильнее всех, и не знает, что в конце её показался мальчик, готовящийся раздавить его.
      Он поднял голову и огляделся. Улица была такой же, как две недели назад, до того как Докси направил его в порт. Так же катились по рельсам трамваи, облепленные щитами рекламы, мальчишка-газетчик на углу оглу-
      шительным голосом выкрикивал названия сенсационных статей, и разноликой массой шли прохожие, не слыша и не замечая этих выкриков. И неяркое осеннее солнце также освещало серый зернистый бетон зданий и пыльную листву тощих акаций в сквере.
      Улица была такой же и не такой. Исчезло ощущение устойчивости. Никто из тех, кто шёл навстречу Кларенсу или обгонял его, никто из этих прохожих в беретах, мягких шляпах, осенних шерстяных платьях или лёгких пальто, не мог быть уверен в своей безопасности. За всем, что было сейчас в поле зрения Кларенса, за толпами прохожих, за колоннами быстро бегущих автомобилей, за высокими зданиями со множеством окон стояла огромная зловещая тень гангстера с ножом в руке.
      «А что, если, — подумал Кларенс, — что, если я остановлю сейчас кого-нибудь — вот хоть эту широкую спину впереди с покатыми плечами, в сером пиджаке? Что, если я остановлю этого человека и скажу ему, что я разговаривал с бандитом, с настоящим убийцей и знаю, где его найти? Что этот человек в пиджаке сделает?.. Наверное, посмотрит на меня удивлённо и встревоженно и посоветует обратиться к полисмену. Потом остановится и будет долго провожать меня подозрительным взглядом.., А если я остановлю женщину?.. Она испугается и поспешно пойдёт от меня прочь».
      Кларенс принялся размышлять о том, что получилось бы, если обратиться к полисмену. Тот тоже удивлённо и недоверчиво посмотрит на него и укажет на полицейское управление. Там Кларенса передадут следователю, а тот потребует доказательств. Потом начнётся длинный процесс. Петух или Боер, если речь будет идти о нём, выставят свидетелей, экспертов, защитников. И все они вместе докажут, что Кларенс либо лгун, либо клеветник, либо сумасшедший. Затем суд разойдётся, и бандиты, посмеиваясь, выйдут на улицу. А ночью...
      Репортёр знал теперь, что ни один из тех блюстителей порядка, к которым он обратился бы, не сделает самого простого и естественного — не арестует и не обезоружит ОЛири или Дзаватини. И полисмены, и сыщики, и следователи пустят это дело по каналам закона, а эти каналы были уже теперь так засорены и испорчены, что вели совсем не туда, куда надо.
      Вот если бы просто собрать всех этих прохожих, среди
      которых, несомненно, очень много честных, работящих людей, и кинуться к особняку Дзаватини и в бар на Восьмой авеню; кинуться, взять бандитов и не дать им укрыться за спасительную процедуру судебного следствия. ..
      Кларенсу пришло в голову, что он скатывается на позиции какого-то примитивного анархизма. Он усмехнулся своим мыслям, потом закусил губу. А что же делать на самом деле?
      Он вспомнил слова Докси: «Мы всё знаем, что делают бандиты в городе. Почему же мы об этом непишем? Потому что у нас пет доказательств».
      От начальника отдела мысли Кларенса перекочевали к редактору — мистеру Бирпу. Странное соображение поразило Кларенса, и он замедлил шаги, задумавшись.
      Между Бирном и ОЛири было какое-то, с трудом улавливаемое сходство. Оно суш.ествовало, несмотря на то, что Бирн был мал ростом и как-то рафинирован во французском духе, а Петух огромен и груб; несмотря на то, что один был образован, а другой едва ли не полуграмотен; несмотря даже на то, что один был издателем огромной газеты, а другой — уголовным преступником.
      Репортёр напряжённо размышлял, и вдруг его осенило. Сходство было в манере разговаривать. Так же, как Бирн у себя в кабинете обращался в разговоре только к Докси, так и Петух, узнав всё, что ему нужно было, стал говорить только с хозяином притона. Бирн так же, как и ОЛири, чувствовал себя оскорблённым, когда репортёр осмеливался о чём-то спрашивать его. Чертой, KOTOjiaH объединяла главного редактора «Независимой» и гангстера, была наглая уверенность, что они являются хозяевами жизни. И тот и другой знали, что сила на их стороне, и это избавляло их от необходимости считаться с другими. Разница состояла лишь в том, что у одного наглость была замаскированной, а у другого откровенной.
      Это не могло быть врождённым свойством характера-Это было воспитано в этих людях их положением.
      «Теперь я, кажется, двигаюсь к философии «красных», — сказал Кларенс себе. — Не слишком ли много за один день?»
      Ему стало стыдно своего бездействия. После смерти Бенсона прошло уже пять дней, а он не сделал ещё ничего. Завещание грузчика лежало у него в столе, судьба
      Розиты Каталони была ещё неизвестна, и в порту сотни грузчиков продолжали работать на банду негодяев.
      Будет оп или не будет продолжать борьбу?
      Но Кларенс не успел ответить самому себе. В репродукторе над его головой прозвучал сигнал проверки времени.
      Репортёр взглянул на часы и побежал к автобусной остановке. Ему следовало прийти в газету уже десять минут назад.
      Вечером Кларенс снова сидел у Барли.
      Когда репортёр рассказал о встрече с ОЛири и о своих впечатлениях, краснолицый лысый аптекарь покачал головой.
      — Л1огло получиться и так. Понимал это Петух или нет, но ведь речь здесь шла вообще о борьбе с гангстеризмом. А в этих случаях враждующие шайки могут даже объединиться. Но я, признаться, думал, что результат будет другим.
      — Что же делать? Я не могу махнуть на всё это рукой.
      Барли молчал.
      — Но вы не думайте, — сказал он наконец, — что бандиты так всесильны. Для вашего Бирна, например, Дзаватини или Петух просто щенята.
      — Но почему же «Независимая» прекратила печатать материалы о положении в порту? Я уже представлял себе всё это так, что Дзаватини запугал Бина.
      — Ни в коем случае. — Барли усмехнулся. — И главный судья штата, и начальник полиции, и даже губернатор — всё это ставленники группы лиц, в которую входит и Бирн. Ваш шеф может сбросить гангстера одним щелчком. Они его держат, потому что он им нужен.
      — Но чем вы объясните молчание газеты? Ведь сначала Бирн хотел правдивого расследования. Докси мне об этом не раз говорил.
      — Сейчас я вам объясню. — Барли задумался. =-Тут всё зависело от того, до каких пределов интересы справедливого расследования дела шли вместе с интересами самого Бирна. Очень может быть, что сначала весь шум был затеян «Независимой» для того, чтобы прижать Дза-ватини. А потом, когда Бирн добился своего от гангстера, он сразу замолчал.
      — Значит, я, — сказал потрясённый Кларенс, — выступал здесь в роли пугала. Сначала Бирн натравил меня на Дзаватини, а потом дёрнул за верёвочку назад.
      — Так оно, наверное, и было, — согласился Барли. — Вы показывали редактору то, что записали со слов Бен-сон а?
      — Я оставил это у него.
      — Значит, Бирн показал эти листки Дзаватини, и тот сдался. После этого редактор и прекратил всё.
      Кларенс вздохнул. Ах вот почему главный редактор запретил ему обращаться в полицию! Он уже взял своё и не хотел дальше ущемлять гангстера.
      Различные факты из жизни газеты, которые жили в сознании Кларенса разрозненно — случаи явной клеветы, опубликование непроверенных слухов, резкие несправедливые выпады против отдельных лиц и целых организаций — всё это построилось теперь в единую цепь. То, что он считал отклонением от нормы, — оказывается, и было нормой. Газета с её вечерним и утренним тиражами была огромной фабрикой намеренной фальсифч-кации, служившей целям самого Бирна. Когда ему было выгодно, главный редактор начинал кампанию в газете, когда это становилось невыгодным, прекращал её.
      Первый раз репортёр подумал о том, что пресловутая свобода печати была вовсе не таким благодеянием для страны, каким её изображали в университете. Да и существовала ли вообще эта свобода? Каждому американцу были хорошо известны всевозможные случаи нарушения законов, — хищений и преступлений. Но люди, и сам он, смотрели на это, как на частное. Что бы они сказали, если бы им представилась возможность увидать всё сразу?
      — Что же делать? — повторил Кларенс рассеянно. — Лезть в петлю.
      Но Барли был настроен не так пессимистично. Он встал и прошёлся за своей стойкой,
      я бы вам посоветовал, — сказал он. — Не знаю только, воспользуетесь ли вы моей мыслью.
      — Ну, давайте, — сказал репортёр вяло.
      — Что, если вам обратиться к швейникам?
      — В профсоюз швейциков! — Кларенс насторожился. В течение этих дней он уже дважды слышал об этом профсоюзе. — Но какое отношение они имеют к порту?
      — Никакого, — согласился Барли. — Но они могут послать туда своих ребят и дать вам своего адвоката. В этом профсоюзе Дзаватини не испугаются. Швейная промышленность здесь тоже была под контролем гангстеров, но они вышибли их... Только имейте в виду, что если вы с ними свяжетесь, вам уже в газете не работать.
      Кларенс знал об этом. В «Независимой» о профсоюзе швейников писали как о банде бесчинствующих анархистов или о «красных выродках, руководимых Москвой». Во время перевыборов в профсоюзе газета, которая писала о рабочем движении только в крайних случаях, посвятила швейникам несколько передовых с призывами разогнать его новое руководство. Обратиться к швейникам означало сразу же поставить себя под удар как «неблагонадёжного».
      — Не знаю, — сказал репортёр с сомнением. — Об этом мне нужно подумать. Даже посоветоваться с женой<
      — Конечно, — кивнул Барли. — Такие дела не делаются наобум. Тут нужно взвесить всё.
      В аптеку начали собираться посетители, и Кларенс отправился домой. Настроение у него несколько улучшилось.
      Придя домой и открыв ключом дверь, Кларенс сразу увидал на вешалке пальто доктора Майлза. В коридоре стоял запах лекарств.
      Услышав шаги мужа, Люси, красная, с заплаканными глазами вышла из комнаты.
      — Ты знаешь, у неё кризис.
      Кларенс прошёл к дочери.
      Девочка, очень похудевшая, бессильно вытянула руки вдоль тела.
      — Голова болит, — сказала она, с трудом глотнув.
      — Сегодня она весь день играла, температура была нормальная, — начала Люси. — Я ей разрешила встать, и вдруг...
      — Ничего особенного, — доктор Майлз поднялся со стула. — Обычная лакулярная ангина. Если ей до утра не станет лучше, вызовите меня и сделаем пенициллиновый укол. Но, пожалуй, обойдётся и без этого.
      Кларенс опустился в кресло. Ко всем его заботам прибавилась новая.
      Ему нужно было подумать, как поступать дальше. Пойти на связь с профсоюзом швейников было слишком важным шагом, который мог перевернуть всю их жизнь« Он не мог решать этого один.
      В кухне было тепло и уютно. Воспользовавшись отпу- ском, Люси навела повсюду порядок.
      Люси была домовитой женой и в ведение хозяйства вкладывала всю присущую ей основательность. Занавески на окне были у неё всегда накрахмалены, посуда начищена до блеска. Она любила заводить вещи, которые служили бы не месяц и не два, а целую вечность. Алюминиевая суповая ложка, например, не могла её удовлетворить, и в течение недели разыскивалась тяжёлая посеребрённая ложка из меди.
      Люси приобретала в хозяйстве только хорошие, надёжные вещи, и поэтому у них, при сравнительно хорошей зарплате, ещё не было ни приёмника, ни телевизора. Люси предпочитала последовательность. Сначала — самое необходимое, затем уже — развлечения.
      От кухни веяло прочным домашним уютом. Видно было, что здесь собираются жить не годами, а десятилетиями.
      Кларенс понимал, что если он обратится в профсоюз швейников, который считался «красным» в деловых кругах города, от всего этого уюта придётся отказаться. Найти работу здесь в городе будет уже невозможно. Ни в одной другой газете его не возьмут. А сумеет ли Люси бросить своё гнездо? Ради чего? Ради того, чтобы выполнить дело, начатое Бенсоном.
      Кларенс в раздумье ходил по тщательно протёртому линолеуму, когда во входную дверь постучали. Занятый своими мыслями репортёр прошёл в коридор.
      — Кто там?
      — Телеграмма.
      Кларенс машинально повернул французский замок. Дверь тотчас же резко отворилась, как будто кто-то с силой дёрнул её снаружи.
      Маленького роста проворный и коренастый человечек оттеснил репортёра и прошёл вперёд, за ним последовал рослый детина в кожаной новой куртке с широкими плечами и шрамом на левой ш,еке.
      Кларенс, стоя у открытой двери, растерянно смотрел на них. Эти двое, наверное, ошиблись адресом.
      Маленький уже прошёл на кухню и указал тому, что был в куртке, на стул.
      — Садись, Малютка, отдохни.
      Рослый проворчал что-то и сел, угрюмо оглядываясь.
      — Послушайте, — Кларенс, наконец, обрёл дар речи. — Вы, наверное, не туда попали.
      Маленький рассмеялся дробным смехом. Затем он сразу оборвал его.
      — Ваша фамилия Кейтер?
      — Да, Кейтер.
      Маленький обратился к товарищу.
      — Ну вот видишь. Я тебе говорил, что это здесь, а ты спорил. Тебе бы только поспорить.
      — Не тяни, — угрюмо проворчал рослый. — Не тяни, берись прямо за дело.
      Маленький, не отвечая, прошёлся по кухне, рассматривая полки с кастрюлями, плиту и раковину. Он приоткрыл шкафчик, заглянул туда и притворил. Он вёл себя, как хозяин, не обращая никакого внимания на ошеломлённого репортёра.
      — Не тяни, — повторил рослый. Он вытащил из карману сигарету, закурил и бросил спичку на пол.
      Холодея от страха, Кларенс понял, кем были эти ночные посетители. Бандиты. Гангстеры из шайки Дзава-тини.
      Ощущение растерянности и собственного бессилия охватило его. Что делать? Каждый из них был вдвое сильнее его. Кинуться к телефону и вызвать полицию? Во-первых, они не позволят ему даже подойти к аппарату. Если бы он это и сделал, они бы успели убить его и скрыться ещё до появления полисменов. И затем в комнате Люси и Кэт.
      Вспомнив о жене и дочери, Кларенс сжал зубы. От страха за них его собственный испуг несколько уменьшился. Нужно было сделать всё возможное, чтобы бандиты не прошли в ту комнату, чтобы Кэт и Люси не проснулись,
      Он сунул руки в карманы и шагнул вперёд.
      — В чём дело? Что вам нужно?
      Маленький усмехнулся.
      — Видишь, как торопится, — обратился он к рослому. — Не терпится ему.
      Детина со шрамом откашлялся и плюнул на пол.
      — Не тяни ты, всю душу вымотаешь.
      Он посмотрел на репортёра, вдруг высунул язык и захохотал.
      Кларенс стоял, сжимая кулаки.
      — Ну ладно. — Тот, которого называли Малюткой, сел на стул, заложил ногу за ногу и неторопливо побарабанил пальцами по столу.
      — Вы занимались делом Каталони?
      — Я, — кивнул Кларенс.
      — А потом разговаривали с Бенсоном?
      — Да.
      — Ну так вот. Вы этим делом больше заниматься не будете.
      Кларенс молчал.
      — И не будете никуда ходить, — продолжал маленький, — и не будете никому рассказывать о том, что вы знаете.
      Кларенс продолжал молчать.
      — Поняли?
      Кларенс вздохнул. Так вот оно. Уже началось. Он знал, что ставит себя под удар, когда выслушал рассказ Бенсона. Но он не думал, что это начнётся так скоро и будет таким беспощадно грубым.
      Так как репортёр молчал, верзила в кожаной куртке заёрзал на стуле.
      — Дать ему по морде, что ли?
      Маленький захихикал. Он опять впал в свой дешёвый шутовской тон.
      — Ты уж сразу по морде... — Не может, — он обратился к Кларенсу, — не может полчаса прожить без того, чтобы не дать кому-нибудь по морде... Ну так как же?
      — Ну, а если, — с усилием сказал Кларенс. Он понял, что на этот раз они не убьют его. Им нужно было только запугать. — А если я не послушаюсь?
      Маленький удивлённо свистнул,
      — Ого! Тогда..
      Он поднялся и подошёл к двери в комнату. Кларенс дёрнулся к нему.
      — Спят, — сказал маленький, прислушиваясь. — Спят спокойно. А может случиться несчастье.- — Он показал на верзилу. — Он у нас глупый. Начнёт с женщиной разговаривать, может повредить что-нибудь.
      — Нет, нет! — воскликнул Кларенс. Он готов был пообещать всё, что угодно, лишь бы бандиты не вошли в комнату. — Я не буду никому рассказывать.
      — Ну вот и хорошо, — с ласковой издёвкой сказал маленький. — Пойдём, Мальчик. — Он взял детину за плечо. — Мистер Кейтер подумает и поймёт, что надо с нами согласиться.
      Неожиданно он подошёл к репортёру и потрепал его по плечу. Кларенс с омерзением отшатнулся.
      — Пугливый, — сказал маленький. — Ну пошли.
      Бандиты вышли. Кларенс запер за ними дверь и в изнеможении прислонился к степе. Он не ожидал, что это будет так страшно.
      Он простоял с минуту, прислушиваясь к тому, как на мостовой зарычал на холостых оборотах мотор и машина двинулась с места. Уехали.
      Пошатываясь, он вернулся на кухню. Ощущение покоя и прочности, которое ещё полчаса назад исходило от всего начищенного и тщательно вымытого хозяйства Люси, исчезло. Кухня была осквернена.
      Он нагнулся и подобрал спичку, брошенную бандитом, затем достал половую тряпку из-под раковины и затёр плевок. Пусть Люси ничего не подозревает.
      Скрип отворяемой двери заставил его оглянуться. Позади стояла жена в халате, бледная, с горящими глазами и с утюгом в руке.
      В течение целой минуты Кларенс смотрел на жену. Затем нервное напряжение, вызванное только что окончившейся сценой, превысило его силы. Глядя на сжатые губы Люси, её растрёпанные волосы и утюг в руке, он отступил на шаг и разразился истерическим смехом.
      Он смеялся до тех пор, пока у него не заболел живот. Люси усадила его за стол и дала напиться.
      — Ты всё слышала? — спросил он, отдышавшись.
      Люси кивнула.
      — Что же нам делать?
      — Немедленно уехать,
      Уехать? Кларенс сгорбился и скрестил руки на груди.
      Люси запахнула халат и плотнее уселась на стуле.
      «Уехать»? Всё в нём возмущалось против такого выхода. Уехать означало предать Бенсона и Каталони, и грузчиков, работающих в порту, которые хотя и не знали его, должны были теперь по каким-то высшим законам морали рассчитывать на его помощь.
      «Уехать»! Кларенс сжал голову руками. Он понимал, что именно сейчас, сегодня вечером, десять минут тому назад в жизни его случилось что-то непоправимое. Ещё час назад, когда он собирался теми или другими способами бороться против бандитов, он мог считать себя человеком. Но теперь, если он уедет, вся его прошлая жизнь лишается всякого смысла. Зачем было воспитывать дочь, зачем было стараться поступать всегда с людьми порядочно и благородно, если всё это — доброе, порядочное и хорошее — могло быть сразу разрушено посещением двух подлых, грубых и невежественных существ? Кларенс знал: очень часто он кривил душой, давая по приказанию начальника отдела какую-нибудь заведомо ложную информацию в газете, нередко участвовал в кампаниях против прогрессивных профсоюзов или каких-нибудь организаций, которые считались «красными», участвовал, зная, что правда была на другой стороне. Но он, как и большинство его знакомых — интеллигентных людей, — считал, что это неизбежно, и утешал себя тем, что в личной жизни он оставался порядочным и честным. Но теперь и личная честность его была поставлена под удар. Дело дошло до того, что от него требовали стать мерзавцем. Жизнь добралась до того запретного уголка в его сердце, который один только позволял ему считать себя человеком.
      «Уехать»! А разве был какой-нибудь другой выход? Он вспомнил две наглые фигуры у себя на кухне. Да, он хотел бороться, и борьба представлялась ему подвигом., Он хотел выступить против сил зла и победить. Но теперь оказалось, что это было слишком страшно. Когда эти силы появились перед ним в виде двух выродков, с которыми нельзя было спорить или обсуждать высокие материи, которые знали только один довод — кулак, нож и револьвер, решимость его поколебалась. Но ведь были люди, которые шли на эту борьбу. Коммунисты, которых
      судили и прятали в тюрьмы, профсоюзные организаторы из «розовых»...
      Кларенс вздохнул. Теперь он понял, чего стоил подвиг всех тех, кого они преследовали и на кого клеветали в своей газете. Эти люди не только сохраняли свои убеждения для себя, — они боролись за них. Не только мыслили, но и действовали. Они встречались с такими, как Боер, Петух; с такими, как Бирн или эти двое, пришедшие к нему. Они не боялись ударов и наносили их сами. Их избивали, сажали в тюрьмы и убивали, но всё-таки они делали своё дело, шли вперёд и добивались своего.
      А он? Кларенс вспомнил издевательское, шутовское поведение маленького и наглость верзилы в кожаной куртке. Они пришли к нему не как к борцу, которого можно опасаться. Они знали, кого они встретят. Они пришли к жалкому трусу, которого можно запугать двумя — тремя угрозами.
      Он снова вздохнул. Люси смотрела на него. Она ждала.
      Кларенс знал, что от его решения зависит теперь всё его будущее. Он понимал, если он уступит бандитам, он никогда уже не сможет считать себя человеком. Где бы он ни был — здесь или в другом месте, — он будет помнить, что отступил при первом столкновении. Он будет знать, что жизнь его подобна существованию червяка, который живёт только потому, что никто не обращает на него внимания. Может ли он жить таким червяком?
      Он поднялся и зашагал по кухне.
      — Уехать! Понимаешь, — он остановился и показал в сторону комнаты, где спала дочь, — мы не можем думать только о себе.
      — Да, — сказала Люси. — Больше всего мы должны думать о ней.
      Она не поняла его мысли, и Кларенс продолжил её.
      — Ведь ей жить в том мире, который сделаем мьь Ведь нельзя всё время прятаться... Она считает нас самыми сильными, самыми умными, самыми смелыми. Разве мы можем её обмануть?
      Ему хотелось сказать, что бегство было бы предательством и по отношению к дочери тоже. И ко всему миру. Но он никак не мог сформулировать этой мысли.
      Люси, однако, поняла его. Она нахмурила брови и снова задумалась,
      — Но что же ты можешь сделать? Ты ведь пробовал уже.
      — Есть ещё профсоюз, — сказал Кларенс.
      Он вспомнил о профсоюзе, но теперь у него не было никакой уверенности, что они возьмутся за это дело. У них вполне достаточно своих.
      — Какой профсоюз?
      Кларенс рассказал ей о швейниках.
      — Это значит, — закончил он, — что мы станем изгоями. Профсоюз считается «красным». Если я с ними свяжусь, мне уже будет закрыт путь в газету. Всё равно, помогут они или нет.
      — А у тебя есть уверенность, что они помогут?
      i — Не знаю.
      Возбуждение оставило Кларенса. Он почувствовал, что измучен испытаниями последних дней.
      — Помогут или не помогут, — сказала Люси, — мы сделаем так. Я и Кэт уедем к маме в Минесоту, а ты передашь им всё дело и приедешь сразу же к нам.
      — Хорошо.
      Кларенс сел на стул. Он понимал, что это было полумерой. В конце концов передать всё дело профсоюзу означало только сохранить перед самим собой какую-то видимость порядочности.
      — Понимаешь, — Люси видела его состояние, — если бы ты мог сделать больше, ты бы сделал. Но ведь ты один.
      В конце концов было решено, что с завтрашнего дня Люси начнёт переносить вещи к Роджерсам. А те уже отвезут на вокзал в своём автомобиле. Так нужно было сделать, чтобы бандиты, если они будут следить, не заметили приготовлений к отъезду. Люси была уверена, что Род-; жерсы не откажут. Послс этого Люси и Кэт уедут первыми, а Кларенс проведёт ещё день в городе, передаст все свои материалы в профсоюз и присоединится к ним.
      Относительно работы в Минесоте Люси была настроена оптимистично.
      — Попробуем устроиться в какую-нибудь газету. Если тебя не возьмут, я устроюсь. А ты пойдёшь учителем..,
      Кларенсу тоже казалось, что лучше устроиться учителем. Работа в газете сразу опротивела ему.
      Роджерсы действительно не отказались помочь. Люси начала переноску вещей на следующий день. Дом Роджерсов был отделён от того, где жили Кейтеры, всего только маленьким садом, и поэтому никто ничего не мог заметить.
      Весь день Кларенс просидел в газете за статьёй о переносе трамвайной линии с одной улицы на другую. Ему уже всё опротивело здесь, п он с трудом сдержался, чтобы не вспылить, когда Докси вызвал его к себе и сказал, что решение трамвайной компании поддерживать не нужно, хотя оно, может быть, и было бы полезным для жителей района.
      Теперь цинизм газетной работы представлялся ему особенно отвратительным, и он уже считал дни, оставшиеся до того времени, когда он с этим покончит.
      Кэт сразу пошла на поправку после кризиса.
      Все трое, они собрались на кухне за ужином. Люси и Кларенс были молчаливы, думая каждый о своём. Жаль было ломать созданный с трудом уклад жизни.
      Одна только Кэт, обрадованная предстоящей в ближайшем будущем возможностью выйти на улицу, болтала без умолку.
      Кларенс смотрел на дочь с горечью. Как много грязного и страшного ей придётся узнать, когда она подрастёт! Как много светлых представлений о жизни — одно за другим — будут рушиться, по мере того, как она будет взрослеть!
      Когда ужин кончился, дочь забралась к Кларенсу на колени. Под влиянием внезапно вспыхнувшего чувства он прижал её к себе. Разве можно рисковать ею! Разве можно отдать её бандиту с шрамом на уродливом лице!..
      Кэт обняла отца за шею. Круглые синие глаза стали ещё круглее.
      — Папа, какой ты худой!
      Кларенс спустил дочь на пол и подошёл к зеркалу. Он брился каждое утро, но, занятый своими мыслями, не замечал изменений в собственной внешности. Теперь то, что он увидел, поразило его.
      Из рамы зеркала на него смотрел незнакомый мужчина с горькими складками у рта, с острым носом и насторожённым взглядом. Куда девался прежний Кларенс, розовощёкий, благодушный, всегда всем довольный?
      Репортёру казалось, чте он за последние две недели постарел на несколько лет. На висках ясно выделялась
      седина. Щёки ввалились. Глаза были обведены тёмными каймами.
      Он повернулся к дочери.
      — Скоро поправлюсь, Кэт.
      Кэт посоветовала ему пить рыбий жир.
      Прошло ещё два дня. Бандиты больше не давали знать о себе. Они, очевидно, были в полной уверенности, что угроза подействовала.
      Все вещи были уже упакованы в несколько чемоданов и тюков. Относительно мебели Кларенс договорился со скупщиком, что тот возьмёт её, когда семья уже уедет. Больше всего Люси жалела большой платяной шкаф, приобретённый в рассрочку. Часть суммы за него ещё не была выплачена, и он должен был вернуться в магазин.
      Поздно вечером Кларенс проводил жену с дочерью на поезд. Роджерс — молодой темноглазый инженер — остался в машине, чтобы не мешать прощанью.
      Люси видела, что муж расстроен, и поняла, что его мучает.
      — Ты ведь сделаешь всё возможное. Значит, тебе не нужно терзать себя.
      Сама она с её основательностью не знала никаких душевных сомнений. Раз было решено переехать в другой город, — значит, надо переезжать. Жизнь следует принимать такой, какая она есть, и исходить всегда из существующего положения.
      — Ну, хорошо, — осторожно сказал Кларенс. — А если в профсоюзе попросят меня задержаться на несколько дней и помочь им? Что мне тогда делать?
      Это был очень важный вопрос. Все эти дни Кларенс мучился тем, что поступает теперь подобно Бенсону, который хотел тяжесть борьбы переложить на чужие плечи. Репортёр уже решил про себя не отказываться помочь швейникам, если речь будет идти о двух — трёх днях и если они возьмутся за дело всерьёз. В последнем, правда, у него не было никакой уверенности.
      Он с волнением смотрел на жену. Поймёт ли она, насколько это важно даже для его собственного спокойствия? И тут Люси показала, что она такое.
      — Конечно, — сказала она. — Ведь ты будешь защищать то, в чём ты убеждён.
      Кэт нисколько не была взволнована расставанием. Она была у бабушки в прошлом году, и воспоминания,
      Надежда
      сохранившиеся у неё, были самого приятного свойства. Поэтому она не намеревалась придавать прощанью характер торжественности и серьёзности и поминутно перебивала Люси:
      — Мама, почему мы не идём в вагон?
      Раздался паровозный гудок, и Кларенс поцеловал жену и дочь.
      Когда они ехали назад в машине, Роджерс сказал:
      — У нас на заводе такое же положение. В заводской полиции одни уголовники. Пока об этом не думаешь, кажется, что так и должно быть.
      Кларенс не ответил. Конечно, так не должно быть. Но что может сделать один человек!
      Утром в газете он зашёл к начальнику отдела объявлений и сказал, что на место Люси можно взять человека, так как жена уехала к матери. Ему дали записку к кассиру, и он получил причитавшиеся ей за несколько рабочих дней деньги.
      Это было началом расчёта с газетой. На всякий случай он решил о себе пока ничего не говорить. Может быть, ему придётся пробыть в городе ещё некоторое время. А деньги теперь были очень нужны. Кто знает, сколько времени они пробудут без работы там, в Мине-соте!
      Сразу после окончания рабочего дня Кларенс отправился разыскивать профсоюз швейников.
      После недолгих поисков он остановился у ворот пятиэтажного нештукатуренного дома. Краткая надпись на жестяной доске удостоверяла, что профсоюз швейников помещается во втором дворе направо, на четвёртом этаже.
      Лифта здесь не было. По лестнице вверх и вниз шло множество людей.
      Когда Кларенс добрался до четвёртого этажа, он почувствовал, что устал. Устал не от подъёма по крутой, плохо освещённой лестнице, а от жизни вообще. Плохо выкрашенные стены с обвалившейся штукатуркой, ржавые перила, сор и бумажки на ступенях — всё это говорило о том, что дела швейников шли не блестяще. Если верить адвокату, с которым он разговаривал несколько дней назад, — для процесса нужны были деньги. А как раз деньгами и не пахло в этом доме.
      Профсоюз располагался в нескольких низких и плотно набитых народом комнатах. Так как все здесь кричали и говорили одновременно, в комнатах стоял гул, прерываемый только частыми телефонными звонками. Столы, за которыми сидели работники профсоюза, были окружены людьми.
      Кларенс долго не мог решить, к кому обратиться. Наконец он остановил худенькую девушку, пробегавшую мимо него с кипой каких-то листков в руках.
      — С кем бы я мог поговорить здесь по важному делу?
      Девушка подозрительно оглядела его.
      — Вы с фабрики?
      — Нет.
      — А откуда?
      — Я, — Кларенс замялся, — я из газеты.
      — Из какой газеты?
      — Из «Независимой».
      — Из «Независимой»!
      Взгляд девушки стал ещё более подозрителен.
      — А что вам тут надо?
      — Мне нужно поговорить по важному делу, — сказал Кларенс, теряя терпенье. — Не буду же я вам прямо тут объяснять.
      — Ну хорошо. — Дёрнув головой, девушка откинула со лба волосы. — Пройдите к Хастону. — Она показала на притворённую дверь.
      Хастон был, очевидно, одним из руководителей профсоюза.
      Кларенс отворил дверь и очутился в небольшой комнате с голыми стенами и двумя некрашенными столами.
      За одним из них сидел высокого роста сутулый мужчина с бледным, утомлённым лицом. На столе у него в груде бумаг стоял телефон. Мужчина что-то торопливо писал.
      После набитых народом других комнат здесь, казалось, было спокойнее, но этот покой тоже был относителен.
      За спиной Кларенса стукнула дверь, и, оттолкнув репортёра, в комнату ворвался дюжий мужчина в комбинезоне.
      — У меня не хватает людей на железную дорогу, — заявил он, подходя к столу. — Наши все пошли за продуктами.
      Хастон поднял голову. У него были большие, глубоко сидящие глаза.
      — Возьми у Блука, — сказал он, подумав. — Он мне сам предлагал.
      Мужчина в комбинезоне поспешно вышел, но вместо него появилась пожилая женщина. Разговор пошёл о выдаче пособий.
      Кларенс вспомнил, что профсоюз проводил сидячую забастовку на фабрике готового платья в пригороде. Об этом писали в утренних газетах.
      Так как к Хастону заходили непрерывно, Кларенс простоял посреди комнаты несколько минут. Наконец тот заметил репортёра и пригласил его сесть к столу.
      Комната напоминала Кларенсу вокзал. Кроме ежеминутно входящих и выходящих людей то и дело звонил телефон.
      Кларенс понял, что из его планов ничего не выйдет. У профсоюза по горло своих собственных дел. Но уходить, ничего не сказав, не было смысла. В конце концов это его последняя надежда.
      — Я вас слушаю, — сказал Хастон, поговорив с женщиной. На лице у него было нетерпение.
      — Я по поводу положения в порту, — нерешительно начал Кларенс.
      Хастон кивнул ему, приглашая продолжать.
      — Дело в том, что ко мне в руки попали некоторые материалы, характеризующие деятельность гангстеров.
      — А вы сами откуда? — перебил его Хастон.
      — Из «Независимой». Работаю там в городском отделе. Но я сейчас не от редакции.
      При упоминании названия газеты брови Хастона чуть-чуть приподнялись. Затем он снова кивнул.
      Кларенс начал рассказывать, начав с дела Каталони. Хастон слушал его, то и дело снимая телефонную трубку.
      Один раз репортёра прервали надолго. Сгорбленный старик с ревматическими руками спрашивал Хастона.
      — Так, значит, просить, чтобы мне снизили плату на пять долларов? Самому просить?
      — Ну, конечно, — объяснил Хастон. — Если у тебя будет меньше 75 долларов, будешь получать пенсию. Если нет, — не будешь. Теряешь пять долларов,а выигрываешь сорок.
      — Так что же я буду делать на сто тридцать? Нас шесть человек?
      — Ничего не поделаешь. Такой закон.
      Старик ушёл, и Кларенс принялся рассказывать дальше. Он уже сам потерял веру в то, что профсоюз должен заняться этим, и сбился с нити своего повествования. Хастон то и дело брался за телефон, который звонил почти непрерывно.
      Когда Хастон два раза сам набрал номер, чтобы сказать кому-то, что угля всё равно не будет, а затем принялся записывать что-то на своём листке, Кларенс со внезапно вспыхнувшей злобой спросил его, слушает он или нет.
      — А что же я делаю? — удивился Хастон. — Рассказывайте дальше.
      Кларенс откинулся на спинку стула. Второй раз за этот день он почувствовал смертельную усталость и разочарование. Он видел, что Хастон едва слушает его, и ему хотелось встать и уйти. Но это было бы глупо. Надо хотя бы довести рассказ до конца. Сбиваясь и перескакивая с одного на другое, он рассказал о своих скитаниях по адвокатам.
      — Всё?
      Хастон не поднимал головы, продолжая записывать что-то своё. Кларенс хотел ещё рассказать о ночном посещении бандитов, но махнул рукой.
      — Всё.
      Около минуты Хастон продолжал свою запись. Потом, не глядя на Кларенса, он поспешно набрал на вертушке номер.
      — ...Руфь? .. Скажи Медиссону, чтобы он сейчас ко мне приехал... Да, прямо сейчас. Ну да, я же тебе говорю, что сразу.
      Он встал, подошёл к двери и отворил её.
      — Мери! Позови сюда Стила. Он где-то здесь. И Бо-ринский пусть придёт. Только давай скорее.
      Затем он снова вернулся к столу и взялся за телефон. Вызвав ту же Мери, он сказал ей, чтобы она разыскала адвоката и прислала его.
      — Нет, не Саймингтона, а нового. Саймингтон пусть сидит на исках. — Он положил трубку и набрал новый номер. — Проходная?.. Это Хастон... Скажи Грегори, чтобы он пригнал сюда свой «Форд». Сразу, как освободится. Может быть, сегодня придётся съездить в порт и ещё кое-куда...
      Кларенс слушал его, ещё не совсем понимая, не вполне
      веря тому, что происходило у него перед глазами. Он почувствовал, что в нём поднимается и растёт какое-то великое торжество. У него было такое ощущение, будто после долгих блужданий по тёмным зловонным подвалам он неожиданно увидел солнечный луч — один, другой, третий и вдруг вышел, наконец, на поверхность, где сияет солнце и несётся свежий ветер. Каждое из событий последних двух недель — посещение Розиты Каталони, разговор с Бенсоном, его смерть, встреча с Петухом и ночной приход бандитов, каждое из этих событий как будто задёргивало мир какой-то тёмной плёнкой. Эти плёнки накладывались одна на другую и в конце концов совсем закрыли от него солнце. Но теперь этот чёрный занавес был разом прорван, и лучи света брызнули прямо ему в глаза.
      Чёрт побери! Они собирались заняться этим делом. И они уже взялись за него. Взялись, не сомневаясь и не колеблясь.
      Нет, ещё не всё потеряно. Его страна не погибла, и есть для чего жить...
      — Список людей, который вам дал Бенсон, у вас с собой? — спросил Хастон, продолжая что-то записывать.
      — С собой.
      — А его показания?
      — У меня здесь копия, а тот экземпляр, где он поставил отпечатки пальцев, у главного редактора.
      Хастон поморщился.
      — Это хуже. Ну ладно. . . Вы посидите пока. Соберётся народ, обсудим план действий.
      Его прервала девушка, которая принесла несколько листков на подпись.
      Затем входили ещё другие люди. Некоторые, поговорив с Хастоном, уходили. Другие, кивнув ему и мельком взглянув на Кларенса, присаживались на стулья или на подоконник, вполголоса переговариваясь.
      Телефон продолжал беспрерывно звонить, за дверью комнаты стоял тот же гул, но всё это уже не раздражало репортёра. Он сидел, откинувшись на спинку стула и наслаждаясь уже давно не посещавшим его чувством покоя. Дело сдвинулось. Оно пошло.
      Когда в комнате собралось шесть человек, Хастон выглянул за дверь и сказал Мери, чтобы их не прерывали.
      Затем, вернувшись на своё место, он постучал карандашом по столу и оглядел присутствующих.
      — Товарищи!
      Разговор умолк.
      — Товарищи. Тут к нам пришёл мистер... — Он посмотрел на Кларенса. — Простите я не узнал вашей фамилии.
      — Кейтер. Кларенс Кейтер, — сказал репортёр.
      — К нам пришёл мистер Кейтер, который имеет важные материалы о деятельности шайки Дзаватини в порту. Как вы знаете, организации западного побережья два раза присылали сюда своих людей, чтобы помочь портовым рабочим, но по тем или иным причинам не смогли ничего сделать...
      Голос у него был негромкий и ровный. Голос человека, которому незачем кричать, чтобы его слушали.
      Хастон коротко рассказал о том, что сообщил ему Кларенс.
      — Я думаю, что мы должны помочь портовым рабочим. Мы сами только недавно избавились от гангстеров. А больше никто в городе не станет этим сейчас заниматься. ..
      Он кончил. Затем рослый молодой мужчина, черноволосый, с блестящими тёмными глазами сказал:
      ~ Пожалуй, выделить на это дело двух членов комитета будет довольно. Потом в порту найдутся ещё люди.
      — Двоих хватит, — поддержал его коренастый коротыш с веснушчатым открытым лицом. — Я и сам бы на это дело пошёл. Я в порту два года работал. Натерпелся от Дзаватини.
      — Ну и хорошо, — сказал Хастон. — Вы двое на это и пойдёте. И адвокат, конечно, с вами и сам мистер Кей-тёр. Никто не возражает?
      Возражений не было. Совеш,ание окончилось. Люди опять заговорили о своих делах. Хастон подозвал коренастого и того, который выступил первым, и познакомил их с Кларенсом.
      — Это Стил, а это Грегори. Один у нас казначей, а другой редактирует нашу профсоюзную газету.
      Мужчины пожали друг другу руки.
      — Сядем, — сказал Хастон. — Адвокат, его зовут Сентнер, будет, наверное, попозже. Мы пока обсудим, что нужно сделать прежде всего.
      — Сразу начинать с людей, — предложил черноволосый Грегори. — Разыскать тех, на кого можно опереться. Кто выступит на суде.
      Через два часа, закусив предварительно в маленьком баре здесь же в доме, Кларенс, Грегори и адвокат Сентнер отправились по одному из адресов, указанных в списке Бенсона.
      Никто не спрашивал Кларенса, намерен ли он участвовать в работе. Это предполагалось само собой, и репортёр чувствовал огромную гордость оттого, что эти люди ни минуты не сомневались в его мужестве. Он и не мог теперь поступить иначе. Все его планы о том, что он уедет сразу же, передав дело профсоюзу, исчезли.
      Старенький открытый «Форд» вёл Грегори. Кларенс и адвокат разговаривали на заднем сиденье.
      — До сих пор я не могу понять, — говорил Кларенс. — Неужели и Бирн испугался Дзаватини? Если нет, то почему же он отказался печатать материал?
      Сентнер с усмешкой пожал плечами.
      — Очень просто. Дзаватини контролирует Объединение розничных торговцев. Объединение перестало давать объявления в «Независимую». Им «Звезда» предложила оолее выгодные условия. Вы разве не заметили по газете, что некоторое время рекламы было меньше?
      — Заметил, — согласился Кларенс.
      — Ну, Бирн и нажал на Дзакатини, — продолжал адвокат. — Пожалуй, он показал ему то, что вы записали со слов Бенсона. А когда гангстер сдался и Объединение вернулось в «Независимую», Бирн затрубил отбой.
      Ах, вот в чём дело! Кларенс не мог предположить, что Бирн поддерживает такие близкие, даже деловые отношения с бандитом. Значит. Бирн в его кабинете с пушистым ковром и коллекцией фарфоровых тарелок на стенах, Бирн с его мягкими движениями и тихим голосом был таким же преступником, как те двое, что пришли к нему ночью.
      Машина мчалась по широкой асфальтированной улице. В лицо Кларенсу дул свежий ветер. И репортёр понял, что он избавился от страха, угнетавшего его всё это время. Он включился в борьбу против бандитов, и это сознание уничтожило страх. Оказывается, нужно действовать, и тогда появится мужество.
      Он поделился своими соображениями с адвокатом.
      — Конечно, — согласился Сентнер. — Когда я был маленьким, мать торговала каштанами на Бауэри. Это было в Нью-Йорке. Выходила каждый вечер с лотком и вставала возле хлебного магазина. И вот, регулярно через два дня появлялся восемнадцатилетний юнец с физиономией орангутанга, молча набивал карманы каштанами и уходил. Мать однажды попыталась не дать ему ничего, и тогда он три дня подряд ногой вышибал у неё лоток из рук. Это даже не был настоящий рэкетир. А так — любитель из начинающих. Мне тогда было десять лет, и я его безумно боялся. Меня прямо трясло от ужаса, когда он подходил. Юнец заметил это и всякий раз не забывал пнуть меня ногой или стукнуть в лоб так, чтобы я ударился затылком об стену. Дело дошло до того, что если я случайно встречал его на улице, я поворачивался, в ужасе бежал домой и не показывался весь день. Никто из взрослых нас не защищал, потому что рэкет был обычным делом, и люди боялись, что юнец связан с какой-нибудь шайкой...
      Сентнер вытащил сигареты, предложил Кларенсу и закурил сам.
      — А отца не было? — спросил репортёр. Он слушал рассказ с живейшим интересом,
      — Отца не было... Так вот, однажды мать мне сказала: «Возьми кирпич и ударь его». Я плакал весь день. Но она была неумолима. «Возьми кирпич и ударь его». Я положил кирпич за пазуху. Юнец появился в обычнее время и развязно подошёл к нам. Мать посмотрела на меня. Я так дрожал, что, когда вытащил кирпич, он выпал у меня из рук. Я уже хотел бежать, но вдруг увидел, что юнец побледнел и отступил на шаг. Это придало мне сил, я схватил кирпич. Юнец отступил ещё на один шаг. После этого была драка. Он меня сильно побил, но я его уже не боялся и всегда вступал в бой. Вскоре он перестал к нам подходить.
      Сентнер помолчал и добавил:
      — То же самое и с бандитами. Это похоже на то, как спускаешься по винтовой лестнице. Если наклонишь голову, обязательно стукнешься о верхние ступеньки, потому что они идут тебе навстречу. А если будешь идти выпрямившись, ничего не будет.
      Кларенсу с его ростом никакие винтовые лестницы были не страшны. Но сравнение ему понравилось. Действительно всё дело в том, чтобы идти выпрямившись.
      Машина замедлила ход. Грегори, оглянувшись, бросил:
      — Кажется, здесь.
      Первым, к кому они попали, оказался тот самый парень, который в порту возле доков посоветовал Кларенсу обратиться к Бенсону. Парня звали Даном.
      Сначала он наотрез отказался рассказывать что-нибудь. Стоя у стола в маленькой полутёмной комнате, он повторял, испуганно глядя на трёх вошедших к нему мужчин:
      — Ничего не знаю. Никому не плачу и ничего не знаю.
      Но от Грегори было не легко отделаться.
      — Ты же видишь, что я сам рабочий, а не бандит. Посмотри на руки. Видишь мозоли?.. Может быть, кто-нибудь тут есть, кто на швейной фабрике работает? Там меня все знают.
      В доме случайно нашёлся такой человек, и после того как он подтвердил личность Грегори, дело пошло быстрее.
      Позже Кларенс заметил, что Грегори вообще обладал необыкновенной способностью внушать доверие людям. Рослый, плечистый, с высокой грудью и красивым лицом,
      он вызывал симпатию и невольные улыбки даже у самых замученных и замордованных жизнью жён портовых рабочих.
      У Грегори всё было снаружи — и радость, и гнев, и презрение, и жалость. Он сразу говорил всё, что думал, и шёл прямо к цели. В представлении Кларенса он был самой полной противоположностью таким, как Докси или Бирн, которые больше заботились о том, чтобы скрыть свои мысли, а не высказать их.
      С Даном Грегори рубил с плеча.
      — Не хочешь говорить, — значит, и сдохнешь там, в порту. Неужели не жаль ребят, которые погибли?
      После того, как Кларенс рассказал об обстоятельствах смерти Бенсона, Дан сдался.
      — Ну ладно, — сказал он неуверенно. — Если дело дойдёт до суда, я там расскажу кое-что.
      Когда они вышли из дома, Грегори сказал:
      — Хватит с него на первый случай. Потом он так разговорится, — не удержишь.
      В этот вечер им не удалось попасть ещё к кому-нибудь, но Кларенс видел, что борьба началась. План, составленный комитетом, заключался в том, чтобы, заручившись содействием большого числа грузчиков, разбить заговор молчания вокруг положения в порту и на открытом процессе предъявить банде Дзаватини обвинение в терроре и многочисленных убийствах. Хастон смотрел на это, как на первый шаг к организации в порту независимого qt предпринимателей профсоюза, но для репортёра и этой первой минимальной программы было достаточно. Дальше он не заглядывал.
      Когда он прощался со своими новыми знакомыми, Грегори сказал:
      — Завтра приходите сразу же, как кончите работу. Поедем опять по адресам.
      С этого дня события следовали одно за другим с невероятной быстротой. Кларенс досиживал своё время в газете и ехал в профсоюз. Отсюда они вдвоём или втроём отправлялись к грузчикам в трущобные районы города. Появиться в порту пока ещё было опасно, шайка могла заметить новых людей.
      Количество адресов у них всё возрастало, так как присоединившиеся к движению грузчики называли новые имена.
      в длинных вечерних беседах перед Кларенсом вставала новая Америка — «Америка ниже, чем 2 ООО в год», Он поразился тому, как многочисленна она была.
      Особенно запомнилась репортёру одна из таких встреч на окраине города.
      Условившись с хозяином комнаты — высоким сутулым грузчиком, с очками на длинном обветренном лице, что он тоже выступит на суде, когда «заварится каша», Кларенс и Грегори остались просто поговорить о жизни.
      Они сидели вдвоём на старой железной кровати. Грузчик, фамилия которого была Кейн, устроился напротив них на толстом полене. Он рассказывал:
      — Раньше я работал шофёром, а теперь уже не могу. Глаза стали слабые. Вот я и попал в порт к Дзаватини. Заработки у нас не больше ста восьмидесяти в месяц. За квартиру, — он окинул взглядом сырую, с низким навис-
      По данным американских экономистов, нормальный бюджет для средней семьи должен составлять 4500 долларов в год. Около 60 процентов семей живут на значительно меньшую сумму. «Ниже 2000 в год» — обозначение беднейших слоёв американского народа,
      шим потолком комнату, — платим тридцать пять. На еду на всех четверых уходит пятьдесят. Это если ничего себе не позволять. Проезд на работу — туда и обратно — мне стоит четыре восемьдесят. А всё остальное банда забирает. Так что, если надо что-нибудь купить из одежды или на доктора деньги потратить, мы сразу начинаем голодать.
      Двое его детей — мальчик лет десяти и девочка — двенадцати — стояли тут же, у стенки, во все глаза глядя на репортёра и Грегори. У детей были испитые, старческие лица.
      — А когда шофёром работали, — спросил Кларенс, — всё-таки значительно лучше было?
      Грузчик махнул рукой.
      — Вот мы все американцы, а дети даже не знают, что такое телефон или ванная комната. Мы никогда не ходим в кино. И раньше не ходили, а теперь тем более. Никогда не слушаем радио и не читаем газет. То, что люди изобретают и придумывают хорошего, — всё не для нас.
      Кларенс поманил к себе девочку. Та несмело подошла к нему.
      — Ходишь в школу?
      Девочка молчала. У неё был отсутствующий, пустой взгляд.
      — Она не слышит, — пояснила жена грузчика, стоявшая тут же, в углу комнаты. — У неё дифтерит был, и с тех пор она не слышит.
      — Но ведь так же она совсем глухой может остаться, — испуганно сказал репортёр. — Надо лечить.
      — Надо, — равнодушно согласилась женщина. — Только у нас денег нет. — Затем так же равнодушно она пояснила. — Она меня уже по губам понимает. А отца ещё нет. Но потом привыкнет. Девочка слабо улыбнулась. Она догадалась, что речь идёт о ней.
      Самым тяжёлым для Кларенса было во всём этом то, что Кейн и его жена не возмущались и даже не жаловались. Они просто рассказывали, как идут дела: вот такова жизнь, и ничего не поделаешь.
      — Послушайте, — сказал он с надеждой. — А если вам уехать? Всё-таки здесь жизнь очень дорогая. На фермах, по-моему, легче.
      Кейн пожал плечами.
      — У меня жена переписывается с братом. Онв Аркан-
      засе живёт. Издольщик. Она ему написала, что хочет приехать, и вот что он ответил.
      Кейн поднялся со своего полена, выдвинул ящик покрытого клеёнкой стола и, пошарив, достал оттуда аккуратно сложенный листок.
      — Я вам сейчас почитаю.
      Некоторое время он шевелил губами, разбирая неровные строчки.
      — Вот здесь.
      Он начал читать:
      «А насчёт того, что ты хочешь приехать, я тебе расскажу про наши дела, и ты всё поймёшь. Я всё лето работал на тракторе и получил 285 долларов. Хлопка мы на своём участке вырастили 14 кип. Из них 6 досталось нам. Остальное отдали за аренду. Свою долю мы продали за 81 доллар. Минни тоже работала, и обоих ребят я посылал к мистеру Уистону ходить за коровами. Так что все вместе мы за год заработали около 500 долларов. Питаемся мы только бобами и солониной. В ней одни волокна, а жира совсем нет. Одежда у нас износилась, а новой купить не на что. Тут многие осенью посылают детей в город просить милостыню, и мне тоже так придётся сделать. Издольш,ики говорят, что за нас кто-нибудь должен очень крепко взяться, иначе мы все пропадём. Если будешь мне ещё писать, посылай в конверте марок. Иначе мне не ответить.
      Твой Джордж Донан».
      Кейн аккуратно сложил письмо.
      — Мы сами должны за себя взяться, — прервал молчанье Грегори. — Тут всё дело в том, что никто другой не возьмётся.
      Когда они попрощались с грузчиком, Кларенс почувствовал, что ему стыдно оттого, что он зарабатывает 400 долларов в месяц.
      — Ничего, — сказал Грегори, с которым он поделился этой мыслью, — это не вам должно быть стыдно, а тем. — Он мотнул головой, показывая куда-то вверх.
      К концу недели репортёр приходил в профсоюз, как к себе домой.
      Однажды Грегори, который знал, что Кларенс работает в газете, попросил его составить для профсоюзного
      листка статью о рейдах, предпринятых хозяйским профсоюзом с целью- перетащить людей от швейников.
      Он постарался написать как можно лучше и покраснел от радости, когда Грегори, прочтя статью, сказал с очевидным удовольствием:
      — Вот это толково написано! Мне так, пожалуй, никогда не сделать.
      Однажды, улучив момент, когда они были вдвоём с Грегори, репортёр осторожно спросил:
      — А что, это правду говорят, что ваш профсоюз «красный»?
      Грегори подумал. Затем он неохотно сказал:
      — А кто его знает! Если среди наших и есть настоящие «красные» с партийным билетом, они об этом при нынешнем положении дел не кричат. Какая, в конце концов, разница? Лишь бы профсоюз по-настоящему боролся за интересы своих членов.
      Кларенс вполне согласился с этим. Его только удивило, с какой скоростью он сам перекочевал из лагеря Докси и Бирна в противоположный.
      Когда список тех, кто решил поддержать обвинение, достиг уже сотни имён, в комитете профсоюза состоялось совещание. Присутствовали члены комитета, адвокат Сентнер, Кларенс и несколько грузчиков.
      Хастон коротко познакомил всех с тем, что было сделано. В порту положение накалялось с каждым днём. Тем из рабочих, кто знал о том, что готовит профсоюз швейников, сдерживаться было всё труднее. Вдень ближайшей выдачи зарплаты могло вспыхнуть стихийное возмущение. Осмелели, глядя на других, и те грузчики, которые ещё не были охвачены организацией. Боер со своими подручными чувствовали — что-то готовится. Бандиты стали грубее и старались вызвать рабочих на скандал.
      Слушая его, Кларенс вспоминал свою первую поездку в порт и разговор с грузчиками в доках. Тогда казалось, что этим людям, вялым, запуганным, усталым ничем нельзя помочь.
      Стоя по привычке у стола и глядя в свои записи, Хастон сказал:
      В США реакционные профсоюзы часто устраивают такие рейды. В этих случаях рабочим предлагают более выгодные условия работы. Нечего и говорить, что эти обещания являются только приманкой.
      — Медлить нам больше нельзя. Я предлагаю в день выдачи получки вывести всех грузчиков к воротам порта. Каждый из тех, с кем уже говорили, должен взять своих товарищей. Когда люди увидят, как их много, они перестанут бояться бандитов. И в тот же день мы обратимся в суд и начнём процесс.
      Дата выступления вызвала споры. Грегори предложил вторник, когда бандиты обычно проводили сбор денег.
      — Люди придут с деньгами и вернутся домой с ними же. Это произведёт на них больше впечатления.
      После обсуждения собрание решило остановиться на понедельнике.
      — Самое главное — сохранить всё в тайне, — предупредил Хастон.
      Когда все расходились, адвокат Сентнер обратился к репортёру:
      — Пожалуй, уже пора достать подлинные показания Бенсона. Если ваш главный редактор их отдаст, будет очень неплохо. Можно и без этого обойтись, но надо попробовать.
      На другой день Кларенс решил, что он отправится к Бирну к концу смены. Это решение совпало с одним обстоятельством, которое усилило уверенность репортёра в том, что он должен немедленно расстаться с «Независимой».
      Накануне вечером Докси дал ему груду материала для обработки. Просматривая её, Кларенс наткнулся на статью, подписанную доктором Фрэнком Эристом, занимающим кафедру экономики в местном университете.
      Автор обрушился на руководство профсоюза швейников. Хастон, Грегори и ещё несколько лиц, теперь хорошо знакомых Кларенсу, назывались в этой статье «агентами Москвы, утопающими в роскоши за счёт ограбленных ими рабочих швейных предприятий».
      В другое время Кларенс сократил бы те места, которые показались ему растянутыми, расширил то, что, по его мнению, требовало этого, и отнёс бы материал наверх к начальнику отдела.
      Теперь статья возмутила его.
      Собрав разрозненные листки, он вошёл к Докси и, положив статью на стол начальника отдела, заявил, что не может работать с этим материалом.
      Докси мельком взглянул на листки и поднял на Кларенса рассеянный взгляд.
      — В чём дело? Плохо написано?
      — Никуда не годится, — сказал Кларенс. Он не испытывал прежней робости перед начальником отдела и наслаждался этим. — Паршиво всё от начала до конца.
      — Ну, так поправьте, — сказал Докси.
      — Тут нечего исправлять, — Кларенс хотел продлить наслажденье. — Враньё от первой до последней строчки.
      Докси проглядел листки более внимательно, поднял на лоб очки и удивлённо взглянул на Кларенса. Он всё ещё не мог понять, в чём дело.
      — Какая муха вас укусила, Кейтер? Написано, как всегда пишут. Сократите самые длинные предложения и пускайте в набор.
      Кларенс пожал плечами.
      — Речь идёт не о стиле. Я имею в виду содержание.
      — И по содержанию здесь всё как следует, — недоуменно сказал начальник отдела.
      Кларенс усмехнулся.
      — Вы думаете? Взгляните, что там сказано про швейников!
      Докси в третий раз просмотрел статью. Он откинулся на спинку кресла и агрессивно сказал:
      — Ну, и в чём вопрос?
      Кларенс бросил свой иронический тон.
      — Всё, что здесь говорится про швейников, — гнусная клевета и подлая выдумка.
      Докси подумал минуту.
      — Повторите-ка ещё раз, — сказал он наконец. — • Я не уверен, что правильно вас понял.
      — Пожалуйста. Этот доктор знает о швейниках не больше, чем я о персидской живописи. Он врёт, потому что за это ему хорошо заплатят.
      Докси помолчал, затем тихим голосом спросил:
      — Вы отдаёте себе отчёт в том, что вы говорите?
      — Яснее, чем когда-либо в жизни.
      — Вам не кажется, что с такими взглядами вам трудно будет работать в нашей газете?
      — Конечно, кажется. Об этом я и пришёл сказать.
      Докси вырвал листок из блокнота, написал на нём несколько строчек и протянул Кларенсу.
      — Зайдите к кассиру и убирайтесь отсюда ко всем чертям.
      Кларенс взял листок и повернулся к Докси спиной. Сначала он хотел сказать ещё начальнику отдела, что он о нём думает, потом отказался от этой мысли. Тот всё равно не поймёт.
      Когда он был возле двери, Докси остановил его:
      — Послушайте! А почему вы думаете, что здесь написано о швейниках неправильно?
      — Я их знаю, — сказал Кларенс.
      — Откуда?
      У Докси был вид рыболова, который знает, что рыба вот-вот клюнет.
      — Откуда вы их знаете?
      Не отвечая, Кларенс вышел.
      Бирн был у себя в кабинете. Девушка-секретарь справилась у него по телефону и проворно растворила перед репортёром тяжёлую дверь.
      Когда Кларенс ступил на пушистый ковёр, Бирн держал возле уха телефонную трубку.
      — Хорошо, хорошо. Буду иметь в виду.
      Вероятно, Докси сообш,ал главному редактору о только
      что состоявшемся разговоре. Ну что же. Тем лучше.
      Бирн положил трубку на апнарат,
      — Здравствуйте, мистер Кейтер.
      У него был обычный вид человека, совершенно удовле-TBOipeHHoro жизнью и сознаюш,его, что он устроен в ней неизмеримо лучше других.
      Так как Кларенс не поздоровался в ответ, Бирн удивлённо приподнял брови, затем, как бы покоряясь тяжёлой необходимости разговаривать с невежливым человеком, склонил голову.
      — Чем могу быть полезен, мистер Кейтер?
      Но Кларенсу, наоборот, хотелось быть невежливым.. Подойдя к столу поближе, он сказал:
      — Послушайте, вы у меня взяли тогда показания Бенсона. Теперь они мне нужны.
      Брови Бирна чуть шевельнулись.
      — Зачем? — спросил он очень тихо.
      — Думаю, что вас это не касается.
      Бирн склонил голову набок и задумался. В кабинете повисла насторожённая тишина, та самая, которая так угнетала репортёра во время его первой встречи с глав-
      ным редактором. Кларенсу хотелось разорвать эту тишину, и он громко откашлялся.
      — А если, — сказал, наконец, Бирн, — если я вам не отдам этих показаний?
      — Я подам в суд, — ответил Кларенс. — Вас заставят отдать.
      — В суд! — На лице у Бирна выражалось безмерное удивление. — Разве у вас есть свидетели?
      Кларепс вспомнил лицо Докси и его подобострастное поведение здесь, в кабинете. Конечно, он не выступит свидетелем. Они скажут, что никаких показаний и не видели. Значит, они оказались хитрее его.
      Репортёр сунул руки в карманы.
      — Ну, тогда, — сказал он, стоя прямо перед Бир-ном. — Тогда я скажу вам, что вы такой же убийца, как и сам Дзаватини. Вы прохвост и подлец.
      Бирн сделал рукой слабое движение к звонку. Он сидел съёжившись, очевидно боясь, что Кларенс ударит его. Лицо у него начало краснеть.
      — Да, да, — повторил Кларенс. — Вы такой же убийца. Только ещё подлее, потому что прикидываетесь порядочным человеком. Мне даже плюнуть на вас противно.
      На лестнице, пересчитав полученные у кассира деньги, Кларенс засмеялся. Ну что же! С газетой покончено.
      Ещё ни разу в жизни он не решался так разговаривать с людьми, стоящими выше его по общественному положению.
      Выйдя на улицу, он оглянулся на здание «Независимой».
      Шестнадцать этажей тянулись вверх ровной черновато-серой стеной. Нижняя часть здания была облеплена вывесками магазинов и щитами электрической рекламы, но наверху однообразная казарменность бетона и стекла не нарушалась ничем.
      Что в этой огромной безобразной коробке внушало ему когда-то такое уважение? Небоскрёб как небоскрёб. Пожалуй, ещё более безвкусный, чем другие постройки этого типа. И люди, которые там работают, не умнее и не образованнее, чем где-нибудь в другом месте.
      Он усмехнулся, вспомнив о своей прежней гордости. Нет, теперь он уже не испытывал бы чувства превосходства над другими, если б ему пришлось вернуться
      в газету. Да он и не вернётся. Куда? К Докхи с его лисьей мордой! К беспринципным запуганным репортёрам отдела! Тьфу! ..
      Кларенс чувствовал себя совсем новым, уверенным в себе человеком. Если начать борьбу, то в конце концов можно добиться всего.
      Поздно вечером в профсоюзный комитет прибежал взволнованный Дан. В комнате Хастона за списком грузчиков сидели Кларенс и Грегори.
      — Бандиты избили Дугласа!
      — Какого Дугласа?
      Грегори поспешно подошёл к Дану.
      После сбивчивого рассказа выяснилось, что на верфях во время перерыва Дан разговорился с пожилым грузчиком Дугласом, которого намеревался вовлечь в организацию борьбы с гангстерами. Во время разговора к ним подошёл некий Чинг, относительно которого давно существовало подозрение, что он является шпионом шайки. Дуглас поссорился с Чингом, и в тот же вечер старика в бессознательном состоянии нашли в пустом складе возле северной стороны.
      — Чинг подошёл и спрашивает, — повторил Дан. — «О чём это вы разговорились?» А Дуглас ему говорит: «Проваливай отсюда. Не твоё дело». А тот его спрашивает; «Давно ты такой храбрый стал?» А Дуглас ему.. .
      — Подожди! — прервал его Грегори. — Что ты ему успел сказать?
      — Кому?
      — Дугласу, конечно.
      — Ничего не успел. Я ему только сказал, что невозможно столько платить шайке. А он мне ответил, что лучше вообще не работать, чем столько получать.
      — Ну, хорошо. — Грегори облегчённо вздохнул. — Теперь самое опасное положение. Последние дни. Если бандитам удастся открыть людей, на которых мы опираемся, они постараются их убрать.
      — А как Дуглас? — спросил Кларенс.
      — Его в портовую поликлинику отвезли, — ответил Дан. — Ещё в себя не приходил. Три ребра сломано.
      Кларенс предложил навестить грузчика, но Грегори не поддержал его.
      — За поликлиникой могут следить. Каждый, кто к нему пойдёт, навлечёт на себя подозрение.
      На улице Дан сказал:
      — Як себе домой не пойду. Вдруг они ночью за мной придут. Ведь это я с Дугласом разговаривал, когда Чинг к нему пристал.
      Грегори дал Дану записку к своей жене.
      — Переночуешь у меня.
      Грегори должен был ещё по профсоюзным делам поехать на швейную фабрику. Кларенс пошёл проводить его до автобусной остановки и по дороге рассказал о ночном посеш,ении гангстеров.
      Когда он кончил, Грегори остановился и повернулся к нему.
      — С этим не шутят. Почему вы раньше не говорили?
      Кларенс пожал плечами.
      — Как-то некогда было.
      — Послушайте, — Грегори подумал. — Идите тоже ко мне ночевать. Как-нибудь переспите на полу вместе с Даном. А потом устроитесь где-нибудь.
      Но сегодня должно было прийти письмо от Люси, и Кларенс решил, что ещё одна ночь ему ничем не грозит. Если бандиты не появлялись до сих пор, вряд ли они что-нибудь подозревают.
      Грегори принялся его уговаривать, но репортёр был твёрд.
      — Завтра переберусь куда-нибудь к вам поближе. А сегодня переночую дома последний раз.
      Подошёл автобус Грегори, они попрощались, и Кларенс отправился домой.
      Он собирался поужинать в аптеке у Барли и заодно повидаться с её хозяином.
      Со станции метро он направился прямо к аптекарю, просидел у него около часу, и, простившись, вышел на Парковую.
      Уже стемнело, моросил мелкий осенний дождь. В лужах на асфальте отражался свет фонарей. Редкие прохожие торопливо пробегали навстречу репортёру.
      Кларенс шёл, расстегнув пальто и сунув руки в карманы. Он испытывал какое-то, не вполне ясное ему ощущение радости. Такое, какое бывает в детстве, когда, проснувшись, чувствуешь, что в жизни случилось что-то очень хорошее, и только потом вспоминаешь, что тебе вчера подарили велосипед.
      Кларенс попытался разобраться в этом ощущении.
      Он перебрал в памяти события последних дней и нашёл то, что искал. Это была встреча с Родом. Тем самым Родом, которого прогнали с работы как раз в день, когда Кларенс впервые отправился в порт.
      Они встретились на университетской, возле табачного магазина, лицом к лицу. У Рода был сосредоточенный вид торопящегося делового человека. Он на ходу сухо кивнул Кларенсу и прошёл мимо. И Кларенс тоже торопился тогда и почти сразу забыл об этой встрече.
      Но теперь он понял, что этот незначительный случай и вызвал в нём сейчас чувство удовлетворения. Значит, Род вовсе не погиб, уйдя из газеты. Он нашёл таких же, как он, и работает теперь с ними.
      Кларенс подумал, что они с Родом могли бы теперь пожать друг другу руки, как равные. Теперь нет уже того робкого, запуганного репортёра, который испытывал нервную дрожь всякий раз, когда его вызывали к начальнику отдела.
      Как давно всё это было! Прошло всего каких-нибудь две — три недели, если судить по календарю. Но в действительности его отделяет от 19 сентября целая историческая эпоха. Такое впечатление, что он и не жил тогда...
      — Разрешите прикурить!
      Кларенс вздрогнул и остановился. Задумавшись, он не заметил, что прошёл уже половину Парковой и стоял теперь на углу Восьмой, рядом с будкой телефонного автомата.
      Он рассеянно протянул спички коренастому мужчине в тёмном плаще с непокрытой головой. Тот прикурил и поспешно кинулся к автомату.
      Репортёр зашагал дальше. Какая-то особенность в лице мужчины привлекла его внимание. То ли это было выражение, уже встречавшееся ему, то ли какая-то неправильность в чертах.
      Пройдя несколько домов, Кларенс оглянулся. Мужчина, очевидно уже позвонивший, куда ему нужно было, шёл сзади. Его широкоплечая фигура в тёмном плаще выделялась отчётливо на фоне освещённого тротуара, но лица было не разглядеть. Напрягая память, Кларенс представил себе его глубоко сидящие глаза, широкие скулы, нос. Да, всё дело было в носе. Репортёр улыбнулся, догадавшись, наконец. Такие люди глядели со спортивных страниц каждой газеты. Мужчина, спросивший у него
      спички, был когда-то боксёром. У него был сплющенный нос.
      Впереди, в нескольких шагах от Кларенса лучи света падали на тротуар из освещённой витрины булочной.
      Репортёр вспомнил, что дома у него нет хлеба, и свернул в магазин.
      Знакомый продавец спросил его, почему перестала бывать миссис Кейтср и как здоровье девочки. Кларенс сказал, что жена уехала. Они поболтали несколько минут, затем, сунув под мышку пакет с хлебом, Кларенс вышел на улицу.
      Дождь кончился, от деревьев веяло свежим запахом листвы. На Парковой было уже совсем пусто.
      Репортёра дома никто не ждал, он шагал не торопясь. Разговор с продавцом вернул его мысли к жене н дочери. Люси сообщала в последнем письме из Минесоты, что работу найти трудно, но она уже ведёт переговоры в одной из газет и что бабушка балует Кэт.
      Кларенс знал, что ему ещё не скоро удастся увидать семью. Процесс против бандитов будет долгим, и до конца его на отъезд из города рассчитывать нельзя.
      Позади него возник шум быстро идущей машины. Кларенс обернулся. Большой автомобиль нёсся рядом с тротуаром, разбрызгивая скопившуюся у обочины воду. Кларенс едва успел отскочить к стене дома, чтобы брызги не попали на него.
      Хлеб .вывалился у него из под мышки на тротуар. Репортёр нагнулся, чтобы поднять его и, выпрямляясь, увидел позади себя, шагах в двадцати, того же мужчину, который спрашивал у него огня.
      Кларенс отряхнул подмокшую бумагу и пошёл. Автомобиль, качаясь на неровной мостовой, уходил всё дальше и скрылся впереди, возле железнодорожного переезда.
      Репортёр миновал меховой магазин с дремлющим на маленькой скамейке сторожем в толстом пальто и вдруг остановился, поражённый внезапной мыслью.
      Почему мужчина в плаще снова оказался позади него? Ведь в булочной он пробыл не меньше десяти минут. За это время мужчина должен был уйти далеко вперёд. А если...
      Кларенс посмотрел назад. Мужчина всё так же шёл невдалеке.
      и репортёр понял. Конечно, это бандит. Мужчина, очевидно, следил за ним уже давно. Может быть, от самого профсоюзного комитета. Возле аптеки он, видимо, подошёл, чтобы убедиться, что это именно тот, кого ему надо, и, убедившись, позвонил своим по телефону. Значит, его будут встречать где-нибудь здесь, на улице, а может быть возле самого дома.
      Но почему именно сегодня? Ведь бандиты не могут знать о его связи с профсоюзом. Как же им могло прийти в голову, что его не напугали их угрозы? Выдал ли всех их кто-нибудь из грузчиков, с которыми они разговаривали? Нет, не может быть. А что, если...
      Докси! Кларенс чуть не вскрикнул. Конечно, Докси, которому он проговорился сегодня о том, что знает людей из профсоюза. Докси сказал об этом Бирну, а тот позвонил Дзаватини. Ах, вот в чём дело! Ну что же, война так война!
      Он оглянулся. Бандит шёл позади, сохраняя всё то же расстояние. Мысли репортёра заработали с лихорадочной скоростью. Вернуться обратно к меховому магазину, пока гангстер ещё не дошёл до него? Нет. Старик сторож снаружи ничем не сможет помочь ему. А тот, что внутри, поднимет тревогу только если бандиты будут рваться в магазин. Идти вперёд? Но бандиты наверняка будут ожидать его на пустыре или возле дома. Повернуть назад навстречу боксёру, миновать его и пойти к центру города? А что там делать? Обратиться в полицию и сказать, что его преследуют бандиты, или просто подойти к первому попавшемуся полисмену? Но тот только посмеётся над ним. Полисмены на посту никогда не связываются с гангстерами из крупных шаек. Да и, кроме того, боксёр не позволит ему пройти мимо. Наверняка у него есть кастет и револьвер. Они никогда с этим не расстаются...
      Навстречу Кларенсу медленно шла пожилая сгорбленная женщина. Кроме неё, на улице не было никого.
      К собственному удивлению, репортёр не ощущал страха — только ненависть к Докси и гангстерам. Он вспомнил, как около двух недель назад, возвращаясь также от Б ар л и, он испугался какого-то прохожего. Тогда ему нечего было бояться, никакой реальной опасности не было, и тем не менее им овладел панический безнадёжный страх. А теперь страшная угроза была налицо, и он был спокоен.
      Значит, он победил свой страх. Тогда он боялся бандитов, они казались ему всесильными. Теперь он знал, что это не так.
      Он замедлил шаги и, прислушиваясь к звуку капель, падающих с крыш на тротуар, закурил. Что же всё-таки делать? Пожалуй, быстро идти вперёд, вбежать в будку телефона-автомата, в которой он прятался тот раз, и позвонить. Кому?.. Конечно, Грегори. Или Хастону. Если он застанет кого-нибудь из них дома, они тотчас выедут на помощь ему.
      На сердце у него потеплело, когда он вспомнил о них. Нет, теперь он не одинок. Он ускорил шаги и тотчас услышал, как человек сзади сделал то же самое.
      Впереди показалось два огонька. Приближался автомобиль. У Кларенса мелькнула новая мысль. Кинуться навстречу машине, стать на дороге, остановить её и объяснить, в чём дело. При людях бандит, преследующий его, не посмеет стрелять.
      Машина была уже недалеко. Кларенс быстрыми шагами сошёл с тротуара. Сзади раздался резкий свист. Не понимая, что это означает, но уже чувствуя, что сигнал относится к автомобилю, Кларенс стал в нерешительности.
      Неожиданно машина остановилась в двух шагах от него. Заскрипели тормоза. Задняя дверца со стуком растворилась.
      Кларенс понял, что это значит. Он бросился на тротуар. Но было уже поздно. Выскочивший из машины человек двумя прыжками нагнал его, занёс руку с чем-то блестящим в кулаке, и репортёр, ощущая внезапно вспыхнувшую резкую боль в затылке, повалился лицом на асфальт.
      Кларенс очнулся через полчаса. Он лежал скорчившись на какой-то трясущейся поверхности. Кругом была абсолютная темнота. Он чувствовал, как что-то тяжёлое давит на него сверху, и ощущал тупую боль в затылке. Рядом что-то рокотало. Пол под ним вздрагивал. Он вздохнул, напряжённо стараясь понять, что произошло.
      — Что, не очнулся ещё? — спросил чей-то голос над ним.
      Другой ответил.
      — Нет, лежит смирно.
      — А ты его не сильно двинул? Как бы он вообще не подох,
      — Нет, что ты! Я его только чуть-чуть и стукнул. Даже крови не было.
      Кларенс до боли прикусил губу. Он чуть не вскрикнул. Ах, вот в чём дело! Его схватили бандиты. Схватили и везут куда-то. Тряская поверхность под ним была кузовом автомобиля. Значит, это та самая машина, которая сначала обогнала его, а потом вернулась.
      Кларенс вздохнул ещё раз и сам сжал зубы. Очевидно, ему обернули голову какой-то тёмной материей. Потому и темно. А тяжесть сверху — это ноги бандитов. Они сидят на заднем сиденьи, а ноги положили на него.
      У него очень затекла рука, подвёрнутая под грудь, но он не решался шевельнуться. Пусть думают, что он ещё не пришёл в себя.
      Отрывочные мысли одна за другой мелькали в его сознании. Куда его везут, где они сейчас едут?
      Он прислушался, стараясь сквозь шум мотора уловить звуки уличного движения. Но вокруг было тихо. Казалось, что машина мчится в пустоте. Значит, они уже за городом. Где-нибудь на пригородном шоссе.
      Куда же они едут? Наверное, в какое-нибудь укромное место, где бандиты обделывают свои дела.
      Много раз в газетах ему приходилось читать эти строчки: «Похищен такой-то... Найден убитым такой-то». Они с Люси всегда равнодушно пропускали такие сообщения. Обычно речь в таких случаях шла о профсоюзных организаторах, о тех, кого называли «красными». Кларенс сам никогда даже не пытался представить себе, что может существовать человек, которого гангстеры схватили и везут на расправу и гибель. Какие мысли овладевают им в этот страшный час?
      И вот теперь это пришло к нему. В газетах напечатают: «Похищен Кларенс Кейтер, ранее работавший репортёром в „Независимой"». А может быть, и не напечатают ничего. Пожалуй, это вернее.
      Зачем они везут его? Почему его не убили сразу? Очевидно, они хотят узнать от него что-нибудь.
      Тяжесть, давившая ему на спину, переместилась. Чей-то голос сказал:
      — Я лучше посмотрю, жив он или нет. Если он умрёт. Обезьяна нам задаст.
      — Ну посмотрим.
      Кларенса приподняли. Он закрыл глаза,
      Бандиты сдёрнули материю у него с головы; он почувствовал сквозь веки свет, ударивший ему в лицо.
      — Жив, — сказал один из гангстеров. — По-моему, он даже в себя пришёл. Притворяется.
      — Ну, бросай его обратно.
      Его опустили на пол лицом вниз.
      «Обезьяна»! Обезьяна — это Боер. Ах, вот в чём дело! Он нужен Боеру. Впрочем, какая разница? Боер или кто-нибудь другой...
      Зачем же он им понадобился? И вдруг беспощадная страшная правда молнией сверкнула в его сознании. Они хотят узнать у него, что сделано в порту. Хотят узнать имена грузчиков, — может быть, день обш,его выступления. Они будут пытать его.
      «Господи, боже мой!» — Кларенс покрылся холодным потом. И из этой чаши ему придётся испить...
      Машина шла ровно, не снижая и не повышая скорости. Глухо рокотал мотор. Бандит, сидевший за рулём, — коренастый мужчина со сплющенным безобразным носом — напряжённо всматривался в бегущий ему навстречу чёрный асфальт. Стрелка спидометра вздрагивала на 60-ти.
      Откуда может явиться помощь? Завтра утром он не придёт в профсоюз, и Грегори тотчас поймёт, что дело не ладно. Люди кинутся разыскивать его. Хастон, Стил, может быть, та девушка, которая неприветливо встретила его, когда он появился впервые у швейников. Может быть, тот рабочий, у которого они сидели так долго однажды вечером. Они побегут в полицию, они пойдут в редакции газет. Они не оставят его, нет. В этом он был уверен. Хастон и его товарищи не успокоятся. Нет. Это не такие люди. Они привыкли брать на себя заботы каждого, горе каждого, боль каждого.
      А он сам? Хватит ли у него сил выдержать пытки? Сможет ли он взять на себя боль и муки, которые они предназначают другим — грузчикам в порту, швейникам, Розите Каталони?
      Репортёр судорожно вздохнул, лёжа на дне автомобиля. Он знал теперь, что находится на самом переднем рубеже. Добро и зло сошлись в смертельной схватке, и .линия этой борьбы проходила через его сердце...
      Автомобиль резко замедлил ход. Шофёр вывернул направо с шоссе. Некоторое время машина шла просёлочной дорогой; маленький сказал:
      — Стой! Кажется, это Альберт встречает.
      Бандит за рулём поспешно выключил сцепление и нажал на тормоз.
      Мотор сделал несколько оборотов на холостом ходу и заглох.
      Тот, кого маленький назвал Альбертом, отворил дверь и тревожно спросил:
      — Ну что, привезли?
      — А как же, — ответил верзила.
      Он выбрался из машины вслед за маленьким и дёрнул Кларенса за полу пиджака.
      — Выходи.
      Репортёр решил, что уже нет смысла притворяться. Что должно прийти, всё равно придёт. Несколько минут не имели значения.
      Кларенс приподнялся, но забытая уже боль в затылке вспыхнула вновь, он упал.
      Верзила дёрнул его на себя и вытащил из машины., Кларенс больно стукнулся подбородком о подножку. Он едва не застонал, но сдержался. Это только начало. Самое главное впереди.
      Бандиты поставили его на ноги и встряхнули.
      Кларенс огляделся. Ночь была безлунная. Они стояли на каком-то лугу. Свежий запах травы ударил репортёру в ноздри. Но ему сейчас было не до этих ощущений. Впереди темнел контур небольшого, очевидно двухэтажного, здания. Это и была цель их путешествия.
      — Надень мешок, — сказал Альберт.
      — Какой смысл? — возразил маленький. — Он уже отсюда всё равно не уйдёт.
      Тем не менее он покорно набросил на голову репортёра мешок из плотной материи.
      Бандиты взяли Кларенса за руки. Сначала его вели по гравию, затем по траве. Скрипнула какая-то дверь. Значит, они подошли к дому. Он взошёл на несколько ступенек вверх, затем прямо по гладкому полу, направо, налево, ещё направо и вниз. Вниз на десять ступенек, поворот, ещё на десять вниз. Сердце билось у него часто-часто. Он несколько раз судорожно вздохнул, чтобы успокоить его.
      Кто-то сдёрнул с его головы мешок, и яркий свет брызнул ему в лицо. Кларенс зажмурился, ослеплённый, затем открыл глаза.
      Он находился теперь в низкой комнате без окон, со сводчатым потолком. Помещение было ярко освещено одной лампочкой, которая на коротком шнуре спускалась прямо перед ним. Бетонные стены комнаты чисто выбелены. Мебели совсем мало — один большой стол в углу, ещё один низкий с отполированной гладкой поверхностью и несколько стульев. Кроме того входа, через который они попали сюда, в помещении была ещё одна маленькая фанерная дверь.
      — Вот мы и дома, — сказал верзила со шрамом на щеке.
      Боксёра не было в комнате. Маленький поспешно подошёл к столу в углу комнаты и принялся рассматривать какие-то бумажки.
      У Кларенса ослабли ноги, и он оглянулся. Верзила толкнул его к стулу.
      — Садись.
      Он сел сам и закурил, бросив спичку на пол.
      Наступило молчанье. Кларенс слышал, как тикают часы на руке у верзилы и как напряжённо бьётся его собственное сердце.
      То, что в комнате не было окон, делало её ещё более зловещей. Отсюда, через бетонные толстые стены не прорвётся ни стон, ни крик о помощи. Минуты тянулись для Кларенса бесконечно.
      За дверью, через которую они вошли сюда, раздались шаги. Кларенс привстал, нервы были напряжены у него до предела. Вот сейчас начнётся. Вот сейчас.
      Дверь рывком распахнулась, и в комнату поспешно вошли трое. Первым был Боер. Репортёр едва узнал его. На нём был тёмный, с иголочки, костюм, ослепительно белая накрахмаленная рубашка.
      За ним следовали Альберт и боксёр.
      Боер, не глядя на Кларенса, быстро прошёл к столу, где маленький разбирал какие-то бумаги.
      — Ну что, есть что-нибудь?
      — Пока ничего, — ответил маленький.
      — Дай, я сам посмотрю.
      Он присел на стол и вырвал какой-то листок из рук маленького.
      Он был так разительно не похож на того Боера, которого Кларенс видел в порту — медлительного, вежливого, обязательного и даже чуть застенчивого, что репортёр по-
      думал, не ошибся ли он. Но тяжёлые длинные руки и угрюмый нависший лоб убедили его в том, что перед ним тот, кого он когда-то принимал за грузчика.
      Альберт и боксёр тоже подошли к столу.
      — Где вы его взяли? — голос у Боера был резкий и нетерпеливый.
      — Недалеко от аптеки на Парковой, — поспешно ответил маленький.
      — Кто-нибудь видел?
      — Нет, никто.
      — Хозяин не звонил?
      — Нет, не звонил, — ответил Альберт. — Я всё время сидел у телефона, только вышел их встретить..
      — За Хастоном и Грегори следят?
      — Там Молтби и Индеец.
      — От них ничего не было?
      — Нет, пока ничего.
      За всё время, пока происходил этот разговор, Боер ни разу не взглянул на Кларенса. Он вёл себя так, как будто репортёра, которого по его приказанию привезли сюда, и не было Б комнате.
      Кларенс глубоко вздохнул, сидя на скамье. Страх его начал проходить, вытесняемый холодной, презрительной ненавистью.
      — Ну ладно, — сказал Боер. Он поспешно соскочил со стола, обошёл его и сел на стул. — Джон и Фонда наверх. — Он кивнул по направлению к двери. — Сидите у телефона.
      Боксёр и маленький поспешно вышли.
      Некоторое время Боер продолжал рассматривать оставленные маленьким на столе бумажки. Затем он поднял голову и посмотрел на Кларенса. Взгляд у него был угрюмый и встревоженный.
      — Идите сюда, Кейтер.
      Бандит со шрамом на щеке встал и, схватив Кларенса за рукав пиджака, дёрнул его.
      Репортёр поднялся и подошёл к столу. У него пересохло в горле, и он откашлялся. Только не показать, что ему страшно, только не показать этого.
      Боер посмотрел на репортёра долгим внимательным взглядом.
      — Садитесь.
      Кларенс опустился на стул.
      — Так вот, — сказал Боер. — Сейчас вы нам назовёте имена грузчиков, с которыми профсоюз связан в порту, и расскажете, что уже сделано и что предполагается.
      Кларенс молчал.
      — Когда вы это сделаете, — Боер вытащил сигарету и закурил, — вы тотчас уедете к своей жене и дочери. Только не пытайтесь обманывать меня. У нас найдутся способы проверить.
      Репортёр продолжал молчать. Презрительно выпятив нижнюю губу, Боер нетерпеливо постучал ногтями по столу.
      — Если нет, — Боер помедлил, — мне придётся заставить вас говорить. Имейте в виду, что вы всё равно скажете. Только это вам дорого обойдётся.
      Кларенс молчал, и Боер, усмехнувшись, поманил к себе Альберта.
      — Посмотрите, у него и не такие, как вы, начинали разговаривать.
      Репортёр поднял голову, и холодная дрожь прошла по всему его телу. Из провалившихся глазниц бандита смотрели вздрагивающие зрачки сумасшедшего.
      Альберт шагнул вперёд и вдруг быстро протянул к горлу репортёра большие белые кисти с тонкими пальцами. Кларенс отшатнулся.
      Верзила позади него захихикал.
      — Ну вот, — сказал Боер. — Полюбовались. Теперь даю вам пять минут на размышление. Вот смотрите.
      Он снял с руки часы и положил их на стол перед Кларенсом.
      — Ровно пять минут. Первая уже идёт.
      Он молча кивнул Альберту, и тот, отойдя за стол, вытащил ящик и принялся вынимать оттуда какие-то блестящие металлические предметы. Он потирал руки и что-то бормотал себе под нос.
      Бандит позади опять захихикал, как бы в предвкушении чего-то очень весёлого и занимательного.
      На мгновенье вся обстановка комнаты без окон, фантастически худое и отталкивающее лицо Альберта, хихиканье верзилы за спиной — всё показалось Кларенсу каким-то диким сном.
      Ведь так не может быть на самом деле. Не должно быть.
      Но затем он покачал головой. Всё это есть. Это не сон. Злоба к бандитам вспыхнула в нём и погасла. Они не были людьми. Просто что-то вроде язв на здоровом теле человечества. Их нужно отсечь, отрезать и втоптать в землю. Сжечь, чтобы убить весь яд, в них заключающийся.
      — Три минуты прошло, — сказал Боер.
      Три минуты! Значит, жить ему остаётся две. Напрасно Боер надеется, что он расскажет им что-нибудь. Ведь рассказать значило уступить им мир, весь мир здоровых, честных и добрых людей. Таких, как Люси, как дочь, как Хастон или тот старик с его глухой девочкой, у которого они долго сидели. Таких, как тот шофёр, который тогда в порту подвёз его к северной стороне...
      — Осталась одна. — Боер навалился на стол, в упор глядя на Кларенса.
      Одна! Значит, он сейчас умрёт. Не сразу, но умрёт. В конце концов это было не так уже важно. Самое главное в том, чтобы не погиб мир.
      — Всё!
      Боер убрал часы.
      — Где сейчас ваша жена, Кейтер?
      Жена! Кларенс посмотрел на листки, лежавшие на столе. Ах, вот что они всё время просматривали. Это бумаги и записи, которые они ещё в автомобиле вытащили у него из карманов. Острая радость пронизала его. Письма приходили на имя Роджерсов, как они договорились с Люси. С собой он не носил конвертов. Поэтому бандиты не узнают её адреса.
      Здесь же его записная книжка. Но Грегори уже давно предупредил его, что ничего, касающегося порта и профсоюза швейников, нельзя носить с собой: ни телефонов, ни имён, ни адресов.
      — Ну что же, — сказал Боер нетерпеливо. — Он молчит. Начинай, — он кивнул Альберту.
      Верзила сзади схватил руку репортёра, вывернул её за спину и подтащил Кларенса к Альберту. Тонкие пальцы, как клещи, схватили ладонь Кларенса.
      На мгновение Кларенсу показалось, что он опустил руку в расплавленный металл. Боль была такой резкой, такой неожиданно несправедливой, что он был уверен, если она не кончится сейчас, сию же секунду, то разрушится весь мир. Боль казалась несовместимой с существованием мира.
      Задохнувшись, закусив губу, он дёрнулся со всех сил, но верзила обхватил его ещё плотнее, и боль росла, захлёстывая всё тело. Кларенс дёрнулся снова, красный туман поплыл у него в глазах.
      Боль кончилась и, к удивлению Кларенса, мир не разрушился от этой несправедливости. Потолок комнаты качался, но это был тот же потолок.
      В тумане перед ним возникло уродливое лицо Альберта, потом другое лицо. Это был Боер.
      Как будто из другой комнаты репортёр услышал слова:
      — Ты полегче. А то он долго не выдержит.
      Потом его снова посадили на стул. Боер что-то говорил ему о Хастоне. Хастон! Грузчики. Пользуясь передышкой, Кларенс загонял эти слова куда-то дальше в сознание, чтобы они не сорвались у него с языка. Хастон и грузчики. Он напластовывал на эти понятия всё новые и новые мысли и, наконец, поверх всего сумбура воспоминаний, видений и ощущений всплыли слова: «Теперь мы сами должны вступить в бой»... Да, да. За это следовало держаться. Генри Торо был замечательный лирик. Он выступал за негров.,,
      Надежда 257
      Снова его настигла боль, и опять Боер что-то спрашивал, но всё, что гангстеры хотели знать, было спрятано далеко-далеко.
      Бандиты сорвали с Кларенса одежду и положили его обессилевшее тело на низкий стол.
      — Приступайте, — сказал Боер.
      В середине ночи сам он поспешно уехал на совещание с Дзаватини; к Альберту и верзиле со шрамом присоединился маленький.
      Втроём они продолжали терзать Кларенса в течение нескольких часов. Голова репортёра падала, он уже не мог держать её прямо. Всё его тело было залито кровью, и невредимыми остались только серые глаза, которые уже не видели бандитов, а смотрели куда-то дальше, за стены подвала.
      К утру, вытирая вспотевшее лицо, Альберт сказал:
      — Я тоже не каменный. Надо отдохнуть хоть полчаса.
      Верзила рассматривал окровавленные руки.
      — Пойдём наверх, выпьем.
      Кларенс лежал без сознания. Маленький с верзилой втащили его в чулан за фанерную дверь и бросили там на пол.
      — Боер нам задаст, — сказал маленький трусливо.
      — Пускай сам возится, — ответил Альберт. Он взглянул на распростёртое тело репортёра.
      — Он теперь в себя придёт не раньше чем часа через два.
      Они плеснули воды в лицо Кларенсу и ушли наверх, заперев фанерную дверь.
      Кларенс очнулся уже в середине дня. Ему казалось, что несколько огромных хищных птиц вцепились в него своими острыми когтями и сжимают их всё сильнее и сильнее. Чтобы отогнать птиц, он дёрнулся; тотчас резкая горячая боль полыхнула по всему его телу, и он окончательно пришёл в себя.
      Он лежал на спине на холодном сыром полу. Кругом было темно, только справа от него возле головы по самому полу пробивалась узкая полоска жёлтого электрического света. От холодного пола спине было хорошо, но руки, ноги, живот и даже лицо горели, как в огне.
      Он попытался повернуться на бок, но где-то в плече боль сразу взорвалась с такой силой, что он вскрикнул и опять расслабил тело.
      кругом было тихо. Значит, пытки кончились. Какая-то неясная тревога возникла в его сознании; он закусил губу, стараясь понять, что это такое. Ему никак не удавалось собрать свои мысли.
      Бандиты... Бандиты привезли его сюда, а потом.. . Перед ним выплыло бледное лицо Хастона. При чем же здесь Хастон? Бандиты и Хастон... Какая же здесь связь?.. Потом Боер положил перед ним часы. Зачем часы?
      Умственное усилие утомило его, он закрыл глаза и пролежал несколько минут, ни о чём не думая и прислушиваясь, как где-то в руке, в пальцах, возникала, развёртывалась, доходила до предела и гасла режущая боль.
      За дверью послышались шаги... ещё и ещё. Кто-то громыхнул стулом. Кларенс знал, что эти звуки имели к нему какое-то отношение. Что-то надвигалось. С огромным усилием он чуть-чуть праподнял голову и опустил её. Кто-то должен был сейчас войти к нему. Кто? Конечно, бандиты. Но зачем?
      Ему стало страшно, что тот, кто войдёт, застанет его в этом состоянии, когда он не понимает, что он должен делать и чего не должен. В состоянии, когда не собраны и не приведены в порядок мысли. Репортёр сжал зубы. Мысли стремительным потоком бушевали в его сознании. Бандиты... Оглохшая девочка... труп Бенсона на земле возле склада... опять бандиты... Хастон...
      Кларенс напрягся и последним усилием вдруг понял всё. Бандиты пытали его, но он ничего не сказал. Не сказал. Он выдержал.
      При этой мысли он почувствовал такое глубокое облегчение, что даже боль оставила его на мгновенье. Он вздохнул полной грудью и закрыл глаза.
      Он выиграл своё сраженье. Он победил в том тяжёлом бою, который пришёлся на его долю.
      За дверью чей-то голос говорил:
      — Так целую ночь не спать, глаза на лоб вылезут.
      Другой ответил ему:
      — Теперь все сутки спать не будем, раз в порту такая каша заварилась.
      Третий голос, помедлив, сказал:
      — Ну что, ребята, берёмся за него опять?
      — Подожди, закурим. Покажи-ка твою колоду. Как ты делаешь?
      — На.
      — А почему у меня не выходит?
      — Нужно вот так держать. Тогда внизу всегда будут бубны.
      — Дай-ка мне.
      За дверью заспорили. Кларенс продолжал думать. Сначала был Петро Каталони. Он ничего не успел сделать. Только отказался платить, и бандиты убили его. Но за Каталони пошёл Бенсон. Он не побоялся рассказать всё Кларенсу. Бенсона тоже убили, но Кларенс уже не мог бросить этого. Если бы он бросил, разорвалась бы какая-то нить... Впрочем, её, наверное, подхватил бы кто-нибудь другой. Но не сразу. А теперь за это взялись парни из профсоюза. Значит, выходит, что Каталони умер недаром...
      — Ну правильно. Или бубны, или картинки... А я раз видел, как один парень накла.1ку делал. В железную дорогу играли. Он вот здесь карты держал.
      .. .Им ещё очень трудно придётся в порту. Но начало уже положено. Как жалко, что он раньше не знал этих ребят из профсоюза швейников! Он всю жизнь боялся чего-то, старался отгородиться от других и только когда ему осталось жить так мало, узнал, как много хороших людей. Если бы он раньше знал, он не был бы таким пугливым. Как же Люси будет жить без него? Трудно ей придётся с девочкой...
      — Вот дай сюда колоду. Видишь, здесь пиковая дама. Теперь смотри... Раз! И нету.
      — Да, нету. Вон она в рукаве.
      — Где в рукаве? Смотри, нету,
      — Да вот она.
      — Да, правда. Сейчас у меня не вышло. Быстрее надо делать. Смотри ещё раз.
      — Да брось ты. Всё равно не выходит.
      — Тише вы! Кажется, Фонда спускается. Спрячь карты.
      За дверью прогрохотали шаги. Кто-то новый поспешно вошёл в комнату. Затаив дыхание, Кларенс слушал.
      — Вы тут в карты играете, а в порту чёрт знает что делается. Вставайте! Нужно всё убрать и ехать.
      — Что ты орёшь-то. Куда ехать?
      — В порт. Сейчас Боер звонил от Дзаватини. Он уже выехал. Сказал всё здесь ликвидировать.
      — Да скажи ты толком, что там случилось.
      — Что случилось! А то, что эта профсоюзная газета вышла, и на три полосы — всё о порте. И про этого репортёра тоже. Они ещё ночью сделали весь тираж. А сейчас в порту газета у всех в руках. Грузчики уже бросают работу.
      Хриплый голос продолжал рассказывать. Но Кларенс уже не слышал дальнейшего.
      Значит, в порту началось! Порт проснулся! Он был счастлив, как никогда в жизни. Молодец Грегори! Как же он успел сделать? Кто ему сообщил так скоро? Может быть, Барли? Нет. Он не видел, как его похищали. Тогда продавец в булочной. Он как раз собирался запирать, когда Кларенс вышел. Он увидел и побежал к Барли, Знает, что они приятели. А тот кинулся в профсоюз... Вот как много хороших людей!..
      За дверью грохотали столы.
      — Кровь сотри! — командовал чей-то голос.
      Они всё тут убирают. А что же они сделают с ним? Наверное, убьют.
      Как бы отвечая на его мысли, чей-то голос спросил:
      — А что с этим делать, с репортёром?
      — А он ещё жив? Прикончить, конечно. Пристрели его.
      Значит, его сейчас убьют. Что же делать? Что же делать? Надо попробовать встать. Нехорошо умирать лёжа. Пусть эта сволочь знает, что он их не боится.
      Задыхаясь от боли, он повернулся на живот. Надо попробовать подтянуть одну ногу. «Нет, эту я не могу, другую. Так».
      Сейчас он умрёт. Но он им показал, что он такое. И Боеру, и Бирну, и Докси. Они его не забудут. Им теперь будет всё труднее и труднее. Он вступил в бой и выиграл его. Хорошо Торо сказал: «Теперь надо самим сражаться». И грузчики в порту его не забудут...
      Со страшным усилием, держась за стену, он встал на колени.
      Если бы ребята знали, как он сражался здесь один! Они, наверное, узнают. Эй, фермер в Арканзасе! Как тебя звать? Джордж Донан. Привет тебе от репортёра Кларенса Кейтера. Он вступил в бой и выиграл его.
      Ему, наконец, удалось встать совсем. Он прислонился к стене. Кровь струилась у него из раны на
      щеке, но глаза смотрели твёрдо.
      Верзила рывком отворил дверь и отскочил.
      — Он встал, ребята! Альберт бросился к верзиле и толкнул его вперёд.
      — Ну, стреляй, дубина! Он сам торопливо вытащил из заднего кармана брюк револьвер и, не целясь, выстрелил три раза подряд.
      Кларенс уже не видел их лиц. Перед ним внезапно появилась Кэт, маленькая, круглоглазая. Он хотел что-то объяснить ей, но вдруг почувствовал, что какая-то сила уносит его от неё всё дальше и дальше. Люси начала говорить девочке о нём. Он уже не апышал, что именно, только знал, — что-то очень хорошее.
      Тем временем в порту грузчики бросали работу и шли к главным воротам. Маленькие группы сливались вместе.. Людей становилось всё больше и больше. У многих в руках была газета швейников. Люди возбуждённо переговаривались, двигаясь по закоулкам между складов. Когда две большие толпы встречались, люди приветствовали друг друга.
      Возле 14-го агентства из-за склада выскочил Боер с двумя роачыми парнями, с изуродованными лицами профессиональных боксёров. Прямо на них шла толпа человек в сорок.
      Лицо у Боера покраснело. Губы дрожали.
      — Куда! — Он выхватил револьвер. — Куда! Стойте, иначе стреляю.
      Но кто-то, вынырнувший сбоку, ударил его по руке. Пуля взвизгнула и унеслась в белесоватое осеннее небо.
      Боер огляделся. Он хотел бежать, но высокий грузчик с силой ударил его тяжёлым кулаком прямо в лицо, и он повалился на землю, крича от боли и страха.
      Тем временем на окраине города в районе фешенебельных особняков из дверей двухэтажного дома выбежал бледный маленький черноволосый мужчина. Это был Дзаватинн.
      Подпрыгивая от пстерпепия, он дождался автомобиля, подкатившего к самым дверям дома, и кинулся на заднее сндспьс.
      — Скорей! Скорей! — Он кулаком ударил шофёра в спину. Он был жесток и труслив и боялся, что полиция вынуждена будет арестовать его.
      В порту толпа заполнила всю площадь у главных ворот. На собранную из бочек трибуну взобрался Хастон.
      — Товарищи! Сегодняшний день должен стать днём освобождения портовых рабочих от власти бандитов. Это только первый шаг в нашей борьбе, но он уже сделан благодаря мужеству таких людей, как грузчики Петро Ката-лони и Бенсон, как смелый борец за дело американских трудящихся — репортёр Кларенс Кейтер...
      Прерывая его речь, загудели сирены пароходов. Это матросы выражали свою солидарность поднявшимся на борьбу грузчикам.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru