На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

Ильина, Шоколад. 1922 г.

Вера Васильевна Ильина

Шоколад

Повесть в стихах для отрочества

*** 1922 ***


PDF



Прислала Я. В. Кузнецова.
_______________

 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

Часть первая
Мечты о шоколаде.

1.

Зайдём-ка во двор
На Малой Пресне.
Он, верно, многих
Дворов интересной.

В огромном городе одном
Стоял домина важный,
Во двор гляделся, как на дно,
Стеной семиэтажной.

Парадных с улицы не счесть,
Вели наверх, в хоромы.
В подвалы ж тёмные — бог весть
Кому был путь знакомый.

Здесь с белой утренней поры
Работой гнули шеи
Сапожники и столяры,
Портные, прачки, швеи.

Меж тем, как рыла детвора
Из мусора пригорки
И в каждом уголке двора
Ютилась, словно в норке.

Сбивали козны там и тут
Тяжёлою свинчаткой,
Часами резались в лапту,
Играли в жмурки, в прятки.

Тряпичных кукол укачав,
Как взрослые, чин-чином
Сидели девочки, ворча,
На разные кручины:

«Слышь, бакалейщик, старый пёс,
Дал тухлую селёдку;
Ребята смаялись, — понос,
Знай, воют во всю глотку».

«Машурку барыня опять
Прибила за стаканы,
А барин топает: Прогнать!
Не слуги, а болваны!»

По вечерам, кому не лень,
Тянули дружно песни.
Так проводили долгий день
В Москве на Малой Пресне.

2.

А теперь поближе подойдём.
Да взглянем, нам жили дети,
У которых никогда
Не было нянек.

Ложились рано. Керосин
Час от часу дороже.
На ужин часто хлеб один,
Да квасу пара ложек.

Чумазый маленький народ
Не знал утех отрадных
Мусолить лакомствами рот:
«Краюха есть, и ладно!»

Пирожных не держал в уме,
Не дул капризно губы;
До дня получки сам умел
Держать на полке зубы, —

Лишь туже стягивал живот
В протёртые штанишки.
Так проходил за годом год.
Но... есть на свете книжки.

3.

Кто и селёдке
Как празднику, рад,
А кому навяз
В зубах и шоколад.

Какой-то юный грамотей
Принёс, судьбой обласкан,
Раз книжку, полную затей,
Под заголовком: «Сказки».

Каких не вычитал чудес
Взволнованный народец:
Есть небо, не клочек небес
Здесь втиснутый в колодец.

Есть бабочки, трава, цветы,
Деревья, горы, поле,
И птиц, — не в клетку запертых, —
Видали там, на воле.

Там сытых, ряженых ребят
Никто не бьёт, не дразнит,
И все какой-то шоколад
Дают им каждый праздник.

Все рот раскрыли: вот так сказ!
А Ваня мальчик дошлый:
«Что ж шоколада нет у нас,
Коль он такой хороший?»

«Какой он? каждому хоть раз
Отведать довелось бы!»
С тех пор на старших сотни глаз
В слезах струили просьбы.

Но трудовой был тощ карман,
И глух к нужде ребячьей:
«Была-б одёжа, да корма,
А так, — пущай поплачут!»

Не всё же маяться.
И для трудового народа
Пришла, наконец,
Золотая свобода.

Но вот пришёл весёлый год,
С подвалом распростились,
Семья не хлеб один жуёт,
Просторней расселились.

Отец и спину распрямил:
Накланялся довольно!
«Держись вольготней, брат Ермил,
Теперь народ мы вольный,

Теперь заказчик, жадный плут,
Семь шкур содрать не смеет,
Самих их чёрным ходом прут
На улицу лакеи».

4.

У всех с здоровой парой рук
Найдётся труд и плата.
На собственные дыры, друг,
Налаживай заплаты.

«А ты, пострел из пострелят,
Крепись, Ванюша, значит.
Пусть баре лыжи навострят,
Никто об них не плачет.»

«Житьё пойдёт у нас теперь!
Не все глодать об'едки.
А уж для вас, найдём, поверь,
И булки и конфетки.»

5.

Ребята учатся,
Сыты, обуты, одеты.
А хвалёного шоколада
Всё нету и нету.

Ребята в школе. Книга им
Раскрыла щедро тайны.
Весь мир стал близким и своим,
Досель необычайный.

Для них не чудо паровоз,
И пусть аэропланы
По воздуху, как рой стрекоз,
Летят в любые страны:

Всё это дело грубых рук
Отца, соседей, дяди.
«Мы тоже выростем и штук
Не хуже поналадим!»

А летом валятся в поля
Волной переселенья.
Весь чистый воздух, вся земля
Даны им во владенье.

В усадьбе «Заячья нора»
Весёлый гам колоний.
Ликующая детвора
У солнца не в загоне:

Так пышет жар от шей и скул,
От бронзовых коленок, —
Ну, вдруг какой-нибудь пискун
Затлеет, как полено!

В речонку лезут поутру:
Кто вплавь, кто ищет брода.
А после, за здоровый труд
В садах и огородах.

Грибы пошли, — весь день в лесу,
У всех полна кошолка;
Орехов свежих принесут
В бездельный час пощёлкать.

До самой ночи толчея.
И только, — сон-то нужен, —
Крикливой стаей галченят
Слетаются на ужин.

На воздухе живей игра,
Родятся сами песни. —
Деревня настоящий рай
Ребятам с пыльной Пресни.

Лишь незабытая мечта,
Прочитанная в сказке,
Слезой туманит иногда
Младенческие глазки:

Заветный жданный шоколад
Опять всё только снится,
Им каждый край чужой богат,
Но это — заграница.

6.

Нынче жизнь ребячья
Покатилась на новый лад:
Взяли малыши и
устроили «Центрошоколад».

Собрали малыши совет,
Постановили скопом:
Немедля разослать привет
В Америку, в Европу.

«Сперва сношенье заведём,
Пусть знают наш обычай!
Столкуемся, да и пойдём
За дорогой добычей.»

Вот создан «Центрошоколад»
Отделы, подотделы.
В заботе каждый. Кто не рад
Служить такому делу!

Ванюша главный комиссар.
Он первый, чуждый лени,
Полез науке в небеса
По трудовой ступени.

«Что ж, надо осветить вопрос,»
Собранью он заметил,
«К отцу пойду. Отец хоть прост,
А что-нибудь да сметит.»

«Узнаю всё, и цвет, и склад
А там, — клянусь вам братья, —
Сам, заграничный шоколад
Берусь для вас достать я».

7.

Кто его знает,
Каков шоколад на вкус.
Только по мошне господской
И был этот кус.

И вот наш маленький герой
К отцу ворвался птицей, —
Ермил же с митинга домой
Едва успел ввалиться.

«Отец, ты умный и не трус
Поговорить в совете, —
Скажи, какой на вид и вкус
Есть шоколад на свете?»

«Не знаем мы. Но этот клад -
Добыть себе сумеем».
«Видал я, Ваня, шоколад
У разных богатеев,

А есть, признаться, не едал.
И не имел охоты:
Была мне без того беда
С оравой полоротой.»

Вот так-то Ваня приутих.
Ермил к столу склонился.
И сладкой тяжестью на них
Глубокий сон свалился.


Часть вторая.
Как Ваня во сне добывал шоколад

1.

Путь к шоколаду
Знаком не всякому.
А потому, пожалуй.
Начнём поляками.

И снится Ване чудный сон:
С отцом, шагая рядом,
В далёкий путь пустился он,
В поход за шоколадом.

Но где ж искать? — Мудрён вопрос.
Отец-то знал побольше:
Ему однажды довелось
Стоять с войсками в Польше.

Небось, три года воевал,
Жил, раненый, в Варшаве.
«А шоколад-то там бывал.
Туда и путь направим».

2.

Богачами придуман
Войны позор.
Для них это нажива
А беднякам раззор.

Их хмуро встретил Польский край:
Сожжённые фольварки,
Дома без крыш, вороний грай
На месте схваток жарких;

Поля вкруг жалких деревень
Все в рытвинах, в морщинах;
Кой-где мелькнёт через плетень
Засохшая рябина,

Да никнет жёлтой головой
Подсолнечник забытый;
У мужиков не молкнет вой:
«Шагни, вон, из избы-то,

Вишь наворочали в земле
Снарядов этих рыжих, —
Из страшных ям на много лет
Ни зёрнышка не выжать.»

Ребят не видно и следа,
Ни шума нет, ни драки:
Их всех перевела нужда,
Подохли и собаки.

А ветер, с голодом в ладу,
Всё взял в своё владенье
И гонит тяжкий, мёртвый дух
С былых полей сраженья.

«Эх, разнесчастная страна!»
Вздохнул Ермил, а Ваня
Заплакал: «вот она, война!
Мы воевать не станем».

3.

Ванюша гнёт.
Да гнёт свою линию:
Не нашли в Варшаве,
Найдём в Берлине.

Дорогой встретили парней
Пять-шесть. «Здорово, братцы!
Как бы отсюда поверней
В Варшаву нам пробраться?»

«Работы, что ли, поискать?
Мы сами лишь оттуда,
Там знают только в шею гнать,
Не люди, а Иуды!»

Растолковал тут, как умел,
Ванюша, что им надо.
«Да что ты, дурень, иль счумел?
Дадут вам шоколада!»

«Ясновельможные паны
Не пустят вас и в сенцы.
Ведь шоколаду нет цены.
Идите лучше к немцам!»

«Вон длинный Янек целый год
Работал раз в Берлине.
Ну, город! День-деньской народ.
Шум, лязг трамвайных линий».

Дома огромные стоят,
Как на смотру солдаты:
Все серые и в ровный ряд
Асфальтами зажаты,

От чада фабрик неба даль
Дымится словно печка:
Там и для солнца-то едва ль
Есть чистое местечко!

3ато в делах не простаки,
Уж не увидишь праздных!
Работа всякая с руки
Им на заводах разных.

„Сноровистее немца нет:
Сготовит сколько надо
Машин, и сукон, и конфет,
И, значит, — шоколада.

4.

Немецкий рабочий
Тоже не тряпка,
Даёт буржуям
И он по шапке.

Но и в Берлине ни куска
Не удалось, хоть тресни,
Продукта редкого сыскать
Скитальцам с Малой Пресни.

Зато в кварталах трудовых
Понасмотрелись голи,
На лицах бледных и худых
Прочтя о горькой доле.

У заморённых матерей
В грязи, в нужде и стуже
Родятся дети без ногтей
И умирают тут же;

На фабриках штрафуют, жмут,
А пикнешь, — рассчитали;
Одной картошкой лишь живут.
Другого не едали.

А у буржуев разносол,
Весь день пирами занят:
От всякой снеди гнётся стол,
Вино везут возами.

Но революция близка:
Идёт последней встряской,
И уж рабочая рука
Грозит гульбе и пляскам.

«Куда ж теперь нам заглянуть?»
Спросил Ермил в заботе.
«В Швейцарию держите путь,
Там шоколад найдёте».

5.

Долго по свету
Без толку шарить
Не найдут ли чего
В шоколадной Швейцарии.

Идут. Умаялись. В поту,
Едва дыша от пыли,
Вдруг, видят: машут им из туч
Аэроплана крылья.

Стальную птицу оседлав
Умело и проворно,
Несутся путники стремглав
Над стороною горной.

Перегоняют облака,
Свистит им воздух в уши.
Под ними бурная река
С уступов пену рушит.

Ледник снега вздымает ввысь
Как мелкий сахар в блюдце,
Зевают трещины и вниз
Обвалами плюются,

Вот голубая гладь воды,
Раздвинув горы властно,
Столпила дачи и сады
На берегах прекрасных.

И крылья лёгких парусов,
Играя, треплет ветер,
А там: что это за кусок? —

«Сюшар» и «Гала-Петер»
«Швейцарский лучший шоколад»
Слепит глаза реклама.

«Спускай, отец!» и аппарат
Бух! словно камень в яму.

«Женевским» озером зовут,
Папанька, эту лужу,
Учитель говорил. А тут,
Пожалуй, и не хуже

Чем в нашей «Заячьей норе».
Раздолье ребятишкам!
Вот в плаваньи б понаторел.
Наш Костя, да и Гришка.

«Сейчас с головкой сигануть
И ты-б не отказался?»
«Чудак ты, братец, иль надуть
Отца седого взялся?»

«Взаправду, что ли, мы с тобой
Забрались на край света?
Уж больно вид-то здесь чудной, —
Но вывеска ли это?»

«Видал на стенке-то у нас
Картину тоже — горы,
Вода. Мальченка стадо пас.
Одет, — ну принцу впору;

Перо на шляпе, позумент
На курточке зелёной.
И предлагает всем в презент
Твой шоколад хвалёный.»

Ванюша сам немного был
Смущён таким вопросом.
Но тут трамвай заегозил
У них под самым носом.

Они метнулись впопыхах
К забору чьей-то дачи.
Вдруг мальчик в локонах, в шелках,
Прыг из ворот, как мячик.

А сзади девочка. «Теперь
Не время ноги пятить!»
Шепнул Ванюша. «В эту дверь
Не постучать ли, тятя?

Уж верно сладкий шоколад
Навален здесь пудами,
Им тешится, и стар, и млад, —
Поделятся и с нами!»

6.

У богатого просить,
Всё равно, что
Решетом воду носить.

Ванюшка выступил вперёд
С поклоном и с почтеньем:
«Россия детское, мол, шлёт
Привет и уверенье

В великой дружбе и любви.
Пожмём друг другу руки.»
Но франтик только рот скривил
И сморщился от скуки.

«Что вам угодно?» — процедил
Он важно по-французски.
А Ваня, не сбавляя пыл,
Садит ему по-русски:

«Дошло до нашего двора
В Москве, на Малой Пресне,
Что шоколад у вас в горах
Всех сладостей чудесней.

Швейцария богата им;
Не откажите ж в просьбе:
Быть может пудик с небольшим
У вас для нас нашлось бы?»

«Аль даст?» — пробормотал Ермил
И глянул на барченка.
Как знать, что малый порешил,
Да впуталась девчонка:

«Фи! наш швейцарский шоколад
Не для бродяжек разных!
Конечно, вам откажет брат,
Вы, мальчик, слишком грязны!

Им только покажи пример,
Поснимут с нас и платье.
На вашем месте, милый Пьер,
Не стала бы давать я».

«Ну и ребята! просто стыд!»
Разгорячился Ваня.
«У нас всё делят без обид,
А вы всё жрёте сами.

У нас господ в России нет,
Перевели их мигом,
И немцы, натерпевшись бед,
Готовят барам выгон.

И вам всем даром не пройдёт:
Попомните, барчата,
Прогонит трудовой народ
Вас из дворцов да в хаты,

А в пышных дачах заживут
Больные ребятишки..
Вот тут и будет вам капут,
Вы, чванные мартышки!»

7.

Где-ж у богатого
Искать добра?
А бедняк бедняку
Поневоле брат.

«Пришли, как к дорогой родне!»
Ворчит отец на Ваню.
«Поищем тех, что победней,
Довольно этой дряни!»

Залезли в горы к пастухам.
Заметно вечерело,
Закат лениво потухал
Вдали на гребне белом,

С ближайших скал, как дымный ком,
В луга скатилась сырость.
Их угостили молоком
И кислым козьим сыром.

Шалаш был ветхий и, как тюль,
Кругом сквозил звёздами.
Дед Жак и пастушонок Жюль
Вели хозяйство сами:

Пасли стада коров и коз,
Искали земляники.
А с той поры, как Жюль подрос,
Вверху, на камнях диких

Срывали Эдельвейс, — у них
Цветочек так зовётся.
Да путь к нему уж очень лих.
Не каждый доберётся.

Добыча эта не легка:
Кто ловок и отважен,
Дай Бог, сорвёт два, три цветка,
А нужно для продажи.

Чернеет пропасть там и тут
И смерть готовит взгорье,
Но что ж? — сантимов пять дадут,
И это, ведь, подспорье.

Влачили трудовые дни,
Как и везде на свете,
Но всё ж гостей своих они
Не знали, чем приветить.

По сердцу Ване кроткий нрав
Хозяев. Вздёрнув плечи
И храбрость детскую собрав.
Повёл такие речи:

«Вы тоже дети злых годин,
Но, может, знали радость?
Так дайте нам. хоть раз один,
Отведать шоколада.

У богачей нам был отказ,
А вы и вправду братья.
Хоть плитку бы одну! у вас
Не стал бы больше брать я.»

Погладил Ваню старый Жак
По светлой головёнке:
«Малыш мой милый. Так-то так,
Где-ж отказать ребёнку.

Не нацедить ли молока?
Лепёшек вам настряпать?
Не пожалеет Жюль рожка,
Даст и перо на шляпу.

А шоколада рад бы дать,
Да только нету, значит,
Весь шоколад поела знать,
А мы глядим и плачем.»

На «нет» суда, как слышно, нет;
Опять полезли книзу,
Когда восток уж был одет
В пурпуровую ризу.

А вслед им звякали звонки
Коров; рожки им пели
И в вышине, и в перегонки,
Выделывали трели.

8.

Хлебнул-таки горе
Наш молодец,
Да всякому ону
Бывает конец.

К родной Москве в обратный путь
Пора пускаться, видно.
На шоколад бы хоть взглянуть,
И то не так обидно.

Опять по городу бредут:
Кондитерская «Ницца».
«Повремени-ка, тятя, тут,
Мне б своего добиться.

Устал я по свету кружить,
Должно быть поздний час-то?
Нам шоколада не нажить,
Пойду взгляну, да — баста!»

Сам в двери проскользнул вьюном, —
Нет никаких запоров, —
«Вот дурачьё, как будто днём!
Иль не боятся вора?»

Прокрался. Что за чудеса!
Стоит и смотрит жадно.
Куда попал, не знает сам!
Пол, стены — всё нарядно;

На полках куклы и цветы;
На коробках картины;
Пирог в узорах завитых
С боков и с середины;

Медведь в коричневом меху
И сахарные птицы;
Прилавок с вывеской вверху, —
Опять всё та же «Ницца»,

А на прилавке чёрный зверь.
«Никак из шоколада?»
Погладил, в руки взял: «теперь
Мне ничего не надо».

Пора! у тятьки зуд в ногах,
Небось, от ожидания".
Оставил зверя, сам в слезах:
«Эх, милый, до свидания!»

Но до порога не долез,
Бац! грохот, звон посуды,
Сам лавочник наперерез
Бежит бог весть откуда.

Людей с десяток набралось,
Лопочут по-французски:
«Поймать воришку довелось
И уж, конечно, русский.

Хватай! Лови! давно пора!
Стащил какой-то пряник!
Связать его! У нас в горах
Такой не нужно дряни!»

Хозяин Ваню поволок
Куда-то. Тот рванулся,
Оставил им рубахи клок,
Заплакал и... проснулся.

От лампы шёл тяжёлый дух.
Все спали. Всё как надо.
Лишь со стены дразнил пастух
Обломком шоколада.


Часть третья.
Как добились шоколада.

1.

Вырос Ваня;
Набрался знанья;
Но данного когда-то
Не забыл обещанья.

С тех пор прошло пять долгих лет,
Наш Ваня кончил школу,
Умней и лучше парня нет,
Приветливый, весёлый;

На митинг ли с отцом пойдёт,
Заговорит в Совете:
Всё растолкует, разберёт,
А тих и прост как дети.

Безделье с делом не мешая,
Но клятву помнил свято,
Своим дворовым малышам
Им данную когда-то;

Уж там пусть что ни говорят,
Дождутся ребятёнки,
И заповедный шоколад
Он сунет им в ручонки.

2.

Весь мир свергнул
Богатеев власть.
Могут и бедняки
Повеселиться всласть.

Года идут. И гордый сэр,
И франт француз едва ли
В прекрасной Р.С.Ф.С.Р.
Теперь бы Русь узнали;

Русь накопила свежих сил;
Пустила в ход заводы;
Дождь урожаев оросил
Посеянные всходы.

Могучим тракторам не лень
Взрыхлять и править пашни,
Чтоб беззаботно новый день
Гляделся в день вчерашний;

Всё тонет в зелени в садах,
Лачуги посломал и;
Цветут, красуясь, города
Просторными домами;

Блеск электрических огней
Весь край поймал как в сети, —
Деревня дальняя, и в ней
Закуток каждый светел;

Водопроводами везде
Колодцы заменили —
Колодцы в чёрной борозде
Не держат влажной гнили;

И телеграф, и телефон
Для всех вошли в обычай,
Автомобилей резвый гон
Стал лучшей из привычек;

Река открытий и затей
Прорвалась как запруда;
Трубу придумали.. Ей, ей
Чудней не сыщешь чуда.

Захочешь вдоль Тверской взглянуть? —
Навёл.. — Скажи на милость,
А уж в Казани где-нибудь
Тверская отразилась.

А что в Самаре? Иль нельзя
Туда нацелить глазом?..
И вновь картины заскользят;
Хоть вся Россия разом.

И вот Советская страна
Обилий всех добилась.
Вдруг чужеземная волна
К нам вестью докатилась:

„Довольно миру враждовать:
Нет богачей на свете,
Земля нам всем родная мать,
Давайте жить в совете.

«Довольно хлеб, не посоля,
Прогорклым маслом пахтать!
Всё равно трудятся в полях,
На фабриках и в шахтах,

Теперь заморские плоды
И горы винограда,
Конфеты, булки за труды
Рабочему награда;

Для нас теперь духи, меха,
Для нас садов цветенье,
Дворцы на место грязных хат,
И музыка, и пенье;

Для нас любовь и звонкий смех,
Науки, книги, школы
И, лучшая из всех утех,
Детишек рой весёлый.

Стал другом тот, кто был врагом.
К нам торный путь налажен
И за вагонами вагон
Идут с богатой клажей.»

3.

Пресненским детям
Чуть что не на дом
Идут и идут
Поезда с шоколадом.

Стоит на Пресненском дворе
Шум, гомон, смех и крики,
Сегодня здешней детворе
День выдался великий.

Стена над каждым этажем
Разряжена плакатом:
«Из за-границы снаряжён
Вам транспорт с шоколадом.»

Уж прибыл первый груз конфет.
Ликуй, народец малый:
Для вас загадок больше нет,
Была, — и той не стало!

Ура!
Огромный грузовик
Вкатил во двор. И Ваня.
Весь красный, словно боровик
На солнечной поляне,

От радости, едва дыша,
Из дорогой укладки
В толпу, волнуясь и спеша.
Посыпал шоколадки.

Блаженным прозвенели «ах!»
Все маленькие груди.
Рты набивают впопыхах,
Толкуют, рядят, судят.

У Нюшки пальцы и щека
Размазаны в узоры;
А Костя с липкого куска
Свести не может взора;

У Гриши пухнет за губой
Обломок третьей плитки.
Но вот, настроив рот трубой.
Мишутка, мальчик прыткий,

Усевшись важно на забор,
Нимало не сконфужен,
Как гаркнет песню! И весь двор
Ответил пеньем дружным:

«Что за сладкая награда!
Да и стоила ж труда!
Ах, почаще б с шоколадом
Приходили поезда!

Каждый вырости успеет
И к работе будет лют,
А пока, кто как сумеет,
Веселись, ребячий люд!

Светел мир для ребятишек.
Но и нам не всё играть:
Научились мы из книжек
Ум и знанье набирать,

Знаем мы, что делу — время,
А потехе — только час,
Нам не надо разных премий,
Чтоб за делом не скучать,

Но и лакомствам мы рады. —
И какая ж тут беда?
Ах, почаще б с шоколадом
Приходили поезда!»


        _____________________

        Распознавание — БК-МТГК.

 

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. karlov@bk.ru