НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотека советских детских книг

Кононов А. Субботник. Иллюстрации - И. Незнайкин. - 1988 г.

Александр Терентьевич Кононов
«СУББОТНИК»
Из рассказов о В. И. Ленине
Иллюстрации - И. Незнайкин. - 1988 г.


DJVU



PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

      СУББОТНИК
     
      Кто ездил в 1919 — 1920 годах по нашим железным дорогам, ТОТ видел «кладбища паровозов». Так назывались места, куда сваливались исковерканные паровозы. Во время гражданской войны они были разбиты снарядами и теперь лежали огромными грудами, брошенные как попало, беспомощные, колёсами кверху.
      Было трудное время. Всюду виднелись следы войны: взорванные мосты через реки, сожжённые дома в городах, разбитые паровозы на железных дорогах.
      Советской стране приходилось заново строить своё хозяйство.
      И тут началось великое дело: советские люди стали собираться по праздникам или в будни — в свободные от работы часы — и трудиться бесплатно, чтобы помочь своей стране.
      Начали это дело рабочие-коммунисты Московско-Казанской железной дороги 10 мая 1919 года.
      Они добровольно, по собственному желанию, принялись разбирать «кладбигца паровозов», отыскивали уцелевшие части, разгружали поезда с углем и дровами. Сперва такая добровольная работа делалась в конце недели, по субботам. Поэтому и дни, когда советские люди собирались для такой работы, стали называться субботниками.
      По примеру железнодорожников Московско-Казанской дороги стали проводить у себя субботники и рабочие других дорог, заводов и фабрик.
      А день 1 Мая 1920 года был объявлен Всероссийским субботником. В этот праздничный день работали везде, начиная с Кремля и кончая рабочим посёлком где-нибудь в далёкой Сибири. Но на работу люди шли, как на праздник,—с оркестрами музыки.
      В этот день в восемь часов утра в Кремле три раза подряд ударила пушка. Рабочие, служагцие, курсанты Кремлёвской военной школы вышли на площадь.
      Когда все выстроились в ряды, чтобы идти военным строем на работу, комендант Кремля сказал:
      — Товарищ Ленин идёт принять участие в субботнике.
      Владимир Ильич прошёл вперёд быстрыми шагами.
      Комиссар военной школы попросил его занять место впереди, справа, как старшему. Ленин сразу же стал, где ему указали.
      Раздалась команда:
      — Ряды, стройся!
      И затем:
      — Направо, шагом марш!
      Все пошли в ногу под музыку, по-военному, к тому месту Кремля, где были свалены брёвна, камни, доски, мусор. Тут же валялись разбитые повозки; на земле виднелись ямы от разорвавшихся снарядов. Всё это осталось здесь после сражения с белогвардейцами во время Октябрьской революции.
      Нужно было за день очистить и привести в порядок всю Кремлёвскую плогцадь.
      Сначала взялись за брёвна. Каждое бревно приходилось нести вдвоём, а то и вчетвером, если оно было очень большое. Ленин работал в паре с одним военным. Тот всё старался подать Ленину тонкий конец бревна, а сам брался за толстый, более тяжёлый. Но Владимир Ильич сразу это заметил и стал первый браться за брёвна.
      Тогда военный сказал:
      — Мне двадцать восемь лет, а вам пятьдесят.
      Ленин положил тяжёлый конец себе на плечо и усмехнулся:
      — Вот вы и не спорьте со мной, если я старше.
      Переташ,или с плогцади все брёвна и взялись за огромные дубовые кряжи. Их клали на палки и несли вшестером. Это была нелёгкая работа: даже у привычных рабочих по лицам текли крупные капли пота.
      Теперь с Владимиром Ильичём работали три курсанта и двое рабочих.
      Один рабочий глядел-глядел на Ленина и наконец сказал:
      — Владимир Ильич! Мы без вас тут сами управимся, у вас есть дела поважней.
      Владимир Ильич ответил:
      — Сейчас это дело самое важное.
      И от яркого солнца, оттого, что рядом работает товарищ Ленин, все чувствовали: сегодняшняя трудная работа — это радостный праздник.
      Каждый хотел отличиться в работе, слышны были шутки, смех, песни. Все старались не отстать от Ленина.
      Наконец все устали и присели отдохнуть, покурить.
      Владимир Ильич не курил да и отдыхать как будто не собирался. Он поглядывал то на часы, то на оставшиеся дубовые кряжи и груды камней. Наконец всё-таки подсел к отдыхавшим товарищам. Кто-то предложил ему закурить. Ленин отказался и рассказал, что он начал было курить, когда учился в гимназии, но скоро бросил и с тех пор не курит. Все рады были поговорить с Владимиром Ильичём подольше, но он опять вынул часы: всё-таки, видно, он спешил куда-то.
      После отдыха начали перетаскивать на носилках кучи камней и мусора.
      Ленин торопился, старался работать ещё быстрей, но за несколько минут до конца субботника ему всё-таки пришлось уйти: сегодня его ждали на закладке памятника Карлу Марксу.
      Да и работы на площади оста.лось немного.
      Участники субботника быстро её закончили и разошлись, усталые и очень довольные. Сегодня они сделали действительно важное дело — на следующий субботник выйдет ещё больше народу: подымутся новые миллионы повсюду, по всей необъятной Советской стране.
     
     
      ПОЕЗДКА В КАШИНО
     
      В 1920 году жители деревни Кашино выстроили у себя электрическую станцию.
      Тогда это было очень трудное дело; не было самых нужных материалов: гвоздь и тот стал в деревне редкостью.
      И вот в такое время кашинские крестьяне сами, своими силами, по своему собственному желанию, начали строить электрическую станцию.
      Достали с большим трудом несколько мотков телефонного провода. Он был очень толстый, вручённый из проволоки. Его разостлали по земле и стали раскручивать щипцами, клещами и просто голыми руками. Раскрутили — получилось много проволоки.
      Из лесу привезли брёвна, распилили на столбы, гладко остругали. Теперь надо было добывать электрическую машину ~ динамо.
      Если в те времена нелегко было купить гвоздь, то каких же трудов стоило достать динамо-машину!
      Поехали кашинские крестьяне в Москву. И куда бы они ни приходили, начинали разговор с того, что вот у Ленина есть план — провести электричество по всей стране; они, значит, по этому ленинскому плану и действуют.
      И хоть не сразу, а добились кашинцы своего; получили динамо-машину.
      Привезли её в Кашино, поместили в большом сарае. Поставили по всей улице столбы, натянули проволоку, в каждую избу дали по электрической лампочке.
      А когда всё было готово, послали письмо Ленину — пригласили его на открытие электростанции.
      Письмо послали, а не верилось; где ж Ленину приехать, некогда ему...
      Всё-таки стали готовиться. В самой большой избе поставили длинный стол, лавки, а всё лишнее — сундуки, кровати — вынесли вон. Наварили, напекли, сколько могли, угош;ения.
      Наступил день открытия электростанции — 14 ноября.
      Крестьяне уж и не знали, ждать ли Ленина.
      И вдруг на дороге показалась легковая машина.
      Ребятишки первые побежали навстречу. Машина остановилась. В ней сидели Владимир Ильич и Надежда Константиновна.
      Владимир Ильич спросил ребят:
      — Где тут у вас электростанция?
      Ребята обрадовались:
      — Прокати, тогда покажем.
      Посадил Ленин ребят в машину, поехали.
      у большой избы встретили его крестьяне.
      Начался в избе разговор. Ленин рассказал о победе Красной Армии над белогвардейцами, поздравил крестьян с этой победой.
      Стали крестьяне рассказывать ему о своих делах.
      Ленин слушал с интересом. Когда рассказчик замолкал, Владимир Ильич его подбадривал:
      — Ну, а дальше?
      У Ленина была замечательная память: он сразу запомнил, как кого зовут, и потом называл стариков крестьян по имени-отчеству: Алексей Андреевич, Василиса Павловна. Очень это старикам нравилось.
      Разговор получился такой интересный и для Ленина и для крестьян, что никто и не заметил — день-то уже кончается. Беспокоился только один человек — фотограф. Он приехал снять Владимира Ильича вместе с крестьянами и теперь всё думал с тревогой: скоро вечер, снимок, пожалуй, не выйдет — свету мало.
      Наконец он решился:
      — Владимир Ильич, крестьяне хотели бы сняться с вами.
      — А... ну хорошо,—ответил Ленин, а сам продолжал вести разговор.
      Прошло ещё минут десять. За окном стало темнеть.
      Фотограф сказал с отчаянием:
      — Через несколько минут будет уже поздно снимать!
      Владимир Ильич поглядел на него. Сниматься не хотелось, но Ленин уважал чужой труд: фотограф специально приехал из города, потратил время.
      И Ленин сказал:
      — Ну, идите во двор, готовьтесь. Мы с Надеждой Константиновной сейчас выйдем.
      Фотограф побежал с аппаратом на улицу, стал устанавливать его. Горе ему было с ребятами: налетели со всех сторон, норовят усесться перед самым аппаратом.
      Вышли из избы и Владимир Ильич с Надеждой Константиновной. Фотограф усадил их в середине, а кругом стал рассаживать крестьян. Но и тут вмешались ребята: вертелись под ногами, жались поближе к Владимиру Ильичу.
      Фотограф рассердился: надо, чтоб все сидели тихо, а то снимок будет испорчен.
      Владимир Ильич тоже начал уговаривать ребят — показал им на аппарат:
      — Вы вон в ту чёрненькую дырочку глядите.
      Стали ребята глядеть в дырочку аппарата. Фотограф накинул себе на голову длинный чёрный платок и замер так.
      Ленин ему сказал:
      — Вы мне ребят не заморозьте.
      Кругом засмеялись:
      — Ничего, они у нас здоровые, выдержат!
      Ребята опять зашевелились: разговор про них
      зашёл. Тут фотограф не вытерпел и закричал:
      — Смирно!
      Ленин улыбнулся и так, улыбаюгцийся, и вышел на фотографии...
      Потом на плош,ади открылся митинг.
      Посреди плогцади стоял высокий столб, на нём висел новый электрический фонарь: его ещё ни разу не зажигали. Столб был обвит зелёными еловыми ветками и красными лентами. Под фонарём стоял столик.
      А кругом собрались крестьяне не только из деревни Кашино, но и из других сёл и деревень. Многие пришли сюда издалека.
      Ленин подошёл к столику и начал речь:
      — Ваша деревня Кашино пускает электрическую станцию. Замечательное дело! Но это только начало. Наша задача в том, чтобы вся наша республика была залита электрическим светом...
      Когда Ленин кончил речь, струнный оркестр сыграл «Интернационал». И в ту же минуту в сарае, где стояла динамо-машина, монтёр пустил ток.
      На площади вспыхнул электрический фонарь, в избах разом загорелись огоньки.
      Раньше кашинские крестьяне жгли у себя маленькие лампочки-коптилки, они горели еле-еле, тускло, зеленоватым светом.
      А теперь кто-то сказал, глядя на яркий электрический свет:
      — Вот и загорелась у нас лампочка Ильича...
      Стал Ленин прощаться с крестьянами.
      Попрощался, пошёл к машине. Было совсем темно, холодный ноябрьский ветер дул в лицо.
      Когда отъехали уже далёко, Владимир Ильич оглянулся.
      Позади, среди тёмных нолей, ярко светились окна кашинских изб.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru