НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Коряков О. «Хмурый Вангур». Иллюстрации - Б. Шахов. - 1961 г.

Олег Фокич Коряков
«Хмурый Вангур»
Иллюстрации - Б. Шахов. - 1961 г.


DJVU


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

 

Скачать текст «Хмурый Вангур»
в формате .txt с буквой Ё - RAR

 

      Автор этой книги, писатель Олег Фокич Коряков, немало бродил с геологическими партиями по Уралу. В результате и появилась повесть «Хмурый Вангур» — о тяжёлой и порой опасной работе разведчиков недр.
      На берегу хмурой таёжной реки Вангур горстка отважных людей ищет рутил. Так называется руда ценного, очень нужного для промышленности металла — титана.
      Геологам, героям этой книги, приходится пережить множество приключений, преодолеть большие трудности. В борьбе с природой люди проходят суровую проверку и в результате... Но прочтите книгу — и вам всё станет ясно.
     
     
      Глава первая
     
      Устланная ковровой дорожкой мраморная лестница была длинная-длинная, но Наташа взбежала по ней в одну минуту. Быстро, ничуть не запыхавшись, она прошла по всему коридору и только в конце его, у высокой массивной двери с аккуратной табличкой, задержалась. На табличке значилось: «Директор института». Это надо было понимать так: директор Горногеологического института уральского филиала Академии наук СССР.
      Когда тебе только девятнадцать лет, а в служебном удостоверении в графе «должность» стоит маленькое, скромное «лаборант», перед такой дверью, конечно, остановишься. Но надо сказать, что в этом учреждении Наташа Корзухина работала уже почти три года, всё вдесь было ей знакомо и привычно, а по характеру своему она не очень-то любила робеть и задерживаться перед чем-либо. К тому же сегодня, пока «по секрету», ей сообщили, что, по всей вероятности, её переведут в старшие лаборанты. Старшая — это что-нибудь да значит!.. И уже через секунду высокая тяжёлая дверь была распахнута, и Наташа вошла в приёмную, с ходу выпалив всё, что ей было нужно:
      — Заседание началось? Давно? Наш вопрос обсуждают? Здравствуйте!
      Секретарь директора, седая чопорная дама, не подняла головы, не кивнула, только скосила глаза. Она хорошо знала, когда надо кивать, когда вставать, а когда и вовсе не обращать на вошедшего внимания. На этот раз она всё же снизошла до улыбки, похолсей на приветливую, и даже произнесла с чуть томным выражением несколько слов:
      — Ты, как всегда, моя девочка, нарядна, порывиста...
      — ...и непоследовательна, — грубовато закончил здоровенный взлохмаченный парень, сидевший на диване с книгой в руках.
      Седая дама бросила на него неодобрительный взгляд, поджала губы и уткнулась в бумаги. А парень, обраш.аясь к Наташе, с мрачноватым простодушием ответил на её вопросы:
      — Здравствуй. Началось. Давно. Обсуждают.
      Это был Юра Петрищев, сотрудник того жз профессора, у которого работала и Наташа. Впрочем, сказать о Юре Петрищеве «сотрудник» — может получиться, пожалуй, несуразица: ещё подумают, что он состоит в высоком ранге научного сотрудника.
      Нет, но пришлось употребить это обтекаемое, неопределённое слово, так как круг занятий у Юры был тоже весьма неопределённым. Петрищев выполнял и обязанности техника-магнигометриста и радиометриста, и слесарничал, и бегал по поручениям своего шефа в различные городские учреждения, а в экспедициях таскал тяжёлые мешки с минералогическими образцами. Привела его сюда нужда: умер отец, старый железнодорожный машинист; мать, никогда не знавшая никакой работы, кроме домашней, растерялась, и Юра скрепя сердце засунул подальше зачётную книжку студента второго курса Горного института и пришёл наниматься в лабораторию профессора Кузьминых. Дорожка сюда была не совсем чужда ему: Юра явился к тому самому профессору, в геологическом отряде которого работал в свои первые студенческие каникулы.
      Наташа относилась к этому парню несколько покровительственно. Во-первых, работает он без году неделю, а у неё, что ни говорите, стаж; во-вторых, она уже кончает заочно стопой курс института, а он... может, он вообще никогда больше не поступит в институт.
      Сейчас Наташа пренебрежительно махнула на Юру рукой, что должно было овначать порицание его бездеятельности в данный момент, и, крадучись, чтобы не обратить на себя внимание дамы-секретаря, подошла к двери в директорский кабинет. Тут она приложила ухо к замочной скважине. Секретарь, женщина весьма бдительная, заметила это и была шокирована.
      — Товарищи! — сказала она, и это «товарищи» прозвучало, как «господа». — Это, знаете, всё-таки нехорошо. Так, знаете, делать всеаки неприлично.
      Наташа незаметно для неё высунула язык и ещё плотнее прижала ухо к двери...
      В кабинете шло заседание учёного совета. Совет обсуждал предложение аспиранта Плет-нева. Директор института, седой, аккуратный, очень интеллигентного вида человек, был недоволен, что этот зелёный аспирант, пришедший в инстЕтут из Геологического управления совсем недавно, уже вторгается в хорошо продуманные, давно утверждённые где надо планы и добивается их ломки. Нужно, конечно, признать, что его рассуждения не лишены пятереса, их стоит обдумать и проверить, но без Этой горячности, без спешки. Директор слушал аспиранта холодно и не очень внимательно.
      А Николай Плетнёв, молодой стройный крепыш, поминутно поправлйя быстрыми движениями руки непослушные волосы, спадавшие на лоб, уже заканчивал выступление:
      — ...Исходя из этой геологической характеристики, я к предлагаю провести предварительные поиски титановых руд в районе реки Вангур. Больше того... — Энергичным, сильным движением Плетнёв поправил волосы и на секунду задержал руку на темени, словно размышляя, не слишком ли он поразит сидящих перед ним тем, что скажет им сейчас. — Больше того: я утверждаю, что там титановые руды в виде россыпей
      рутила должны быть почти нэзерняка. Железнодорожная ветка длиной в триста — четыреста километров, которую можно проложить от Ивделя, окупится почти моментально.
      — Так один мужик шкуру медведя делил, а медведь его... задавил, — без улыбки пошутил кандидат наук Пушкарев, примостившийся у отдельного столика в углу кабинета. И добавил уже совсем серьёзно: — Рановато о железнодорожной-то ветке говорить.
      Сдерживая гнев, Плетнёв укоризненно бросил ему:
      — Опять, Борис Никифорович, в вас говорит неверие!
      Директор воспользовался заминкой, придрался:
      — Уточним. Насколько я понимаю, вряд ли следует ставить вопрос так резко: о неверии Бориса Никифоро-вича. Просто в нём, видимо, говорит здоровый, необходимый учёному скептицизм. Я правильно понимаю вас, товарищ Пушкарев?
      Пушкарев отодвинул от себя кучку мелко изломанных спичек и встал, худощавый, подтянутый, опустив руки по швам. Заговорил он сухо, официально:
      — В основном, Владислав Викентьевич, правильно. В своём выступлении полчаса назад я уже говорил, что сомневаюсь в некоторых положениях, высказанных товарищем Плетнёвым. Данные Геологического управления, которыми он оперирует, страдают, на мой взгляд, существенными изъянами. Слепо опираться на них было бы ошибочно. Знаки рутила в шлихах нижнего течения Вангура незначительны. Непровереннып остаётся и тот факт, что в районе этой реки простирается кона метаморфичесших пород.
      — Так вот и надо проверить! — воскликнул Николай Плетнёв.
      Аспирант Векшин, секретарь комсомольской организации института, ободряюще кивнул Николаю. Ему нравился этот не очень-то выдержанный, задиристый парень который не особенно считался с авторитетами и напористо отстаивал свою точку зрения.
      Шлихи — концентрат из тяжёлых минералов, получаемый после отмывки песков из россыпей.
      — Мало, мало у нас данных. — Пушкарев задумчиво покачал головой (и точно так же покачал головой директор), но закончил опять сухо, официально: — Впрочем, я сомневаюсь в существе идеи, высказанной товарищем Плетнёвым, но я не против её проверки. — И сел.
      Глаза Николая неспохсойно горели. «Эх, — можно было прочесть в их взгляде, — морочите вы мне тут голову!..»
      — Теперь, товарищ Плетнёв, позвольте спросить вдс. — Сложив два пальца в аккуратную щепотку, директор выставил их перед собой. — Геоморфологические данные района реки Вангур вы изложили нам довольно... гм... подробно. Но поясните, пожалуйста, почему, каким образом вы считаете возможным возложить именно на отряд профессора Кузьминых, кроме работы на Ключ-камне, обследование Вангура?
      Николай вопросу обрадовался:
      — Это же очень естественно и просто!
      Он стремительно подошёл к висящей на стене карте, и головы всех повернулись за ним. И все — кто с симпатией, кто с завистью или неприязнью — заметили, как легко и чётко шагает этот парень с рыжеватой, вызывающе буйной шевелюрой, как по-весеннему ярко цветёт румянец на загорелой коже его лица, как уверенно, почти властно протянул он руку к карте.
      Ближе к верхнему краю большого зеленоватого листа, среди бескрайных лесистых болот, был воткнут красный флажок. В этой точке располагалась недавно созданная база филиала академии. На север от неё чернел малюсенький треугольник — одна из вершин Северного Урала, гора Ключ-камень. От Ключ-камня, прихотливо извиваясь, бежала на юго-восток голубая ниточка Вангура.
      — Взгляните. — Рука Николая коснулась карты. — Путь на Вангур как раз возможен только от Ключ-камня. Между базой вашего... виноват, старая привычка... базой нашего филиала и Вангуром — непроходимые летом болота. А мы пройдём на Ключ-камень и оттуда в район поисков спустимся по Вангуру на лодке. Дайте мне ещё одного геолога, и мы вдвоём с помощью проводника сделаем всю работу!
      Это прозвучало так же вызывающе и гордо, как знаменитая фраза Архимеда о земном шаре. Но никто не
      улыбнулся, и даже директор института взглянул на молодого аспиранта почти сочувственно. Опытаый и умный человек, он особым чутьём старого учёного вдруг почувствовал, что игра, предложенная Плетнёвым, стоит свеч.
      Предложение Николая было простым и смелым. Несколько лет назад, во время разведки на золото, в нижнем течении реки Вангур обнаружили в шлихах рутил, ценную титановую руду. Содержание рутила было незначительным, однако уже тогда кое-кто высказал мысль, что выше по течению реки и её притокам вполне возможны богатые, промышленного значения руды. Именно на этом настаивал сейчас и Плетнёв.
      Игра стоила свеч, потому что найди геологи такое месторождение, оно окажется очень выгодным. Промывай песок и получай руду — просто и дёшево.
      Однако прав был и Пушкарев: дело представлялось вовсе не таким уж верным, и директор института счёл нужным несколько охладить пыл молодого геолога.
      — Ну-ну, не так быстро, — сказал он и тонким холёным мизинцем легонько почесал бровь. — Признаться, я не больщой сторонник подобных экспериментов, однако... Что скажет нам сам профессор Кузьминых? Как, Алексей Архипович?
      Сидевший неподалёку от директора крупный, тучный мужчина лет пятидесяти, с грубоватыми, топорной работы чертами лица коротко кивнул, давая понять, что он готов высказаться. Однако с места профессор не двинулся, лишь побарабанил пальцами по сукну стола. Потом заговорил — медлительно, не поднимая большой, тяжёлой бритой головы:
      — Вангур мы не знаем. А знать надо бы. Геологические данные... — он задумался, подбирая слово, — действительно интересные. (Только тут Кузьминых поднял голову и взглянул на директора института.) Полагаю, что наш отряд, если поднатужится, с этой дополнительной задачей справится.
      Коротко похмыкивая и опять касаясь мизинцем брови, директор посмотрел на часы:
      — Вы кончили, Алексей Архипович? Что ж, если без нарушения плана, на ваш, так сказать, риск... Ну-с,
      а персонально? Впрочем, мы решим это в рабочем порядке. Да-да. Спасибо, товарищи. Мы решим. Возражений нет? Всего хорошего... Вас, — он кивнул Пушкаре-ву и Кузьминых, — я попрошу остаться.
      Из кабинета директора Николай Плетнёв вышел возбуждённый и радостный: принято! Его предложение, как там ни крутили, принято.
      — Ну как, Николай Сергеевич? Здравствуйте!
      Перед ним сияли живые светло-карие глаза Наташи Корзухиной. Они говорили о явной заинтересованности тем, что решалось на учёном совете. Подошёл и Юра Петрищев, с любопытством и некоторым смущением поглядывая на Николая. «Ну конечно, она пришла специально. И этот увалень Петрищев тоже». На сердце у Николая сделалось совсем светло.
      — Здравствуйте! Здравствуйте, Наташа! Ну, бой выдержан. Чуть не поцапались, правда, с Пушкаревым...
      — Пушкарев цапаться не способен: у него выдержка, — не скрывая насмешки, поправил Юра.
      — Выдерлски у него действительно хватает. — Николай улыбнулся. — Но мне, кроме того, показалось — хватает и умения рассуждать в лад с директором института, а?
      — Ну, уж это неправда! — довольно горячо вступилась за Пушкарева Наташа и, смягчаясь, добавила: — Вы его мало ещё знаете.
      — С вами, Наташа, не спорю, сдаюсь. — Николай поднял руки. — Да это и неважно. Важно, что поиски на Вангуре мне разрешили. Наша взяла! А?
      Хотя к предложению Николая Плетнёва ни Юра, ни Наташа прямого отношения не имели, это «наша взяла» прозвучало как признание коллективного торжества, и Наташа и Юра почувствовали себя его участниками.
      Секретарь прислушивалась к разговору, как строгая классная дама. Что за тон? Что за фамильярность? Ведь он же всё-таки аспирант!..
      Разговаривая, молодые люди вышли на улицу и
      остановились на широком, просторном крыльце филиала академии. Николай закончил институтский курс недавно, и ни работа в Геологическом управлении, ни переход в аспирантуру ещё не дали привиться скучной солидности и высокомерию по отношению к младшим. Он ощущал себя почти студентом, и компания Наташи и Юры подходила ему больше, чем общество научных сотрудников.
      И, право, это было очень хорошо: стоять с ними вот так, запросто, щуриться на солнышко и чувствовать, будто ты только что выскочил с ребятами из учебной аудитории и никакой ты ещё не специалист, — это и всё другое впереди, а сейчас можно просто поболтать, порадоваться миру и этим вот большим светло-карим глазам, которые искрятся совсем близко от тебя.
      — Вы молодец, Николай Сергеевич! — Наташа тряхнула головой, и лишь её первый в жизни перманент не дал рассыпаться светлому шёлку волос. — Ведь если мы... если на Вангуре действительно обнаружится титан, да ещё на Ключ-камне, это будет просто замечательно! Да? Ведь сколько у нас сейчас разговоров об этом металле! Как он нужен!..
      — Ты, кажется, намерена прочесть популярную лекцию? — осведомился Юра. — Лектор из тебя неважный.
      Наташа смутилась. Если бы здесь был только Юра, — ого, она сумела бы ему ответить! Но Плетнёв... Всё-таки он аспирант. И даже не в этом дело. Просто в его присутствии Наташа чувствовала себя «како не так». Она одновременно и воодушевлялась и была подавлена.
      Николай выручил её:
      — А что, товариш,и, если мы с вами организуем по этому случаю веселье? Возьмём такси — и в парк. Мысль?
      Но тут на крыльцо вышел профессор Кузьминых. Остановившись, Алексей Архипович оглядел молодёжь из-под косматых бровей:
      — Ну-с, утрясли... Группу на Вангур поведёт Пуш-карев.
      Николай опешил:
      — Позвольте, но ведь...
      — Что? Хотите сказать, что коли это предложение ваше, то и вести группу...
      — Нет, но... Это связано с моей будущей диссертацией.
      — Ну, вы, естественно, будете включены в группу.
      — Но как же Пушкарев, человек, который сомне-сается в ценности моего предложения, будет это предложение осуществлять?
      — Бот так и будет. Ничего. Две разных головы — это хорошо. Еш,е и третью приспособим. Вот, например, эту. — Профессор ткнул в Юру Петрищева, приподнял шляпу и ушёл.
      — Бот те и килограмм изюму! — первый опомнился Юра. — Вовсе я не собираюсь ходить под начальством этого сухаря Пушкарева.
      — Н-да, — растерянно пробормотал Николай.
      — А я буду проситься в эту группу, — весело сказала Наташа п повернулась к Плетнёву: — Возьмёте меня с собой?
      Он уже пришёл в себя:
      — Бас? Обязательно! Уж тогда мы рутил найдём наверняка.
      — Найдём! — задорно откликнулась Наташа; ей хотелось как-нибудь утешить, подбодрить Плетнёва.
      Николай задумался. Пушкарева, как, впрочем, и других работников Горногеологического института, он знал ещё плохо, но слышал о нём немало. Уроженец знаменитой уральской Мурзинки, той самой, что прославилась по всему миру как кладовая изумрудов, Борис Пушкарев был сыном горщика. Уже одно это и кое-какой опыт в минералогии сразу выдвинули его в среде студентов-горняков, а после окончания вуза Пушкарев в рекордно короткие сроки стал кандидатом наук. Ему пророчили невесть какие успехи, но прошло три или четыре года, а он, казалось, не оправдал и десятой доли надежд, возлагавшихся на него. Два года он работал главным инженером, а потом начальником рядовой геологоразведочной партии где-то в глуши. Говорили, нашёл интересный материал для докторской диссертации. Но вместо диссертации появилась лишь куцая, скупая заметка в одном из научных сборников. Благожелатели оправдывали Пушкарева, указывая на его
      похвальную требовательность к себе и неудовлетворённость найденными результатами. Однако многие полагали, что кандидатская диссертация была в научной деятельности Пушкарева успехом случайным и последним.
      И вот теперь руководство института сочло возможным доверить этому человеку новое, рискованное, но многообещающее дело.
      — Да-с, утрясли! — передрэзнил профессора Юра. — По случаю этого случая веселье, видимо, отменяется?
      Николай встряхнулся, резко отбросил волосы назад:
      — Это почему? Веселье состоится! Идёмте атаковать такси...
     
      ...Очень трудно в этом разобраться и всё объяснить. Или это и называют — любовь?
      Вот тысяча людей вокруг, и очень много красивых, и ещё больше просто хороших, и с любым можно разговаривать, шутить, смеяться, а через минуту забыть о кем, и только. А об этом рыжеголовом хочется думать, об этом хочется вспоминать.
      Ох, и дура же ты, Наташка! Любовь... Словом-то каким играешь! Ты же и не знаешь его, человека этого, совсем нэ знаешь. И давно ли тебе казалось, что нет на свете лучше Пушкарева? Именно таким представлялись тебе герои — с суровым лицом, немножко замкнутые, молчаливые. А теперь тебе кажется, что герои должны быть другими: с буйной, непокорной шапкой волос, весёлые, не унывающие, открытые.
      А при чём тут гехюи? Просто эти двое — хорошие люди, товарищи по работе. Хотя и старшие, а товарищи. Николай — тот даже и не очень старше. Николай... Как хорошо без отчества! Он такой простой и славный. И ты ему нравишься. Ты нравишься ему, Наташка, это факт...
      Так сама с собой, в душе, разговаривала Наташа Корзухина, возвращаясь из парка. Николай и Юра предлагали проводить её, но она отказалась: хотелось побыть одной, «попереживать».
      Был вечер, и от света фонарей, от ярких реклам, от говора толпы и переплесков смеха улицы казались
      праздничными. И празднично, легко шагала Наташа, помахивая нежной веточкой сирени.
      Как всегда, стремительно вошла она в квартиру, еш,е с порога оглушив пожилую рыхлую женщину, открывшую ей дверь:
      — Теть! Можете поздравить. Обед, наверное, простыл? Меня переводят в старшие лаборанты.
      — Слава тебе... Вот что значит способности! И жалованье повысят?
      — Как будто это главное! — Наташа повела плечами. — Повысят. Понюхай, как приятно пахнет. Это я в парке была. И ещё решено: на Бангур — это на севере, в тайге, река такая — посылают специальную группу. Я буду проситься туда.
      — Ну, вот это, Наташенька, ты неладное говоришь. Зачем же это тебе опять в тайгу? Если старшей будешь, можно и в институте, в городе, остаться... А прибавят сколько? Рублей сто, поди, не меньше?.. В тайгу-то другие пусть едут, которые младшие...
      Тётка говорила всё это и суетилась, накрывая на стол, а Наташа уже не слушала её, думала о своём. Ложка в её руках чертила на клеёнке букву «Н». Подошёл и положил морду к ней на колени Томми, её пёс. Спохватившись, Наташа почти отбросила ложку и покраснела.
      А что краснеть? Вот глупая! Что тут особенного?
      Ничего особенного.
      И в своём секретном девичьем дневнике она в тот же вечер записала очень просто:
      «Вот уже два месяца, как у нас появился новый аспирант, Николай Сергеевич Плетнёв. Симпатичный. (Она подумала и зачеркнула это слово, написала другое. Славный человек».
      И всё.
      Петрография — наука о горных породах.
      Спрятав дневник, Наташа решительно взялась за учебник петрографииНо читалось плохо. На второй или третьей странице она поймала свои мысли совсем в другой стороне, попыталась вспомнить только что прочитанное — и ничего не вспомнила.
      Тётка, изредка поглядывая на племянницу, замечала, что взгляд её устремлён не то на светящуюся напротив неоновую рекламу «Храните свои деньги в сберегательной кассе!», не то просто в высокое синее небо. «Размечталась девчонка, приятно, что по службе повысили», — решила старая женщина.
      Совсем в другом доме, на другой улице сидел у окна Юра Петрищев и небрежно-лениво перебирал струны гитары. Томные, нежные звуки как-то плохо вязались с широкими, богатырскими плечами музыканта и крупными, несколько расплывчатыми чертами его простодушного лица. Но Юра был в комнате не один, и присутствие второго человека, женщины, стушёвывало это несоответствие.
      Вторым человеком была Юрияа мама, сидевшая с вязаньем в руках на старой, потрёпанной кушетке. Рядом с сыном она казалась совсем миниатюрной. Б комнате стоял полумрак; свет из-под абажура-грибка падал только на сухонькие проворные руки женщины.
      Им обоим, матери и сыну, было хорошо и чуточку грустно. Эта маленькая тихая женщина и её большой ласковый (она хорошо знала это: ласковый) сын очень любили такие минуты. Он всегда ревностно заботился о ней, не давал делать ничего тяжёлого, но в такие вот минуты, без слов и жестов, они особенно остро и сладко ощущали, как близки и дороги друг другу.
      Стукнула входная дверь, и скоро в комнату скользнула длинно косая Анютка, сестра Юры. В ту же секунду сна оказалась на коленях у матери, замурлыкала:
      — Мамочка, я ещэ погуляю.
      — Поздно, дочь.
      — Ну я минуточку. Во-от такую маленькую минуточку! Хорошо?
      Анютка мягко спрыгнула с материнских колен и, очутившись на подоконнике, зашептала брату:
      — Юрка, ты что туг сохнешь? Там, в саду, знаешь сколько ребят и девчат собралось! И эта... твоё «счастье с глазами серыми»...
      Анютка прыснула и была такова.
      Ну, это уж слишком! Всё-таки надо будет её как-то проучить. И когда она подсмотрела? Ведь он так тща-
      тельно скрывал от неё свои стихотворные опыты и, узк конечно, вовсе не хотел, чтобы она узнала эти строки:
      Там, в таёжной глуши, у скал, У седого лохматого дерева. Встречу ту, что давно искал, — Своё счастье с глазами серыми.
      Выходит, она знает и эти строки из заветной коленкоровой тетради, и то, ч:то счастье-то уже отыскано, правда ни в какой не в глуши таёжной, а в обыкновенном городском соседнем доме.
      Что ж теперь делать? Теперь и пойти туда как-то не хочется... Ну, полно врать: всё равно хочется. А Анютка?.. Подумаешь, Анютка!
      — Мама, я, пожалуй, тоже... прогуляюсь.
      Мать спрятала улыбку, закивала:
      — Прогуляйся, Юрок, конечно! — И, провожая сына взглядом, мысленно поворошила его лохматую голову...
      Профессор Кузьминых отодвинул рукопись, откинулся от письменного стола и обеими руками потёр лицо так, будто умывался. Грузно поднявшись, он побрёл на кухню, к жене:
      — Мать, в черепной коробке заворот. Дай какую-нибудь работу полегче.
      — Полежи. Хорошая работа. Или, так и быть уж, популькай.
      Столь пренебрежительно — «популькать» — она называла любимые профессорские упражнения в стрельбе из духового пистолета. Этот совет Алексей Архипович пропустил мимо ушей. Молча подошёл он к водопроводному крану, вымыл руки и молча отстранил жену от кухонного стола.
      — Ты что?
      — Посиди, мать, посмотри, как пирожки надо стряпать.
      — Ох, горе ты моё! И всю-то жизнь мешает мне на кухне! Угораздило же человека попасть на геологический рабфак! В повара надо было идти.
      — А что? Получается?
      — Глаза бы мои не глядели!
      — Ну и отвернись, не гляди.
      — Как вы там сегодня, решили хоть, когда ты наконец Б тайгу свою ненаглядную отправишься?
      — Скоро, мать, скоро.
      — Бориса-то с собой берёшь?
      — Пушкарева? Нет, любимца твоего мы в самую что ни на есть глушь думаем загнать.
      — Как же ты без помощника останешься?
      — А уж это, матушка, не твоё дело — моё, служебное.
      — Ох, какой принципиальный!
      Записать бы их разговор на магнитофон да послушать — бранятся муж с женой... А они оба улыбаются и поглядывают друг на друга ласково, влюблёнными глазами, почти как тридцать лет назад...
      А вот ещё комната. В ней не очень уютно, но, в общем, удобно и чисто. Даже удивительно, что так чисто: ни на книжных шкафах, ни на столике, где разложены образцы минералов, нет ни пылинки. Удивительно потому, что это жильё одинокого, холостого мужчины. А таковые, как известно, считают себя неприспособленными к столь тяжкому труду, как вытирание пыли... Впрочем, и в этой комнате не всё на своём месте: недопитый стакан чая, сахарница и чайник стоят на письменном столе, рядом с пожелтевшей от времени фотографией, на которой изображены бородатый мужчина и худенькая крестьянка с застывшими лицами.
      Одетый по-домашнему, в пижаме, Пушкарев сидит на краешке стола и задумчиво смотрит на фотографию, не на ту, пожелтевшую, — на другую. Вот он осторожно коснулся бумаги... не то погладил, не то убрал малюсенькую соринку.
      Эх, Наташа, яичегоо ты не знаешь! Ведь в руках Бориса Никифоровича твой портрет...
      В дверь постучали. Пушкарев поспешно сунул фотографию в лежавший под рукой том «Избранного". Ферсмана, встал: - Да!
      На пороге, снимая шляпу, стоял Николай Плетнёв.
      — Добрый вечер, Борис Никифорович. Не ожидали? А я вот нагрянул... О, новое издание! Я ещё не видел. — Николай протянул руку к «Избранному».
      Вспыхнув, Пушкарев чуть не выхватил том у Плетнёва и тут же убрал в шкаф:
      — Извините, я не просмотрел ещё сам.
      Николай в недоумении замялся.
      — Я, собственно, на одну минуту. Можно? — Он придвинул к себе стул; чтобы хозяин пригласил сесть, тут, видимо, не дождёшься.
      Пушкарев остался у книжного шкафа, в тени. Вспыхнувший румянец быстро сползал с его щёк. Плетнёв сел, покрутил шляпу и, пр&одолевая неловкость, заговорил:
      — Борис Никифорович, я люблю напрямик. Поиски на Вангуре вверили в ваши руки. Я уважаю ваши знания, опытность, но то неодобрительное отношение, которое вы... В общем, понимаете, успех моей диссертации...
      Пушкарев сдержанно прервал:
      — Понимаю, Николай Сергеевич. Скажу вам тоже прямо. — Глядя через окно яа вечерний город, он чуточку подумал. — Меня интересует не столько успех вашей диссертации — это дело второе, сколько успех работы на Вангуре. Сомневаюсь я в нём или нет, поскольку на меня возложили определённые обязан-Еости, я их выполню до конца. — Тут он взглянул на Николая в упор. — В этом вы можете быть уверены.
      Пушкарев замолчал и начал раскуривать трубку. В пижаме он выглядел ещё более худощавым, и эта простая одежда не придавала ему уютного, домашнего вида. Лицо его, остававшееся в тени, было видно плохо, низкий голос звучал монотонно, словно он произносил заученные фразы.
      «Задевает как-то его моя диссертация, что ли? — неприязненно подумал Николай. — Вот и попробуй поговори с таким по душам!» Однако, не давая себе распалиться, он сказал как можно спокойнее:
      — Ну что ж, спасибо и на этом... Собственно, у меня всё. — Николай, помедлив, встал. — Извините, что потревожил.
      Пушкарев поклонился:
      — До свидания.
      Видимо, у него и в мыслях не было хотя бы для приличия предложить гостю остаться.
      Уже на пороге, небрежно, будто о чём-то малозначительном, Николай спросил:
      — Да, а как вы решили насчёт третьего? Кто пойдёт с нами? Я думал, может быть, есть смысл взять на Вангур Корзухину? Всё-таки студентка, ей было бы полезно.
      — Не знаю. Это будет зависеть от профессора Кузьминых: кого выделит он.
      — Ну да, понятно... Всего хорошего. — Николай плстно закрыл за собой дверь.
      Пушкарев долго стоял, сосредоточенно посасывая трубку, потом достал из книжного шкафа «Избранное» и раскрыл там, где лежала фотография. Но тут же задумчиво и вместе о тем решительно захлопнул книгу...
     
     
      Глава вторая
     
      Пролетали по земле лёгкие рваные тени от паровозного дыма. Торжествующе, победно ревел гудок. И всё убегала, стремительно убегала назад сплошная зелёная стена за окном.
      Второй день поезд мчался на север.
      Второй день Наташа и Юра осаждали профессора Кузьминых в его купе.
      Алексей Архипович слушал их, склонив большую круглую голову вперёд и чуть набок, насупив косматые брови. Рядом, неотрывно глядя в окно, дымил трубкой Пушкарев.
      — Ведь это так просто, Алексей Архипович! — почти умоляла Наташа. — Кто-то из нас должен с Ключ-камня уйти на Вангур. Ведь вам всё равно — кто. Если я — даже лучше: вам спокойнее. Ну Алексей Архипович, миленький...
      — Какой же я вам «миленький»?
      — Извините! — Наташа страшно смутилась, но тут же лицо её сделалось очень решительным. — Хорошо.
      Значит, вы считаете, что я работник неполноценный, да? Что я ещё легкомысленна и совсем не подхожу для трудной экспедиции. Так ведь? Я понимаю вас, но...
      Не раздвигая бровей, профессор искоса кольнул её взглядом:
      — Если понимаете, так что тогда плачетесь?
      Наташа прикусила губу, беспомощно оглянулась на
      Юру. Юра приосанился, расправил плечи, зачем-то тронул комсомольский значок и мягко, но с силой положил перед профессором свою огромную руку, прикрыв ладонью лежащие на столе книги.
      — Алексей Архипович, — решительно начал он, — вы только взгляните: ведь она же горит желанием... Моральный фактор! Она же там горы свернёт. А у меня... наоборот. Очень хочется работать на Ключ-камне. Пусть уж она с ними плывёт, а я с вами останусь.
      Профессор вскинул брови, внимательно, остро взглянул на Наташу, на Юру, покрутил головой:
      — Детишки... А ещё комсомольцами значатся! Вы мне который день работать мешаете? — Алексей Архипович сдвинул Юрину руку с книг. — Распустили нюни! Этой лично интересно быть на Вангуре, этот лично хочет работать на Ключ-камне. А может, я лично хочу сейчас варенье варить с женой?..
      Он сердито замолчал. Юра засопел: и совестно и сдаваться не хочется. Наташа повернулась к Пушкареву :
      — Борис Никифорович, ну почему же вы-то молчите? Замолвите за меня хоть словечко! Я буду помогать вам изо всех сил. Верите?
      — Верю. — Пушкарев смущённо улыбнулся, и сухое, суровое лицо его сделалось чуточку растерянным; он отвёл взгляд в сторону. — Конечно, верю, но всё же считаю, что Алексей Архипович прав: с нами на Бангур должен идти Петрищев.
      Кузьминых молча взял руку Юры и руку Наташи и положил их рядом, две руки: большую, сильную, крепкую — и маленькую, с нежными белыми пальцами.
      — Сравните. Которая нужнее на Вангуре?.. Бог так. Идите-ка лучше в шахматы сыграйте, что ли. А я
      поработаю. — Профессор придвинул к себе книги и вакиси. — Идите, идите...
      Понурившись, они вышли в коридор. Коридор был ДЛ1ЖНЫЙ, прямой, строгий. От одного из окон навстречу шагнул Ншсолай:
      — Ну как?
      Наташа ткнулась лбом в стекло, сердито ударила кулаком по раме:
      — Вот ведь упрямый!
      — Упрямый, — сокрушённо согласился Николай; он не знал, как её утешить. — Я пытался его уговаривать...
      — И Пушкарев этот... — Обычно спокойный. Юра от злости не мог подобрать слова. — Ему-то не всё равно?
      Николай посмотрел на Юру, на Наташу — и расхохотался :
      — Да вы их всерьёз готовы загрызть — и Пушка-рёва и Алексея Архиповича. Бросьте. Перетерпим.
      — Николай Сергеевич! — В сердце Наташи шевельнулась ревнивая обида. — Как легко вы об этом говорите! Вам хорошо, вы-то на Вангуре побываете, а я... так мечтала... — Наташа снова уткнулась в окно.
      Юра испугался, как бы дело не дошло до слёз, и потому, почесав затылок, побрёл в купе. У него было вечное, всегдашнее средство от всех печалей — книги.
      Николай молча стал рядом с Наташей.
      Над дальними лесистыми увалами, где-то на краю хвойного моря, угасал последний отблеск неяркой северной зари, В лесу, под густым переплётом мохнатых лап, уже царил тяжёлый, плотный сумрак.
      За окном пролетал паровозный дым. Белые клубы его, казалось, ударяли в лесную стену и толкали её назад.
      Потом солнце исчезло совсем. Постепенно лес, сквозь который прорывалась грохочущая вереница вагонов, сделался чёрным. Из облаков выплыла луна, осветила землю, и от белых клубов дыма упали и поксали назад тёмные тени.
      — Как красиво!.. — прошептала Наташа.
      Николай всё молчал. Неожиданно он сказал, чуть склонившись к ней:
      — Вот взять бы вас за руку — и вдвоём по этим просторам!..
      Наташе сделалось радостно и страшно. Как неопытному пловцу на большой глубине. Сама того не ожидая от себя, она вдруг повернулась к Николаю и лукаво прищурилась:
      — А если под руку?
      — Под руку в лесу опасно, — усмехнулся он, — можно о бурелом споткнуться.
      Своих слов Наташа испугалась, но какое-то весёлое ощущение превосходства, чуть ли не власти озорно вытолкнуло из неё:
      — О, да вы трусишка!
      Она засмеялась и тут же прижалась лицом к стеклу, Лицо было очень горячим. Сердце сильно билось. Хорошо, что колёса стучали всё-таки чуть громче...
      А потом все они ехали на грузовиках. Дорога шла по лежнёвке. Две нескончаемые узкие полоски досок — для колёс — протянулись по таёжному, поросшему лесом болоту.
      Машин было две. В них разместились и научные сотрудники, и рабочие, и весь походный скарб. Руководил укладкой вещей сам Алексей Архипович. Без тяжёлые и громоздкие предметы уложили вниз, а сверху прикрыли тючками с палатками и спальными мешками, потом застелили брезентом. «Хоть спи, хоть песни пой», как сказал Николай. И то и другое было дельно, и тем и другим советом воспользовались: и спали и пели.
      Лишь Томми, пёс Наташи, спать не хотел, а петь, как выяснилось, не умел, хотя его хозяйка, когда ратовала за то, чтобы Томми взяли в экспедицию, утверждала, что умеет он See,
      Шофёры на северном Урале водят автомобили по лежнёвкам так же лихо, как кавказские — по горным дорогам. Только ветер бил в уши, и было удивительно, почему это машины до сих пор не обрушились в жадную гнилую топь, раскинувшуюся без конца без края по обе стороны лежнёвки. Совсем близко, почти рукой
      достать, мелькали стволы сосен, но иногда лес отходил в стороны, и тогда вдали были видны бугры гор.
      Ехали час, два, три... Неоншданыо лежнёвка оборвалась, и лес чуток расступился вокруг небольшой кучки домов. Машины остановились. В этом мансийском посёлке была база филиала Академии наук.
      Жители высыпали из домов и спешили к приехавшим. Раньше всех к машинам подошёл могутный мужчина с большой чёрной бородой — старший рабочий отряда Степан Крутояров, неизменный спутник про-фоосора Кузьминых во всех его экспедициях. Сюда он был послан заранее.
      — С благополучным прибытием! Добро пожаловать! — гудел Степан, а сам зорко вглядывался в приехавших: всё ли на месте, всё ли у них благополучно?
      — Здорово, Степан, здорово! — Профессор крепко чряхнул его руку. — Как тут у вас?
      — А всё готово, Алексей Архипыч. Хоть ныне в путь. И проводников сыскал. — Он повернулся к двум манси, стоявшим в толпе, которая уже успела окружить профессора и его спутников. — Вот Михаил Куриков, из Никляпауля.
      Небольшого роста старый манси с выщипанной, по старинному обычаю, бородой, быстро окинув профессора цепким, насторожённым взглядом, молча протянул ему руку.
      — Он, значит, на Вангур поведёт. А вот этот, — Степан, не оборачиваясь, молча ткнул в стоявшего рядом чернявого парня, — сын его, Василий, тоже, значит, Куриков, до Ключ-камня пойдёт.
      Василий у.т1ыбнулся приветливо и смуш,енно и тоже, как отец, протянул профессору руку.
      — А Ключ-камень отсюда видно? — не утерпела Наташа.
      Степан скосил на неё свои цыганские глаза, подмигнул профессору — дескать, вишь, какая молодегкьо прыткая, — но ответил вполне уважительно:
      — Отчего не видно? Видно. Эвон, — и указал на еле видневшуюся в далёкой дымке гору.
      — Семь дней ходить надо, — пояснил Василий Куриков и для верности показал на пальцах: семь.
      Урман — так зовут на севере тайгу — штука серьёзная. Урман не одолеешь ни на машине, ни на лошади, особенно летом. Ни дорог, ни троп. Нетронутый, дикий лес, чаш;а, бурелом, болота. Слабому нет здесь пути. Слабых урман губит.
      Отряд упрямо шёл на северо-запад. С базы профессор взял несколько носильщиков, но всё равно каждому приходилось тащить за плечами пуда по два груза. Всё явственнее становились следы пребывания в тайге: рваные дыры на одежде, царапины на лицах и руках, кровавые расчёсы — от мошкары.
      Алексей Архипович потел, сопел... и улыбался: он был в любимой стихии. По утрам, облхваясь ледяной водой горных ручьёв, гоготал, как леший:
      — Го-го-го! Ещё два килограмма жргров за сутки долой!
      Пушкарев суховато охлаждал его восторг:
      — Зимой супруга пирожками вернёт.
      — Ох, вернёт! — вздыхал профессор и принимался яростно рубить дро®а.
      У Николая оказался острый и памятливый глаз. Наташа с удовольствием слушала его, чтобы научиться ещё лучше определять горные породы. На ходу это было трудно, и, когда однажды во время перехода она отстала, увлёкшись интересным обнансением гранито-порфиров, Кузьминых рассердился и потребовал прекратить «баловство». После этого Николай умудрялся по пути набирать десяток-два образцов и давал девушке уроки петрографии на привалах. Брезентовая сумка с камнями, которую он таскал, была тяжёлой и как-то раз чуть не наделала беды.
      Перевалив через небольшую скалистую вершину, отряд спустился в глубокий лог и остановился перед горной речкой. Переходить её нужно было по камням. С шестом в руках вперёд двинулся Василий. Он должен был перенести на другой берег конец верёвки, чтобы протянуть её над перекатом. Взгляд его напряжённо шарил по камням, шест щупал дно. Бешеный, от пены белый поток бурлил у самых ног. Прыжок. Ещё прыжок. Ещё... На последнем камне Василий дол-
      го топтался и наконец показал: проток слишком широкий, не перепрыгнуть.
      Николай, сбросив рюкзак, быстро двинулся к манси. Он стал рядом с ним на скользком камке, оглянулся на товарищей и, растопырив руки, помахал ими. Это означало: надо перелетать подобно пичуге. И это было смешно. Но в ту же секунду Николай резко оттолкнулся от камня и прыгнул. Наташа зажмурилась. Бее кругом закричали, Наташа открыла глаза и увидела, что Николай, судорожно уцэпившк-сь за корень прибрежной сосны, повис над бурным потоком. Тяжёлая сумка с камнями тянула его вниз, освободиться от неё, не опуская рук, он не мог.
      По камням уже прыгал Пушкарев.
      Но манси не стал дожидаться помощи. Упёршись шестом в дно, он перемахнул через поток вслед за Николаем. Шест помог. Ухватившись за руку Василия, Николай выбрался на берег.
      — Ай-ай, торопишься! — Бледный, но улыбающийся манси покачал головой.
      Николай молча пожал ему руку.
      Пушкарев перебросил им топор. Подрубленная соска упала в воду, стремительный поток прижал её к камню. По этому мостику перешёл весь отряд.
      Снова шли непролазной чащей урмана. Когда останавливались передохнуть, воздух начинал звенеть: это плотными серыми тучками над людьми вилась мошкара. Накомарники и дымокуры помогали мало.
      Ключ-камень то скрывался за ближними увалами и лесами, то, всё разрастаясь, вставал на горизонте.
      К его подножию они подошли вечером шестого дня. Наутро двинулись к вершине.
      Запрокинув голову, Наташа долго смотрела на угрюмую громаду. Томми, вертевшийся у ног, вдруг начал злобно лаять на гору. Сзади подошёл Кузьминых:
      — Ну, как оно... поближе-то?
      — А ничего! — Наташа тряхнула головой.
      От поляны, на которой остались примятая трава, пепелище костра да кучка пустых консервных банок, отряд уже уходил в гору.
      Шли цепочкой, один за другим. Склон быстро набирал крутизну. Даже Михаил Куриков, старый,
      Николай повис над бурным потоком.
      опытный ходок, задышал тяжело. Пропуская мимо себя Юру, на спине которого громоздился особенно большой рюкзак, манси шутливо похвалил парня:
      — Гора на гору пошла гулять.
      Наташа чувствовала, как дрожат, преодолевая кручу, ноги.
      — Давайте помогу. — Николай взялся за её рюкзак.
      — Ещё ваш могу прихватхтть! — почти со слезами крикнула Наташа и рванулась вперёд.
      Началась каменная осыпь. Большие и мелкие валуны, обкатанные друг о друга, шлифованные ветрами и водой, заполнили, казалось, весь склон. Ноги срывались с камней, застревали между ними. Ещё хуже было, когда валуны, потеряв опору, с грохотом летели вниз, слепо угрожая всему, что попадалось на пути.
      Но всё ползла вверх упрямая цепочка.
      И вое ближе подступала неприветливая скалистая вершина.
      Призывно замахал накомарником вырвавшийся вперёд Николай:
      — Наша взяла!
      Ещё десяток метров. Ещё!.. Вот и вершинный шихан — врезавшаяся в небо неприступная, обрывистая скала. К ней стянулся весь отряд.
      Отсюда было видно чуть ли не полмира. Сползая по склону горы, неоглядным разливом уходила в синеющую дымку тайга. Среди неё, будто ленты на ветру, вились реки. Над болотами висли туманы. В бескрайные дали выстилалась на восток Сибирская равнина. А по западному горизонту синела главная линия горного хребта — будто разбежались в яростном порыве и, как в сказке, застыли, окаменели гигантские волны древнего моря.
      Ветер обдувал разгорячённые лица, трепал волосы.
      — Вот он. Каменный пояс, батюшка наш Урал! — негромко сказал профессор.
      Что ж, теперь-то уж молено, сбросив тяжёлую ношу, по-настоящему отдохнуть. Юра, как плохой актёр, став в позу завоевателя, провозгласил:
      — Здесь будет город заложен!
     
     
      Глава третья
     
      Ни у Юры, ни у профессора Кузьминых не было волшебной палочки, но палаточный лагерь-городок возник, словно по её мановению. Его разбили не у вер шины, а ниже, выбрав на склоне более пологое место, близ небольшого, струящегося меж камней ручья. Несколько сосен — полусухие, скрюченные ветрами горные ветераны — встали вокруг лагеря на страже.
      Как всегда, с первых же минут лагерь охватило деловитое движение, сегодня оживлённое тем более, что геологи устраивались здесь не на день, не на два, а надолго. Одни ещё выверяли растяжку палаток и копали ровики вокруг них, другие уже заготавливали топливо и разжигали костры, третьи разбирали вещи, натягивали антенну для радиоприёмника. Ухнули в лесу выстрелы: это старший Куриков и Пушкарев успели начать заготовку мяса.
      Пристроившись у входа в палатку. Юра вытаскивал из рюкзака и сортировал его содержимое.
      — Э! — неожиданно услышал он над своей головой. — Это у тебя что такое?
      Не только голос — и вид у профессора Кузьминых был сердитый.
      — Это? — С невинной физиономией Юра ткнул в футляр прибора. — Радиометр, Алексей Архипович.
      — Не изображай из себя младенца! Я спрашиваю тебя вот про эту... штуку.
      «Штука» представляла собой нечто длинное, обёрнутое в брезент и перемотанное бечёвкой. Профессор т:ытащил её из рюкзака, и сразу стало ясно, что это гитара. Ведь надо ж было ухитриться замаскировать её в заплечный мешок!.. Ну, замаскировать замаскировал, а теперь вот, музыкант, объясняйся.
      — Это, Алексей Архипович, значит... инструмент. Для подъёма морального духа.
      — Всё бы забавляться! Сколько минералогических образцов можно унести вместо этого... духа. Геолог!
      Рассерженный профессор потопал от палатки. Юра сконфуженно поморгал, огляделся и увидел, что Нико-
      лай, сидящий у костра, сдобрительно подмигивает ему: дескать, молодец, Петрищев, не робей! Тогда Юра расплылся в улыбке и проворно сунул гитару в палатку.
      На горы опускался вечер. Потемнела зубчатая громада шихаяа, лишь с запаса освещённая угасающей зарёй. Расплывался сумрак, и с каждой минутой ярче казался огонь костра.
      Наташа в рабочих брезентовых штанах и сапогах хлопотала над вёдрами с варевом. Как у заправской хозяйки, возле неё лежал целый набор баночек и мешочков с надписями: «Соль», «Перец», «Лавр. лист». Николай взялся помогать ей. Сидя на сучковатых поленьях, он ощипывал принесённых к ужину глухаря и тетёрку. Работа не из очень почётных, зато она не мешала ему разговаривать с Наташей.
      — Я от этой экспедиции многого ясду. Найдём на Вангуре рутил... а я уверен, что найдём, хоть кое-кто сомневается... найдём, и сразу же я сажусь за диссертацию.
      — Только побыстрее, Николай Сергеевич, побыстрее.
      Он удивлённо поднял на неё глаза, потом, сообразив, в чём дело, засмеялся:
      — Это про птицу — побыстрее, а я...
      — Слушай, Наташа, — прервал его подошедший Юра, — выдай ты мне что-<нибудь такое... пожевать. Ведь не дождёшься твоего ужжна.
      — Бедненький!.. Ох, Юрий, выведешь ты меня из терпения! Третий раз подходит клянчить. Займись этой своей... контрабандой. — Наташа изобразила, как играют на гитаре.
      — Да... займёшься! — Юра кивнул на профессора, который копошился у костра манси.
      Откуда-то из-за палаток раздался голос Пушка-рёва:
      — Томми, ко мне!
      Пёс, дремавший у костра, сорвался с места и исчез в сумерках.
      — Что это он так льнёт к Пушкареву? — Николай спросил это будто между прочим.
      — Ну как же! Они старые друзья. Мне его Борис
      Никифорович ещё вот таким щеночком подарил. В прошлом году.
      — Значит, и вы с Пушкаревым... старые друзья?
      — Мы? — Под испытующим взглядом Николая Наташа чуть смутилась. — Ну, какие же мы друзья! 51 лаборантка, студентка, он кандидат наук. И потом... знакомы мы с ним уже больше двух лет и он мне нравится, но... как бы это сказать... он со мной как-то особенно сух, официален, вот так себя держит. — Наташа показала, как: рукой как бы отгородила, не допуская к себе, кого-то. — Не знаю. — Она задумчиво покачала головой, потом, спохватившись, принялась размешивать варево.
      Юра тем временем подошёл к профессору. Тот разбирал свои вещи, вытаскивая из рюкзака походный несессер, компасы, одеколон, трусики, какие-то склянки. Подойдя, Юра наблюдал нехитрую работу на-чальсгва и вдруг сказал:
      — Э! Зто у вас...
      — «Шипр». — Кузьминых деловито ткнул в одеколон. — Рекомендую. Прекрасное...
      — Нет, Алексей Архипович, я спрашиваю вот про эту... штуку. — И Юра вытащил из рюкзака коньячную бутылку.
      — Ну-ну! — угрожающе буркнул профессор, но тут же, вспомнив недавний разговор, перестроился: — Это, молодой человек, особый препарат для подъёма морального духа.
      Tут оба они расхохотались.
      Так была отомщена гитара.
      И надо сказать, что, когда все они собрались у костра, она пользовалась несомненно большим успехом, чем профессорский «препарат». Усердно приложился к бутылке лишь старый Куриков. Осоловев от выпшо-го, он смешно щурил глаза и, оглядывая шумную компанию, одобрительно кизал:
      — Много раз, однако, геологов вижу. Всегда смеются, всегда весёлые. Почему смеются, почему весёлые?
      — А потому, папаша... — Неожиданно с силой Юра ударил по струнам и запел сочинённую им ещё в беззаботный год студенчества песню:
      Потому что мы, геологи, такой народ:
      Ни беда нас и ни горе никогда не берёт.
      Горевать нам некогда.
      Тосковать нам некогда —
      Надо нам шагать, шагать... Куда? Вперёд!
      Потому что мы, геологи, такой народ!
      Наташа и Николай, а за ними долговязый техник-магнитометрист Кеша с азартом подхватили песню, замычал её себе под нос профессор, и Василий Кури-ков, ещё с трудом осваивая мелодию и слова, начал подпевать, оживлённо оглядываясь на окружающих и очень довольный собой. Даже пламя костра, казалось, начало приплясывать в лад песне, и тьма отпрянула от этой молодой, здоровой и очень бодрой компании.
      А Юра не растерялся — поймал момент, перешёл на плясовую. Как тут усидишь? Наташа вскочила, крутнулась и пошла в пляс. Под-петела к Пушкареву:
      — А ну, Борис Никифорович!..
      Он только головой помотал и — руки вверх: дескать, не способен, не могу.
      Тут с лихим па вышел в пару Наташе Николай, свистнул молодецки, топнул — она, должно быть, этого и хотела, только постеснялась сразу вызвать его, — и вместе они понеслись, закружились у трепетного костра...
      Только позавтракали — Наташа кудао исчез.ча. Уже люди ушли на работу и профессор давал последние указания дежурному по лагерю, когда она появилась, возбуждённая, раскрасневшаяся.
      — Товарищи, тут недалеко, на том склоне, пещера! Кто со мной? Алексей Архипович, можно?
      — А почему это вы оказались «на том склоне»? Вы ясе с Крутояровым должны быть.
      — Просто я... ходила размяться. Ну, Алексей Архипович, можно? Я с Васей схожу.
      Василий Куриков уже готов был вскочить, но его отец, оторвавшись от куска дерева, из которого он что-то вырезал, поспешно и недружелюбно возразил:
      — Вася со мной ходить будет. Место смотреть надо, птицу кушать стрелять надо. Сиди, Вася, покури... Манси под землю гулять нельзя. Там духи. Шибко злые. Нельзя духов дразнить. Шайтан сердиться будет.
      Наташа хотела ему возразить, но Куриков не замолчал — он просто перешёл на мансийский язык.
      — Понятно? — Кузьминых чуть приметно улыбнулся. — Духи. Давайте-ка... на своё рабочее место. Двинулись. — Он легонько подтолкнул Наташу.
      — Но, Алексей Архипович, это же безобразие: на тридцать восьмом году советской власти — и вдруг духи! И Василий его слушает!
      — А вы что, и в шайтана не верите?
      Профессор спросил это очень серьёзно. У него такое
      бывало: скажет что-нибудь — и не знаешь, смеяться или плакать. Наташа рассмеялась.
      — Ох, и возьмусь я за этого старика!
      — Перевоспитаете?
      — Обязательно.
      Увы, проверить талант Наташи на ниве культурного просвещения не удалось: Пушкарев заявил, что уже завтра они выходят в путь, на Вангур. А вести их туда должен был старый Куриков.
      С утра группа Пушкарева ещё помогала геологам на Ключ-камне, а после обеда занялась своими делами. Николай и Юра проверяли инструмент и снаряжение. Пушкарев засел вместе с Куриковым за карту: решил ещё раз уточнить детали маршрута. Особенно интересовали его притоки Вангура. Куриков рассказывал о них скупо, некоторые оя не знал вовсе. Про среднее течение Вангура сказал:
      — Не знаю, не ходил.
      — Может, слышал от других? Берега там какие?
      — Не ходил. Тут ходил, там — не ходил. Манси не ходят. Худое место.
      В урмане есть такие уголки, куда манси действительно не заглядывают. Трудно ли туда попадать, нет ли там зверя или вое ещё, по старой памяти, действует древний запрет шаманов — и то и другое старики объясняют одним понятием: «худое место».
      — «Худое»... — Пушкарев усмехнулся. — Вот мы и посмотрим, что это за место.
      Куриков взглянул на него с недоверием и затаённым страхом, но промолчал. Послышались громкие голоса : с работы возвращались Кузьминых и его помощники. В маленьком полотняном городке сразу стало оживлённо.
      Наташе не терпелось, и тут же, у палатки, она разостлала брезент и мигом оборудовала чго-то вроде походкой лаборатории. Всё смешалось здесь — и образцы горных пород, и склянки с препаратами, и спиртовка, и лупы, и микроскоп.
      — Ой, товарищи! — Она подняла голову от лупы, лицо её сияло. — Смотрите...
      Профессор увидел, как разом повернулись к ней Пушкарев и Николай.
      — Смотрите, Николай, — заключила Наташа, — какое интересное включение!
      Николай сразу вскочил и подошёл к ней, и сразу потускнел Пушкарев.
      Профессор отвернулся. Пушкарев нахмурился и начал разжигать дымящуюся трубку.
      — У тебя всё готово? — повернулся он к Кури-Кову, забыв, что этот вопрос задал ему всего лишь час назад.
      — Всё, всё, — закивал старик. — Нож есть, ружьё есть, порох, ноги — всё готово.
      Пушкарев встал. Лицо его сделалось прежним — спокойным, суровым, и только чуть глубже обозначилась складка между тёмными неровными бровями. Он подошёл к Юре и молча наблюдал за его работой.
      — Это выбрось. — Пушкарев взял и повертел на ладони складной столовый нож с вилкой. — Лишняя тяжесть. — Юра согласно кивнул. — И гитару не забудь оставить здесь.
      Юра вскинул на него гневные глаза:
      — Ну да!
      — Да, да. Придётся, друже, оставить здесь, — твёрдо сказал Пушкарев.
      Юра посмотрел на него как-о странно и неожиданно смирился:
      — Понятно...
      В этот вечер уже не было того веселья, что шумело здесь вчера. Ужинали быстро, деловито. А потом долго сидели у костра и говорили о чём-то совсем незначительном, неважном.
      В стороне, привалившись к большому валуну, грустил с гитарой Юра, рассеянно перебирая струны. Подошла и присела на валун Наташа. Она переоделась в платье и потому выглядела необычно нарядно. Помолчала, потом тихо попросила:
      — Юрочка... что-нибудь на прош;ание...
      — Изволите желать весёленького?
      Вопрос звучал явно саркастически. Но Наташе было ке до этого, и возразила она вяло:
      — Не надо весёлого. Что-нибудь такое... Ну, понимаешь...
      Конечно, Юра понял. И все у костра замолчали.
      Это была песня. Никто не знал её, но это была песня. Потому что Наташа запела.
      Песня была про любовь, вернее — про мечту о любви, мечту страстную, свежую и туманную. Как юность. В пеоне говорилось о любимом, которого девушка ещё Н9 внала, но который должен прийти. И должен быть он сильным и большим, очень хорошим, храбрым и умным. Самым хорошим на свете. Она не знала, кто он, когда и как к ней придёт, но знала: придёт.
      Может быть, Наташа притворялась? Кто скажет! Такие были у песни слова.
      Николай слушал её так, будто знал: слова о любимом относятся к нему. Светло задумался о чём-то Пуш-карев. Насупил косматые брови профессор; рассердился, что ли, на СБОЮ давно прошедшую молодость?
      Пушкарев взглянул туда, откуда доносилась песня. Красиво и чётко на фоне догорающей зари темнел силуэт Наташи. Вдруг силуэтов стало два. Борис Никифо-рович оглянулся: место Николая у костра стало пусто...
      Томми понял своего друга: посмотрел на хозяйку, на Пушкарева и, словно хотел утешить, уткнулся мордой в его колени.
      Песня оборвалась. К костру подошёл Юра.
      — Пойдёмте-ка, дядя Степан. Кое-что передать на-до. — Юра выразительно помахал гитарой.
      Вдвоём они ушли к одной из палаток, в густые синие сумерки.
      2 Хмурый Вангур 33
      Без гитары, без песни стало как-то пусто, неуютно. Пришла ночь. Люди разбрелись по палаткам.
      А утро разыгралось ясное, солнечное, и палатки нежились, купаясь в потоках света. Но их стало на одну меньше. Там, где было жильё Пушкарева и его товарищей по походу на Вангур, остался ясно видимый на траве четырёхугольник.
      Все столпились у края палаточного лагеря. Пушка-рёв с редкой у него ласковой улыбкой поглядывал на своих спутников — как старший брат. Николай не мог, да, наверное, и не хотел скрыть своё возбуждение: ведь это по его предложению уйдёт сейчас группа на Вангур, и цель близка. Лицо Юры Петрищева было довольно унылым.
      — Ну, найти вам во-ют такое месторождение! — Широко раскинув руки, Наташа улыбнулась Николаю. — А вам, Борис Никифорович, что пожелать? Ведь вы сомневаетесь, что на Вангуре титан есть. Значит, пожелать, чтобы не найти? — Она смотрела то на Пушка-рёва, то на Николая, лукавинки так и плясали в глазах.
      — Вот коварная девица! — добродушно буркнул Кузьминых.
      — Пожелайте найти истину, — ответил Пушкарев, и от его короткого, быстрого взгляда Наташе почему-то сделалось неловко.
      Юра завертел головой, кого-то выискивая.
      — Дядя Степан, гитара, значит, будет в порядке?
      — Это уж точно, будет, — загудел Степан и ухарски подмигнул. — В полном порядке.
      На минуту все умолкли.
      — Ну... — Пушкарев сделал знак: пора двигаться.
      — Что ж, — профессор протянул ему руку, — ни пуха вам ни пера.
      И сразу все заговорили, зашумели:
      — Ни камня ни глины!
      — До встречи, товарищи! Успехов!
      — Вам также! Всего лучшего!
      Даже Томми, присоединяя свой голос к этим возгласам, залаял.
      Старый Куриков молча пожал руку сыну и отошёл.
      Взмахи руками, кепками, накомарниками, обычное возбуждение, за которым скрывается невольная грусть.
      Дольше других взлетал платочек над головой Наташи. До тех пор, пока ушедшие не вступили в таёжную чащу. Шагавший позади Николай обернулся — она всё стоит и машет, машет...
      Г л ава чешвершая
      Снова вокруг был урман, глухие таежяые дебри. После горного простора, раздольной шири земли и неба мир казался съёжившимся и помрачневшим. Земля угрюмо щетинилась буреломом, небо исчезло: деревья, теснясь, не давали увидеть его людям.
      Они шли по урману напрямик, напролом. Чуть в сторонке бежал Вангур. Они часто выходили к его берегам. Речушка была ещё маленькой и бурной. Как молодой беззаботный зверёк, она прыгала с камня на камень, урчала и разбрасывала клочья пены. Иногда, решив отдохнуть, она затихала, а потом снова бежала вприпрыжку, резвилась безобидно и весело.
      А урман был тих и хмур. Лесные великаны, почти не расступаясь, пропускали мимо себя эту расшалившуюся речонку, прибежавшую с гор. «Ничего, — наверное, думали они, — подождём: ещё умаешься, завязнешь несколько раз в наших болотах — и присмиреешь».
      Молчаливый, нахохленный, как старый воробей в непогодь, Куриков неутомимо шагал впереди. Или старик очень уж хорошо знал эти места, или было у него какое-то особое чутьё — он выбирал путь самый удобный и скорый, ловко минуя болотца, бурелом и завалы.
      Идти было трудно, очень тяжёлой оказалась поклажа. Пушкарев настоял, чтобы взяли и палатку (она была маленькая и называлась двухместной, но в ней могли поместиться четверо), и спальные мешки, и пилу, и два брезентавых полога, не говоря уж о снаряжении более необходимом. Его расчёт был прост: как-нибудь дотянуть до водного пути, а там тяжесть не страшна.
      Постепенно Вангур терял задор и резвость и делался всё более солидной речкой.
      — Дня через два поплывём? — поинтереоовался Пушкарев у проводника.
      КурикоБ помолчал, зачемо оглядел кроны деревьев и подтвердил:
      — Через два дня, однако, поплывём.
      Николай шагал, пересвистываясь с бурундуками или напевая полюбившуюся ему удалую, чуть хвастливую песенку:
      Потому что мы. геологи, такой народ: Ни беда нас и ни горе никогда не берёт...
      Оглядываясь назад, он видел сосредоточенное и довольно угрюмое лицо Юры.
      — Эгей, геология! Приуныла?
      — Печёнка твоя приуныла! — пробормотал под нос Юра и вдруг подхватил почти свирепо:
      Горевать нам некогда,
      Тосковать нам некогда —
      Надо нам шагать, шагать... Куда? Вперёд!
      Потому что мы, геологи, такой народ!
      Русло Ваягура становилось шире и глубже, течение — спокойнее. Берега начали расползаться по урману болотиной. Появились заросли багульника. Лес стал мельче.
      Второй день путники шлёпали по болоту, среди ню-ра — низкорослого, чахлого сосняка. Бродни легко уходили в жижу, она чавкала, пузырилась, жадно охватывала ноги. Брюхо у лайки Куршотва не просыхало от воды и грязи.
      Юра, шедший в хвосте цепочки, споткнулся о коряжину, упал и чертыхнулся. Николай остановился, хохотнул:
      — Ты кого там цитируешь?
      — Да так... из геологической литературы. — Не утерпев. Юра чертыхнулся еш;е. — Ну, прорва! Второй день обсохнуть не могу!
      Бродни — высокая лёгкая обувь из кожи, напоминающая сапоги.
      Они шли по урману напрямик, напролом.
      — Урман — он такой... Ничего, поплывём — обсохнешь.
      «Ишь ты, утешитель!» — с неожиданной злобой подумал Юра и зашагал вперёд напропалую, без разбора, бэз опаски. И странно: идти стало легче.
      Ближе к вечеру, остановившись, чтобы раскурить трубку, Куриков сказал:
      — Однако, плыть пора.
      Вангур неторопливо нёс свои воды меж низких заболоченных берегов. С трудом нашли место посуше — небольшой холм, поросший кедром, елью и сосной. Здесь решили остановиться, чтобы построить лодку.
      С утра свалили кедр и сосну. Плотничать взялись Куриков и Пушкарев. У обоих был опыт подобной работы. Николая и Юру Борис Никифорович послал на охоту:
      — Берите ружья, пса — и ждём вас с мясом.
      — Вялить будем?
      — Вялить... Это кто мешок бросил? — Пушкарев тронул рюкзак ногой и почувствовал чтоо необычное. Присев на корточки, он принялся развязывать тэсьму...
      Из палатки выбрался Юра:
      — Мой. Давайте уберу.
      — Стоп, стоп! Что это в нём?
      И тут на свет божий была извлечена та самая «штука», которую несколько дней назад обнаружил профессор.
      — Гитара?! Ты же её оставил Степану.
      Бедный Юра! Он не рассчитывал, что его уловка будет разоблачена так скоро.
      — Оставлял. Ну только... вот как-то так получилось...
      Пушкарев решительно размотал бечёвку, скинул с гитары брезентовую одёжку и шагнул к костру.
      — Договаривались? — напомнил он. — Ничего себе походное снаряжение!
      Ещё секунда — и гитара полетела бы в огонь.
      — Ну Борис Никифорович! Ну разве можно? Сжечь её мы всегда успеем. Мы ж её не потащим. Она ж сама поплывёт. Положим в лодку — и поплывёт...
      Так Юру убеждал Пушкарева, а сам постепенно овладевал гитарой. На помощь пришёл и Николай:
      — Оставьте, Борис Никифорович. Он нам такие романсы исполнит — держись!
      — «Романсы»! — передразнилПушкарев, но влости было маловато. — Заладили оба: «Никифорович», «Никифорович»! Что я вам, министр? Только в прошлом году сменил комсомольский билет на партийный... Живо отправляйтесь на охоту!
      — Это — пожалуйста, — с величайшей готовностью •откликгяулся Юра...
      Уже на изрядном расстоянии от бивака, прыгая с кочки на кочку. Юра сказал Николаю:
      — Ас ним, оказывается, можно иногда ладить.
      Николай не ответил: рискуя оставить бродень в болоте, он с натугой вытягивал ногу из вязкой жижи.
      Когда они вернулись с охоты, у поваленного изрубленного кедра лежало готовое днище лодки. Куриков и Пушкарев вырубали из сооны борта.
      — Ну-у ма;стера! — удивился Юра. — Что тебе настоящие судостроители!
      Собака ли плохо работала без хозяина или мало было в этих местах дичи, охота не была удачной. Весь следующий день Николай и Юра опять лазали по громадному окрестному болоту, и весь день тюкали топоры и шуршало тесло на стоянке геологов.
      Когда уже заканчивали смолить лодку, в голову Юры пршпла блистательная, как он считал, идея. Распластав один из мешочков для минералогических образцов, он на живую руку изготовил небольшой флажок и на нём углём вывел:
      «ВПЕРЁД!»
      — Ты понимаешь смысл этого великого слова?
      Вопрос был обращён к Николаю. Как явствовало из
      него, урок демократизма, данный начальником группы, пошёл впрок: даже Юра, самый младший из путников, отверг высокое «вы» в пользу дружеского «ты».
      — Не понимаешь? Расшифровать ты это слово можешь? А я — пожалуйста. Смотри. — Последовательно тычаJB каждую букву надписи. Юра «расшифровал»: — «Великие Путешественники Едут Разыскивать Ёлки Да Палки». Осознал?.. Неостроумно? Придумай поостроумнее. Пожалуйста. Вот вам, товарищ, моё стило.
      Николай беззлобно отмахнулся от протянутого ему куска угля.
      — Отвяжись, чудик. Помоги лучше мясо сложить в мешок.
      Но Юра уже шествовал к лодке.
      — На флаг! Смирно! — провозгласил он и, с напыщенной торжествеиностью ступив в лодку, прикрепил флажок на её носу.
      И вот лодку завалили пожитками, уселся на корме с веслом в руках Куриков, в ногах у него устроилась лайка, на заднюю скамью забрались Николай и Юра, переднюю занял Пушкарев. Встрепенулся флажок — лодка двинулась по реке... Что-то ждёт их там, на диких, нехоженых берегах Вангура, в неизведанном сердце урмана?..
      Пушкарев сразу занялся делом: начал, пользуясь компасом, маршрутную съёмку. Николай шарил по берегам биноклем, изредка фотографируя их.
      Медленно текла река, и так же медленно — время.
      На пути лодки нет-нет, да возникали большие травянистые кочки. Куриков ловко отвёртывал от них. Иногда, взяв второе весло, Юра помогал проводнику.
      Но кочек становилось всё больше. Чуть ли не на каждом метре торчали они из воды, словно какие-то упрямые бессловесные твари, сговорившиеся всем скопом загородить людям дорогу, В конце концов лодка остановилась. Кочки зажали её. Вёсла не помогали, шесты безнадёжно вязли.
      — Кто храбрый — в воду! — с сумрачной шутливостью скомандовал Пушкарев.
      Николай глянул на него недобрым взглядом и, скинув ватник, перелез через борт. Было неглубоко, по колени, со дна поднялась муть. Навалившись на лодку, Николай толкнул её, кочки неохотно раздвинулись, лодка пошла вперёд.
      Николаю приходилось вылезать ещё несколько раз. Юра счёл нужным внести рационализаторское предложение :
      — Профессия водолазов отменяется. Вводится профессия кочколазов.
      Когда лодку зажало снова, он, большой, длинноногий, перешагнул через борт и взгромоздился на ближнюю кочку.
      — Толкаю!..
      Толкнул — и ухнулся в воду. Было не до смеха, но не улыбнуться сидящие в лодке не могли: очень уж смешно отфыркивался Юра, долго и величественно утирал нос тыльной стороной ладони, прежде чем принялся толкать лодку дальше...
      В этот день место для ночлега они нашли с большим трудом. Пришлось остановиться на сырой, заболоченной поляне. Костёр окружили воткнутыми в землю ветками и кольями, на них повесили сушить одежду и бродни. У самого пламени, кутаясь в брезентовые плащи и яростно отбиваясь от мошкары, приплясывали раздетые до трусиков «водолазы».
      Утром первым из палатки вылез Пушкарев. Нодья чуть дымилась. Густые космы тумана, обволакивая кочки, жались к воде Вангура. Сырая одежда липла к коже. Раздув огонь, Пушкарев, чтобы согреться и размять мышцы, пробежался вокруг палатки. Бродни громко шлёпали по болотине.
      — Подъём, великие путешественники!
      В палатке закряхтели. Спавший у костра на ложе из веток Куриков поднял всклокоченную голову, присел и закивал:
      — Подыём, подыём...
      Начинался второй день плавания по Вангуру.
      Он походил на первый. Все так же обступали лодку кочки. Их становилось всё больше: река растеклась по болоту, берега исчезли. Собственно, реки не было — было болото.
      Пушкарев решил сходить в разведку. Ушёл он прямо по воде: это был единственный путь. Вернулся часа через два, измученный, заляпанный грязью, по грудь мокрый.
      — Неважные дела. Болото — сплошняком.
      — Может, вернёмся, обойдём?
      — А где он, обход? Есть он? Можем и силы и время потратить впустую.
      Нодья — особым образом устроенный костёр, который горит долго и жарко.
      Помолчали. Довод Пушкарева звучал вполне убедительно.
      Юра с горестной ужимкой спросил:
      — Значит, толкать?
      — Значит, толкать, — ответил Пушкарев жёстко.
      — Эх, ду-убинушка, у-хнем! — Юра не хотел унывать.
      Обедали они, сидя в лодке. Сухари, консервы да по куску сахара.
      — Не угодно ли кофейку? — Зачерпнув воды из-за борта, Юра протянул кружку Николаю.
      Тот отхлебнул и начал плеваться:
      — Гниль!
      Помолчав, Николай, ни на кого не глядя, сказал с едва приметной усмешкой:
      — Выходит, не на том месте, где надо бы, лодку-то построили.
      Это был камешек в начальника группы. Пушкарев, конечно, понял это, взглянул на Николая, нахмурился, но промолчал.
      Теперь лодку толкали по очереди. Вечером старый манси помянул шайтана:
      — Пускать не хочет.
      Обращаясь ко всем и ни к кому, Пушкарев спросил:
      — Ну что ж, надо и поспать, а?
      Николай поёжился:
      — Без огонька-то того...
      — А что сделаешь?
      Сгрудились под брезентом, приткнувшись друг к другу. В мокрой одежде было холодно почти до судорог. Куриков присоедивиться к молодёжи отказался. Нахохлившись на корме, он курил трубку за трубкой, и слабый огонёк освещ;ал его недовольное, хмурое лицо. Тёмная гнилая вода беззвучно струилась меж кочек.
      Прошло не больше часа. Брезентовая горка зашевелилась, вылез Николай:
      — Так совсем окоченеть можно! — Он принялся размахивать руками, лодка закачалась, захлюпала вода.
      Видимо, Пушкарев и Юра тоже не спали. Поднялись и они.
      — Оно верно, — согласился с Николаем начальник группы, — окоченеть можно в два счёта. Лучше уж толкать.
      — Чтобы я — в воду? — поляскивая зубами, сказал Юра. — Да ншсогда в жизни! — И тут же перемахнул через борт. — У-ух! Пошёл экспресс!
      Забулькала вода, зачавкали потревоженные кочки, лодка поползла вперёд...
      Вскарабкавшись из-за дальнего леса, солнце увидело холодно и смутно поблёскивавшую в тумане широкую гладь воды с торчавшими над ней тысячами травянистых бугорков, а среди этих бугорков — длинную деревянную скорлупку, которую толкали посиневшие от холода люди. Солнце сжалилось над ними, разогнало туман и стало припекать по-летнему щ;едро, жарко.
      Но лишь к вечеру Вангур стал снова походить на реку: появилось что-то подобное руслу, меньше стало кочек. Забравшись в лодку, Куриков уселся на своё место, раскурил трубку и взялся за весло.
      — Плывём! — закричал Юра. — Как рыба плывём!
     
     
      Глава пятая
     
      Алексей Архипович шагал вдоль залитого солнцем гребня Ключ-камня. Бритый шар его головы сделался уае почти бурым; старенькая парусиновая кепка, туго натянутая на макушку, каждый день светлела по сравнению с головой всё больше. В брезентовых штанах, заправленных в сапоги, в просторной клетчатой рубахе с засученными рукавами Кузьминых совсем уже не походил на учёного мужа, его трудно было отличить от рабочих отряда.
      Вдали показался техник-магнитометрист, сосредоточенно и медленно двигавшийся меж валунов. Профессор нагнал его и-скосил внимательный взгляд на вздрагивающие стрелки прибора, на записи отметок:
      — Ну, и как оно?
      — Интересные отметки, Алексей Архипович. В меридиональном направлении резко увеличиваются к вершине горы. Правда, потом почему-то снижаются.
      — Угу, угу! — Профессор молвил это так, будто иного ответа и не ждал. — Отметки через пятьдесят метров? А вот в этом месте, — он отчеркнул карандашом рядок цифр в записях, — ты мне построй график через двадцать пять метров. Ясно? Ну, шагай. Я на седьмой шурф.
      Работа на Ключ-камне шла уже полным, ровным ходом. Кузьминых умел сделать так, что впустую не тратилось ни одного часа. Он был требователен и неутомим. С утра профессор уходил вместе с рабочими, целый день лазал по горному массиву, и два коллектора едва справлялись с тгми образцами, которые он отбирал. По вечерам он просматривал и обрабатывал показания магшгтометрической съёмки, подолгу сидел над записями.
      Жил Кузьминых в довольно просторной четырёхместной палатке, в которой лежали два спальных мешка — его и Степана Крутоярова, были собраны инструмент и приборы да стоял сколоченный на скорую руку грубый стол. Лагерь засыпал, а в «штабной» палатке ещ;е долго горел фонарь, сопел над вычислениями Алексей Архипович и ворчливо бранился Степан: он счи-
      тал, что профессор молсет просто-напросто загубить себя непосильным трудом. Алексей Архипович к этому ворчанию привык, но иногда всё же огрызался:
      — Хватит бубнить! Не нравится — на вот, садись на моё место, посиди.
      — «Садись»! Не надо было Пушкаревао отправлять на Вангур, вот и спали бы спокойно.
      — Кого же надо было отправлять? Тебя, что ли?
      — Ну, от меня толку мало.
      — Вот и помалкивай.
      — Как же помалкивать!.. Завтра-то подыматься чуть свет.
      — Слушай, Степан, — свирепел Кузьминых, — я тебя к костру спать отправлю!.. Удивляюсь, как с таки?л ворчуном лсена живёт! Я бы не стерпел.
      Степан бурчал что-то, потом задрёмывал, а открыв глаза, вновь видел своего старого товарища и начальника склонившимся над расчётами.
      — Вот ведь пропасть! Вся палатка керосинным духом пропахла! И верно, к костру надо перебираться.
      — Угу, угу, — соглашался Алексей Архипович, не отрываясь от бумаг,
      Степан кряхтел, переворачивался на другой бок и, натянув клапан спального мешка на голову, всё же засыпал, чтобы наутро подняться пораньше и хоть в чём-нибудь заменить Алексея Архиповича...
      Кузьминых подошёл к одному из шурфов. Двое рабочих, сидя на отвале, курили.
      — Ну, и как оно? — С ходу профессор полез в шурф.
      — Тёплая, Алексей Архипыч, работка.
      — Хм! — Кузьшшых придирчиво осматривал шурф. — Тёплая. Мы в прелшие времена, бывало... Дай-ка.
      Он деловито протянул руку к кирке и принялся орудовать ею так, что здоровенные парни, уже прхгвыкшие к этому инструменту, восхищ;енно закрутили головами: вот это профессор!
      — Стоп! — заметив что-то, сказал сам себе Алексей Архипович, присел на корточки и начал внимательно рассматривать шурф. Наконец он поднял голову; по глазам было видно: доволен человек.
      — Что, Алексей Архипыч, добрые приметы порода кажет?
      — Ничего! Мы сюда ещё экскаваторы притащим, — не прямо отвечая на вопрос, заверил профессор.
      Вечером разбирались в образцах. Коллекторы маркировали минералы: один пятнал их разведёнными на ацетоне белилами, другой ставил на пятнышках номера. Профессор определял образец и его судьбу, Наташа под его диктовку вела запись в журнал© наблюдений, техник-магнитометрист готовил этикетки, Степан заворачивал их вместе с образцами в бумагу, другой рабочий нумеровал свёртки. В общем, работы хватало.
      Рассматривая образцы, Алексей Архипович тихонько напевал без слов «Наш паровоз, вперёд лети!..»
      — Триста шесть,цесят три — титанит. Шлифовка. — Отложив образец в сторону Степана, профессор взял следующий. — Триста шестьдесят... какой там?., четыре — метаморфизованный ильменит. На спектральный анализ... Что, усталость берёт? — Он заметил, что Наташа с усилием сжимает и разжимает пальцы.
      — Давно не писала помногу.
      — Ну, эта беда не великая. Передохнем.
      Профессор всё не мог установить, как ему обращаться к этой девчонке: на «ты» или на «вы». Вообще он предпочитал «ты», но с женщинами говорил на «вы». Каташа, с одной стороны, вроде бы и женщина, с другой — какая же она женщина?.. Алексей Архипович подбирал фразы, в которых личных местоимений вообще не было. Впрочем, это удавалось ему не всегда, он путался.
      Осмотрев как бы по инерции ещё два — три образца, профессор снял очки.
      — Степан, вое забываю тебя спросить: почему ты никогда не побалуешь нас гитарой?
      — Да я, Алексей Архипыч, вы же знаете, не мастак на эти штуки.
      — Хм! «Не мастак»! Для чего же, спрашивается, тебе инструмент доверили?
      — Да как сказать, — неопределённо буркнул Степан, склоняясь над кисетом.
      — А ведь зря я его тогда за гитару обругал, а?
      Профессор сказал это совершенно серьёзно, и всем было ясно, о ком он говорит, — о Юре. Наташа улыбнулась:
      — Вы, Алексей Архипович, всегда так: отругаете человека, а потом жалеете.
      — Жалею я сразу. Только сознаюсь потом.
      Все заулыбались и потеплели. Приятно знать, что начальство, если и ругает тебя, всё-таки жалеет. Особенно такое начальство, как профессор Кузьминых.
      — А сознайтесь... — Наташа задумчиво положила руку на загривок Томми. — Только вы не обижайтесь. Группу на Вангур вы согласились... вы послали наверняка или...
      — ...наобум, да? — Брови профессора дёрнулись вниз.
      — Ну...
      — Ни «наверняка», ни «наобум» в науке не сущ;е-ствует, — сердито перебил её Алексей Архипович. — В науке существуют гипотезы, предположения, основанные на фактах, и истины, вытекающие из фактов. Иногда, чтобы установить истину, мы идём и на риск. У науки, уважаемая, есть долг перед народом, перед страной. Вы вроде человек грамотный, и не вам объяснять, что титан — это сверхпрочные реактивные самолёты, это широкая дорога для развития атомной техники. Стране сейчас очень нужен титан. Вот и всё. Понятно я вам это изложил?
      — Так и знала: обидитесь.
      — Экая у неё самоуверенность! И опять ошиблась. Могу даже улыбнуться. Если очень желательно.
      — Очень желательно.
      — Ну-ну! После ужина.
      — У вас что — улыбки по строгому расписанию? Как у Пушкарева?
      — По мере надобности.
      Наташа чуть задумалась, медленно поглаживая пса.
      — Нет, — сказала она, — Борис Никифорович, пожалуй, чаще улыбается.
      — Плетнёв, — профессор прищурился, — тот ещё чаще.
      — А что! Николай Сергеевич действительно весёлый человек, славный...
      — На вечеринках, наверное, хорош, — почти в тон с Наташей и в то же время как-то неопределённо, словно скрывая особый смысл своих слов, поддержал профессор. — Как говорится, душа-парень.
      — На вечорках-то куда ни шло, — ухмыльнулся в бороду Степан. — Парень весе-олый!
      — Наверное, хорош... — тихо обронила Наташа. — Знаете, очень мне обидно, что вы меня не отпустили на Вангур.
      — А вы не торопитесь обижаться. Может быть, и, Сидя здесь, вы поможете им. Вот поглядите.
      Надев очки, Алексей Архипович быстрыми, точными лилиями набросал в записной книжке схематический разрез местности. Слева взбугрился Ключ-камень, вправо, на восток, ровной плоскостью уходили к долине Вангура болота.
      — Вот поглядите. — И, помогая себе карандашом, профессор коротко изложил мысль, которая занимала его, видимо, не первый день.
      Отряд Кузьминых был занят исследованиями большого рудного тела, обнаруженного на западном склоне Ключ-камня. Некоторые отрывочные наблюдения подсказывали, что на противоположном, восточном склоне горы очень возможна зона метаморфических, то есть изменённых рядом геологических причин, пород, содержащих титановые минералы. Если так, то именно эти породы с Ключ-камня могли образовать россыпи рутила в долине Вангура. Веками по крупицам сносились они вниз, в бассейн реки, и скапливались там.
      Исследование зоны метаморфических пород на Ключ-камне могло бы дать косвенное доказательство того, что в долине Вангура действительно есть перемещённые россыпи рутила.
      Об этом и сказал сейчас профессор Кузьминых.
      — Но, Алексей Архипович, миленький... Ой, извините... Но ведь тогда мы должны срочно, просто немедленно обследовать и восточный склон и подошву Ключ-камня!
      — Так уж и немедленно?
      — Конечно!
      — Это не только поможет определить положение рудного тела здесь, — поддержал Наташу долговязый Кеша, тохник-магнитометрист, — это поможет и поискам на Вангуре.
      — Соображают, — не без ехидства одобрил Кузьминых. — Однако, молодые люди, не до конца соображаете. Мы, знаете, не можем этак... бесконечно распылять силы. Перебросить сейчас людей на восточный склон — значит зарезать работы здесь, на западном.
      — Но ведь это важно!
      — Работыо зарезать?.. Нельзя. И мне небось любопытно посмотреть, что там, на восточном-то склоне. Только позднее. Всему свой черёд. Вначале надо управиться здесь.
      — Здесь-то дело верное, а на восточном — бабушка ещё надвое сказала, — не совсем поняв разговор, вступил iB «его и Степан. — И то кое-как хватает силёнок управиться...
      — Вот так... Ну ладно, к этому мы ещё вернёмся. Успеется. А сейчас, — профессор нагнулся за очередным образцом, — продолжим.
      Наташа уже взялась за свою старенькую ручку-самописку, уже вывела номер: «365», и вдруг словно что-то толкнуло её.
      — Алексей Архипович! А пещера! — Она почти выхватила у профессора записную книжку.
      Как же это раньше она не догадалась? Ведь вот же... Ох, Наташка, какая ты молодчина! Уж теперь-то Алексей Архипович не назовёт тебя легкомысленной. Теперь-то он увидит, какая у него умная, думающая, инициативная помощница.
      — Ведь вот... — Наташа торопливо набросала на профессорской схеме предполагаемые очертания пещеры. — Что, если копнуть в пещере на контакте извест-няков с основной породой?
      — Ишь, какая быстрая!.. «Копнуть»! Сказать-то просто. Многовато ещё легкомыслия, уважаемая, многовато... Ну-ка... Какой там номер? Триста шестьдесят... пятый? Пишите...
      У Наташи задрожали веки, она хотела что-то сказать, но передумала, с обидой поджала губы и низко склонилась над записью.
      А жизнь четверых на Вангуре потихоньку ползла вперёд. Она была однообрааной и пока ничем не порадовала геологов. У них, в сущности, было только два дела: плыть на лодке и вести шлиховую съёмку.
      Шлиховая съёмка — это в основном битьё шурфов. Всё очень просто. Киркой и лопатой надо выкопать яму, чтобы посмотреть, что лежит под слоем почвы там, в глубине. Для этого нужно набрать в лоток породу, веками копившийся на берегу реки песок и промыть. Вода унесёт всё, что полегче, и останутся шлихи, наиболее тяжёлые минералы. В них и ищ;и рутил.
      Всё очень просто.
      Но рутила не было. Местами попадались его следы, ничтожные, очень мало значащие крупицы. И на шлиховой карге, помечая места, где закладывались шурфы, Пушкареву приходилось писать цифры, неизменно начинавшиеся с ноля: «0,5%», «0,0%», «0,2%»...
      Первые неудачи никого не удивили и не огорчили особенно. Очень спокойно, как к должному, отнёсся к ним и Николай Плетнёв. Нет рутила — будет ниже по течению.
      Но и ниже рутила не было.
      Пушкарев решил последовательно «прощупать» все притоки Вангура. Вначале Николай охотно поддержал его: больше площадь поисков — больше шансов найтя руду. Однако уходили дни, и вместе с ними убавлялись шансы на успех, таяла надежда. Николай начинал нервничать. Его уже раздражала спокойная размеренность методики Пушкарева. Какой смысл лазать по всем этим мелким притокам Вангура, если всё равно рутила там нет? Что ни речонка, то два — три потерянных дня.
      Пушкарев рассуждал так. В нижнем течении Вангура, где когда-то были обнаружены знаки рутила, элювиальной, то есть оставшейся на месте образования, рудной россыпи нет. Речь идёт о поисках перемещённой россыпи. Питать её могли воды, принёсшие рутил со стороны Уральского хребта. Значит, руда могла накопиться в долине не только Вангура, а и любой из речек.
      Соглашаясь с этими рассуждениями, Николай про-
      должал их. Речки впадают в Вангур. Если месторождение находится на одной из них, она всё равно притащит какую-то часть рутила к Валгуру. Значит, искать руду можно и прямо на Вангуре, у мест впадения его притоков.
      Ну, а если эта рутилоносная речка давным-давно исчезла, пересохла или нашла другое русло?
      Но ведь когда-то она всё-таки впадала в Вангур!
      — Что ж, значит, не заглядывая в притоки, обследовать только Вангур? — Пушкарев насмешливо щурился.
      — Вот именно! — горячился Николай. — Мы сэкономим и силы и время.
      — А на шлиховой карте, в отчёте что укажем?
      — Мы что, для отчёта работаем? Да?
      — Не петушись. Мы-то работаем не для отчёта, а EOT отчёт — для нас. Как ты будешь строить свои выводы, если в отчёте, на карте будут белые пятна, пустые места?
      — Я буду строить выводы не на пустых местах, а на найденном месторождении!
      — Сначала его надо найти...
      Юра в эти споры не вступал. Учёные мужи... им виднее. Впрочем, своя точка зрения у него была. В душе он стоял на стороне Пушкарева, но поддерживать его в открытую не хотелось: в Николае Юра видел наиболее близкого себе товарища, Пушкарев же для него... Правда, отношение к Пушкареву у Юры постепенно менялось. В урмане он оказался не совсем таким, каким был в городе, в институте.
      Борис Никифорович оставался замкнутым, суховатым, порой чёрствым. Но эти его недостатки начинали в глазах Юры искупаться достоинствами, без которых в тайге не проживёшь: Пушкарев не боялся чёрной работы, умел и не ленился делать всё, что нужно делать в лесу, был решителен и твёрд. За его спокойными, казалось, бесстрастными репликами чувствовалась уверенная властность.
      Эту властность хорошо ощущал и Николай. Он понимал, что попал в руки сильного человека, и это ещё больше злило его: Пушкарев настоит на своём и будет методично, аккуратно ставить на шлиховой карте ноли-
      ки, ничуть не страдая оттого, что это нолики. Лишь бы карта была составлена по всем правилам, а найдут они рутил или нет — это дело второе...
      День за днём они били шурфы. Руки огрубели и покрылись мозолями и ссадинами. Старый Куриков не знал и не любил земляных работ, но и его Пушкарев заставил взяться за лопату. Правда, толку от старика было не очень много, и основная тяжесть ложилась на Пушкарева и Николая. Юра помогал им не всегда: он выполнял дополнительное задание профессора по гам-ма-съёмке и часами вышагивал по тайге со своим «ур-манчиком» — так ласково окрестил он полевой радиометр «УР-4».
      Вангур вёл себя хорошо и больше не строил геологам никаких каверз. Неторопливо, но ходко нёс он свои тёмные, буроватые воды. С обеих сторон реку сжимал густой, мрачный лес. Местами берега подходили друг к другу совсем близко, стояли как две линии громадного частокола, и только наверху между ними светлела узкая полоска бледного северного неба.
     
     
      Глава шестая
     
      Когда-то один из свирепых уральских ураганов прочесал здесь тайгу. Это было давно: поваленные бурей гиганты уже иструхлявились и сгнили, нога уходила в их сгволы, как в мох, но их было много, и они мешали идти. А вдобавок на месте, очищенном тогда ураганом, буйной порослью взметнулся молодняк, теперь уже ставший вполне солидным, настоящим лесом. В нём ещё не было стариков гигантов, деревья поднимались ровно и потому спорили между собой и, торопясь и жадничая, стремились захватить как можно больше места. Разве они думали о том, что туг, между ними, придётся пробираться с радиометром на груди Юре Петрищеву?..
      Гамма-съёмка — выделение и оконтуривание площадей повышенной радиоактивности с помощью специальных приборов.
      Солнце за серой облачной пеленой катилось, навер> ное, уже вниз. Юра устал и шагал медленно. Собственно, медлил он не от усталости: просто, работая о радиометром, идти быстро нельзя, тем паче по бурелому и чаще. Мало того, что на груди у тебя прибор весом в несколько килограммов, — в руке ещё штанга зондирующей гильзы, глаза следят за стрелкой счётчика на щитке, а слух напряжённо ловит непрерывно поступающие в телефонные наушники сигналы из недр, то громкие, то слабые, почти совсем не слышные.
      Всё же, хотя Юра и был занят работой, глаза исподволь отмечали какиео наиболее яркие, необычные чёрточки в окружавшем его однообразии урмана: то искривлённый и сплошь покрытый слоем зеленовато-серо-го мха ствол, будто какое-то марсианское, что ли, растение ; то громадный, расщеплённый молнией кедр, склонившийся устало и грузно; то мрачную щетину молодого пихтача, такую густую, что, если б упасть на неё с неба, так бы и остался лежать на вершинных вет1с.ах, и они, поднявшись, вернули бы тебя небу, не пустив на землю... Недалеко от пихтача попалось небольшое обнажение гранитопорфиров. Юра задержался около него, пощупал пустую брезентовую сумку для минералогических образцов, болтавшуюся на боку, помедлил и двинулся дальше.
      Какое-то нехорошее смутное чувство целый день копошилось сегодня в душе. Юра попытался отделаться от него, оно не исчезало, и он понял, что оно не может исчезнуть. Это чувство осталось после сегодняшнего утреннего спора между Николаем и Пушкаревым. Собственно, спора не было: Николай говорил несдержанно, зло, упрекая Пушкарева в неправильной методике поисков, а Пушкарев молчал, лишь изредка вставляя фразу, две.
      Очень это плохо — ссора в тайге. В большом коллективе она не страшна. Коллектив или потушит её, или разожжёт и доведёт до конца, так или иначе рассудив, кто прав, кто виноват. А здесь, в глуши, от неё не огонь, а едкий, горький дым, копоть, и леший его знает, когда й где огонь прорвётся и каких натворит бед. И мнёт душу сумрачное беспокойство, и неуютно бывает у костра, когда насторожённо прислушиваешься
      к каждому слову: не оказалось бы оно «не тем», неловко сказанным...
      С этой невесёлой думой Юра подошёл к биваку.
      Пушкарев, сидя на отвале шурфа, склонился над шлиховой картой. Те же, всё те же пометки: «Шурф 17.0,2%», «Шурф 18.0,0% »... Рядом, небрежно отодвинутый, перевернулся лоток со шлихами, тут же валялась лупа.
      Юра снял наушники и начал укладывать прибор в футляр.
      — Ну, как у тебя? — лениво поинтересовался Николай, выбрасывая из шурфа лопату и кирку, и покосился на пустую брезентовую сумку.
      — Государственная тайна, — неохотно пошутил Юра. — Всё покрыто мраком неизвестности... А у вас?
      Николай не ответил.
      — Куриков, забери! — крикнул он проводнику, указывая на инструмент, и выбрался из ямы.
      Пушкарев задужчиво и, пожалуй, печально посмотрел на Юру, потом улыбнулся своей смущённой, застенчивой улыбкой:
      — Тоже... мрак неизвестности.
      — Это у нас какой? Девятнадцатый? — Юра кивнул на шурф.
      — Девятнадцатый, — подтвердил Пушкарев, спрятал записную книжку и начал сворачивать карту. — И всё тот же результат : ноль.
      — А какой же ещё может быть? — сказал Николай, старательно отряхивая штаны. — Если Борису Ники-форовичу угодно копаться там, где титановых руд нет, конечно, результат будет нолевой.
      Руки Пушкарева, складывавшие карту, на мгнове-иие замерли, но тут же аккуратно продолжили дело. Бросив быстрый взгляд на Николая, Пушкарев медленно сказал:
      — Мне «угодно» одно: доброоовестно выполнить порученное дело.
      Николай криво усмехнулся:
      — Ну ясно. Право руководителя группы... Начальство!.. — И вдруг закричал: — Но ведь за свою идею отвечаю я!
      — А я, — возразил Пушкарев, — отвечаю за про-
      верку этой идеи. — Он встал, угрюмо помолчал. — Ну, двинулись...
      Молча столкнули они лодку, молча сели ib неё. Ван-гур безропотно потащил их вперёд.
      Река бежала, сжатая урманом. Угрюмой громадой привалился он к Вангуру и молча и сумрачно смотрел на лёгкую скорлупку, скользящую по узкой водяной дорожке.
      Лодка проходила под поваленным бурей большим деревом, которое комлем упиралось в один берег, а вершиной легло на кроны деревьев другого берега. Николай отнял бинокль от глаз и тронул плечо Юры:
      — Смотри...
      Гигантская лиственница далеко впереди перегородила реку. Подплыли ближе. Ствол дерева лежал в воде и выступал над поверхностью. Пути вперёд не было, Куриков подвернул к берегу.
      Лодка была тяжёлая, её пришлось тащить волоком.
      — Теперь, выходит, мы водо-кочко-бреголазы? — пытался пошлтить Юра, но тут же с унылой самокритичностью признался: — Не смешно.
      Николай повернулся к проводнику:
      — Куриков, и много будет... такого?
      Старик подумал, пожевал губами:
      — Кто знает?
      Впереди уже была видна точно такая же преграда. Урман ставил свои заслоны...
      В ЭТИ дни все как-то сразу осунулись, исхудали и вдруг заметили, что одежда на них обтрепалась и порвалась. Николай перестал бриться и мрачно шутил:
      — Материал для диссертации. — Он тыкал в свою бородку. — Разве это не доказательство подвижнического научного труда?
      А на третий или четвёртый день «путешествия волоком» он бросил в сердцах:
      — Чёрт его знает! Так, видимо, ничего мы и не найдём?
      — Это почему? — Пушкарев спрашивал нарочито спокойно, будто всё шло нормально.
      — Да что, не ясно, что ли? Никаких признаков.
      — Неизвестно, что ещё впереди.
      Николай усмехнулся:
      — Очень хорошо известно. — И показал вперёд.
      Там виднелись сразу несколько деревьев, лежащих
      поперёк течения.
      Пушкарев взглянул на них — тяжёлые, мокрые стволы, упрямо ложащиеся на пути всюду, куда ни ткнись, — я страшное липкое видение встало в памяти. Однажды его с отцом завалило в небольшой старательской шахте. Отец хорошо знал её и надеялся выбраться. Они лезли по старому, заброшенному ходу, но и он оказался заваленным. Отец не мог проползти и велел пробираться сыну. Борис пополз один в жуткой молчащей темени, и сверху на него напирали, грозя обрушиться, тысячи пудов породы, В конце концов застрял и он. Дрожащими и потными, ещё слабыми мальчишескими руками он шарил вокруг, и руки натыкались на твёрдый камень, холодную, вязкую глину и мокрые, осклизлые брёвна рухнувшей крепи. Они были всюду — спереди, сзади, сверху. И ещё были молчащая темень и грозная, тысячепудовая тяжесть земли. Борис закричал так, что отец подумал: конец. Он выбрался назад, почти потеряв сознание. Потом они пробивали себе выход. Они не знали, пробьют ли, но верили и пробивали...
      Всё это мелькнуло перед Пушкаревым, когда он взглянул сейчас на эти мокрые, тяжёлые, упрямые стволы.
      — Ну ладно, там посмотрим, — сказал он и полез в лодку.
      Куриков стоял на берегу. Умоляюще взглянул он на Пушкарева:
      — Минунг юн... Шайтан, однако, не велит дальше плыть.
      Пушкарев выпрыгнул обратно, на землю. Он подошёл к проводнику, хмуря брови, постоял и вдруг обнял старика и мягко похлопал по плечу:
      — Не тужи, Куриков, не тужи. Всё будет хорошо. Поплыли! Ну...
      Пушкарев подтолкнул его к лодке, и маленький, съёжившийся Куриков послушно, как ребёнок, тихо уселся на корме...
      Шли ДНИ.
      Время отдыха приходилось сокращать. На ночевкн останавливались уже в темноте.
      В этот вечер причалили у небольшой поляны, приткнувшейся к Вангуру. Ели, кедры, лиственницы, тесно сгрудившись вокруг, прикрывали еа с трёх сторон, я поляна манила к себе спокойствием и уютом.
      Лодка ещё не успела коснуться кромки земли — Юра уже был на берегу. За ним, прихватив палатку н колышки к ней, прыгнул Пушкарев. Куриков, ворча, принялся вытаскивать нос лодки на берег, Николай помог ему и пошёл вслед за товарищами.
      — Парень! — окликнул его манси и ткнул пальцем в лодку. — Надо, однако, починять?
      На одном из швов отлетел кусочек смолы. Николай колупнул пальцем — что-то пустяковое.
      — Ерунда. Сойдёт. Пошли...
     
     
      Глава седьмая
     
      Солнце показало лишь самый краешек диска и скалы на Ключ-камне чуть порозовели, когда Наташа подошла к неширокому угловатому отверстию, черневшему в горе. Это был вход в пещеру.
      Наташа зажгла фонарь, передвинула поудобнее моток верёвки, перекинутый через плечо, поправила выбившийся из-под платка локон и проскользнула в отверстие. За ней шмыгнул Томми.
      Усыпанный камнями ход уползал вперёд и вниз, теряясь в густой черноте. Наташа ступала осторожно, опираясь на длинную рукоять геологического молотка. Фонарь неясно освещал угрюмые низкие своды, небольшие округлые сталактиты и острые выступы стен. Камни под ногами исчезли, пол устилала грязно-серая вязкая глина.
      Вдруг стены раздвинулись. Наташа оказалась в просторном подземном зале. Свет фонаря едва достигал потолка. Огромные тени — девушки и пса — колыхались и прыгали по гроту.
      в левой стене виднелся узкий лаз. Наташа направилась к нему. Ход постепенно расширялся. Бесшумно, словно тени, перед лицом сновали летучие мыши. Было удивительно, как это сии не ударяются о стены узкого коридора. Мыши пугали Наташу. Томми лаял на них. В расщелинах копошились и пищали десятки отвратительных мышиных детёнышей, потревоженных светом.
      Ход, расширяясь, уползал всё дальше в земную глубь.
      — Ой! — Наташа отпрянула назад, чуть не ступив в воду.
      У её ног лежало подземное озеро. Чистенькие глинистые берега были пологи. Вода удивляла необыкновенной прозрачностью. Ровная-ровная, абсолютно спокойная гладь уходила куда-то под дальние чёрные своды. Наташа бросила камешек — гладь ожила: побежали один за другим, заколыхались, заискрились круги.
      Как теперь двигаться дальше? Не плыть же по озеру! Наташа начала оглядываться внимательнее. В одной из стен, за причудливыми глыбами известняка, она заметила отверстие. Извилистый, ломаный ход довольно круто падал вниз. Передвигаясь по нему, пришлось цепляться не только за выступы стен, но и за «пол».
      В пещерах Наташа бывала и раньше, а однажды, ещё курносой пигалицей, она во время экскурсии, поспорив с ребятами, пошла в пещеру ночью одна. Ох, жутко было!.. И всё-таки она дошла до последнего грота — пещера была метров двести длиной — и там в доказательство своего посещения оставила выдернутую из косы ленту. Наутро двинулись туда всей компанией, нашли ленту, и с того дня Наташа Корзухина из седьмого «Б» часто слышала за своей спиной уважительный шёпот: «Вот эта самая...» Она очень гордилась...
      Потом Наташа бывала в знаменитой Кунгурской пещере, лазала по гротам трёхэтажной Смолинской, но всякий раз с неизменной силой существо её наполняло волнующее чувство неведомого и страх перед мрачным, никогда — никогда! — не видевшим солнца подземным миром.
      Было страшно ей и сейчас. Темнота всегда настораживает и пугает, пещерная — вдвойне. Гуще, темнее её кет ничего. И не хочешь этого, не веришь в это, а чу-
      дится, что вот-вот из мрачных глубин на тебя навалится что-то мохнато-жуткое.
      Но ты должна идти вперёд, Наташка! И надо торопиться. Что, если Алексей Архипович хватится раньше времени? Вот будет нагоняй! Насупит косматые брови, забранится, забурчит: «Выпороть бы вас! Мальчишество!» Сердитый старик...
      Наташа остановилась передохнуть. Рядом уселся притихший Томми.
      — Что, пёс, не очень тебе здесь вравится?.. Смотри-ка, мы ведь намного ниже уровня озера, а воды тут нет. Что зто значит, понимаешь? — Она разговаривала о ним, как разговаривают с не очень понятливым учеником. — Значит, видимо, озеро лежит не на известняковой подушке. Может такое быть? Вполне может.
      Если бы Наташу услышал кто-нибудь из товарищей, она бы, бедняжка, смутилась. Потому что разговаривала с Томми слишком серьёзно, и речь её была необычна: «значит, видимо...», а самой ей в это время казалось, будто она высказывает очень уж умные, вполне «научные» мысли. Томми, склонив голову набок, казалось, задумался. Наташа принялась осматривать стены.
      — Вот видишь, с этой стороны уже гранит. Значит, мы с тобой в зоне контакта. Глупый ты человек, ничего не понимаешь!.. Ты где?.. Томми!
      Пёс был впереди. Припав на задние лапы, он вглядывался в чёрный провал подземного колодца. Колодец был узкий и неглубокий, метра три — четыре. Наташа определила это, бросив вниз несколько зажжённых спичек.
      Надо лезть туда. Может быть, вернуться и кого-нибудь позвать? Эх ты, малодушная! Посмотри всё, пощупай, а потом и позовёшь, и приведёшь, и расскажешь... Обвязав верёвку вокруг небольшого сталагмита, Наташа попробовала, прочно ли получилось. Получилось прочно.
      — Вот, — сказала она псу, — я спущусь, а ты сиди здесь. Смотри не прьпни вниз. Будь паинькой.
      И, чмокнув Томми в нос, она стала спускаться, держась за верёвку и упираясь в стенки колодца. Скоро ноги коснулись его дна. Томми беспокойно заскулил.
      Наташа прикрикнула на него и пошла по ходу. Он тянулся в прежнем направлении. И по-прежнему справа был гранит.
      В небольшом прОдолгоЕатом гроте, заметив жилы кварцевого порфира, Наташа решила веять образцы. Подземелье глушило звуки ударов молотка. Что-то блеснуло. Осторожно ухватив небольшой тёмный кристалл с металлическим блеском, Наташа склонилась к фонарю.
      Неужели рутил?.. Ну да! Или анатаз? Да какая разница! Всё равно титан. Титан!..
      Что это — счастье, слепая удача? Так просто: спустилась в пещеру, взяла образец — и на вот тебе, титан... А почему «слепая удача»? Ведь на том склоне горы есть титан. Отчего же ему не быть и здесь?.. Неужели сбудется предположение профессора? Ой, Наташка, Наташка!..
      Даже не завёртывая найденный кристалл, а просто сунув его в кармашек куртки, она поспешно схватила фонарь, молоток, повернула назад... и остановилась. Обрадовалась! Мир удивить захотела. Какой геолог сделает так? Конечно, легкомысленная девчонка. Надо вернуться, взять несколько образцов, набросать схему залегания пород. Теперь-то уж Алексей Архипович не заругается...
      Снова Наташа взялась за молоток. Медленно продвигалась она вдоль угрюмой тускло-серой стены. Вдруг нога её ухнула в пустоту, и, падая, Наташа сильно ударилась головой.
      В глухом гроте раздался вскрик, фонарь описал короткую, стремительную дугу, звенькнуло стекло, и стало абсолютно темно и тихо...
      А над землёй, над Ключ-камнем, царствовало солнце. Солнца было очень много. Блажеа1Ствовали деревья, трава, камни. Было тихо. Только приглушённо тюкали в шурфах кирки рабочих да, вгрызаясь в каменистый грунт, поскрежетывали лопаты.
      В живую, полную неслышного ликования солнечную тишину обрушился крик Василия:
      — Лексей Архипыч! Лексей Архипыч!,.
      И, напуганные им, замерли, затихли даже кузнечики.
      Василий подбежал к профессору запыхавшийся, испуганный.
      — Худо, Лексей Архипыч... Наташа тапал, там... Худо.
      — Толком говори. Что случилось?
      — Не знаю. Только собака из-под земли пришла — лает, под землю зовёт. Наташа не пришла, верно, там осталась. Я подумал: худо ей, к тебе побежал.
      — Она что, в пещеру ушла?.. Я тебя спрашиваю!
      Василий растерянно молчал.
      Томми ухватил профессора за штанину, потянул, беспокойно скуля.
      — Отстань! — отмахнулся Кузьминых и энергично потёр подбородок. — Она лее собиралась на двенадцатый шурф. Вечероом ещё говорила, что с утра пойдёт туда... Ох, и задам я ей!.. Идём!
      Кто-то из рабочих предложил:
      — Алексей Архипыч, может, что пособить?
      — Справимся. В случае чего Василия пришлю.
      Томми привёл их к пещере и с нетерпением поглядывал на приготовления профессора. Тот медлил недолго — зажёг фонарь и решительно шагнул к чёрной дыре. Василий робко окликнул:
      — Лексей Архипыч...
      — Ну?
      — Ты... один ходить можешь?
      — А что? — не понял профессор.
      — Старые люди говорят: манси под землю ходить нельая. Старые люди говорят: там злые духи. На земле знаю — нет, под землёй — не знаю.
      Профессор даже растерялся, но тут же верх над растерянностью взяла злость.
      — Эх ты! А ещё в школе учился! Трус ты, Василий Куриков, вот кто! — повернулся и скользнул в пещерную темень вслед за поскуливающим Томми.
      Молодой манси тоже рассердился:
      — «Трус»! Василий Куриков совсем не трус!
      Решившись было, он шагнул в пещеру, остановился,
      отступил и вдруг, как в омут головой, бросился вперёд.
      Профессор еле поспевал за Томми. Услышав сзади шаги, обернулся:
      — Ну, где ты там? — В его голосе уже не было гнева, одна озабоченность.
      — Иду, иду, — полушёпотом отсевался Василий. — Шибко быстро, однако, ходишь.
      Он боязливо оглядывался, вздрагивал, но всё же продвигался вперёд. Когда в большом зале вокруг них начали носиться летучие мыши, Василий зажмурился, закрыл лицо и голову руками и присел.
      — Ну-ну, мышей испугался!
      Василий приоткрыл один глаз, недоверчиво глянул им, открыл второй, робко улыбнулся...
      Верёвка у колодца ясно указывала путь Наташи. Профессор спустился первым. На Василия пришлось прикрикнуть, и, лишь когда в провале повисли его ноги, Алексей Архипович двинулся дальше. Звали Наташу — в ответ возникало только короткое, быстро потухавшее эхо.
      Первое, что они увидели в небольшом продолговатом гроте, был валявшийся на полу разбитый фонарь. Рядом, у самой стены, темнела широкая дыра колодца. Василия профессор оставил наверху: прочно привязать верёвку было не к чему, проводник должен был держать её. Работа выпала ему не из лёгких: Кузьминых весил без малого сто килограммов.
      Наташа лежала, распластавшись «а каменистом ложе, без движения, в неестественной позе. Волосы «а лбу слиплись в крови. Алексей Архипович довольно быстро нащупал пульс, дал понюхать нашатырного спирта и принялся растирать им виски.
      Склонившись над провалом так, что рисковал свалиться, Василий спросил:
      — Живой?
      Сильно-сильно насупив брови, профессор молчал и смотрел на Наташу. Потом снова взялся за нашатырный спирт.
      Веки девушки дрогнули, она судорожно вздохнула и приоткрыла глаза; взгляд был тусклый, как у разоспавшегося и не совсем ещё проснувшегося человека.
      — Не надо, — медленно и тихо проговорила она, отводя руку профессора.
      — Живой? — обрадовался наверху Василий.
      — Ну, руки-ноги целы? — грубовато поинтересовался профессор.
      Наташа поморщилась, облизнула губы:
      — Целы. Алексей Архипович... я нашла...
      Кузьминых отвернул пробку у фляжки:
      — Ну-ка, глотните.
      Наташа мотнула головой: нет, пошарила в нагрудном кармашке и слабой рукой протянула кристалл рутила :
      — Вот... титан.
      Профессор резко отстранил её руку и крикнул:
      — Плевал я на ваш титан!
      Глаза его под косматыми, такими страшными бровями влажно заблестели, профессор отвернулся и глухо, надорванным голосом, уже не скрывая ни только что пережитой боли, ни теплоты к этой упрямой, своевольной девчонке, добавил:
      — Выпороть бы вас... хорошенько!
      И Наташа слабо улыбнулась.
      Под нудным мелким дождиком лениво догорала но-дья. Юра громыхал посудой, сбрасывая её в ведро, чтобы помыть после завтрака. Николай уже снимал палатку. От лодки раздался голос Пушкарева:
      — Товарищи!..
      Николай и Юра замерли: голос был пугающе тревожный. Куриков, чинивший бродень, от неожиданности уколол палец шилом.
      Пушкарев снова позвал, и они поспешили к нему. Стоя в воде, он торопливо выбрасывал из лодки припасы и вещи. Вся корма была залита. На корме лежал второй мешок с продуктами; соль, сахар, сухари, концентраты — всё было вымочено и попорчено. Сухари, когда их вывалили на брезент, расползлись по нему кашеобразным месивом.
      — Как же это? — растерянно пробормотал Юра и взглянул на начальника группы.
      Только сейчас он заметил, как туго обтягивает кости лица Пушкарева обветренная, задубевшая кожа, как ввалились щёки, а возле уголков потрескавшихся губ пролегли некрасивые морщины и потемнели сухие, воспалённые глаза. Пушкарев склонился над лодкой и начал придирчиво осматривать швы. Вот она, предательская щель!.. Куриков и Николай переглянулись и молча отвели глаза в сторону.
      — Не доглядели, — с горькой досадой проговорил Пушкарев и выпрямился.
      Ему было тяжело смотреть на товарищей: виновным в этой оплошности он считал себя, руководителя, но он посмотрел — прямо, сурово и печально, — а потом негромко, но энергично сказал:
      — Ну, не будем стоять. Что можно, надо подсушить... Быстренько!
      И все, словно были виноваты, принялись старательно и бестолково суетиться, не зная толком, кому за что взяться. Пушкарев остановил их: пусть Николай и Юра займутся сушкой продуктов и вещей, а он с Ку-риковым будет чинить лодку. Её вытащили на берег, перевернули, все припасы и вещи перенесли к костру. Возле палатки натянули ещё брезентовый полог, взятый из лодки, — от дождя.
      Перемешивая парившую от жаркого огня сухарную кашицу, Николай задумался.
      — Вот, Юрочка, какие бывают дела...
      — Угу.
      — И спутал меня чёрт с этим Пушкаревым!
      Юра поднял голову:
      — А что?
      — Как «что»? Ты понимаешь, как он будет торжествовать, когда мы вернёмся! Как же: Плетнёв настаивал, требовал, можно сказать, хвалился титаном, а титана — пшик. Пушкарев осторожно, весьма дипломатично сомневался — и пожалуйста: он прав, он истинный учёный. На каждом шагу будет мяе в нос тыкать. И никуда не попрёшь, никому не пожалуешься. Факты!
      Юра нахмурился:
      — Ну, это ты брось. Он как учёный сухарь не способен, конечно, на подвиг, но не способен и на подлость. Он будет просто молчать. «Истина установлена», и всё.
      — Будет, жди!.. В общ;ем, надо поскорее кончать с этой петрушкой.
      Замолчав, Николай опять тяжело и сосредоточенно задумался. Одна из курток, лежавших около него, задымилась. Юра подскочил, схватил её.
      — Никола! Здесь же нет телефона, чтобы вызвать пожарную команду.
      Николай встрепенулся:
      — Что? А-а... — И вдруг разозлился: — Всё остришь!
      — Просто изрекаю истины... Где тут флажок валялся, то бишь, наше гордое знамя?
      Он подобрал флажок. Надпись почти совсем стёрлась, буквы еле еле виднелись. Юра взял и снова жирно, чётко вывел:
      «ВПЕРЁД!»
     
     
      Глава восьмая
     
      Нет, не нравится, очень не нравится всё это старому Михаилу Курикову. Уже больше месяца пробираются они по Вангуру, а что от этого пользы?
      То они торопятся как шальные, эти молодые парни.
      Хмурый Ваигур 65
      геологи, то вылезут на берег и с утра до вечера копают ямы, бродят по урману, ищут камни. Если камни надо искать здесь, ищите здесь хорошенько, не торопитесь. Гели камни там, ниже по реке, не надо останавливаться здесь, надо торопиться.
      Они учёные, должны энать. Вот он простой охотник, не учёный, а посмотрит на урман — сразу видит: зверя нет. Они учёные, а не видят, что нужного камня нет. Здесь нехорошие места, совсем худые. Звери разбежались, птица разлетелась. Где-то близко шайтан ходит. Не надо бы здесь задерживаться, нехорошо.
      Во всём виноват начальник, Пушкарев. Плывут они, плывут, выйдут на берег — Пушкарев говорит:
      «Давайте бить шурф».
      Это такая яма. Её копают, чтобы найти дорогой камень. И ему, старому человеку, тоже велят копать. Выкопают шурф — ничего найти не могут. Николай говорит :
      «Поехали дальше».
      А Пушкарев говорит:
      «Ещё шурф».
      Николай сердится:
      «Ты хочешь на пустом месте показать, что я неправ».
      «Нет, я хочу найти правду».
      Какая тут правда! Не её ищут — камень. У них бывают и совсем непонятные слова. Но главное-то старый Куриков понимает. Его не обманешь. Вот, копают свои ямы, спорят, ругаются, а пользы нет. И сейчас копают — и опять ничего не найдут. Он уж знает...
      Мимо с полным лотком песка прошёл от шурфа к воде Юра.
      Куриков покосился на него:
      — Пустой песок.
      — А это мы, старик, сейчас посмотрим.
      Присев у воды на корточки. Юра принялся промывать песок, бормоча:
      — Это мы ещё посмотрим... Ещё посмотрим...
      Куриков хотел сказать ещё что-то, но не сказал, отвернулся и взялся за прерванную работу: охотничьим ножом он обстругивал новое весло из ели.
      Подошёл к костру Николай, зло бросил кирку, устало опустился iHa бреБеш1со.
      Пушкарев присел на корточки возле Юры:
      — Ну, титан геологии, как дела с титаном рудным? Есть рутил?
      — Нет рутила.
      Пушкарев начал рассматривать шлихи через лупу:
      — Н-да... Как-то там у наших, на Ключ-камне?..
      Николай сидел понурившись. Взгляд его, сосредоточенный и в то же время отсутствующий, бесцельно уставился на кирку. Когда же это кончится? Всё неудачи, неудачи, неудачи! Задержки в пути не так уж страшны — было бы на что надеяться. Надеяться было не на что, надежда уходила из-под рук, таяла с каждым километром, с каждым новым шурфом. Неужели всё-таки он ошибся, а прав был Пушкарев с его сомнениями?.. Но ведь это же позор! И диссертация и кандидатская степень — вверх тормашками!..
      Из задумчивости Николая вывел голос Пушкарева:
      — Придётся здесь задержаться. С едой совсем плохо. Завтра геологию в сторону, все — в поход за мясом.
      — Пустое дело, — отозвался проводник. — Мяса тут нет. Минуяг эри юн. Надо пойти домой. Там мясо.
      — Чу-удак старик! — Привыкший к ворчанию Ку-рикова. Юра и не подозревал, что старик о возвращении домой говорит очень серьёзно...
      С утра они разбрелись по лесу. Возвращаясь к стоянке пустой и усталый. Юра услышал негромкие, но возбуждённые голоса.
      Пушкарев раздувал костёр. Николай стоял возле.
      — Что же это, по-твоему, еда? — с тоскливым возмущением спрашивал он, держа за крылышко убитого дрозда. — Ты скажи: еда?
      Пушкарев продолжал заниматься костром; наконец ответил:
      — На худой конец и дрозд еда. Ну, и рыбу, хоть она осточертела, будем ловить.
      Юра молча подсел к огню. Была надежда на Кури-кова: он с собакой. Но старик, вернувшись, бросил рядом с дроздом лишь белку.
      — Шибко худое место. Нету зверя. Птицы нету. Кого, однако, стрелять? — Он смотрел на Пушкарева со злостью.
      — Нету, так будем искать! — упрямо сказал Пуш-карев, и в его холодных светлых, как серверное небо, глазах тоже блеснула злость.
      Поев и отдохнув, они пошли в урман опять. Юра ушёл с Пушкаревым, Николай двинулся за Куриковым. Через некоторое время манси сказал:
      — В одной стороне одна птица, в двух сторонах две птицы. Ты, однако, ходи немножко сюда, я — сюда.
      Они пошли порознь.
      Пословица северных охотников говорит: «Убегающий зверь хуже нападающего». Сейчас Николай хорошо понимал это. Пусть бы даже медведь, но — лицом к лицу. А так — никого, все куда-то попрятались, убежали, ищи их, не зная, найдёшь ли, — так много хуже.
      Как с рутилом. Пусть бы опасность, борьба, схватка, но — разом. Он бы не побоялся, оя был готов к этому. И, если мечте будет сказано «нет», — пусть «нет», но тоже разом. А тут это «нет» приходится самому тащить, выколачивать однообразным, скучным трудом, каждодневными и каждочасными усилиями. А надежда на «да»... Её становится вое меньше. Её почти не оставалось.
      Задумавшись, Николай забрёл в такую чащу, что невольно ощутил её своими боками. Надо выбираться. Прикрывая лицо, он стал выдираться из еловых зарослей и... остановился, поражённый.
      Перед ним было старинное место мансийских жертвоприношений. На невысоких столбах стоял небольшой, чуть пошире собачьей будки, полуразвалившийся ам-барчик. Дверь полуотваливалась и болталась на одной кожаной петле. Перед амбарчиком валялись оленьи рога и кости, ставшие уже не белыми, а буровато-серыми. На ветках вокруг висели истлевшие тряпицы.
      Николай шагнул ближе, и ему стала видна внутренность амбарчика. Там в беспорядке лежали уже попорченные, полусгнившие шкуры, деревянное блюдо со старинными позеленевшими монетами и бумажными царскими кредитками, большие, толстые стрелы, тряпьё, когда-то бывшее яркими шалями. Несколько урод-
      .тгивых, потемневших от времени деревянных идолов тупо уставились чёрными мёртвыми глазницами...
      С удивлением я интересом рассматривал Николай исе это, и смутный страх начинал сковывать его тело.
      Вдруг кто-то резко и сильно рванул его за плечо назад. За спиной стоял Куриков. Подбородок стари-г " дрожал, глаза гневно сузились. Николай услышал хриплый, прерывающийся полушёпот:
      — Зачем святое место смотришь? Ходи отсюда. Нельзя!
      — Да ты что?!
      — Святое место. Нельзя! Ходи, ходи!
      Куриков решительно потянул Николая, потом, ловко извернувшись в чащобе, начал его подталкивать. Николай не противился. Но почти тут же почувствовал, что лежавшая у него на спине рука Курикова обмякла и задрожала. Николай обернулся. В глазах старика был ужас. Куриков втянул голову :в плечи и застыл, словно ожидая, что сейчас, вот сейчас на него обрушится страшный, смертельный удар.
      — Что с тобой такое?
      Куриков не мог вымолвить ни слова. Медленно-медленно повёл он глаза в сторону. Николай взглянул туда же и увидел, что манси зацепился рукавом за ветку; она держала его.
      Старик решил, что его схватил шайтан.
      Николай отцешм его. Куриков, должно быть, не очень поверил в то, что это была ветка.
      Всю дорогу до бивака он молчал и, только подходя к стоянке, горестно поцокал языком и покачал головой:
      — Забыли, однако, манси своих богов. Боги шибко сердиться будут. Худо будет, шибко худо...
      2
      Наташа шагала ло пещерному ходу, почти не глядя под ноги. Сколько уже раз пришлось ей пройти здесь! Всё знакомо...
      В тот день профессор немало попортил настроение всему отряду. Он придирался к каждой мелочи, кричал, бурчал, к нему невозможно было подступиться.
      с Наташей он не разговаривал и, изредка поглядывая на неё, только грозно супил брови. А на следующее утро огорошил её.
      — Вот что, товарищ Корзухина. Заварили кашу — расхлёбывайте. Эту преисподнюю — пещеру вашу — П1«идётся хорошенько прощупать. Но на помощь не рас-счлтывайте. Никого не дам. Вот этого «злого духа», — он кивнул на Василия, — взять можете. Пусть свою темноту там, в темноте, ликвидирует. — Кузьминых хмуро помолчал, потом неожиданно повернулся к Степану: — И тебе, друг, придётся туда же. А то опять... натворит что-нибудь. — Заметив радость на лице Наташи, он буркнул: — А вам я ещё выговор влеплю. В приказе. Да-да.
      «Хоть десять!» — хотелось крикнуть Наташе и расцеловать этого большеголового насупленного человека. Но, подавив смех, она отвернулась и подмигнула Василию, чем привела молодого манси в неолсиданное смущение...
      Вспомнив всё это сейчас, Наташа улыбнулась и взглянула через плечо: где же её верный помощник?
      — Вася-а!
      «...а-а!» — откликнулась пещера.
      Бросив ещё один камешек в озеро, Василий припу-егился за Наташей и Степаном.
      — Опять озером любовался?
      — Ага. Красиво. — Он звучно прищёлкнул языком. — Только худо: рыбы нету.
      Надо бы побранить его за недисциплинированность, буркнуть что-нибудь так, как бурчит Алексей Архипович, — должен парень знать порядок, должен и старшую в ней, Наташе, чувствовать, — однако язык не поворачивался: очень уж хорош был Василий в своей непосредственной, почти мальчишеской радости.
      В большом зале сновали летучие мыши.
      — «Злые духи»! — Василий покрутил головой. — Однако, старики выдумают: летучий мышь — злой дух! — Он засмеялся.
      Степан ухмыльнулся в бороду:
      — Разобрался, что к чему...
      На земле был уже вечер. Професоор встретил «пещерную бригаду» своим обычным:
      — Ну, и как оно?
      — «Оно» хорошо, Алексей Архипович. Очень хорошо. И помощники у меня чудесные... Степан Иванович,, покажите-ка профессору тот кристалл сфена, который мы внизу нашли. Вася нашёл.
      Василий, расплывшись в улыбке, повернулся к Алексею Архиповичу:
      — Скоро учёный стану. Наташа говорит. А потом профессор стану.
      Кузьминых усмехнулся:
      — Ишь, расхвастался. Профессор!.. Ты вот скажи лучше, как образцы на базу потащим. Многовато набирается.
      Улыбка Василия стала ещё шире:
      — Я думал, как камни таскать. Видел: много камней. Как таскать? Тяжело, не утащить. Мы защим. Нарты сделаем, как лодка.
      — Волокушу, что ли?
      — Ага! Как лодка.
      — Молодчина! Правильно придумал... Вот как наши от Вангура потащат?
      — Утащат! — весело заверила Наташа. — Николай Сергеевич так увлечён своей идеей, что весь Ван-гур может утащить.
      — Н-да, — неопределённо буркнул профессор и потёр подбородок. — Понимаете, если опт там действительно обнаружат рутил... славный вы друг другу подарок сделаете!.. Ну ладно. Показывайте, что вы там сегодня наскребли.
      Бесшумно и быстро скользят над урманом низкие, отяжелевшие от влаги облака. Под облаками бежит Вангур. Вразнобой плещут его некрупные тёмные волны, разбиваются о прибрежные коряги и бессильными брызгами падают на кромку грязно-жёлтой пены. За ними, приплясывая, идут нестройными рядами другие, за теми — ещё и ещё, и, чуть слышно позвеньки-вая, шебаршит чёрно-серая чешуя реки. Как ленивая, засыпающая змея, вьётся река в глухих, нехоженых дебрях урмана...
      Николай оторвался от карты, развёрнутой на коле-
      нях, и повернул худое небритое лицо к сидящему рядом Курикову:
      — Так, говоришь, давно уже манси здесь не ходят?
      Проводник покачал головой:
      — Совсем не ходят. Худое место. Нельзя ходить. — Он проворно придвинулся к Николаю, острым взглядом упёрся в его лицо: — Зачем помирать? Ко мне в юрту ходить надо. Рыбу кушать, оленя. — Куриков нагнулся к карте, коротким грязным пальцем повёл по линиям листа. — Смотри, однако. — Ткнул в малюсенькую точку на северо-востоке от Вангура. — Никля-пауль. Моя юрта. Дом. Олени. Белки много, соболь. И камни — скажи им — тоже есть. Разные есть, красивые. Золото найдём. Здесь какой камень? Пустой, некрасивый. Ты скажи им. Никляпауль. Вот. Совсем близко.
      — Твой, говоришь, дом? — Николай был удивлён. Ему почемуо казалось, что Куриков живёт совсем в другой стороне.
      — Мой, мой. Никляпауль.
      Николай достал компас, карту, прикинул по ней расстояние.
      — Верно, тут недалеко.
      — Совсем близко. Мало-мало ходить — три дня, быстро ходить — два дня.
      — Ты всё-таки думаешь улизнуть?
      — Чего лизнуть? Ходить домой буду. Начальнику говорил — уйду. Белку скоро стрелять надо. Патроны надо брать, в урман ходить.
      Николай медленно сложил карту, поднялся, постоял и, ничего больше не говоря, направился от реки к костру.
      Разложив возле палатки все припасы, Пушкарев проверял их, намереваясь, видимо, ещё подрезать норму. Она и так уже бьша урезана до предела. Но что же сделаешь?.. Борис Никифорович пересчитал патроны, взболтнул над ухом большую флягу со спиртом.
      — Слушай-ка, — заметив присевшего рядом Николая, заговорил он, — тут километров через пятнадцать у Вангура довольно большой приток должен быть. Надо будет посмотреть, шурфы заложить.
      — Э! — Николай махнул рукой. — Что там разыгрывать комедию! К чему всё это? Теперь и мне уже совершенно ясно, что тогда, на учёном совете, я увлёкся... фикцией. Никакого рутила мы здесь не найдём. Сколько бьёмся — никакого толку.
      — Ты что это, всерьёз на попятную?
      — Если хотите, всерьёз. — Николай говорил спокойно. — Я люблю смотреть правде в лицо. Ошибся значит, ошибся. Нет титана — значит, нет.
      — Ишь ты, какой манёвренный!
      Николай пожал плечами:
      — Надо быть честным перед наукой.
      — Вот именно. И в данном случае надо честно проверить те предположения, которые высказывались о Вангуре. Ведь в некоторых шурфах нам попадался рутил.
      — Какой там рутил! Крохи.
      — Ну что ж, в верхнем течении крохи, а среднее мы ещё не прошли. Пройдём — видно будет.
      Николай встал. Он начал злиться.
      — Как пройдём? На карачках?
      — Хотя бы!
      — Эх, Борис Никифорович! Ну ведь вы же опытный человек. Неужели вы не видите, что мы плетёмся из последних сил? Ведь припасов почти не осталось.
      — Да, — очень жёстко подтвердил Пушкарев. — И больше того: осень нынче ранняя, скоро возможны морозы. Урал не очень-то считается с календарями. Мы должны торопиться и торопиться, пополнять припасы времени нет. Время — только на работу.
      — Вот-вот. Мы ежедневно теряем его на поиски, на битьё шурфов, но к титану мы не приблизились, а к собственной гибели — вполне. Да-да! Я понял, что это несерьёзно. Надо немедленно выходить к жилью, а на будущий год организовать специальную солидную экспедицию. Тут нужен настоящий размах.
      — Размахнулась крыльями курица... Размах! На государственные денежки. А государство не на будущий год, а нынче, сейчас ждёт от нас ответа: целесообразно или нет вести здесь детальную разведку. А она, как известно, стоит больших рублей. И мы, коли уж взялись, обязаны ответить «нет» или «да». То или
      другое. Но ответить совершенно точно, так, чтобы совесть наша была совершенно чиста, чтобы у самих у нас не было никаких сомнений. Вот почему нам надо спешить и спешить!
      — Не понимаю, — в Николае опять кипела злость, — не понимаю: что у нас — научная работа или таёжный кросс?
      — Научная работа в тайге. В тайге, а не в лаборатории, не в кабинете!
      — Вас, я вижу, заедает спортивное самолюбие.
      — А вы, я вижу, забываете о научном долге.
      — Оставьте эти высокие словеса!
      — А низкие мне противны. — Пушкарев помолчал. — И вот что. Давай договоримся так: критиковать меня ты будешь, когда вернёмся. А сейчас придётся подчиняться. Я заставлю подчиняться!
      — И точка. — К спорящим подошёл Юра с бритвенным прибором в руках. Он почувствовал, что спор начинает быть слишком уж горячим. — Точка. Регламент научного диспута исчерпан. Прошу приступать к брадобрейным процедурам. — Юра протянул Николаю бритву.
      — А ну вас... обоих! — Резко отвернувшись, Николай отошёл.
      Из кустов насторожённо и чуть растерянно смотрел на геологов старый манси.
      Бесшумно и быстро скользили над хмуро молчавшим урманом тяжёлые, низкие облака.
     
     
      Глава девятая
     
      Заморозки больно щипали землю. Редкие в урмане берёзы, совсем не радуясь новому, багряному цвету одежды, стояли жалостно-печальными. Словно пытаясь прикрыть свою наготу, растерянно топорщили узловатые ветви лиственницы, потерявшие пышный игольник. И только сосны, ели да могучие, кряжистые кедры ничем не выдавали своего беспокойства перед зимой, уже заносившей над ними своё ледяное крыло,
      и стояли суровые, чуть потемневшие, лишь покряхтывая на ветру.
      Скукожилась и побурела трава. Поникла. Только отдельные её сухие стебельки не хотели сгибаться и торчали, гордясь никчёмной своей прямотой. А может, и не никчёмной? И мёртвые, они будут, споря с яростным ветром, цепко удерживать около себя снег, чтобы надёжнее прикрыть упавшие на землю семена...
      Лагерь на Ключ-камне сворачивался.
      Удивительное это дело: чтобы развернуть его, нужно каких-нибудь полчаса, а свернуть... тут надо повозиться. Обжитое место ликвидировать трудновато.
      Это — как со спальным мешком. Вечером раскладываешь его двумя лёгкими движениями — одним развяжешь лямку у чехла, другим вытащишь мешок и бросишь в палатку, залезай в него, спи, — а утром надо расправить простынную вкладку, поаккуратней и потуже свернуть мешок, вложить его в чехол да ещё и завязать.
      И, как всякое жильё, лагерь постепенно обрастает деся-псами мелочей, кажется, и не очень важных, и неприметных, а коснись их — оказывается, дорогих сердцу и, главное, удобных. Взять хоть колышки к палаткам. На временном ночлеге вырубишь их из первого попавшегося под руку деревца, а потом и выбросишь с лёгкой душой, а в лагере они подобрались прочные, любовно заострённые, так и хочется взять их с собой, словно не в тайгу идёшь, а в безлесную степь.
      А личные вещички — носки, тюбик зубной пасты, мыльница, гребёнка, тетрадь для записей, перочинный нож, да мало ли ещё что! — эти вещички, на походе удобно и компактно ютившиеся в заплечном м€шке, глядишь, повылезли из него, и каждая облюбовала себе подходящее местечко. Теперь разыскивай их, вытаскивай, собирай всё вместе.
      Пожалуй, только Василий Куриков да Степан Крутояров не особенно были обременены этой мелочной заботой и со сбором своих пожитков управились очень быстро. Покончив с укладкой образцов, Степан, деловитый и скорый, помогал снимать палатки и проверял экспедиционное имущество.
      Наташа измучилась со своими вещами: она реши-
      ла забрать с Ключ-камня кое-что и для собственной коллекции. Оказалось, что рюкзак при любых вариантах укладки всё-таки имеет определённые размеры, раздвинуть которые нельзя. Но ей очень хотелось сделать это, и пришлось просить помощи. Наташа осмотрелась, выискивая человека посвободнее, и закричала:
      — Профессор! А ну-ка, быстро сюда!
      Зта непочтительность со стороны лаборалтки, имеющей весьма скромное звание студентки-заочницы, никого не-удивила. Тотчас девушке откликнулись:
      — Сейчас, сейчас! — И к ней поспешил Василий.
      — Давай-ка, профессор, помоги. — Наташа указала на рюкзак: — Никак не могу с ним сладить.
      Подошёл и Степан:
      — Что-то многовато у вас набирается. Донесёте ли?
      — Донесём! — ответил за Наташу Василий.
      А сама она только сказала:
      — Лишь бы до базы дотянуть.
      Степан не удержался и хмыкнул:
      — На базе помощники найдутся?
      А что тут хмыкать? Известно, что на базе будет транспорт и ни при чём тут какие-то помощники. Однако Наташа почему-то не обратила на эту нелепицу внимания: видимо, думала вовсе не о транспорте.
      — Конечно, найдутся, — сказала она и после короткой паузы спросила: — Как вы, Степан Иванович, думаете: нам их недолго придётся ждать?
      — Нам-то? Кто его знает. Однако, думаю, не нам, а им придётся нас ждать... Ничего, подождут.
      Наташа прищурилась на него, зачем-то поправила волосы, распрямилась, раскинула руки, словно захотелось ей в счастливом возбуждении объять необъятные таёжные дали, что раскинулись перед ней, и с уверенностью подтвердила:
      — Подождут!..
      Куриков решительно закинул ружьё за плечо: — Я всё сказал.
      Пушкарев посмотрел на него не сердито — грустно и, уже в который раз, спросил:
      — Значит, твёрдо решил?
      — Совеем твёрдо.
      — Я ведь не прошу идти с нами до конца. Вот пройдём завалы, начнётся чистая вода, тогда и шагай себе домой. А? — Надежды в этом просительном «а» было совсем мало.
      — Всё сказал, — упрямо повторил проводник. — Много раз сказал. Манси нельзя дальше ходить. Надо домой ходить. До свиданья. — Старик запросто, будто ему нужно было только улицу перейти, протянул руку.
      Пушкарев покачал головой, сказал «Эх!» и всё же подал руку. Так же Куриков попрощался с Николаем. Юра от него отмахнулся и, не скрывая презрения и гнева, обругал:
      — Шайта-ан!
      Не говоря больше ни слова, манси повернулся и неторопливым, ровным, спорым шагом ушёл в урман. За ним потрусила его лайка, такая же неприветливая и молчаливая.
      Затих лёгкий похруст сучков под ногами Курико-ва. Николай зло сощурил глаза на Пушкарева:
      — Ну? Говорил я!
      Пушкарев не возразил, не огрызнулся, только упрямо качнул головой:
      — Выгянем! Втроём-то.
      — Вытянем... ноги.
      — Брось ты ньггь!
      — Я не ною, товарищ Пушкарев. Наоборот. Я сторонник решительных действий. Надо идти с Курико-вым, и всё. Послушайте, давайте нагоним его. Хоть раз послушайте доброго совета, а?.. Эх! Подохнуть тут в урмане, это, по-вашему, научный подвиг? Грош цена такому подвигу!
      — О каком подвиге речь? Просто мы должны пройти Вангур. Должны. Это понятно? И мы пройдём.
      — Ну, посмотрим... — тихо и значительно произнёс Николай.
      Дальше в этот день они не поплыли: нужно было закончить начатый шурф. Хотя и говорят: «Работа всякую беду глушит», ощущение беды не покидало их весь день.
      Тоскливо было вечером у костра. Разбухшие тёмно-серые тучи придавили урман, и он сердито ворочался, кряхтел, постанывал. Беспокойно, суматошливо раскачивались ветви. Под громадными стволами палатка, освещённая колеблющимся, неверным пламенем костра, казалась очень уж маленькой и жалкой.
      Пристроившись поближе к огоньку, Пушкарев писал в походном дневничке. Собственно, это был не дневничок, а обычный журнал наблюдений. Он вёл его пунктуально. Юра, отдуваясь, прихлёбывал из большой кружки кипяток. Николай копошился в палатке, не то укладывался спать, не то ещё что-то. Вдруг он крикнул тревожно и громко:
      — Товарищи! Вы знаете, какую свинью подложил нам старик?.. — Николай вылез из палатки с рюкзаком в руках. — Патроны, дьявол, с собой прихватил. Полез я за свечой, смотрю — вроде патронов маловато. Половина осталась.
      — Не может быть! — Юра поставил кружку чуть ли не в костёр.
      — А не выпали? — предположил Пушкарев.
      — Да нет, я всё в палатке осмотрел. Вот. — Николай высыпал перед Пушкаревым патроны и-з рюкзака. — Восемнадцать штук. А фляга со спиртом... она ведь туг же была?.. Ну, значит, и её захватил. Свинство!
      — Это не свинство, — мрачно откликнулся Юра, — это предательство. Уголовщина!
      Пушкарев, машинально ломая сухую веточку, густо дымил трубкой.
      — Никогда бы не подумал. Манси — и воровство? — Он покачал головой и отбросил ветку. — Ну, что поделаешь... Не догонишь.
      Так же, как тогда, с этой проклятой дыркой в лодке, ему было тяжело взглянуть на товарищей. Долго сидел он задумавшись, потом снова принялся за дневничок.
      Протянув к костру огрубевшие, в ссадинах руки, Николай неотрывно смотрел на светлые нити пламени. Тихо ворча что-то. Юра взялся за недопитую кружку. «Философическая» натура его взяла верх, и Юра принялся рассуждать:
      — Ну и чёрт с ним! Пусть подавится. Не проживём, что ли? И вообще, товарищи, вы догматики, хотя и высшее советское образование получили. Плохо, значит, диалектику изучали. Он же килограмма на два груз нам облегчил. Спасибо надо говорить... Или вот ужин вам не понравился. Рыба без соли, питьё без сладости. А с таким ужином одна красота. Талия с таким ужином не портится, мытьё посуды, — Юра покрутил в кружке остатки кипятка, — механизируется. Раз! — он выплеснул воду и сунул кружку в ведёрко к другим, уже чистым, — и готово!
      Николай чуть скривил губы:
      — Всё балагурством утешаешься.
      — И ещё бритьём, — уточнил Юра.
      Брился он, хотя природа пока что и не особенно настойчиво требовала от него этого, регулярно.
      Борис Никифорович оторвался от записей — решил тоже пошутить:
      — Куда там! Единственное утешение у него, наверное. мечта о хорошем куске мяса, кринке молока и хотя бы килограмме хлеба. А, Юра, так ведь?
      — Милый Коля! Не верь ты этому чёрствому материалисту. Он же не способен учитывать такой, например, могучий фактор, как гитара. Она же у меня чародейка.
      Опрокинувшись на спину. Юра выгянулся во всю свою почти двухметровую длину, и рука его вытащила из палатки гитару. Но, видно, всё же не совсем мимо цели была направлена шутка Пушкарева: струны гитары под Юриной рукой зазвенели вовсе не так уж весело. Нет, не весёлой была песня Юры.
      И Пушкарев и Николай услышали её впервые. Кто написал её, ош не знали, да и не интересовались этим. Мы не очень-то любопытны, когда дело касается авторов песен. Лишь бы пелось. И, конечно, они не догадывались, что автор сидел рядом с ними, что это свою душу настроил он в лад душам товарищей. Так, как положено настоящему поэту.
      Это была суровая песня. Б ней не было жалобы, и жили в ней сильные люди, умеющие смотреть опасности в лицо... Но ведь и сильные люди могут печалиться и тосковать. Пел Юра на чуть изменённый мотив ста-
      рой воровской песни, однако новые слова заставили и музыку звучать по-новому — мужественно. Юра пел:
      Шумит неспокойно урман, И волны холодные плещут, И в тысячу сил ураган Нам в лица усталые хлещет.
      В глухой и далёкой тайге Идём мы навстречу всем бедам. Навстречу снегам и пурге. Навстречу желанной победе.
      Я знаю, любимая ждёт, И ждёт меня старая мама. Заветное слово «Вперёд» Всех смелых ведёт и упрямых.
      А в тысячу сил ураган Нам в лица усталые хлещет. Шумит неспокойно урман, И волны холодные плещут.
      Юра пел, и Николай не шелохнулся у костра, только блики огня то вспыхивали, то гасли на его лице. Пушкарев лежал на спине, глаза его были широко раскрыты, он смотрел на бегущие по небу тучи, а видел... кто его знает, что.
      Оборвалась песня, дрогнули в последний раз и замерли струны под большой исхудавшей рукой, и стало слышно, как глухо плещут о берег волны Вангура и поскрипывают, раскачиваясь, угрюмые кедры.
      Ещё задумчивый, погрустневший, Борис Никифорович сел, сказал устало:
      — Тут чародейства не много надо. Вот ты бы что-нибудь повеселее... Можешь?
      — Мы с ней хоть что, — неохотно отозвался Юра, но тут же встал и задорно тряхнул гитарой. — А ну!
      Пальцы дёрнули струны и пошли вперехват, впере-плет, вприпрыжку. Юра сыпанул частушку, другую, подбоченился, повёл плечом, притопнул и двинулся этаким гоголем около костра. Вот ноги не спеша, с выкрутасами — носок за пятку, пятка за носок — подвели
      Это была суровая песня.
      его к Николаю. Юра изогнулся, лихо топнул, зачастил пуще, подзадоривая товарища. Тог с вялой усмешкой мотнул головой: нет... Тут встал Пушкарев и начал поводить плечами и приютывать.
      Юра закатил перебор ещё похлеще.
      Старый филин, дремавший в переплёте веток, открыл глаза и с удивлением вытаращил их. Два оборванных, исхудавших человека смешно и дико размахивали руками, выкрикивали чтоо и подпрыгивали около костра. Но, видно, они знали гго делали и обладали какой-то волшебной силой: свет костра, казалось, вспыхнул от этого ярче, и полянка, на которой плясали люди, раздвинулась. Филин похлопал глазами, пригнулся и бесшумно нырнул в густую, застоявшуюся те-nzeHb урмана.
      Борис Никифорович, запыхавшись, опустился на землю. Присел и Юра.
      — Я ж говорю: чародейка. Всё может! — Тут Юра взглянул на Пушкарева и хохотнул. — Вот тебе и сухарь... Я ведь вас, Борис Никифорович, — уж признаюсь, — долго сухарём называл. Так и всему человечеству сообщал.
      Пушкарев не улыбнулся, только глянул веселее, чем обычно, и ответил:
      — Сухарь своё дело знает. Пышечки — на праздники, сухарь — на чёрный день... годится... Ну, великие путешественники, пожалуй, надо и поспать. Отбой.
      Тяжёлым, усталым шагом он двинулся к палатке.
      Плещзгг чёрные волны Вангура о корму полувытащенной на берег лодки. Раскачиваются, поскрипывая, деревья, глухо шумит урман, будто дышит надсадно и тревожно.
      Всё на том же месте у костра сидит Николай, склонившись над потрёпанной картой. Вот он зябко поёжился, поплотнее запахнулся в наброшенный поверх ватной куртки брезентовый плащ и уставился в костёр. В неподвижных глазах заметались отсветы огня.
      Вымахнул из костра язык пламени, переломилось и рухнуло в золу обгоревшее полено, взбрызнули искры и, падая, тотчас потухли...
     
     
      Глава десятая
     
      Холодный серый рассвет вползал в тайгу. Костёр догорел, лишь две крупные головни, покрытые пеплом, чуть дымились. На поляне лежал иней.
      Юра высунул взлохмаченную голову из палатки, огляделся и наконец, решившись, вынырнул из трпла. Пушкарев из палатки спросил:
      — Как там шайтан насчёт погодки распорядился?
      — Правильно распорядился.
      Юра принялся за костёр. Вылез на свет бонсий и Пушкарев.
      — А Николай где?
      — Николай? — удивился Юра. — А в палатке?
      — Только воздух.
      На ветке, воткнутой у костра, белела бумажка. Неровиой, ломаной скорописью разбежались три слова: «Пошёл поохотиться. Николай». По инею темнели уходящие в урман следы. Недавно ушёл.
      — Проявил инициативу! — недовольно буркнул Пушкарев.
      — А не сбежал?
      — Ты думай, прежде чем говорить!
      Принимаясь готовить завтрак. Юра балагурил.
      — Что угодно вам получить? Кофе? Какао? Бульон? — шутил он, как всегда, с довольно мрачной физиономией. — Может, заодно поджарить яичницу?
      — Сам ты яичница. Смотри, концентратов почти ничего. Придётся всё-таки подсократиться ещё. На вот. — Пушкарев протянул пачечку пшена. — В расход четверть пачки.
      — Чудесная будет баланда!
      — Что-то я не досчитываюсь одной пачки... Ох, этот старик! Никак я от него не ждал.
      — Вот бы Николай глухаришку на завтрак зацепил! Килограммчиков этак на пять. Хорошо!
      Борис усмехнулся:
      — А дятла не хочешь?..
      К завтраку Николай не вернулся. Давно пора было отчаливать, а они сидели у костра бездельничая. Дваж-
      ды бродили по окрестной тайге, кричали, надрывая горло, стреляли — Николай не откликался, не появлялся. На душе стало тревожно. Пришла ночь — его всё не было.
      Юра бренчал на гитаре что-то грустное, потом ему о? этой музыки стало совсем тошно, он отложил гитару и молчаливо нахохлился у костра. Пушкарев уже в который раз взглянул на часы, посопел потухшей трубкой, взял ружьё и выстрелил.
      — Без патронов останемся, — сказал Юра.
      Пушкарев покосился на него, ничего не ответил и
      выстрелил ещё.
      Рассвет застал их сидящими всё там же, у костра.
      Пушкарев поднялся:
      — Достань аптечку. Схожу ещё. Сигнал в случае чего — два выстрела...
      Вернулся Пушкарев уже во второй половине дня. Его куртка в нескольких местах порвалась, на лице тонкими кровяными полосками темнели царапины, губы запеклись. Он тяжело опустился у костра и долго ПИЛ из ведёрка. Когда он кончил пить. Юра посмотрел в его глаза, хотел сообщить, что и он ходил на поиски и вернулся всего час назад, но ничего не сказал, только нахмурился и опустил голову.
      Опустил голову и Пушкарев.
      Было отчего. Второй день увязали они в этих мыслях: что случилось с Николаем? И что делать им?
      Увяз в болоте? Погиб в схватке с медведем или рысью? Они не слышали ни одного выстрела. Они облазили всё окрест и не нашли ничего, что могло бы сказать о несчастье. Может быть, Николай заблудился? Это было бы очень возможно, если бы не Вангур. Карта и компас в любой час помогли бы ему выйти к реке. Ушёл? Но куда? В ближайшую юрту? На том берегу Вангура они есть, в нескольких днях ходьбы. Но уйти в сторону, противоположную базе? Бросить товарищей?.. Нет, об этом нельзя и думать.
      Но что же тогда с ним случилось? И что им делать дальше?
      Доверили тебе группу, товарищ Пушкарев, и что? Проводника отпустил, не смог убедить, настоять на своём. Товарища лишился... Что с ним? Ты знаешь
      это? Может быть, он уже погиб? Ты даже и на этот вопрос не можешь ответить, начальник группы!.. А поиски рутила? Ну вот, послали тебя, коммуниста, кандидата наук, чтобы сказать «да» или «нет». Очеяь важное «да» и очень важное «нет». Но ты не можешь ответить ни да, ни нет. Какого же чёрта ты брался за это большое дело, дорогой товарищ Пушкарев!..
      Ждать здесь? Кружить по урману вокруг этой стоянки? А что это даст?..
      Всю ночь, всю долгую осеннюю ночь беспокойно копошились и грызли мозг эти мысли. Юра, сморенный сяом, бормотнул что-то, пошевелил губами и задышал сильно и глубоко. Приоткрывшись, губы сделались по-детски пухлыми. Пушкарев взглянул на него. «Недоставало, чтобы и этого парня я лишился здесь...» Он взял брезент и осторожно набросил на товарища. От этого лёгкого прикосновения Юра проснулся.
      — Вот леший, задремал! — сконфуженно сказал он, потёр глаза и сел. — Ого, уже светает!
      — Что вскочил? Спи.
      Юра огляделся — нет, Николай не появился.
      — Ну, и что будем делать?
      Именно этого вопроса Пушкарев ждал. Ждал — и не знал ответа. Вот до этой секунды. Л в эту секунду ответ пришёл сам.
      — Будем двигаться. Дальше.
      Юра помолчал, потом сказал тихо:
      — Да, ничего другого не придумать.
      Молча они позавтракали жидкой несолёной баландой, молча собрались, сложили и перетащили в лодку палатку и вещи. На вырванном из журнала наблюдэ-ний листке Пушкарев написал: «Ждали тебя двое суток — безрезультатно. Плывём дальше по Вангуру л на базу. Под камнями провиант тебе. Не обессудь, сколько уж есть».
      Всё, что осталось от продуктовых припасов. Юра разгржил на три части.
      — Взгляни: так?
      Пушкарев взглянул:
      — Так.
      Помедлив, он вынул из рюкзака патроны — двенадцать — и тоже разделил их на три части. Две части
      продуктов и патронов Юра сложил в рюкзак, третью завернул в брезент и засунул в спальный мешок Николая. Выкопали яму и опустили свёрток в неё, сверху прикрыли камнями, положили в банку из-под пороха записку и всё засыпали землёй. В холмик воткнули жердь с короткой запиской: «Смотри здесь».
      — Думаю, заметит, — хмурясь, сказал Пушкарев.
      — Если вернётся, как не заметитьГ..
      Уже пора было плыть, но Пушкарев всё стоял у этой жерди и хмурился, размышляя о чём-то. Юра топтался возле, наконец напомнил:
      — Ну как, двинулись?
      Пушкарев молчал. Потом он медленно поднял голову, внимательно посмотрел на Юру и сказал глухо и тяжело:
      — Вот что, Юрий... Решать — так до конца. Продолжаем мы поиски рутила?
      Уже не первый день мучительно трудно допытывался Пушкарев у своей совести: имеют ли они на это право? Два дня назад это был их непреложный долг. Теперь это не могло ли стать их преступлением? Поиски титанового месторождения требовали задержек. Тревога за Николая, необходимость скорее сообщить о случившемся отметали задержки.
      Пушкарев думал и думал об этом, и перед ним возникал строгий конференц-зал института, и десятки глаз были устремлены в его глаза, в его душу. Здесь, на глухой таёжной реке, он держал ответ перед партийной организацией института.
      Долг или преступление?.. Он должен был решить это сам.
      Тяжесть славной доли руководителя познаётся не в беспокойных, хлопотливых делах. Она познаётся вот в такие минуты раздумий.
      Преступление или долг?..
      А Юре на память пришёл давний детский разговор. Это был разговор с другом. «Юр, — сказал однажды этот друг, — а что, если бы вот ты стал... ну, в общем, самый главный на войне... И, чтобы была победа, тебе обязательно нужно выбрать, кого убить: меня или Ваську Птицына. Ты бы как решил?» — «Зачем это: убить?» — «Ну, вот так было бы нужно. Я ведь пойа-
      рошку. Если бы». — «Факт, Ваську». — «А если бы так: меня или себя?» — «Себя». — «Ну, а вот так, — не унимал своего злого любопытства друг, — меня или мать?» — «Ну, так не может быть...» — «Ну, а всё-таки, если бы...» Юра тогда подумал, подумал, закатил другу-приятелю леща и заревел...
      Юра вспомнил этот давний детский разговор и невесело улыбнулся. На вопрос Пушкарева он ответил так же тяжело и глухо:
      — Борис... — Юра в первый раз назвал своего начальника так, просто по имени, словно хотел стать с ним на равную ногу, чтобы разделить ответственность. — Я тебе уже говорил... о Николае... что он, по-моему... — Юра замолк.
      Всё было сказано.
      Когда стоишь на острие ножа, не зная, в какую сторону упадёшь, достаточно и очень малого толчка, чтобы сторона определилась. Пушкарев ещё не знал, что скажут ему на это коммунисты института, но он принял решение.
      Он вздохнул, упрямо склонил голову и повернулся к реке:
      — Двинулись.
      Николай шёл третьи сутки. Путь был верным — не еаблудишься: вверх по течению Вангура до его левого притока Никля, а по Никле — до юрты Курикова.
      На левый берег Вангура он перешёл в первый же день, а к исходу второго вышел к Никле. Её тёмная буроватая вода ничем не отличалась от вангурской. И бежала она так же спокойно, с ленцой, холодная, бесстрастная вода.
      В последний раз Николай посмотрел на Вангур. Где-то там, далеко позади, копошатся у лодки двое... Николай задумчиво и невесело усмехнулся...
      В тот вечер, переложив в свой рюкзак часть патронов, спирт и пачку пшённого концентрата, он думал уйти на глазах у товарищей. Поругаться — крепко, горячо! — с Пушкаревым и уйти. Но испугался: за это придётся отвечать. Можно лишиться и комсомольского билета и аспирантуры. Однако оставаться он не мог:
      для него было ясно, что без проводника, без пищи их ждала гибель. Уговаривать их, убеждать? Он пытался. Но разве такого, как Пушкарев, уговоришь!.. И Николай упюл тайком, обманув их своей запиской.
      EIro подстёгивало тогда угрюмое ликование злобы. «Поищи без меня, если такой умный! — думал он о Пушкареве. — Через неделю сам будешь рад выйти к юртам, да поздно будет. Вспомнишь меня».
      Потом злорадство сникло. Ск)бственно, его не стало меньше, просто оно отошло на второй план, заслонилось другими мыслями. Записка «Ушёл поохотиться» оправдает его в любом случае. Это очень естественно: не хватало еды, пошёл подстрелить что-нибудь, заблудился... С кем это не могло случиться? Потерял компас, заплутал, закружился. Очень естественно... Ответить людям сумеет. И не это волновало его. Нужно было ответить самому себе и перед самим собой.
      Так ли сделал он, как было надо?
      Ну, а как было надо?
      Ведь он же прекрасно видел, что дело стремительно движется к краху, что дальнейший путь по Вангуру грозит просто-напросто гибелью. И Пушкарева он об этом предупреждал. Он не молчал, нет, он говорил об этом прямо, открыто.
      Что ж, сила силу ломит. Трудности, которые встали перед ними, не преодолеть... Да, Николай признавался себе, что эти трудности его согнули. Отправляясь на Вангур, он, конечно, знал, что придётся бороться, и, может, не на шутку. Неспособным к борьбе он себя не считал. Он был готов к схватке с природой, и даже к жестокой схватке. Но эта, медлительная, изнуряющая, тянущаяся день за днём, день за днём, была не по нём. Эту он не выдержал.
      Отчего? Наверное, сказалась непривычка к таким вот трудностям, к длительным лшпеяиям. В жизни ему приходилось, и не раз, преодолевать препятствия. Он брал их, как бегун — барьер. Он всегда верил в успех, и успех его не обманывал. Успех так или иначе означал награду. Тут он не видел награды. Тут он видел только провал — провал своей идеи, своих планов, укоризненные и насмешливые взгляды, недоверие в будущем. И, главное, он видел худшее — призрак смерти.
      Ну ладно, а Пушкарев и Петрищев? Что вело их? Чувство долга? А что такое чувство долга? Стремление сделать нужное дело, и сделать как можно лучше. Погибнуть в урмане — разве это сделать нужное дело?..
      Но нет, какие оправдания себе он ни искал, как ни успокаивал, как ни убеждал себя в том, что уйти от товарищей был вынужден, тревожное, тоскливое беспокойство щемило душу...
      Последний раз взглянув на Вангур, Николай поправил ремни лёгкого, почти пустого рюкзака, подхватил ружьё и, уже не оборачиваюсь, двинулся по берегу Никли.
      Не так давно тайга здесь горела и до сих пор не ожила. Чёрные, лишь снизу подёрнутые мхом стволы словно окаменели. Ветер проносился мимо, не шевеля их. Деревья упрямо топорщили изуродованные, обгоревшие ветви. Они казались страшными, а были совсем бессильны.
      Николай шёл по этому чёрному безмолвию и, чтобы отогнать навязчивые мысли, старался представить, как бушевало здесь и ревело с посвистом и уханьем яростное пламя, как взмётывались в небо гигантские пригоршни искр, раскалённые головни и дым. Но урман рассеял мысли, от которых хотелось отделаться, раскинув перед Николаем громадную болотную топь.
      Теперь и мысли и чувства были заняты преодолением этой преграды. Редкие кочки трепетали под ногами, как живые. Они всё пытались сбросить его в затянутую радужной плёнкой жижу, расстилавшуюся вокруг. Шестом Николай упирался в соседние кочки: между ними опоры не было, шест уходил в бездонную глубь. Впереди виднелся врезавшийся в болото узкий сухой мысок, до него оставалось не больше двухсот метров.
      И тут Николай чуть не погиб.
      Одна из кочек круто накренилась под ним, он переступил и быстро оглянулся, выискивая, куда можно перепрыгнуть. Что-то громко хлюпнуло, коч:са подвернулась и поползла в сторону и вниз. Николай взмахнул руками и, успев только поднять ружьё, ухнулся в топь. Холодная смрадная жижа плотно охватила тело. Под
      ногами ничего не было. Николай вцепился в жёсткий пучок травы на кочке и рванулся вверх. Кочка пошла вниз. И вместе с ней Николая потянула к себе холодная вязкая смерть... Он набрал в лёгкие как можно больше воздуха и рванулся снова к маленькой искривлённой берёзке, которая прилепилась на соседней кочке. Ему удалось схватить одну из её веток, но берёзка была тонкая и могла вот-вот сломиться. Осторожно опираясь на брошенный плашмя шест, Николай начал подтягиваться к деревцу. Прошло несколько минут, прежде чем он уцепился за ствол берёзки у корней.
      Когда он, промёрзший, весь в вонючей тине, вылез на кочку, его долго била крупная, потрясавшая всё тело дрожь.
      Вернувшись обратно к горелому лесу, Николай кое-как подсушился у костра и пошёл от Никли в обход болота. Но попытка найти обходный путь оказалась напрасной. Болото тянулось на несколько километров, потом, повернувшись на юго-запад, подползло к Ван-гуру и уткнулось в его берег.
      Усталый, голодный, подавленный, Николай побрёл вверх по течению Вангура. Уже в сумерках он перебрался на его правую сторону и здесь решил заночевать. С утра он поднимется ещё выше по течению и, снова перейдя Вангур, окажется на правом берегу Никли. Видимо, путь к юрте Курикова проходит там.
      Очень хотелось есть. У Николая оставался небольшой полурассыпавшийся и подмоченный в болоте кусочек пшённого концентрата. «Нет, его надо оставить на утро». Николай высыпал на тряпку все сухарные крошки, какие были в рюкзаке, и долго выбирал из них мусор.
      Крошек набралась почти горсть. Он клал их в рот маленькими щепотками, жевал, запивая кипятком, и думал о том, что поступил почти благородно. Ведь из общих припасов он взял только одну пачку концентрата. Всё, что пришлось бы делить на троих, теперь достанется двоим. Они ещё благодарить его должны!..
      У «его не было с собой топора, и поэтому приходилось обходиться без нодьи. Подложив в огонь смолья и несколько вывороченных в буреломе чурок покрупнее, Николай снял ружьё с предохранителя и завернулся в
      брезентовый плащ. Спать... Но уснуть мешал голод. Кусок бы хлеба, и тогда вот спать.
      И ещё мешали Пушкарев и Юра. Они назойливо лезли в думы. Чтобы уйти от них, Николай стал представлять, как он вернётся домой. Бороду он не сбреет. Она поможет воссоздать хотя бы сотую долю того, что пришлось ему пережить. Ох, как вскрикнет, как заплачет мама!.. А отец... отца не проведёшь. Он посмотрит F.a бороду, иронически поиграет тренированной левой бровью и кольнёт сухой насмешкой:
      «Борода — это, видимо, единственное твоё приобретение в этой экспедиции?»
      Как помнит его Николай, на лице отца всегда жила ироническая насмешка. Он был ещё мальчишкой, круглощёким, кудрявеньким Колей, а отец уже подхлёстывал, колол его, как шпорами, язвительно-скептическими замечаниями. Маленький Коля любил по вечерам валяться на мягком, уютном диване, положив голову на колени мамы, тёплая мамина рука ласково ерошила его кудри, и мама рассказывала ему похожее на сказку будущее, в котором он становился очень умным и знаменитым человеком. А по ковру, разостланному в комнате, неслышно ступал, заложив за спину тонкие белые руки, отец, усмехался и изредка вставлял в мамину бархатную речь остро отточенные критические шпильки.
      Отец был неудачником. Так говорила мама. Мама говорила, что отец очень талантливый врач, но ему всю жизнь подставляют ножку недруги, а если бы не они, он давно бы стал академиком. Отец насмехался над этими рассуждениями, хотя в душе, должно быть, был с мамой согласен.
      Своего единственного сына он, похоже, любил, но — по-своему, странно. Упорно, систематически он вводил в его мозг яд иронического скептицизма и неуважения к окружающим. От этого, думал он, его сын будет сильнее. Он высмеивал все увлечения Коли, его пионерский галстук и тимуровские затеи, комсомольский значок и субботники, туристский кружок и интерес к геологии. Он говорил, что геологов в стране десятки тысяч, целая армия букашек, роющихся в земле, и что Николаю суждено быть одной из таких букашек.
      Мать, недалёкая, но добрая, учила сына мечтать, школа и комсомол указывали пути, по которым можно нести мечту, — отец всё зто зачёркивал. Постепенно Николай приобрёл навыки лавирования между силами, действовавшими на него. Подсознательно он чувствовал, что отец — лишь фразёр, пустой и злой. Пытаясь противостоять ему, Николай упрямо рвался к успеху в любом деле: это выбивало у отца козыри. Но только единственный раз, когда Николаю удалось поступить в аспирантуру, отец похвалил его без насмешки: «Это, может быть, походит на стоящее. Впрочем...» — и тут же, высоко вскинув седеющую бровь, иронически поджал губы.
      А теперь... Нет, и дома встреча будет неприятной.
      Заснул Николай неспокойным, зыбким сном. Его разбудил кошмар.
      Ему снилось детство, мягкий, уютный диван, тёплая рука мамы. Дверь в комнату почему-то стала открываться, и в щель полетели снежинки. Они кружились и падали на лицо и вдруг превратились в Пушкарёва и Юру. Схватив Николая, товарищи потащили его на улицу, мама заплакала и вцепилась в него, и руки у неё были уже холодными, как у мёртвой, а папа размеренно и неслышно шагал по ковру и иронически улыбался. Откуда-то возникли ожившие деревянные идолы с пустыми чёрными глазницами и стали бить Николая толстыми тупыми стрелами. Это было больно, Николай пытался закричать и не мог, ноги его оказались крепко-накрепко спутанными. Он рванулся... и сел, дико озираясь.
      Костёр почти догорел. Было холодно. Неловко повёрнутая нога онемела, по ней бегали мурашки.
      Николай подбросил в огонь топлива и придвинулся к костру. Пламя ярче осветило стволы блимгних деревьев, зато за ними тьма стала гуще, чернее. Николаю сделалось тоскливо и страшно. Сердце защемила тревога, какая-то непонятная, смутная, и он чуть не закричал от ужаса перед тьмой и одиночеством. Шевельнулась мысль: а не вернуться ли к товарищам?
      Но туг же он подумал, что они, конечно, уже уплыли и ему придётся пробираться к базе сквозь урман, через болотные топи одному, совсем без пищи. Он вспомнил болото у Никли и даже потряс головой: нет, нет, нет! Только к юрте Курикова. Там еда, тепло, свет. Недалеко морозы, болота подстынут, и тогда, запасшись провиантом, он пойдёт на базу. Ведь он же заблудился... не всё ли равно, когда выйти из тайги?..
      Больше Николай уже не заснул и, похлебав жидкой кашицы из пшена, на рассвете двинулся в путь. Примерно через километр от впадения Никли в Ван-гур попался завал: большое дерево лежало поперёк течения. Вырубив ножом прочный шест, Николай ступил на ствол.
      Ствол был скользкий, но Николай упирался шестом в дно, и это помогало ему удерживать равновесие. Вдруг шест провалился куда, Николай согнулся, резко выпрямился... и полетел в воду.
      Ружьё он сразу бросил. Под ним была, видимо, яма, воду кружило и несло вниз, в воронку, и, даже держась одной рукой за ствол, Николай не мог плыть. То-
      гда он попЬхтался вскарабкаться на дерево. Руки скользили и срывались. Вся одежда промокла и по крайней мере пудовой тяжестью тянула на дно. Вода казалась ледяной. Ноги начинала сводить судорога.
      Глухо шумел урман. Равнодушный и сумрачный, катил свои волны Вангур.
      Теперь в лодке на месте Курикова сидел Пушкарев. Вангуру было всё равно, кто управляет веслом. Но Вангур чувствовал, что движения вёсла стали менее уверенными и ловкими, лодка чаще вихляла и двигалась медленнее.
      Маршрутную съёмку вёл теперь Юра. Он хотел отмахнуться от неё, но Пушкарев настоял. Зто, в общем, простое дело было для Юры непривычным, он путался, сбивался, Пушкарев злился.
      Но главное, конечно, было не" в этом. Главным оставались завалы, эти когда-то сваленные бурями деревья, громадные тупые упрямцы, лежавшие поперёк реки.
      Уже на первом Юра и Борис ясно почувствовали, что двое — не четверо. Пристав к берегу, они сначала перетащили вое вещи, потом с натугой вытянули лодку, а волокли её через силу.
      Вытянуть лодку у третьего завала они не смогли: берег был крут. Пришлось вернуться метров на пять — десять, там берег был положе, но, таким образом, путь волоком удлинился на эти пятьдесят метров.
      Так повторялось много раз.
      А ещё им надо было бить шурфы. Они били их и промывали песок. Рутила не было.
      Напрягая силы, изматывая себя, они упрямо, зло, наперекор всему тащились вперёд по реке.
      Но через три дня этому пришёл конец. Через три дня они не только поняли — увидели, что дальше так не могут. Просто не было сил.
      Вытащив лодку на берег, они сложили в неё всё, от чего могли отказаться в пути, завалили это камнями и, оставив записку для Николая, пошли вдоль реки.
      Вяло, неторопливо перекатывая тёмные холодные
      волны, бежал мимо хмурый Вангур. А они шли вдоль него пешком.
      Пешком... Очень уж обыденное и, в общем, милое понятие. Но ведь ребёнок, шагающий по асфальтовой дорожке, и альпинист, штурмующий скалы и бездны, — оба передвигаются пешком.
      Они лезли через урман, продирались сквозь него, карабкались, корчились, увязали в болотах, и ноги сводило от холода, а спину ломило от выкопанных шурфов и пройденных километров — и всё это называлось «пешком».
      Но они шли. Шли вперёд. В кармане у Юры лежал смятый, скомканный, небрежно сунутый туда, но всё же не забытый флажок с их лодки.
     
     
      Глава одиннадцатая
     
      Этот шурф они выкопали на пологом бугре, вылезшем из болота у самой реки. Копали по очереди; это было очень трудно: поднять даже пустую лопату уже стоило усилий.
      Борис Никифорович был в шурфе, когда Юра, промывавший шлихи, закричал. Он закричал так, будто увидел что-то очень уж страшное. Пушкарев полез из шурфа, сорвался и расшиб руку. Юра закричал опять. Кое-как Пушкарев вылез.
      Юра поднял лицо от лотка, оно было ошеломлённое.
      — Смотри... почти сплошь рутил...
      Пушкарев посмотрел на шлихи, потом на Юру, и Юра увидел, что глаза у него светлые-светлые, с лёгкой голубизно!! и взгляд ИХ чуть растерян и недоверчив, как у ребёнка, которому протягивают драгоценную игрушку-мечту, а он не знает, правда ли это, не насмешка ли над ним.
      — Постой, — сказал Борис Никифорович. — Ну-ка, дай, — А сам опустился на землю и долго сидел без движения. Потом взял из лотка пригоршню шлихов. — Слушай-ка... — начал он и вдруг сморщился, будто проглотил горсть недозревшей рябины...
      За несхсолько дней на площади около четырёх квадратных километров они выкопали одиннадцать шурфов. Откуда брались силы? Отощавшим рукам было очень тяжело поднимать кирку и бить ею, поднимать и бить... Тяжело, но радостно: содержание рутила в шлихах всюду превышало семьдесят процентов. Сомнений не оставалось: у берегов Вангура залегали богатейшие руды титана.
      Теперь они могли дать стране ответ и сказать определённо «да». Задача была выполнена.
      Вечером начал падать снег — первые «белые му-xTi, редкие, медлительные, ещё совсем не злые.
      Натянув на ногу старательно заштопанный бродень, Пушкарев погрел над костром руки и снова взялся за шило;
      — Давай и твои починю.
      Юра с грустной гримасой посмотрел на свои расползающиеся обутки:
      — Эх, мои модельные! — и, развязав кожаные тесёмки, начал стаскивать бродень.
      Орудуя шилом и дратвой, Пушкарев молчал. Неожиданно он отложил бродень и подтянул поближе к себе полено.
      — Смотри, какая штука пришла мне в голову. — Он принялся чертить шилом по полену. Грубые, неровные линии складывались в схему, которая удивительно походила на ту, что когда-то профессор Кузьминых погсазывал Наташе. — Тут тебе наш Вангур с его рутилом, тут Ключ-камень. Так? Очень вероятно, что там, на Ключ-камне, кроме рудной зоны, есть зона метаморфических пород с включением рутила. Видимо, оттуда в течение веков его и сносило сюда. Ведь какая богатая образовалась россыпь!
      — Интересно, обнаружат они там или нет?
      — Да-а.. — Пушкарев задумался. — Ну ладно. — Он снова взялся за бродень. — Завтра... прощай Вангур. На базу!
      — Ну и наедимся!..
      С утра они рассортировали вещи. Нужно было взягь с собой только самое необходимое.
      Опять вырыли яму. Её пришлось сделать большой. Один за другим укладывали в неё предметы, ставшие такими привычными: радиометр, геологические молотки, кирку, фотоаппарат, одно из ружей... Борио НикироЕич взялся за гитару.
      — Но-но!
      — Да ты что, соображаешь?
      — Вполне. Она у меня весит всего триста девяносто четыре с половиной грамма.
      — Громоздкая.
      — Я и сам громоздкий.
      Взялись за мешочки со шлихами и минералогические образцы. По-настоящему-то очередь была за спальными мешками, но взялись не за них. Унести все образцы и шлихи было немыслимо. Отбирали их в несколько приёмов. Но и в первый раз, и во второй, и в третий оказывалось, что груз слишком тяжёл.
      — Ладно, — решился Пушкарев, — вое равно придётся посылать сюда — заберут. Возьмём только самые интересные, важные.
      «Самых важных» набралось около пуда. А ноги и так едва держали их...
      Пушкарев прикинул вес рюкзаков и, ничего не говоря, бросил спальные мешки в яму.
      Сверху поставили шест. С глухим шорохом упала первая лопата земли. Скоро вырос холмик. На него положили тяжёлые камни. Беззвучно и грустно падали хлопья снега.
      — Будто похоронили, — нахмурился Юра.
      — Ещё откопаем, — возразил Пушкарев. Но лицо его было тоже хмурым.
      Развернув карту с помеченным на ней местом этой последней на Вангуре стоянки, они взяли азимут на базу, взвалили рюкзаки на спину и, не оглядываясь, двинулись к юго-западу, через урман на базу.
      Кружился и медленно падал снег.
      Дом, в котором размещалась база филиала Академии наук, состоял из одной большой комнаты. Она служила одновременно и спальней, и столовой, и рабочим кабинетом. На закопчённых бревенчатых стенах, сложенных из ядрёных лиственниц, висели ружья, одежда. Скамейки вдоль стен, два грубых стола и изящный венский стул, оказавшийся здесь невесть по чьей прихоти, составляли всю мебель. Один из столов принадлежал радисту, и на нём стояла рация. С русской печи, занимавшей по крайней мере треть комнаты, всегда торчали чьи-нибудь ноги. База существовала первый год, и никто пока не мог требовать каких-то особых удобств.
      Летом базой пользовались несколько экспедицион-fbix отрядов различных институтов филиала. Сейчас все они отправились восвояси, и лишь Кузьминых да Степан Крутояров с Наташей остались здесь, чтобы дождаться группы Пушкарева. Остался и Василий Кури-ков, но жил он в посёлке, у родственников. Большая часть отрядного имущества была уже отправлена. Время проводили по-разному. Профессор много работал. Степан пообещал Наташе настрелять белок на дошку и каждый день уходил на охоту. Наташа занималась с Василием. К ним присоединился Ваня Волчков, радист, молоденький робкий паренёк, смотревший на Наташу такими глазами, будто она была по меньшей мере академиком.
      Так шли дни. Вначале. Группа Пушкарева всё не приходила, настроение портилось, и у Наташи опускались руки, занятия перестали клеиться. Она бродила по лесу, иногда с Василием, чаще одна, училась стрелять, изучала с Волчковым азбуку Морзе — всё было неинтересно, скучно...
      Широко распахнув дверь, Наташа вошла в комнату. Вместе с ней ворвалась заунывная песня Василия, уже не первый час сидевшего на крыльце, ворвалась — и умерла, прихлопнутая дверью. Не раздеваясь, Наташа села на скамейку возле стола, за которым работал Кузьминых. Она молчала, но пальцы её барабанили по столу, и это, наверное, мешало профессору. Однако он не выразил особого недовольства, не заворчал на неё, а, продолжая рассматривать образец и записывая что-то, заговорил:
      — Всё нервничаем? Переживаем?.. А нервничаем напрасно. Во главе группы опытный человек. Пушка-рёв-то. Да и Куриков лесной волк. И там их не один, не двое — четверо. Четыре человека — это же ого-го!
      Профессор оторвался от работы, поглядел на Наташу и, сняв очки, принялся их протирать.
      — Снег пошёл... — тихо сказала Наташа.
      — Эка невидаль — снег! Вот по снежку и притопают. — Алексей Архипович встал и, потирая руки, словно они озябли, прошёлся по комнате. — Не сегодня, так завтра. Очень приятно по снежку топать.
      Нехорошо завыл в трубе ветер.
      Профессор остановился у окна, отвернувшись от Наташи. В его глазах была сумрачная тревога.
     
     
      Глава двенадцатая
     
      Проклятые болота! Они выматывали вконец. Они заставляли выжимать из себя всё, без остатка, силы, а сами не давали ничего — ни куска порядочной земли, ни доброго топлива, ни пищи.
      Б этот день — то был четвёртый или пятый день их пути от Вангура — израсходовали последний патрон... На одинокой голой берёзе, стоявшей в стороне от опушки, сидел косач. Хороший, крупный косач. И совсем недалеко. Срываясь с кочек, проваливаясь в мутную ледяную ишжу, Борис Никифорович подобрался поближе и вскинул ствол. Ствол дрожал и качался. Пушкарев опустил его: так стрелять нельзя. Последний патрон. Надо подождать, когда утихнет дрожь.
      Ну, теперь можно... Нет, всё-таки ствол дрожал, мушка прыгала. Стой же, чёртова прыгалка, хоть на полсекунды замри!.. Замерла. Палец судорожно нажал на спусковой крючок. Грохот толкнул в плечо, и Пушкарев увидел, как птица, сорвавшись с ветки, тяжело и низко полетела прочь. Она отлетела метров на тридцать, не больше, и уселась на другое дерево. Ствол метнулся вслед за ней, палец давнул на второй спуск, курок цокнул... выстрела не было.
      Его и не могло быть. В ярости отчаяния Борис размахнулся: сейчас ружьё — в щепы!.. Одумался, только сплюнул горькую, тягучую слюну и повесил двустволку на сучок. Она качнулась и замерла.
      Не оглядываясь на Юру, Пушкарев двинулся дальше.
      Бродни с чавканьем вдавливались в припорошенную снегом болотную мокреть. Вдавлины темнели неровной цепочкой.
      Идти они каждый день старались как можно дольше. Пока держали ноги. Спать всё равно почти не приходилось: мокро и холодно. Но спать было надо, тело кричало об отдыхе, и с темнотой они останавливались на ночлег.
      В болоте, как и в море, попадаются острова. Это очень приятная штука — остров в болоте. Просто счастье. Но и такое счастье в этот день не давалось им в руки. Торопливо проползли на запад сумерки, уже накатывалась ночь, а места, хоть чуточку похожего на сносное, для ночлега не было. Их окружали вода и болотный нюр — чахлые, заморённые сосёнки, робко жавшиеся к моховым кочкам.
      Пушкарев остановился и спустил рюкзак со спины.
      — Всё. Придётся здесь...
      — Что ж, в воду ложиться? Хоть немного бы посуше...
      — Тебе, может, и кровать надо? — вдруг закричал Пушкарев. — Перину подать? Электрическую грелоч-ку? — И, поняв, что кричит зря, от нервной слабости, засопел сердито и смущённо и тихо добавил: — Ничего, как-нибудь... Сосёнок наломаем.
      Сосёнки были маленькие, тощие, и ломать и рубить их пришлось много. И никак не разжигался костёр: всё вокруг было мокрым. Спички гасли одна за другой, последние обрывки бумаги не помогли. Пуш:карев дважды перелистал негнущимися пальцами журнал наблюдений и спрятал его: чистых листов уже не было. Посмотрел на спички — их оставалось совсем немного. Б последнем коробке.
      — Бот что... — начал он и запнулся, помолчал. — Дурака я свалял — ружьё бросил. Надо бы ложе на растопку. А сейчас... Придётся, брат, без костра. — Он решительно завернул спички в промасленную тряпицу и убрал в карман. — Ещё ведь и морозы будут.
      Юра смотрел на него, словно не понимая, о чём речь. Бестолково смотрел. Потом шагнул к своему рюк-
      заку и рывком вытащил гитару. Рука сама зачем-то, видимо просто по привычке, легла на струны.
      — «В глухой и далёкой тайге...» — с какой-то странной усмешкой речитатиж)м выговорил Юра слова из песни и сразу же резко отдёрнул пальцы от струн. — Держи-ка. — Словно боясь, что Пушкарев откажется, он сильно ударил гитару о колено, она жалобно звякнула и переломилась. — Всё равно, — сказал Юра, — отсырела...
      Спали они в эту ночь по очереди: деревьев для нодьи не было, костёр быстро прогорал. Дежуривший у огня отдавал верхнюю одежду тому, кто спал.
      Проснувшись, Пушкарев увидел, что костёр горит неярко, вяло. Юра сидел, скорчившись, и в глазах его были слёзы. Острая жалость полоснула Пушкарева. Отодвинувшись в глубь палатки, он завозился, крякнул, покашлял. Помедлив, спросил:
      — Как там жизнь под небом?
      Юра отозвался глухо и невнятно. Помедлив ещё, Пушкарев выбрался к костру. Повернувшись к нему спиной. Юра рубил ветки. Очень захотелось подойти к этому милому верзиле, обнять его и сказать... сказать что-то необыкноБенное — возвышенное и вместе с тем простое, тёплое. Но на ум не приходило, из горла не лезло ни одно такое слово.
      Пушкарев сел у огня. Потом (зачем он это сделал, Борис Пикифорович вряд ли сумел бы объяснить) из внутреннего нагрудного кармана вынул фотографию Наташи, долго смотрел на неё и сказал:
      — Вот, брат...
      Юра взглянул на портрет, на Пушкарева, всё понял, в глазах его мелькнули и изумление, и радость, и ещё что-то большое и светлое, как откровение. Юра тихо опустился рядом с суровым своим товарищем и промолвил только:
      — Да... — и вздохнул.
      Тревога на базе росла. Негаданно ранняя зима грозила бедой. Не дожидаясь, когда мороз скуёт болота, Кузьминых отправил к Вангуру людей с тёплой одеждой и провиантом. Один из них вернулся, чтобы еооб-
      щить, что никого не встретили, но поиски продолжают. ПосоветсЕавшись со стариками, профессор послал ещё две небольшие партии в урман. Однако надежды на них было мало. Искать иголку в сене...
      Кузьминых решил просить помощи. Тут же написал радиограмму. Чётко выведя подпись и поставив точку, передал листок радисту:
      — Давай, Волчков, кричи, — и, тяжело ступая по широким, чуть покатым половицам, принялся шагать по комнате.
      На пороге дымил трубкой Василий. Наташа, обеими руками ухватившись за край скамьи, впилась глазами в маленького вихрастого Волчкова. Сильно хмуря безбровый лоб, он передавал радиограмму:
      — «...в количестве четырёх человек предположительно в квадратах семнадцать — восемьдесят четыре, семнадцать — восемьдесят пять. Положение серьёзно осложняется неожиданно ранними, морозами и снегом. Прошу срочно организовать поиски, а также доставку тёплой одежды и продуктов питания с воздуха. Профессор Кузьминых. Передал Волчков...» Перехожу на приём. Перехожу на приём.
      Томми, лежавший у входа, вдруг заскулил. Наташа зло швырнула в него варежкой, резко поднялась и, подойдя к окну, уткнулась лбом в стекло. Снаружи о стекло хлестали горсти колючего, хрусткого снега.
      Почти из-под самых ног, взметнув снег, взлетела ко-палуха. Пушкарев и Юра разом выругались и проводили птицу тоскливым взглядом. Вдруг Борис крикнул что-то и протянул руку в ту сторону, куда улетела ко-палуха.
      — Сумех, — повторил он, и опять Юра не понял. — Да вон, на дереве.
      Среди заснеженных веток виднелся небольшой ам-барчик, поднятый кем-то на дерево, на высоту в пять — шесть метров.
      — Промысловый амбарчик, «сумех» по-мансийски. В них охотники припасы оставляют. Повезло нам, брат!
      Они бросились к амбарчику бегом, если только это можно было назвать бегом. Пошатывало, ноги подгибались и путались... Наконец вот он — их спасение, жизнь!.. Стволы, на которых стоял амбарчик, были старательно очищены от сучьев и коры.
      — Так не взобраться, — часто дыша, сказал Пуш-карев. — Это от росомах очищают. — Он начал оглядываться и разбрасывать ногами снег. — Тут жердь должна быть с зарубками. Вместо лестницы.
      Действительно, под амбарчиком лежала засыпанная снегом толстая жердина с зарубками. Её нужно было приставить к сумеху.
      — Берём!
      Эх, Юра! Не на тебя ли глядя, восторженно перешёптывались во дворе мальчишки, когда ты играючи упражнялся с пудовыми гирями? И где твоя, Борис, цепкость сухих, тренированных мышц?.. Всё высосал урман.
      Конец жерди поднимался метра на четыре, покачивался и дрожал, беспомощно тыкаясь о стволы. Поднять его выше, приставить к амбарчику они никак не могли.
      Вконец обессиленный, Пушкарев привалился к дереву. Ноги сделались как ватные. Юра сел, тяжело дыша, медленно провёл по глазам: перед ними мельтешили кроваво-мутные круги.
      — Нет, — тихо сказал он, — видно, судьба уж... — И как-то странно и страшно прозвучали эти слова — оттого, что сказал их Юра.
      Было тихо, но уже начинал посвистывать и трепать верхушки деревьев ветер. Приплясывая, пока ещё легонько, шла над урманом непогодь. Хорошо хоть, что застанет их не в болотном нюре — в лесу.
      Частые снежные искорки сыпались на лицо Пуш-карева; он запрокинул голову и всё не мог оторвать глаз от амбарчика.
      — Слушай!.. Давай-ка сюда топор.
      Мысль Пушкарева была неожиданно проста: одно из ближних деревьев свалить так, чтобы верхушкой оно привалилось к амбарчику.
      Тонкая сосна вздрагивала под ударами топора и, казалось, отфыркивалась, осыпая снег. Но вот она кач-
      нулась, помедлила и, растопырив ветви, повалилась, и, проскребя ветвями по амбарчику, рухнула мимо.
      Густо осыпался с ближних деревьев снег. Пушкарев убрал со лба слипшиеся волосы.
      — Ну, давай снова.
      Рубили снова. Вторая сосна качнулась, заскрипела, повалилась. Прямо на сумех. Юра облапил ствол. Борис Никифорович отстранил его:
      — Я легче. Подставляй спину.
      Наклон был крут, сучья — высоко, руки и ноги скользили по чешуйкам молодой коры. Вытащив охотничий нож, Пушкарев всадил его в ствол и, ухватившись за рукоятку, подтянулся. Передохнул. Потом всадил повыше и подтянулся снова. Ствол качался, руки била крупная дрожь. Юре снизу казалось: вот-вот Пушкарев сорвётся.
      Из амбарчика пахнуло затхлым. Свет упал на раскиданные по бревенчатому полу старые, полуистлевшие шкуры, глиняные черепки, самострелы, пустые мешки. По всему было видно, что хозяин не заглядывал сюда очень давно.
      — Ну, что там? — не терпелось Юре.
      Борис Никифорович не отвечал. Лихорадочно перебирал он разбросанную в амбарчике рухлядь, ощупывая мешки и мешочки, заглядывал в них — ничего съестного!
      — Что же ты молчишь?
      Пушкареву хотелось зарыться с головой в эти жалкие, полуистлевшие шкуры, сжаться в комок и горько-горько заплакать. Как маленькому мальчишке. Он закусил губу и принялся заново перетряхивать бесполезное старьё. Но вдруг, откинув из угла барсучью шкуру, он заметил под ней желтовато-серую кучку муки. Когда-то нечаянно рассыпанная здесь, она полусгнила, отсырела и затвердела, и было её совсем немного.
      — Мука? — спросил Пушкарев и закричал: — Мука! Слышишь? Мука!!
      Он соскребал её так тщательно, как ни один старатель, наверное, не собирал золотой песок...
      С расчётливой жадностью съели они по горькой скороспелой лепёшке, испечённой в золе. Съели — и
      взгляды обоих почти одновременно упали на оставшуюся третью. И сразу же встретились их взгляды.
      — Нет, — сказал Пушкарев. — На завтра... Ну, или на вечер. — Он бережно завернул лепёшку. — Спрячь.
      Они посидели молча, дожидаясь, когда натает в ведёрке снег и вскипит вода. Борис Никифорович как-то странно — как будто и насмешливо, а в то же время задумчиво и грустно — усмехнулся.
      — Ты что?
      — Да так... Вот подумал: пошла бы на Вангур Наташа, а не ты, как вы тогда просили...
      Юра взглянул на него, ничего не ответил, и опять они долго сидели молча. Разговаривать не хотелось: разговор тоже отнимает силы. Борис молча ощупал изодранные, сопревшие бродни Юры и полез в свой рюкзак, вытащил шерстяные носки.
      — Держи.
      — Сам и держи. Как будто у него целые...
      — У меня ещё есть, запасные.
      — Ты слышал такие детские стишки: «Лгать но надо, лгать нехорошо»?
      — Держи, говорят!
      — А ну, покажи запасные.
      — Ты что, ревизионная комиссия? Натягивай!.. И давай кружки, погреемся немножко, отдохнём. Может, поспится...
      Уже два дня летели в снежной мути тревожные сигналы, чьи/го позывные, обрывки фраз: «В районе реки Вангур... Четверо... Квадрат семнадцать — восемьдесят пять... Никаких следов... Четверо... В районе реки Вангур...»
      Два дня метался в холодном вьюжном небе самолёт. Лётчик видел лишь бесконечную тайгу, застланную снежной пеленой, и — никаких признаков людей...
      Они очнулись от тяжёлой, беспокойной полудрёмы одновременно.
      — Самолёт?!
      И оба метнулись из палатки.
      Они ещё успели заметить, как между неясными от снежной завирухи верхушками деревьев мелькнул
      расплывшийся силуэт самолёта. Мелькнул — и исчез; и растаял, заглох рёв мотора. Снова стало тихо. Лишь свистел и насмешливо ухал ветер и потрескивал потревоженный лес. И мутное яебо было холодным и пустым.
      Потом самолётный гул возник ещё раз, где-то в стороне, но разглядеть они уже не могли и напрасно жгли большой дымный костёр, и напрасно до ноющей боли в ушах вслушивались в шумы урмаяа.
     
     
      Глава тринадцатая
     
      Рюкзак у Наташи был уже приготовлен. И сама она была готова и сидела у стола тепло одетая, в малице, положив обе руки на карту. Рукава потянули за собой бока и полу малищ.1, пола раздвинулась, растопорщл-лась, и от этого Наташа казалась толстой и неуклюжей.
      В который раз она рассматривала карту, знакомзто, кажется, до последней чёрточки на зеленоватом листе. Она рассматривала этот лист, и сантиметры вырастали в километры, и снежная белизна застилала простор, и в этом просторе, застывший, мёртвый, лежал Ван-гур, а где-то около него у одинокого костра коченели четверо.
      Нет, они не сидят у костра, Онн идут — упорные, смелые и сильные. Ох, как им, наверное, холодно! Но Юра, конечно, напевает какую-нибудь песенку, упрямо хмурится Пушкарев, а Николай покрикивает чтоо весёлое и задорное... Глупая, глупая! Ведь снег, мороз, а у них нет зимней одежды, нет лыж и, кто знает, может быть, нет уже и пищи. Далеко ли до худшего?.. Но уже идут на их поиски люди. Из Суеватпауля, из Вижая, из Тошемки. Вчера ушёл в тайгу Степан Крутояров с двумя манси. И сегодня ещё уходит партия, рюкзак уже готов...
      Открылась дверь, и Кузьминых, не раздеваясь, торопливо прошёл к столу.
      — Ну, вот что. — Он отодвинул руки Наташи и сам
      завладел картой. — Из этих вот юрт люди идут на поиски вверх по течению Вангура. Из этих, этих и от нас, с базы, — им наперерез, на северо-восток. Впрочем, вы это знаете... Город будет вызывать вас по радио три раза в день. А по уграм...
      — Кого это — вас?
      — Детский вопрос. Вас, товарищ Корзухина. — Это было сказано сухо и раздражённо.
      — То есть... как это?
      — Я же сказал: по радио.
      — Но, Алексей Архипович... — И только тут Наташа поняла: её в урман на поиски не берут. — Вы vrrr, же, думаете, я здесь останусь?
      — А вы что, думаете, не останетесь?
      — Я иду в тайгу с Куриковым.
      — Ошибаетесь. С ним иду я.
      — А я?
      — Вот что, товарищ Корзухина, прекратите эти бесконечные бестолковые вопросы и слушайте совершенно официальный инструктаж! Ясно?
      У Наташи дёрнулись брови, губы открылись, но она промолчала...
      Через полчаса из посёлка вышла в урман ещё одна партия. Впереди оленьих упряжек шли на лыжах Василий Куриков и профессор Кузьминых.
      По лесу петляют следы. Нехорошие следы. Шаг у людей неширокий, скованный, видно, что еле волочили иоги. Идущий сзади часто ступал не в след товарища, а в сторону — пошатывало человека. Вот тут они сидели, без костра, просто так. Вставали, упираясь руками... Нехорошие следы.
      А вот и сами люди. Заросшие землистые лица; сухая, потрескавшаяся кожа обтягивает кости. Бродни обернуты кусками брезента, перетянуты ремнями и бечёвками.
      Борис остановился, дожидаясь Юры, взглянул на компас.
      Всё правильно. Только вот расстояние чёрт разберёт. Сколько они прошли? Сколько осталось? Ни одной
      приметы, по которой можно бы ориентироваться. Ури ман и урман.
      Юра сзади глухо ойкнул. Пзш1кареБ обернулся. С перекошенным лицом Юра силился подняться из снега. Борис Николаевич помог ему встать, но тот свалился снова.
      — Нога... Подвернул.
      — А ну сядь. Посмотрим.
      Они так и не поняли — растяжение или вывих. Идти Юра не мог. Щиколотка быстро опухала. Пушка-рёв Еырубил палку и смастерил грубый костыль. Потом стал перекладывать ношу в один рюкзак. Камни, шлихи, фотоплёнка, палатка да разная мелочь. Он уложил сначала шлихи и камни, потом плёнку. Взвесил на руке тючок с палаткой и вопросительно взглянул на Юру. Тот кивнул:
      — Обойдёмся.
      — Нет, выбрасывать не будем.
      Пушкарев вытащил палатку из чехла и ножом распластал её пополам. В обоих кусках брезента он прорезал по отверстию — для головы.
      В этот день прошли километра четыре, не больше. А вечером впервые взялись за ремень. Юра сначала не понял, зачем Борис начал крошить сыромятную завязку от бродня.
      — Варить.
      — Брось. Чепуха. Это только в романах...
      — Обычный ремень, пожалуй, чепуха, — согласился Пушкарев, посасывая пустую трубку, — а сыромятный — нет... Впрочем, посмотрим. Сам я тоже не пробовал.
      Юра слабо махнул рукой. Мучила боль в ноге, внутренности сводило так, будто из них выкачивали воздух. Сидя в неудобной позе — только бы не тревожить лишний раз ногу, — Юра напряжённо уставился в огонь, изредка поглядывая на товарища. Стараясь казаться спокойным и рассудительным, заговорил:
      — Вот что, друг Пушкарев, у меня есть одно предложение... хорошее. Слушай. Мне необходимо остаться здесь. — И, сказав главное, заспешил, захлёбываясь, боясь, что товарищ прервёт его, остановит. — Ты не подумай всяких там этих... романтических... Просто
      Юра силился подняться из снега.
      так удобнее. Выгоднее нам обоим. Для дела выгоднее. Понимаешь? Один, без этой моей, — он сердито ткнул Е ногу, — дубины, ты намного скорее доберёшься до базы. Там дашь мои координаты. Что ты на меня так смотришь?.. Ну, что?
      Почти презрительно прищурив глаза, Борис с насмешкой напомнил Юре песню:
      — «Заветное слово «Вперёд» всех смелых ведёт и упрямых»?
      — Да ты пойми: тогда все шлихи, все образцы можно оставить здесь, со мной. До базы уже недалеко. Налегке...
      — Не дури! — уже сердито оборвал Борис и снова принялся за ремешок.
      — А я не дурю, — теперь по-настоящему спокойно и тоже сердито возразил Юра. — t Я просто не пойду — и только. Вот увидишь.
      — Пойдёшь. Вот увидишь...
      Наутро Пушкарев ждал продолжения этого разговора. Но Юра молчал. Только когда Пушкарев начал забрасывать снегом костёр. Юра поморщился:
      — Я ж тебе говорил... Зачем гасишь огонь?
      — Ну, хватит, поднимайся.
      — Я сказал: не пойду.
      — А я сказал: пойдёшь.
      — Ну, в общем, шагай.
      Откуда только сила взялась в Пушкареве — загремел:
      — Тебе говорят, вставай, сучье племя!
      — Не ори, Борис Никифорович. Не пойду. Вот спичку на всякий случай оставь.
      Пушкарев почти прыгнул к Юре, натужившись, рывком поднял его, тот вырвался и, охнув от боли, плюхнулся в снег. Пушкарев опять поднял его. Задыхаясь, Юра крикнул:
      — Уйди! Пластом лягу... брыкаться буду!..
      Выдохшись, Борис отступил и прислонился к дереву, переводя дыхание.
      — Ну ладно. — Глаза его сделались влажными. — Не идёшь — всё равно заставлю!
      Он наклонился, схватил Юру и, рванув на себя, поднял. Негромко, но с громадной внутренней силой,
      как будто не голосом, а всем своим существом, выговорил:
      — Излуплю до бесчувствия, связку, а всё равно поволоку! На четвереньках, ползком, а поволоку. Ну!.. Давай руку.
      Юра смотрел на Пушкарева, силился что-то сказать и не замечал, как по собственным его щекам стекают слёзы. Борис нагнулся за рюкзаком, подал Юре востыль и палку и легонько подтолкнул:
      — Ничего, брат... Пошли.
      Они заковыляли, и сумрачные таёжные гиганты, покорёженные свирепыми буревыми ветрами, чуть расступились перед этими двумя людьми.
      Дойдя до Вангура и описав крутую дугу, Кузьминых и Василий Куриков возвращались обратно. Никаких следов пушкаревской группы они не обнаружили. Идти вдоль берегов реки, обследуя их? Но эта задача лежала на тех, кто шёл вверх по течению. И Кузьминых повернул обратно в урман. Теперь он взял севернее. Очень возможно, что Пушкарев свернул с реки к базе раньше, не дойдя до намеченной планом точки.
      Однажды они с Василием увидели самолёт. И лётчик заметил их и снизился. Тогда они быстро выложили на снегу крест из веток. Это был условленный знак: «Мы не те, кого вы ището... Самолёт скрылся, и стало ясно, что Пушкарев и его люди до сих пор не обнаружены.
      Кузьминых торопился. Но всё же идти так быстро, как хотелось, они не могли: хотя болота и подстыли, кочки мешали оленьим упряжкам, и, кроме того, нельзя искать бегом.
      Профессор не любил зимний урман. Он казался ему неживым. Снег однообразным покровом занёс таёжный хаос, ледяная дрёма сковала деревья, всё выглядело пустынно и уныло. И где тут найдёшь следы людей? Разве что прошли совсем недавно...
      — Лексей Архипыч! Иди, однако, сюда!
      Это кричал Василий, шедший в стороне от профессора. Кузьминых побежал к нему. Василий топтался у
      небольших пеньков свежесрубленных деревьев, торопливо разгребая занесённую снегом кучу веток.
      — Недавно, однако, рубили. Надо снег мало-мало кидать.
      Нехорошо заныло сердце. Кузьминых сошёл с лыж и принялся помогать парню. Где-то туг может оказаться кострище.
      Действительно, скоро показались головешки. Присев на корточки, Василий осторожно разгребал снег руками. Вот он нагнулся ниже и подобрал с золы какой-то мелкий предмет.
      — Шибко худо, Лексей Архипыч. Кожу кушали, ремень. — Василий протянул профессору обгорелый, сморщенный кусочек.
      Кузьминых, насупившись, тоже присел на корточки. Лицо его сделалось совсем суровым и встревоженным: профессор хорошо понимал, что означает эта находка.
      — Верно. Худо. Очень.
      Он встал, угрюмо огляделся. Никаких следов. Всё занёс холодный, мёртвый снег...
     
     
      Глава четырнадцатая
     
      Обняв своего Томми, Наташа сидела на крыльце базы. Густо-серые, чуть отливающие синевой сумерки сжали мир. Он стал совсем маленьким: расплывчатые силуэты нескольких изб, неяркие светляки окон — вот и весь он. А вокруг чёрная стена урмана и мутная тьма неба.
      Который вечер выходит она на крыльцо и сидит вот так, коченея от тоски!.. Ваня Волчков весь день хлопочет : настраивает рацию, ведёт приём и передачу, топит печь, готовит пищу, моет посуду. А Наташу сковала тупая тоска, и часами она сидит молчаливо и неподвижно, пугливо вздрагивая при каждом взлае поселковых собак.
      Вот и сейчас они залаяли, и Томми беспокойно завозился и уже не хочет сидеть, уткнувшись носом в пышный мех малицы. Наташа подняла голову, отвер-
      нула капюшон и прислушалась. Кто-то едет, уже близко: слышны лёгкий поскрип нарт и шумное дыхание оленей.
      Наташа вскочила, и в то же время по светлому четырёхугольнику одного из окон мелькнул силуэт оленьих рогов. Упряжка остановилась в трёх метрах от дэ-вушки. С нарт шагнул приземистый старик.
      — Здравствуй. Ты с базы человек? (Наташа кивнула, и манси подал ей сухую шершавую руку.) Здравствуй! Прибежал тебе сказать: прапесар и Вася Куриков у нас, в Охляпауле. Близко, тут. Из урмана прибежали. Людей в урман посылают ходить. Снова искать.
      Он замолчал, с любопытством глядя на Наташу, ждал, что она ответит.
      — Значит... не нашли? — спросила Наташа, как будто это не было и так ясно, и повернула голову, стараясь зачемо заглянуть в глаза старику.
      — Если нашли, зачем снова в урман ходить? — поймал он девушку на слове. — Не нашли. Искать будем. Найдём. Прапесар завтра к тебе прибежит. И Вася прибежит. Снова в урман пойдут. Все пойдём.
      — Снова... — тихо сказала Наташа и долго покачивала головой.
      Она не сльшхала, как манси попрощался с ней, и не заметила, что упряжка исчезла: старик завернул к кому-то уз жителей посёлка.
      Наташа постояла, потом, не зная куда и зачем, пошла. Не она пошла — ноги. Когда она сообразила, что куда-то идёт, огоньки посёлка меж деревьев были видны еле-еле.
      «Что же это я? Брожу... Надо что-то делать, людям рассказать. Радиограмму в город...»
      — Томми!
      Он лаял где-то в лесу. Какой-то странный, бесноватый лай. Напоролся на зверюгу?
      — Томми!
      Непослушный пёс!.. Она пошла к нему.
      А Томми лаял и прыгал возле Пушкарева. Пёс сбил его с ног, и теперь Пушкарев пытался подняться и не мог. Юра тоже упал, хотел выругаться, но только хрипел...
      Прикрытый меховым одеялом, Юра лежал в углу избы на широкой лавке. Сквозь густо смазанную жиром кожу, между корост проступали неровные красные пятна, губы покрылись мелкими белыми чешуйками, Юра дышал отрывисто. Пушкарев, сидя у него в ногах, курил трубку и растерянно поглаживал выбритое лицо; оно казалось ему чужим. Кузьминых часто поглядывал на них, но Думал о чём-то другом.
      — Да... Всё-таки очень, очень непонятная история. — Наташа встала и принялась собирать со стола грязную посуду.
      Пушкарев вскинул на неё глаза, нахмурился:
      — Наташа, вы повторяете это уже в третий раз, и всё таким тоном, словно хотите сказать, что мы бросили Николая, сбежали от него!
      — Нет, этого сказать я не хочу. Но ведь речь, товарищи, идёт о жизни человека! Неужели это непонятно? — И, боясь, что расплачется, нагнувшись над столом, она глухо добавила: — Видно, собстзенная дороже...
      Борис Никифорович встал, губы его затряслись. Юра приподнялся, бросил на Наташу укоризненно-гневный взгляд, хотел, должно быть, сказать что-то очень резкое, но сдержался и, откинувшись на ложе и глядя в потолок, тихо выговорил:
      — Это ещё неизвестно, кому что дороже. Вот Николаю, я думаю... Он сбежал, я думаю.
      Наташа круто повернулась к нему:
      — Ох, как это тебе, оказывается, легко — обвинить человека в таком!.. Но скажи: если Николай Сергеевич сбежал, так почему вы здесь, а его нет? Ведь нет его!..
      Лицо Пушкарева потемнело. Ладонь Алексея Архиповича, поглаживавшая стол, начала похлопывать по нему. Профессор решил вмешаться в разговор:
      — Вот что. Вы, Наташа... это... полегче. — Ладонь хлопнула по столу сильно и замерла. — Опять, я полагаю, ошибаетесь. Вам иногда это свойственно. Факты покажут. Факты.
      — Но поймите меня, Алексей Архипович... Борис НикифороЕич, я очень уважаю вас, но поймите...
      — Я всё очень хорошо понимаю, — глухо прервал Пушкарев. — И... отложим этот разговор. Вот найдём Плетнёва... — Пушкарев умолк и начал набивать трубку; табак рассыпался.
      Ваня Волчков с испугом и растерянностью поглядывал на всех. Наташа тряхнула головой, бросила в горку грязных мисок последнюю и молча быстро отошла от стола.
      Кузьминых взглянул на неё неодобрительно, но, успокаивая других и главным образом, наверное, себя, продолжил свою мысль:
      — Я говорю, факты... Вот старик Куриков... Очень жаль, что мы до сих пор не догадались послать кого-нибудь к нему. Да ведь кто же знал? Неизвестно было, что он ушёл, что потом Плетнёв... исчез. Поездка к Ку-рикову, я полагаю, поможет что-нибудь выяснить... Ну ладно. — Профессор, бодрясь, поднялся. — Давайте-ка, пока там Василий готовит оленей, всё-таки посмотрим вангурские образцы...
      Он начал выкладывать из рюкзака Пушкарева на стол мешочки со шлихами и горделиво и радостно воскликнул:
      — Вот ведь человечищи — что тащили с собой!
      А «человечищам» было совсем не до гордости и не до радости. Пушкарев, уныло и зябко сгорбившись, сосал свою трубку, с беспокойством посматривая на Юру. Юру корёжили боль и жар, ему хотелось кричать и метаться, но он только мотал из стороны в сторону головой. Кузьминых понял, что даже титаном ему сейчас не развлечь свою «молодую гвардию», не отвлечь от дум и боли. Он тихо опустил рюкзак на стол и начал прохаживаться по комнате. Что-то насторожило его, он остановился, прислушиваясь, и вдруг рванулся к двери.
      — Вертолёт!
      Через распахнутую дверь все услышали необычный для тайги гул.
      Вертолёт вызвали, чтобы вывезти Юру. Утром, осмотрев его разбухшую, посиневшую ногу, Кузьминых тихонько позвал Пушкарева на улицу.
      — Боюсь, гангрена. Это вещь, знаете, такая... Впрочем, я не медик, судить не берусь.
      Радиограмму, когда Волчков передавал её. Юра, конечно, слышал. Страшное слово в ней не упоминалось, но многое можно было понять. Однают парень крепился и пытался разговаривать в своём шутливом тоне.
      — Вот отхватят у меня эту дубину, — сказал оя, — всю жизнь буду на каком-нибудь самокате ездить.
      — Кто это тебе сказал, что отхватят? — рассердился Кузьминых. — Ишь, какой быстрый!
      — Я ж, Алексей Архипович, не утверждаю. Я предполагаю, научно, на основании фактов...
      Сел вертолёт прямо в посёлке. Невиданную металлическую стрекозу окружили манси. Самолёты они знали, а вот как и почему летает эта бескрылая штука, было непонятно.
      К машине Юру принесли. Экипаж вертолёта и врач торопились. Они отказались даже от чая. Врач, жёлто-усый сухопарый старичок, на вопрос Кузьминых ответил, что у больного гангрена.
      Наташа, услышав это, охнула и, отвернувшись, тихо заплакала...
      Пушкарев влез в кабину вертолёта и опустился на пол у носилок, на которых, укзгтанный в меховые одеяла, лежал больной. Глаза Юры лихорадочно блестели, она щеках горел румянец, но всё же он попытался подмигнуть и хрипловато сказал:
      — Вот. На вертолёте прокачусь. А вам всем по земле придётся топать. Завидно?
      «Что же ты передо мной-то ещё храбришься?» — хотел сказать Пушкарев, но не сказал, а только взял его руку, стиснул и долго вглядывался в лицо — пухлые губы, крупный широкий нос, мягкая линия подбородка, — простые, не очень красиво вылепленные черты, ставшие для Пушкарева родными.
      Юра не выдержал, у него дёрнулась нижняя губа, он отвернул лицо я опустил веки, будто очень устал. Пушкарев припал ему на грудь, крепко поцеловал и сразу же поднялся и шагнул к выходу...
      Мощно взревел мотор, лопасти ротора от вращения стало не видно, машина мелко задрожала и поднялась.
      Взмыв над лесом, она чуть наклонилась и, продолжая набирать высоту, быстро двинулась к югу...
      Когда Василий сообщил, что олени для поездки к его отцу готовы, профессор обрадовалея: слишком уж гнетущим было бездействие после отправки Юры.
      — Ну вот! Вот и хорошо! Будем двигаться. — Профессор потянул с гвоздя малицу.
      Пушкарев остановил его:
      — Нет, Алексей Архипович, поеду я...
      Кузьминых взглянул на его худющее, в царапинах,
      с большой коростой на щеке лицо, в скорбно-решительные глаза и понял, что речь идёт о долге и чести. Он склонил голову и сказал:
      — Пожалуй.
      А Наташа уже натягивала на себя малицу, торопливо засовывала в рюкзак походную аптечку. Томми беспокойно поглядывал на неё.
      — Лексей Архипыч... — Василий сказал это очень тихо, но профессор услышал и обернулся. — Я, Лексей Архипыч, к отцу не поеду.
      — Это почему же?
      — Как на отца смотреть? Почему людей в урмане бросил? Стыдно, ой!.. Здесь останусь.
      Профессор задумался. Собственно, из состояния задумчивости, тяжёлой и тревожной, он не выходил все эти дни. Сейчас он подвигал косматыми бровями, глянул на манси сочувственно, но возразил:
      — Нет, Василий, поезжай. Всё-таки отец. Он, конечно, худо сделал, но ведь ты понимаешь, старый он человек, тёмный... Поезжай. И вот им помочь надо. — Кузьминых кивнул на молодых геологов. — Поезжай.
      Василий внимательно посмотрел в глаза профессору. будто сверяя сказанное с невысказанным.
      — Ладно, Лексей Архипыч. Ты хороший человек, светлый. Сака ёмас... Поеду.
      Профессор стоял около базы до тех пор, пока упряжки не скрылись в тайге. Они скрылись, и Алексей Архипович, склонив тяжёлую голову вперёд и чуть набок, будто вглядываясь в следы на снегу и прислушиваясь к чему-то, побрёл к дому. Только сейчас он разрешил себе полностью ощутить, как устало его
      большое тело и как густой, стареющей кровью наливается затылок. Очень захотелось лечь и ни о чем не думать — отдохнуть.
      Он вошёл в комнату и уже начал примеряться к лавке, на которой недавно лежал Юра, но почему-то оглянулся на радиста. Тот смотрел на него, и в ясных, чистых глазах паренька перемешались удивление, страх и растерянность. Глаза его стали такими, когда вернулись Пушкарев и Юра. Глаза эти спрашивали о чем-то большом и очень важном.
      — Что, Волчков?
      — Да ничего... Так...
      Кузьминых сел, широко расставив колени и положив ладони на них. В висках сильно токало. Радист продолжал смотреть на него всё тем же вопросительным и просящим взглядом.
      — Ничего, — устало сказал профессор, — разберёмся... Разберёмся, Волчков! — повторил он уже другим гоном.
      и, хотя Ваня не совсем понял профессора, что-то в интонации его голоса, в косом, из-под косматых бровей взгляде, хитроватом и по-стариковски мудром, должно быть, утешило паренька и подбодрило.
      — Алексей Архипович, подушку надо? — встрепенулся он. — У меня есть, я дам.
      — Подушку?.. Эх, была не была... займусь-ка я вангурским песочком. — Опираясь ладонями в колени, Кузьминых встал и шагнул к столу. — Давай садись сюда, помощником будешь.
     
     
      Глава пятнадцатая
     
      Оконце в избе Михаила Курикова пропускало мало света, и в углах таился густой сумрак. Было душно, и пахло кислым. Сидя на лежанке, застланной оленьей шкурой, хозяин юрты и Николай Плетнёв ели варёную оленину. Они брали мясо прямо руками. На заросшем лице Николая тускло лоснился жир. Волосы на голове свалялись в жёсткий и грязный войлок.
      Николай взял флягу и опрокинул в кружку:
      — Ну, КурикоЕ, по последней... Спасибо тебе, хорошо меня принял. Пей.
      Оба захмелели. Хотя половину фляги они распили ещё при встрече, оставшегося спирта хватило, чтобы вновь затуманить, закружить хмелем головы.
      — Возьми фляжку. — Николай подвинул её старику. — На память. Дарю. Хорошая фляжка. i
      — Хорошая, — одобрил старик. — Возьму, спасибо.
      — И помни наш уговор: я сюда пришёл не сразу за тобой, а позднее. Через много дней пришёл. Заблудился, случайно наткнулся на юрту,
      Куриков согласно покивал:
      — Хорошо, хорошо... Только как говорить будешь? Моя юрта — на восход, учёная база — она закат. Почему ходил на восход, не ходил на закат?
      — Компас потерял. Без компаса нашему брату заблудиться недолго. Понял?
      — Понял, понял. Я всё понял. Не моё сердце будет мало-мало больно — твоё сердце. Не я убежал. Я начальнику говорил — ты не говорил.
      Николай разозлился:
      — Разболтался, старый!.. Я, брат, тоже говорил. И не раз. Что я, не видел, что ли, чем это может кончиться? Мне пока жизнь дорога... Да... А диссертацию я и без того сделаю. Так?
      — Так, так.
      — «Так, тако! Что ты, тёмная душа, понимаешь?.. Ну ладно, не обижайся, не сердись. Лыжи дашь?
      — Лыжи можно. И олени можно. Проводить можно.
      — Нет, нет, я один. На лыжах. Хотя... ведь компаса-то у меня нет... Немножко надо проводить.
      — Можно... Бабы нет, сына нет... Хорошая фляжка... Пойдём — песни тебе буду петь... хорошие песни. Можно...
      Бормоча, старик прислонил свою маленькую тёмную голову с растрёпанными косицами к столу и заснул.
      «Как бы во хмелю когда-нибудь не проболтался, — с тревогой подумал Николай. — Хотя кому он пробол-
      тается? Своему брату манси? И когда? Когда отряд будет уже далеко отсюда».
      А вое же на душе было очень неспокойно. Николай болтнул флягу над ухом, вылил остатки спирта в кружку и выпил.
      Не забыть бы выбросить компас. И патроны. Отдать старику, и всё будет хорошо. Всё будет хорошо.
      Но как же скребёт душу это чёртово беспокойство о себе, о будущем... и о товарищах! Вышли они из урмана? Едва ли. Но надо быть готовым и к этому. Не вышли? Жаль ребят, но, собственно, в этом виноват не он. Что он мог сделать?.. Кузьминых, конечно, органи-Еовал поиски. Надо побыстрее двигаться. И так уже больше чем надо задержала здесь его трусость. Трусость, Николай, трусость! Себе-то ты можешь признаться... Ведь когдао всё равно надо же держать ответ. Раньше ли, позже ли — надо. И не откладывай его. Этому нужно идти навстречу.
      Николай встал и потряс Курикова:
      — Вставай. Идти надо.
      Старик вскочил, ошалело поморгал, торопливо пригладил волосы.
      — Мало-мало поспал. Крепкая водка.
      Николай усмехнулся:
      — Я тебе из Ивделя ещё пришлю. Только уговор помни. Понял? Вот патронов ещё оставлю.
      Николай взял рюкзак и начал доставать патроны, но старик вдруг замахал руками:
      — Тихо. Слушать надо... Люди сюда бегут.
      Николай сначала не сообразил, а пртом, догадавшись, в чём дело, заметался по избе. Неужели за ним? Так скоро? Кто приехал? Кузьминых? Василий? Степан?.. Кто бы там ни был, спокойнее! Спокойнее, спокойнее, спокойнее. Может, просто какой-нибудь манси-охотник.
      Скрипнули доски крыльца, дверь открылась, и в дверном проёме встала Наташа. Рюкзак выпал из рук Плетнёва.
      — Николай!
      — Наташа?!
      Нет... это послышалось: они замерли молча.
      Неуверенно, робко, даже испуганно перенесла Наташа ногу через порог. Николай шагнул к ней, протянул руку:
      — Здравствуйте, Наташенька!
      Она машинально подала ему руки, спросила:
      — Но как же это... как вы сюда попали?
      — О, длинная история... и страшная.
      Николай взглянул на её запорошённое снегом, такое милое лицо, и вдруг ему захотелось упасть перед ней на колени, заплакать и рассказать правду. Это продолжалось лишь мгновение, как будто он взлетел в высокое чистое небо... но тут же увидел перед собой жуткую пропасть. Как! Ей... рассказать? Чтобы она вот тут же назвала его подлецом? Ударила? Растоптала?.. Николай с трудом перевёл дыхание.
      — Проходите, Наташа, садитесь вот сюда... Пуш-карев и Петрищев... они вернулись?
      — Пушкарев... — Наташа хотела обернуться к
      двери, но чтоо остановило её. Совсем не думая о том, что идёт на хитрость, она сказала: — Они... Я у вас собиралась спросить...
      Значит, не вернулись. Николай лихорадочно соображал. Вот он, момент, когда настала пора ответить, выкрутиться, оправдаться. Трудно лгать первый раз. Потом будет легче. И нельзя тянуть. Эти милые, эти чудные глаза смотрят требовательно и насторожённо. Впрочем, его заминка выглядит, наверное, вполне закономерно: он поражён тем, что сообщила Наташа, и огорчён.
      — Вот... Эх! Жалко ребят... Понимаете, я пошёл поохотиться. Неважно было с едой. Возвращаюсь на стоянку — нет стоянки... Что такое? Заблудился!..
      Начал Николай медленно, осторожно, прислушиваясь к собственному голосу, но скоро фразы стали легко низаться одна к другой, Николай увлёкся.
      Наташа слушала, не глядя на него. Взглянуть она боялась. Чего? Она сама не знала. НЪ уже чувствовала, ощущала почти физически, что ей лгут. И этот водочный запах... А Николай торопился:
      — ...В общем, плутал я долго. Еле выбрался. Забрёл бог знает куда. Тонул... А потом наткнулся на юрту Курикова. Он раньше от нас ушёл... Думал уже: конец, погиб. Вдруг юрта. И — такое совпадение! — юрта Курикова. Отогрелся у него, немного пришёл в себя. Сегодня собирался на базу. Вот сейчас думал выходить... Да что ж, придётся их искать. Обязательно надо искать...
      Николай почувствовал, что где/го, в каких-то фразах фальшивит, и вновь стал вслушиваться в свой голос. Вдруг звуки голоса исчезли: их отбросили другие — негромкие, едва слышные. Кто-то подходил к двери. Наташа опустила голову ниже. И, хотя Николай уже знал, что дверь сейчас снова откроется, — она распахнулась неожиданно, и Николай вздрюгнул и подался назад: перед ним стоял Пушкарев. Следом входил Василий.
      Сквозь обмякшие губы Николай невнятно вытолкнул:
      — Борис Никифорович?.. Дорогой... Значит...
      Пушкарев смотрел на него внимательно и как буд-
      то спокойно. Так же внимательно и спокойно он обвёл глазами комнату и остановил взгляд на раскрытом рюкзаке Николая, на патронах. Нижнее веко левого глаза начало подёргиваться.
      С силой нажимая скрюченными, словно закостеневшими пальцами, Пушкарев провёл рукой по глазам. Веко продолжало дёргаться. Губы Пушкарева скривились; вскинув голову, он шагнул вперёд — к предателю, подлецу — грудью. Николай отшатнулся, инстинктивно протягивая руку к Наташе, будто ища опоры, Наташа отстранилась, и он спиной прижался к стене.
      Пушкарев постоял секунду-две, круто повернулся и, так и не произнеся ни звука, вышел, с силой, со стуком прижав дверь снаружи.
      У Николая кружилась голова. И всё кружилось, летело, низвергалось куда-те. Николай ухватился за стену.
      Теперь Наташа не сводила с него глаз. Она смотрела на него с брезгливым испугом, но где-то в глубине взгляда теплилась маленькая боязливая надежда. Наташа ждала: может быть, Николай объяснится и её подозрения, такие страшные, почти нелепые подозрения, окажутся ошибочными? Почему Пушкарев ничего не сказал? Что тут вот сейчас произошло? Что произошло там, на Вангуре? Может быть, Николай всё объяснит?..
      старый Куриков медленно, бочком обходя геологов, приближался к сыну. Он подошёл к нему и сказал тихо и ласково:
      — Паче, рума! Здравствуй, Вася. Сака ёмас, светлый человек, сын мой.
      Василий смотрел на него отчуждённо и строго, как старший. Потом покачал головой:
      — Нет. Сака люль, худой ты человек, отец. Меня как учил? Нельзя друга бросать в беде. Сам бросил. Как на тебя смотреть? Как тебя слушать? Как жить с тобой?
      У старика заслезились глаза. Он взял сына за руку:
      — Вася!..
      Не грубо, но решительно Василий высвободил
      руку.
      — Вася! Зачем, однако, так говоришь? Я «е бросил их, не убежал. Я начальнику сказал — тогда ушёл. Путаешь ты. Вот он сбежал, — старик ткнул в сторону Николая, — он друга бросил. Я не тайком ушёл. Тайком он ушёл. Я ничего не взял, он патроны украл. Вот как, однако, было. Зачем так говоришь?..
      Ах, как хотелось Николаю придушить этого старикашку, выдрать у него язык!..
      Наташа встала. Страшная обида и горечь были в её глазах, но она усмехнулась и оказала совсем о другом:
      — А рутил на Вангуре они всё-таки нашли. Впрочем, вас это едва ли интересует... и не касается.
      Только тут Николай пошевелился. Он оттолкнулся от стены:
      — Наташа! Но поймите... Я вам объясню...
      Сквозь дрожащие губы она набрала в грудь много-много воздуха — было похоже: чтобы удержаться, не упасть, — полузакрыла глаза и выдохнула:
      — Не надо... объяснять.
      Круто, как недавно Пушкарев, она повернулась и вышла, ударившись о косяк и не закрыв дверь.
      Следом за ней шагнул Василий.
      Старый Куриков рванулся было за сыном, но остановился, коротко и беспомощно махнул рукой, опустился на лежанку и принялся раскачиваться, как человек, который мучается нестерпимой болью.
      Ветер бросил в открытую дверь снег. Николай не шевельнулся. Выражение страха так и застыло на его лице.
      Пушкарев одиноко сидел на обрывистом берегу Никли. Его мутило, злая тоска мяла и тискала душу.
      Не замечая его, на берег вышла Наташа. Остановилась и стояла, глядя куда-то вдаль и ничего не видя.
      Томми, повизгивая, метался между ними. Псу было непонятно, почему это они не обращают внимания ни на него, ни друг на друга. Подбегая к Наташе, он вставал на задние лапы и тыкался мордой в её грудь.
      — Отстань, Томми, — сказала она наконец и, повернувшись к псу, увидела Пушкарева.
      Она ещё постояла, пытаясь ухватиться за какую-то мысль, потом почти машинально подошла к нему, прижимая руки в варежках к груди;
      — Борис Никифорович... Вы меня очень презираете? Я так грубо тогда... Простите меня. Я...
      — Не нужно, Наташа. — Он сказал это так же тихо, как и она; его веко всё ещё подёргивалось. — Я вас понимал. Потому что... Потому что я сам люблю... вас.
      Эти слова, неожиданно и для самого Пушкарева выдавленные им, были произнесены почти неслышно.
      Но Наташа их услышала. Руки её упали как плети, и она стояла поражённая, не веря и не понимая...
      Потом они ехали на базу. Или... Да, раз оказались на базе. Потом собирались в путь, домой. Потом делали ещё что-то. Всё было как в тумане. Наташа что-то говорила, как-то отвечала на вопросы, но не знала, что и как, — всё прислушивалась к боли, сверлящей её. Постепенно боль тупела, но всё острее делалось мучительное недоумение. Она оглядывалась на события недавних дней, и снова и снова ей делалось страшно. Страшно своей беспомощности, неумения понять людей, страшно того неизвестного, что её ждёт впереди.
      На Николая она старалась не смотреть. Он не только предал товарищей и оскорбил её чувства к нему — он, казалось, мазнул чем-то чёрным и гадким по всему миру, который до сих пор был для неё так прекрасен. Правда, иногда при взгляде на его потускневшее, съёжившееся и всеаки красивое лицо начинало просыпаться что-то похожее на жалость, но тут же Наташа вспоминала ногу Юры, разбухшую, посиневшую, и поспешно отворачивалась.
      Наступил день отъезда. Оленьи упряжки уже стояли у дома, багаж был погружён на нарты. Профессор, положив рюкзак на стол, рылся в нём, доставая бритву, которую хотел подарить одному из манси. Наташа, укрывшись за ситцевой занавеской у печи, влезала в ватные штаны. Дверь открылась, и Василий крикнул:
      — Лексей Архипыч, Пушкарев велел говорить: время!
      — Сейчас, сейчас иду. — Легонько звенькнули пряжки рюкзака.
      — Профессор...
      Это был голос Николая. Он только что вошёл. Кузьминых не отозвался.
      — Алексей Архипович...
      — Ну, слушаю, слушаю!
      — Как мне теперь?.. Нужно какое-то заявление подать или... Как я буду уволен из института?
      Наташе из-за печки не было видно их, но она ясно представляла, как внимательно и хмуро смотрит Кузьминых из-под насупленных бровей.
      — Из института?.. А вы, сударь, не торопитесь. Заявление!.. Больно просто. — Рюкзак шаркнул по столу: профессор рванул его к себе. — Сначала мы судить вас будем. — И закричал: — Судить! Как уголовника. Не иначе! — И потопал к двери и зло хлопнул ею.
      Занавеску колыхнула воздушная волна, и Наташа увидела, как, пришибленный, жалкий, Николай побрёл вслед за профессором. И тут почему-то она вспомнила и только сейчас поняла особый смысл давних слов профессора и беззвучно выговорила их:
      — На вечеринках, наверное, хорош...
      Василий прибежал за ней, и она вышла на улицу. Весь посёлок окружил отъезжающих. Мужчины громко высказывали пожелания доброго пути, что-то лопотали ребятишки, женщины усердно кивали и улыбались.
      Кузьминых уже взялся за хорей; он умел управлять оленьей упряжкой и, должно быть, гордился этим. Николай растерянно топтался около нарт, словно ке зная, найдётся ли для него место.
      На ближних картах сидел Пушкарев. Он ссутулился и молча и недвижно глядел на толпу провожающих. В жёстких морщинах у рта затаилась печаль... Острая жалость и бесконечная доброта внезапно охватили Наташу, она подбежала к Пушкареву и бросила на его опустившиеся плечи меховое одеяло. Он удивлённо посмотрел на неё и протестующе поднял руку, но Наташа крикнула:
      — Нет, нет, так надо! — и вскочила на свои нарты. Василий взмахнул хореем, олений поезд тронулся и быстро побежал мимо толпы, мимо домиков, мимо кедров, величаво и сдержанно помахивавших вслед широкими огрубелыми лапами в снежных рукавицах.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru