На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

Красин во льдах, 1930. Миндлин

Э М. Миндлин

«Красин» во льдах

*** 1930 ***


PDF



Прислала Я. В. Кузнецова.
_______________

 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

      На далёком севере — всегда зима.
      И горы, и море, и земля — всё там покрыто толстым голубым льдом.
      Хорошо белому медведю! Только он не боится лютых морозов: шуба у него тёплая.
      В такой шубе не страшно гулять по ледяным просторам.
      Не раз отправлялись люди в страну вечного льда. Хотели на кораблях пробраться. Но в море встречались им плавучие ледяные горы и не пускали их ни взад ни вперёд, а иногда раздавливали корабли, как ореховую скорлупу...
      Но вот научились люди строить летательные машины — аэропланы и дирижабли.
      Дирижабль — это большой воздушный корабль.
      На дирижабле решили люди полететь в страну вечной зимы. Захотели они добраться до самого далёкого места, до Северного полюса.
      Начальник дирижабля был итальянец, и звали его НОБИЛЕ.
      Снарядили воздушный корабль, устроили на нём радио, взяли тёплые шубы, провизию, подняли флаги, завели машины — и дирижабль полетел.
      Назывался этот воздушный корабль «Италия».
      Летит дирижабль.
      Вот уже миновал города, не видно под ним зелёных полей. Всё дальше летит он на север. С каждым часом становится холоднее.
      Скоро, скоро уже люди на корабле увидят страну вечного льда.
      Плывёт по морю льдинка: плывёт и не тает. А потом другая, третья. Всё больше и больше льдинок плывёт по морю, пошли ледяные поля и горы, одна другой выше, одна другой страшнее...
      Давно уже закутались люди в шубы — только носы видны.
      А мороз крепчал. Даже воздушный корабль покрывался корочкой льда: обмерзал.
      Но вдруг стало темнеть. Поднялся ветер — свирепый, злой.
      — Начинается буря, — сказал начальник Нобиле.
      И в последний раз успел он послать по радио весть, что дирижабль попал в бурю.
      Больше с тех пор никаких вестей о дирижабле не было.
      Где он?
      Что с ним?
      Ничего не известно!
      Молчит радио.
      В газетах стали печатать, что исчез дирижабль, пропал Нобиле и его спутники.
      День, другой, третий — никаких вестей.
      Две недели прошло — никто не знал, что случилось с дирижаблем.
      Надо людей спасать, разыскивать дирижабль. но кто решится отправиться в страну лютой зимы, вечного льда? Какой корабль сможет пробиться через крепкий, как железо, лёд?
      Нашёлся такой корабль.
      Не страшны ему никакие льдины.
      Этот корабль — ледокол. Ледоколы смело наступают на ледяные поля, крошат их и очищают в мерях пути для других кораблей.
      Самый сильный ледокол в мире — советский ледокол «Красин».
      «Красин» вышел из Ленинграда в далёкий путь — искать дирижабль, который пропал без вести. А повёл «Красина» опытный капитан. Вот он стоит здесь. Десятки лет плавал капитан по морям, весь мир объехал, а в такой путь собрался первый раз в жизни.
      Отправился на «Красине» и смелый лётчик Чухновский.
      Погрузили на ледокол его аэроплан и накрепко привязали, чтобы не свалился во время бури.
      Мало ли что может случиться в стране льдов!
      А вдруг и «Красин» не пройдёт в тех льдах — тогда Чухновский полетит на своём аэроплане и поможет «Красину» отыскать дирижабль.
     
      Дальше и дальше идёт «Красин». Морями и океанами идёт он на далёкий север, туда, где живут только белые медведи, где всегда зима, лёд и морозы.
      Вот видны уже горы, покрытые снегом. Всё больше и больше снега на берегах.
      Берега пустынные, людей на них нет. То олень пробежит, то стая птиц пронесётся — а человеку здесь нечего делать.
      Ничего не растёт здесь, кроме мха.
      А ещё дальше и мох уже не растёт.
      Громоздятся огромные ледяные горы, одна выше другой.
      Сверкают так ярко, что глазам больно на них смотреть.
      Куда ни взглянешь —
      ЛЁД,
      ЛЁД,
      ЛЁД...
      Плывёт и не тает.
      Вот они, ледяные поля, начинаются!
      Залегли на пути ледяные поля — не пускают «Красина».
      «Красин» надвинулся на них стальной грудью — и расколол.
      Расступились льды, пропустили.
      Чем ближе к Северному полюсу, тем толще И крепче лёд.
      Трудней и трудней пробираться «Красину».
      Уже не разбить ему льдин, не проложить дороги.
      Остановился «Красин».
      Ни взад, ни вперёд.
      Что делать?
      Из трещин, что были во льду, вылезли тюлени. Вылезли, смотрят на «Красина»: что за чудовище такое?
      Никогда такого не бывало в этих местах!
      Увидали и люди с «Красина» тюленей. Стали на них охотиться.
      В тот день жарили на «Красине» тюленью печёнку.
      Давно красинцы так вкусно не обедали.
      Только пообедали — видят, бредёт по льду белый медведь.
      Идёт, смотрит на ледокол, ничего не боится.
      Схватили красинцы ружья, стали по медведю палить. Свалился медведь.
      Спустили с корабля верёвку, зацепили белого медведя за лапу и подняли его на ледокол пароходным краном.
      Втащили медведя на палубу.
      Обступили, смотрят на мёртвого зверя.
      «Вот жирный какой!»
      Надолго теперь красинцам мяса хватит!
      Стал капитан советоваться с Чухновским, как продолжать поиски. Капитан сказал, что «Красин» дальше итти не может. Надо Чухновсному лететь.
      Спустили аэроплан на лёд. Чухновский и его помощники сели на свои места, завели машины, аэроплан заревел, покатился по льду, затем поднялся в воздух, стал подниматься выше, выше и только его красинцы и видели.
     
      Чухновский летел над ледяными просторами и всё смотрел вниз: не видно ли людей?
      И вдруг видит: два человека на льдине. Один лежит, а другой возле него стоит.
      Хотел Чухновский спуститься, подобрать их. Но нельзя: лёд весь в трещинах. Если спуститься, аэроплан перевернётся, все погибнут — никого тогда не спасти.
      Полетал, полетал над ними Чухновский и сообщил «Красину», что видел двух человек.
      Надо «Красину» спешить спасти их.
      Получили на «Красине» радио от Чухновского. Стали ждать, когда он сам вернётся. Но тут поднялся густой туман.
      Зажгли на льду костры, чтобы Чухновский по дыму мог узнать, где стоит «Красин».
      Не помогли костры. Пришлось ему спуститься далеко от ледокола.
      При посадке аэроплан зацепился за ледяную горку, и два винта его в щепки разлетелись. Передал Чухновский по радио:
      «Лететь не могу. Спасайте людей, которых я видел, а потом вернётесь за нами.
      Как-нибудь продержимся».
      — Не пробиться нам, — говорили капитану красинцы.
      — Попробуем, —
      сказал капитан, — надо добраться!
      Снова стал «Красин» бороться со льдом. Весь день надвигался на ледяные поля и шёл вперёд.
      Наконец заметили красинцы: вдали что-то чёрное шевелится.
      пригляделись — два человека на льду: один лежит, а другой стоит возле него.
      Взяли красинцы носилки и сошли на лёд.
      Подошли к людям. Тот, что лежал, был совсем синий, двигаться не мог, только голову чуть-чуть поворачивал.
      Заплакал от радости, попросил есть:
      — Две недели мы во рту ничего не имели.
      Подняли их красинцы на носилки, перенесли на ледокол, накормили и уложили спать. Один из них так и остался потом лежать. У него была отморожена нога. Звали этого человека Мариано.
      А другой, товарищ его, которого звали Цаппи, поел, поспал и проснулся здоровым.
      Цаппи и рассказал, что случилось с ними.
     
      «Попал наш дирижабль в сильную бурю и ударился о высокую ледяную гору.
      Нас, девять человек, выбросило на лёд, а остальные остались в дирижабле, и их унесло ветром. Наверное они погибли.
      И вот решили мы втроём — я, Мариано и наш спутник Мальмгрен — пойти по льду пешком. Может быть до земли доберёмся и укажем место, где остальных искать. Попрощались и пошли. Только не выдержал Мальмгрен страшного перехода. Отмёрзли у него ноги.
      — Мне всё равно умирать, — сказал он. — Оставьте меня тут и идите дальше.
      Пришлось его покинуть. Пошли мы с Мариано вдвоём. Но скоро свалился и Мариано. Мы умирали от голода и мороза, когда появился «Красин» и принёс нам спасение.»
     
      Надо было спасать и тех, которые не пошли с Цапли, Мариано и Мальмгреном, а остались жить на льдине.
      Снова пришлось «Красину» начать войну со льдом.
      И вот увидели с ледокола — стоит в ледяной пустыне палатка, а возле неё бегают люди, руками размахивают. От радости, что «Красин» нашёл их, и плачут и смеются.
      Было их пять человек. Почти пятьдесят дней прожили они среди льдов.
      Лежал возле палатки перевёрнутый и разбитый аэроплан.
      Что за аэроплан такой?
      А это прилетал сюда шведский лётчик по имени Лундборг, хотел спасти всех. Прилетел один раз, забрал начальника Нобиле, отвёз его на землю — спас. Потом прилетел во второй раз, да зацепился за льдину. Аэроплан перевернулся и разбился. Пришлось и лётчику на льдине пожить.
      Через десять дней прилетел другой лётчик, Спас товарища, а разбитый аэроплан остался на льду.
      Осмотрели красинцы аэроплан. Не годится, поломан совсем.
      Перешли спасённые на ледокол.
      Там их согрели, накормили и переодели в сухую одежду.
      Был среди спасённых один, которого звали Вильери.
      — Теперь, — заявил Вильери, — никогда в жизни я не отправлюсь больше в страну вечной зимы!
      Зато другой спасённый — Чечиони — сказал, что поедет на Северный полюс снова, как только выздоровеет.
      — Надо, — говорил он, — изучать эту страну. Человек ничего не должен бояться.
      А у самого Чечиони ноги были переломаны.
      Дали ему костыли, чтобы мог он ходить.
     
      Теперь наступило время вспомнить о Чухновском И его товарищах. Долго им пришлось дожидаться на льду, пока «Красин» спасал других.
      «Красин» повернул к месту, где находился Чухновский, и скоро его нашёл. Подтащили к «Красину» сломанный аэроплан Чухновского, погрузили его.
      Лётчики рассказали, как жили это время на льдине. Холодно было спать. Полежишь в самолёте минут десять, а потом выскочишь побегать, согреться.
      Намучились!
     
      Там, где море свободно ото льда, у берегов земли, дожидался спасённых итальянский пароход «Чита ди Милано».
      Вот он — на картинке, большой и чёрный.
      «Красин» отправился в обратный путь, дошёл до этого парохода, и все спасённые перешли на «Чита ди Милано».
     
      Сделал ледокол своё дело. Возвращается «Красин» домой. Чем дальше идёт, тем теплее становится. Опять греет солнце. Опять тепло.
      Вдруг узнают на «Красине» — где-то идёт ко дну пароход и по радио зовёт на помощь. А на пароходе тысяча восемьсот человек.
      Повернул «Красин» и пошёл к нему полным ходом. Видят красинцы: большой пароход «Монте Сервантес» накренился на бок, вот-вот перевернётся. А на нём люди плачут, волнуются.
      Стали красинцы пароход чинить, воду из него выкачивать, дыры заделывать...
      Быстро починили. Всех спасли.
     
      Вернулся «Красин» в родной Ленинград.
      Встретили его дома с музыкой, как героя.
      НА ВЕСЬ МИР СТАЛ ЗНАМЕНИТ «КРАСИН».

 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. = БК-МТГК = karlov@bk.ru