На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотека советских детских книг
Крутогоров Ю. «Скатерть-самобранка». Иллюстрации - Илья Иосифович Кабаков. - 1985 г.

Юрий Абрамович Крутогоров
«Скатерть-самобранка»
Иллюстрации - Илья Иосифович Кабаков. - 1985 г.


DJVU


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

 

Скачать текст «Скатерть-самобранка»
в формате .txt с буквой Ё - RAR

 

      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      Про что эта книжка 5
      Про самую древнюю лепёшку 7
      Страшное слово — недород 9
      Сто наук — сто добрых рук 10
      Про зёрна-крепыши, про зёрна-здоровяки 12
      Про сухую головню и науку-санитарку 14
      Как прогнали сухую головню 15
      Про мокрицу и сорняк по имени мышей сизый 16
      Что прописала наука-санитарка 17
      Про клопа-черепашку 19
      Зелёная «скорая помощь» 20
      Дождик едет на машине 21
      Как тучу обстреляли 24
      Про луч-невидимку 27
      Кто ещё служит скатерти-самобранке 31
      Как села сова на четыре кола —
      Что сделали с речкой Совкой 36
      Про земляничную поляну 37
      Про семейство вражье-овражье 38
      Про чёрную бурю 41
      Про неприрученный песок —
      Часовые в зелёных шлемах 42
      Откуда деревья в поле пришли 46
      Как вышивали скатерть-самобранку 47
      Как дуб поле защищал 48
      Про хитрый джузгун 50
      Спасибо лекарям земли 52
      Про сивку-бурку и стального коня 55
      Какая «обувь» у трактора 56
      Кто трактору силу даёт 58
      Четыре времени, четыре цвета земли 59
      Трактор на пахоте 60
      Трактор на севе 63
      Что сказал хлебный колос 65
      Про фабрику на колёсах 67
      Урок для всех 70
      Роботы на тракторном заводе 76
      Урок конструктору 79
      Про молочную реку 85
      Веточка 86
      Про зоотехника 88
      Приятного аппетита! 89
      Как Веточка заболела 91
      Кто Веточку напоил 92
      Про кормокухню и меню 93
      На пастбище 97
      Как коровы на карусели катаются —
      Куда течёт молочная река 99
      Автоматы на свиноферме 100
      Как кормили свиней 102
      Какое меню у Хавроньи Белорозовой 106
      На комбикормовом заводе 109
      Про стеклянный город по имени теплица 115
      П ро семечко огурца и про то, как его посеяли 117
      П ро автомат-солнце и про автомат-погоду 121
      Про клещ паутинный 124
      Про дождик под стеклянной крышей 126
      Из теплицы — в магазин 126
      Адреса скатерти-самобранки 133
      Сдобный рожок торопится к чаю —
      Что вам надо? Шоколада! 139
      Как испекли боб 140
      Как выжали боб 143
      Чтобы шоколад таял во рту 146
      Про Большой Плиточный Автомат —
      Конфеты на любой вкус 147
      Как Василий Кузьмич сочинял Конфету
      «Вася-Василёк» 150
      И последние страницы 152
     
      О ЧЁМ ЭТА КНИЖКА
     
      В этой книжке я расскажу тебе не о сказочной скатерти-самобранке, не о той, которую только расстели, да слово скажи, и всё на ней появится.
      Нет, по волшебству булка белая или буханка чёрного хлеба не рождаются.
      По щучьему велению, по твоему хотению не попадут на стол бутерброд с сыром и жареная картошка, кефир и простокваша.
      Где выросли пшеничные колосья?
      В поле.
      Откуда привезли в город картофель и морковку?
      С поля.
      Где живут коровы и телята?
      На ферме.
      Где трава выросла для коров?
      На лугу.
      Поле, луг и ферма — вот скатерть-самобранка, вот кто может пригласить на пир горой всех,
      всех,
      всех любителей борпда;
      всех,
      всех,
      всех любителей каши манной.
      всех.
      всех.
      пшённой, гречневой и рисовой;
      всех сладкоежек, любящих пирожные, пончики, конфеты и булочки с маком;
      всех,
      всех,
      всех, кто любит сосиски, сардельки, бутерброды с колбасой, с сыром и ветчиной;
      всех.
      всех,
      всех, кто пьёт по утрам молоко и кефир, простоквашу и ряженку, кто ест творог
      с сахаром или без сахара.
      Самые разные люди создают настоящую скатерть-самобранку.
      Это земледелец.
      Это животновод.
      Это тракторист и комбайнёр.
      Это агрохимик и зоотехник.
      Это рабочий, который сделал сеялку и комбайн.
      Это лесовод, который окружил поля лесами, отвёл от них чёрную бурю и не позволил ливню размыть враг-овраг.
      Это хлебопёк, который испёк каравай.
      Это кондитер и маслодел на фабрике.
      У всех у них одна важная забота, одна программа: всех накормить, всех напоить, всех одеть.
      Школьники учатся по учебной программе.
      Космонавты исследуют космос по научной программе.
      Строители, инженеры, техники выполняют производственную программу.
      А у земледельца, животновода, тракториста, комбайнёра, лесовода, хлебопёка, кондитера есть своя программа, она называется ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ.
      Выполнить Продовольственную программу — значит иметь в каждом доме щедрую скатерть-самобранку.
      Выполнить Продовольственную программу — значит всегда иметь в изобилии
      ХЛЕБ,
      МЯСО,
      МОЛОКО,
      ОВОЩИ,
      ФРУКТЫ,
      ПИРОЖНЫЕ.
      И всё другое. Самое вкусное. Моя книжка о том, как выполняется
      ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА.
      ЭТО - РАССКАЗ О ПОЛЕ И ЛУГЕ. ЭТО - РАССКАЗ О ФЕРМЕ. ЭТО - РАССКАЗ О ЗАВОДЕ. ЭТО - РАССКАЗ О КОНДИТЕРСКОЙ ФАБРИКЕ. ЭТО - РАССКАЗ О ЛЮДЯХ, КОТОРЫЕ РАБОТАЮТ НА ПОЛЯХ, НА ЛУГАХ, НА ФЕРМАХ, НА ЗАВОДАХ, НА ФАБРИКАХ.
      Ну, а теперь открывай следующую страницу книжки.
     
     
      ПРО САМУЮ ДРЕВНЮЮ ЛЕПЁШКУ
     
      Раскопали однажды в пустыне старый-престарый город. Вернее, не город, а стоянку, где жили древние люди.
      Очень радовались учёные разным находкам. Много тысяч лет пролежали они под толстым слоем земли и песка!
      Бережно передавали учёные из рук в руки каменные топоры — ими рубили деревья.
      Внимательно рассматривали кремниевые ножи — ими разделывали мясо животных.
      Сдували пыль с каменных тарелок.
      А один из учёных растёр на ладони кусочек глины и глазам своим не поверил. Знаете, что он увидел в глиняном комке? Зёрнышки пшеницы и проса. Они хорошо сохранились. И совсем не испортились за тысячи лет.
      Поискали ещё и тут же нашли зернотёрку — круглый камень, похожий на колесо, с отверстием посредине. И каменный пестик. Ну конечно же, это для того, чтобы на зернотёрке пшеничные зёрна в муку растирать!
      Учёные собрали пригоршню зёрнышек, очистили их, смололи. И испекли лепёшку. Ели и удивлялись: «Смотри-ка, вкусно!»
      Это была лепёшка из самой древней пшеницы.
      А из проса в старину варили, как и теперь, пшённую кашу. И возможно, какой-нибудь мальчишка, одетый в шкуру медведя, хныкал по утрам:
      — Да-а-а, опять пшённая каша.
      Верные, надёжные и давние друзья человека эти два зёрнышка — пшеничное и просяное.
     
     
      СТРАШНОЕ СЛОВО - НЕДОРОД
     
      В старину в деревне самым страшным словом было — недород. Это когда пашня никакого урожая не давала, хлеба не родила.
      А помочь полю могли немногим.
      Мало что земледелец умел. Мало что знал.
      Вот от жары хлеб выгорает. Попить бы колоскам! Только разве прикажешь дождю? И всходы погибали от засухи.
      Вот на посевы напала какая-то хворь. Заболела пшеница. Заболело просо. Возьмёшь колос или метёлку просяную, разотрёшь пальцами, а зёрнышек-то в них и нет. Пыль одна. Труха. Болезнь съела урожай. Недород!
      Или вдруг напала на поле орава жучков-вредителей. Жучки с жадностью набросились на хлеб. Уничтожить бы это разбойничье племя! Да как? Никто этого не знал.
      Так было в старину.
      А сейчас?
      Разве сейчас не бывает так, что дожди подолгу не выпадают?
      Ещё как бывает!
      Разве побеждены все болезни, которые приходят в поле?
      Вовсе не побеждены!
      Разве исчезли с лица земли вредные пожиратели посевов?
      Не исчезли. Они всё ещё угрожают хлебному колосу.
      Не собирается сдаваться и засуха.
      Страшные враги. Прожорливые. Беспощадные.
      Появляются внезапно, действуют хитро, исподтишка.
      Но сегодня земледельцы и агрономы знают, как бороться с врагами урожая. Теперь у них появились верные и надёжные помощники. И выполнить Продовольственную программу ему помогут
     
     
      СТО НАУК - СТО ДОБРЫХ РУК
     
      Все стараются послужить полю добром. Одна наука — доброй подсказкой. Другая наука — умелой машиной. Третья наука — лекарством от болезней. А есть одна наука, которая знает, как и чем накормить поле.
      Наука-кормилица.
      Ты не удивляйся. Пшеница или просо, гречиха или овёс, как и любое растение, должны получать из почвы вдоволь питания. Каждый год, да и не раз. Перед тем, как поле засевать. Перед тем, как готовить поле к урожаю. Обязательно, иначе хорошего урожая не дождёшься. Соберёшь зёрен только для поклёвки курам и петухам. Словом, курам на смех будет урожай. Поле надо накормить! Удобрить!
      В старину во время праздников крестьяне пели:
      «Дай же нам, небо. Хлеба богатые, С корнем глубоким. Со стеблем высоким, С зерном обильным». Ошибались крестьяне. Не всегда помогало небо. От самой земли много зависит. И вот наука-кормилица сказала:
      «Землю надо накормить
      АЗОТОМ,
      КАЛИЕМ,
      ФОСФОРОМ!
      Азот поможет листьям растений быстрее расти и ярче зазеленеть.
      Калий даст силу стеблю-соломине, поможет корешкам глубже в землю прорасти, укрепит растение.
      Фосфор постарается, чтобы колоски были тяжелее, чтобы зёрен в них было побольше»^
      Это один из главных наказов Продовольственной программы:
      БОЛЬШЕ АЗОТА, КАЛИЯ, ФОСФОРА НАШИМ ПОЛЯМ И ЛУГАМ!
      Чтобы были хлеба богатые, с корнем глубоким, со стеблем высоким, с зерном обильным.
     
     
      ПРО ЗЁРНА-КРЕПЫШИ, ПРО ЗЁРНА-ЗДОРОВЯКИ
     
      Наука-кормилица старается сделать землю плодородной.
      А есть наука, которая подсказывает, какие семена сеять.
      Это наука-советчица.
      У науки-советчицы есть свой девиз: «От худого семени не жди хорошего племени».
      И ведь верно. Брось в борозду худое семя — никакого проку не будет. Стебель, конечно, поднимется. Но такой, что и глядеть неохота. Худой, хиленький, как будто он на больной ножке стоит. Да и зёрнышки не пузатенькие и золотистые, а сморщ,енные, бледные. Только на свет появились, а уже старичками стали.
      Но главное вот что. Из таких зёрен много муки не намелешь. Да и мука будет не очень-то подходящая. Пышной булки из неё не испечёшь.
      Вот почему человеку нужна наука-советчица. Это она помогает отобрать и вывести зёрна-крепыши, зёрна-здоровяки.
      А как их отобрать и вывести?
      Не так-то просто.
      Учёные сначала зерно в большую лупу рассматривают: «Поглядим, каково ты на вид?»
      Линеечкой измеряют: «Посмотрим, какого ты росточка?»
      На точных весах взвешивают: «Ну-ка, сколько, любезное зерно, в тебе тяжести и добра?»
      Надо сеять самые отборные семена. Раз!
      Самые здоровые. Два!
      Самые выносливые. Три!
      Но и это еще не всё.
      Отобранные семена посеют.
      Урожай соберут.
      И опять:
      «Поглядим, каково ты на вид?»
      «Посмотрим, какого ты росточка?»
      «Ну-ка, сколько, любезное зерно, в тебе тяжести?»
      И так по многу раз. Год за годом. Год за годом.
      Трудная, кропотливая это работа — вывести доброе хлебное зерно. Но без этого никак не обойтись.
      Только так можно добиться, чтобы хлеба было больше.
      И пшённой каши. С молоком. С маслом. Или просто так.
      Кто как любит.
      Вот ещ,е один из важных наказов Продовольственной программы:
      НАШИМ ПОЛЯМ - САМЫЕ ЛУЧШИЕ, САМЫЕ ОТБОРНЫЕ СЕМЕНА!
      Только от них можно ждать хорошего племени. Пышного, хорошо пропечённого каравая. Вот такой вышины, вот такой ширины!
      ПРО СУХУЮ головню и НАУКУ-САНИТАРКУ
      Вот так заботятся о полях и лугах наука-кормилица и наука-советчица.
      Но у полей есть свои хвори. Одна из них грозится: «Заражу тебя».
      И бросает в поле страшную болезнь по имени сухая
      ГОЛОВНЯ.
      Сухая головня ждёт не дождётся, когда семена пшеницы или проса засыпят в амбары и тогда начинает свою злодейскую работу. Подползает, подкрадывается к зёрнам, как вражеский лазутчик. Она зёрна, как орешки, хочет съесть. Она колоски в головешки хочет превратить.
      И что ты думаешь? Если семена, заражённые сухой головнёй, бросить в землю — урожая не будет.
      Стебель пшеницы или проса вырастет. Но зёрнышек в колоске и метёлке не найдёшь. На их месте окажутся какие-то чёрные точечки-маковки. И сам колос станет чёрным, обугленным. Как головешка.
      Вот что сухая головня вытворяет.
      Долгое время от сухой головни не было спасения.
      До тех пор, пока на помощь хлеборобу не пришла наука-санитарка.
     
     
      КАК ПРОГНАЛИ СУХУЮ ГОЛОВНЮ
     
      Наука-санитарка, как врач на приёме, осматривает зёрна.
      Эге-ге, плохо дело! Похудели зёрна. Изменился их цвет.
      Лечить, лечить, лечить!
      «А доставить сюда барабан!» — приказывает наука-санитарка.
      Это особый барабан. В него засыпают заболевшие зёрна. И добавляют порошок светло-розового цвета. Это лекарство от сухой головни. Как яда, боится его сухая головня.
      А это и есть для неё яд.
      Барабан со всего маху раскручивается. Зёрна перемешиваются с бело-розовым порошком.
      Семена приняли лечебные порошки!
      Перед тем как семена сеять, их ещё горячим паром пропарят. Баньку устроят. А потом на солнышке высушат.
      И сухой головне конец!
     
     
      ПРО МОКРИЦУ и СОРНЯК ПО ИМЕНИ МЫШЕЙ СИЗЫЙ
     
      Радостно выйти за околицу деревни и полюбоваться первыми весенними всходами.
      Но что это, подождите?
      Среди тонких, едва проклюнувшихся стебельков пшеницы какая-то трава проросла. Ишь ты, поползла вдоль борозды.
      Что это?
      Сорняк по прозвищу мокрица. Хочет придавить пшеничные ростки к земле.
      Помню, один агроном мне говорил очень складно: «Где нашла приют мокрица, там не вырастет пшеница».
      — Почему же? — спросил я.
      — А потому что мокрица отбирает у пшеницы питание, которое дала полю наука-кормилица.
      Да, мокрица забивает пшеничные ростки. И смотреть на это очень грустно.
      А на просяном поле селится другой сорняк — мышей сизый. Ты, конечно, понимаешь, что его неспроста так назвали. Жаден, как прожорливая мышь.
      А сколько ещё дружков у мокрицы и мышея сизого! Всех и не перечислишь.
      И со всеми ними надо бороться.
      Да так, чтобы победить их.
      Ты, верно, спросишь: а как?
      Тяпкой их не одолеешь. Тут долго люди голову ломали. Беда с сорняками!
     
     
      ЧТО ПРОПИСАЛА НАУКА-САНИТАРКА
     
      И тут наука-санитарка придумала.
      Придумала особые лекарства-порошки. Названия у них мудрёные, порой даже и не выговоришь, а фамилия у всех одна:
      Про-ти-во-сорняч-ные!
      На одном рецепте наука-санитарка пишет: «Чтоб спасти пшеницу — с поля вон мокрицу!»
      А на другом рецепте наука-санитарка прописывает: «Мы прогоним взашей этот сизый мышей!»
      Только как эти лекарства-порошки дать полю? Оно вон какое большое — у одного края стоишь, а другого не видать.
      И тогда хлебороб позвал для науки-санитарки самолёт.
      И сказал:
      — Лети, разбрасывай над посевами лекарства-поро-шки.
      Лётчик посмотрел выписанный полю рецепт, развернул на планшете карту поля.
      Всё понятно! Здесь сбросить столько-то порошков. Здесь столько-то.
      Это не простой самолёт, который пассажиров возит. Это самолёт сельскохозяйственной авиации, и он приспособлен для того, чтобы разбрасывать над полем удобрения, разные лекарства, в том числе противосорнячные.
      Место работы лётчика сельскохозяйственной авиации — небо. Но он и его самолёт служат земле, пашне, полю, пшеничному колосу.
      Вместе с лётчиком и я полетел.
      Всё поле облетал.
      За самолётом пушистый хвост порошка тянется. И ветер распыляет этот хвост по всему полю. Оно внизу колышется зелёными гривами — бескрайнее, волнистое...
      Порошок сыплется на листья и стебли мышея сизого и мокрицы.
      Попались? То-то. Ведь порошки эти заставляют мокрицу и мышей сизый засохнуть на корню. Так им и надо.
      Ты спросишь: а эти порошки для пшеничного колоса или просяной метёлки не вредны?
      Нисколько!
      Ни капельки!
      В том-то и хитрость. Наука-санитарка ловко придумала!
     
     
      ПРО КЛОПА-ЧЕРЕПАШКУ
     
      От сухой головни семена вылечили. Замечательно!
      Поле пропололи. Прекрасно!
      Теперь вроде хлеборобу и беспокоиться не о чем. Всё сделано.
      Но это только так кажется. Вовсе не всё сделано. Теперь жучки-вредители грозятся.
      Затаились, ждут своего часа.
      Вот клоп-черепашка. Он зимовал в лесу. Под опавшими листьями и ветками.
      Весной клопы-черепашки просыпаются — и куда? Да в поле, вот куда. Там листочки молодые, зелёные, аппетитные.
      На стебельках пшеницы можно и яички отложить. Одна черепашка откладывает целых сто яичек.
      И скоро из них вылупятся маленькие клопы-черепашки, детки-черепашки.
      На даровых хлебах новорождённые черепашки быстро на ножки становятся. Вцепляются в колоски и высасывают сок из несозревших зёрен.
      Черепашки выедают колоски.
      Зёрнышко за зёрнышком, зёрнышко за зёрнышком.
      Глядишь, колос пуст. Как дом без жильцов.
      Когда-то на поле кур выпускали. Это, говорят, самые зоркие охотники за черепашками. Но нынче поля вон какими большими стали. Где столько хохлаток наберёшь?
      Не сладить им со всеми черепашками.
      Вот какая беда!
      Значит, пусть клопы-черепашки безнаказанно разбойничают в поле?
      И уничтожают урожай?
      Нет. Не допустит этого
      ЗЕЛЁНАЯ «СКОРАЯ ПОМОЩЬ»
      Как победить летучих вредителей? И так пробовали, и сяк. И вспомнили про бабочку-яйцееда. Она больше всех любит лакомиться яичками черепашек.
      — Пусть,— сказали учёные,— бабочка послужит хлебному колосу!
      Было решено создать из этих бабочек отряд по борьбе с вредителями.
      Но где взять столько бабочек? Ну, там сотню-другую можно наловить. А тут ведь нужна целая воздушная армада.
      Да! Нелёгкая задачка.
      Думали, пробовали, испытывали. И придумали вот что: бабочек надо выращивать, как цыплят на ферме.
      И построили ферму для бабочек.
      Здесь бабочек из куколок, наверно, целый миллион выращивают. А может, и больше.
      И здорово, скажу я тебе, получается. Просто отлично!
      Я сам видел, как на машине с зелёным крестом на борту бабочек доставляют прямо в поле.
      Это зелёная «скорая помощь».
      Облако бабочек-яйцеедов взлетает, как эскадрилья, над пшеничным полем.
      Конец клопам-черепашкам.
      Ударный летучий антиклопино-античерепашкин отряд поработал на славу.
     
     
      ДОЖДИК ЕДЕТ НА МАШИНЕ
     
      Землю в поле накормили? Накормили!
      Ниву пропололи? Пропололи!
      Вредителей прогнали? Прогнали!
      Но пшеницу напоить надо. Она не созреет без воды.
      Засохнет. Истомится от жажды, пожухнет.
      Славно, когда дождь! Вволю пшеничное поле напьётся.
      Зашелестят колосья, выпрямятся соломенные стебли. После дождя пшеница отменно в рост идёт, колос наливается.
      Хорошо, когда дождь.
      Ну, а когда его нет? День, два. Неделю нет. Месяц нет.
      Это значит — пришла засуха.
      Не соберут люди хлеба. Недород! Но подожди. Вот идёт трактор. К нему крылья приделаны. Во много раз больше, чем крылья самолёта. Машина широко распластала над полем свои крылья. Она что, взлететь собирается?
      Да нет же! Если б даже захотела, ничего не выйдет. Длинным резиновым шлангом машина «привязана» к речке или пруду.
      Крылья у машины не простые. Они сделаны из металлических трубок. И в каждой трубке — тысяча дырочек.
      Получается настоящий душ! Насос по шлангу гонит воду из речки или пруда в эти крылья. И пожалуйста: подставляй, пшеница, свои колосья под душ.
      Дождик на машине!
      Каждое пшеничное зерно получает свою порцию дождя. Десять капель, сто капель, тысячу капель!
      Дождик едет на машине!
      Глядит засуха на радугу и бесится от злобы. Хочет землю раскалить, засушить, хочет, чтобы потрескалась она от суши.
      А ничего не выходит. Дождик едет на машине!
     
     
      КАК ТУЧУ ОБСТРЕЛЯЛИ
     
      А если нужно, можно и тучу заставить пролиться дождём.
      Для этого тучу обстреливают.
      Я видел, как это делается.
      Стоят на холме пушки. Стволы кверху задраны.
      Но они пока не стреляют.
      Хлеборобы-артиллеристы ждут.
      Я с ними разговорился, пока они ждали.
      — Авиация,— сказал я им,— очень хорошо служит полю. Выходит, и артиллерия тоже пришла на помош,ь урожаю?
      — А как же,— ответили мне.— Мы артиллерия не простая, а сельскохозяйственная. Тоже служим Продовольственной программе.
      — И как у вас получается?
      — Хвастать не станем, сами смотрите.
      И я стал смотреть. Вот вдали показалась туча. Серая, тяжёлая, похожая на бегемота. Этот небесный «бегемот» удерживает в своём брюхе дождик. Не отпускает его. То ли жадничает, то ли некогда задерживаться, в другие края спешит.
      А дождик нужен как раз здесь, над нами.
      Мне так и хотелось закричать «бегемоту»:
      — Эй, бегемот, а ну-ка отдай дождь, напои ноле влагой, видишь, оно пить хочет.
      Но разве туча послушается?
      И тогда хлеборобы-артиллеристы зарядили пушки особыми снарядами.
      И самый главный артиллерист-хлебороб скомандовал:
      — Огонь по туче! В самую серёдку тучи-бегемота!
      Бам! Бам! Бам! Бам!
      И пролился дождь!
      Как же это произошло?
      В туче снаряды взорвались. И заряд рассыпался на особые кристаллы. Эти кристаллы к себе влагу притягивают. Собирают вокруг себя хоровод прозрачных капелек. Ведь туча-то состоит из капель воды.
      Кристаллы падают вниз, на землю. И капли за ними. Вот дождь и пролился на колосящуюся пшеницу.
      Всех на поле до нитки измочил. Я потом рубашку выкручивал.
      А тут как раз вторая туча, побольше. Длинная, с неровной, как у крокодила, спиной. Тоже небось мимо хочет проскочить!
      И ей не дадут.
      Нам, может быть, одного дождика мало.
      Нам нужен ещ;е один дождик.
      Чтоб пшеница вволю напилась.
      Дождик, дождик, пуще,
      Травка будет гуще!
      Огонь!
      Бум! Бум! Бум!
      Вот это пушки так пушки. Мирные пушки. Хлеб помогают выращивать.
     
     
      ПРО ЛУЧ-НЕВИДИМКУ
     
      А вдруг на дворе всё время ненастье?
      Плохо!
      Пшеничному колосу солнце очень нужно. Колос любит тепло.
      Но вот солнцу люди приказывать не научились. Это было бы, конечно, здорово, если бы солнце можно было включать и выключать, как электрическую лампочку.
      Но человек не умеет вызывать солнечные лучи.
      Зато на помощь пшеничному колосу пришёл другой удивительный луч.
      Это луч-невидимка. Он есть, а его не видать. Но какой это луч!
      С его помощью можно насквозь рассматривать, как стёклышко, кусок железа. И видеть, что там, в серединке.
      Он проникает сквозь самую толстую стенку.
      А уж сквозь тоненькую кожицу пшеничного зёрна — и говорить нечего!
      Луч-невидимка способен на чудеса. В нём есть тепло и энергия солнечного луча. И всё это луч-невидимка отдаёт семенам пшеницы.
      И пшеница растёт куда быстрее!
      Даже если солнца нет.
      Даже если на дворе ненастье.
      Я однажды посмотрел, как луч-невидимку упрятали в железный ящ,ик, а ящ,ик поставили в автобус.
      И луч в автобусе поехал в поле. А там шёл весенний сев.
      В автобусе есть движущаяся дорожка. Вот на эту дорожку высыпали семена. Тут луч выглянул невидимым глазком из ящика.
      Дорожка с семенами мимо глазка проехала.
      Луч-невидимка каждое зёрнышко облучил. Дал зёрнышкам силу, тепло, энергию.
      Я был рядом. Но, по правде сказать, ничего не увидел. Луч-то невидимый!
      Я даже подумал: «А может, меня обманывают? Может, это всё понарошку?»
      — Нет,— сказали мне,— подождите до осени.
      Осенью урожай сняли. И что же?
      Из собранной пшеницы получили, наверно, на целую тысячу булок больше, чем с того поля, куда луч-невидим-ку не возили на автобусе.
     
     
      КТО ЕЩЁ СЛУЖИТ СКАТЕРТИ-САМОБРАНКЕ
      Видишь, сколько верных друзей у поля. Это и сто наук — сто добрых рук, это и авиация, и пушки, и удивительный луч-невидимка.
      Спасибо земледельцу, агроному, инженеру, учёному.
      Но есть немало и других профессий, которые связаны с полем и пашней.
      О двух таких важных профессиях я и хочу рассказать.
      Хорошо, когда поле здоровое, богатое и щедро дарит нам свои плоды.
      Но не везде так.
      У нас ещё много заболоченных земель. Их надо вылечить.
      Есть у поля такие враги, с которыми бороться совсем не просто. Это буря, которую люди назвали чёрной. Это жёлтые пески, которые хотят засыпать поле. И есть ещё один коварный враг. Он наступает на поле и хочет отнять у людей скатерть-самобранку. Это враг по имени овраг.
      Сейчас я расскажу тебе о лекарях земли.
      О мелиораторе.
      О лесоводе.
     
     
      КАК СЕЛА СОВА НА ЧЕТЫРЕ КОЛА
     
      Однажды я поехал в места, где земля плохо родит хлеб. Такие это худые земли. Это даже не земли, а сплошные болотистые топи, и ничего полезного тут нельзя вырастить.
      Жаль. Тут бы высаживать морковку или капусту, свёклу или репу, а ничего не выходит. Болота не позволяют.
      Вот здесь знакомый главный мелиоратор и лечит эти земли.
      Главный врач поликлиники отвечает за здоровье всех людей, которые приходят в поликлинику.
      Главный мелиоратор отвечает за здоровье заболевшей земли.
      Главный мелиоратор показал мне большую карту, которая светилась электрическими звёздочками.
      — Каждая звёздочка — это место, где земля требует нашей помощи.
      — Вот это что такое? — показал я на самую яркую звёздочку.
      — Речка по имени Совка. Крошечная такая речка, а разольётся — в берега не соберётся.
      — Ну и что ж тут плохого?
      — А то плохо, что Совка цепко держит вокруг себя болота. И она эти болота всё время питает водой. Потому тут ничего не посадишь. Кругом осока да трава щучка.
      — Надо лечить места вокруг Совки. Пусть вместо болот здесь будут поля и пашни. Вместо осоки — белокочанная капуста. Вместо щучки — картофель.
      — Это трудно сделать?
      — Да, трудновато. С этой речкой Совкой одни неприятности. Есть такая поговорка: «Летела сова из красного села, села сова на четыре кола». А речка Совка села вот здесь, отняла много земли.
      — Совка — не сова, её не спугнёшь.
      — Ничего, вылечим землю. На то мы и доктора пашен и полей.
      И главный мелиоратор рассказал мне о таких докторах.
      Одни доктора-мелиораторы хотят узнать, отчего во многих местах земля такая влажная.
      Вторые доктора-мелиораторы называются топографами. Они отыскивают «больные» земли, наносят их на карту.
      Третьи доктора-мелиораторы называются почвоведами. Оии всё про почву знают: и каких удобрений ей не хватает, и сколько ей надо дать таких лекарств, как фосфор, калий, азот, известь.
      И тут нет ничего удивительного, ведь почвы разные бывают.
      И у каждой своя нужда.
      Вот, например, большие площади в нашей стране занимают почвы, которые называются солонцами. Беда с ними. Ничего тут доброго не посеешь — соли много.
      Идёшь по степи, а кругом одни белые проплешины. Это соль наружу выступила. И никаких полезных веществ в такой почве нет — соль всё уничтожила. Правда, и на солонцах есть свои растения. Чёрная полынь, например. Или растение под названием «солянка». Да польза от них какая?
      Никакой пользы.
      Что нужно, чтобы убрать соль из солонцов?
      Промыть её.
      Это трудная и долгая работа — промыть солонцы.
      Сюда надо всё время подавать свежую воду. И вода, протекая вниз, постепенно уносит с собой соли.
      Но кто-кто, а мелиораторы знают, какую пользу приносит такая работа.
      Вымыли солонцы, «постирали» их как следует, привезли сюда навоз, разные минеральные удобрения — получили плодородное поле.
      Где была чёрная полынь — высевай просо.
      Для пшённой каши.
      Где была солянка — выращивай ячмень или сою.
     
     
      ЧТО СДЕЛАЛИ С РЕЧКОЙ СОВКОЙ
     
      Что же решили сделать лекари земли с Совкой?
      А очень просто: взять да и отвести её в сторону, дать речке другую дорогу.
      Загородили Совку дамбой — такой высокой и прочной плотиной. И — делать нечего — потекла Совка, куда ей мелиораторы указали.
      Ну вот, теперь речка перестала во время весеннего разлива заливать все низины.
      Мелиораторы как бы закрутили водопроводный кран. Низина стала подсыхать. Разумеется, то тут, то там ещё торчали кочки-бородавки, ещё не перевелась осока, режущая, как бритва, ещё под ногами хлюпали ржавые топи.
      Прошлись по низине утюги-бульдозеры, проложили по земле трубы с дырочками. Оставшаяся влага вытекала по этим трубам в канавы. Точно так же, между прочим, вымываются и солонцы.
      Капля за каплей вода уходила отсюда.
      Но мелиораторы прекрасно знают, что почва на бывшей болотистой местности ещё совсем не годится для рассады капусты или свёклы.
      Почва тут кислая. Значит, бедная.
      Мало в ней питания для овощей.
      Но ведь мелиораторов недаром называют лекарями земли.
      Уж они-то знают и как её вылечить, и чем её накормить.
      Что ж, выпишем земле рецепты.
      Пусть будет здоровая!
      А для этого нужно привезти известь.
      Она отбирает у мокрой почвы кислоту.
      Нужно привезти и калий!
      Он даст земле питание.
      Нужно привезти и азот! Он поможет капусте плотнее застегнуть все сорок одёжек.
      Так и сделали.
      Прошло время — посеяли тут свёклу, капусту, репу, морковь, лук.
      Всё, что надо для борща, выросло.
      Вот как выполняют Продовольственную программу лекари земли — мелиораторы.
     
     
      ПРО ЗЕМЛЯНИЧНУЮ ПОЛЯНУ
     
      Есть на карте мелиораторов ещё одна яркая звёздочка, красная, как ягоды земляники.
      Звёздочка обозначает место, где ровным счётом ничего не росло.
      Тут почвы хоть и не кислые, но всё равно не годятся для посева пшеницы или высадки капусты.
      Так что ж, зря пропадать этой поляне?
      Жаль!
      Взяли учёные с этой поляны столбик земли, изучили
      его под микроскопом, посмотрели, какие вещества в нём содержатся, а каких недостаёт.
      Собрались лекари земли на совет.
      Одни говорят: поляна-то на пригорке. Оттого вся вода с неё и стекает.
      А другие говорят: почва на поляне тощая. Это почва лесная.
      И тогда главный мелиоратор сказал:
      — Я придумал, что делать с этой поляной на пригорке.
      Возле поляны был пруд. Там построили насосную станцию. Вот насосная станция и стала перегонять воду из пруда на поляну. Её оросили. А то, что на поляне лесные почвы, так это не страшно, только их надо обязательно удобрять. Пусть растёт здесь всё что угодно, даже земляника.
      Так и называется теперь эта поляна — земляничная.
      Каждое лето здесь собирают столько земляники, что ребятишкам целого большого города хватает.
      Спасибо мелиораторам, что они подарили нам новое капустное поле и вкусную земляничную поляну.
      Но у мелиораторов ещё много работы. На их карте горят электрические звёздочки. Они подмигивают лекарям земли: «Ждём вас!»
     
     
      ПРО СЕМЕЙСТВО ВРАЖЬЕ-ОВРАЖЬЕ
     
      Есть у поля ещё одна беда Овраг — хитрый враг.
      Поле раздольное, большое, ровное, а Овраг уже тут как тут, хочет перекопать его глубокими щелями-бороздами.
      Всё своё семейство вражье-овражье призвал он на подмогу.
      Пришёл к нему на помощь младший брат — Отвер-шек.
      Явилась к нему младшая сестрица — Росточь.
      Вот семейство вражье-овражье и начало наступать на поле — постепенно, час за часом, день за днём.
      Послали вперёд меньшую сестрицу, наказали ей:
      «Росточь, Росточь, приведи на поле дождевые ручьи. Пусть они размоют землю. И побольше ложбин сделают».
      Росточь сказала:
      «Всё я поле расточу, дам дорогу я ручью».
      И вот уже ложбина-морщина пересекла всё поле — от края до края.
      За Росточью вышел младший брат Оврага — Отвер-шек. Наказали ему:
      «Отвершек, Отвершек, сделай ложбину-морш;ину ещё глубже. Чтобы она стала как канава. Тогда полю скоро конец придёт».
      Отвершек сказал:
      «Пойду в поле я пешочком-пешком, развалю его вершок за вершком».
      Глубокая канава — ни пройти, ни проехать — с обеих сторон разрезала пашню.
      Тогда на месте Отвершка образовался рукастый овраг. Он всё шире и глубже становился. Пожирал поле своей огромной пастью.
      Радовался Овраг:
      «Я глубокий овраг, сам себе я не враг. Но зато я очень страшен для любых полей и пашен».
     
     
      ПРО ЧЁРНУЮ БУРЮ
     
      Посеяли люди пшеницу.
      Уже на поле проклюнулись семена, выпустили листочки, узкие и тонкие, как шильца кузнечика.
      Поле стало мягким, пушистым, зелёным. Каждая травинка пшеницы держала каплю дождя. Капли были продолговатые, яркие, словно светлячки. Они вот-вот готовы были скользнуть вниз по тонким стеблям.
      И вдруг капли потухли.
      Темно стало.
      Душно.
      Земля загудела, по дороге серая пыль заклубилась. Ломко зашуршала старая солома в скирдах. Во дворах распахнулись калитки, звякая щеколдами, будто кто-то непрошеный с улицы заявился.
      Так ворвалась чёрная буря.
      Сильный вихрь понёс по полю комочки земли. Они на глазах рассыпались. Чёрная пыль кружилась, била в лица людей, летела по дороге и по воздуху.
      Чёрная буря выдирала из земли пшеничные ростки, била их жестоко, выклёвывала их.
      Когда чёрная буря утихла, все увидели — поле стояло голое и твёрдое, как огромная сковородка.
     
     
      ПРО НЕПРИРУЧЕННЫЙ ПЕСОК
     
      Люди научились даже в пустыне выращивать хлопок и виноград. И сады там тоже есть. Для этого пустыню пришлось потеснить, засадить травой с кустами песчаные бугры, провести к виноградникам и хлопчатникам речки с прозрачной водой — арыки.
      Песчаные бугры сыпучие.
      Песчаные бугры горячие.
      И ветер их гонит с места на место.
      Песчаные бугры кочуют по пустыне, как жёлтые двугорбые верблюды. Но верблюды всё-таки отдыхают, а жёлтые бугры не знают покоя. Они бросаются на хлопчатники и виноградники, пытаются засыпать прозрачные речки.
      Чтобы растения от жажды погибли.
      Однажды надвинулся на виноградник песок. Завыл, как сто гиен, ветер пустыни. Это тоже была буря, только жёлтая. Небо сразу пожелтело, будто его закрыли верблюжьей шкурой. Сквозь эту шкуру еле пробивался сизый глазок солнца.
      Песок резал глаза.
      Песок больно бил по щекам.
      Песчаные горбы медленно стронулись со своих мест — их буря гнала.
      Речка утонула в песчаном бугре.
      Песку намело на виноградник по колено. И скоро наверху остались лишь макушки тонких лоз. С них свисали маленькие, чудом уцелевшие виноградинки. Казалось, что лозы плачут от обиды.
      Коварны песчаные бугры.
      Гибель несут всему живому.
     
     
      ЧАСОВЫЕ В ЗЕЛЁНЫХ ШЛЕМАХ
     
      Семейство вражье-овражье, чёрная буря, жёлтые пески — давнишние враги полей, огородов, садов. Они несут беду и думают, что никого сильнее их нет, что никому с ними не справиться, нет с ними сладу.
      Усмирить таких врагов поля трудно — это правда.
      Семейство вражье-овражье верёвками не свяжешь.
      Чёрную бурю в клетку не посадишь.
      Жёлтые пески в мешок не спрячешь.
      Думали люди, думали, как победить вражье войско. И нашли такую силу.
      Нашли её лесоводы.
      Есть такие чудо-помощники — часовые в зелёных шлемах: деревья-кустарники.
      Они обступают поле со всех сторон, держат круговую оборону своими упругими ветками. Они укрепляют землю корнями. Они выставляют навстречу врагу зелёные свои шлемы.
      Командир этого зелёного воинства — дуб. А вот армия дуба:
      Клёны, Вязы,
      Берёзы, Тополя,
      Сосны, Ясени.
      Деревья, как и положено часовым, не пропускают в поле семейство вражье-овражье и чёрную бурю. Зелёное воинство зорко стоит на посту. И пост этот бессменный.
     
     
      ОТКУДА ДЕРЕВЬЯ В ПОЛЕ ПРИШЛИ
     
      Но деревья сами не придут из леса на пашню. Их сюда лесоводы на машинах привозят. И высаживают.
      Но привозят не те высоченные сосны или раскидистые дубы, какие можно видеть в лесной чаще. Или на улице.
      Привозят совсем крошечные деревца. И сажают их в поле, пусть в поле сил набираются. Пусть в поле подрастают.
      Маленьких дубков, сосёнок, берёзок требуется видимо-невидимо. Где же столько берут?
      В школе.
      Где же находится эта школа? А вот её адрес:
     
      Конечно, ты понимаешь, что это адрес шуточный. И в то же время настоящий. Зелёная школа-питомник есть почти в каждом лесу. Везде, где работают люди, которые называются лесоводами.
      Тут деревца учатся быть сильными, стойкими, стройными. И они проходят такие науки: Как переносить морозы. Как не бояться ветров. Как не страшиться жары.
     
     
      КАК ВЫШИВАЛИ СКАТЕРТЬ-САМОБРАНКУ
     
      А поле ждёт не дождётся своих защитников. Дождалось!
      Привезли сюда много дубков, берёзок, сосёнок. И стали зелёными деревцами вышивать края скатерти-самобранки. А кто вышивает?
      Машина-рукодельница. Лесопосадочная машина. Она быстрая, ловкая. Работает так, будто у неё десять рук.
      И всё успевает.
      И всё у неё славно получается.
      Движется машина вокруг вспаханного поля. Одной металлической рукой ямку выкапывает. Как детской лопаткой. Другой рукой берёт деревце за тонкий ствол и ставит в ямку. А третья рука проворно закапывает корешки деревьев. И ещё поправляет, чтобы дубки или берёзки стояли прямо. И ровно. По линеечке.
      Едет машина-рукодельница, а за ней зелёная стёжка тянется.
      Рядом другая, третья. И получается лесополоса.
     
     
      КАК ДУБ ПОЛЕ ЗАЩИЩАЛ
     
      Прошло время, подросли деревья и стенкой встали вокруг поля.
      День и ночь часовые в зелёных шлемах несут свою службу.
      Так ведь и чёрная буря тоже не дремлет. Захотела ещё раз погубить скатерть-самобранку.
      Взлетела над землёй, завихрилась, понеслась творить своё губительное дело. Глядеть страшно!
      Вот и поле. Пшеница соками наливается. Колоски греются на солнце.
      Чёрная буря — к полю.
      У-у-у-у-у-у-у-у-у!
      Да ничего не вышло. Только лоб расшибла о шлемы зелёных защитников. Откатилась буря, подвывая от злобы. Куда там! Не пускают деревья. Тесным строем стоят. Поди-ка, пробейся!
      Ничего не смогла сделать чёрная буря.
      Враг-Овраг со своим семейством тоже вступил в битву.
      Послал на пашню меньшую сестрицу — Росточь.
      Ни с чем вернулась:
      «Стоят деревья на посту. Корнями землю держат. Не пробиться!»
      Овраг послал в поле брата поменьше — Отвершка.
      И тот ни с чем вернулся:
      «Стоят деревья на посту. Корнями землю держат. Не пробиться».
      Видит Овраг: дело плохо. Корни дуба легли поперёк него. Корни берёзок окружили сбоку. Попробуй откуси кусок пшеничного поля. Зубы сломаешь!
      И Овраг с горя чертополохом зарос. А если живут поблизости заботливые и смекалистые школьники, то они его разными полезными кустами засадят.
      Вот и нет Оврага.
     
     
      ПРО ХИТРЫЙ ДЖУЗГУН
     
      в пустыне не растут ни берёзы, ни дубы, ни тополя.
      Как же здесь-то быть?
      Как остановить жёлтые бугры?
      Лесоводы и так пробовали, и сяк. Песок убегал.
      Песок не хотел слушаться.
      И тогда лесоводы решили связать песчаную гору.
      Не верёвками, нет. Кустами.
      Но не всякие кусты для этого годятся. Одни кусты ветер вырывает, и они катятся по пустыне, как перекати-поле. Другие кусты умирают от жажды. Дождь — гость тут редкий.
      И всё же лесоводы не сдавались.
      Они узнали, что в давние времена — об этом старики рассказывали — рос в пустыне кустарник под названием джузгун.
      Песков не боится.
      Жажда ему нипочём.
      Вот бы найти его!
      И стали искать. Отправились в глубь пустыни. День шли, неделю шли, месяц шли.
      Тяжко было. Ноги в песке увязали. Жарко.
      И вот, когда не было сил идти дальше, лесоводы увидели в пустыне заросли скрюченных кустов.
      Это был джузгун.
      Семена джузгуна посеяли в лесной школе.
      Стали ждать.
      Подросшие кусты переселили на песчаную гору.
      На новое местожительство.
      Ветер пустыни только того и ждал.
      И засыпал джузгун песком.
      Был джузгун — не стало.
      Выходит, лесоводы зря старались?
      Э, нет! Ветер пустыни не знал проделок хитрого джузгуна.
      Джузгун чувствовал себя в песке, как рыба в воде.
      И напрасно не терял времени.
      Выпускал новые побеги.
      Растил длинные, словно верёвки, корни.
      А когда окреп и подрос, вынырнул из песчаной горы: «Здравствуйте!»
      И положил на песок свои ветви. И корнями всю гору опутал.
      Ветер пустыни ещё пуще разъярился. Дунул изо всей мочи. Что такое? Гора ни с места. Ещё сильнее дунул. А гора хоть бы шелохнулась.
      Сидит хитрый джузгун на макушке песчаной горы и весело шелестит шершавыми листочками.
      Так связали песчаную гору.
     
     
      СПАСИБО ЛЕКАРЯМ ЗЕМЛИ
     
      От востока до запада, от юга до севера — везде работают лекари земли.
      Они дарят хлеборобам и овощеводам новые ноля и нашни.
      Они охраняют ноля и нашни от разных напастей.
      Где надо — дадут нолю и пашне воду.
      Где надо — отведут речку в сторонку, чтобы не заболачивала нашни, луга и пастбища.
      Где надо — окружают ноле лесной полосой.
      Делают это с толком. Семь раз отмерят, прежде чем отрезать, например, болото.
      Болота ведь тоже бывают полезные. На них клюква растёт. Такие болота зачем трогать?
      Работы у лекарей земли непочатый край.
     
     
      ПРО СИВКУ-БУРКУ И СТАЛЬНОГО КОНЯ
     
      в прежние времена лошадь впрягали в соху.
      Тронет крестьянин вожжи, прикрикнет:
      — Н-но, сивка-бурка!
      Сивка-бурка тянет-потянет за собой соху, которая острыми лемехами режет землю. Так пахали поле.
      Один круг.
      Второй круг.
      Третий круг.
      Тяжко коню. Пот по бокам выступает. Отдохнуть маленько надо. И крестьянин немножко передохнет. Тоже устал. И опять за сохой шагает, нажимает на неё, чтобы лемехи поглубже в землю вгрызались.
      Трудно.
      Был бы это сказочный сивка-бурка! Такой, чтобы, как в сказке, никаких забот. Произнести только слова: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой, сделай то-то и то-то». Глазом не успеешь моргнуть — работа готова.
      Но это в сказке. А па самом деле
      сто потов сойдёт, пока конём да
      сохой землю вспашешь.
      Нынче о тех временах помнят только старые люди. На смену сивке-бурке пришла машина. Где с ней лошади тягаться? Одна машина посильнее, чем целый табун копей. Даже если в табуне сто лошадей. Даже двести.
      Вот какая силища! Двести лошадиных сил! Самому выносливому сивке-бурке из сказки невмоготу сделать то, что под силу одному трактору «Кировец». Или трактору «Беларусь» на колёсах.
     
     
      КАКАЯ «ОБУВЬ» У ТРАКТОРА
     
      Трактор — незаменимый помощник земледельца.
      Ему нипочём бездорожье.
      Он легко едет по пашне и песку, по снегу и болоту.
      Где автомобиль завязнет, там стальной конь пройдёт. И вытащит автомобиль на сухое место.
      Пожалуйста, ему легко. В его моторе — много лошадиных сил.
      Есть у трактора очень подходящая «обувь». На любую погоду и ца любую дорогу.
      Это или Колёса на толстых шинах, или гусеницы.
      Гусеницы — стальные ленты. Они непрерывно движутся.
      Гусеницы широкие — не провалишься, как не проваливается лыжник в снегу.
      Хорошо, что стальному коню придумали такую «обувь». На гусеничном ходу трактор чувствует себя уверенно. Умелец.
      Вездеход. Вот какой помощник есть у земледельца. Без него в поле просто не обойтись. Трактор любую работу выполнит. Вспахать поле? Можно! Помочь сеять хлеб? С удовольствием! Обработать почву, чтобы она лучше родила хлеб? Всегда готов!
      Всего и не перечислишь, что трактор умеет. С одним делом легче управиться на колёсах, а с другим — на гусеницах.
      Где земля посуше — на колёсах. Где аккуратно надо пройти между рядками — на колёсах. Где поскорее надо грузы доставить — на колёсах. Ведь колёса быстрее бегут, чем гусеницы.
      Гусеничный трактор медленно ходит. Да зато пройдёт где угодно.
      И колёсный трактор, и гусеничный отдают свою силу земледельцу.
      Оба нужны.
      Силачи.
      Богатыри.
     
     
      КТО ТРАКТОРУ СИЛУ ДАЁТ
     
      Откуда у трактора такая сила? Ведь сами по себе колёса не крутятся. Сами по себе гусеницы не движутся.
      Силу трактору даёт двигатель.
      Мотор.
      Он движет машину, потому и называется двигателем.
      Двигатели бывают крохотными. Их на ладони можно уместить. Они способны поднять в воздух лёгкую авиамодель.
      Бывают двигатели побольше. Для велосипеда, например.
      Такой двигатель трактору, конечно, не подойдёт. У него силёнок не хватит, чтобы сдвинуть с места такую махину. Тут нужен двигатель побольше, помош;неё.
      И такой создали.
      Его сила приводит в движение колёса трактора.
      Двигатель раскручивает вал.
      Вал вращает колёса.
      Тракторист тронул рычаг.
      Взревел мотор.
      Задрожал трактор, ожил.
      Теперь надо включать скородть.
      Поехали!
     
     
      ЧЕТЫРЕ ВРЕМЕНИ, ЧЕТЫРЕ ЦВЕТА ЗЕМЛИ
     
      Четыре времени в году — зима, весна, лето, осень.
      Четыре цвета у поля — белый, чёрный, зелёный, жёлтый.
      У каждого времени — свой цвет.
      Зима застелила поле белым одеялом.
      Весна убрала белое одеяло с пашни — чёрная земля.
      Лето украсило поле пшеничными ростками — зелень разлилась.
      Осенью поле стоит жёлтое. А как скосят — всё в копнах, потом — в рыжих стогах, в соломенных снопах.
      Каждое время строго предупреждает земледельца: не мешкай, поторопись.
      Зимой помоги полю задержать побольше снега, сбереги влагу.
      Весной вспаши землю, посей хлеб.
      Летом уничтожь сорняки, подкорми посевы.
      Осенью вовремя убери урожай, прежде чем осенние ветра вымолотят пшеничный колос. И опять вспаши. Осенняя пахота — зябь — лучше весенней.
      Много забот у земледельца — у хлебороба и агронома — всякое дело нужно сделать точно в срок, по расписанию, как того требует наука.
      Для этого надо очень хорошо знать землю.
      Не на глазок знать, сколько земле влаги надо, удобрений, а точно. Так же точно, как точен рецепт врача.
      Не приблизительно установить срок, когда пахать и сеять, а именно в тот час и день, когда растению удобно, когда земля готова принять семена.
      Во все времена года земледельцу без машины никак не обойтись.
     
     
      ТРАКТОР НА ПАХОТЕ
     
      Пробил час — готовь землю для нового урожая.
      Трактор впрягают в плуг.
      Блестят на солнце острые сверкающие ножи-отвалы. Они землю режут, поворачивают, рыхлят.
      За трактором и плугом тянется вспаханная полоса, широкая, как дорога.
      То, что раньше крестьянин с лошадью и сохой делал за несколько дней, стальной конь с плугом за час сделают.
      А во многих местах от плуга отказываются.
      Пробуют по-другому возделывать землю для посева.
      Как?
      Плуг переворачивает земляной пласт. Прошлогодние стебельки-стерню, с которых срезали колоски, упрятывают в борозду, а свежую землю наверх укладывают.
      Есть ещ,е и другой способ обработки земли: пласт вовсе не переворачивают. Пусть, считает земледелец, хлеб поднимается над мелко разрыхлённой землёй.
      Значит, тут плуг не нужен?
      Да, не нужен.
      А нужен плоскорез, который только рыхлит землю на небольшую глубину — для заделки семян.
      Вот так работают плуг и плоскорез.
      Трактору некогда отдыхать.
      У него каникул не бывает, как у плуга или плоскореза. У него есть только время на ремонт.
      После плуга его борона ждёт.
      После пахоты наверху остаётся много крупных комков земли.
      Бывают и такие увесистые, что поднимешь с трудом. Они мешают всходам.
     
      Поле должно быть ровным, гладким.
      Разбить надо крупные комки. Расколотить!
      Тут-то и подавай борону. Или диски. Или культиваторы с лапами.
      Борона прочёсывает пашню, как гребень. У неё, как у всякого гребня, есть острые зубья. Потому и название такое получила — борона зубовая.
      Зубья у бороны железные, острые, частые. Они не только разбивают комки земли. Они из почвы и сорняки выдирают.
      А есть бороны на колёсиках. На колёсиках — острые шипы.
      Катится такая борона по полю — измельчает комки земли.
      Борона, как и плуг, без трактора — ни шагу. А с трактором — пожалуйста — любое поле причешет. Ведь трактор на поле — самая главная машина.
     
     
      ТРАКТОР НА СЕВЕ
     
      Готова земля. Разрыхлённая, влажная.
      Самое время сеять хлеб.
      Сев. Тёплый ветер дует над полем.
      Сев. Солнце с неба улыбается.
      Сев. Влажная земля готова принять семена.
      Пора, пора сеять!
      Кого же трактор возьмёт себе в помощники?
      Помош,ник обязан быть аккуратным, не сыпать семена куда попало. А то в одном месте вырастет густая пшеница, а в другом будет лысая земля.
      Сеять нужно как по линеечке.
      Класть семена равномерно.
      Заделывать семена на нужную глубину.
      Кто же так умеет сеять?
      Кто обучен такому мастерству?
      Сеялка — вот кто так умеет сеять.
      Сеялка— вот кто обучен такому мастерству.
      Между её высокими колёсами есть длинный вместительный ящик.
      Ящик-решето. С крошечными отверстиями, как раз под размер зёрнышка. Зёрна через отверстия попадают в тонкие гибкие трубочки-семяпроводы.
      Семена друг за дружку, словно капельки, падают по трубочкам в бороздки.
      А кто же делает бороздки?
      А сама сеялка, вот кто.
      у сеялки имеются специальные колёсики-сошники. Опустят их к земле — они и прорезают бороздки.
      Прямые, как линеечки.
      Как строки в тетради.
      Семена буковками рассыпаются по линеечке-бороздке.
      Хлебороб поглядит и скажет:
      - СЕЯЛКА ДЕЙСТВУЕТ ИСПРАВНО. СЕВ ИДЁТ НА СЛАВУ.
      Сзади сеялки тянутся кольца. Они присыпают бороздки землёй. Прикрывают семена.
      Пройдёт немного времени, и по всему полю протянутся зелёные строчки.
     
     
      ЧТО СКАЗАЛ ХЛЕБНЫЙ КОЛОС
     
      Зелёные строчки не каждый прочтёт.
      Только земледелец умеет разгадывать зелёную роспись поля.
      И вот он читает сообщение хлебного колоса:
      Кто полю поможет? Мы уже знаем: крылатая защита поможет. Сельскохозяйственная авиация. Самолёты разбросают над нивой ядовитые порошки. Пропололи!
      А хлебороб опять читает строчку хлебного поля:
      Но и на этот случай есть у хлебороба лекарство. Называется ТУР. Жидкость такая, целебная. Она даёт стеблям пшеницы крепость. Самый хилый стебелёк становится упругим и устойчивым.
      Такое свойство у ТУРа.
      Опрыскали поле ТУРом.
      Спасли стебли.
      Идёт время, и вот уже зелёные строчки становятся золотистыми. Поспевает хлеб! Тут уж всякому ясно:
     
     
      ПРО ФАБРИКУ НА КОЛЁСАХ
     
      Комбайн — это фабрика на колёсах.
      Замечательная фабрика.
      Самоходная фабрика косит пшеницу.
      Самоходная фабрика вылущивает зёрна из колосков.
      Самоходная фабрика очищает зёрна.
      Самоходная фабрика сама грузит пшеницу в автомобили.
      Всё делает легко, быстро.
      На ходу!
      Некогда останавливаться, много дел.
      Комбайн словно корабль плывёт среди тучных колосьев.
      Впереди стелется нива. А прошёл комбайн — сзади остаются ровно подстриженные стебельки. Точно парикмахер остриг у поля золотистые кудри.
      Будто поле под машинку остригли.
      Фабрика на колёсах работает от зари до зари.
      Старается убрать хлеб до осенних проливных дождей. Пока на дворе солнечная погода.
      У комбайна много проворных металлических рук.
      Вот руки-косари. Пальцы у них — ножи. Они срезают пшеницу под самый корешок.
      И укладывают её на движущуюся дорожку.
      Дорожка бежит прямо в загребущие руки-молотилки. Они колоски молотят. Выколачивают из них зёрна.
      Потом руки-соломотрясы подхватывают пшеницу. Стебли-соломины в одну сторону, зёрна в другую.
      Комбайн сложит из соломы копну и сбросит, её на поле.
      А пшеничные зёрна? Куда они?
      В круглое сито. Зёрна просеять надо.
      Дрожит сито. Ходуном ходит.
      Зёрна просеиваются. Вентилятор во все щёки дует. Зёрна свежим ветром обдувает. Сдувает тонкие усики колосков, шелуху.
      И зёрна попадают на склад самоходной фабрики — он бункером называется.
      Как только бункер наполнится доверху, так сразу на комбайне свисток во всю мочь засвистит. Подаст команду: «Вызывайте автомобиль, разгружаться пора!»
      Сразу автомобиль к самоходной фабрике подъедет. Из широкой трубы комбайна в кузов машины польётся зерно.
      Чистое. Отборное.
      Видишь, как машины помогли вырастить и убрать хлебный урожай. Очень постарались трактор и плуг, сеялка и комбайн. Но они, конечно, не сами в поле вышли. Их в поле повёл человек.
      Тракторист. Шофёр. Комбайнёр. Одним словом, земледелец. Это он сел за рычаги трактора. Это он включил в работу сеялку. Это он сел в кабину комбайна.
      А помогли земледельцу рабочий, инженер, конструктор, которые создали машины для скатерти-самобранки.
     
     
      УРОК для ВСЕХ
     
      Продовольственная программа потому и называется ПРОГРАММОЙ, что она даёт урок людям самых разных профессий.
      Ну казалось бы, какое отношение к скатерти-само-бранке имеет металлург?
      Он ведь металл варит, а не борщ.
      Он ведь выпекает металлические слитки, а не хлеб печёт.
      Я пришёл на большой металлургический завод, где течёт огненная река жидкой стали, и спросил:
      — Куда течёт огненная река?
      — Туда, где делают разные машины, в том числе тракторы, комбайны, плуги, сеялки, бороны.
      Вот оно что! Так вот, оказывается, где рождаются помощники земледельца.
      Я увидел широкую металлическую дорогу, состоящую из круглых, вертящихся валиков. Это рольганг, он гонит по своей поверхности раскалённые металлические слитки.
      Слитки эти слябами называются.
      Тяжёлые, огромные, каждый сляб весит не меньше, чем трактор.
      Они неслись по рольгангу, только что выпеченные из руды в жаркой печи. Слябы ещё остыть не успеЛи. Они были багровыми, шипящими, вобравшими в себя тысячеградусный жар.
      Казалось, это был не металл, а затвердевший огонь.
      Захватывало дыхание, болели глаза.
      В конце рольганга слитки попадали в крепкую переделку. Тут они между двух валов попадали, и те их в лепёшку расплющивали.
      Слитки вытягивались как пластилиновые.
      Ладони валов раскатывали из слитков листы.
      Куда же теперь повезут эти слитки металла?
      А туда, где делают самые разные машины.
      Сеялки.
      Плуги.
      Бороны.
      Комбайны.
      В цехах тракторного завода из стальных листов на
      кузнечном прессе сделали кабинку, дверцы, капот, гусеницы, колёса.
      На тракторном заводе тоже есть своя широкая, движу щаяся дорога.
      Со своими станциями.
      Дорога зовётся сборочным конвейером.
      На ней трактор собирается.
      Вот станция по имени МОТОР. Здесь на раму поставят двигатель.
      Вот станция по имени КОЛЕСО.
      Вот станция по имени ГУСЕНИЦА. Тут колёса обернут гусеницами. Готова «обувь» трактора!
      Вот станция по имени КАБИНКА. Без кабины какой ше трактор?
      Сотни людей собирают трактор. И каждый делает своё дело.
      Споро. Умело. Не мешая друг другу.
      Привинчивают гайки, шурупы, болты.
      Налаживают электропроводку.
      Ставят рычаги управления.
      А сколько приборов надо дать трактору!
      Умных, исполнительных, точных.
      Один прибор подскажет, сколько горючего в баке.
      Другой прибор поможет определить скорость.
      Третий прибор даст знать, на каких оборотах работает двигатель.
      Движется, движется, движется конвейер.
      От одной станции к другой.
      И мало-помалу из груды металла, всяческих приспособлений, деталей, механизмов вырастает новенький, свежёпокрашенный, самый настоящий трактор на гусеницах, с застеклённой кабинкой, с рычагами управления.
      Вот и последняя станция — испытательная.
      Тут только что собранному трактору, как школьнику, экзамены надо сдать.
      Готов ли он выйти в поле?
      Умеет ли его мотор отдать всю свою силу колёсам и гусеницам?
      Исправно ли действуют приборы?
      Это экзамены на прочность, на точность, на безотказность.
      Сдал трактор свой нелёгкий экзамен?
      Значит, мошно смело отправлять его на пашни и поля. Значит, славно постарались слесари, токари, кузнецы, прессовщики, все рабочие тракторного завода.
      Значит, хорошо работали и автоматы, которые помогали делать многие нужные детали.
      Значит, хорошо поработали и роботы — им тоше доверены некоторые операции на заводе.
      Сам видел, как роботы выполняют эти операции.
      Своими глазами.
     
     
      РОБОТЫ НА ТРАКТОРНОМ ЗАВОДЕ
     
      У станков стояли самые настояш;ие роботы. Робот большой и Робот маленький. Я подошёл поближе. — Здорово, приятели! — сказал я. На картинках, на выставках они были гордые и недоступные. А до этих заводских работяг можно было дотронуться.
      С одного взгляда понимали друг друга эти роботы. Можно подумать, они вместе за одной партой сидели. Казалось, это старые, закадычные друзья.
      И как у них всё ловко получалось. Один робот был
      подручным. А другой, как настоящий токарь, вытачивал за станком детали для трактора.
      Робот маленький помогал Роботу большому.
      Он хорошо знал своё дело. Озабоченно передвигался с одного места на другое. Ходил по прямой дорошке. В сторону не отклонялся. Сразу видно — работник старательный, исполнительный.
      Сильной своей рукой с тремя железными пальцами он подцеплял с этажерки заготовки. Делал это неторопливо, размеренно. Рука у него двигалась немножко смешно, как у куклы в кукольном театре, которую дёргают за верёвочку.
      Но Робота никто за верёвочку не дёргал. Он сам всё делал, не спешил. Наверно, знал: поспешишь — людей насмешишь.
      Робот маленький был совсем малышом- Но завод не детский сад. Тут тракторы делать надо.
      И Робот маленький подносил заготовки Роботу большому.
      Поднесёт. Обошдет секунду. Поставит возле станка.
      Заготовка на заготовку. Заготовка на заготовку.
      Его красные глазки весело подмигивали. Казалось, он хочет мне сказать:
      «Видишь, как всё ловко получается. Зачем человеку тяжёлые детали передвигать? Ему это трудно. А мне нипочём. И я не спешу, людей не смешу».
      И хотелось ответить ему: «Славно, малыш. Ты не белоручка, хорошо помогаешь тракторному заводу».
      А что ше делал Робот большой?
      Он брал заготовку и вставлял её между зашимами-кулачками. Совсем как человек.
      Кулачки пододвигались друг к другу, И заготовка попадала в тиски.
      А Робот большой ещё проверял: крепко ли кулачки зашали её, не выскочит ли?
      Кулачки начинали вращаться.
      Заработал станок.
      Робот большой пододвинул острый резец к детали. И с неё потекла синяя металлическая струшка. Струшка завивалась, как ёлочная гирлянда.
      Рз-рз-рз-р-рз-ззз!
      Разре-зр-зр-еш-шу, раз-з-з-делаю, раз-зр-зравняю з-з-заготовку!
      Работа закончена. Стоп резец!
      Робот большой развёл кулачки. Готова деталь.
      Робот большой сделал шаг в сторону.
      Потом шаг назад.
      Опустил деталь в ящик.
      Всё сделал, как полошено.
      Потом заготовки доставили на большой конвейер. Вот как работают роботы-тракторостроители! Да и на комбайновых заводах появились такие роботы.
     
     
      УРОК КОНСТРУКТОРУ
     
      Всё больше и больше появляется на наших полях разных тракторов и комбайнов.
      Да это и понятно.
      Земледельцу нужен трактор, который лучше всего покажет себя на пашне.
      Лекарю земли необходима машина, которая, как вездеход, пойдёт по топким землям.
      А для виноградников подавай машину лёгкую, юркую, чтобы бегала по узким междурядьям, не топтала лозу.
      А на Крайнем Севере нужен трактор, который заведётся при любой стуже. Он никаких морозов не должен бояться, никакой пурги.
      А в пустыне ждут трактора, который может преодолеть песчаные бугры без особых усилий.
      Это и понятно. Страна у нас большая. Климат разный. Где холодно, где жарко. И земли разные.
      В то время, как на юге цветут сады, на севере на улицу без шубы не выйдешь.
      В одном месте бескрайние степи, ровные, как стол, в другом — бугры и откосы.
      Вот почему нушны самые разные тракторы. И по ширине гусениц. И по мощности двигателей. И по умению выполнять те или иные работы. И таких тракторов — сильных, умелых, безотказных — у нас становится всё больше.
      А рядом с ними и других исполнительных машин. Машин, которые хорошо обрабатывают землю.
      Высевают хлеб, траву, кукурузу. Высаживают картошку.
      Погрузчиков, которые сами могут загружать в машины свёклу, морковь, капусту.
      Машин, которые могут вносить в почву самые разные удобрения — жидкие и твёрдые.
      Одним словом, в семействе машин для скатерти-самобранки появляются такие механизмы, которые освобождают земледельца от очень трудной работы.
      И комбайны нужны на все случаи жизни.
      Комбайн, который уберёт пшеницу.
      Комбайн, который уберёт свёклу.
      Комбайн, который уберёт чай.
      Комбайн, который уберёт хлопок.
      Комбайн, который уберёт лён.
      Вот какой урок задан конструкторам сельскохозяйственных машин ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ПРОГРАММОЙ.
      Нелёгкий урок, но почётный.
      Вот отличный трактор по имени «Кировец». Это мастер на все руки. К нему можно прицепить самые разные приспособления. Надо — «Кировец» становится бульдозером, любой бугор срежет. Надо — «Кировец» станет скрепером, любую канаву выроет и засыплет. Надо — «Кировец» обернётся погрузчиком, в один миг картошку загрузит в самосвал.
      Вот отличный комбайн по имени «Нива». Большая самоходная фабрика! В «Ниве» сила огромная. Комбайнёру удобно работать на таком комбайне. Мягкое кресло. В кабине большие окна — всё видно кругом. Два вентилятора свежий воздух подают. Нажмёшь на одну кнопку — заработала жатка, руки-косари. Другую кнопку нажмёшь — комбайн скорость прибавил. Повернёшь рычаг — пшеница посыпалась из бункера в кузов подъехавшего автомобиля.
      В Сибири трудится комбайн по имени «Сибиряк».
      В степях хорошо показал себя комбайн по имени «Колос».
      «Сибиряк», «Нива», «Колос» — незаменимые помощники хлебороба. Поэтому они должны быть ещё мощнее, надёжнее. Чтобы косить, молотить без потерь. Это тоже наказ Продовольственной программы.
     
     
      ПРО МОЛОЧНУЮ РЕКУ
     
      Спозаранку по шоссе к городу движется колонна машин. Вместо кузовов — белые цистерны. На них синими буквами выведено одно слово: МОЛОКО. Это молочная река на колёсах едет на молочные заводы, где из молока сделают:
     
      Мчится, спешит в город молочная река. Молочную реку всюду ждут. Во всех квартирах и домах. Её ждут взрослые и дети.
      Голубые реки несут свои воды от лесного ручья или прозрачной струйки родника.
      А белые молочные реки начинаются на животноводческой ферме.
     
      ВЕТОЧКА
     
      Зимним солнечным днём на ферме родилась тёлочка.
      Чёрная, мокрая, с крошечными полупрозрачными копытцами. Только на лбу, на самой серёдке, и на кончике хвоста были жёлтые пятнышки. День был светлый, яркий, и можно было подумать, что это солнечные зайчики оставили свой след.
      В книге для новорождённых записали имя — Веточка.
      Веточка ещё не умела стоять на своих копытцах. Тонкие ноги подгибались. Её уложили в железную кроватку на мягкое сено, берёзовых опилок подсыпали.
      И она уснула.
      В родильном отделении фермы тепло, пахнет рощей, цветами, клевером.
      Взрослым коровам снятся, наверное, сны про зелёные луга, про студёные лесные озёра, про пастухов.
      А Веточка ничего во сне не видела. Откуда ей было знать про луга да про озёра?
      Пока спала, она немного набралась сил. Проснулась, ткнулась мокрым носом в железные прутья кроватки.
      Веточка ещё не умела подавать голоса. С любопытством глядела вокруг.
      Вдоль стен стояло много железных кроваток. И в них лежали телята. Они тоже недавно на свет появились.
      Веточка потянулась носом к сену. Оно щекотало ноздри — было сухое. Лизнула опилки. Подержала их на языке. Сморщила нос — не понравилось. Отфыркиваясь, опять просунула нос между прутьями.
      Тут к Веточке подошла женщина в белом халате, телятница. В руках она держала бутылку с резиновой соской.
      От телятницы шёл вкусный сладкий запах. Веточка взяла в губы соску, пожевала её и потянула сладкую струйку молока.
      От наслаждения Веточка прикрыла глаза и завертела хвостом.
     
     
      ПРО ЗООТЕХНИКА
     
      Прошло две недели.
      Веточка окрепла, ноги стали упругими, уже не подгибались.
      Веточка издали узнавала женщину в белом халате.
      Как только в дверях родильного отделения появлялась телятница, Веточка нетерпеливо перебирала копытцами, весело шевелила ушами и голову вскидывала. Так делают коровы, когда хотят замычать.
      Веточка научилась радоваться парному молоку, свету, лучам солнца, которые пробивались сквозь чистые окна.
      Но еш,е Веточке хотелось порезвиться, побегать, высоко вскидывая задние ноги. Да как порезвишься в тесной железной кроватке?
      И вот однажды к Веточке подошёл главный человек во всём коровьем городке — зоотехник.
      Зоотехник всё знает про животных.
      Про их повадки. Про их привычки.
      Знает, как ухаживать за ними. Как, чем и когда кормить. Где им летом пастись.
      Как сделать, чтобы и зимой животным хорошо жилось на ферме.
      Вот кто такой зоотехник.
      И он знает всё не только про коров и телят.
      Он знает про овец, свиней, гусей, уток, кур, индеек, коз, лошадей.
      Зоотехник осмотрел Веточку. Её взвесили. Измерили рост.
      — Э, да ты уже большая,— сказал зоотехник.— Пора тебя переводить в загон для молодняка.
      Загон для молодняка — детский сад для телят.
      Там есть младшая, средняя и старшая группы.
      Веточка попала в младшую группу.
      Здесь были её ровесники — двухнедельные телята.
      Они обрадовались Веточке, стали гоняться друг за дружкой. И Веточка бегала вместе с ними.
      Настало время обеда. Пришла телятница, поставила возле заборчика небольшие вёдра. Ровно столько, сколько было телят в загоне, в младшей группе детского сада.
      Веточка потянулась к ведру. Увидела молоко. И стала пить его.
     
     
      ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!
     
      Веточка быстро подрастала. Ей уже не хватало одного молока.
      И тогда Веточке, как и всем телятам, стали давать винегрет.
      Что же это за винегрет такой?
      А обыкновенный. Овощной. Ещё осенью колхозники запасли для фермы картошку, свёклу, тыкву, морковь. Овощи в яму насыпали, с чистым песком перемешали — чтобы не испортились.
      Яму прикрыли соломенной подушкой, чтобы мороз был не страшен.
      И вот зимой, пожалуйста, овощи — на кухне!
      Картошку, морковь, свёклу нарезают на мелкие дольки, перемешивают в чанах, варят.
      Чтобы сделать винегрет питательнее, подсыпают в чаны зелёную муку из разных кульков.
      Все знают, что коровы и телята любят траву: тимофеевку, люцерну, клевер красный, овсяницу луговую. Только откуда зимой на лугах трава? Сугробы одни. Но зоотехник заранее обо всём позаботился. Летом траву скосили, подсушили и смололи на мельнице. Так получилась травяная мука.
      Хвойная и травяная мука — приправа для телячьего винегрета.
      Вкусная и полезная.
      И про соль не забыли повара. В телячьи кормушки положили белые солёные камушки: соль-лизунец.
      Приятного аппетита!
     
     
      КАК ВЕТОЧКА ЗАБОЛЕЛА
     
      Чисто, светло, просторно на ферме.
      Но ведь телятам и на свежем воздухе хочется погулять.
      Зимним солнечным днём их вывели на скотный двор.
      Телята бегали, резвились, снег из-под копыт во все стороны разлетался. Казалось, что они в снежки играют.
      И всё бы замечательно, но простыла Веточка. У неё температура поднялась. Грустная лежала на соломенной подстилке. Не ела, не пила.
      Ветеринар, доктор, который лечит животных, осмотрел Веточку и сказал:
      — Воспаление лёгких.
      И больную Веточку перевели в телячью больницу.
     
      Её поместили в отдельный загончик. Укрыли байковым одеялом.
      Ветеринар прописал лекарства.
      Три раза в день тёлочке делали уколы.
      С подогретым молоком она глотала таблетки. И её ещё поили целебным отваром. Не очень-то вкусным был этот отвар. Да что поделаешь! Надо же лечиться.
      И постепенно жар у Веточки начал спадать. Глаза опять стали весёлыми и любопытными.
      Наступил день, когда ветеринар сказал:
      — С выздоровлением! Смотри, Веточка, больше не хворай.
     
     
      КТО ВЕТОЧКУ НАПОИЛ
     
      Пришло время, и Веточку перевели в коровник, во взрослое отделение.
      Это было просторное помещение. Ярко светили лампы дневного света, вентиляторы гнали со двора свежий воздух.
      Посредине помещения — широкий проход. По обе стороны его стоят коровы.
      Все одного роста.
      У всех на боках шерсть чистая, щётками разглажен ная.
      Но Веточку можно сразу узнать — по двум солнечным зайчикам на самой середине лба и на кончике хвоста.
      Рядом висит табличка с именем — Веточка.
      Много коров живёт на ферме.
      И каждую надо накормить и напоить.
      Как же доярки с этим справляются — не сто же у них рук? Кто им помогает?
      Дояркам теперь не нужно носить воду из колодца. Это раньше так было. Просто измучаешься, пока напоишь коров.
      На ферме есть свой водопровод: насос качает без устали воду из озера и посылает по трубам в стойла.
      Возле каждого стойла — поилка. Это такая большая чашка. На дне её педалька. Особенная педалька, с секретом.
      Только коровы давно знают этот секрет.
      Сначала Веточка не понимала, зачем нужна педалька. Ведь она привыкла, что её из ведра поят.
      Но всё оказалось очень просто. Доярка слегка ткнула Веточку носом в педальку. Корова прижала её, и чашка тут же водой наполнилась.
      Эта педалька — как водопроводный кран. Только его не надо поворачивать. Достаточно нажать!
      Так Веточка и стала делать, когда пить хотелось.
      Правильно говорят — у коровы молоко на языке. Хорошо напоишь и накормишь корову — она и молока даст больше.
     
     
      ПРО КОРМОКУХНЮ и МЕНЮ
     
      Да, взрослым коровам много еды надо.
      Самой разной.
      Вот на кормокухне и составили меню для бурёнок из всяких полезных блюд.
      Еда эта доставляется в кормушки по движущейся дорожке. Дорожкой человек управляет. Нажмёшь кнопку — поехала дорожка. Завтрак, обед, ужин, как на подносе, подъезжают к стойлам.
      Угощайтесь, бурёнки!
      Ешь на здоровье, Веточка!
      Утро. Дорожка везёт коровам охапки пушистого сена — люцерну, вику, тимофеевку.
      Полдень. По дорожке едут к коровам кукурузные початки. Початки сочные, листья кисло-сладкие, аппетитные. Очень для коров полезная и питательная еда — кукуруза.
      Вечер. Дорожка везёт коровам солому. Её мелко накрошили, полили сладкой, как повидло, пастой. И на второе есть чем полакомиться — пшеничной или ячменной мукой.
      Нравится нашей Веточке такое меню.
      Но составить его вовсе не так просто.
      Нужно, чтобы на всех наших фермах было вдоволь самых разных и питательных кормов.
      А так не всегда бывает, к сожалению.
      Порой, например, кукурузы не хватает.
      Или мало на зиму заготовили люцерны и клевера.
      А ведь молоко у коровы на языке. Как покормишь её, столько и молока получишь.
      Так что же надо сделать, чтобы меню у Веточки всегда—и весной, и летом, и осенью, и зимой — было разнообразным и питательным?
      ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА наказала: надо намного больше сеять таких замечательных трав, как люцерна, клевер, люпин.
      Высохло пастбище? Напои его водой.
      Пшеничные поля орошают? Орошают. Надо орошать и луга, где растут ценные травы. Надо орошать поля, где кукуруза растёт.
      Вот тогда никакая засуха не помешает заготовить для ферм столько кормов, сколько надо всему стаду.
      Чтобы коровы ни в чём не испытывали недостатка.
      ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА наказала: следует позаботиться о сооружениях, где должны храниться корма.
      Чтобы они не портились.
      Чтобы их всегда было в избытке.
      Надо больше строить силосных башен — в них хранится кукуруза.
      Надо больше строить сенохранилищ — в них хранится люцерна, клевер, люпин.
      Надо больше строить корнеплодохранилищ — в них хранится свёкла, брюква, морковь.
      Да, меню для коров составить непросто.
      Крепко надо постараться, чтобы молочное стадо было сыто.
      Всегда.
      Везде.
      На всех наших животноводческих фермах.
      Тут всем надо хорошо поработать.
      Косарям. Пусть сена больше накосят!
      Оросителям. Пусть больше лугов оросят!
      Кукурузоводам. Пусть больше кукурузных початков вырастят!
      Зоотехникам. Пусть позаботятся, чтобы коровы получали самые полезные, вкусные, питательные корма!
      Строителям. Пусть строят как можно больше силосных башен и цехов для переработки кормов!
      Вот какой наказ даёт
      ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА.
      Косари, оросители, кукурузоводы, зоотехники, строители это очень хорошо понимают.
     
     
      НА ПАСТБИЩЕ
     
      Летом Веточка паслась со стадом на лугу.
      Луг начинался от самого леса. Оттуда ветерок приносил запахи хвои, берёзовых листьев. Ветер гладил Веточку по бокам и опять улетал куда-то далеко.
      Иногда Веточку тянуло к опушке, заросшей одуванчиками и ромашками. Как приятно полежать на такой мягкой постели, как хорошо на пастбище!
      Часто на опушку выходил лось. Он высоко поднимал голову и издавал громкие, протяжные звуки.
      Словно приглашал Веточку в лесную чащу.
      Смешной лось. Что могло быть лучше луга!
      Веточка отвечала лосю:
      «Му-у-у-у-у, му-у, му-му».
      Это значило:
      «Не пойму-у-у-у, что к чему-у-у-у, почему-у-у-у. Никуда не пойду-у-у».
      Нет, Веточка никуда не думала уходить из родного стада, с фермы, где так хорошо живётся. Ведь ферма была её домом.
     
     
      КАК КОРОВЫ НА КАРУСЕЛИ КАТАЮТСЯ
     
      Настало время, и Веточка начала давать молоко. Веточке очень нравился большой зал, где коров доят. Светло, чисто.
      Посредине зала — карусель с кабинками. Самая настоящая карусель для бурёнок. Вот зачем она нужна.
      Подоить одну корову не так уж трудно. Работает доярка — белые струйки льются в ведро, тоненько звенят.
      Но рука устаёт. Жди, пока полное ведро надоишь. А на ферме не одна корова. А сотни. Ого-го, сколько доярок требуется. Как же быть?
      Вот люди и придумали карусель.
      Это такая большая круглая площадка. На ней много кабинок. Коровы заходят в кабинки, им на соски доярка надевает прозрачные пластмассовые стаканы. Это удивительные стаканы. Из них не пьют. Они сами из сосков молоко пьют. Как будто соску сосут. Потягивают, потягивают молочко!
      А карусель знай себе тихо вращается. Из стаканов между тем молоко по тонким шлангам течёт в баки.
      Сделала карусель круг — бурёнка из кабины выходит. Стаканы доярка снимает и надевает их другой корове, которая дожидалась своей очереди на карусель.
      Пока бурёнки катаются на карусели, их и подоят.
      Одна карусель заменила целых сто доярок.
      Ну-ка, Веточка, теперь твоя очередь.
      Заходи в кабинку.
      Отдай нам всё молоко до капельки.
     
     
      КУДА ТЕЧЁТ МОЛОЧНАЯ РЕКА
     
      Теперь Веточка стала совсем взрослой.
      Она родила тёлочку. Чайку. На Веточку похожа — на лбу и на кончике хвоста тоже жёлтые пятнышки.
      Чайке спокойно и хорошо живётся на ферме. Скоро и она познакомится с каруселью и начнёт давать молоко.
      И из этого молока на молочном заводе сделают: КЕФИР,
      ПРОСТОКВАШУ, ТВОРОГ, РЯЖЕНКУ, СЛИВОЧНОЕ МАСЛО.
      И всякие другие молочные продукты, которые мы каждый день покупаем в магазине.
      Таких ферм, где живёт Веточка и Чайка, у нас становится всё больше и больше. Телятницы, зоотехники, ветеринары, инженеры, доярки стараются выполнить Продовольственную программу как можно лучше.
      Скажем им большое спасибо за заботу обо всех нас — взрослых и детях.
      Но животноводы не только телят выращивают и доят коров.
      Какая же скатерть-самобранка без мяса, колбасы, сосисок, сарделек?
      О том, чтобы они были у тебя на столе, тоже заботятся животноводы.
      Сейчас я расскажу тебе о ферме, где выращивают свиней.
     
     
      АВТОМАТЫ НА СВИНОФЕРМЕ
     
      Собираясь на свиноферму, я надел костюм похуже, натянул на ноги старые башмаки.
      Для того чтобы не испачкаться.
      Как-никак свиноферма — это не такое место, где можно щеголять в новеньких ботинках и белой сорочке.
      Всё-таки свиньи на ферме живут. А значит, и грязно.
      Но вот я спустился в здание, сверкающее стеклом, спустился по лестнице вниз, в подземный зал, облицованный светлой кафельной плиткой.
      И тут мне велели принять горячий душ.
      Оказывается, это обязательно для всех, кто приходит на свиноферму.
      После душа всем дают новенькое бельё, комбинезон, а поверх него надо ещё белоснежный халат надеть. На голову белую шапочку, и на ноги совершенно чистые резиновые сапоги.
      — Зачем? — спросил я.
      — У нас чисто, как в больнице. И все, кто сюда приходит, должны быть чисто одеты. Чтобы не принести с собой никаких болезней.
      Вот так так!
      Затем, не выходя на улицу, прямо из подземного перехода мы поднялись на высокую башню.
      — Сейчас вы увидите кормокухню,— сказали мне.— Кухню, где для свиней готовят еду.
      Я ожидал увидеть жаркие нечи, на которых в котлах варится свёкла или картофель.
      Но печей не было.
      Кругом были стеклянные сосуды в рост человека.
      В сосудах переливалась коричневая жидкость. А рядом были щиты, похожие на экраны телевизора. И на экранах зажигались жёлтые, красные, синие огоньки.
      И ещё цифры зажигались: 1, 2, 5, 8, 15...
      Ничего не понятно. Что бы это значило? Куда это я попал? Может, на завод? Может, в лабораторию, где работают учёные, где обитают сто наук — сто добрых рук?
      Но нет, перед экраном сидел невысокий белобрысый паренёк и нажимал на щите какие-то кнопки.
      Глазки погасли.
      Цифры на экране исчезли.
      И тогда я узнал. Невысокий белобрысый паренёк — это свинарь. Он из кормокухни свиней кормит.
      А автомат ему помогает раздавать обеды.
      В стеклянных прозрачных сосудах был жидкий корм для свиней.
      И вот отсюда, из кормокухни, свинарь направлял жидкий корм свиньям, которые находились далеко от нас, в загонах.
      Цифры на экране — это номера загонов.
      Свинарь нажимает на щите кнопку — и насос подаёт еду для свиней прямо в загон, в кормушку. В первый или второй, в пятый или восьмой, в пятнадцатый или двадцатый.
      Вот так кормокухня. А я-то боялся испачкаться.
      Да эта кормокухня скорее напоминала зал управления космическими полётами.
      и автоматы. И стеклянные сосуды. И экраны телевизоров.
      Мне сказали: вот такой должна быть кормокухня в животноводческом городке, где под одной крышей живёт несколько тысяч свиней.
     
     
      КАК КОРМИЛИ СВИНЕЙ
     
      Свиноферма, а она и есть настоящий животноводческий городок, так велика, что её за день не обойдёшь. Животноводческий городок, как и всякий город, делится на отдельные кварталы и районы. В каждом квартале — загоны, где живут свиньи. У каждого загона — свой адрес. Вот, например, квартал номер пять, загон номер 122. Кто по этому адресу живёт?
      Свинья по имени Хавронья, нос пятачком, хвост крючком.
      А фамилия у Хавроньи какая? Белорозовая, вот какая.
      Чистота в загоне такая, что даже не верится, что здесь живёт хрюшка. Известное дело: свинья любит в грязи вываляться, в луже покупаться.
      Хавронья Белорозовая и тысячи свиней, которые живут на ферме, даже не знают, что такое грязная лужа.
      Даже прийти сюда можно, только приняв сначала душ.
      Чтобы инфекцию не внести. Чтобы Хавронья Белоро-зовая не заболела.
      Да и сами животные, когда их переводят из одного помещения в другое, принимают душ. Такая банька, что только держись. Ливень обрушивается на свиней с потолка. Свиньи привыкли, знай себе только похрюкивают.
      Вот отчего животные здесь такие чистюли.
      Ветеринары и зоотехники строго за этим следят.
      Когда я пришёл к загону Хавроньи Белорозовой, был час кормления.
      В квартале номер пять было столько свиней, что глаза разбежались. Считать не пересчитать.
      Свиньи ждали обеда.
      Хавронья Белорозовая нетерпеливо похрюкивала.
      Кто же подаёт обед Хавронье Белорозовой?
      Под самым потолком протянута труба.
      Это не водопроводная труба.
      Это труба-кормопровод.
      От кормопровода к корыту каждого загона проведён шланг, наподобие того, каким дворники поливают тротуары.
      А повыше трубы-кормопровода по зубчатому рельсу движется небольшая тележка.
      Тележка — как электровоз. Только управляют ею на расстоянии.
      Непростая тележка, автоматическая. Свинарь кнопку нажимает, и электрический ток гонит тележку по рельсу.
      Тележка ползёт по своему зубчатому пути, открывая задвижки кормопровода. И тогда жидкий корм по шлангу льётся в корыто, наполняя ого до краёв.
      с точностью до грамма.
      И так в каждый загон.
      Ни одного человека нет в помещении.
      Один свинарь с помощью щита управления и экрана телевизора кормит целое стадо свиней.
      Лишь тележка-автомат знай открывает и закрывает задвижку возле каждого загона.
      Это автомат-кормилец.
      Есть на ферме и другие автоматы. Они следят за температурой в животноводческом городке. Если тут душно, автомат включает вентилятор, и тогда свежий ветерок гуляет в огромном помещении.
      Вот попробуй подсчитать, сколько нужно свинарок, чтобы вовремя накормить сто тысяч свиней?
      Целая армия. А тут всего несколько свинарей-операторов легко справляются с такой сложной и кропотливой работой.
      Свинарь-оператор — это совсем новая профессия в животноводческом городке.
      Такая профессия совсем недавно родилась.
      Она заменяет труд свинарки.
      Свинарка делает всё вручную.
      И вёдрами корм в корыто наливает.
      И убирает за свиньями с помощью лопаты и мётлы.
      Тяжко!
      А свинарь-оператор знает не только повадки Хавроньи Белорозовой. Её привычки. Её вкусы.
      Свинарь-оператор знает, как устроены автоматы, умеет управлять ими.
      Сидишь себе в зале молочной белизны.
      Чисто, свежо. Следишь за приборами и кормишь целое стадо, которое даже не подозревает о твоём присутствии.
      и ещё свинарь-оператор должен хорошо знать меню для Хавроньи Белорозовой. Чтобы быстрее вес набрала. Чтобы выросла скорее.
     
     
      КАКОЕ МЕНЮ У ХАВРОНЬИ БЕЛОРОЗОВОЙ
     
      Меню для свиней составили зоотехники и ветеринары.
      Они всё учли.
      Учли аппетит Хавроньи Белорозовой.
      Учли, насколько питателен должен быть для неё корм.
      За двести двадцать два дня килограммовый поросёнок должен прибавить в весе ровно в сто раз. Не больше и не меньше.
      Как же добиться этого в срок?
      Всё свиное стадо разделено на группы.
      В зависимости от возраста.
      Есть группа свиней, которым два месяца.
      Есть группа свиней, которым три месяца.
      И так — до двухсот двадцати двух дней.
      Так что в одном квартале вы не увидите месячного поросёнка рядом с огромной свиньёй.
      У каждого — своя группа.
      И у каждой группы — своё меню.
      Свой рацион.
      Коричневая жидкость, которой кормят свиней, называется комбинированным кормом.
      Потому что в этом корме столько всяких продуктов, что всё и перечислить трудно. Чего тут только нет для Хавроньи Белорозовой!
      Тут и поджаренный размолотый ячмень.
      Тут и кукуруза.
      СЩР
      Тут и сухое молоко. Тут и сахар.
      Тут и пшеничные отруби. Тут и мука из травы.
      Поросятам в комбинированный корм дают больше сахара и молока.
      Взрослым свиньям — побольше кукурузы и отрубей. В комбинированном корме есть и дрожжи. Это обязательно.
      Вот и растут свиньи в животноводческом городке, как на дрожжах.
      Конечно, попадаются свинки слабые, хворые. Ветеринары выделяют их в отдельную группу. Таким поросятам в кормушки добавляют рыбий жир, сахар, побольше молока.
      И ещё мела. Мел очень лолезен больным поросятам.
     
     
      НА КОМБИКОРМОВОМ ЗАВОДЕ
     
      Замечательная эта еда для животных — комбинированный корм.
      Питателен.
      Вкусен.
      Полезен.
      Пе еда, а объедение для коров и свиней.
      Но такой корм и приготовить нелегко.
      Пе на каждой ферме его смогут сделать.
      А не лучше ли построить одну общую, большую, как завод, кухню сразу для ста ферм?
      Конечно, лучше.
      И такие заводы строятся.
      Их всё больше становится — такое задание дала ПРОДОВОЛЬСТВЕПНАЯ ПРОГРАММА.
      Это комбикормовые заводы.
      Тут комбикорма выпускаются в виде... пилюль. Каждая пилюля величиной с детский мизинец.
      Такая пилюля называется гранула. По размеру гранулы одинаковые, а вот рецепт у каждой свой.
      В зависимости от того, для каких животных эти гранулы готовятся.
      Одни гранулы — для свиней.
      Другие — для телят.
      Третьи — для индюшат.
      Четвёртые — для цыплят.
      Я пришёл на комбикормовый завод и попросил показать, как делаются пилюли-гранулы.
      — Пожалуйста,— сказали мне,— смотрите.
      На первом этаже размалывают пшеницу, кукурузу или ячмень.
      Пневматические насосы поднимают муку на второй этаж.
      Здесь муку заваривают в горячей воде.
      А дальше добавляют всё, что положено по рецепту.
      Вот рецепт для индюшат в возрасте от одного дня до двух месяцев: кукуруза, пшеница, выжимка от подсолнечника, рыбная мука, дрожжи, молоко сухое, мел, витамины.
      И всё это в таком количестве, в каком прописали зоотехники и ветеринары.
      Кукурузы, например, в два раза больше, чем пшеницы.
      Дрожжей столько, сколько и рыбной муки.
      А вот рецепт для цыплят от пяти дней до месяца.
      Тут в состав гранул пшеницы подсыпается в три раза больше, чем кукурузы.
      Обязательно нужна соевая мука. И рыбная мука в придачу. Соевой муки требуется в два раза больше, чем рыбной.
      Совсем другой рецепт гранул для взрослых свиней.
      Тут ячмень занимает самое главное место. Его в шесть раз больше чем пшеничных отрубей. И соли побольше требуется, и мела.
      На комбикормовом заводе ничего на глазок не делается.
      Каждый продукт для корма отмеряется на весах. Вот состав готов. Тесто коричневое, похоже на шоколадное.
      Его паром обдают, чтобы лучше сварилось. Теперь остаётся сделать пилюли-гранулы. Тут за дело принимается особая машина-пресс. Она из теста делает тонкие колбаски и нарезает их на дольки.
      Каждая долька — с детский мизинец.
      Теперь гранулы надо засыпать в бумажные мешки.
      И отправить груз по назначению.
      Для свиней. Для коров. Для цыплят. Для индюшат.
     
     
      ПРО СТЕКЛЯННЫЙ ГОРОД по ИМЕНИ ТЕПЛИЦА
     
      Это рассказ о стеклянном городе, в котором всегда жаркое лето.
      Даже когда на дворе лютый мороз и метель заметает всё вокруг.
      Город, город, городок, кто в городе живёт?
      А ещё кто?
      Без окон, без дверей, полна горница людей.
      Э, да это же огурец!
      Город, город, городок, а какое у тебя имя?
      Теплица.
      Как же выглядит этот стеклянный город?
      Много-много островерхих стеклянных теремов. Все они рядышком, бок о бок.
      А людей в стеклянных горницах теплицы почти не видать.
      Приборы и автоматы теперь помогают человеку выращивать овощи в стеклянном городе.
      Свои приборы у огурца.
      Свои автоматы у помидора.
      Это они денно и нощно следят за тем, чтобы у тепличных овощей вдоволь было тепла, света, воды, удобрений.
      Это они вместе с агрономами заботятся, чтобы огурцы, помидоры, салат, редиска, петрушка были на нашем столе не только летом и осенью, но и зимой.
      Побывал я в одной такой теплице и всё увидел своими глазами.
     
     
      ПРО СЕМЕЧКО ОГУРЦА И ПРО ТО, КАК ЕГО ПОСЕЯЛИ
     
      В загадке о горнице, которая полна людей, нет пика кой тайны.
      Просто-напросто в огурце полно семян. С них-то я и начну свой рассказ. Вот это семечко высушенное, длинное, почти невесомое.
      Ну-ка, семечко, превращайся скорее в огурец.
      И чтобы он был зелёный, сочный, чтобы на зубах хрустел. До лета долго ждать, а нам сейчас огурчика хочется.
      Легко сказать, да не так-то легко вырастить огурец.
      Огуречное семечко капризное, требует большой заботы.
      Одно дело — летом на грядке. Вовсю светит солнце. Тучами солнце прикроется — дождь припустит. Нет дождя — тоже не беда.
      Возьмём лейку и польём огород. Пей сколько угодно, огурец-водохлёб!
      Сколько раз я сам поливал на грядке огурцы. Приятная работа.
      Поблёскивают на зелёной одёжке колодезные капли, пахнет влажной землёй — умылись огурцы, утолили жажду.
      А как быть огуречному семечку под стеклянной крышей да ещё в январскую стужу?
      То-то и оно!
      Тепличный огурец много загадок задаёт всем нам.
      Во-первых, огурец-хитрец не на всякой почве взойдёт. Ему подавай почву плодородную, богатую разными питательными веществами.
      Во-вторых, огурец-молодец любит день напролёт загорать, как лежебока, под солнцем.
      В-третьих, огурец-удалец много воды пьёт.
      Да, совсем не просто вырастить этого хитреца, молодца, удальца зимой.
      Собрались на совет агрономы и почвоведы и стали думать да гадать, какие грядки подстелить под зелёный огурец.
      Взяли торф, чернозём, разные питательные вещества и всё это перемешали.
      Ну-ка, что получилось?
      А получилась очень полезная для огурца земля — густая, жирная, вязкая.
      Как раз то, что нужно для выращивания тепличных овощей.
      А дальше было вот что.
      Из полученной земляной смеси начали лепить на специальной машине аккуратные кубики. Их ещё называют торфяными горшочками. Вот в такой кубик упрятывается огуречное семечко.
      Из торфяных кубиков, точно мозаика, складывается грядка.
      Одна, вторая, третья, множество грядок.
      Так и сложили из торфяных кубиков целое огуречное поле. Оно зовётся огуречной школкой. Правда, огурцов тут ещё и в помине нет. Но вот через день-два семена начинают проклёвываться.
      Куда ни посмотришь — зелёные половицы грядок. Семена учатся прорастать в своей школке!
     
     
      ПРО АВТОМАТ-СОЛНЦЕ И ПРО АВТОМАТ-ПОГОДУ
     
      Как и во всякой школе, в школке для овощей есть своё расписание.
      Его составляют агрономы.
      Какие в огуречной школке самые наиважнейшие уроки?
      Когда и сколько давать рассаде света.
      Когда и сколько давать рассаде тепла.
      Что ж тут удивительного? Зимнему огурцу нужно то же самое, что и летнему.
      Большие электрические лампы величиной с добрый бочонок висят рядышком с грядкой.
      Это очень мощные лампы. У них свет яркий, как у прожекторов.
      Внутри ламп — зеркальная поверхность. Это для того, чтобы свет не рассеивался и падал только на всходы.
      Включает и выключает лампы автомат. Его по праву можно назвать автомат-солнце.
      Ведь электрические лучи должны выполнять точно такую же работу, как лучи солнечные.
      Автомат-солнце работает по заданной программе. И эту программу составил тоже агроном, который прекрасно знает, в какое время и сколько должны получать света огурцы.
      Тут всё рассчитано, проверено, на глазок ничего не делается.
      Первые три дня грядки освещаются круглые сутки.
      Без перерыва.
      Все двадцать четыре часа автомат-солнце держит лампы включёнными.
      Потом автомат-солнце даёт своим электрическим помощникам такую команду:
      «Светить только по шестнадцать часов!»
      Ни минутой больше, ни минутой меньше.
      В остальное время в огуречной школке — кромешная тьма.
      А ещё через десять дней сутки делятся напополам.
      Двенадцать часов — день.
      Двенадцать часов — ночь.
      Автомат-солнце всегда на посту. Самому-то ему отдыхать некогда. Его красный глазок всё время подмигивает: не сплю, не сплю, слежу, чтобы в теплице было столько света, сколько приказал агроном.
      И ещё повсюду в стеклянном городке висят термометры.
      Они сообщают о температуре автомату-погоде.
      У автомата-погоды тоже своё задание от агронома. Он следит, чтобы в теплице была нужная погода. Какая больше всего подходит для огурца.
      Когда в теплице горят вовсю лампы, температура тут такая: двадцать четыре градуса.
      Когда лампы отдыхают, температура такая: восемнадцать градусов.
      Вот как дружно и слаженно трудятся автомат-солн-це и автомат-погода.
      Думаете, все хлопоты с огурцами закончились?
      Ничего подобного.
      Кубики на грядке стоят тесно. А рассада-то разрастается, ей простор нужен.
      Вот и выходит, что из школки торфяные кубики с зелёными ростками надо переводить в новые классы.
      Они повзрослели и переходят в следующий класс.
      Переселили рассаду в другое, более просторное помещение.
      Под стеклянным потолком — трубы.
      Пониже — натянуты провода.
      Зачем они?
      Тонкие стебельки подвязываются шпагатом к проводам.
      Пусть они, как верхолазы, забираются по шпагату наверх.
      Точно так, как вьётся виноградная лоза.
      Идёт время, и на стебле начинают развиваться побеги.
      Сначала крошечные, едва заметные.
      Потом покрупнее, с мизинец.
      Смотри-ка, да это же маленький огурчик. Только он лежит не на грядке, как в огороде, а висит на стебле.
      Один огурец над другим.
      У каждого огурца свой этаж: первый, второй, третий, четвёртый...
     
     
      ПРО КЛЕЩ ПАУТИННЫЙ
     
      Огурцы ещё рано собирать. Они созреть как следует должны.
      И вот в это время за ними глаз да глаз нужен, нельзя дать их в обиду.
      Разве у огурцов есть враги?
      Ещё какие!
      Вовремя их не распознаешь, не уничтожишь — не будет огурцов. Пиши пропало.
      Самый коварный огуречный враг — клещ паутинный. Это крошечный, почти невидимый для глаза, грызун. Он на зелёном листе расстилает паутинку и, ползая по ней, поедает лист. А без листьев стебель не потянется вверх, начнёт сохнуть, желтеть.
      Прежде растения опрыскивали разными ядовитыми веществами. Клещи паутинные отравлялись. Но оказалось, что эти вещества и огурцу не полезны.
      Надо было что-то придумывать.
      Вредных насекомых в лесу съедают птицы. А что если и для тепличных огурцов найти такое существо, которое поборется с клещом и победит его?
      Так на свет появился полезный жучок по имени фито-сеулюс.
      Его и напускают в огуречное поле. Фитосеулюс сразу же вступает в бой с клещом.
      И паутинному клещу конец. А огуречный лист остаётся в целости и сохранности.
      Расти, огурец, на здоровье, тебе больше ничего не грозит.
     
     
      ПРО ДОЖДИК под СТЕКЛЯННОЙ КРЫШЕЙ
     
      я пришёл в теплицу, когда здесь шёл дождь.
      Трубы под стеклянной крышей устроены наподобие душа.
      Тысячи капелек падали на грядки.
      Дождём в теплице тоже командует автомат. Он действует по команде. И подаёт на огуречное поле не простую воду, какая льётся из водопроводного крана.
      Предварительно вода в огромном баке перемешивается с минеральными удобрениями.
      Так что огурцы одновременно и пьют, и получают необходимые питательные порошки.
     
     
      ИЗ ТЕПЛИЦЫ - В МАГАЗИН
     
      Автомат-солнце, автомат-погода, автомат-душ помогают вырасти и другим овощам.
      Только работают они по другой программе. Для каждого овоща своё расписание. И видели бы вы, какой здесь получается сочный, красный, аппетитный помидор!
      А редиска какая! Просто объедение. Хороши и петрушка, и салат, и лук, и укроп!
      Говорят, каждому овощу — своё время. При этом имеется в виду лето или осень. Но у тепличной зелени своё время — зима. Им нипочём ни мороз, ни метель. У огурцов и помидоров в теплицах есть имена. Вот огурец Московский. Вот помидор Ленинградский.
      Во многих теплицах нашей страны выращиваются свои сорта овощей.
      Есть огурец Сибирский. Сахалинский. Кубанский. Кавказский.
      Есть помидор Украинский.
      Северный.
      Южный.
      Дальневосточный.
      Это значит, что повсюду в зимнюю стужу к нашему столу выращивают овощи.
      Всё больше и больше становится у нас городков под прозрачной крышей — этих замечательных зимних огородов.
      Мчится по заснеженной дороге машина с надписью на фургоне: «Овощи». Стужа на дворе! Ребята катаются на коньках. На санках. Все в тёплых шубах. Б-р-р-р!
      А огурцы, помидоры, редис, салат, укроп, петрушка и зелёный лук, как из лета, торопятся, едут к нам на стол.
     
      Откуда, салат кочанный? Из теплицы.
      Откуда, редис? Из теплицы.
      Откуда, помидоры? Из теплицы.
      Откуда, огурцы? Из теплицы.
     
      А куда путь держите?
     
      В магазин.
      В столовую.
      В больницу.
      В школьный буфет.
      В детский сад и ясли.
     
      Замечательное угощение приготовила теплица, стеклянный город, в котором всегда жаркое лето. Спасибо!
     
     
      АДРЕСА СКАТЕРТИ-САМОБРАНКИ
     
      Скатерть-самобранка родилась на поле и на ферме.
      Она всем нужна.
      Тем, кто добывает уголь, нефть, газ.
      Тем, кто строит дома.
      Тем, кто учит и лечит людей.
      Тем, кто водит самолёты, суда, космические корабли.
      Тем, кто делает машины и шьёт одежду.
      Людям всех возрастов и профессий.
      Но прежде скатерть-самобранка должна собрать свои дары в пекарне и на мясокомбинате, на молокозаводе и кондитерской фабрике.
      А как же иначе?
      Булку и каравай испечь надо — без хлебопёка не обойтись.
      И сарделька с сосиской тоже сами на свет не появятся — колбасник должен постараться.
      А конфету или шоколадную плитку не получишь без кондитера.
      Вот какие адреса ещё есть у скатерти-самобранки.
      По двум из них мы с тобой побываем.
      На хлебозаводе.
      На кондитерской фабрике.
     
     
      СДОБНЫЙ РОЖОК ТОРОПИТСЯ к ЧАЮ
     
      Поздно ночью я пришёл на хлебозавод. Это не простой хлебозавод. Это хлебозавод-автомат. Я решил пойти следом за сдобным рожком, похожим на только что народившийся месяц.
      Время было позднее, и рожок торопился, чтобы рано
      утром попасть в магазины. А уже оттуда, тёпленьким и душистым, к чашке чаю, к стакану молока.
      Это всеми любимый рожок.
      Почему?
      А потому что, когда однажды у первоклассников спросили, какой хлеб им больше всего нравится,— они ответили хором:
      — Ро-жок, ро-жок, ро-жок!
      и вот я решил посмотреть, как делается этот великолепный, заслуженный рожок. Как же хлебозавод-автомат выполняет ПРОДОВОЛЬСТВЕННУЮ ПРОГРАММУ.
      В тестомесильные машины строго по рецепту засыпали муку.
      Раз машина называется тестомесильной, то понятно, что она делает,— тесто месит.
      Руки-лопасти как следует намяли бока громадному колобку.
      и так переворачивали, и эдак, и раскатывали, и расплющивали, и опять делали похожим на шар. Ни минуты покоя не давали колобку. Кончили свою работу тестомесильные машины и по приказу автомата-хлебопёка столкнули в бродильную камеру. Пусть тесто там подрастёт, поднимется, станет пышнее.
      Часы точно отмеряют время.
      Хватит, подрос колобок в тёплой камере. И автомат-хлебопёк передаёт колобок в другую машину — она называется формовочной.
      Рожка ещё никакого нет, но скоро из белого, щекастого колобка он появится, как появился из полена Буратино.
      Внутри формовочной машины крутится со всего маху барабан со множеством дырочек.
      Вот из этих дырочек и появляются рожки.
      Ещё сырые, ещё не испечённые.
      Всему своё время.
      Сырым рожкам надо побывать в сушильном шкафу.
      Подсушиться немножко перед выпечкой.
      Автомат-хлебопёк командует: «Довольно, подсушились» .
      Теперь за дело берётся ухват.
      Ухват — знай своё — заталкивает рожковую команду в жаркую печь. Пекитесь, дружочки.
      Ухват этот тоже особенный.
      Его в руки брать не надо.
      Он сам с усам. Ухват-автомат!
      Чуть отодвинулся, чуть приподнялся, потряс немного рожковую команду. Ну-ка, в печку!
      А там рожки пробудут ровно половину школьного уро-
      Автомат-хлебопёк всё до минуты рассчитал.
      Звонок!
      И горячие рожки, подрумяненные, аппетитные, хлебным дождиком сыплются в деревянные короба.
      Во дворе хлебозавода-автомата уже дожидаются машины. На их фургонах написано: «Хлеб».
      В автофургоны загружаются рожки, батоны, булки, булочки калорийные и ярославские, с маком, изюмом, повидлом.
      Одних рожков автомат-хлебозавод за одну ночь вьшек сразу тридцать тысяч штук.
      Всё это сделали автоматы-хлебопёки.
      Ловко, умело, в срок.
      Как раз к открытию магазинов.
      И вот уже тёпленький и душистый рожок торопится в наши дома.
      к чашке чаю, молока, кофе. Молодец, рожок, вовремя поспел! Хорошо потрудился автомат-хлебопёк!
     
     
      ЧТО ВАМ НАДО? ШОКОЛАДА!
     
      ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА, конечно же, не забыла и о сладкоежках.
      Самая сладкая фабрика какая?
      Всякий догадается: кондитерская.
      Она есть в каждом городе. Её сразу отыщешь, даже не зная адреса.
      По запаху.
      Вкусно пахнет кондитерская фабрика. Пряниками. Печеньями. Леденцами.
      Самая большая кондитерская фабрика находится в Москве. И называется «Красный Октябрь».
      Я пришёл сюда, чтобы узнать, как делают шоколад.
      Пока я сидел в кабинете директора фабрики, на столе трезвонил телефон. Директор едва успевал отвечать — почти как в «Телефоне» Корнея Чуковского.
      — Кто говорит?
      — Заведующий магазином.
      — Что вам надо?
      — Шоколада.
      — А много ли прислать?
      — Да машин так шесть или пять. Наш магазин ещё маленький.
      Ничего себе маленький, подумал я. Но на «Красном Октябре» мне сказали, что пять-шесть машин шоколада — сущие пустяки. Ведь каждый день тут делают миллион шоколадных плиток, пять миллионов шоколадных конфет.
      Для перевозки сластей нужны целые составы поездов. Железнодорожные вагоны сюда тоже не пустыми приходят. Они доставляют на фабрику тысячи бидонов молока, сливок, целую гору сахара и бобов какао.
      Без бобов какао тут шагу не ступишь. Они всюду нужны: и там, где делают ириски, и карамель, и конфеты.
      С бобов начинается шоколадный поток — так на фабрике называют главную «сладкую» дорогу. Пройдя её, коричневые бобы какао превращаются в плитки «Алёнки» или «Золотого Ярлыка».
     
     
      КАК ИСПЕКЛИ БОБ
     
      Бобы в мешках на лифте поднимают на четвёртый этаж.
      В каждом мешке — свой сорт. Из Ганы. Бразилии. Цейлона. Гвинеи. Есть здесь и бобы по имени Соконсуко. Когда-то из бобов Соконсуко для королей делали шоколад.
      Ничего не поделаешь, но с ним, несмотря на королевCKoe происхождение, обойдутся, как и с другими бобами.
      Сперва начнут чистить. Наши путешественники вон какой путь проделали — в дороге изрядно запылились!
      И вот начинается «банька». Щётки в огромном коробе сметают с зёрен пыль, а воздушный насос знай себе втягивает соринки.
      Теперь путешественники выглядят опрятными.
      и направляются по транспортёру — движущейся дороге—к ситам. Сито трясётся, бобы подскакивают и расставляются по росту: большой боб к большому, мелкий к мелкому.
      Зачем? А вот зачем.
      Бобы будут поджаривать. Сушить, как сухарики. Вместе — большие и маленькие бобы — нельзя поджаривать. А то один подгорит, а другой будет сырым.
      Сделали сита свою работу. А затем каждая партия поступает в свои духовки. В бобах много влаги. Ну, как в яблоках или грушах, которые только что сорвали с дерева.
      И вот в духовках бобы обжариваются. Там такое пекло, что даже рядом стоять жарко. Внутри духовки — двадцать полочек. Этажерка такая. Полочки с бобами продуваются горячим ветром.
      Прогреются бобы как надо и выскакивают из духовки готовенькими — подсохшими, хрупкими. Как жареные орешки. Вкусно смотреть!
      И прямо в железную пасть... мельницы.
     
     
      КАК ВЫЖАЛИ БОБ
     
      Мельница перемалывает бобы в крупу.
      Величиной с зёрнышки гречки.
      Теперь за дело принимаются другие машины. Тут крупа сдавливается изо всех сил металлическими ладонями. Они из бобов все соки выжимают. Будто из семечек подсолнечное масло.
      Сок получается густой. Он коричневого цвета. Цвета шоколада.
      Наконец-то! Самое время готовить «Золотой Ярлык».
      Теперь настал черёд рассказать о современной шоколадной машине — о месильной машине.
      Это — большой котёл. А рядом — щит, и в щит вставлено множество крошечных лампочек. Они мигают, эти лампочки. Красные, жёлтые, зелёные, синие, оранжевые, голубые.
      Ну-ка, что здесь происходит?
      Ага, шоколадную плитку «Алёнка» готовят.
      Для каждого сорта шоколада нужна смесь разных бобов. И ещё разных продуктов. Для «Алёнки» в котёл закладывают семьдесят четыре килограмма тёртого какао. Надо добавить шестьдесят килограммов молока в порошке, семьдесят килограммов сливочного масла и четыре килограмма сливок. А сладости? И про них не забыли. В котёл засыпают двести пятьдесят килограммов сахара, размельчённого как пудра.
      Так. Теперь это надо всё перемешать и...
      Легко сказать — перемешать. Кто же это будет делать? Кто каждый раз отсыпает нужное количество сладостей и всяческих приправ? И чтоб точно, без самой маленькой ошибки.
      Месильная машина. И ей поможет тот самый щит с разноцветными глазками. Именно этот щит «прописал» готовый рецепт.
      Всё! Глазки весело подмигивают: задание принято! И человек спокоен. Машина не обманет. Она умная. Послушная. И свой урок — а перемешивается шоколад примерно десять минут — выполнит на круглую пятёрку.
      ЧТОБЫ ШОКОЛАД ТАЯЛ ВО РТУ
      Я видел шоколадную реку. Очень на вид она аппетитная. Шоколадная река бежала от месильной машины к другим котлам. Я решил: жидкий шоколад надо только охладить, сделать твёрдым и нарезай плитки, большие и маленькие.
      — Э, нет,— сказали мне.— Не спешите. Шоколад должен таять во рту. Как масло. А в этой шоколадной речке ещё много крупинок какао, сахара. Надо ещё раз растереть шоколад. На мельнице.
      И шоколадную реку пропустили через чугунные валки — они гладкие и блестящие, как зеркала.
      Кондитеры — придирчивый народ. Им и этого мало. Шоколад ещё три дня и три ночи будет перемешиваться. Лишь после того его станут пробовать. Не хрустит ли сахар на зубах. Тает ли шоколад во рту.
      Не хрустит. Тает.
     
     
      ПРО БОЛЬШОЙ ПЛИТОЧНЫЙ АВТОМАТ
     
      Куда теперь направится шоколадная река?
      К Большому Плиточному Автомату.
      Тут по конвейеру движутся разные формочки. Есть похожие на песочницы, с которыми играют малыши. Есть как коробочки для акварельных красок. В них заливается жидкий шоколад.
      На «Красном Октябре» я видел, как работает Большой Плиточный Автомат. У него своё расписание, в нём указано, когда что делать. Вот оно, это расписание.
      Понедельник: « Сказка ».
      Вторник: «Басни Крылова».
      Среда: «Золотой Ярлык».
      Четверг: «Буратино».
      Пятница: «Спорт».
      В субботу и воскресенье, как и всякий рабочий человек, Большой Плиточный Автомат отдыхает.
      А затем плитки шоколада и шоколадные конфеты одевают в нарядные фантики. Это тоже делают машины с ловкими щипцами и пальцами.
     
     
      КОНФЕТЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС
     
      Я рассказал об автоматах-кондитерах, машинах-кондитерах и вдруг подумал: чего доброго, ты ещё скажешь, что человеку на фабрике и делать нечего. Ходи себе руки в брюки и ешь вволю шоколад.
      Это не так. Человеку хватает здесь работы. Надо и за машинами ухаживать — мыть, чистить, регулировать их. И заботиться о том, чтобы конфеты получались вкусными. И рецепты выписывать автоматам, а это тоже не просто.
      Ты скажешь: есть же у кондитеров своя поваренная книга. Заглядывай в неё почаще и списывай без ошибки.
      Верно, такая книга у кондитеров есть. И они заглядывают в неё. Но нельзя же всё время сосать одни и те же леденцы и пить чай с одними и теми же конфетами. Чего-то новенького хочется! Вот почему в конфетном цехе «Красного Октября» делается сто пятьдесят разных сортов конфет. Кому нравится «Птичье молоко» или «Золотой Ключик». Кто хочет «Стратосферу» или «Маску». Разных конфет становится всё больше и больше. И придумывают их люди. На всякий вкус. На любой возраст. Даже на любую профессию.
      Как-то на фабрику пришли лётчики и сказали:
      — Придумайте для пилотов и пассажиров вкусную карамель.
      — Какую же?
      — Чтоб кисленькая была.
      — Пожалуйста — выбирайте: есть карамель «Барбарисовая», есть «Апельсиновая», есть «Дюшес».
      — Нет,— сказали лётчики,— мы хотим ещё кислее. Раз надо, значит, надо. И кондитер Василий Кузьмич
      Баскаков сказал:
      — Ладно, сочиним что-нибудь...
     
     
      КАК ВАСИЛИЙ КУЗЬМИЧ СОЧИНЯЛ КОНФЕТУ
     
      Заперся Василий Кузьмич в сиоой комнате — она на фабрике называется лабораторией — и стал сочинять.
      Кругом всякие стаканы, кастрюльки, плитки, на которых подогреваются всякие вещества.
      Можно подумать, что Василий Кузьмич какой-нибудь колдун. Но он не колдун. Он изобретатель конфет. Уже много лет он работает кондитером и считает это дело очень важным.
      Сорок сортов карамели создал дядя Вася, как зовут его на фабрике. Знаете конфету «Игрушка»? Дядя Вася придумал. Пробовали конфету «Колибри»? Тоже дяди Васина. Все конфеты и не перечислишь.
      И вот теперь дядя Вася захотел помочь лётчикам.
      Ох, и повозиться же пришлось!
      Добавит к сладкой воде чуть больше крахмала — пресно!
      Подсыплет лишнюю ложку сахара — «пересолил» это он так говорит, когда очень сладко получается.
      Ага, следует подлить чего-нибудь кисленького. Ещё
      немного. Ой, горчит! Что ты будешь делать? Ещё сахарку помешаем. Ещё...
      Дядя Вася берёт на язык прозрачную капельку карамельной жидкости. Щурит глаза. Прислушивается. Не-до-во-лён. Не-вкус-но.
      Он ходит по лаборатории, рассерженно напяливает по самые уши свой поварской колпак. Сам себя ругает.
      Но вот успокаивается, садится опять за стол. И опять колдует над своими кастрюльками, стаканами.
      Так проходит день, два, три. Неделя проходит. Месяц.
      Приходят лётчики:
      — Чем нас порадуете?
      — Отведайте,— говорит дядя Вася.
      Сосут лётчики только что приготовленные карамельки, улыбаются:
      — То, что надо! В меру сладкие. В меру ароматные. И главное — к-и-и-сле-е-нькие...
      Понравилась карамель. И присвоили ей самое подходящее, воздушное имя — «Взлётные».
     
     
      «ВАСЯ-ВАСИЛЁК»
     
      Долго ли, коротко ли, а дядя Вася уже новую конфету сочиняет. С начинкой. С какао. С молоком. Со всякими аппетитными приправами.
      Мне эта конфета очень понравилась. Она пришлась по вкусу всем работникам фабрики, а кондитеры знают толк в сладостях.
      — Будем её делать,— сказали на «Красном Октябре».— Для всех.
      — А назовём как?
      Назвать конфету тоже не просто. Над этим иногда все
      работники фабрики думают. Хотят, чтобы у конфеты было звонкое, запоминающееся имя. Фантазёром надо быть!
      А в это время дяде Васе как раз должно было исполниться шестьдесят лет. И тогда кто-то сказал:
      — В честь дяди Васи надо дать конфете имя — «Вася-Василёк».
      И все согласились.
      Дядю Васю от души поздравили, а конфету «Вася-Василёк» стали делать для всех сладкоежек страны.
     
     
      И ПОСЛЕДНИЕ СТРАНИЦЫ
     
      Вот так выполняется Продовольственная программа. Так создаётся скатерть-самобранка. Не сама по себе, не по щучьему велению. А трудом очень многих людей. Скажем спасибо:
      Пусть она всегда приглашает на пир горой:
      Кого за уши не оттянешь от борща;
      Любителей каши манной, пшённой, гречневой, рисовой;
      Сладкоежек, любящих пирожные, пончики, конфеты, рожки сдобные, шоколад;
      Кто любит сосиски, сардельки, бутерброды с колбасой, сыром и ветчиной;
      Кто пьёт по утрам молоко и кефир, простоквашу и ряженку, кто ест творог с сахаром или без сахара.
      я буду рад, если ты, когда подрастёшь, станешь земледельцем или животноводом, трактористом или комбайнёром, рабочим или лесоводом, хлебопёком или кондитером.
      Хорошие это работы. Очень нужные!

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru