НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотека советских детских книг

Лобков Б. Зачем нам чучела? Иллюстрации - Г. Мазурин. - 1968 г.

Борис Маркович Лобков
«ЗАЧЕМ НАМ ЧУЧЕЛА?»
Иллюстрации - Герман Мазурин. - 1968 г.


DJVU



 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

Ребята, вы уже прочли название книжки, которая у вас в руках. В названии упоминается о чучелах, но знайте, меньше всего о них говорится в этой маленькой повести. Чучела — только одна из причин, из-за которых два брата, Сашка и Котька, осуществили свой план и добрались из Одессы в новый порт. Как во всяком путешествии, здесь были встречи с незнакомыми людьми, трудности и даже опасности Некоторые страницы вас рассмешат, а некоторые заставят задуматься, и тогда вы поймёте, что это рассказ не только о путешествии, но и об умении сдержать честное слово.
А теперь стоит вам заглянуть на другую страничку, и вы окажетесь на берегу Чёрного моря, в солнечной Одессе, в невесёлой компании Сашки и Котьки. Почему невесёлой? Начните читать, и вы всё поймёте.
Автор

 


ОГЛАВЛЕНИЕ

Что можно сделать вместо чучела 5
Есть мысль 11
Неотразимая улыбка — большая сила 13
«Ты — не Котька» 19
Город — за кормой 21
Тяжёлое положение 27
Аннушка — житель Ильичёвска 28
Крайние меры 34
«Врать не умеет, а врёт 38
Мы бы всё поняли 45
Начальник Толя 48
Глава последняя 57

 

      ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ ВМЕСТО ЧУЧЕЛА
     
      Сашка уже давно просили маму показать им новый город. Радио почти каждый день передавало, что в степи под Одессой комсомольцы строят город-порт с лучистым именем — Ильичёвск. У себя в Одессе ребята видели, как строят дом, даже два дома, но ведь целый город — это даже не десятки домов, а сразу целые улицы, порт, причалы и сады.
      Маме всё время было некогда: она ходила на работу, готовила обеды, водила Сашу и Котю в кино и ещё делала нескончаемое множество дел.
      Но Саша и Котя не теряли надежды увидеть Ильичёвск. Сухогрузный теплоход «Юрий Гагарин», на котором их папа плавал старшим штурманом, когда-нибудь бросит якорь в Ильичёвском порту, и тогда они вместе с мамой приедут в новый город.
      Пока же Саше и Коте не везло. Корабль, на котором плавал их папа, приходил то в Одессу, то в Херсон, и даже в Батуми — на другой конец Чёрного моря, куда они летали на три дня вместе с мамой.
      Нет, им определённо не везло. В тот день, когда от папы наконец пришла радиограмма, в которой сообщалось, что «Юрий Гагарин» идёт в Ильичёвск, Сашка заболел. Он схватил ангину посреди лета из-за дурацкого спора: кто больше съест мороженого. Сашка съел кило сто и всё равно проиграл, потому что Котька в этот раз поставил личный рекорд: кило триста и пять стаканов газировки.
      Больного Сашку не с кем было оставить дома, и мама сказала:
      — Мальчики, вы уже взрослые. Я поеду одна, а Котя присмотрит за Сашей. Вечером мы с папой приедем домой.
      Мама приготовила завтрак, обед и ужин, всё поставила в холодильник, написала на бумаге, что после чего надо есть, хотя для Саши и Коти это было безразлично, потом заказала на шесть утра такси и начала готовиться в дорогу.
      Сашка виновато смотрел на брата. Котька сидел на подоконнике и думал о том, что, оказывается, в мире есть много причин, по которым может испортиться хорошее настроение. Ещё в начале лета этих причин было совсем немного, а сейчас в два раза больше, из чего Котька сделал вывод, что жизнь — трудная штука. Теперь иди знай, когда папин корабль снова придёт в Ильичёвск. И надо же, чтобы этот тип заболел как раз не вовремя!.. Сашка всегда болел. Вот Котька один раз лёг, переболел всеми болезнями, и теперь зимой, когда дуют норд-осты и насморк поймать ничего не стоит, он даже не чихает. А Сашка растянул это дело на всю жизнь, и поэтому в школу он пошёл на год позже Котьки, хотя все норллальные близнецы ходят в один класс...
      Теперь надо рассказать о том, что у братьев было общее дело, из-за которого им срочно нужно было добраться до Ильичёвска. Во что бы то ни стало, иначе неизвестно, как они посмотрят папе в глаза.
      Пионерский отряд третьего класса, в котором учился Котька, три раза в неделю оставался после уроков и делал чучела разных птиц. Котька и Сашка считали, что глупо делать чучела, когда на свете есть живые птицы, но ребята из Котьки-
      ного класса сказали, что это интересно. Котька промолчал, хотя он и не понимал, почему пионер должен уметь делать чучела. Как ему было скучно на этих сборах! А Сашка — так тот только от одних рассказов о чучелах начинал зевать. Вот тогда-то у Сашки и Котьки родилась мысль придумать небывалый дом для нового города в степи.
      Каждый раз перед уходом в рейс папа приходил с Сашкой и Котькой на Приморский бульвар, они садились под самым большим в Одессе платаном, смотрели на папин корабль в порту, и каждый раз папа спрашивал:
      — Ну, какие у нас планы, товарищи?
      И весной Сашка впервые упомянул о задуманном доме. Он только начал рассказывать о том, какой это будет необыкновенный дом, как к ним подошёл папин знакомый, тоже моряк. Они не виделись целый год. Крепко пожав друг другу руки, они сели рядом и начали вспоминать, в каких морях и океанах каждый из них плавал. Папин знакомый рассказал о том, как его корабль чуть-чуть не разбился о скалы в норвежских фиордах по вине одного электромеханика. Этот человек, как поняли Сашка и Котька, всем говорил, что знает назубок рулевую машину, а когда в шторм руль перестал поворачиваться и корабль с людьми и грузом понесло на скалы, этот электромеханик не мог найти причины аварии.
      — Я знаю этого электромеханика, — сказал папа. — Мы с ним плавали вместе два года. Он большой болтун.
      И тут Котьке и Сашке стало стыдно. Так стыдно, как никогда не бывало. Они как-то обещали папе выучить названия всех мачт и рей на парусных судах. Это было ещё в позапрошлом году, но сейчас они уже не помнили, почему не выучили обещанного.
      Потом они как-то дали слово получить к осени детский разряд по плаванию, но через две недели увлеклись марками, потом ещё чем-то. А потом начали каждый день играть в футбол, потому что Сашка подсчитал, что если они серьёзно займутся этим делом, то к Олимпийским играм в 1976 году смогут попасть в сборную СССР. Как раз им будет в 1976 году по восемнадцать лет.
      Через месяц они забросили футбол, потому что собрались научиться отбивать чечётку и играть на гитаре...
      Папа никогда не забывал их обещаний.
      И, услышав, как папа назвал большим болтуном того электромеханика, из-за которого чуть-чуть не затонул большой корабль с командой и ценным грузом, Сашке и Котьке стало очень стыдно.
      Когда знакомый ушёл, папа сказал:
      — Так что это за дом, товарищи?
      Сашка уже было раскрыл рот, но Котька его перебил:
      — Сначала сделаем, потом покажем. Ты вернёшься из рейса — покажем готовый дом.
      На следующий же день они взялись за работу.
      Сашка, конечно, придумал сначала много чепухи: вроде того, чтобы этот дом мог не только стоять на земле, но и держаться на воде, плавать, летать и даже опускаться на землю. Но кое-что он придумал здорово. Во-первых, чтобы в их доме не было ни одного тёмного угла, чтобы он был весь из стекла и стали. Это будет дом для моряков, возвращающихся из рейса. Не у всех моряков семьи живут в Одессе, поэтому семьи будут приезжать в Ильичёвск, жить в этом доме. Дом будет светиться днём и ночью. Днём — в солнечных лучах, а ночью — изнутри, как кристалл, и моряки на кораблях будут видеть его свет издалека и говорить друг другу: вот там нас ждут наши ребята и жёны. И всем морякам от этого будет хорошо и радостно.
      На первом этаже, решили Котька и Сашка, будет большой зал игрушек. Все игрушки — автоматы, роботы, самолёты, ракеты, говорящие львы и конструкторы — будут общие, и все ребята смогут играть всеми игрушками. Не так, как на Приморском бульваре, где каждый приносит свою игрушку и дрожит над ней, как ненормальный.
      Потом Сашка предложил оборудовать зал кино, в котором морякам показывали бы новые фильмы и самые интересные футбольные матчи, а детям и мамам — моря и страны, из которых вернулись моряки.
      Пройдут три дня, краны уложат в трюмы уголь, корабли
      На первом этаже, решили Котька и Сашка, будет большой зал
      игрушек.
      поднимут якоря и уйдут в новые рейсы, семьи разъедутся по домам, а у причальных стенок в порту пришвартуются другие корабли; в дом приедут новые семьи, и такой дом никогда не будет пустовать, он будет светиться днём и ночью, потому что очень много кораблей на Чёрном море. Очень много.
      Сашка и Котька два месяца каждый день рисовали свой дом. В те дни, когда Котькин класс собирался на очередное занятие по выделыванию чучел, Котька под разными предлогами старался улизнуть от этого скучного дела. Он шёл на Канатную, где строилась новая высотная гостиница, смотрел, как рабочие укладывают балки, и простаивал часами рядом с водопроводчиками, запоминая названия труб, гаек и ключей.
      Через два месяца рисунок дома был готов. Теперь можно было со спокойной совестью ждать встречи с папой, если бы не Севка Петрин.
      Год назад Севка ещё жил в Одессе и учился в одном классе с Сашкой, а теперь переехал в Ильичёвск, потому что его отца перевели на работу в новый порт.
      — Ну как там? — спросил Сашка Севку. — Город строится быстро?
      — Не то слово! — сказал Севка. — Идёшь утром — пустое место, вечером возвращаешься — стоит дом, в окнах свет, из трубы — дым!
      — Видно, варится обед, — сказал Сашка.
      — Ужин, — поправил Севка.
      И тут Сашка подумал, что пока придёт папа из рейса, там, в Ильичёвске, могут занять самые лучшие места на берегу и места для их дома не останется.
      — Может, и не останется, — сказал Севка, когда мальчики рассказали ему о своём доме. — Давайте ваш дом, я покажу его, кому следует, и напишу вам, как идут дела.
      Братья подумали и согласились.
      Теперь прошло больше трёх месяцев, а от Севки ни слуху ни духу.
      Завтра вечером, когда приедет отец, можно будет со стыда провалиться! И Сашка не вовремя заболел... Если бы он был здоров, то мама взяла бы их с собой в Ильичёвск, а там они бы разыскали даже под землёй этого болтуна Петрина!..
      Конечно, было бы здорово поехать в Ильичёвск вдвоём,- — думал Котька, сидя на подоконнике, — посмотреть, есть ли место для их дома, а если нет, то найти и застолбить участок, чтобы его не заняли под какой-нибудь склад или магазин головных уборов. Одного Сашку в Ильичёвск пускать нельзя. Он напридумает такое...
      Сашка часто болел, ему было скучно, и он начинал выдумывать такие вещи... Может быть, тогда он и научился врать. Иногда такое соврёт, что Котька только ахал. То вдруг расскажет, что видел на рейде авианосец. (Котька тоже шёл в школу мостом, откуда видны крыши домов и весь порт с кораблями, но авианосца не видел.) А то покажет карандаш со следами зубов кобры, а потом оказывается, что это вовсе не змеиные зубы, а дырочки, сделанные маминым пинцетом.
      Вот почему послать Сашку в Ильичёвск — это означало бы никакой правды об Ильичёвске не узнать. Нет, тут нужен он, Котька, да он и старше классом, сам рисовал дом, а Сашка только фантазировал и раскрашивал его акварельными красками. Правда, это здорово у него получилось...
      Котька посмотрел на лежащего в постели Сашку и, когда мама вышла на кухню, сказал:
      — Ну, что будем делать?
      Сашка ничего не ответил, а только виновато засопел.
     
      ЕСТЬ МЫСЛЬ
     
      План возник неожиданно. Он приснился Сашке ночью. Сашка растолкал Котьку и тихо, чтобы не услышала мама, зашептал брату, что у него есть мысль: мама утром едет к папе, а Котька едет в Ильичёвск другим путём — на портофло-товском катере вместе с Вовкой Сафоновым. Вовка устроился учеником матроса на пассажирский катер, хотя всем говорил, что матросом, и стал носить джинсы с клёшем и фуражку с золотым «крабом».
      — Даже если мама приедет раньше тебя, я что-нибудь придумаю: скажу — вышел пять минут назад.
      — А на какие деньги, интересно, я поеду? — спросил рассудительный Котька.
      Неделю назад все их сбережения ушли на соревнования по мороженому и газировке.
      — Продукты возьмёшь из дома, а портовые катера возят даром, — сказал Сашка.
      У Котьки загорелись глаза, но тут же погасли:
      - — Так что же, я школу пропущу?
      — Ага, — сказал Сашка. — Один день.
      — Нема дурных, — сказал Котька.
      — Не пропустишь! Не пропустишь! — зашептал Сашка брату. — Я пойду вместо тебя.
      — Ты же болен!
      — Я уже здоров, — сказал Сашка. — Вчера врач разрешил ходить по комнате.
      — А если тебя вызовут? — подумав, спросил Котька.
      — Я буду отвечать, — сказал Сашка. — Дай мне фонарик и книжки. Я один раз прочту и буду всё знать. Ты же знаешь, я способный.
      Что правда — то правда, Сашка был способный человек, а память у него была как промокашка: один раз увидит — запомнит на всю жизнь.
      Котька ещё раз всё взвесил в Сашкином плане, потом осторожно вылез из-под одеяла, не зажигая света, достал из шкафа фонарь, из портфеля книгу и дал всё брату. Сашка соорудил из одеяла шатёр, залез внутрь и осветил жёлтым кружком света учебник. Через полчаса Сашка вылез из-под одеяла и сказал, что всё в порядке. Мальчишек из Котькино-го класса он знает как облупленных, никто ничего не заметит, потому что Сашу и Котю может различить только мама.
      Котька перевёл будильник на полседьмого утра.
      План был простым и опасным. Таким простым, что от этого даже невозможно было уснуть.
      — Котя, ты спишь? - — зашептал Сашка.
      — Нет.
      — И я не могу... Может быть, начать считать до тысячи?
      — Ну и что будет? — спросил Котька.
      — Может быть, уснём.
      — Я уже досчитал до миллиона, — сказал Котька.
      И ещё долго братья лежали в темноте, пока к ним не пришёл сон, ласковый, как облако, с дрожащими звуками, мерцающими звёздами и землёй, на которой вырастал город с такими необыкновенными домами и деревьями, которые могут быть только во сне.
     
      НЕОТРАЗИМАЯ УЛЫБКА — БОЛЬШАЯ СИЛА
     
      Котька уже не спал, когда мама поцеловала сначала Сашку, а потом его. Котька притворился спящим и, лёжа с закрытыми глазами, слышал, как мама на цыпочках вышла из комнаты, осторожно прикрыла дверь, потом на лестнице застучали её каблучки и хлопнула дверь в подъезде. Только тогда Котька открыл глаза и толкнул брата.
      Конечно, трудно после ночных занятий открывать глаза, но Котька крикнул Сашке сначала в одно ухо, потом в другое, и только после этого Сашка подскочил на кровати и начал испуганно озираться по сторонам.
      — Ты что, забыл? — спросил Котька брата.
      — Чего?
      — Я говорю, забыл?
      — Нет, — сказал Сашка, натягивая на себя одеяло.
      — А уроки помнишь? Смотри, получишь пару — мне будет плохо, — сказал Котька.
      Сашка сидел с закрытыми глазами. Казалось, что он ещё спит, но Сашка просто мысленно повторял стихотворение. Слова без труда всплывали в памяти,
      — Не получу, — сказал он и открыл глаза.
      — А то всегда так: чуть что — я виноват,- — сказал Котька.
      — А если я получу «петуха»? — спросил Сашка. — Тогда что?
      — Тогда будет порядок, — сказал Котька.
      «Ну да, — подумал Сашка, — у нас всегда так: за хорошее хвалят тебя, за плохое всегда мне достаётся». И он вспомнил историю, которая произошла в начале весны, когда они разбили окно соседу Григору. Окно разбил Котька, уши надрали Сашке, а когда всё выяснилось, то через неделю Григор надрал ещё раз уши Сашке, хотя тот клялся, что он совсем не Котька, а наоборот. А перед Котей Григор даже извинился. Вредный такой, этот Григор, ему ещё мама приглашала стекольщиков с базара, а стекольщики не хотели идти, их пришлось упрашивать и везти на такси, в чёрном «ЗИМе», как иностранных гостей.
      — Ты что, Сашка, передумал? — спросил Котька у брата, потому что тот снова улёгся. — Или ты болеешь? — Котька пощупал Сашкин лоб, сосредоточенно нахмурив брови, точно так, как это делает мама, и сказал: — Нормальная температура... тридцать семь градусов.
      — Тридцать семь градусов — это ненормальная, — ска-
      зал Сашка, — тридцать семь — это уже плохо. Нормальная — это тридцать шесть.
      Котька ещё раз пощупал лоб брата.
      — У тебя холодная голова. Градусов двадцать.
      — Двадцать — это я уже умер бы, — сказал Сашка и вылез наконец из-под одеяла.
      Солнце притаилось за большим дальним домом у парка, и от этого дом казался лёгким. Потом у силуэта дома засветились золотые кромки, и солнце, весёлое солнце, уселось на крышу.
      Ровно в половине восьмого Котька поджидал на углу Канатной Вовку. На Котькиной спине висел вещевой мешок, в котором лежал батон, две котлеты, огурец, две большие груши.
      Котька хотел выглядеть не хуже Володьки, и, несмотря на то, что джинсов у него не было, а были обыкновенные шорты, он надел берет и полосатую канадскую безрукавку, которую папа весной привёз из Монреаля.
      Вовка согласился взять Котьку до Ильичёвска.
      Они спустились прохладной и крутой, как трамплин для прыжков на лыжах, улицей Кангуна на Таможенную площадь, прошли через сквер, в котором стоял бронзовый моряк — герой восстания на броненосце «Потёмкин», — и подошли к воротам порта. Они только назывались воротами, хотя никаких ворот здесь не было, а только два шлагбаума между красивыми, как шахматные ладьи, башнями. Шлагбаумы поднимались, и под ними проезжали грузовые и легковые автомобили с людьми, одетыми в морскую форму. Документы на воротах проверяли охранники в матросской форме, немолодые серьёзные люди. Они заглядывали в кузова грузовиков, в «Волги», а потом машины устремлялись к кораблям у дальних причалов и к морю, сверкавшему под ярким утренним солнцем.
      По ту сторону башен порта скрежетали колёса катящихся составов, шелестели шинами автопогрузчики и завывали сирены буксиров.
      — Стоп! — сказал Вовка, останавливаясь. — У тебя пропуск есть?
      — Какой пропуск? — спросил Котька, чувствуя холодок на спине: сейчас может всё сорваться.
      Вовка показал ему новенький синий пропуск, на котором золотыми буквами было написано: «Министерство морского флота». Внутри была Вовкина фотография.
      Котька возненавидел Вовку: неужели раньше нельзя было предупредить?
      — А без пропуска не пустят? — спросил Котька.
      — Надо попробовать!
      И они двинулись к охраннику, который пропускал людей. Он заглядывал в пропуск, нажимал педаль, и никелированная вертушка пропускала человека в порт.
      — Этот парень со мной, — солидно, как мог, сказал Во-лодька и показал свой пропуск.
      Охранник оглядел Вовку с головы до ног и сказал:
      — А ты с кем?
      С Вовки моментально слезла самоуверенность.
      — Как «с кем»? Я сам.
      — Ну, сам и иди, пока пускаю, — сказал охранник, и вертушка разделила Котьку и Вовку.
      Вовка обернулся и беспомощно развёл руками.
      В порту скрежетали колёса катящихся составов, шелестели шинами автопогрузчики и завывали сирены буксиров.
      «Вот тип! — подумал Котька. — Не мог предупредить раньше».
      Его оттеснили от никелированной вертушки.
      К проходу потянулись женщины с детьми. В руках у них были букеты цветов. Дети были нарядно одеты — точно так же, как Сашка и Котька, когда встречали папу из рейса и когда ездили с мамой в Батуми и жили там три дня у папы на корабле.
      План рушился в самом начале. Надо было что-то предпринимать.
      Котька подошёл к смуглому моряку.
      — Дядь, — сказал он, — проведите меня, пожалуйста, в порт. Мама уже там, а я задержался.
      — К отцу? — спросил у Котьки моряк.
      — Ага, — широко заулыбался Котька. (Папа говорил, что у Котьки и Сашки неотразимые улыбки.)
      Моряк улыбнулся в ответ.
      — А на чём плавает твой отец?
      — На «Юрии Гагарине», — сказал Котька.
      — Я не видел, парень, в порту «Гагарина». Он, кажется, стоит в Ильичёвске.
      — Точно, — сказал Котька. — А я сейчас туда катером пойду.
      Моряк показал охраннику большой бордовый с золотым гербом паспорт моряка загранплавания.
      — А это кто? — спросил охранник, указывая глазами на Котьку.
      — Это мой папа, — быстро сказал Котька.
      Охранник посмотрел на моряка, моряк кивнул, и Котька оказался по ту сторону ворот, в порту.
      — Ты хоть скажи, как тебя звать? — сказал моряк, когда они отошли от проходной.
      — Котька... Котька Байда.
      — А отчество?
      — Алексеевич.
      — Знаю я твоего родителя, — сказал улыбаясь моряк. — Мы с ним в мореходке четыре года трубили...
      Они подождали у перехода. Синий тепловоз протянул три
      платформы с красными металлическими фермами, и шлагбаумы поднялись.
      — Ну, мне сюда, — сказал моряк и показал рукой на серый танкер-в глубине Хлебной гавани. — Отцу передашь привет. От Гасанова. Запомнишь?
      Котька кивнул. Ему было радостно, что здесь, в порту, знают его папу.
      Уже издали Котька заметил Вовку Сафонова. Портофло-товский катер «Пилот» стоял впереди греческого сухогруза, и на фоне его чёрного носа казался игрушечным — почти таких же размеров, как якорь «грека», выпущенный из шлюза на толстой ржавой цепи.
      Когда Котька ступил на палубу «Пилота», он снисходительно посмотрел на Вовку, этого моряка, в котором форсу на целый океанский лайнер.
     
      «ТЫ — НЕ КОТЬКА»
     
      Из окна класса виден порт от нефтегавани до зелёных крыш судоремонтного завода. Сашка сидел на Котькином месте рядом с Герой и смотрел в окно. Он хотел найти катер, на котором сейчас Котька идёт в новый город, но белых катеров было много. Одни стояли у причалов, другие уходили за мол навстречу медленно ползущим к порту судам под иностранными флагами — это были лоцманские катера, третьи шли вдоль берега, развозя курортников по пляжам. Сашка смотрел в окно и завидовал Котьке. Изумрудное море искрилось, вдали колебался светло-коричневый берег. Воздух был таким чистым, что отсюда, с другого берега залива, были видны чёрные стойки поставленных в море сетей, и дальше — рыбачий совхоз: белые домики под черепицей, в одном из которых прошлым летом Сашка и Котька летом отдыхали с мамой.
      — Байда, — сказала учительница, — почему ты смотришь всё время в окно?
      Сашка повернул голову к доске и начал так смотреть на учительницу и так внимательно её слушать, что Клавдия Ивановна даже спросила:
      — Байда, ты не болен?
      — Нет, — сказал Сашка, вставая.
      — Ну, садись.
      Всё шло хорошо. На перемене к Сашке подошла его учительница и спросила как Сашкино здоровье.
      — Болеет, — сказал Сашка. — Ангина. Лежит, не встаёт.
      — А кто с ним?
      — С ним? — переспросил Сашка.
      — Я видела вчера твою маму, она сказала, что уезжает в Ильичёвск.
      — Я с ним, — сказал Сашка. — Кормлю его, даю сок...
      Учительница спросила, придёт ли в школу Саша в понедельник.
      — Конечно, обязательно будет, — сказал Сашка. — Он уже ходит по комнате...
      — Ты же сказал, что он не встаёт.
      У Сашки стало жарко на макушке.
      — Он когда лежит — тогда не встаёт, а когда встаёт — то ходит по комнате, — сказал Сашка. — Он будет в понедельник. Вот увидите. — И он начал уверять её в том, что Сашка обязательно будет в понедельник. Он так уверял учительницу, потому что она такая, что может после четвёртого урока прийти навестить больного Сашку, и сами понимаете, что может из-за этого получиться.
      Весь следующий урок Сашка думал о том, где сейчас Котька.
      В середине урока Гера подвинул Сашке записку. Сашка развернул её. В ней было три слова: «Ты — не Котька». Сашка поднял голову. Гера хитро улыбался. На рукаве у него была красная полоска, это означало — звеньевой. Ну, а если один из пионеров не явился в школу, послав вместо себя брата-близнеца, то звеньевому этого просто так оставить нельзя. Гера был вредным парнем. Сашка его знал по дому номер шесть на улице Жуковского. Там был большой двор, где мальчишки с трёх улиц обычно играли в футбол. У Геры единственного были настоящие бутсы. Может быть, он поэтому на всех покрикивал, даже на судью.
      — А кто же я? — спросил его Сашка спокойно, как смог.
      Гера ещё хитрее улыбнулся и написал на другом клочке бумаги: «У Котьки порезан палец».
      Сашкиной макушке стало опять жарко.
      ГОРОД — ЗА КОРМОЙ
      «Пилот» в Ильичёвск пошёл не сразу. Случилось это так. Над портом раздался усиленный громкоговорителем голос диспетчера:
      — «Пилот»! «Пилот»! Выйдите на связь!
      Вахтенный штурман поднялся в рубку и включил передатчик, который, Котька знал, называется «Берёзкой». Затем тот же голос диспетчера сказал:
      — На внешний рейд к «Лисичанску» идёт «Пилот».
      Через несколько минут палубу и носовой салон «Пилота»
      заняли нарядные жёны и дети моряков.
      Вовка стащил сходню к причалу, закрыл половинки дверей
      фальшборта на штырь, потом оТдал кормовой швартовый конец, другой матрос — носовой конец, и «Пилот» задним ходом отвалил от стенки как раз под самым якорем «грека», развернулся и пошёл на выход из порта.
      Котька сидел на корме у самого флага, смотрел, как он вьётся на ветру и как сквозь него просвечивает солнце. «Пилот» обогнул маяк — белую круглую башню, в основании которой был домик. Три ступеньки от двери вели прямо к воде. Здесь была привязана лодка. «Как лошадь», — подумал Котька. Окна домика были сделаны, как иллюминаторы на кораблях. Котька понял почему: в шторм волны бросаются к самой вершине башни маяка, и окна домика должны выдерживать их удары.
      «Пилот» подходил к танкеру, стоящему на рейде. Машина заурчала тише. На «Лисичанске» опустили трап, «Пилот», раскачиваясь на волне, медленно подошёл к серой громадине танкера и ткнулся нооом, увешанным резиновыми покрышками, в площадку трапа. На площадке стоял загорелый моряк в белой рубашке. На корме, облепив поручни, махали руками моряки. Они узнавали на «Пилоте» своих родных, что-то кричали и улыбались. И повар тоже выглядывал из двери камбуза, вытирал пот со лба, улыбался и сверкал белым как снег колпаком.
      Загорелый моряк начал принимать детей с катера и передавать их дальше, другим морякам, те ещё выше, пока дети не оказались на большой, как футбольное поле, стальной палубе танкера.
      Потом загорелый моряк помогал женщинам прыгать с катера на трап. Женщины волновались, потому что катер болтало на волне и трудно было попасть на трап ногой. Последняя женщина, наконец, перебралась на трап, загорелый моряк в белой рубашке махнул рукой и крикнул «спасибо». Вовка махнул рукой рулевому, «Пилот» дал полный задний, развернулся кормой и взял курс на Ильичёвск.
      Подставив лицо струям воздуха,! Котька смотрел на проплывающий мимо берег. В жёлтых полосках он узнавал пляж в порту, как обычно, пустынный и отгороженный от причалов бетонной крутой стенкой, пляж Комсомольский, бывший Лан-жерон, с широкими ступенями, по краям которых стояли два больших серых шара. И Котька вспомнил, как этой зимой они с Сашкой не смогли повернуть санки в сторону и врезались с разгона в правый шар, в тот самый, на котором сейчас сидит
      мальчишка. Потом проплыли новые пляжи Отрады. «Пилот» поравнялся с земснарядом — неповоротливым кораблём. Он стоял на двух якорях, и от него до самого берега на понтонах шла толстая труба. Котька знал, что земснаряд намывает на берег песок со дна, и если бы не он, Одесса не начиналась бы с моря тонкой золотой полосой.
      Город остался за кормой. Золотистый и фиолетовый, он замер на берегу, и Котька подумал, что таким видит город его папа, когда возвращается из рейса. Он, наверное, ищет их улицу, дом и, может быть, окно. Котька попытался найти хотя бы свой район, но не смог. Только корабли ещё можно узнать отсюда. По мачтам, по трубам. Далеко в море, на синей черте горизонта, он узнал чёрно-белый силуэт пассажирского лайнера «Тарас Шевченко». Котька знал, что «Тарас Шевченко» идёт к проливу Босфор, через Мраморное, Эгейское и Средиземное моря в Атлантический океан — к Антильским островам. Котька долго провожал взглядом корабль, пока тот не изменил курс.
      Потом внимание Котьки привлёк большущий жёлтый танкер. Он шёл совсем близко, и Котька мог отчётливо рассмотреть на его чёрной трубе шестиногую жёлтую собаку с повёрнутой к хвосту головой. Из пасти собаки рвались красные языки пламени. Котька знал, что это эмблема итальянской нефтяной фирмы.
      Рокот мощных моторов заставил Котьку обернуться. Три торпедных катера с трубами ракет по бортам, задрав высоко форштевни, неслись к Одессе. На их мачтах рвались сине-бе-лые вымпелы с красными звёздами. Казалось, катера вспарывают зелёную воду, отбрасывая её далеко по сторонам. Котька успел заметить на мостике моряков в кожаных шлемах. У входа в порт катера уменьшили скорость, и под их кормами осели буруны воды.
      Катера уже скрылись вдали, а «Пилот» всё ещё шёл рядом с тремя пенистыми следами, оставленными только что пролетевшими катерами.
      Котька вспомнил о брате. А что, если ребята узнают обо всём? У Котьки стало нехорошо на душе, но предстоящая встреча с городом вскоре снова захватила его.
      Где-то там, за синим берегом, откроется новый город-порт.
      Светло-зелёные морские волны бежали по обе стороны «Пилота». Море меняло цвет. То становилось ясным, и Котька знал, что под килем — песчаное дно. Передвигаются боком по дну зелёные с белым брюшком крабы, шныряют головастые бычки, и, зарывшись в прохладный песок, однобокая камбала смотрит на размытое солнечное пятно над перламутровой поверхностью моря.
      То море становилось тёмно-зелёным, почти чёрным, и Котька знал, что сейчас они проходят над каменистым дном. Там внизу, под камнями, в зелёных водорослях, водятся бычки, чёрные как уголь. Если вырыть на пляже в песке ямку, налить в неё воды и пустить туда чёрного бычка, через полчаса он изменит цвет и станет совсем светлым, даже прозрачным, таким, что станут видны его внутренности. Папа объяснял, что это у рыб сделано для того, чтобы можно было слиться с цветом дна.
      На палубе появился Вовка. Он был в тельняшке и синем берете. В одной руке он нёс баночку белил, в другой — кисть.
      — Не укачался? — спросил Вовка у Котьки.
      — Нет, — сказал Котька. — А ты?
      — Я-то? Я не укачиваюсь вообще, — ответил Вовка. Он сел на кнехты и начал красить фальшборт. — Я в парке на карусели могу час крутиться.
      — Зачем же ты в моряки пошёл? — спросил Котька.
      — А что?
      — Пошёл бы сразу в космонавты. Так и напиши в заявлении: я могу час на детской карусели крутиться. Возьмите меня в герои-космонавты, — сказал Котька.
      «Этот пацан — крепкий орешек», — подумал Вовка и решил быть с ним по-хорошему.
      — Где ты живёшь?
      — На Гарибальди, угол Жуковского.
      — Ага, — сказал Вовка, — рядом с вами старая баня...
      — Да.
      — А ты знаешь, кто такой был Гарибальди?
      — Нет, — сказал Котька и подумал, что глупо жить на
      улице и не знать, чьим именем она названа. Сашка, наверное, знает.
      — Гарибальди — это итальянский герой. Революционер. У меня дома есть его портрет, — сказал Вовка.
      — А что, он жил в Одессе, на этой улице? — спросил Котька.
      Этого Вовка не знал. Он хотел сказать первое, что придёт в голову, но при Котьке, видно, надо отвечать за свои слова.
      — Этого я не знаю, может быть, и жил, а может, отдыхал, — ответил Вовка.
      — Вот чудак, у них В Италии что, плохой отдых? У них тоже курорты есть, — сказал Котька.
      — Есть, — согласился Вовка и начал молча водить кистью.
      Котька вынул две груши и протянул одну Вовке. Вовка отложил кисть и взял грушу за хвостик, чтобы не запачкать в краске.
      — Хочешь немножко покрасить? — спросил Вовка Котьку, и Котька с радостью кивнул.
      Он быстро доел свою грушу, обмакнул кисть в баночку и начал наносить белую жирную краску на борт.
      — Ты чего в Ильичёвск идёшь? — спросил Вовка.
      — Надо.
      — У тебя там, может, кто работает?
      — Нет, — сказал Котька, — мы с братом придумали новый дом и решили показать его строителям. Может, построят...
      Вовка с уважением посмотрел на Котьку. Ему впервые встретился такой парень.
     
      ТЯЖЁЛОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
     
      Всю оставшуюся часть урока Сашка мучительно думал, как обмануть Геру. Ему очень хотелось дать по его хитрой физиономии, но если бы он действительно был Котькой! Тот бы это немедленно привёл в исполнение. А Сашка боялся Геру. «Но ничего, ничего, — думал Сашка, — Котька вернётся, я расскажу ему об этой хитрой улыбочке, и в понедельник Гера получит всё, что ему причитается. А пока надо терпеть».
      Всю перемену Сашка простоял в уборной, чтобы ему не задавали опасных вопросов.
      На уроке родной речи Клавдия Ивановна спросила:
      — Кто не выучил стихотворения?
      Гера повернул голову к Сашке и прищурился.
      — Но давайте сначала повторим пройденный материал. В чём дело, Байда?
      — Клавдия Ивановна, — сказал Сашка. — Я хочу сказать, что в прошлый раз я не выучил урока и поэтому сегодня не смогу повторять со всем классом.
      Улыбка слетела с Гериного лица.
      — А почему ты не сказал об этом вчера? — спросила Клавдия Ивановна Сашку.
      — Я боялся, — сказал Сашка.
      — А почему ты сказал об этом сегодня?
      — Я понял, что обманывать некрасиво, — сказал Сашка.
      — Я спрошу у тебя этот материал в понедельник, — сказала Клавдия Ивановна.
      — Хорошо. Я буду знать, — сказал Сашка, сел и посмотрел на Геру, который чуть не лопнул от того, как Сашка здорово вышел из тяжёлого положения.
     
      АННУШКА — ЖИТЕЛЬ ИЛЬИЧЁВСКА
     
      — Вот он, Ильичёвск, — сказал Вовка.
      За бетонным молом, на котором стоял полосатый маяк, виднелись крановые стрелы. За ними на берегу раскинулся город.
      — Минут через десять подойдём к причалу, — сказал Вовка. — Ты будешь с нами возвращаться?
      — А когда вы отходите? — спросил Котька.
      — В пятнадцать ноль-ноль, — ответил Вовка по-морскому.
      Котька надел рюкзак и приготовился к выходу на берег.
      «Пилот» обогнул полосатый чёрно-белый маяк. Он был
      ниже, чем маяк в Одесском порту, и Котька впервые увидел близко его тяжёлые гранёные стёкла.
      На моле коричневые от солнца мальчишки забрасывали удочки. Как паутинки, сверкали лески. Штурман выключил двигатель, и «Пилот», найдя место среди кораблей, медленно подошёл к причалу. Деревянный причальный брус затрещал, и «Пилот» остановился.
      — Так в три! Не забудь! — крикнул Вовка Котьке, когда тот прыгнул на причал.
      Котька шагал под портальными кранами. Это было немного страшно, когда стрела с грузом проплывала над головой в синем небе и кран, тихонько звеня, катился по рельсам. Котьке казалось, что он идёт под большой движущейся крышей. Высоко вверху из окон выглядывали лица крановщиков, они не сводили глаз с грузов.
      Гудели буксиры, оставляя за низкой кормой буруны.
      Котька почти бежал. Сердце его колотилось: ещё два часа назад он был дома, в Одессе, на прохладной улице Гарибальди, пахнущей морем и акациями. А теперь он идёт по тому месту, куда они с Сашкой мечтали прийти вдвоём.
      Здесь всё было новым: краны, причалы и даже маяк, совсем не похожий на воронцовский, и ветер, пахнущий углём, морем и ещё чем-то. Котька на радостях так разволновался, что совсем забыл об опасности: прямо перед ним подымался из воды высокий борт, на котором было написано «Юрий
      Гагарин». Увидев его, Котька рванулся в сторону и, спрятавшись за угольными горами, начал рассматривать корабль своего отца. Он нашёл иллюминаторы его каюты: стёкла были опущены (Котька знал, что они опускаются автоматически, стоит только нажать кнопку). Из одного иллюминатора свешивалась связка тараньки. Папа её очень любил и мог есть с утра до вечера. Котьке вдруг очень захотелось взбежать по трапу, крикнуть вахтенному, что он сын старшего штурмана Байды, потом побежать вдоль надстройки, подняться на две палубы вверх и влететь в каюту отца. И тут же Котьке стало жаль Сашку, который остался в Одессе без мамы и без него...
      Из двери каюты вышел человек в белой фуражке. Котька его узнал, это был радист дядя Витя. Радист поднялся к себе в рубку.
      «Только бы не попасть знакомым на глаза», — подумал Котька и начал дальними путями пробираться к выходу из порта.
      Он благополучно вышел через проходную порта, хотя его остановила женщина в синей гимнастёрке с зелёными петлицами и красными от помады губами.
      — С парохода «Гагарин», — соврал Котька. — У меня там папа и мама, а я иду в город.
      Женщина ничего не потребовала у Котьки, и когда он прошёл, то даже почувствовал к ней симпатию: ведь можно же придраться, потребовать пропуск и не выпустить.
      — Я только в магазин и скоро возвращусь, — добавил он и оказался за воротами порта.
      Котькино сердце радостно забилось. Вот она, мечта, — рядом.
      Улица, обсаженная совсем молодыми деревцами, такими молодыми, что они не давали тени, вела к центру.
      Это был необыкновенный город. Здесь всё было новым. И дома, что встали вокруг площади, и новые таблички — белые-белые, на которых было написано «Площадь Труда», и новые вывески на магазинах «Продукты», «Промтовары», книжный магазин «Маяк». И много новых транспарантов.
      — Так, — сказал Котька сам себе, — я сюда не глазеть приехал, а дело делать.
      А так как он был человеком организованным, то начал думать, что делать раньше: искать Севку или поесть. Конечно, ему сначала хотелось найти Петрина, а потом тех, кому надо рассказать о доме; но под ложечкой уже сосало, и Котька всё чаще думал вместо дела о том, что у него в рюкзаке лежали две котлеты, огурец и батон. Чтобы не отвлекаться, Котька зашёл в первый попавшийся двор и уселся в тенистой беседке, освещённой зелёно-солнечным светом. «Как в аквариуме», — подумал Котька и достал завтрак.
      Котлета нагрелась и была невкусной. Но Котька деловито ел: надо быть сытым, а тогда уже делать дело. Жуя котлету
      Прямо перед ним подымался из воды высокий борт, на которол
      написано «Юрий Гагарин».
      с огурцом, Котька вдруг заметил, что из-за виноградных листьев за ним следят два глаза. Потом он увидел нос и часть жёлтой косички. Котька перестал жевать. Листья раздвинулись, и он увидел девочку в белом платье.
      — Ты путник? — серьёзно спросила она.
      Котька задумался: путник он или не путник и, решив, что раз он сюда приехал из Одессы, то он действительно путник, сказал:
      — Путник. А тебе-то что?
      — Ничего, — сказала девочка и убежала в дом, большой, серый, такой, каких много сейчас в Новых Черёмушках в Одессе.
      Она быстро вернулась, неся осторожно тонкими смуглыми руками кружку воды. Девочка поставила кружку перед
      Котькой, и ему ничего не оставалось сделать, как сказать «спасибо».
      — Меня зовут Аннушка. А тебя?
      — А меня звать Костя, — сказал Котька, впервые в жизни так представившись. Он отпил немного воды, холодной и такой прозрачной, что на дне кружки были видны трещинки на эмали.
      — А у вас газировка есть? — спросил Котька, потому что не знал, о чём говорить с этой девочкой.
      — Днём, на площади, но сейчас киоск не работает, — сказала Аннушка. — Газа нет.
      — А у нас этой воды на каждом шагу — всю не перепить, — сказал Котька.
      — А ты откуда пришёл?
      — Из Одессы.
      Аннушка улыбнулась. У неё смешно сморщился у глаз нос.
      — Мы с мамой туда ездили в оперный театр. На «Золушку». Это про бедную девочку, которая стала королевой и осталась такой же хорошей.
      — Это такая сказка, — сказал Котька, доедая свою котлету и думая, удобно или неудобно угостить Аннушку такой мятой котлетой.
      — А зачем ты к нам приехал? — вдруг серьёзно спросила Аннушка.
      Котька решил, что перед такой гостеприимной девочкой ничего не надо скрывать, и рассказал, зачем приехал. Рассказал всё: о брате Сашке, о папином пароходе, об их доме и о Севке Петрине, которого ему нужно найти во что бы то ни стало.
      — А другим ребятам, у которых папы не плавают, можно будет приходить в этот дом? — спросила она.
      — Конечно, можно, — пообещал Котька.
      Солнце уже было высоко в небе. Котька надел рюкзак и сказал, что ему пора. Аннушка отнесла в дом кружку и вернулась с портфелем.
      — Я учусь во второй смене, — сказала она. — Хочешь, я помогу найти этого Петрина? Я же всё здесь знаю.
      Котька подумал и согласился. Они вышли на площадь Труда, откуда была хорошо видна голубая чаша порта. Входил корабль. Вот он прогудел три раза, как будто просил разрешения отдохнуть после долгого пути по всем морям и океанам.
      От площади улица вела в степь.
      Котька и Аннушка шли по солнечной стороне улицы, а мимо проносились гудящие новые грузовики с блестящими быками на радиаторах и везли трубы, железобетонные блоки, оконные рамы и даже целые комнаты.
      Здесь было много людей в комбинезонах, и Котька подумал, что это очень здорово, когда люди одеты в комбинезоны.
      — А где же степь? — спросил Котька.
      — А вот, — улыбнулась Аннушка. — Вот она.
      Улица кончилась, отсюда начиналась степь. Степь лежала перед Котькой как море, до самого горизонта. Дул жаркий ветер, и Котька почувствовал, что от этого простора хочется разбежаться и полететь. «Так вот она какая, степь, — подумал Котька. — И когда-нибудь её закроет большой город... И её покроют сверху асфальтом, а глубоко в земле уложат газовые трубы... И всё здесь изменится... Не будет клубиться пыль... Будет тень от высоких домов... На каждом углу будут продавать мороженое... Так всё изменится, что люди, наверное, даже забудут, что здесь когда-то была самая настоящая степь...»
      — Смотри, — сказала Аннушка. — Ты знаешь, что это?
      Далеко впереди катилось что-то круглое. Останавливалось и катилось снова.
      — Это перекати-поле. Сухие веточки, трава, — сказала Аннушка. — Оно катится издалека. Может быть, тысячу километров.
      Жаркий ветер дул в лицо Котьке, забирался под рубашку, трепал волосы, гудел в ушах, и Котьке показалось, что перед ним море земли, а он стоит на мостике большого корабля, который называется «Ильичёвск».
     
      КРАЙНИЕ МЕРЫ
     
      На последней перемене Гера шушукался с Олей Степановой и Серёжей Мартыновым. Оля — председатель совета отряда — после этого несколько раз прошла мимо Сашки, подозрительно его рассматривая. «Удивительное дело, — подумал Сашка, — такая нормальная девчонка во дворе, но как только надевает форму, с двумя красными полосками на рукаве, у неё меняется голос, а взгляд становится таким, как у целой комиссии».
      Перед самым звонком Оля, Гера и Серёжа подошли к Саше.
      — Сегодня весь отряд остаётся делать чучело, — сказала Оля.
      — Я не могу остаться, — сказал Саша.
      Гера выразительно посмотрел на Олю.
      — У меня дома больной брат, — объяснил Сашка. — Он лежит один. Без никого. Мама уехала к папе в Ильичёвск.
      — Ладно, — сказала Оля. — Мы пойдём с тобой навестить Сашу.
      — Хорошо, — сказал Сашка и пошёл в класс.
      Последняя перемена окончилась.
      Ну и заварили же они с Котькой кашу! А теперь... Не будь он Сашкой, если что-нибудь не придумает для того, чтобы раньше Геры и Оли прибежать домой и лечь в постель.
      Сашка понимал, что они с Котькой поступили нечестно. Мама часто им говорила: «Самое страшное в жизни — ложь. Учитесь говорить правду, даже если её сказать трудно». Но вместо того чтобы выделывать это дурацкое чучело, когда на свете есть живые аисты и орлы, когда на свете есть новые города, а один из них — рядом, разве не стоило пойти на такой обман?!
      «Да, попробуй теперь выпутаться», — думал Сашка, сидя на последнем уроке рисования.
      Клавдия Ивановна рисовала на доске дерево, Сашка решил, что сейчас на уроке он должен сделать что-то такое, чтобы его выгнали из класса. Он начал вспоминать, за что обычно выгоняют из 5-го класса их соседа Толика Бабаскина. Толя два<раза в неделю приходит домой на час раньше... Что бы такое придумать?..
      Может быть, бросить галошей в лампочку? Но под рукой нет ни одной галоши, а жаль... От неё остаётся такой роскошный след на потолке! За этот след Бабаскина выгнали на неделю... А что, если?..
      Клавдия Ивановна спокойно рисовала листики, когда Сашка закричал на весь класс:
      — Отдай мою книгу!
      — Какую книгу? — ничего не понимая, спросил Гера.
      — Клавдия Ивановна! — снова закричал Сашка. — Он взял мою книгу и не хочет её возвращать!
      — Какую книгу, Байда, в чём дело?
      — Я не брал его книги, — сказал ничего не понимающий Гера.
      — Брал! Брал!.. Покажи! — закричал Сашка и потребовал, чтобы Г ера немедленно отдал книгу.
      Г ера вынул свои новенькие книги из портфеля.
      — Это разве твои книги?
      — Не все, а эта моя, — сказал Сашка. Он указал на самую новую. У него в портфеле лежала точно такая же книга.
      — Немедленно прекратите, — сказала Клавдия Ивановна. — Книги все одинаковые.
      — Пусть отдаст! — настаивал Сашка.
      — Может быть, я перепутал... случайно, — сказал Гера и отдал свою книгу.
      — Клавдия Ивановна! — снова позвал Сашка учительницу. — Скажите Гере — он толкается.
      — Кто толкается?! — удивился Гера.
      — Ты!
      — Как я толкаюсь?!
      — А вот так. — И Сашка с размаху так толкнул Геру, что он с рёвом вылетел из-за парты на пол.
      — Байда! — сказала Клавдия Ивановна. — Что с тобой происходит?
      — Ничего. Просто я не хочу с ним сидеть.
      — Почему? — спросила учительница.
      — Он подсматривает! — заявил Сашка.
      — Кто подсматривает? Я отличник, — почти плача, крикнул Гера. — Когда я у тебя подсматривал?!
      — Всегда. На арифметике, — спокойно сказал Сашка.
      — Немедленно прекратите! Чтобы не было больше ни звука, — сказала учительница.
      — А если муха пролетит? — поинтересовался Сашка.
      — Если пролетит муха, я вас выставлю обоих.
      Класс затих, ничего не понимая.
      Только шмыгал носом Сашка, решаясь на крайние меры, и, когда Клавдия Ивановна снова повернулась к доске, он запел:
      А я иду, шагаю по Москве А я ещё пройти смогу...
      — Что это такое? — спросила, повернувшись к классу, Клавдия Ивановна.
      Сашка встал и сообщил:
      — Песня из кинофильма «Я шагаю по Москве». Музыка Андрея Петрова.
      Клавдия Ивановна немножечко подумала и сказала:
      — Это хорошая песня, Костя, но ведь сейчас не урок пения. Правда же?
      — Правда, — согласился с учительницей Сашка и сел на месго.
      Клавдия Ивановна снова взяла мел, обернулась к доске, и в наступившей тишине Сашка с отчаянием громко затянул:
      А я ещё пройти смогу Могучий Тихий океан,
      И тундру, и тайгу,
      Ча-ча-ча!
      — Всё, Байда! — сказала Клавдия Ивановна. — Дай твой дневник!
      Сашка, не медля ни секунды, выхватил Котькин дневник из портфеля и рванулся к дверям.
      — Я скажу, чтобы пришла мама! — крикнул он на пороге и бросился вон из класса.
      Он пробежал три квартала и пошёл шагом только на мосту. Здесь, на мосту, над крышами, над портом, над парящими голубями и синими спинами троллейбусов, он чувствовал себя в безопасности.
     
      «ВРАТЬ НЕ УМЕЕТ, А ВРЁТ...»
     
      В трёх школах, куда Аннушка привела Котьку, Петрина никто не знал.
      — А сколько тут у вас всего школ? — спросил Котька.
      — Шесть. И ещё три строится, — сказала Аннушка. — А может быть, лучше пойдём на его улицу? Это совсем рядом
      — Я номера дома не знаю, — сказал Котька. Он и улицу запомнил совершенно случайно: уж очень красивое у неё название — Морской проспект.
      — Идём, — сказала Аннушка. — Будем читать домовые доски.
      Они обошли уже, наверное, двадцать домов, прочитали от начала до конца двадцать домовых досок, но нигде фамилии Петрина не было.
      А когда дома пошли не только вдоль проспекта, но и в глубину в три ряда, Котька подумал, что не надо было слушать эту девчонку.
      У одного из домов стоял мальчишка и грыз большое красное яблоко.
      — Мальчик, — спросил Котька, — ты откуда?
      — Отсюда, — ответил мальчишка.
      — С этой улицы?
      — Да, — сказал мальчишка. — Я мальчик с нашего двора.
      — Ты, может быть, знаешь такого Петрина? — спросила Аннушка.
      Мальчишка перестал грызть яблоко.
      — Севку-то?
      У Котьки от радости сладко ёкнуло сердце.
      — А кто Петрина не знает? — сказал мальчишка и откусил от яблока.
      — Мне он очень нужен, — сказал Котька. — Я из-за него из Одессы приехал.
      — Пошли, — сказал мальчишка и спрятал своё яблоко в карман.
      В глубине двора на турнике вниз головой висел Севка Петрин и рассказывал стоявшим вокруг него малышам, что он, если захочет, может сделать сальто, но только сейчас ему этого совсем не хочется.
      — Петрин! — крикнул ему ещё издалека мальчишка, который привёл сюда Аннушку и Котьку. — Тебя из Одессы бить приехали!
      — Почему бить? — спросила Аннушка.
      — А его всегда бить приходят, — объяснил мальчишка. — Вчера приходили бить, на прошлой неделе тоже били.
      Севка мгновенно спрыгнул с турника, и Котька увидал, что Петрин сразу понял, из-за чего он тут оказался.
      — Я сейчас, — сказал Севка. — Знаешь, ничего не вышло с вашим домом.
      — Врёт, — сказал мальчишка с яблоком.
      — А ты его кому-нибудь показывал? — спросил Котька.
      — Обязательно, — сказал Севка.
      — Ну и что?
      — Не понравилось. Сказали, плохо придумано.
      — А кому ты показывал? — спросил Котька.
      — Кому?.. Я его показывал... одному бетонщику.
      — Врать не умеет, а врёт, — сказал мальчишка с яблоком,
      когда Севка ушёл за рисунком.
      У рисунка, который они с таким старанием делали с Сашкой, был испачкан край, а в четырёх углах были дырочки от гвоздей.
      — Он у меня над столом висел, — попытался оправдаться Севка.
      Котька смотрел на рисунок своего дома — все краски выгорели на солнце.
      — Ну что? — спросил мальчишка с яблоком. — Бить будете?
      — Нет, — сказал Котька, повернулся и пошёл от этого болтуна Петрина подальше.
      — Интеллигент! — услышал он за своей спиной голос мальчишки, который их сюда привёл.
      Первые капли, упав на землю, завернулись в пыль и так лежали, пока их не разби-
      ли другие капли. И тут дождь хлынул сразу. Котька не думал, что дождь так быстро доберётся сюда. Он видел на горизонте эти тучки с серой кисейной бородой, протянувшейся от туч к морю, но думал, что они пройдут стороной. Капли стучали по навесу, под которым спрятались Аннушка и Котька. Миллионы струек захлестнули город.
      Земля на глазах превращалась в грязь, которую месили, не останавливаясь ни на секун-ду, гружённые песком, балками, кирпичом, грузовики; только водители прикрыли немного стёкла, чтобы не заливало кабины. Котька видел, как, не переставая, вращаются с грузом стрелы кранов, и там,наверное,наверху в кабинах, крановщики тоже закрылись от дождя, но продолжали делать своё дело. И в порту краны тоже, не переставая, медленно катились, брали уголь и с грохотом опускали его в трюмы кораблей.
      Далеко за молом загудел пароход. И Котька понял, что работа здесь никогда не останавливалась ни от какого дождя, ни даже от урагана и никогда не остановится до тех пор, пока не будет построен этот город.
      Так почему же он, Котька, спрятался, если приехал сюда по делу?
      — Может, переждём? — сказала Аннушка.
      — Некогда, — сказал Котька. — Ты жди, а я пойду.
      Он натянул берет на глаза, поднял воротник, потом глубоко запрятал в рюкзак рисунок дома. Аннушка сказала, что пойдёт тоже.
      Они остановились у строящегося дома. Котька велел Аннушке подождать его, а сам начал подыматься по стальной лестнице наверх к крановщику. Это было страшно. Котька цепко хватался за скользкие металлические ступеньки и лез всё выше и выше. Наконец он посмотрел вниз: Аннушка стояла, задрав голову, и струйки дождя бежали по её лицу... С каждой ступенькой она становилась всё меньше и меньше... Не только она: и грузовики, и дома... Всё стало маленьким.
      Котьке стало страшно. Закружилась голова. Но отступать было стыдно. Ещё несколько ступенек, и Котька вылез на верхнюю площадку. Он постучал в металлическую дверь. За ней, положив обе руки на блестящие рычаги, сидел краснолицый парень.
      — Дядя, — сказал Котька, — вы можете построить вот такой дом? — И Котька, боясь, что его прогонят, начал быстро рассказывать об их доме.
      Парень остановил кран и сказал строго:
      — Ты вот что, парень, дуй отсюда быстрее со своим домом.
      И он проследил за тем, как Котька слезал до самой последней ступеньки, потом махнул рукой, чтобы они с Аннушкой быстрее уходили, и скрылся в своей кабине.
      Котьке было неудобно перед Аннушкой: ведь видела, как его погнал этот тип с крана. Аннушка шла рядом и молчала. Котьке было бы неприятно, если бы она начала выпытывать у него, что случилось там наверху.
      — Знаешь что, — сказала Аннушка, когда Котька сам рассказал ей о беседе с крановщиком, — у меня есть знакомый, дядя Петя, он строит вон тот дом. Пойдём к нему.
      — А ты в школу не опоздаешь? — спросил Котька; первый раз в жизни он встретил такую девчонку.
      — А мы быстренько, — улыбнулась Аннушка и сбросила свои туфельки.
      Коричневые лужи были тёплые. Дождь поднимал в них фонтанчики, бил по босым ногам Аннушки. Котьке тоже захотелось снять туфли, но этого он себе не позволил: кто будет разговаривать с босым мальчишкой? Скользя и еле удерживаясь, прижимаясь к мокрым заборам, чтобы не быть забрызганными колёсами грузовиков, они пошли к Аннушкиному знакомому.
      Дождь кончился. Солнце как будто пошутило: на время спряталось, а потом снова засветило так ярко, что от луж начал подниматься пар, как от подноса с горячими пирожками.
      — А что делает ваш отряд? — спросил Котька Аннушку.
      — На море ездим купаться.
      — А ещё?
      — На площади Труда, видел? Все деревья мы посадили.
      — А ещё?
      — Помогаем щебень убирать, — сказала Аннушка. — А вы?
      — А мы лом собираем, — сказал Котька. — И ещё чучела делаем.
      — Интересно?
      — Скучно. Кому они нужны, эти чучела? Вот мы с Сашкой дом и придумали. Потому что нет сил заниматься больше чучелами.
      Дядя Петя работал на крыше, хотя это был всего второй этаж, а ещё должно было быть два. Он стоял, расставив ноги, и махал крановой стреле, чтобы опустили стену с окном в том месте, где надо.
      Ребята, прижимаясь к стене, поднялись по лестнице без перил и оказались на той же крыше.
      — Дядя Петя! — крикнула Аннушка.
      Дядя Петя повернул голову, что-то сказал своим помощникам и зашагал через проволоку и балки. Теперь всё объясняла Аннушка, она рассказала не только о доме, но и
      о том, что Котька приехал сюда специально из Одессы на один день.
      Дядя Петя сдвинул фуражку на затылок, посмотрел Котькин и Сашкин рисунок, а потом сказал:
      — Я бы такой дом с удовольствием построил, ну хотя бы вон там. — И он указал пальцем на белый известняковый берег моря. — У самого порта. Но всё дело, ребята, в том, что я — не начальник. Вот скоро придёт мой начальник, с ним поговорим. Идёт?
      — Идёт! — сказал Котька и подумал, какой хороший человек дядя Петя.
      — А я в школу побежала, — сказала Аннушка. — У нас сегодня всего два урока. Учитель физкультуры заболел. Подожди меня, Костя, ладно?
      — Ладно, — сказал Котька.
      Потом он смотрел, как Анка мыла ноги внизу под краном, как надевала туфли, смешно прыгая на одной ножке, и как, перескакивая через голубые лужи, побежала к себе в школу.
     
      «МЫ БЫ ВСЕ ПОНЯЛИ...»
     
      Сашка уже лежал в постели, когда к нему пришли Оля, Гера и Серёжа.
      — А где Котя? — спросила Оля.
      — Ещё не приходил из школы, — соврал Сашка и даже немножко постонал, чтобы они поверили, что он Сашка и что он болеет.
      — Ты всё лежишь? — спросила Оля.
      — Лежу. Надоело, ужас как...
      — Не встаёшь?
      — Не-е, — застонал Сашка. — Не встаю. Вчера попробовал, чуть не упал.
      — Голова кружится?
      — Жутко, — сказал Сашка. — Как глобус. И в глазах такие звёздочки, кружочки, сердце тук-тук, ноги подгибаются, в руки что-нибудь возьмёшь — не держат.
      Сашка вдруг обратил внимание на то, куда смотрит Оля.
      Оля смотрела на его руку: в том месте, где прижимается ручка к среднему пальцу, было фиолетовое чернильное пятно! Сашка быстро сунул руку под одеяло, но было уже поздно. Оля сказала:
      — Саша, мы всё знаем. В школе вместо Коти был ты. Гера победно улыбнулся и встал, готовясь уйти. Сашка
      мучительно решал, что делать.
      — О его поведении мы поставим вопрос на сборе отряда, — сказала Оля.
      — Не надо, — сказал Сашка, поднимаясь. — Ребята это всё я придумал, один я! Котька не виноват. — И Сашка сбивчиво рассказал им обо всём. О слове, которое они дали папе, об их доме и о том, что чучела делать — это, честное слово, скучно и противно, если есть на свете живые птицы, а вот такой дом сделать — это интересно.
      Ребята молчали.
      Потом Серёжа сказал:
      — Саша, надо было нам рассказать. Не надо было обманывать.
      — Да, — сказала Оля. — Мы бы всё поняли.
      Г ера с красными ушами кивнул головой:
      — Просто мне было интересно, куда смылся Котька. Я же знаю, что у него порезан палец.
      — А ты никогда не обманывала? — вдруг спросил Сашка Олю.
      — Нет, — сказала Оля.
      — А тут для такого дела! — почти закричал Сашка. — Для такого дела!.. Это вам не чучело лепить!
      — А если мама и папа скоро приедут и Котьки не будет дома? — спросила Оля. — Что тогда будет?
      — Тогда плохо будет, — сказал Сашка. — Уже три часа. Он должен был уже быть дома.
      — Может быть, с ним что-нибудь случилось? — сказал Серёжа.
      — А деньги у него есть? — спросил Гера.
      — Денег у нас нету, — сказал Сашка. — Ни копейки. Ни копеечки.
      Ребята помолчали, потом Оля сказала:
      — У меня есть пятьдесят копеек. — Она положила большую серебряную монету на столик у Сашкиной постели.
      Сашка почувствовал, как к горлу подкатился комок: оказывается, Оля, строгая Оля со взглядом, как у целой комиссии, настоящий человек!
      — У меня есть рубль, — сказал Серёжка и положил рядом с монетой свой рубль.
      — И у меня есть тоже кое-что, — сказал Г ера. — Но кто поедет к Котьке? Я, честное слово, никак не могу. Мне домой надо.
      — Я поеду! — крикнул Сашка, спрыгнул с кровати на пол и молниеносно оделся.
      Гера хотел спросить Сашку, а не кружится ли у него голова, как глобус, но не сделал этого. Хотя очень хотелось это сказать.
      Начальник приехал на красном мотоцикле с никелированными колёсами. Котька сразу определил его марку — «Ява».
      Это был худой-худой парень в синих брюках и чёрной кожаной куртке. Его звали Толей. Начальник постоял внизу с рабочими, потом поднялся наверх и начал о чём-то говорить с дядей Петей. Ветер доносил обрывки их разговора, в которых были слова: накладные, балки, чего-то не хватало, чего-то не довезли. Начальник внимательно слушал дядю Петю и время от времени кивал головой. Они обошли все этажи и крышу, потом дядя Петя крикнул Котьке, чтобы он подошёл.
      — Сколько тебе лет, парень? — спросил начальник у Котьки.
      — Десять лет и девять месяцев, — ответил Котька.
      — Выходит, без пятнадцати двенадцать, — засмеялся начальник Толя и добавил: — Много.
      — Много, — согласился Котька.
      — Ну, давай твои чертежи. Посмотрим.
      — Это не чертежи, — сказал смущённо Котька, — это рисунок...
      Котька протянул его начальнику, и пока тот смотрел, Котька стоял рядом и волновался. А когда начальник Толя попросил его рассказать о доме, Котька так увлёкся, что даже не заметил, как сзади на цыпочках подошла Аннушка.
      — Знаешь что, архитектор, — сказал, выслушав Котькин рассказ, начальник Толя. — Хочешь посмотреть, каким будет этот город? Поедем со мной!
      Часы на руке начальника Толи показывали без пяти три.
      «Всё равно на катер не успею, — подумал Котька. — Домой как-нибудь доберусь, а Вовке Сафонову потом всё объясню».
      — Хочу, — сказал Котька и тут только заметил Аннушку. — Спасибо, — сказал он начальнику Толе. — Я передумал. Я не могу один ехать.
      Но начальник сказал:
      — Её возьмём тоже.
      — А довезёте?
      — Будет сделано! — засмеялся начальник.
      Он усадил Аннушку впереди себя на бензиновый бак, укрыл её плечи своей кожаной курткой; Котька сел на заднее сиденье, начальник Толя дал газ, и мотоцикл рванулся вперёд.
      Вскоре мотоцикл остановился перед большим оранжевым зданием.
      — Готово! — сказал начальник Толя и поставил Аннушку на землю.
      Котька слез сам.
      — Пошли, ребята!
      Начальник, Котька и Анка вошли в здание.
      — Знаешь, где мы? — спросила шёпотом Аннушка у Котьки.
      — He-а! А ты?
      — Тоже не знаю.
      Они прошли длинным коридором. В коридоре было много дверей. За стёклами дверей они видели, как много людей, стоя за досками, что-то чертили.
      Потом ребята попали в большой зал. И Котьке среди такого большого количества людей, чертёжных досок и разных чертежей стало немножко страшно.
      Начальник Толя подвёл их к усатому человеку с большим круглым лицом.
      — Елизабар! — сказал начальник Толя. — Посмотри, какого я тебе архитектора привёз!
      — Как твоя фамилия? — спросил усатый человек.
      — Байда, — сказал, глотая слюну, Котька.
      — Он приехал из Одессы и привёз нам свой проект, — сказал серьёзно начальник Толя, усаживаясь в кресло.
      — Я его с Сашкой, моим братом, рисовал, — добавил Котька.
      — Интересно... А кто эта красавица? — Усатый посмотрел на Аннушку.
      Анка встряхнула головой:
      — А я вас знаю. Вы Первого мая на трибуне стояли, а меня несли на глобусе. Помните?
      — Помню, — сказал добрый человек с усами. — Ты стояла на земном шаре.
      — А не боялась? Всё-таки высоко.
      — А чего там бояться?! — сказала Анка. — Меня же при вязали за талию. Вы бы тоже не боялись.
      — Привязали? — огорчённо переспросил усатый. — А думал, что ты бесстрашная.
      — Что вы! — смутилась Аннушка. — Я не бесстрашная. Вот я грома боюсь и ничего не могу с собой сделать!
      Она подняла голову и тут заметила, как в глубине чёрных глаз усатого архитектора дрожат смешинки.
      — Вы шутите? — спросила Аннушка.
      — Конечно, шучу! — признался он, рассмеялся и сказал Котьке: — Ну, показывай свою работу.
      Котька дрожащими руками развернул рисунок и начал в третий раз за этот день всё объяснять. Усатый человек внимательно слушал.
      — Это хорошо, — сказал он, когда Котька закончил, — что ты подумал о таком доме... Такой дом морякам необходим. Мы, строители, тоже подумали об этом доме. Значит, теперь можно сказать, мы его проектировали вместе. — И он подвёл Аннушку и Котьку к макету города, который они сразу не заметили.
      Это был город как бы с самолёта.
      Это был очень красивый город.
      Такой же красивый, как Одесса, а может быть, ещё красивее...
      К морю тянулись улицы — прямые, как стрелы, и Котька себе представил, как по утрам солнце будет устилать их золотыми дорожками, и по ним, по этим улицам, пойдут люди, поедут троллейбусы, покатятся автомобили, зашумит в листве деревьев весёлый тёплый ветер. Он прилетит издалека, может быть, от самого океана, откуда к этому городу будут плыть белые корабли...
      Котька не мог оторвать глаз от макета города. Он уже видел свой дом на высоком берегу, видел его свет в синей вечерней мгле и ещё видел, как на этот свет идут корабли.
      — Это тебе, Костя, — сказал начальник Толя. Его голос как будто разбудил Котьку.
      Начальник Толя протягивал Котьке большую фотографию города.
      — Это мне? — удивился Котька.
      — Ты читать умеешь?
      Внизу на белом фоне было написано тушью:
      «Косте, из которого может вырасти строитель новых городов».
      А ещё ниже стояли число, месяц и год.
      — А вы для Сашки ничего не допишете? — спросил счастливый Котька. — Мы же с ним вдвоём всё делали.
      — Справедливое замечание, — сказал начальник Толя и дописал внизу: «Саше, из которого тоже может получиться настоящий человек».
      — Спасибо, — сказал Котька. — Можно, я пойду уже?
      — Будь здоров, Костя, — сказал добрый человек с усами. — Вырастешь — приезжай к нам.
      Котька пообещал обязательно вырасти и приехать сюда вместе с братом.
      А потом все засмеялись, потому что всем стало хорошо и весело. И Аннушка тоже весело смеялась, потому что ей было радостно, что всё хорошо кончилось и что сегодня Котьке и Сашке не стыдно будет посмотреть в папины глаза.
      — А как ты домой доберёшься? — спросил усатый человек у Котьки.
      — Я его довезу до парома, а там он сядет на катер или автобус, так будет быстрее, — сказал начальник Толя. — Деньги у тебя есть?
      — Есть, — соврал Котька и тут же подумал, что таким людям, как начальник Толя, как Аннушка и этот усатый человек, можно было бы сказать правду.
      — Ну, тогда поехали, — сказал начальник Толя.
      Ветер свистел в Котькиных ушах, надувал пузырём рубашку на спине. Мотоцикл нёсся по шоссе, круто кренясь на поворотах. До переезда они добрались быстро. Въехали на причал, у которого стояли белые яхты. С другого берега подошёл катер. На нём даже не выключили двигатель, потому что из дырочки над ватерлинией, не переставая, шла струя горячей воды.
      — Ну, будь здоров, строитель, — сказал начальник Толя и протянул Котьке руку.
      Котька пожал руку начальника, потом сказал Анке:
      — До свиданья, приезжай к нам в Одессу. Запомни: Гарибальди, семнадцать, квартира семь.
      — Спасибо, — сказала Ан-ка- — Я приеду.
      — Пойдём на пляж, я тебе покажу скалы с эхом, — добавил Котька.
      Катер отошёл от причала. КотЬка стоял на палубе, махал рукой, и у него было тепло на душе. Анка, в белом платье и кожаной куртке на плечах, махала ему загорелой рукой и улыбалась. Потом, когда катер прошёл половину лимана, Котька увидел, как они сели на мотоцикл. Анка ухватилась за спину начальника Толи, и они понеслись обратно. Котька долго смотрел им вслед и видел, как они, маленькие-маленькие, мелькали между деревьями, пока не скрылись за поворотом.
      Катер ткнулся в причал Ильичёвска. И вдруг Котька увидел маму.
      — Котя! Как ты здесь очутился? — очень удивилась мама и сразу начала волноваться.
      Сначала Котька хотел притвориться Сашкой, но потом решил сказать правду. Тем более, что маму не проведёшь. Он подошёл к маме и, сбиваясь, всё рассказал. Мама смотрела на него, и Котька видел, как у неё начинают сверкать глаза.
      — А где Саша? — спросила мама. — Я звонила, никто не подходил к телефону.
      — Я не знаю, — сказал Котька.
      — А кто же это знает? — У мамы дрогнул голос, и она сказала, что Котька немедленно пойдёт с ней на пароход, к отцу: пусть тот поговорит, в конце концов, со своим чудесным сыном.
      И ещё сказала, что у неё уже нет сил, что пусть отец сходит на берег и сам имеет дело с прекрасными сыновьями.
      — А что это за фотография?
      — Обыкновенная. Это мне и Сашке. Наградили нас.
      — Кто наградил вас? — спросила мама.
      — Начальник Толя, — сказал Котька.
      — Какой начальник Толя? — спросила мама.
      — Тот, кто построил этот город, — объяснил Котька.
      — Я ничего не понимаю... — прошептала мама.
      На пароходе мама плакала, а папа смотрел на Котьку грустными глазами и даже не похлопал пальцем по тому месту, где между носом и лбом у Сашки и Котьки ровик. Так папа делал всегда при встрече с сыновьями.
      — Ну, что ты молчишь? Будто тебя нет! — говорила мама сквозь слёзы папе.
      А тот всё смотрел на Котьку, на его виноватые глаза, а Котька рассказывал о доме, об их плане, о Севке Петри-не, из-за которого пришлось ехать в Ильичёвск, и о скучных чучелах.
      — А может, Саша уже здоров? — спросил папа.
      — Ну конечно, — согласился с ним Котька.
      И только мама тихо плакала и говорила, что не знает, что ей делать.
      — Может быть, сойти с парохода? Заявить в милицию?
      Потом они сидели молча, и Котька не знал, куда девать
      свои глаза и руки.
      По радио серьёзным голосом сказали:
      — Палубной команде занять места по швартовому расписанию.
      Папа надел фуражку, потрогал Котькину голову, легонько
      — Ну, что ты молчишь? Будто тебя нет! — говорила мама сквозь
      слёзы папе.
      постучал пальцем по ровику и вышел из каюты. У мамы перестали сверкать глаза.
      Потом Котька услышал, как в носу корабля загрохотала якорная цепь. Сначала одна, потом другая. «Юрий Гагарин» уходил на догрузку в Одессу.
      — Мам, я пойду на мостик?
      — Сиди тут, чтобы звука твоего не было слышно, — сказала мама, и у неё в последний раз сверкнули глаза. Но не очень сильно.
      — Будет жив и здоров твой Саша, — сказал Котька и почему-то добавил «ей-богу», как обычно говорила их бабушка, мамина мама.
     
      ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ
     
      Привоз — Одесский базар, откуда ходил трамвай до курортного села Черноморка, за которым уже стоит Ильичёвск. От Одессы до Черноморки час езды, дальше нужно добираться катером минут двадцать или в объезд автобусом.
      На причале была огромная очередь. За час не управиться. И тут Сашка нашёл выход. Невдалеке стояла тяжёлая лодка с подвесным мотором. В ней возился мальчишка в красной чемпионской майке. Сашка подошёл поближе. «Гонщик» сделал вид, что не замечает его.
      И тут Сашка сделал вывод, что все люди, имеющие дело с моторами, страшные зазнайки.
      — Слушай, — сказал ему Сашка, — мне надо срочно в Ильичёвск. Подвези меня, пожалуйста. А?
      — Я никого на борт не беру! — сказал «гонщик». — Каждый человек — лишний груз.
      — Но мне надо срочно, — сказал Сашка. — Это же недалеко. Я очень прошу тебя. Чего тебе стоит? У тебя же мотор...
      «Гонщик» подумал, потом сказал:
      — Ладно. Давай садись на нос. Чтобы центр тяжести не переместился.
      Они столкнули лодку в воду. Красный «гонщик» дёрнул шнур, мотор затарахтел, и лодка медленно заскользила по
      воде. «Гонщик» вынул из-под банки белый гоночный шлем, натянул его на голову, крепко застегнул у подбородка и сильно накренился вперёд, не спуская глаз с носа лодки. Он сидел так, будто лодка неслась со скоростью скуттера. Сашка с удивлением смотрел на «гонщика».
      Они уже шли полчаса, а берег почти не удалялся. Как будто стояли на одном месте. Потом мотор чихнул и остановился.
      «Гонщик» начал копаться в моторе. Он копался долго, нажимая все кнопки и даже на что-то дул. Всё было безрезультатно. Мотор молчал.
      Сашка видел, как из-под шлема «гонщика» вытекли две струйки пота и скатились по щекам на его вспотевшую шею.
      — Ты бы шлем снял, — сказал Сашка «гонщику», — всё равно стоим на месте.
      Тот подумал и снял шлем. Мокрые рыжие вихры прилипли к его голове. Он снова стал нажимать все кнопки, поворачивать краники и на что-то сердито дуть.
      — Скажи честно, — спросил, глядя на это, Сашка, — ты мотор знаешь? — Он это спросил потому, что сам мотор не знал, но видел, как ведут себя люди, знающие мотор.
      Рядом был большой серый борт «Юрия Гагарина».
      — Да тут надо только... это... сделать... — сказал «гонщик», но что «это», он сам не знал.
      — Я тебя спрашиваю, знаешь мотор или не знаешь? — строго спросил «гонщика» Сашка, потому что тот уже копался минут двадцать, а лодку относило всё дальше и дальше в море.
      — Не очень хорошо, — сознался «гонщик».
      Солнце, как большой оранжевый мяч, закатилось за горизонт. Мотор не заводился.
      С берега уже еле-еле долетали крики и смех купальщиков.
      Быстро темнело.
      Сашке стало страшно — кругом была вода.
      — А вёсла есть? — спросил он, хотя сам видел, что вёсел нет.
      Гонщик растерянно смотрел на Сашку.
      Тогда Сашка снял две доски с банок, одну протянул «гонщику» и приказал грести.
      Грести досками было неудобно.
      Доска выворачивала руки. Но ребята гребли изо всех сил. Пот застилал им глаза. Огоньки на берегу расплылись и стали пушистыми.
      — : По-моему, стоим на месте, — сказал, тяжело дыша, «гонщик».
      — Ничего подобного, — крикнул Сашка, — греби!
      И они ещё долго отбрасывали тяжёлую воду за корму, толкая свою лодку всё ближе и ближе к берегу. Вдруг Котька услышал, что его зовут.
      Он оглянулся и замер. Рядом был большой серый борт «Юрия Гагарина».
      — Сашка! — кричал Котька. — Сашка, я здесь!
      Сашка посмотрел по сторонам и увидел в иллюминаторе своего брата. Потом увидел маминб лицо.
      Котька выскочил из каюты и бросился на капитанский мостик.
      А потом всё было так. Капитан дал команду «Стоп, машина». Опустили на воду шлюпку. В неё спустился папа и ещё два моряка, они подошли к лодке, в которой были Сашка
      и «гонщик», папа что-то сделал с мотором, и тот немедленно заработал.
      — До берега доберёшься сам? — спросил папа «гонщика».
      — Доберусь, — сказал тот, и Сашка видел уже с трапа парохода, что «гонщик» больше не надевал гоночного шлема.
      У трапа Сашку встретила мама, и, как только он поставил ногу на палубу, она шлёпнула его и снова, уже, наверное, в десятый раз за этот день, заплакала, и в каюте говорила папе, что у неё нет уже сил заниматься его сыновьями, и пусть он списывается на берег и узнает, какое это удовольствие — Котька и Сашка. И снова говорила, что если папа будет продолжать плавать, она сойдёт с ума.
      Потом Котьку и Сашку заперли в каюте и запретили выходить в наказание на палубу. А им совсем этого и не хотелось. Братья забрались а папину постель, укрылись тёплым одеялом и рассказали друг другу всё: Котька об Ильичёвске, а Сашка о школе.
      — Только нехорошо, что меня выгнали из класса, — сказал Котька. — Это унизительно.
      — Так, как я вышел, — это не унизительно, — сказал Сашка.
      Через иллюминаторы вечер вошёл в каюту. Показались огни Одессы. Сашка и Котька молча слушали, как за бортом шумела вода, и каждый из них думал о новом городе, об идущих к нему кораблях, о смуглой девочке Аннушке, о начальнике Толе на красном мотоцикле, о строителе дяде Пете... И ещё мальчики думали о том, что если у людей есть настоящее дело — не такое, как чучела, — то не надо его скрывать от других, потому что всем вместе это можно сделать быстрее и легче.
      Ветерок влетал в иллюминаторы, шелестел о стенки каюты и затихал. Котьке и Сашке слышался в нём запах степи, запах нового порта и целого прошедшего дня — такого непохожего на все, что они успели прожить за свою короткую жизнь.
      А когда папа с мамой вернулись в каюту, братья, прижавшись друг к другу, крепко спали. Им снился большой белый
      город. Красивее даже, чем Одесса. Весь в солнечных зайчиках. И по этому городу шли Котька и Сашка, и люди вокруг говорили друг другу: «Смотрите — вот идут два брата, которые умеют держать слово. Они вместе с нами строили этот город».
      Это говорили все люди вокруг, и об этом тоненько вызванивали зелёные листья платанов, об этом пели в высоком небе белые облака, и синее море тоже шептало об этом, набегая на жёлтый-жёлтый песок...

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru