На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Библиотека советских детских книг
Любимов Б. «Гроздь винограда». Иллюстрации - Н. З. Левинская. - 1963 г.

Борис Исакович Любимов (Либерман)
«Гроздь винограда»
(детям о винограде и виноградарстве)
Иллюстрации - Н. З. Левинская. - 1963 г.


DJVU



 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

Скачать текст «Гроздь винограда»
в формате .txt с буквой Ё - ZIP

СОДЕРЖАНИЕ

В городе дворцов н фонтанов 3
Почтенный старожил 8
Миллионы лет назад —
Легенда и были 10
О звёздах и песчинках 16
«Дядя Митяй» 17
Удивительная жизнь 19
Дом с удобствами 23
Первые шаги —
Весенний «плач» 24
Что сажать? 26
Лучше, вкуснее 29
Китайские отводки 31
Самое главное 32
Смотри в оба! 34
Тревожные ночи —
Почему пахнет селёдкой? 35
Дождь идёт! 38
Жучки-пираты 40
Нашествие невидимок 43
Рассказ старого молдаванина —
Ураган над Европой 46
Топором и огнём 49
О чём спорят учёные? 50
Миллион гектаров 53
Верные помощники —
Самая желанная 56
Так делают вино 59
Бируинца 64
Дорога на север 68
Здесь они учатся 72
Дедушка Ризамат и его юные друзья 76

      Ты, верно, видел большие и красивые грозди винограда и уж, конечно, не раз лакомился его сочными сладкими ягодами. А знаешь ли ты, как живёт и растёт виноград, сколько труда вкладывает человек, чтобы защитить его от множества врагов — насекомых, болезней, холода, ветра?
      Пойдёшь на виноградник ранней весной, до чего там уныло — ни одной веточки! Лозы мирно спят под тёплым «одеялом». Но пройдёт три-четыре месяца, холмы и равнины покроются зелёными лозсь-ми, увешанными тяжёлыми гроздями...
      Впрочем, не нужно тебе всё это рассказывать. Ты сам прочтёшь эту книгу и тогда узнаешь много интересного о винограде.
      Научный редактор кандидат сельскохозяйственных наук Г. С. Морозова

     
      В ГОРОДЕ ДВОРЦОВ Н ФОНТАНОВ
     
      Я часто бывал на Выставке достижений народного хозяйства. Минувшей осенью решил ещё раз туда съездить.
      День выдался хмурый, неуютный. Обычно в конце сентября солнышко и улыбается широко, и светит весело и задорно, полными пригоршнями разбрасывая вокруг золотистые брызги. Посмотришь на небо — оно синее-синее, будто искусный мастер покрыл его густым слоем ультрамарина. А тут грязные облака. Дождик моросит не переставая. Сырость обступает тебя со всех сторон. Чуть подует ветерок — пожелтевшие листья целыми охапками срываются с веток и, дрожа от холода, медленно и плавно опускаются на землю.
      И всё же, когда и в такую непогоду попадаешь на выставку, — на душе праздник. Невольно забываешь и о том, что лето выдалось такое короткое, незадачливое — поздняя весна, холодный июнь, скучный
      август — весь месяц он плакал дождями. И о том, что и сейчас за воротник назойливо пробираются прохладные колючие капли.
      Идёшь мимо дворцов-красавцев, фонтанов, живописных цветников, пусть и поблёкших от прикосновения осени, — и облака уже кажутся вовсе не такими грязными, и дождик будто совсем и не дождик — это фонтаны рассеивают вокруг тоненькие струйки воды. И не такие они холодные, право! Освежают немного — вот и всё.
      Прогулка по выставке — это увлекательнейшее путешествие по бескрайним просторам нашей Родины, открывающей перед тобой всё своё величие, все неисчислимые богатства.
      Чего-чего здесь только нет!
      Вот машины-чудесницы, способные делать самую тяжёлую и самую сложную работу, нефтяные вышки, угольные шахты. Вот макеты укрощённых рек. Бурные воды, веками тратившие без пользы свою исполинскую силу, теперь по воле человека вращают турбины электростанций, чтобы дать свет городам и сёлам, жизнь фабрикам, шахтам, заводам, стройкам... А вот гигантская серебряная птица, которая за десять часов доставляет сто, а то и больше пассажиров на другой материк, за океан. Есть здесь и наши знаменитые спутники Земли и космические корабли.
      Кружевными узорами из разноцветного стекла и камня обрамлены почти все павильоны.
      Высоко в небо поднимаются ажурные стены павильона Узбекистана. Это одна из крупнейших среднеазиатских республик.
      Открыв дверь этого павильона, попадаешь в самый большой — главный зал. Как здесь светло и бело! Светло от множества электрических ламп, а бело от снега, рассыпанного на кустах каких-то растений... Постой, постой... да и не снег это вовсе. Это белые коробочки хлопчатника. Ведь Узбекистан — главный поставщик хлопка нашим текстильным фабрикам. Не найдёшь, пожалуй, в Советском Союзе человека, который не носил бы вещей, сделанных из хлопка, выращенного в Узбекистане.
      Но республика эта славится не только хлопком. Из соседнего зала пахнуло густым ароматом фруктов. Ну как не заглянуть в зал садоводства и виноградарства — в этот музей чудес природы! Какие тут арбузы — они весят пуд, а дыни величиной с громадную тыкву!
      Центральную часть зала занимает сплетённый из толстой проволо-
      Размер грозди винограда.
      ки шатёр. Его потолок и стены увешаны тяжёлыми гроздями винограда — зелёными, жёлтыми, чёрными, розовыми... Вкусный шатёр, не правда ли? Под его сенью полным-полно детворы. С большим любопытством осматривают ребята это необычное, словно вытканное из разноцветных ягод сооружение.
      Шумную толпу школьников сопровождает глубокий старик в вышитой золотом тюбетейке. Старик чувствует себя здесь как дома. Он знает биографию каждой грозди, её точный адрес и охотно отвечает на вопросы юных экскурсантов.
      — Ух ты, какая громадина! — воскликнул паренёк лет десяти-одиннадцати, увидев на стенде действительно сказочную по величине гроздь винограда. — Сколько же она весит?
      — Эта? — Старик прищурился, оценивающим взглядом посмотрел на гроздь и сказал: — Четыре с половиной килограмма. — И пояснил: — Бывают и побольше — до семи килограммов.
      — О, такой грозди на весь наш пятый «Б» хватит! — восторженно заметил мальчик.
      — А как он растёт, этот виноград? — робко спросила девочка.
      — На кустах и растёт, — с видом знатока небрежно бросил кто-то из ребят.
      — На кустах? — удивилась она. — Разве тоненькая веточка может удержать такую большущую гроздь, она же сломается!
      — Если не доглядеть, может и сломаться, — сказал старик. — Но человек всё время следит, чтобы этого не случилось. Он даёт каждому кусту прочную, надёжную опору. Много, ох, как много надо поработать виноградарям, чтобы вырастить такие вот большие грозди вкусных ягод!
      Ребята потеснее окружили старика, им очень хотелось послушать его рассказы о винограде.
      — Расскажите нам про виноград. Пожалуйста, расскажите, дедушка Ризамат, - — послышалось со всех сторон.
      Ризамат? Знакомое имя. Я встречал его в газетах, журналах, проспектах выставки, даже в учебниках. Ризамат Мусамухамедов — самый знаменитый виноградарь Узбекистана. Впрочем, не только Узбекистана. Его знают во всех наших республиках, краях, областях — всюду, где растёт виноград.
      Но, может быть, это Ризамат, но не Мусамухамедов. Мало ли узбеков носит такое имя!
      Нет, нет! Это именно и есть Ризамат Мусамухамедов. Небольшая бородка и длинные усы. Его портреты часто встречались мне в журналах и газетах. Все сомнения рассеялись, когда я наконец протиснулся к нему сквозь толпу ребят и увидел на его груди много орденов и медалей : два ордена Ленина, два — Трудового Красного Знамени, один — Знак Почёта, восемь медалей Выставки достижений народного хозяйства. Среди высоких наград есть ещё и почётный знак лауреата Государственной премии Советского Союза и золотая медаль Героя Социалистического Труда. И все эти отличия Ризамат получил за выращивание винограда.
      — Слишком много рассказывать о винограде, — сказал старик.
      — Ну хоть немножко, дедушка Ризамат.
      — Немножко? — усмехнулся Ризамат, явно не без удовольствия уступая просьбе пытливых школьников. — Немножко, пожалуй, можно. Только одному мне с этим делом не справиться. Сейчас попрошу Марию Николаевну, старшего методиста по винограду. Она — человек учёный, много интересного может рассказать.
      Старик снял телефонную трубку, и через несколько минут в зал вошла пожилая женщина.
      — Мария Николаевна, ребята просят рассказать о винограде. Но я ведь сам больше по практической части, а им хотелось бы услышать и о науке, и об истории...
      — Ну что ж! — охотно согласилась Мария Николаевна. — С удовольствием разделю с вами увлекательное путешествие в чудесный мир виноградной лозы.
      И они вдвоём — и по очереди, и часто перебивая и дополняя друг друга — начали свой рассказ.
     
     
      ПОЧТЕННЫЙ СТАРОЖИЛ
     
      МИЛЛИОНЫ ЛЕТ НАЗАД
     
      Откуда же они родом — эти тучные грозди ягод, похожих то на «персты девы молодой», как писал А. С. Пушкин, то на мелкий янтарь? И по величине, и по форме они самые различные, самые причудливые. Вот ягоды овальные, продолговатые, приплюснутые, а вот совсем круглые, яйцевидные, изогнутые...
      А какое богатство красок — ягоды красные, фиолетовые, белые, жёлтые, чёрные, светло-зелёные, золотисто-розовые... А то, смотришь, на одной ягоде переливается несколько цветов и оттенков.
      Вот кожица плотная, упругая, хрустящая, а вот прозрачная, нежная — в ягоде сквозь неё, почти как в стеклянном сосуде, видны жилки и семена.
      Но какие бы ни были ягоды по размеру и цвету, все они содержат в себе ароматный сладкий сок.
      Никто не знает, где, когда и кто первый ощутил на своих губах душистую влагу винограда. Было это давным-давно, в далёкие времена..
      Виноград — очень древний, весьма почтенный старожил на нашей планете. Археологи при раскопках обнаружили во многих странах мира окаменевшие остатки этих растений, живших в такие давние времена, когда на свете и людей-то ещё не было. В меловых отложениях
      на территории Молдавии нашли отпечатки листьев, которые, по мнению учёных, украшали виноградные кусты десять — двадцать миллионов лет назад.
      Он старше многих птиц и многих рыб.
      Он перенёс период ледниконый; Косматый мамонт — даже тот погиб. А виноград, одетый лишь пушком, Дожил до нас, опершись посошком.
      Без опоры, без поддержки виноградный куст может погибнуть. Ведь его ветви достигают иногда тридцати — сорока метров в длину.
      Виноград — не дерево. У него нет ствола, который бы придавал растению определённое положение. Это многолетняя лиана, и в зависимости от тех предметов, которые она обвивает своими побегами (лозами), принимает самую различную форму.
      «Лазящей лианой» прозвали виноград в старину. И действительно, он иногда взбирается на верхушки даже самых высоких деревьев. Поэтому знаменитый таджикский учёный и писатель Абу-Али-Ибн-Сина, известный под именем Авиценна, тысячу лет назад говорил о виноградной лозе как о «полу-животном-по л урастении ».
      Ягодами «лазящей лианы» лакомились древнейшие птицы и звери, обитавшие некогда в безлюдных ещё просторах земли. Первобытный человек, собирая в лесах съедобные плоды, корни, стебли, также сразу оценил достоинства этого растения. " " " "
      Виноград, вьющийся по дереву. Иэобра-Как было не залюбоваться его жение относится ко временам Асси-
      яркой зеленью, нарядными рийского государства.
      гроздями! Да и сочные ягоды пришлись по душе нашим далёким предкам.
      Появилась мотыга — люди начали переселять виноград из дремучих лесов поближе к своим жилищам. Со временем человек научился различать, какие растения дают более вкусные плоды и более высокие урожаи, и старался размножать и улучшать их.
      Шли века, тысячелетия... До неузнаваемости изменился облик земли, облик людей, их быт, культура. И всю свою долгую-предолгую жизнь, с древних времён и до наших дней, человечество холит, пестует виноград, лелеет его.
     
      ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ
     
      Много былин, легенд, сказок сложено об этом древнейшем растении. В одной из них говорится так:
      ...«И был всемирный потоп. И всё живое погибло. Только Ной спасся на ковчеге своём. Долго ли, коротко ли Ноев ковчег странствовал по синим морям-океанам — про то не ведомо никому, кроме всевышнего. Но всем ведомо, что после скитаний Ной высадился на горе Арарат. И ещё ведомо, что как только ступил он на твёрдую землю, то сразу же приказал своим сыновьям разводить виноградники. И сам он трудился с сыновьями своими в поте лица. А в награду за это господь бог послал ему для утешения души и сладости тела необыкновенные плоды»...
      Никогда не было на земле никакого всемирного потопа. Не было ни Ноя, ни его сыновей, ни ковчега. Всё это сказка, легенда. Одно лишь правда во всей этой истории: с незапамятных времён высится гора Арарат и на её пологих склонах, в её долинах и окрестностях действительно выращивают виноград.
      Пять-шесть тысяч лет назад уже цвели лозы на территории Закавказья, в Средней Азии, в районах, прилегающих к Каспийскому, Чёрному и Средиземному морям. Колхиду (так называли когда-то часть Грузии) — страну, «златым виноградом богатую», — воспевали поэты древности. Вкус чудесных ягод давно знали далёкие предки армян, туркмен, таджиков, молдаван. В крымском городе Керчи на стенах
      старинных погребальных склепов до сегодняшнего дня сохранились изображения стелющихся лоз.
      Недавно археологи нашли в Самарканде — это в Узбекистане — следы того, что и здесь, задолго до нашей эры, местные жители возделывали виноград.
      Душистыми ягодами, выращенными рабами, наслаждались египетские фараоны и сирийские владыки. На памятниках древнего Египта и сегодня можно видеть высеченные фигуры невольников, несущих в корзинах полновесные грозди. А в гробнице фараона Тутан-ханона недавно обнаружили кувшин с такой надписью: «Вино из имения Тутанханона с Западной реки. Начальник виноградарства Сна».
      В странах Среднего Востока трудно найти хотя бы один древний храм, который не украшал бы виноград. Изысканной роскошью славился храм в Иерусалиме, построенный при царе Ироде. Главным его убранством служила лоза с золотыми листьями и грозди, сделанные из драгоценных камней.
      А сколько творческого вдохновения посвятили винограду поэты древности!
      Вот несколько строк из поэмы «Одиссея», созданной легендарным певцом Эллады — так называли когда-то Грецию — Гомером три тысячи лет назад:
      Сбор винограда в древнем Египте (фрагмент).
      Там разведён и сад виноградный богатый, и грозди Частью на солнечном месте лежали, сушимые зноем,
      Частью ждали, чтоб срезал их с лоз виноградарь; иные Были давимы в чанах; а другие цвели, иль, осыпав Цвет, созревали и соком янтарно-густым наливались.
      Саду границей служили красивые гряды, с которых Овощ и вкусная зелень весь год собиралась обильно.
      В столь отдалённые времена была уже довольно высока культура виноградных плантаций. Раскопки в Крыму показали, что ещё за несколько веков до нашей эры здесь ограждали насаждения от северных ветров лесозащитными полосами, кусты высаживали квадратами, чтобы их удобнее было обрабатывать.
      Древнегреческий географ и историк Страбон, живший около двух тысяч лет назад, в своей книге «География» описывает очень остроумный способ выращивания винограда в пойме реки Евфрат.
      Казалось, не придумать более благодатного уголка природы: прекрасный климат, отличная почва. Но вот беда: весною пойма часто подвергалась наводнению. В такие годы голод обрушивался на прибрежных жителей — ведь виноградник был для них единственным источником существования.
      Евфратские мастера решили перехитрить природу. Они построили на реке огромные плоты из камыша, покрыли их плотным слоем земли и заложили виноградники. Образовались своеобразные искусственные острова. Прибывает вода — не страшно: плот поднимается вместе с ней. Паводок кончается, река входит в свои берега — виноградники принимают прежнее положение.
      Каких только трудностей не преодолевал человек, чтобы удержать в своих руках это необыкновенное растение! Даже когда сбор урожая был связан с риском для жизни — и тогда человек не сдавался.
      Вот какую любопытную историю поведал древнеримский учёный и писатель Плиний-старший.
      Примерно две тысячи лет назад на территории нынешней Италии, в Римском государстве, только ещё начали вводить виноград в культуру. Возделывали его на первых порах очень примитивным способом. Лозы взбирались на высоченные деревья, обвивали их стволы, и собирать урожай было очень опасно. Легко ли, в самом деле, лазать по деревьям, срезать грозди и укладывать их в висевшие на шее корзины!
      Нередко сборщики срывались с большой высоты и разбивались насмерть.
      Тогда римские правители издали такой закон. Перед выходом на работу сборщик винограда обязан оставить завещание и приготовить себе доски для гроба. Владельцы же виноградников давали властям подписку, что все расходы по похоронам своих работников они берут на себя.
      Этот закон просуществовал, видимо, не очень долго. Скоро римляне, как и греки, научились выращивать виноград на земле, и сборщикам не было надобности оставлять завещания, прощаться с родными и знакомыми и запасаться похоронными принадлежностями. Римляне отлично освоили это растение. Когда император Юлий Цезарь пошёл в поход на соседние страны — Германию, Францию, Швейцарию, — он приказал своим солдатам распространить римские сорта винограда на завоёванных землях.
      С годами виноград прижился во многих странах мира. Он растёт и плодоносит в Астралин и Новой Зеландии, на Гавайских островах, в Северной и Южной Америке. Он отлично чувствует себя в Турции и Югославии, Иране и Португалии, Румынии и Болгарии, Чили и Венгрии. Изображения виноградных лоз, ягод, листьев нередко можно увидеть на монетах, медалях, почтовых марках Венгрии, Греции, Израиля...
      На территории России виноград появился значительно позже. Историки утверждают, что это случилось в конце XVI века, когда персидские купцы привезли в подарок русскому царю Алексею Михайло-
      Изображение винограда на монетах государств античного мира.
      Карта распространения винограда на земном шаре. Кружочками и квадратиками отмечены районы виноградарства.
      вичу необыкновенные, невиданные до той поры грозди ягод. Диковинные ягоды пришлись по вкусу царю, и он приказал заложить виноградники на Волге, близ Астрахани. Спустя некоторое время по указу царя саженцы перекочевали и на берега Терека. Пётр Первый продолжил дело, начатое его дедом, он велел заложить виноградники на Дону, Кубани, Ставрополыцине.
      Теперь в Советском Союзе лозы растут и цветут во всех наших рес-
      публиках, за исключением Латвии, Литвы и Эстонии, где проводятся пока лишь опыты по выращиванию винограда в открытом грунте. Очень уж климат здесь неподходящий!
      Большие пространства заняты виноградниками в Крыму, Молдавии, Грузии, Азербайджане, Узбекистане, Армении, Дагестане. В последние годы донские и кубанские совхозы и колхозы всё шире открывают дорогу этому растению на свои благодатные земли.
      Виноград любит тепло и свет. Очень любит. Но чересчур много тепла и очень много солнца для него так же вредны, как и суровые морозы. Лучше всего ему живётся в умеренно тёплом климате.
      Поэтому, когда изучаешь карту земного шара, на которой кружочками и квадратиками отмечены районы виноградарства, то на громадных пространствах не увидишь ни кружочков, ни квадратиков. Это значит, что во многих местах виноград не может расти: климат не подходит.
     
      О ЗВЁЗДАХ И ПЕСЧИНКАХ
     
      Много ли на свете сортов винограда, как ты думаешь? Десять?.. Двадцать?.. Сто?.. О, нет! Гораздо больше.
      В разных уголках земли, в разных странах, и не только странах — в различных районах одной и той же страны — свои сорта. У каждого сорта свои особенности, свои свойства, свой «характер», свои вкусовые отличия. Поэты Древней Греции писали, что разновидностей винограда столько, сколько звёзд на небе. А римский поэт Вергилий в своей поэме «Георгики», посвящённой земледелию и написанной более двух тысяч лет назад, говорил:
      Но для того, чтобы дать все виды их и названья —
      Чисел не хватит, да их исчислять и незачем вовсе.
      Ибо желать их узнать всё то же, что в море Либейском Весь исчислить песок...
      Сравнение числа сортов винограда с количеством звёзд и песчинок — явное преувеличение, поэтический образ. Но образ этот рождён жизнью. Видно, очень много сортов винограда было уже и в те далёкие времена. А сколько же их теперь?
      Учёные по-разному толкуют: одни говорят — четыре тысячи, другие — пять. Точную цифру пока назвать нельзя. И вот почему: часто в различных странах мира одно и то же растение носит различное название. Например, один и тот же сорт винограда в Молдавии называется Алепо, в Болгарии — Афузали, в Италии — Реджина, в Турции — Розаки, во Франции — Датье де Бейрут. И наоборот: в разных странах и даже районах одной страны различные сорта названы под-
      час одним и тем же именем. Теперь, по решению Международного конгресса виноградарей, многие учёные заняты уточнением названий и подробным описанием всех существующих в мире сортов. Очень сложная и кропотливая работа! Специалисты считают, что для её выполнения понадобится несколько лет напряжённого труда.
      Откуда возникло такое обилие сортов и зачем?
      Многие века человек старался проникнуть в «душу» винограда, выяснял, на какой почве, в каком климате, при какой влажности и других условиях он лучше растёт и развивается. Люди скрещивали различные виды, отбирали лучшие растения, выращивали и размножали те из них, которые хорошо росли и давали высокие урожаи. Так в различных районах мира создавались свои местные сорта.
      Этот процесс не закончился и теперь, он будет продолжаться вечно. Ведь человек никогда не откажется от поисков путей, чтобы заставить природу лучше служить людям.
      Каждый сорт имеет своё количество кустов на гектар, своё количество побегов на кусте, глазков на побеге. Но случается и так, что один и тот же сорт винограда в зависимости от климата и почвы раз-t вивается совершенно по-иному. Вот сорт Пино серый во Франции высаживают на гектаре шесть-семь тысяч кустов, а у нас в Молдавии — вдвое меньше. Тот же Пино серый в Узбекистане так разрастается, что на гектаре размещается почти вдвое меньше кустов, чем в Молдавии, и в четыре раза меньше, чем во Франции.
      В природе существовали да и ныне существуют кусты, поражающие своими исполинскими размерами. На юге Соединённых Штатов Америки — в Калифорнии — один куст занимал полгектара, его поддерживали шестьдесят столбов, он жил около двухсот лет и давал ежегодно шестьсот пудов винограда.
     
      "ДЯДЯ МИТЯЙ"
     
      Каждый сорт винограда имеет своё название.
      Всякие бывают названия.
      Иные определяют наиболее типичные внешние признаки ягод — их окраску, размеры, форму грозди — например, Белый круглый, Алый, Бурый... В Туркмении есть Кара-Узюм, что в переводе на русский язык означает «чёрный виноград». Один из сортов армянского винограда даёт оригинальные, как бы раздвоенные ягоды — ему присвоили имя Ачабаш: «двухголовый». Среднеазиатский виноград с продолговатыми ягодами назвали Келим-Бармак — «пальцы девушки».
      Многим сортам даны географические названия — Чёрный крымский, Алый терский. Некоторые названия характеризуют вкусовые качества, сроки созревания — Астраханский скороспелый, Баян Ширей (сладкий из селения Баян в Азербайджане). Существуют и названия, связанные с именами людей, вырастивших и распространивших тот или иной новый сорт: Коринка Мичурина, Поздний Негруля...
      А встречаются иногда и забавные названия.
      В Ташкент приехал один учёный и пожелал познакомиться с коллекцией винограда в узбекском научно-исследовательском институте.
      Учёного проводили на плантации, он долго осматривал Кишмиш белый, Паркентский розовый, Хусайне, Чарас... У одного из кустов профессор задержался особенно долго. Несколько раз он снимал очки, вновь надевал их, внимательно всматривался в табличку и недоумённо пожимал плечами. На табличке было написано: «Дядя Митяй».
      — Это что же за «дядя»? — наконец спросил гость.
      И сопровождавший профессора сотрудник рассказал, как возникло такое странное название.
      Несколько лет назад один мальчик, увлекавшийся виноградарством, переехал с родителями из Таджикистана в Ташкент. Он привёз с собой саженцы приглянувшегося ему сорта и посадил их во дворе дома. Выросли необыкновенные по красоте и размеру кусты. Один из них особенно удался. Его крупные, розовые ягоды вызывали восхищение, многие приходили полюбоваться на них. Заинтересовались ими и сотрудники узбекского института. Они взяли с куста черенки, чтобы изучить новый сорт.
      Как же его назвать? Обратились к мальчику:
      — Скажи, пожалуйста, как зовут тЕоего красавца?
      — А кто его знает! — пожал плечами юный натуралист. — Дядя Митяй с ним работал. Мы взяли черенок с его любимого куста.
      — Дядя Митяй, говоришь? Ну что ж! Пусть будет «Дядя Митяй».
     
     
      УДИВИТЕЛЬНАЯ ЖИЗНЬ
     
     
      Летом весь холм утопал в зелени. Чуть позже и до глубокой осени тяжёлые янтарные ожерелья опоясывали все его склоны. Сборщицы с весёлыми песнями снимали грозди спелых ягод.
      Но выпал первый снежок — и холм осиротел. Куда девался его богатый, красивый, пышный наряд? Ни одного листочка! Да что листочка — листья на зиму опадают с очень многих кустарников и деревьев. Ни одной веточки, ни одного кустика! Опустел холм, стал совершенно голым, серым, скучным. Будто невесть откуда налетел ураган и с корнем вырвал из земли все растения.
      Заглянем в эти же места в августе — сентябре на следующий год. Снова цветущий сад, снова ветки обгешаны душистыми гроздями.
      Как же зто так?
      Всё, оказывается, довольно просто.
      Виноградные лозы в местах, где бывают сильные морозы, замёрзнут, если их оставить зимовать на поверхности земли. Тогда прощай весь куст — не жди от него ягод. Только на растопку печи он может пригодиться.
      Поэтому после сбора урожая кусты слегка обрезают, а затем пригибают, укладывают в канавки и укрывают землёй. Делают это осторожно, чтобы не повредить побеги и глазки. В более холодных краях землю утепляют перегноем, торфяными подушками. Под этими «одеялами» растения покоятся всю зиму до самой весны. Пригреет весеннее солнышко — с растений сбрасывают «одеяла».
      Неприглядно выглядит освобождённый от земляного покрова виноградный куст. Он такой неказистый, нескладный, унылый... От него в разные стороны торчат несколько голых побегов. Не верится даже, что он снова будет зелёным и нарядным.
      Однако под воздействием тепла, солнца, света голые побеги быстро — за месяц-полтора — обрастают зелёной листвой. В мае обычно появляются соцветия. А через два-три месяца кусты уже украшены гроздями ягод.
      Грозди винограда бывают разными по размеру и весу, в зависимости от сорта.
      У мелких гроздей средний вес примерно двести — триста граммов. Однако есть сорта, дающие грозди-гиганты, по два, три и больше килограммов. А такой сорт, как Тайфи розовый, может порадовать исполинскими гроздями в пять и даже семь килограммов.
      Что же, стоит только освободить лозу от земли — и она будет расти и плодоносить?
      О, нет! Её нельзя оставлять без присмотра и ухода. С самой ранней весны до уборки урожая всё смотри за ней да смотри. Иначе она
      зачахнет, а то и воЕсе погибнет.
      Молодой побег в начале цветения.
      Только «проснутся» кусты — и вместе с первыми лучами весеннего солнца приходят на плантации виноградари. Они осматривают каждый куст и производят его обрезку, оставляют определённое количество побегов и определённое количество глазков на побеге. Ведь возможности каждого куста различны. Вот этот куст, допустим, может «прокормить» двести глазков, а тому
      больше полутораста не «поднять» — у него не хватит питательных веществ, и тог да он не даст полноценных гроздей.
      Специалисты-виноградари отлично в этом разбираются. Они помнят также, сколько осадков выпало за год на том или ином участке, какие удобрения внесены в почву на протяжении ряда лет. Взвесив всё это, они определяют количество побегов и глазков, которое надёжно «прокормит» тот или иной куст, и всё лишние удаляют. Тогда оставшимся достаётся больше питательных соков, и они лучше развиваются.
      Закончили подрезку, пора заняться подвязкой лоз к опорам — шпалерам или кольям. Не подвяжешь вовремя — убытков не счесть. Побеги переплетутся, повредят глазки, соцветия.
      Весной, когда на виноградниках только ещё распускаются первые почки, невольно кажется, что лес кольев и тянущаяся на столбах в три ряда проволока беспорядочно расставлены по земле. Но стоит обрасти лозам пышным убором листьев, и тогда нетрудно заметить, что шпалеры и колья расставлены с геометрической точностью. Вот здесь четыре — шесть кольев охраняют куст и привязанные к ним лозы образуют своеобразные зелёные чаши. Там ровные, прямые улицы вырастают между шпалерами. Весь склон холма, загромождённый прежде кольями, проволокой, жалкими голыми кустами, превращается в роскошный, строго спланированный сад.
      Непосвящённому человеку может, пожалуй, показаться, что подвязка — пустяки. Подумаешь, прикрепить лозу к колу или к проволоке! Взял верёвочку и подвязал.
      Просто подвязать — не сложно, конечно. А вот подвязать так, чтобы каждьш побег был открыт солнечным лучам, не затенял соседа
      и мог нормально расти и развиваться, — тут большое искусство требуется.
      Во время цветения соцветия должны хорошо опылиться, тогда в грозди будет больше ягод, и ягоды будут крупнее. Многие сорта опыляются самостоятельно — это те, у которых тычинки и пестик хорошо развиты, то есть сорта, имеющие обоеполые цветки. Но есть ведь и сорта со слаборазвитыми тычинками — их называют однополыми, — и такие сорта нужно обязательно опылить искусственным путём. Если этого не сделают, то гроздь разовьётся редкая, с несколькими мелкими, величиной с горошину, ягодами. Впрочем, дополнительное опыление полезно и для обоеполых цветков — это увеличивает урожай.
      Ну, а чем опыливать? Где взять пыльцу?
      Учёные и практики разработали много способов и методов искусственного переопыления винограда. На плантациях, где растут смешанные сорта (их часто нарочно сажают вместе), кусты встряхивают, продувают ручными мехами, и воздушная волна переносит пыльцу с соцветий обоеполых сортов на их однополых соседей. Созданы и механические опыливатели. Они всасывают в себя пыльцу с обоеполых кустов и выбрасывают её на цветки, которые необходимо опылить. Делают и так: пуховками — это деревянные лопаточки с прибитыми к ним кусочками меха — сперва как бы приглаживают богатые пыльцой соцветия. Затем, когда мех впитает в себя пыльцу, этой пуховкой проводят по соцветиям, и она оставляет на них пыльцу другого сорта.
      Хорошо, когда поблизости растёт дикий виноград. У него много пыльцы. С этих кустов снимают соцветия, высушивают их и хранят в стеклянных банках при определённой влажности и температуре, чтобы они не потеряли своей жизнеспособности. Когда зацветут соцветия культурного винограда, этой пыльцой их опыляют.
      Иногда прибегают и к помощи неутомимых тружеников — пчёл. Подержат их в изоляторе несколько дней на полуголодном пайке, а затем во время цветения вывозят на виноградники. Перелетают пчёлы с цветка на цветок и разносят плодоносную пыльцу.
      Виноград подвержен многим болезням, его поражают вредители — хрущи, насекомые. И с ними всё время приходится вести борьбу. А сорные травы! Здесь тоже нужен глаз да глаз. Иначе плохо придётся винограду. Прав, тысячу раз прав Ризамат Мусамухамедов:
      — Хочешь поесть вкусных ягод — поработать надо как следует.
     
     
      ДОМ С УДОБСТВАМИ
     
      ПЕРВЫЕ ШАГИ
     
      Если бы тебе сказали: «Давай строить дом для винограда», ты бы, чего доброго, рассмеялся: «Что, мол, там «строить», взял да и посадил — вот и всё».
      На первый взгляд ты прав. Виноград — растение, а растение сажают. Но прежде чем его посадить, надо очень и очень много потрудиться, многое подготовить. Пожалуй, куда легче и скорее воздвигнуть большой дом, и не один даже, а три, пять, чем создать виноградник.
      Впрочем, виноградник — тоже своеобразный дом. Но дом не для людей, а для того, чтобы в нём жили и работали растения. Именно работали! И ещё как! Совсем нелёгкий труд — десятки лет подряд давать людям каждый год полновесные грозди ягод. «Дом» должен быть со всеми удобствами. В нём должно быть много тепла, света, питательных веществ — всё, что нужно для нормального развития виноградных лоз.
      Прежде всего подбирают подходящий участок. Многое нужно учесть при этом: и характер почвы, и рельеф местности, и количество
      влаги, и куда ветер дует, и как солнце светит. Да, да! Очень важно знать направление ветра и солнечных лучей. Заранее определяют, какие сорта будут выращивать на том или ином участке, — ведь каждый сорт имеет свои особенности.
      Но вот участки подобраны, сорта определены, приступают к стройке.
      Начинается посадка... Нет, пока ещё сажают не виноград, а защитные полосы. Ведь надо оградить участки и от потоков холодного воздуха, и от суховеев. Да и почве следует помочь накопить влагу для питания будущих лоз. Защитные полосы закладывают за несколько лет до посадки винограда, чтобы растения успели вырасти и окрепнуть к тому времени, когда привезут саженцы винограда. Такие полосы создают и вокруг всей территории, отведённой для новых плантаций, и внутри этой территории, между отдельными участками.
      Совсем не безразлично, какие деревья или кустарники высаживать в разных районах на защитных полосах. В тёплых, южных краях лучше посадить клён. В местах более холодных — акацию, ясень.
      Кроме этих главных полос, существуют ещё полосы специального назначения. Есть полосы так называемые противоэрозийные, предохраняющие почву от размыва, оползней. Особенно это важно на склонах холмов — а виноград очень часто растёт именно на склонах. Есть полосы ветроломные. Здесь зорко стоят на страже высокоствольные берёзы, громадные ореховые деревья. Они сдерживают, ослабляют силу ветров, оберегают виноградники от буреломов. Есть и снегораспределительные полосы. Само название говорит, чему они служат: регулируют влагу, проникающую в почву после таяния снега.
     
      ВЕСЕННИЙ "ПЛАЧ"
     
      Заговорили о воде, о влаге — ну как тут не вспомнить о «плаче» винограда. «Плачет» он каждую весну обильными слезами. И «плачет» порой неделю, две, а то и больше. Один куст «выплакивает» в сутки несколько литров воды.
      Что же происходит?
      Когда наступают тёплые дни, оттаивает земля и температура поч-
      вы поднимается до пяти — семи градусов, корни винограда начинают свою обычную работу: они всасывают из почвы воду с растворёнными в ней минеральными солями. Вода эта поднимается по сосудам древесины и из срезов, остающихся после обрезки кустов, обильно сочится на землю. Вот этот процесс — сокодвижение — виноградари называют плачем. Распускаются почки, молодые побеги начинают испарять воду, и «слёз» становится всё меньше и меньше, а потом «плач» и вовсе прекращается.
      Один гектар виноградников испаряет в сутки 120 тысяч литров воды, а за весь вегетационный период 14 500 тысяч литров — целое море!
      Виноград имеет очень мощные корни, которые уходят на глубину до четырнадцати метров и обладают большой всасывающей силой. В почве ведь очень много воды, и чем глубже в землю, тем её больше. Корни как бы выкачивают эту воду и доставляют её растению. Вот такая необыкновенная способность винограда добывать влагу из недр земли позволяет ему расти и плодоносить и на песчаных почвах, и на каменистых склонах гор, где другие растения очень страдают от недостатка воды.
      Но винограду надо много влаги, очень много. И если её не хватает, виноград не может нормально питаться. Ведь минеральные соли растение усваивает лишь вместе с водой — в растворённом виде. Без воды лозы чахнут, сохнут.
      Как же быть, если почва, климат вполне устраивают виноград, а влаги нет или её очень уж мало?
      Вот Крым. Какая здесь благодать! Сколько тепла, солнца! Крымский виноград славится на весь мир. С каждым годом закладываются десятки тысяч гектаров новых плантаций. За последние пять лет их стало больше в девять раз.
      Но в этом благодатном уголке нашей Родины часто не хватает влаги. На склонах гор, покрытых виноградниками, выкапывают канавы. Они перехватывают, задерживают воду, стекающую весной с горных вершин, и направляют её к растениям. По крымским склонам гор на десятки и сотни километров тянутся канавы, они доставляют лозам воду и во время цветения их, и во время созревания ягод, когда им особенно нужна влага.
      Жарко и сухо и в долине реки Куры у подножия Малого Кавказ-
      ского хребта в Азербайджане. Дожди здесь большая редкость, а земли очень плодородны. Но искусственное орошение спасает и тут виноградники от гибели.
      . Специальные сооружения собирают воду тающих снегов, подземных ручейков, горных речек. Чтобы она не испарялась от зноя и ветров, вокруг водохранилищ сажают иву, шелковицу, японскую хурму, тополь. Высоченные тополя защищают от ветров, а ива охраняет драгоценную влагу от быстрого испарения.
      В течение года виноградники орошают пять-шесть раз. По шесть тысяч кубометров воды выливают каждый раз на гектар. И буйно, очень буйно плодоносят ухоженные человеком земли. До трёхсот и более центнеров ягод с гектара выращивают в долине реки Куры азербайджанские мастера.
     
      ЧТО САЖАТЬ?
     
      Однако пора вернуться на участок, где уже разбиты защитные полосы. Может быть, там можно начать посадки?
      Оказывается, нет. Теперь только идёт обработка почвы. Сперва удаляют камни, выкорчёвывают пни, выравнивают поверхность земли, осушают её, если в этом есть надобность. В засушливых районах сооружают оросительную систему. Всё время воюют с сорняками — их необходимо уничтожать с корнем, — иначе они заглушат хрупкий и нежный саженец. Затем пашут. И чем глубже, тем лучше. А когда пашут, вносят удобрения: суперфосфат, фосфорную муку, калийную соль. Наконец земля подготовлена. Можно сажать.
      Но... что сажать?
      Семена? Из них обычно винограда не выращивают. Очень невыгодно. Лишь через пять-шесть, а то и больше лет получишь первые ягоды. К тому же трудно предугадать, какой куст вырастет из семени. Хорошо, если вырастет полноценный куст. Но нередко бывает, что сеянцы вырастают слабыми и погибают, едва успев выглянуть из земли.
      Поэтому из семян, как правило, выращивают лишь новые местные сорта, а размножают виноград саженцами. Это надёжнее, дешевле, быстрее — ягоды появляются на второй, третий год.
      Саженцы выращивают из черенков, лучше всего молодых одревесневших побегов. Черенок должен иметь один или, лучше, несколько глазков.
      Но, прежде чем посадить его в почву, с ним нужно изрядно повозиться.
      Ещё до посадки в грунт надо подготовить черенок к тому, чтобы на одном его конце появились корешки, а на другом набухли почки-глазки. Причём корешки должны развиваться значительно быстрее, чем почки. Как же сделать так, чтобы концы одного и того же черенка развивались по-разному?
      Известно, что развитие растения во многом зависит от температуры воздуха и почвы. Теплее — процесс роста идёт быстрее, холод замедляет его. Учёные-виноградари научились создавать для различных частей черенков различную температуру. Нижние части, которые должны развить корни, помещают в более тёплом месте, а верхние, где находятся глазки, в сравнительно прохладном. Для этого строят специальные парники или траншеи. На их дно, примерно в одном метре от поверхности земли, кладут плотно утрамбованный слой снега или льда. Связанные в пучки черенки верхними концами укладывают вниз, поближе к холоду. Нижние же концы остаются в верхней части парника или траншеи; их посыпают влажными опилками, рыхлой землёй, закрывают рамами, соломенными матами — создают более тёплую температуру. Становится жарко, греет солнышко — маты и рамы снимают, чтобы к черенкам свободнее проникал свежий тёплый воздух. Через две-три недели на нижней части черенков начинают
      Посадка черенков винограда в школку.
      образовываться корешки. Глазки подают первые признаки жизни — набухают.
      Теперь-то, наконец, черенки высаживают в грунт. Но ещё не на самом винограднике, а в так называемой школке (питомнике), где они должны хорошо развить свою корневую систему и дать два-три сильных побега.
      В школку черенки сажают весной. Всё лето за ними заботливо ухаживают. Нет дождя — их поливают, после каждого полива рыхлят почву, чтобы она не покрылась коркой. Образуется корка — плохо: воздух не проникает в почву, корням нечем дышать, и растение может погибнуть. Несколько раз за лето черенки подкармливают минеральными удобрениями, уничтожают вредителей, производят опрыскивание, предохраняющее от болезней, выпалывают сорняки.
      К осени из черенков вырастают растения (саженцы). До наступления заморозков их выкапывают из школки и сортируют по силе развития. Хорошие саженцы, с большим количеством корней и двумя-тремя вызревшими побегами с глазками, в южных районах сразу отправляют на будущий виноградник и высаживают на участок. (В тёплых краях виноград сажают и осенью и весной.) В более северных районах приходится ждать до весны. В этом случае саженцы, как и
      Растения, выращенные из двухглазковых черенков в бумажных стаканчиках
      и питательных кубиках.
      некогда черенки, хранят в специальных помещениях. Их увязывают в пучки, и на каждый пучок навешивают этикетку с названием сорта.
      Ну, а что делать со слабыми саженцами, у которых плохо вызрели побеги, слабо развились корни, — бывают ведь и такие! Их снова помещают в школку. Ещё одно лето, саженцы окрепнут, и тогда их уже можно высадить в грунт на плантации.
      Саженцы выращивают не только в школках. В Узбекистане, например, да и в других районах научились выращивать саженцы в теплицах. Для этого используют очень короткие черенки с одним-дву-мя глазками. Такой черенок помещают в плотный бумажный стаканчик с удобренной землёй или в питательный кубик. Через три-четыре месяца образуется саженец, который вместе с комом земли можно высаживать на участок. В очень тёплых краях такое растение уже на второй год даёт плоды.
     
      ЛУЧШЕ, ВКУСНЕЕ
     
      Сегодня мы попали в мастерскую, где прививают виноград.
      Возле каждого человека лежат две кучки черенков. С виду все черенки совсем одинаковые. Но по своим качествам, свойствам они различны. Человек производит прививки. Он берёт по одному черенку из каждой кучки, делает на них косые срезы с язычками, и при помощи этих язычков черенки очень прочно соединяются друг с другом. Пройдёт совсем немного времени, и прививки срастутся.
      Для чего делаются прививки? Ведь на предыдущих страницах рассказывалось, что отличные саженцы получаются из черенков одного растения. Зачем же понадобилось виноградарям осложнять эту работу? Воспитать саженец из двух черенков гораздо труднее, .чем из одного. Да, труднее. Но обойтись без прививок невозможно. Нельзя иным путём вырастить куст, в котором сочетались бы свойства различных сортов или видов растений. А виноград очень часто требует именно такого сочетания.
      Допустим, тот или иной сорт даёт отличные плоды — крупные, сочные, сладкие, вкусные. Но вот беда: растение очень нежное, боится морозов. Другой же сорт, наоборот, устойчив к холодам, но ягоды у
      него плохие — мелкие, кислые... Вот и соединяют эти два сорта, прививают друг к другу. Черенок для нижней части будущего саженца, который должен развить корневую систему — его называют подвоем, — берут с морозоустойчивого растения; другой же черенок, образующий верхнюю часть куста — он называется привоем, — срезают с лозы сорта, дающего вкусные ягоды.
      Таким образом, путём прививки получают саженцы, из которых выращивают виноград морозоустойчивый и с хорошими плодами.
      Прививки делаются различными способами. Можно, например, вначале посадить черенок в школку, а когда из него вырастет саженец, привить к нему черенок-привой. В Закарпатской Украине практикуют зелёную прививку. Называется она так потому, что её делают прямо на кустах к зелёным побегам. Привьётся черенок — его срезают и высаживают либо в школку, либо прямо в грунт на виноградной плантации. Но больше и чаще всего прививки производят в специальных мастерских.
      Подготовить черенки к прививкам — сложная работа. Вначале их тщательно просматривают, нет ли повреждений. Затем сортируют по толщине и вымачивают в воде при определённой температуре, чтобы они напитались влагой. После этого черенки прививают.
      Прививка сделана. Что же дальше? Ведь теперь надо, чтобы черенки срослись. Для этого их укладывают в ящики, пересыпают каждый ряд просеянными через решето увлажнёнными опилками. Ящики с прививками переносят в теплицу или другое помещение, где достаточно тепла, света, воздуха. Здесь для нижних и верхних частей прививок — подвоя и привоя, как и при выращивании саженцев из непривитых черенков, создают различную температуру.
      Проходит две-три недели. В нижней части прививки — на подвое — появляются зачатки корней, а на привое набухают глазки.
      Теперь прививки готовы — их можно высаживать в школку.
      В результате прививки образуется растение с новыми, более ценными качествами. Подвой и привой, принадлежавшие к различным сортам, взаимно влияют друг на друга, передают друг другу некоторые свои свойства и особенности. Поступающая из почвы через подвой в привой вода и минеральные вещества изменяют в какой-то мере природу привоя — силу роста куста, сахаристость ягод, их кислотность. Привой, в свою очередь, оказывает определённое влияние на подвой — усиливает или ослабляет корневую систему. Но, каково бы ни было это взаимное воздействие, в новом растении сохраняются важнейшие признаки обоих сортов, из которых оно создано. Если подвой взят с морозоустойчивого куста — растение будет морозоустойчивым; привой, срезанный с лозы, дающей хорошие ягоды, также сохранит свойственные его сорту черты.
     
      КИТАЙСКИЕ ОТВОДКИ
     
      Кто был этот китаец, впервые применивший способ размножения винограда отводками, откуда он родом — неизвестно. История не сохранила его имени. Никто не может даже сказать, когда именно, в каком веке он жил. Но виноград размножают отводками давным-давно, и способ этот так и называют: китайские отводки.
      Делается всё довольно просто. На здоровых, полноценных кустах ранней весной или поздней осенью, реже летом, выбирают самые длинные побеги (иногда их даже специально выращивают). Весной до распускания почек или осенью после сбора урожая эти побеги отводят в стороны и укладывают на дно неглубоких канавок, удобренных перегноем, смешанным с суперфосфатом и калийной солью. Сверху побеги присыпают влажной рыхлой землёй.
      Глазки на этих отводках находятся в очень хороших условиях, и из них развиваются зелёные побеги. Питания — хоть отбавляй: побеги получают пищу и от материнского куста, и от насыпанных в канаве минеральных удобрений.
      Через несколько месяцев — осенью, если отводки заложили весной, и весной, если их закладывали осенью, — на всех узлах побега, уло-
      женного в землю, образуются корешки и молодые побеги. Тогда отводки аккуратно выкапывают и разрезают на части. С одной отводки получают пять-шесть саженцев, которые пересаживают затем прямо на плантации. Там они хорошо приживаются.
     
      САМОЕ ГЛАВНОЕ
     
      Есть такое слово — агротехника. Ты не раз слышал это слово, не раз встречал его в журналах, газетах — «Юном натуралисте», «Пионерской правде». Агротехника — это самое главное в сельском хозяйстве. Без неё не жди высоких урожаев зерна, картофеля, овощей. Все сельскохозяйственные растения: пшеница, кукуруза, овёс, капуста, подсолнечник, свёкла — имеют свою агротехнику, то есть свою систему, свои приёмы посадки, ухода...
      Есть своя агротехника и у винограда. Ты знаешь уже, сколько труда затрачивают люди, чтобы подготовить почву, вырастить саженцы, уберечь молодые растения от капризов природы. А ведь всё это и есть агротехника винограда. Существует четыре-пять тысяч сортов винограда, и у каждого из них своя жизнь, свои особенности, свой «характер». Иной сорт, скажем, лучше растёт на песчаной почве, другой — на чернозёме. Один сорт привольнее чувствует себя на равнине, другой — на склоне холма. Иному сорту требуется больше влаги, другому неплохо живётся и в сравнительно засушливых местах. Теперь всё чаще и чаще начинают применять и так называемую сортовую агротехнику винограда. Это значит, что при посадке и уходе за растениями мастера учитывают не только климат, почву, но и особенности каждого сорта.
      Наступает пора высаживать в грунт на плантации молодые растения винограда — и тут мастеру есть о чём подумать, есть где показать своё умение, свой талант. Как лучше разместить саженцы — вдоль склона или поперёк? Как посадить их, чтобы они не отнимали друг у друга света, солнца и людям было удобнее ухаживать за ними — поить, кормить, уничтожать сорняки? И ещё: когда лозы подрастут и начнут давать плоды, надо, чтобы человек мог легко подойти к каждому кусту и собрать урожай.
      Но до урожая ещё далеко. Очень далеко.
      Показались первые листочки — начинается опрыскивание и опыли-вание, чтобы предохранить растения от вредителей и болезней. Осенью землю пашут, на зиму молодые посадки окучивают или укрывают, вносят в почву навоз, другие удобрения. К весне нужно подготовить колья или проволочную шпалеру, чтобы можно было подвязать к ним побеги и дать правильное направление развитию куста.
      Громадные усилия затрачивает человек, прежде чем молодой виноградник вырастет, окрепнет и сумеет отблагодарить его за труды и заботы.
     
     
      СМОТРИ В ОБА!
     
      ТРЕВОЖНЫЕ НОЧИ
     
      Ясный, тёплый весенний день. Солнце зайчиками играет на домах, деревьях. В такую погоду и не думается о холоде. Ну какой там холод!
      Но рано ещё, очень рано забывать о прохладе. Изменчивы порой и коварны весенние ночи.
      Вот и сейчас барометр ведёт себя очень беспокойно. Стрелка прыгает с места на место, будто хочет обязательно вырваться наружу из-под стекла. Остановится на «переменно», постоит немножко, потом быстро-быстро побежит к «дождю», через минуту-другую уходит обратно и замирает на «ясно».
      Проходит час-два. Вдруг из-за горизонта торопливо примчались облака и заслонили солнце. Вслед за облаками вынырнул и пронёсся по зеленеющим виноградникам колючий ветерок. Вечер близко, и кто знает, что принесёт наступающая ночь! Ведь если температура понизится до одного-двух градусов ниже нуля (а такие случаи весной и даже в начале лета не так уж редки и в наших тёплых краях), едва распустившиеся глазки могут замёрзнуть. Тогда погибнет весь урожай.
      В такие дни тревожно на душе виноградарей. Они не оставляют свои плантации без присмотра ни на один час. Круглые сутки люди
      начеку. Когда работа закончена, не все уходят домой, на отдых, — на участках, в так называемых бригадных станах, остаются дежурные. Чутко прислушиваются они к дыханию ночи. Но вот раздаются два-три сильных удара железной палкой по куску рельса, а потом мелкой дробы® разливаются частые-частые трели. Далеко-далеко по всей округе разбегается тревожный звон. Это сигналы с метеорологических станций виноградарских совхозов и колхозов — температура падает!
      И тогда...
      Тогда объятые ночным безмолвием холмы мгновенно оживают. Из бригадных домиков выбегают люди, на ходу натягивая ватники. Они рассыпаются во все стороны. Каждый спешит на свой пост — к дымовой куче. Кучи хвороста, прелой соломы, сухого навоза заранее заготовлены в определённых местах по всей территории виноградника.
      Через минуту-две то здесь, то там вспыхивают огоньки. Ещё минута, и над кольями и шпалерами поднимаются серые клубы дыма. Бесконечными волнами взбегают они к небу, сплошной стеной преграждая путь морозному воздуху, который может убить молодые побеги.
      В такие весенние ночи долго-долго клубится дым над холмами Молдавии, виноградниками Украины, Кубани, Дона и других мест, куда нежданно-негаданно явился холодный гость с арктических широт.
     
      ПОЧЕМУ ПАХНЕТ СЕЛЁДКОЙ?
     
      Ты пришёл на виноградник и, если у тебя тонкое обоняние, можешь уловить запах рыбы. Может, и в самом деле здесь продают селёдку? Да нет же! Перед тобой цветущий сад. Ровными рядами выстроились вдоль шпалер распустившие свои густые ветви кусты.
      Но подойди поближе, приглядись. Видишь пепельный налёт на бутонах соцветий и едва образовавшихся маленьких зелёных ягодках? Вот эти бутоны и ягодки и пахнут селёдкой. Листья с обеих сторон тоже покрыты пепельным налётом. Пройдёт ещё несколько дней, и они начинают сохнуть, а потом и вовсе отваливаться. На молодых ягодках появляются трещины. Ягоды вскоре загнивают, засыхают. Урожай гибнет.
      Запах селёдки — признак опаснейшей болезни: оидиум. Чаще всего от неё страдают виноградники Средней Азии, Закавказья, Южного берега Крыма. Оидиум любит сухую, жаркую погсру; в наших тёплых краях, с особенно влажным климатом, он доставляет людям немало забот. Появился оидиум — надо опылить или опрыснуть растения специальным раствором из извести и серы. И сделать это важно как можно раньше. Иначе пеняй на себя. Ведь запущенную болезнь вылечить труднее.
      ...Всё было так красиво. Роскошно и Ягоды и однолетняя лоза, пора- буйно распустились узорчатые листья. женные оидиумом. Зелёное море заливает склоны холмов.
      Живописные гирлянды свисают над обрывами террас, на которых уступами, лесенками посажен виноград. Казалось, ничто не может, не посмеет нарушить эту красоту.
      Но вот...
      Один, другой листочек вздрогнул, съёжился; на нём появились угловатые с черноватой каёмкой серые пятна. Дальше — больше. Уже многие листья повреждены. Постепенно пятна высыхают, и на листьях образуются дырки.
      Некрасиво, но с этим ещё можно примириться. Главная беда в другом: появились ягоды — и они покрываются вмятинами. Словно кто-то специальным инструментом выдавил на них памятную метку. Таким ягодам не созреть.
      Они гниют. И побеги чернеют, сохнут. Чуть прикоснёшься к ним рукой — ломаются. Эта болезнь — антракноз. Она хорошо знакома виноградарям Молдавии, Закавказья, Средней Азии. Виноградари внимательно следят, как бы не появились на листочках серые пятна.
      Заметят — сразу же обрежут, сожгут пора- Пятнистый антракноз.
      женную ветку или опрыснут её бордосской жидкостью — смесь медного купороса и известкового молока. Только так и можно приостановить развитие антракноза.
      ...Непосвящённому человеку, случайно попавшему на виноградник, странно было бы услышать такой, примерно, разговор:
      — Ну как жизнь, Иван Иванович?
      — Жаловаться не на что. Одна беда только — на участке рак. Недоглядел, видно. А вы как поживаете, Степан Степанович?
      — Всё бы и у меня ничего, если бы не паралич.
      — Что вы говорите! Хрен редьки не слаще, — покачал головой Иван Иванович.
      Непонятно... На участке «рак», «паралич»...
      Это очень страшные для людей болезни. Но при чём же тут виноград?
      Оказывается, болезни с такими названиями свойственны и растениям.
      В любом районе страны можно иногда увидеть на виноградных кустах уродливые наросты. Это раковая опухоль. Сперва она белая, мягкая, но со временем увеличивается, твердеет, становится коричневой.
      Возникает эта болезнь просто. Потрескается лоза, попадёт в ранку инфекция — и куст уже заражён. Если сразу обратить внимание на трещину с образующейся опухолью, вырезать её, очистить кору и смазать свежую рану особой замазкой — можно быстро вылечить растение. Не уследишь — рак через несколько лет уничтожит весь куст.
      Паралич лозы встречается главным образом в Грузии и Молдавии. Учёные до сих пор не могут установить, откуда, почему, при каких обстоятельствах появляется эта болезнь. Одни объясняют её недостатком воды в почве, другие — проникновением грибка внутрь ствола. В самую золотую пору, в июле — августе, когда ягоды уже дозревают, кусты вдруг быстро, буквально на глазах, начинают хиреть. Древесина становится жёлтой, листья покрываются бурыми пятнами. В течение нескольких дней часть куста, а иногда даже и весь куст засыхает.
      Раковая опухоль на виноградной лозе.
      Много неприятностей доставляет виноградникам и всевозможная гниль: белая, серая, чёрная, корневая. Белая гниль, как и паралич, обычно даёт о себе знать перед созреванием плодов. Ягоды сморщиваются, словно их ошпарили крутым кипятком, покрываются мелкими бугорками. Проходит немно-. го времени, и они начинают сохнуть. При влажной и жаркой погоде для белой гнили полное раздолье, её развитие даже трудно приостановить.
      Хуже всего корневая гниль. Грибок забирается глубоко в почву и постепенно разрушает всю корневую систему растения.
      Но самая, пожалуй, страшная для виноградников болезнь — это мильдью. Проклятый грибок! Он пробрался в нашу страну из-за океана лет сто назад. Почти всюду есть эта болезнь, за исключением Средней Азии, где летом очень редко бывают дожди. Во время влажной погоды, когда листья покрываются каплями росы или дождя, мильдью удивительно быстро размножается. На листьях образуются жёлтые маслянистые пятна. Грибок поражает не только листья, но и бутоны, цветки, молодые ягоды. Они буреют, сохнут, отваливаются. Если ягоды уже созрели, они также заболевают.
      Цветут лозы — сердце радуется. И вдруг...
     
      ДОЖДЬ ИДЁТ!
     
      Заглянем ненадолго на виноградник в те чудесные дни, когда лозы уже оделись пышной листвой, образовались бутоны и недалеко то время, когда вот-вот появятся и цветки. На склонах холмов весело и людно. Между рядами Кабернэ, Раранягры, Муската, Ркацители
      Гроздь винограда, поражённая серой гнилью.
      мелькают широкополые шляпы, цветастые косынки. Мастера-виноградари аккуратно подвязывают к шпалерам лозы, обещающие обильный урожай.
      День солнечный, на горизонте ни облачка. Но почему же люди нет-нет да и отрываются от своего дела и так пристально и беспокойно всматриваются в небо? Может быть, они чувствуют что-то неладное в природе? Видимо, да.
      К вечеру небо действительно нахмурилось. Откуда-то выползли чёрные тучи. Где-то далеко и высоко едва заметным пунктиром пробежала огненная змейка молнии. Послышался глухой рокот грома.
      Иногда бывает, что внезапно налетевший ветер разгонит, рассеет облака. Но сегодня этого не случилось.
      Дождь неудержимо хлестал всю ночь. Лишь когда наступил рассвет, тучи спрятались за горизонт, оставив кое-где на небе сероватожелтые лохмотья, которые так и просились в стиральную машину.
      Ещё задолго до рассвета все жители села готовились к борьбе с мильдью.
      После дождя этот опасный грибок в несметных количествах расселяется по лозам. Он может загубить все труды и надежды виноградарей.
      Рано утром на виноградники вышли сотни людей. Издали они походили на школьников: у каждого за плечами висел ранец зелёного цвета. Но вблизи видно было, что ранцы эти необычные, довольно большого размера.
      В рука,х «школьники» несли маленькие брандспойты, соединённые с ранцами шлангами. Наполнив резервуары-ранцы бордосской жидкостью, люди медленно, неспеша передвигались от куста к кусту, опрыскивая их губительным для мильдью раствором.
      Рассыпавшись по склонам холма, громадная толпа напоминала необыкновенную пожарную команду. Это и в самом деле была пожарная команда. Она спешила потушить пожар — уничтожить страшный грибок, появившийся на листьях и бутонах соцветий.
      Мильдью на листе винограда.
     
      ЖУЧКИ-ПИРАТЫ
     
      Посмотри вот на эту гроздь. Она почти совсем созрела. Но кто так жестоко расправился с ней? Кто превратил зелёную, увешанную янтарными ягодами веточку в изжёванную мочалку?
      Это «работа» мучнистого червеца. Желтовато-коричневое, словно припорошённое мукой, существо доставляет очень много неприятностей виноградарям Закавказья, Дагестана, Крыма, Узбекистана.
      Зимой самки и личинки живут в трещинах лозы, шпалерных столбов, кольев. Наступила пора цветения, появляются ягоды — червец тут как тут. Своими щетинками он прокалывает кору побегов и высасывает из них соки. Желтеют листья, опадают, ягоды сморщиваются, сохнут. Весь куст чахнет, вянет. Если в первом году, как только появился этот вредитель, можно было ещё собрать кое-какой урожай, то на следующий год получишь совсем мало Виноградный мучнистый червец ягод. Пройдёт ещё несколько лет, и и гроздь винограда, заселённая червецом. куст, поражённый червецом, может погибнуть. Учёные установили, что в иные годы червец «пожирал» в Азербайджане, где он особенно свирепствует, более половины урожая.
      Немалый урон виноградникам приносят и гусеницы листовёртки. Зиму куколки листовёртки проводят под корой. И весной не видно листовёрток. Лишь когда лозы одеваются листвой, набухают бутоны, появляются цветки — вылетают бабочки-листовёртки и откладывают яички.
      Через несколько дней рождаются гусеницы первого поколения и тотчас же начинают грызть листья, бутоны, цветки.
      Завязались ягоды — и появляются гусеницы второго поколения, они выщипывают кусочки мякоти. Повреждённые ягоды гибнут.
      Уцелевшие плоды растут, дозревают, наливаются соками. Но тут их подстерегают гусеницы третьего поколения. И тогда прощай урожай!
      А сколько других вредителей виноградных лоз существует в природе! Одних хрущей несколько видов.
      В Анапе подтачивает кусты мраморный хрущ. В Азербайджане, Кахе-тии живёт хрущ закавказский. Их личинки такие сильные, что способны перегрызть даже толстые корни.
      По виноградникам Крыма и Дагестана, Грузии, Краснодарского-края широко шагает пестрянка. Её гусеницы зимуют под корой. Пригрело весеннее солнышко — они выбираются из своих зимних квартир, расползаются по древесине, выедают почки, пожирают листья.
      На берегу Чёрного моря, в районе Анапы, Туапсе, вредит лозам пробравшийся к нам из Турции скосарь. Он так и называется: скосарь турецкий.
      Весной он грызёт почки, побеги, летом — листья. И что всего хуже, этот заморский вредитель проникает в глубь земли и пожирает корни растений.
      А кравчики-головачи — настоящие бандиты!
      Вредители виноградных лоз: скосарь турецкий, скосарь крымский, паутинный клещик, мраморный хрущ.
      Эти чёрные жуки живут в земле, в стороне от виноградников, и не имеют к ним как будто никакого отношения. Но, когда приходит весна и распускаются почки, жуки эти выбираются из своих норок и наступают на виноградники. Своими мощными челюстями они отгрызают молодые побеги и тащат их в свои жилища для питания личинок. Хорошо ещё, что головачи-кравчики неважно чувствуют себя в тёплых краях. В Средней Азии, Закавказье, на Южном берегу Крыма они не селятся — слишком жарко. А вот, скажем, в северных районах Украины и Ростовской области за ними надо следить в оба.
      Но все листовёртки, хрущи, скосари так не опустошают виноградники, как повилика-кускута. Это растение-паразит, питающееся соком виноградных кустов. В некоторых районах Дагестана, Средней Азии, Закавказья виноградники, поражённые этим паразитом, дают вдвое, втрое меньше ягод, чем могли бы давать. Иногда кусты и вовсе гибнут от того, что прожорливая повилика высосала из них все соки. Сильно поражённые участки приходится выкорчёвывать, сжигать, чтобы не подвергать опасности соседние виноградники.
      ...Люди всеми средствами борются с врагами чудесной лозы. Растения опрыскивают различными химическими растворами, глубоко в почву вносят всевозможные яды, убивающие вредителей. В этой борьбе человек научился побеждать. Но есть ещё один враг у виноградников — самый жестокий, с которым бороться труднее всего.
     
     
      НАШЕСТВИЕ НЕВИДИМОК
     
      РАССКАЗ СТАРОГО МОЛДАВАНИНА
     
      ...Когда дедушка Ризамат и Мария Николаевна начали объяснять ребятам, что это за жестокий враг, мне припомнился рассказ деда Георге Буцана. Познакомился я с ним на склонах гор в знаменитых лесистых Кодрах — самого примечательного и живописного уголка Молдавии, где мне не раз доводилось бывать. Дед Георге сидел на пригорке и мастерил трещотки — ребята гоняют ими на виноградниках воробьёв (не разгонишь — все ягоды поклюют).
      Молдавию называют страной виноградных лоз. И по праву. Пятая часть виноградников нашей страны растёт здесь, в этой маленькой республике, занимающей всего лишь одну семисотую часть Советского Союза. Нигде у нас нет такого обилия удобных — и по структуре, и по составу — почв, как в Молдавии. К тому же здесь очень много холмов, а их пологие склоны — южные, западные и юго-западные, обогреваемые солнцем и недоступные северным ветрам, — особенно хороши для виноградников.
      Но мы немножко отвлеклись.
      Давайте послушаем, о чём рассказал мне дед Георге:
      «Живу я на свете давно-давно. Многое видел я, многое пережил. Помню хатёнку нашу, мазанку, глиняную лежанку — на ней спали всем семейством. Помню стол, врытый в земляной пол, две широкие лавки. И люльку помню. Висела она на верёвке в углу возле печки, почти у самого потолка. Эта латаная-перелатанная люлька вынянчила и мою мать, и бабку, и всю нашу детвору.
      Много народу перебывало в той люльке — мне теперь всех и не вспомнить. Что ни год-полтора, появлялся, бывало, новый квартирант. Но выжили-то немногие — я, два брата и сестра.
      Жизнь в те годы была скучная и скудная.
      В переднем углу вечно горела лампадка перед ликами божьей матери, святых угодников и чудотворцев разных. Говорили, что все они здесь для счастья нашего.
      Был у нас за ореховой рощей под горой клочок виноградника. Уж как ни холили его, как ни берегли, а толку всё одно чуть. Едва-едва на мамалыгу денег соберёшь от продажи ягод. Впроголодь жили, но жили как-то. Никто не ведал, не гадал, что свалится на голову страшная беда. Пришла она не сразу. Подкралась потихоньку.
      Помню, возвратился как-то отец с виноградника хмурый, невесёлый.
      — Слышь, Мариора, — говорит он матери. — На лозах хворь какую-то примечать стал.
      — Не приведи господь, — перекрестилась мать на образа. — Жучок, может, какой-либо клещик?
      — Да нет, — отмахнулся отец. — Эту тварь будто всю начисто уничтожил. Тут, видно, новая болезнь. Сроду такой не было.
      — А что же с лозами, что с ними приключилось? — допытывалась мать.
      — Кабы знал! — со вздохом мрачно ответил отец.
      — Может, бога чем обошли? — спохватилась мать. — Разгневали, может, чем отца святого? Схожу свечку поставлю господу.
      И ставила мать свечки не раз и не два. Последние гроши несла в церковь, а всё без толку.
      На другой год побеги оскудели. Совсем мало стало гроздей. И ягод, на них днём с огнём не сыскать. Отцу пришлось уйти в город на
      отхожий промысел — мастер он был печи из кирпича класть. Без этого всему семейству голодной смерти не миновать.
      Наступил третий год. Пуще прежнего заскучали лозы. И не только на нашей делянке — во всём селе, да и в соседних сёлах.
      Подкопал отец корень, другой, третий.
      — Гляди, Мариора, что делается под землёй! — крикнул он матери. — Припухли корешки, узелки на них появились. Кто же точит их, окаянный?
      Стали отец с матерью землю перебирать, ищут, ищут вредителя — никбго не видно. Вся земля кругом будто чистая, ни одного жучка, ни одного клещика.
      — Нечистая сила, — шепнула мать отцу. — Уж помяни моё слово — нечистая!..
      Год от году всё меньше и меньше ягод. Вот уж кое-где кусты и вовсе засохли. Мор на виноградники пошёл по всей округе. Епископ приехал в уезд, молебен справил.
      — Ну теперь, — сказал епископ, — жертвуйте на храм божий кто сколько может, и снизойдёт на вас господне благословение и милость.
      Люди отдавали на храм всё до последнего. Епископ с полной сумой добра уехал, а горе осталось при народе — виноградникам от молебна легче не стало.
      Однажды на вороных прискакали из Кишинёва какие-то усатые дядьки с кокардами на картузах. Они выкопали с десяток корней и уехали. Сказывали тогда: на научное следствие в Кишинёв те корешки повезли.
      Тяжкие пошли дни. Слух о «нечистой силе» бежал, бежал по селу. Что ни день — новая морщинка ложилась на исхудавшее лицо матери; густо припорошило снежком отцовскую бороду. Нищеты тогдашней нынешним людям и не понять. От голодной смерти спасало одно — надежда.
      Снова приехали в село дядьки с кокардами. Пошёл разговор, что «нечистая сила» эта вовсе и не от бога, зря свечки ставили и последнее на храм отдавали. Шепотком передавали друг другу: «Все в огне гореть будет. Сам царь приказал жечь лозы, заболевшие какой-то заморской хворью».
      Что тут поднялось! Ведь для бедняков виноградник был единственным спасением от голодной смерти. Бабы и ребятишки плачут. Мужи-
      ки с кольями и вилами кинулись на тех, кто приехал уничтожить больные виноградники.
      — Не отдадим, — кричат, — не отдадим огню нашего добра!
      Понаехали стражники для порядка. Склоны холмов заполыхали
      пожарами.
      Отец, помню, едва добрёл до хаты. В лице его ни кровинки, глаза провалились.
      — Ну что с корнями порешили? — спросила мать.
      Отец промычал что-то.
      — Пожгли? — в ужасе крикнула мать.
      — Пожгли, Мариора, — простонал отец. — Креста на них нету. — Он вскочил и с кулаками кинулся на иконы.
      — Что ты! — со страхом остановила его мать и стала быстро причитать : — Господи, прости, рехнулся мужик, прости его, пресвятая богородица.
      Отец вскинул горящие воспалённые глаза на прокопчённые изображения богоматери и чудотворцев и смахнул локтем никогда не угасавшую лампадку. Брызги масла жирными пятнами облепили лики святых.
      — Говорят: всевидящий, всезнающий, всемогущий. Брехня всё, брехня!.. — хрипло выкрикивал отец».
     
      УРАГАН НАД ЕВРОПОЙ
     
      Жестокое то было время для виноградарей Молдавии, Крыма и Закавказья.
      Что же за «нечистая сила» обрушилась тогда на цветущие сады? Почему её пришлось в буквальном смысле слова уничтожать огнём и мечом?
      Это была филлоксера — крошечная, едва видимая простым глазом тля, попавшая в Европу из Соединённых Штатов Америки.
      В начале второй половины прошлого века француз садовод-любитель привёз из-за океана черенки приглянувшегося ему американского винограда и решил размножить его в своей усадьбе. А лет через пять специалисты заметили, что во многих районах Франции хиреют
      лозы, падают урожаи, гниют корни и, наконец, гибнут даже целые кусты. Сперва никто не мог объяснить причину этого явления. Но прошло немного времени, и виноградари обнаружили заморского пришельца, который стал очень быстро распространяться не только по Франции, но и по всей Европе.
      Учёные установили, что существует две формы филлоксеры — корневая и листовая. Опаснее всего, когда насекомое проберётся к корням. Ведь корень — основа куста, его фундамент. Подтачивается корень — рушится фундамент и всё здание разваливается. Филлоксера, присосавшаяся к корням, образует на них глубокие раны. Корни начинают гнить и со временем отмирают. Вместе с корнем погибает, естественно, и весь куст.
      Филлоксера удивительно быстро, прямо-таки сказочно размножается. Каждый раз одна самка — а это бывает до восьми раз в год — кладёт от сорока до ста двадцати яичек. Один из учёных подсчитал, что за одно лето одна особь может дать 268 триллионов 865 миллиардов 641 миллион насекомых. Может быть, цифра эта и преувеличена, но во всяком случае ежедневно рождаются миллионы, миллиарды экземпляров.
      С поразительной лёгкостью филлоксера попадает с куста на куст, с одного участка на другой. Её можно перенести лопатой, мотыгой, которой окапывают растения, обувью... Мало этого. В конце лета появляются насекомые с крылышками. Летают они, правда, не очень быстро и не очень далеко: сто — двести метров, но их легко разносит ветер с плантации на плантацию.
      Меньше чем за сто лет филлоксера уничтожила в Западной Европе сотни тысяч, а возможно, даже и миллионы гектаров виноградников.
      Корневая филлоксера. Вздутия на тонких корешках. Внизу: под сильным увеличением видна сидящая филлоксера.
      Грозный вредитель опустошительным ураганом пронёсся над Испанией и Италией, Германией и Венгрией... Более всего пострадали французские виноградники. Страна понесла колоссальные убытки. Было подсчитано, что война с немцами в 1870 году обошлась Франции дешевле, чем нашествие филлоксеры.
      В 1879 году во Франции побывал русский агроном Гайдук.
      Вот что он писал о своей поездке:
      «Южную половину Франции, где я имел случай побывать ещё в 1863 году, то есть до обнаружения там филлоксеры, я во время нынешнего путешествия почти не узнал, в особенности департаменты, расположенные по обоим берегам нижней половины течения Роны и в окрестностях Бордо (Прованс, Лангедок, Борделе и пр.). Громадные пространства, бывшие в 1863 году занятыми сплошными роскошными виноградниками, в настоящем году оказались исчезнувшими, а на месте виноградников виднеются поля с клевером, картофелем, рожью и пр. Знаменитые виноградные сады, доставлявшие всему миру известные дорогие сорта вин: Эрмитаж, Кон-дрие, Кот-роти, Маргон и другие — исчезли совсем с лица земли. Вместе с виноградниками исчезло и прежнее благосостояние этих благодатных краёв».
      Прошло ещё шесть лет. Во Франции филлоксера поразила уже более половины всех её виноградников — 642 тысячи гектаров. Французская Академия наук положила в Национальный банк триста тысяч золотых франков Галлы на листьях.
      Личинка, нимфа и взрослая самка филлоксеры.
      с тем, чтобы вручить эту премию человеку, который предложит надёжный способ покончить с филлоксерой.
      Но...
      До сих пор эту премию никто ещё не получил. Ни один учёный мира не нашёл средства, которое навсегда избавило бы виноградники от этого жестокого врага. Один итальянский профессор после долгих и безуспешных исканий в отчаянии воскликнул:
      — Только шарлатан может браться за ликвидацию филлоксеры!
     
      ТОПОРОМ И ОГНЁМ
     
      В нашей стране заокеанская тля живёт примерно лет восемьдесят. Совершив путешествие по Балканскому полуострову — Турции, Греции, Болгарии, — она забралась в Молдавию, попала в Крым.
      В «Крымском вестнике садоводства и виноделия» в 1875 году появилась заметка о первых признаках повреждения виноградников филлоксерой. А через два-три года и агрономы-практики, и учёные, и крестьяне поняли, что наступает сила, способная уничтожить все виноградники.
      В России была создана специальная комиссия по ликвидации филлоксеры. Руководитель этой комиссии генерал-адъютант Корф писал в своём первом отчёте:
      «12 октября 1880 года началась в Крыму тяжёлая и дорогостоящая борьба против подземного врага, совершенно ничтожного при поверхностном на него взгляде, но грозного и мощного, если вникнуть в то разрушение, которое он производит».
      А разрушения он производил громадные. Рассказ деда Георге — живое свидетельство тех бед, которые принесла филлоксера Молдавии.
      Тысячи крестьянских семейств, жившие и без того очень скудно, совершенно обнищали, они лишились единственного куска хлеба — своего виноградника. Корни кустов, облепленные филлоксерой, приходилось сжигать. Жалкие остатки лоз, служивших когда-то источником жизни крестьян, шли на растопку печей.
      В конце прошлого века известный украинский писатель Михаил Михайлович Коцюбинский работал в комиссии по борьбе с филлоксерой в Молдавии. Большой рассказ посвятил Коцюбинский этой народной трагедии. Вот как он писал о гибели виноградников:
      «...Охапками носили срубленные кусты, на которых покачивались большие роскошные гроздья винограда, и сбрасывали их в кучу, охваченную чёрным дымом и пламенем.
      Из-под огромной кучи виноградных лоз, перемешанной с тростниковыми жердями, вырывается вверх густой зелёный дым... Растение шипит на огне, вздрагивает нежными листьями, сворачивает тонкие усики... Вот вырвалась, наконец, из-под груды огненная рука, встряхнула ветками, осыпались свернувшиеся, почерневшие листья... Вот поднялась вторая рука, третья... Десятки огненных рук обняли со всех сторон зелёную груду, сжали её, а потом слились в одно большое пламя, которое со страшным гулом, как дикий зверь, набросилось на виноград, пожирая ягоды, листья, жерди, лозу...
      Огонь безумствовал, бросался, изменял направление, плясал в дыму, поднимался вверх, изорванными лоскутами летел в небо, исчезая в прозрачном воздухе... Лёгкий пепел, подхваченный силой огня, взлетал и рассыпался вокруг. Отблески света серебристой сеткой трепетали на земле возле пожарища, а лёгкие тени от дыма быстро передвигались по земле, беспрестанно изменяя свои фантастические очертания... В чёрном дыму, который поднимался к небу, как дым жертвоприношения, рисовались долголетний труд, ряд тяжёлых, голодных дней в будущем, бессонные ночи, погибшие надежды»...
     
      О ЧЁМ СПОРЯТ УЧЁНЫЕ?
     
      Что же делать? Как быть? Всё время рубить, жечь? Но ведь так можно постепенно стереть с лица земли все виноградники!
      «Нет, это не выход из положения, — решили учёные, — надо найти какие-то другие средства».
      Прежде всего стали изучать, на каких почвах, при какой температуре живёт и размножается филлоксера. Надо было точно установить и многие другие особенности её жизни.
      Сперва французы проникли в тайны филлоксеры. Многие годы борьбы с ней в Грузии, в Крыму, в Молдавии раскрыли и перед нашими учёными некоторые очень важные особенности этого вредителя. Трудно сказать, кому и когда Французская Академия наук выдаст обещанную премию. Но специалисты уверяют, что филлоксера хотя и сегодня ещё враг очень грозный, но не такой уж непобедимый, как казалось несколько десятков лет назад. Теперь многое изучено и полным ходом идёт «укрощение» вредителей.
      Некоторым сортам винограда филлоксера не страшна. Значит, в районах, поражённых ею, можно разводить именно такие сорта. Кроме того, заокеанская тля не очень опасна для растений на песчаных, супесчаных и некоторых других почвах. Сделали и такое очень ценное открытие: хоботок филлоксеры легко проникает внутрь корня ценных сортов европейского винограда и высасывает из растения питательные вещества. Но он бессилен пробраться сквозь толщу грубого корня американских сортов. А раз так, то можно прививать к устойчивым против филлоксеры лозам благородные европейские сорта.
      Так постепенно искали и находили средства, которые хотя совсем и не уничтожают, но сильно ослабляют разрушительное воздействие на виноградники заокеанского пришельца.
      Сейчас для борьбы с филлоксерой изобретено много хороших препаратов. Среди них — дихлорэтан. Приготавливается он из отходов химических заводов. Филлоксере очень не нравится это «лекарство». Когда оно проникает к заражённым корням, насекомые гибнут. Дихлорэтан не только убивает филлоксеру, но и повышает урожай винограда. И здорово повышает: на четверть, а то и на одну треть.
      «Ну, а как же проникнуть в землю, чтобы внести туда дихлорэтан? Неужели под каждым кустом рыть глубокую яму?»
      Нет, не надо копать ямы. Наши инженеры придумали много разных приспособлений: ручные аппараты, конные механизмы. Несколько лет назад изобрели — фумигатор. Специальное устройство, вмонтированное в эту машину, доставляет дихлорэтан глубоко в землю. Там, в корнях виноградного куста, препарат уничтожает филлоксеру.
      Протравили почву, уничтожили насекомых — всё как будто в порядке. Но ухо всё время держи востро, нет ведь никакой гарантии, что на каком-нибудь корне не уцелело несколько филлоксер, и тогда они вновь начнут размножаться.
      Желтеют листья, сохнет древесина — снова за фумигатор и в бой.
      Но, может быть, и не нужны химические препараты. Известно, что грубым, толстым корням филлоксера не страшна. Перевести бы все виноградники в заражённых районах на филлоксероустойчивые корни — и вредитель не страшен.
      Как будто вполне резонно. Но только «как будто». Не так-то просто вырастить столько новых растений с филлоксероустойчивой корневой системой. Нужны сотни, тысячи прививочных мастерских, оборудованных всеми необходимыми инструментами и приспособлениями... А сколько понадобится мастеров-прививалыциков! К тому же далеко не все привитые саженцы приживаются. Посадишь сто кустов — вырастет половина, три четверти. Пустые пространства приходится заполнять новыми саженцами. Кроме того, век привитого куста примерно в два раза короче — это тоже очень важное обстоятельство.
      Как же всё-таки выгоднее поступать?
      По этому поводу учёные много лет спорят. Одни говорят так:
      — Привитый виноград дорог — верно. Но в заражённых филлоксерой районах нет иного выхода.
      Другие не соглашаются с этим.
      — Есть выход, — утверждают они. — В таких районах можно выращивать и корнесобственный виноград. Надо только отобрать подходящие сорта и почаще протравливать почву дихлорэтаном. В Акстафинском районе Азербайджана вот уже тридцать лет растёт и хорошо плодоносит сорт Ркацители.
      На опытных участках Телави в Грузии четверть века живут и здравствуют сорта Ркацители, Мцване, Горули, Александроули.
      Мощные кусты с глубокими корнями меньше и реже повреждаются филлоксерой. Поэтому новые растения нужно сажать так, чтобы корни их как можно глубже проникли в почву.
      Много, очень много труда отдают люди, чтобы победить заокеанскую тлю. Человек научился уничтожать филлоксеру и на маленьких участках и на больших плантациях. Он научился оберегать виноградники от этого вредителя. Но это ещё нельзя назвать полной победой. И никто не может сказать, когда она придёт, кто найдёт средство полного истребления филлоксеры. И кто знает! Может быть, тебе, юный читатель, выпадет на долю такое счастье, если ты увлечёшься чудесной лозой и захочешь посвятить ей свою жизнь.
     
      ВЕРНЫЕ ПОМОЩНИКИ
     
      В прежние времена, при царском режиме, виноград был недоступен простым бедным людям — слишком уж дорог. Этим продуктом разума и солнца, как называют виноград учёные и поэты, наслаждались главным образом богачи, их дети. Да и очень мало виноградников было тогда. В России они занимали немногим больше двухсот тысяч гектаров.
      Конечно, виноград не хлеб, без него прожить можно, с голоду не умрёшь, но он очень полезен. В нём много витаминов, сахаров, кислот и прочих ценных веществ. Виноград содержит примерно в три раза больше питательных сахаров, чем яблоки, груши, сливы, абрикосы, и в шесть раз больше, чем апельсины. Виноград обладает целебными качествами, и им успешно лечат самые различные заболевания. В медицинской науке существует даже специальный раздел — виноградоле-чение. Ему посвящены десятки, сотни книг. И наука эта очень древнего происхождения. Ещё шесть тысяч лет назад в Европе готовили из винограда сгущённый сок, который тогдашние лекари прописывали больным.
      Вот почему наша партия и правительство поставили такую благородную цель — дать побольше винограда советским людям, где бы они ни жили: в Сибири, на Камчатке, на Урале, в Якутии...
      Виноградари стараются выполнить это важное задание. Только за
      последние шесть лет заложено шестьсот тысяч гектаров новых насаждений. К концу семилетки на холмах, равнинах и горных террасах Крыма, Молдавии, Кубани, в Средней Азии и Закавказье надо вырастить ещё целый миллион гектаров винограда.
      Мы привыкли к большим цифрам. «Подумаешь, миллион! — скажут некоторые. — За четыре года мы освоили тридцать четыре мил- * лиона целины. А тут всего лишь один миллион. Не такое уж это великое дело».
      Освоить за четыре года тридцать четыре миллиона целины — это, конечно, чудо, возможное только в нашей стране. Но одно дело вспахать, посеять и убрать гектар пшеницы, а другое — заложить и вырастить гектар винограда. В этой книге уже рассказывалось, сколько труда вкладывает человек, чтобы подготовить почву, саженцы, высадить их, уберечь молодые растения от сорняков, вредителей, болезней.
      А наступает уборка урожая — каждую гроздь осторожно срезают, чтобы не раздавить её, не помять.
      Гектар винограда совсем не похож на гектар пшеницы или ячменя. Там сеялкой посеял, комбайном убрал, смолотил и высыпал зерно из бункера в грузовую машину. А тут?.. В сотни раз больше работы. И работы во многом пока ещё ручной, хотя существует уже немало стальных помощников у человека.
      Вот важно шагает бульдозер. Своим могучим скребком-лопатой он выравнивает землю под новые посадки. За ним, быстро перебирая гусеницами, идёт трактор и тащит за собой так называемый плантажный плуг. Надёжный, хороший плуг. Он пашет глубоко — до 70 сантиметров. Если на этом участке корчевали пни или в почве много плотного грунта — известняка, галечника, — по нему предварительно пройдётся тракторный рыхлитель со своими острыми зубьями.
      Конструкторы изобрели универсальную прицепную машину, на которой можно смонтировать любые механизмы для самых разнообразных работ. Эти механизмы и рыхлят почву между рядами, и готовят канавки для лоз, и укрывают их на зиму землёй, и готовят борозды для посадки черенков, и подкапывают саженцы, прежде чем их снять со школки...
      Теперь ещё довольно часто опрыскивают виноградники ручными аппаратами. Тысячи людей таскают на плечах тяжёлые ранцы-резервуары. Но на смену им идут специальные тракторы с навесными
      опрыскивателями. Очень остроумное приспособлёние! На трактор навешивают штангу с четырьмя-пятью парами подвесок-трубок, соединённых с установленными на тракторе банками с жидкостью. Шагает такая машина, похожая на фантастическую птицу с необыкновенными крыльями, и рассеивает на четыре-пять рядов растений мелкий-мелкий дождь. За день она может опрыснуть 20 — 30 гектаров. Кончилась жидкость в баках — трактор останавливается на заправку. Пять — семь минут — и снова в путь.
      Совсем недавно вышел на виноградники оригинальный тракторный плуг. Он работает в междурядьях различной ширины — ив два и в два с половиной метра. Уже междурядья — на плуг устанавливают пять лап, шире — семь. Этот плуг пропалывает сорняки, рыхлит почву, укрывает на зиму лозы; там, где виноград поливают, он нарезает оросительные борозды.
      Очень кропотливая работа — прививка лозы. Она требует мастеров высокой квалификации. Но даже самый искусный в этом деле человек может сделать за день не более 800 — 900 прививок. Теперь созданы прививочные машины. Они ещё только начинают входить в жизнь. Одна машина легко заменит пятнадцать — двадцать мастеров. И главное: на ней может работать человек, не имеющий квалификации. Машина всё делает сама. И делает хорошо.
      А зачем привезли на виноградник автоцистерну, от которой в разные стороны отходят шланги с какими-то буровыми инструментами? Обычно такими инструментами разбивают асфальт или булыжник, когда ремонтируют дороги. Интересно, что они будут делать здесь, на взрыхлённой под новые посадки земле?
      Оказывается, эти механизмы пришли сюда сажать виноград. У каждого бура — три человека. Один бурит землю — готовит скважину, другой сажает в неё растение, третий тут же закрывает скважину землёй. Чисто, быстро, хорошо. Триста кустов в час можно посадить таким буром. А сколько времени уходит, чтобы выкопать триста ямок вручную, лопатой!..
      И бур этот не только бурит. Он ведь не просто бур, а гидробур. Выкапывая ямку для саженца, он тут же смачивает землю водой — молодое растение сразу попадёт во влажную почву. Гидробур может и накормить виноградные кусты — внести глубоко в землю минеральные удобрения: калийную соль, суперфосфат. Хорошая машина!
     
      САМАЯ ЖЕЛАННАЯ
     
      Мастера винограда очень ценят своих механических помощников, которые облегчают их труд.
      Но одна машина особенно любима ими. Это вертолёт. Почему же вертолёт, а не самолёт? Казалось бы, наоборот: ведь самолёт летит быстрее вертолёта.
      А вот почему.
      Самолёту нужна довольно большая площадка, чтобы взлететь и совершить посадку. Ну, а где её взять на виноградниках, расположенных часто в горах, на склонах холмов? Вертолёту же никаких площадок не нужно. Он может подняться в воздух со сравнительно маленького участка, примерно в восемь квадратных метров. И приземлиться может на этот же пятачок без всякого риска и для машины, и для лётчика.
      Попробуй самолёт зависнуть неподвижно в воздухе или хотя бы лететь так медленно, что за ним легко угонится пешеход. Ничего не выйдет. А вертолёт — пожалуйста, ему это доступно. И это-то как раз очень важно при работе на виноградниках.
      Самолёт летит слишком быстро. Меньше восьмидесяти километров в час он не может лететь — а такая скорость при опрыскивании или опыливании слишком велика: машина не сможет равномерно покрыть раствором или порошком все листья винограда.
      Вертолёт же спокойно поднимается в воздух, сперва зависает над площадкой, в нескольких метрах от растений. Лётчик смотрит вокруг, проверяет исправность механизмов. Всё в порядке — машина, чуть наклонив нос, разгоняется и подходит к винограднику, на такой скорости, чтобы каждая капля жидкости или каждая пылинка порошка попала в цель.
      Если хочешь посмотреть работу вертолёта, ложись с вечера спать пораньше, завтра встать придётся на рассвете. Встанешь — сразу же отправляйся на виноградник. Сюда уже приехали пилот, механик, агроном, заправщики, которые загружают бункера вертолёта жидкостью или порошком, и сигналыцицы. Ветра нет, тихо? Очень хорошо, можно отлично работать: раствор не унесёт в сторону.
      Сегодня будут опрыскивать виноградники бордосской жидкостью.
      Всю ночь шёл дождь, и до восхода солнца надо уничтожить вредный грибок — мильдью, который так быстро размножается после дождя.
      Бункера заправлены. Сигналыцицы с белыми щитами разошлись по своим местам — они помогают пилоту выдержать точное направление, чтобы он не сбился с пути.
      — От винтов! — командует пилот.
      — Есть от винтов! — громко отвечает механик и уходит в сторону. Нельзя стоять близко, когда вертолёт готов подняться в воздух.
      Быстро завертелись винты, машина плавно отрывается от земли. Ещё мгновение — и вертолёт в полёте. Направление ясное — по флажкам сигналыциц «Так держать!» пилот выводит машину на воздушную дорогу, устанавливает нужную скорость и низко-низко плывёт над зелёным морем. Из десятков пульверизаторов, расположенных вдоль трубчатых штанг опрыскивателя, подвешенных к вертолёту, выбрасываются мелкие-мелкие капли. От винтов отбрасываются вниз потоки воздуха. Эти потоки поворачивают листья то верхней, то нижней стороной, и капли жидкости покрывают листья с обеих сторон. Именно на нижней поверхности листьев и гнездится чаще всего мильдью.
      Летит стальная птица над виноградником, оставляя за собой длинный шлейф мельчайших капель жидкости, шириной примерно в двадцать метров. Минута — и пройдено пятьсот метров. Целый гектар! Сколько же понадобилось бы людей, чтобы опрыснуть ручными ранцами гектар виноградников? А ну-ка посчитай. Один человек может обработать за день четыре десятых гектара. На одном гектаре человеку нужно трудиться два с половиной дня. А тут — гектар за минуту. Шестьдесят гектаров в час. Сколько рабочих рук высвобождает один вертолёт!..
      Ты уже знаешь, какими сложными путями приходится переносить с цветка на цветок плодоносную пыльцу. А вертолёт легко проделывает эту работу. Он мчится над растениями, от движения винтов вихрится воздух, и пыльца легко перелетает с цветка на цветок.
      Вот почему вертолёт самая любимая машина виноградарей.
      Летают теперь эти машины и над молдавскими и над крымскими плантациями. Но их ещё очень мало, этих ловких стальных птиц. И, когда беседуешь с директорами совхозов, председателями колхозов, агрономами виноградных хозяйств, все они говорят:
      — Дайте нам побольше вертолётов. Это же такая машина — чудесница, ей нет цены!
      Мечтают виноградари и ещё об одной машине — о виноградоуборочной. Такой машины нет пока. Но отчего не помечтать и о ней! Не может быть, чтобы люди, научившиеся запускать в космос спутники, лунники, громадные корабли с человеком, не создали машину для уборки винограда!
      Совсем недавно казалось, что сбор хлопка на вечные времена обречён на ручной труд. Однако изобрели же хлопкоуборочные машины. Сидя у штурвала, узбечки и таджички очень легко управляют механическими пальцами, снимающими с кустов белые коробочки.
      Придумает человек и машину для уборки винограда. Придумает непременно!
      В конце лета наступает самая замечательная пора на виноградниках. Весело, радостно на склонах холмов Молдавии, кубанских равнинах, в горах Дагестана и Грузии, на песках Херсонщины, в Армении, Средней Азют, Азербайджане.
      Счастливое время!
      С середины августа до конца октября природа каждый день щедро награждает людей за тревожные и бессонные ночи, за терпение и труд всё новыми и новыми спелыми гроздями. Здесь и маленькая, величиной с крупный горох, Шасла — золотистая, зелёная, фиолетовая, — и тяжёлые кисти Изабеллы, и янтарно-жёлтый Мускат, и мясисто-сочный Нимранг, и красавец Тайфи розовый, и Великан ташкентский, и Победа величиной со сливу. Нет конца песням и звонкому смеху сборщиц, которые срезают свежие ароматные грозди и бережно укладывают их в корзины.
      Длинные вереницы машин, нагруженных высокими штабелями ящиков, спешат на аэродромы. Виноград — ягода нежная, он может быстро испортиться.
      Поэтому в Москву и Ленинград, в Сибирь, на Урал виноград доставляют самолётами.
      И, когда ты берёшь в руки гроздь с такими вкусными ягодами, как тут не испытать добрых чувств к людям, которые вырастили эти чудесные грозди!
      Что же — весь урожай идёт людям на стол в свежем виде? О, нет! Так называемого столового винограда совсем немного — примерно седьмая часть. Ещё меньше — процента четыре — идёт на сушку. Ты знаком, конечно, с кишмишем, изюмом — вероятно, частенько выковыривал их из булочек. Они и есть сушёный виноград. Всё же остальное перерабатывают на вино.
      Всё богатство вин, всё их разнообразие, которое заполняет прилавки магазинов, было когда-то виноградом. И потому, что в природе существует столько сортов винограда, — вина, приготовленные из них, имеют различные названия и различный вкус.
      Казалось бы, не так уж сложно сделать вино. Раздавил дробилками ягоды, выжал из них сок...
      Но сок ещё не вино. Соку надо пройти очень и очень длинный путь, прежде чем он станет вином. И чем лучше вино, тем длиннее его путь. Проходит два-три года, а иногда и больше, пока его разольют в бутылки и оно заискрится в бокалах красным, лимонным, рубиновым цветом.
      Раздавили ягоды на специальных машинах, отжали сок на мощных прессах — разливают этот сок в бочки и отправляют в бродильню. Нельзя заполнять бочки до краёв. Очень бурно бродит молодое вино — оно может разорвать бочку, если налить её до краёв и плотно закрыть.
      Без брожения не получить из сока вино, а для брожения нужны, как известно, дрожжи. Что же — в бочки с соком кладут палочки дрожжей? Нет, не кладут. Дрожжи содержатся в самом винограде, на поверхности ягод. Стоит ягоды раздавить — дрожжи попадают в сок и заставляют его бродить. Всегда на заводах делают из дрожжей закваску и выливают её в сок.
      Зоркий глаз винодела внимательно наблюдает за процессом брожения : два-три раза в день проверяют температуру воздуха в бродиль-не, содержание в соке сахара, спирта.
      Идут дни, недели...
      Брожение заканчивается — на дне бочки образовался осадок, жидкость выпускают, перекачивают в другую посуду.
      Несколько раз молодое вино отстаивается, и каждый раз его переливают в другие бочки. Потом его фильтруют, осветляют и перевозят или перекачивают в подвал.
      В зависимости от климата подвалы строят и под землёй и на земле. Бывают и полуподземные подвалы. Часто их создают в тоннелях и галереях, высеченных в толще горных пород. В этих чистых, оснащённых хорошей вентиляцией подвалах при определённой температуре и влажности вино постепенно формируется, как говорят мастера-виноделы, и созревает. Чутко и насторожённо наблюдают за ним люди. Вино может прокиснуть, покрыться плесенью — оно подвержено множеству самых различных заболеваний.
      Хороший винодел — это специалист своего дела, человек, знающий до мелочей все слабости и достоинства, «характер» и «повадки» различных марок вина: Алиготэ и Мускат, Напариули и Кара-чанах, Ка-бернэ и Чумай — у каждой из них имеются свои свойства. По цвету, запаху, по результатам лабораторных анализов винодел узнает состояние «здоровья» той или иной марки вина. Заметит какое-нибудь отклонение от нормы (это случается, правда, довольно редко) — лечит вино. Для этого существует много разных лекарств.
      Проходят недели, месяцы...
      За это время образуются ещё дрожжевые осадки. Вино ещё раз переливают в чистые бочки или в железобетонные резервуары — теперь оно почти совсем прозрачное.
      И всё же это пока не настоящее вино, а только виноматериал. Лишь потом на заводах — а это будет не скоро — виноматериал превратится в настоящее вино.
      Почему же так долго, буквально годами, тянется это с виду не очень мудрёное дело? Разве в наше время, когда наука творит чудеса, нельзя ускорить процесс созревания вина механическим или химическим путём?
      «Можно, — отвечают виноделы. — Но такое вино, — объясняют они, — будет плохим, невкусным. Оно будет вялым, без искры, без жизни, без тех ценных качеств, которые вырабатываются в нём, когда оно созревает естественным путём».
      И вот, наконец, виноматериал попадает на завод. Здесь с ним проделывают ещё множество операций.
      Длинные шланги, словно змеи, опутывают территорию завода. На первый взгляд, всё хаотично, беспорядочно. Но это только так кажется. На самом деле всё очень разумно, во всём строгий порядок. По этим шлангам вино путешествует из подвалов в цехи, из цехов снова в подвалы, из бочек в бочки — одним словом, путешествует так, как ему положено по технологии производства.
      В громадных бочках или чанах вино купажируют — соединяют, смешивают несколько сортов, — чтобы получить определённую марку. Купаж — верное средство, чтобы улучшить качество вина.
      В природе мало сортов винограда, которые самостоятельно давали бы вино высоких марок. Из одного сорта в чистом виде не всегда удаётся получить вкусное, ароматное, обладающее всеми необходимыми достоинствами вино: то слишком много кислоты, то привкус горечи... С помощью купажа винодел исправляет природные недостатки того или иного сорта и получает гармоничные, доброкачественные вина.
      Купажированное вино снова фильтруют в специальных аппаратах, потом оно снова отстаивается и его перекачивают в чистые бочки.
      Каких только бочек не бывает на свете!
      Есть бочки-крошки на два-три литра, и есть бочка, для которой нужна большая железнодорожная платформа — целый дом! Двенадцать тысяч литров вмещает одна такая бочка. И стоит она больше, чем иной дом. В таких бочках-гигантах на винных заводах и купажируют вино.
      Наступает время, вино заканчивает, наконец, свой долгий, иногда многолетний путь и уходит по трубам в разливочный цех — оно уже чистое, прозрачное, как хрусталь.
      В этом цехе совсем мало людей. Несколько женщин в белых халатах командуют могучими и ловкими автоматическими машинами, которые за семь часов выпускают до двадцати тысяч бутылок вина. Наполненные вином бутылки плывут по конвейеру от разливочных аппаратов к другим установкам — там их закупоривают пробками.
      Ох, какие же здесь строгие контролёры! Малейшая, почти не видимая простым глазом соринка — и бутылка уходит в сторону. Брак! Остальные идут по конвейеру дальше. Ещё одна операция... Надо окунуть пробку закупоренной бутылки в расплавленный сургуч и поставить печать. Кое-где это пока делается руками. Но появились автоматы и для этой цели, и они уже широко применяются на многих заводах.
      Наклеена этикетка, и нарядные, красивые бутылки спешат по конвейеру в упаковочный цех. Отсюда развозят их по городам и сёлам страны.
      В дни праздников, семейных торжеств вино украшает стол советских людей.
      Ну, а что делают с отходами виноделия — выжимками ягод, дрожжевыми осадками? Неужели выбрасывают? Нет, зачем же! Из них вырабатывают спирт, уксус, винную кислоту и много всяких других полезных продуктов. Всё идёт в дело — ничего не пропадает.
      В старинное молдавское село Кожушна можно добраться из столицы республики — Кишинёва рейсовым автобусом. Правление колхоза занимает большой дом на пригорке, в яблоневом саду.
      Тихо в селе в тёплый, летний день. Лишь изредка зашуршат шины грузовика, доставившего со станции минеральные удобрения для полей или товары в местный универмаг. Иногда проползёт, чуть поскрипывая колёсами, высоченная арба с камышом, — им покрывают сараи, из него делают циновки.
      У открытого окна правления за столом сидит человек. Он склонился над бумагами со множеством цифр и выщёлкивает на конторских счётах какую-то монотонную песенку.
      Песенка эта на слух скучная. Но как много говорит она людям, знающим толк в цифрах, в бухгалтерии! Она рассказывает о том, как из года в год растут доходы артели: 10 миллионов... 17 миллионов... 25 миллионов 228 тысяч рублей... 26 миллионов...
      И всё это благодаря винограду. В колхозе растёт и пшеница, и кукуруза, и подсолнечник, и овощи есть, и коровы, и свиньи, и птица.
      Но главная статья доходов — это виноград. Тысяча двести гектаров виноградников — не шутка.
      Необычное село! Необычное по своей архитектуре, планировке, быту. Улицы здесь — понятие весьма условное. Дома громоздятся на пригорках, прячутся между ними. Кажется, вышел на прямую дорогу, но, пройдя несколько десятков шагов, попадаешь в тупик: перед тобой вдруг вырастает забор из камня, камыша или просто из длинных палок, переплетённых сухим хворостом. Эти заборы выше человеческого роста, а иногда и выше домов. Вверху забор гораздо толще, чем внизу, и в специально сделанных гнёздах навалены груды колючих веток. Не перелезть через такие заграждения даже самому искусному физкультурнику.
      Эти заборы сохранились в наследство от старых времён. На левом берегу Днестра, где находятся и Кишинёв, и Кожушна, начали строить новую жизнь лишь после войны — семнадцать лет назад. Эта часть Молдавии стала советской немного раньше — в 1940 году. Но вскоре началась война и её захватили фашисты.
      Однако какое отношение имеют заборы к винограду?
      Село Кожушна издавна славится своими виноградниками. Здесь живёт много хороших мастеров лозы и виноделов. При старом режиме — ив царской России, и потом, когда левобережную Молдавию захватила капиталистическая тогда Румыния, — мастера эти очень оберегали свою хату, свой двор, свои производственные секреты от «худого глаза» соседа. Они-то и строили такие заборы-крепости.
      Кто побогаче — каменные заборы ставил, деревянные. Победнее — хворостом, камышом отгораживался от односельчан, хотя хозяйства-то у него почти не было и «худой глаз» никакой опасности не представлял: ведь сглазить-то нечего.
      Теперь таких заборов-крепостей становится всё меньше и меньше. Появились широкие улицы, обсаженные молодыми тополями. Время другое — жизнь другая, уклад жизни иной. Как говорят здешние старики: «Старая ограда к новой жизни не подходит». Да и что прятать — хозяйство общее, дела общие, виноградники общие.
      Минуло время, когда каждый хозяин тянул лямку на своём клочке, обрабатывал вручную свои кусты, разбросанные как попало на склонах холмов. Пришла пора коллективного труда на коллективных плантациях, занимающих сотни и сотни гектаров.
      Перестройка виноградарского хозяйства оказалась делом очень хлопотным и сложным. Вот что рассказал колхозный агроном:
      — Объединить поля, леса, сады, огороды довольно просто. Ликвидировал межи, снял колышки — и всё в порядке. Там, где поле было похоже на одеяло, сшитое из разноцветных лоскутов материи, получился широкий, большой массив. Виноградники же совсем другое. Тут ведь мало снять колышки и уничтожить межи. Тут всё надо переделать. Пшеницу, рожь, гречиху каждый год сеют и жнут, где захотел — там и посеял. А виноградные кусты живут десятки, порой даже до ста лет на том месте, где их когда-то посадили. Ну как приспособить растения к новой жизни, к новым формам труда?.. Вы видели наши молдавские «чаши»? — продолжал агроном. — Это очень красиво, не правда ли? От головы куста во все стороны отходят шесть — восемь длинных рукавов с разветвлениями и плодовыми стрелками. Подвязанные к кольям побеги, осыпанные тяжёлыми гроздями, напоминают заполненную янтарём глубокую чашу. И урожаи бывали высокие при хорошем уходе. Сильный куст давал до семидесяти пяти килограммов ягод. Но теперь, когда каждый год прибавляются сотни гектаров новых виноградников, обрабатывать растения вручную уже невозможно. На помощь идут машины. А машины и «чаши» несовместимы. Нельзя обрабатывать «чаши» машинами...
      Как же быть? Оставить «чаши» и продолжать работу вручную? Или забросить кусты с «чашами», выкорчевать их и посадить новые растения таким образом, чтобы их можно было обрабатывать машинами? Ни то ни другое не годится.
      Решили, как говорят специалисты, переформировать старые кусты. Вытянуть побеги вдоль по шпалере и прикрепить их не к кольям, а к проволоке. Если сделать это внимательно, осторожно, растение не пострадает.
      Теперь, когда выходишь летом на склоны холмов, перед тобой открываются широкие улицы между растениями, и по этим улицам свободно курсируют тракторы с различными прицепными машинами. Эти машины взрыхляют почву, подкармливают кусты минеральными удобрениями, опыливают, опрыскивают их.
      Не верится даже, что всего лишь несколько лет назад на месте этих прямых как стрела улиц, тянущихся вдоль проволочных шпалер, были традиционные «чаши». Тогда тракторам вход на виноградники был строго воспрещён — им негде было развернуться.
      Приедешь в этот колхоз в конце лета и невольно залюбуешься строгой красотой бескрайних рядов лоз, осыпанных спелыми ягодами. Сплошным кольцом янтарных ожерелий опоясывают виноградники всё село.
      Новые виноградники, конечно, сразу строят по всем правилам агротехники. Сорта размещают на той почве, где они могут дать наилучший урожай. Каждая бригада на своём участке выращивает сорта, созревающие в разное время. А то попробуй убери сразу семьдесят пять или даже сто гектаров! Перезреют ягоды — велики потери.
      С каждым годом всё больше плодов дают стране виноградари Ко-жушны. По пятьсот пудов собирают они с площади в тысячу двести гектаров. Но есть и такие бригадиры, которые выращивают на одном гектаре до полутора тысяч пудов винограда.
      У колхозников этого села, как и у всех советских людей, есть своя мечта. К концу семилетки они хотят увеличить свои виноградники ещё на триста гектаров и получить пять миллионов рублей дохода. И они его получат. Не зря же артель называется «Бируинца» — по-русски значит «Победа».
     
      ДОРОГА НА СЕВЕР
     
      Есть в народе поговорка: «Каждому овощу своё место, своё время».
      Но хотя виноград и не овощ — эта поговорка правильна и по отношению к нему.
      И у винограда всегда было и своё место, и своё время. Он хорошо чувствовал себя только в тёплых краях. На севере — где меньше солнца, позже приходит весна, раньше наступает осень, — всё реже и реже встречалось это растение. Ближе к центру России его вовсе не было. А на Урале, в Сибири душистые грозди лишь изредка увидишь в магазинах, куда их доставляют на самолётах из Крыма или Узбекистана.
      Не захотел мириться с этим человек. Он переделывает природу, перевоспитывает растения, стараясь приспособить их друг к другу. И виноград — этот баловень тепла и солнца — с каждым годом расширяет свою «географию», шагает на север, всё дальше и дальше.
      Кто не знает имени нашего знаменитого учёного Ивана Владимировича Мичурина, создавшего множество сортов плодовых деревьев и ягодников. Триста новых видов яблок, груш, слив, абрикосов, вишен, малины, крыжовника вырастил великий естествоиспытатель в своём волшебном саду. Благодаря его открытиям некоторые сорта вино-
      града плодоносят в непривычном климате в средней полосе России. Далось это ценой больших усилий, упорного труда, очень долгих научных изысканий.
      Ну как в самом деле заставить виноград, растущий, допустим, под горячим солнцем Средней Азии или Закавказья, так же нормально жить и развиваться под Воронежем или Орлом? Здесь превосходная почва, известный на весь мир чернозём. Но винограду этого мало: ему не хватает тепла, солнца. Дождливая, прохладная осень настигнет его в самый важный период, когда ягоды начинают наливаться соком, — они не успевают дозреть.
      В одной из своих работ Иван Владимирович Мичурин рассказывает, сколько сил он затратил, чтобы вырастить на Тамбовщине привезённый из наших южных районов и из других стран виноград. Казалось, всё предусмотрено, всё сделано: и сорта отобраны самые лучшие, самые морозостойкие, самые выносливые; и посажены они в защищённых от ветра и обращённых к солнцу местах. И всё же ничего хорошего не получилось. Иной куст и растёт, кажется, неплохо, но ягод совсем нет. Другой в конце августа даст грозди, но ягоды такие кислые, терпкие, что есть их невозможно.
      После многих опытов и трудов Иван Владимирович пришёл к выводу, что пытаться приспособить какой-либо сорт винограда к жизни и плодоношению в непривычных условиях нового климата, отличного от климата его родины, — напрасная затея. В новых местах нужно выводить свои местные сорта. А для этого понадобится изменить природу растений, то есть вырастить такие сорта винограда, которые соединили бы в себе достоинства, разбросанные, быть может, по крупице во многих и многих видах и сортах.
      Возможно ли это? Да, возможно. Это достигается путём селекции, методом гибридизации.
      Ну, а что такое гибриды?
      Тебе знакомо, конечно, это слово, если ты хоть чуть-чуть любишь растительный и животный мир.
      Гибрид — это новый организм, который получается от скрещивания различных по своей природе форм, видов. Занимаются гибридизацией селекционеры. Эти люди способны переделывать природу растений, приспосабливать их к условиям среды — климату, почве. Новые сорта выводят обычно из семян, полученных от скрещивания тех
      растений, которые обладают качествами, необходимыми для роста культур в новой местности, в новых климатических условиях.
      С первого же года из выращиваемых сеянцев начинается отбор лучших, более жизнеспособных растений. Потом сеянцы воспитывают. Молодые гибриды легко поддаются влиянию различных условий среды. Селекционеры воспитывают молодые гибриды так, чтобы растение было приспособлено к местным условиям. Надо получить засухоустойчивые растения — сеянцы сажают в засушливую почву. Выводят сорт, не боящийся морозов, сеянцы на зиму не укрывают — пусть закаляются на холоде. Новые посадки должны противостоять филлоксере, грибковым болезням? Ну что же, корни сеянцев заражают филлоксерой, а листья — грибком. Выдержат они эти испытания — хорошо, цель достигнута. Нет — снова поиски, снова скрещивания новых сортов, чтобы получить новые, более стойкие гибриды.
      Случается и так: необходимо скрестить два растения, чтобы получить нужный гибрид. Но здесь возникает препятствие. Эти два растения так далеки друг от друга по своим природным качествам, что они не скрещиваются. Что же делать? Отказаться от замысла?
      И. В. Мичурин нашёл выход и из этого положения. Великий знаток растительного мира подбирал так называемых посредников — скрещивал их с нужными сортами и получал экземпляры, обладающие свойствами, приближёнными к тем, которых он искал. В конце концов путём многократных скрещиваний различных пар растений удавалось выращивать нужный сорт.
      Много новых сортов винограда вывел великий садовод. Он отодвинул северную границу этого растения на пятьсот километров. Из семян канадского винограда И. В. Мичурин получил первые грозди Северного белого и Северного чёрного. От этих сортов путём скрещивания их с другими, более зимостойкими было создано много сортов, способных расти и плодоносить в сравнительно холодном климате.
      И. В. Мичурин использовал для селекции и амурский виноград — дальневосточный дичок, выдерживающий сорокаградусные морозы. Скрестив амурскую лозу с сортами, устойчивыми против филлоксеры и грибковых болезней, учёный вывел новые сорта с хорошими ягодами — Русский конкорд, Металлический, Коринка, Буйтур и другие.
      В наши дни ученики и последователи Ивана Владимировича Мичурина часто используют созданные им сорта для получения всё новых растений, которые легко переносили бы морозы, рано созревали, давали вкусные ягоды.
      А. Я. Кузьмин, скрестив мичуринский Русский конкорд с Езанда-ри, получил новый сорт — Награда. Это и в самом деле большая награда, когда труд твой приносит хорошие плоды.
      Много новых сортов винограда вывели известные учёные А. М. Нег-руль и М. С. Журавель. В Средней Азии, например, они создали хороший сорт Победа. Путём скрещивания сорта Чауш с среднеазиатским Кишмишем чёрным они получили сорт Ранний ВИРа.
      Старший виноградарь В. Я. Евдокимов разработал агротехнику для возделывания винограда в Московской области.
      Теперь выращивают виноград и в холодной сравнительно Башкирии. В республике нефти, на реке Белой, неплохо прижился Сеянец Стреляевой, названный так по имени учёного-агронома. Этот сорт легко переносит морозы, рано созревает.
      Кое-где плодоносит виноград и в Приморье — на Дальнем Востоке и на Южном Сахалине. Первые добрые вести поступают и из суровых сибирских краёв. Ну кто бы мог подумать, что виноград может расти в Омске? А он растёт, цветёт, даёт плоды. И вырастили его пионеры на областной станции юннатов.
      Ещё до войны омские школьники-мичуринцы посадили на своём опытном поле несколько десятков кустов морозоустойчивого винограда. Но в первые годы ребят постигла неудача. С грустью и обидой смотрели они, как вянут лозы, как сморщиваются и сохнут кое-где образовавшиеся ягоды.
      Несколько лет назад три юннатки начали ухаживать за виноградником по всем правилам мичуринской науки. С каждым годом лозы становятся мощнее, соцветия полнее, ягоды крупнее. Поздней осенью девочки тщательно укрывают лозы на зиму землёй, перегноем, опилками. Весной, когда пригреет солнышко, они открывают растения тёплым лучам. Постепенно привыкает виноград и к сибирской земле.
      И всё-таки пока ещё мало, очень мало винограда растёт в холодных краях. Он ждёт своих новаторов, своих исследователей. И они придут. Придут на виноградники люди, которые так сумеют переделать природу этого растения, чтобы оно обильно плодоносило и под Рязанью, и под Казанью, а быть может, и на Урале, и в Сибири.
     
      ЗДЕСЬ ОНИ УЧАТСЯ
     
      В этой книге не раз упоминалось и о мастерах-виноградарях, и о мастерах-виноделах. Говорилось о том, что они чувствуют дыхание растений, понимают их «настроение», угадывают «здоровье» сока, из которого делают вино.
      Откуда же оно, это умение?
      Призвание человека? Конечно. Очень важно любить дело, которому ты служишь. Но одной любви, одного призвания мало. Нужно ещё знание и умение. На виноградарей и виноделов учатся так же, как и на инженера, учителя, геолога, врача.
      Заглянем в одно из самых старых учебных заведений нашей страны, где обучают и воспитывают будущих специалистов виноградной лозы и винных заводов. Это заведение находится в Молдавии.
      Молдавия издавна славится своими садами и виноградниками. И здесь сто двадцать один год назад, в июле 1842 года, была открыта «школа садоводства низшего разряда», как её тогда называли.
      Это было совсем крошечное учебное заведение. На первом занятии в нём присутствовало всего лишь... десять учеников. За четверть века своей жизни эта школа выпустила восемьдесят два садовода — по три с четвертью специалиста в год! Но для середины прошлого столетия и такая школа была находкой. Она сыграла большую роль в развитии
      сельского хозяйства очень отсталой тогда окраины царской России — далёкой Молдавии. В школе закладывали питомники, выращивали плодовые деревья, различные сорта винограда. Семьдесят лет назад это учебное заведение «низшего разряда» преобразовали в среднее училище виноделия, а незадолго до Великой Октябрьской социалистической революции здесь стали обучать и виноградарству и виноделию.
      Училище находится в очень уютном и живописном местечке в четырёх километрах от Кишинёва. Среди садов и опытных полей, в старинном парке раскинулся целый городок. В просторных, светлых корпусах живут и учатся, постигая все тонкости своей профессии, сотни будущих мастеров. «Наша Тимирязевка» — так шутя и любовно называют в Молдавии этот привлекательный и красивый уголок.
      В учебных садах и на опытных участках можно изучить десятки сортов яблок и груш, черешен и абрикосов, семьдесят сортов винограда.
      Учащиеся всё должны уметь делать сами, своими руками.
      Если ты виноградарь — весной сам извлеки из-под прикрытия виноградный куст, произведи обрезку его побегов, по всем правилам науки и практики, подвяжи его лозы, когда придёт время. Изволь сам опылить растение, чтобы получить более высокий урожай. Обнаружил болезнь или вредителя — опрысни лозу специальным раствором, вылечи растение, уничтожь вредителя. Следи за своими кустами до осени, собери спелые грозди, а потом укрой лозу до весны будущего года.
      Если ты винодел, то также обязан практически изучить все процессы труда: от самых простых до самых сложных. Ты должен уметь и бочку хорошо вымыть, и разобраться во всех тонкостях производства вина.
      Шумно и весело на учебных виноградниках в жаркий летний день!
      Загорелые юноши в соломенных шляпах, защищающих голову от горячего солнца, девушки в сарафанах и белых косынках... Склонившись над кустом Алиготэ или Муската, они подвязывают лозы к проволочной шпалере.
      Неподалёку от опытных виноградников — большой погреб из камня. Тяжёлые, обитые железом двери обрамлены двумя мощными виноградными кустами. Этот необычный погреб — винный подвал. Здесь учащиеся получают первые навыки по виноделию.
      Сотни бочек и тысячи бутылок, наполненных вином, годами стоят здесь при определённой температуре.
      Винный подвал не только учебная лаборатория — это и своеобразный музей.
      За сто с лишним лет здесь собрали превосходную коллекцию всевозможных вин. Но перед отступлением из Молдавии под ударами советских воинов фашистская орда, не щадившая никаких ценностей, уничтожила эти экспонаты. То, что не успели выпить, расстреляли из пулемётов, автоматов. Искалеченные деревья, груды поломанных бочек, битого стекла и огромные лужи вина — вот всё, что осталось в училище после гитлеровского разбоя.
      Теперь всё создано заново. Но многого нельзя восстановить. Так, здесь не увидишь сегодня бутылки вина с наклейкой середины прошлого века, которая представляет большую ценность для науки.
      Кишинёвское училище виноградарства и виноделия известно далеко за пределами Молдавии. У него хорошая слава, доброе имя. Сюда приезжает учиться молодёжь из разных областей, краёв и республик нашей страны. Здесь можно встретить и сына каракулевода из Средней Азии, и дочь смоленского железнодорожника, и детей украинских колхозников и казахских хлеборобов. Воспитанники училища есть в Грузии и Азербайджане, в Крыму и на Ставрополыцине, в Узбекистане и Дагестане. Всюду, где выращивают виноград и делают вино, найдёшь мастеров — и старых, и молодых, — которые научились понимать «душу» растения и полюбили свою профессию в маленьком учебном городке в предместье Кишинёва.
     
      * * *
     
      В нашей стране около шестидесяти научных учреждений занимаются изучением винограда.
      Самое главное из них — это всемирно известный Всесоюзный научно-исследовательский институт виноделия и виноградарства «Мага-рач». Он находится в Ялте. Его отделения, опытные станции разбросаны по всему Советскому Союзу.
      Большой научно-исследовательский институт в Новочеркасске объединяет и направляет всю работу виноградарей Российской республики.
      Есть и в Одессе, на Украине, крупный научный институт по виноградарству. Его филиалы и опытные станции раскинуты по всей Украине. Опытные базы института есть в Измаильской области, в Донбассе, на Херсонщине и в Закарпатье.
      Опытные станции, опорные пункты и зональные сельскохозяйственные станции, занимающиеся виноградом, есть в Краснодаре и Кисловодске, Нальчике и на Дону, в Курске и Саратове, Орле и Куйбышеве и даже на Алтае.
      Почти в каждой из союзных республик, за исключением Прибалтики и Белоруссии, есть свои институты и опытные учреждения.
      И все эти институты, станции, пункты заняты очень важным делом — они работают над тем, чтобы побольше чудесных ягод винограда было в нашей стране.
     
      ДЕДУШКА РИЗАМАТ И ЕГО ЮНЫЕ ДРУЗЬЯ
     
      Ну вот ты и познакомился с виноградом, узнал, где и как он растёт.
      Вернёмся теперь в Узбекский павильон и посмотрим, что делается там под шатром из янтарных гроздей.
      Оказывается, Ризамат Мусамухамедов и методист Мария Николаевна успели крепко подружиться с ребятами. Они даже, скажу по секрету, так как делать этого на выставке не полагается, угостили пионеров и знаменитыми «дамскими пальчиками», и Тайфи розовым и сочным, и ароматным сладким Нимрангом, и золотистым Кишмишем.
      — Дедушка Ризамат, а вы уже теперь, наверное, пенсионер? — спросил кто-то из ребят.
      — Нет, некогда мне, ребята, на пенсию. Много ещё, очень много работы. Побывал я, правда, не один раз в Киргизии и Казахстане, в Азербайджане и Армении, в Крыму и Молдавии. Рассказывал и показывал друзьям, что и как делаю, чтобы кусты жили дольше, ягод давали побольше. Но много ещё поездить надо. Весной в Грузии меня
      ждут. С осени отправил туда полмиллиона черенков, в марте высаживать будут. Ну как же сажать мои черенки без меня? А потом...
      Ризамат задумался ненадолго и сказал:
      — У всякого человека есть мечта, верно? У каждого из вас есть своя мечта, а у меня, старика, своя. Хочу съездить в Болгарию, Румынию, Венгрию. Давно собираюсь посмотреть тамошние виноградники. И самому поучиться полезно, и мой метод, может, где-нибудь придётся ко двору. И ещё мечтаю во Франции побывать — отменные мастера по нашему делу там есть. Очень интересно с ними познакомиться.
      Что же нового внёс в виноградное хозяйство искусный мастер? Не зря же у него столько орденов и медалей!
      Испокон веков в Узбекистане росли лозы — могучие, крепкие. Они либо стелились по земле, либо вздымались по жердям и прутьям и образовывали нечто вроде тоннелей. А тоннель получался вот почему: воткнут жерди толстыми концами в землю, на расстоянии двух-трёх метров друг от друга, а тонкие концы наверху связывают. Побеги тянутся по этим жердям, переплетаются, и, когда виноградники цветут, создаётся дугообразная крыша. Это очень красиво. Да и приятно — хорошо, прохладно под такой зелёной кровлей в жаркий летний день.
      Так было сотни, а быть может, и тысячи лет.
      Но вот появились машины. Подошёл трактор с плугами-рыхлителями к узбекским виноградникам, а делать ему там нечего — не проехать.
      Тут лозы стелются по земле и преграждают путь. Там дуга мешает.
      «Неужели отказаться от машины? — огорчился Ризамат Мусамухамедов. — Всюду и везде теперь машины. Приходит конец кетменю на хлопковых полях. А виноградникам нашим так и жить, как сто — двести лет назад? Нет, хватит им лежать на земле. Пора подняться во весь рост. И с дугой надо что-то делать, чтобы открыть трактору дорогу».
      Теперь во многих колхозах и Шпалера козырьком.
      совхозах Узбекистана старики не узнают своих виноградников. Ризамат поднял стелившиеся по земле лозы на шпалеры да ещё прикрыл эти шпалеры козырьком, чтобы предохранить грозди от солнечных ожогов. Проволока на шпалерах протянута так, что все побеги ложатся на них веером, хорошо проветриваются и получают вдоволь и солнца и света.
      Привольно машинам на этих плантациях. И как не радоваться Ри-замату, когда он приезжает, допустим, в совхоз имени Ховренко и видит, что с его шпалерах снимают невиданные урожаи — триста пятьдесят, а порой и до пятисот центнеров ягод с гектара!
      Ну, а что дуги-тоннели? Их совсем уничтожили? Нет, зачем же. Ризамату и самому нравится в палящую жару укрыться от солнца под сенью лоз. И тоннели остались, и машинам открыта зелёная улица. Сделано это просто и остроумно. Дуги заменены прямыми столбами, и между ними натянута проволока. Тоннель стал прямоугольным. На аллее по-прежнему тенисто, но под её высокими сводами свободно проходят тракторы с любыми прицепными машинами.
      И ещё Ризамат придумал такую систему обрезки кустов, что они почти не знают старости и дают обильные урожаи.
      Вот за всё это ему и ордена, и медали, и Государственная премия, и золотая медаль Героя Труда, и почёт и благодарность от всех советских людей.
      — А этот сорт как называется? — спросил один из мальчиков, показав на гроздь крупных розовых ягод.
      — Это? — Старик немного смутился, расправил толстым пальцем усы и, помедлив, ответил: — Это называется «Ризамат».
      — Как вы! — воскликнули ребята с восторгом. — И дедушка Ризамат, и виноград Ризамат. Вы, наверное, сами его выдумали, да?
      — Виноград не выдумывают, а выращивают, — поправил старик, — но не я его вырастил. Этот сорт вывели на опытных полях узбекского института. Скрестили Катта-Курган с Паркентским, создали новое растение и назвали его «Ризамат». Вот так, ребята, и получилось: дедушка Ризамат — и виноград Ризамат. На память, значит... — закончил Ризамат Мусамухамедов.

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR),
форматирование и ёфикация — творческая студия БК-МТГК.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru