На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотека советских детских книг
Матвеева Л. «Старый барабанщик». Иллюстрации - В. Алфеевский. - 1971 г.

Людмила Григорьевна Матвеева
«СТАРЫЙ БАРАБАНЩИК»
Повесть-сказка
Иллюстрации - В. Алфеевский. - 1971 г.


DJVU



 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

Скачать текст «Старый барабанщик»
в формате .txt с буквой Ё - ZIP

      Где она находится, Сказочная Страна, в которой, как говорил Пушкин, «на неведомых дорожках следы невиданных зверей»? О, адрес её известен каждому — за тридевять земель и тридесять морей. Но это ужасно далеко, ведь иногда — и не так уж редко! — просто необходимо, чтобы принц, волшебник или фея пришли тебе на помощь. Так разве до них докричишься, если они за тридевять земель и разве поспеют они вовремя из такой дали на твой зов?!
      Вот поэтому-то сказочники пытаются привести своих героев поближе к людям, поселить их среди нас. Полтора столетия назад замечательный русский сказочник Антоний Погорельский привёл храброе и доброе племя гномов в подземелья столицы. А в наши дни переселение жителей сказки в обычный мир началось везде. В добрый час! Пеппи Длинный Чулок приплыла на пиратском судне к берегам Швеции; Карлсон — летающий человечек обосновался на одной из крыш Стокгольма; волшебницу Мэри Поппинс принёс английским детям ветер; старый джинн Хоттабыч выскочил из сосуда, где был замурован тысячи лет назад, и поселился в Москве.
      Герои сказки, которая лежит перед тобой, тоже наши соседи; может быть, они живут за квартал от тебя, а может быть, даже в том же доме, что и ты. Злой волшебник в свободное от волшебства время паяет кастрюли, добрый волшебник Серёжа учится в школе, а главный герой сказки — старый барабанщик играет в оркестре. С виду самые обычные люди, но если приглядеться... Вот Людмила Матвеева пригляделась, и то, что она увидела, ты узнаешь из книги.
      Сказка «Старый барабанщик» — первая сказочная книга молодой писательницы, но если ты читаешь журнал «Пионер» и слушаешь радио передачи для детей, то, наверное, встречаешься с её рассказами. Она ве сёлый человек, и её рассказ «Три девчонки, один я» читатели «Пионера» признали самым весёлым рассказом года. Она человек весёлый, а иногда и немного печальный, как ты и сам догадаешься, прочитав «Старого барабанщика». И это не так уж странно — если весёлый и печальный. Вероятно, человек оттого и становится печальным, что ему хочется видеть только радостное, а это не всегда удаётся.
      И писательница так хорошо рассказывает о волшебствах, что, может быть, она и сама немного волшебница, или, вернее, учится на волшебницу; последнее, на мой взгляд, даже интереснее. Ведь читать её сказку будут тоже школьники, ученики. Как знать, кем вырастет школьник? Может быть, из одного миллиона ста сорока трёх тысяч семидесяти пяти профессий, существующих на нашей и других планетах, ты выберешь именно специальность волшебника?
      А пока до этого волшебного превращения ещё очень далеко, открой книгу, написанную именно для тебя. И всякие удивительные чудеса обступят тебя. И мне кажется, ты переживёшь хорошие часы.
      А. ШАРОВ




      Хочешь, я расскажу тебе сказку?
      Это будет не весёлая сказка и не грустная — просто сказка.
      Жил-был на свете старый барабанщик, и был у него старый барабан, потрёпанный, но громкий. Каждое утро, проснувшись, барабанщик изо всех сил ударял в свой барабан. И это значило, что пришёл новый день, с новым солнцем или с дождём, с морозом или просто так. Каждый вечер барабанщик ударял в свой барабан, но уже не так громко, а потихоньку. И это значило, что день пришёл к концу и не надо беспокоить соседей.
      Барабанщик работал в оркестре, где были громкие блестящие трубы, ласковые скрипки, задумчивые флейты и много всяких других деревянных и медных инструментов. А барабан был один, и барабанщик тоже был один-единственный.
      Когда барабанщик получал зарплату, он покупал мороженое, иногда три порции, а иногда — восемь. Он любил мороженое в вафельных стаканчиках, шоколадные трубочки за двадцать восемь копеек и кисленькое за семь. Он мог съесть подряд целую тележку мороженого, если бы не боялся простудиться. Все мороженщицы в районе знали старого барабанщика и любили его, потому что мороженщицы всегда любят тех, кто любит мороженое.
      Когда приходил вечер, барабанщик надевал свой самый новый костюм, чистил ботинки и шёл на работу — стучать в барабан. Он любил свою работу и умел барабанить весело, если оркестр играл про победу или про радость. Он умел барабанить грустно, если музыка рассказывала о печальном. Только тем, кто ничего не понимает в барабанном деле, кажется, что все барабаны у всех барабанщиков звучат одинаково. На самом деле всё зависит от человека.
      Однажды старый барабанщик пришёл в Дом культуры, где выступал оркестр. У барабанщика в этот день болела голова. То ли он не выспался, то ли объелся мороженым, но только старый барабанщик чувствовал себя очень уж старым и усталым, и ему всё время хотелось прилечь. А надо было барабанить, да к тому же не как попало, а точно по нотам — секунда в секунду. Это и есть самое трудное в работе всех на свете барабанщиков. А если бы можно было стучать в барабан как вздумается, то многие люди пошли бы в барабанщики — стучи себе и стучи. Но в том-то н дело, что так нельзя. Если начать лупить по барабану как вздумается, дирижёр, самый главный и самый строгий человек в оркестре, очень сердится.
      Старый барабанщик всегда барабанил именно тогда, когда надо, а когда не надо, не барабанил-. За это его все в оркестре и любили.
      Но в этот день у старого барабанщика болела голова. И когда скрипки тихо заиграли грустную мелодию, а остальные инструменты молчали и ждали своей очереди, барабанщик сам не заметил, как опустил голову на барабан и задремал. Ему приснился сон: мороженое в большом вафельном стакане. Стакан был величиной с собачью будку, а палочка как лопата, которой дворники сгребают снег с тротуаров. Это был прекрасный сон. Когда человеку снится такой сон, ему не хочется просыпаться как можно дольше. Но барабанщик проснулся скоро — он ведь был на работе. И когда он проснулся, и открыл глаза, и увидел зал, полный людей, которые, как ему показалось, смотрели прямо на него, он со всего размаха бабахнул по барабану, заглушая виолончели, скрипки и даже зычный контрабас. Публика, у которой был хороший музыкальный слух — а люди с плохим музыкальным слухом не ходят на концерты, — публика заметила ошибку барабанщика и стала смеяться. Барабанщику даже показалось, что люди подталкивают друг друга локтями. Потому что те, кто заметил, не хотели, чтобы другие подумали, что они не заметили. А те, кто не заметил, увидели, что другие смеются и стали смеяться тоже. И все в зале, вместо того чтобы слушать с серьёзными лицами серьёзную музыку, весело смеялись. Оркестр сбился, и все звуки поползли в разные стороны, вместо стройной музыки получился обыкновенный шум, дирижёр побледнел от досады. И во всём был виноват старый барабанщик. Один мальчишка из четвёртого ряда даже крикнул:
      — Старый барабанщик крепко спал!
      Строгий дирижёр, самый главный человек в оркестре, который стоит на возвышении спиной к залу и размахивает палочкой, показал барабанщику кулак. Это, конечно, не значило, что он будет бить старого барабанщика. Это значило, что
     он к барабанщику плохо относится. Кулак был большой, как утюг, и волосатый. Барабанщик обиделся и отвернулся, чтобы не смотреть на этот неприятный кулак. Он подумал: «Я не просто старый барабанщик, а очень старый. Пора мне уходить на пенсию». И он ушёл.
      Больше барабанщик не выступал в оркестре, и ему было грустно. Это только кажется, что отдыхать и ничего не делать очень весело. На самом деле это не так уж весело. Барабанщик стал печальным, похудел и даже в те дни, когда почтальон приносил ему пенсию, не покупал мороженого. Потому что, когда.плохое настроение, мороженое кажется слишком холодным.
      На бульвар с другими пенсионерами старый барабанщик не ходил: в шашки играть он не умел, а в домино не любил. Он бродил по тихим улицам, где мало народу, где люди не так спешат, а машины ездят редко, и грустил. Барабанщик вспоминал серьёзную музыку, своих добрых друзей — вторую скрипку Юру Пилыцикова и виолончелиста Чапаева. Вспоминал яркие просторные залы, где ему приходилось выступать, и, конечно, аплодисменты, которые доставались всему оркестру, а значит, немножко и ему, барабанщику. Но теперь друзья были заняты своими делами, музыка играла без него, и в барабан стучал какой-то чужой медно-рыжий мужчина, который, конечно, никогда не заснёт на концерте, даже если скрипки будут играть тихо и долго, а у рыжего в этот день заболит голова.
      Барабан стоял в углу комнаты, потускневший, пыльный — барабаны не любят, когда в них не бьют.
     
     * * *
     
      В это утро барабанщик не торопясь шёл по тихой снежной улице. Только мимо маленького домика, выкрашенного в серый цвет, он прошёл быстро. Из домика был слышен скрежет и звяканье железа. Звуки были такие злобные, что барабанщик зажал уши.
      На стене домика висела вывеска: «Ремонт металлоизделий». В окне барабанщик заметил старика со злыми глазками, колотившего тяжёлым молотком по дну медного таза. Вот старик размахнулся и со всего размаха треснул по тазу так громко, что у барабанщика заныли все зубы сразу.
      Отойдя подальше от серого домика, барабанщик медленно побрёл по улице. Он никуда не спешил, потому что его нигде не ждали. Он просто гулял и думал о старости, о том, что у него никого нет. Если бы у него была жена, или сын, или дочка, он бы гулял сейчас с кем-нибудь из них. А если бы они не захотели, он бы мог погулять один, а потом поспешил домой, где на него бы немного поворчали, за то что он не сидит дома, когда на улице такой ужасный ветер. А потом бы они вместе ели суп и котлеты, а вечером барабанщик негромко постучал бы на барабане, если бы его попросили...
      Но у него не было ни жены, ни детей, ни внуков.
      Когда-то давно, ещё до войны, барабанщик, тогда ещё не старый, а молодой и красивый, увидел девушку. Он увидел её высоко в небе: девушка была парашютисткой. Она смело выходила на крыло самолёта и, нисколько не пугаясь высоты, прыгала вниз. Голубой парашют раскрывался над ней зонтом, и она плавно, как бабочка, летела к земле. А барабанщик, задрав голову, смотрел на неё, и сердце его стучало, как маленький барабан. Другие парашютистки и парашютисты тоже прыгали смело и красиво, это был праздник отважных прыжков. Но никто не прыгал так, как весёлая Зоя с ямочками на щеках, никто не спускался к зелёной земле так изящно и уверенно. И, уж конечно, ни у кого не было такого ярко-голубого шёлкового парашюта, похожего на цветок или на крылья бабочки.
      Оркестр играл весёлые марши в честь* тоненькой девушки, покорившей небо, а громче всех играл барабанщик. Он-то
     знал, что весёлая Зоя — самая лучшая девушка не только в небе, но и на земле. Но Зоя не замечала, как громко и торжественно бьёт барабан, хотя не заметить барабан довольно трудно. И уж совсем не замечала, как нежно и взволнованно бьётся сердце барабанщика. Она только смеялась, быстро складывала парашют в специальную сумку и убегала в дальний конец аэродрома, где её дожидался кудрявый лётчик. Лётчик водил Зою в театр оперетты, в цирк — они оба были весёлые люди. А потом лётчик женился на Зое и увёз её на своём самолёте очень далеко, и барабанщик больше никогда не видел её. Он очень тосковал. Ему встретилось в жизни много хороших девушек, но ни одна из них не умела летать, а это как-никак серьёзный недостаток. Так считал барабанщик.
      Если в небе проплывало круглое облако, похожее на голубой парашют, барабанщик долго смотрел на него, задрав голову, тихо вздыхал.
      Но скоро началась война, вздыхать стало некогда, надо было воевать. Барабанщик пошёл на войну вместе со своим барабаном. Он стучал на барабане сигнал тревоги, и солдаты поднимались в атаку, и барабанщик шёл вместе со всеми. Он клал барабан в сторонку и брал в руки автомат. Он не боялся свиста пуль и грохота снарядов, товарищи считали его очень смелым человеком. И только удивлялись, что когда в перерывах между боями фронтовые почтальоны приносили всем солдатам и офицерам письма от тех, кто их любил, барабанщику писем не было ни от кого. Он их и не ждал. Грустно смотрел на какое-нибудь круглое облачко и провожал его глазами.
      Потом долгая и трудная война кончилась. Барабанщик вместе с барабаном вернулся домой и стал жить в своей маленькой комнате, где на обоях были нарисованы скрипичные ключи. Так он и жил один. Изредка к нему в гости приходили вторая скрипка Юра Пильщиков и виолончелист Чапаев, несмотря на геройскую фамилию, человек тихий и задумчивый.
      Они втроём разговаривали о музыке, шутили и смеялись. Барабанщик был рад, что у него такие хорошие друзья.
      Когда они встречались вечером перед концертом, то обязательно подмигивали друг другу иногда правым глазом, иногда — левым, а иногда — двумя сразу. Чтобы напомнить, что они друг к другу прекрасно относятся.
     
     * * *
     
      Но теперь всё это кончилось. Не было больше концертов, не было друзей. Барабанщик остался один.
      Он один пил чай, один пел песни, и от этого песни звучали невесело. И гулял один.
      В то утро, когда барабанщик шёл по снежной улице и никуда не торопился, потому что его никто не ждал, он вдруг увидел трубу. Труба лежала на снегу, немного ржавая, совсем обыкновенная. Раньше этой трубы здесь не было; её, наверное, привезли ночью и положили, чтобы потом закопать в землю, соединить с другими трубами и пустить по ней воду или газ. А пока широкая и длинная труба лежала просто так. Барабанщик остановился и стал смотреть на эту трубу, которая почему-то ему очень понравилась.
      В это время из-за угла выскочил мальчишка-пальто-на-распашку. Он очень спешил, потому что его где-то ждали: мальчишка-пальто-нараспашку опаздывал в школу. Но всё равно он, конечно, остановился около трубы и стал на неё смотреть. Ему эта труба тоже понравилась. Мальчишка немного постоял, заглянул в трубу, крикнул в неё «у-у-у-у!», а потом — барабанщик и моргнуть не успел — мальчишка-пальто-нараспашку влез в трубу. Это было странно, барабанщик никогда раньше не видел, чтобы люди ни с того ни с сего залезали в трубу. Но барабанщик всё ещё моргнуть не успел, а мальчишка выскочил с другой стороны вместе со своим портфелем и помчался в школу. А барабанщик опять остался один на снежной улице. И тогда он огляделся по сторонам, убедился, что никто за ним не подглядывает, и быстро нырнул в трубу.
      В трубе было сухо и гулко, далеко на том конце в кружочке светилась снежная улица, по которой прохожие ходили не спеша, а машины ездили редко. И барабанщик побежал по трубе и выскочил с другой стороны. Он потёр поясницу, которая заныла, как всегда, когда ему приходилось нагибаться, и крикнул в трубу: «У-у-у-у!» — а весёлое эхо отозвалось раскатисто и таинственно: «У-у-у-у!»
      А дальше было вот что.
      Старый барабанщик вдруг почувствовал, что ему стало почему-то весело и легко. И почему-то перестала ныть поясница и зябнуть руки. И совершенно без следа прошли тоска и грусть. Барабанщик удивился: давно у него не было такого хорошего настроения. «С чего бы?» — подумал он, но не стал особенно долго размышлять. Когда человеку весело, он хочет не рассуждать, а веселиться.
      А дела творились совсем странные. Неожиданно для самого себя барабанщик вдруг запрыгал на одной ноге и доскакал до самого угла, не чувствуя ни усталости, ни одышки. Уж такого с ним никогда не бывало. Он попрыгал ещё немного вокруг толстого серого дерева — и опять ничего! Даже ещё веселее стало. Он постоял немного, ошарашенно поглядел по сторонам и, сунув два пальца в рот, оглушительно свистнул. Никогда в жизни барабанщик не свистел, даже в далёком детстве, хотя тогда, в детстве, очень хотел научиться свистеть не хуже мальчика Витьки со второго этажа. Но у него не получалось. Не всё ведь получается, что захочется. А тут на старости лет старый барабанщик лихо свистнул в два пальца, удивился и свистнул ещё раз, погромче.
      — Кто меня зовёт? — раздалось откуда-то сверху. Из форточки высунулась голова. Это была взлохмаченная и сердитая голова человека лет двенадцати. — Кому это я понадобился в такую рань?
      Вопрос прозвучал сурово, и старый барабанщик смутился. Он хотел сделать вид, что его всё это не касается, и стал писать на снегу носком ботинка слово «Фантомас», как делают все, кому нечего делать. Но мальчишку не так легко было провести.
      — Пожилой, а балуешься, — строго сказал он, — свистишь под окном. Если у тебя ко мне дело, говори скорее, у меня ещё уроки не сделаны.
      Барабанщику показался обидным такой невежливый тон, но почему-то он ничего не сказал: скорее всего, ему не хотелось ни с кем ссориться в такое хорошее утро. Он спросил:
      — А вы кто?
      — Я? — Мальчишка посмотрел удивлённо. — Я волшебник. Меня зовут Серёжа, разве ты меня не знаешь?
      — Видите ли, — забормотал барабанщик, — я не совсем понимаю. Всё это немного странно, согласитесь.
      — Ты что, не в своём уме? — сочувственно поинтересовался невежливый волшебник. — Или ты не с нашей улицы, что ли?
      — - Да, я живу в другом районе, — с достоинством ответил барабанщик, — у нас там мальчики умеют почтительно разговаривать со стариками. — И барабанщик гордо вскинул голову.
      — Во даёт! — захохотал мальчишка. — Врёт и не краснеет! А ты бедовый.
      Барабанщик хотел уйти, он даже повернулся и сделал первый шаг, но какая-то сила заставила его остаться на месте. Он так и не понял, то ли это было волшебство, До ли обыкновенное любопытство. Во всяком случае, он не ушёл, а спросил вполне мирно:
      — А вы правда волшебник? Или это шутка? Или, может быть, прозвище?
      Волшебник покрутил пальцем у виска — очевидно, это был какой-то специальный жест волшебников.
      — Какое тебе прозвище? Скажет тоже... Русским языком тебе говорят: волшебник. Прямо удивительно, до чего непонятливые бывают люди. Всё им растолкуешь, всё объяснишь. А они сомневаются, а они удивляются. А удивительного нет ну ни одной капли. А я уже битый час торчу в форточке. А географию кто за меня будет учить? А двойку кто схватит? А от мамы кому попадёт?
      Волшебник говорил всё громче, барабанщику даже показалось, что из ушей у Серёжи выбивается пламя. А может быть, у волшебника просто горели уши от гнева, это тоже бывает.
      — Хотите мороженого? — предложил барабанщик. — Там на углу открыто, я могу вас угостить.
      Волшебник повеселел:
      — Ты мне сразу понравился. Сейчас спущусь, география никуда не денется.
      Они подошли к прозрачному киоску, в котором грудами лежали вафельные стаканчики, большие брикеты крем-брюле, эскимо в запотевших от холода серебряных бумажках. Барабанщик спросил:,
      — Вы какое больше любите, фруктовое или шоколадное?
      — Я всякое люблю. — Не очень вежливо, но вполне искренне ответил волшебник
      Они медленно брели по заснеженной улице и хрустели мороженым. Серёжка поддавал ногой ледышку, а барабанщик просто наслаждался прохладным твёрдым эскимо Оно нравилось ему, как в былые времена, когда всё в его жизни шло хорошо, и мороженое было вкусным и не таким уж холодным.
      — Ты в трубу лазил? — спросил волшебник.
      — Да, — признался барабанщик, — но всего один раз.
      — Одного раза хватит, — сказал Серёжка, — это всё равно, один раз или много. Это же совсем волшебная труба!
      — Что вы говорите! — дрогнувшим голосом удивился барабанщик. — То-то я смотрю, со мной происходят весьма странные, непонятные вещи.
      — То ли ещё будет! — пообещал волшебник — и исчез. Не ушёл, не убежал и не спрятался, а именно исчез, как умеют исчезать только настоящие волшебники. Ничего удивительного в этом нет. Разве волшебники только те, кто с бородой? Ничуть не бывало. Они бывают самые разные.
      Барабанщик удивился, что волшебник исчез так незаметно и даже не сказал «спасибо» за мороженое, но вспомнил, что это был невежливый волшебник, к тому же он торопился: ведь дома его ждала невыученная география. А это даже для волшебника дело нешуточное.
      Барабанщик так и не успел расспросить про волшебную трубу, но он уже и сам начал кое о чём догадываться. Труба действительно была самой обыкновенной волшебной трубой. Такие трубы попадаются не так уж часто, но всё-таки попадаются. А почему бы и нет? Разве бывают только волшебные палочки, зеркальца и волшебные калоши? Нет. Волшебные вещи бывают самые разные.
     
     * * *
     
      На следующее утро старый барабанщик с большим вниманием прослушал «Пионерскую зорьку» по радио и выбежал на улицу. Он хотел съехать по перилам, но побоялся свалиться. с непривычки. Во дворе мальчишки и девочки играли в салки. Барабанщик не играл в эту прекрасную игру лет пятьдесят, но сегодня он остановился и оглушительно крикнул:
      — Чур, я на новенького!
      И пустился догонять Вовку из двадцать седьмой квартиры.
      Ребята смотрели на него с изумлением. Они-то давным-давно знали этого солидного старика с седой шевелюрой, ко-
     торый всё ходил барабанить в свой оркестр, а потом стал просто гулять по улицам — значит, пришло такое время. Но, как все взрослые, он всегда спешил по какому-нибудь делу и на ребят не обращал внимания. Вдруг этот вполне приличный гражданин стремительно выскочил из подъезда и бесцеремонно ввязался в игру. Раз человеку очень хочется, пусть играет. А барабанщик смущённо улыбался и резво носился по улице. Он догнал Вовку, осалил его и с криком: «Салочка, дай колбаски!» — пустился наутёк. Набегавшись вволю, барабанщик сообщил ребятам: «Мне чур а» — и пошёл по своим делам в райсобес.
      С той поры барабанщик сам себя не узнавал. Внешне он оставался всё тем же: пожилой человек, седой, высокий, в шляпе и в очках. Но характер у него был теперь совсем-совсем другой.
      Барабанщик теперь любил то, что любят мальчишки. Он неутомимо качался на качелях, играл в снежки и даже лазил по деревьям. Разумеется, он старался делать это так, чтобы никто не видел: барабанщик стеснялся — вдруг над ним будут смеяться? Не каждому человеку понятно, что если старик вскарабкался на высокое дерево в парке, то это ещё не значит, что он сумасшедший или хулиган. Может быть, у старика просто такой характер? Может быть, он и сам бы рад вести себя спокойно и солидно, да трудно удержаться. Это может случиться со всяким. Ну а барабанщик к тому же был заколдованный. С этим тоже приходится считаться.
     
     * * *
     
      Однажды барабанщик съехал по перилам с третьего этажа — хотя и прекрасно знал, что можно свалиться! Всё равно съехал потихоньку и отправился в кино на свой любимый фильм «Операция Ы». Барабанщик смотрел этот фильм уже два раза, но с удовольствием стал смотреть в третий — очень
     ему нравилось, как огромный, толстый хулиган говорит Шурику: «Влип, очкарик!» — и ещё, как арт-ист Юрий Никулин с большим чувством поёт: «Постой, паровоз, не стучите, колёса. Кондуктор, нажми на тормоза». Барабанщик знал толк в искусстве и больше всего на свете ценил хорошую серьёзную музыку. Но и пение артиста Никулина ему тоже казалось прекрасным, а песня душевной и трогательной.
      И вот, когда Никулин взял гитару и начал петь, экран вдруг погас. Зал недовольно зашумел. Некоторые заёрзали на стульях, другие завертели головами. А барабанщик, сам не зная почему, закричал не своим голосом:
      — Сапожники! На мыло!
      И затопал ногами и оглушительно засвистел. Он ругал механиков сапожниками, что было уж совсем глупо.
      — Кто здесь хулиганит? — спросил чей-то строгий голос.
      Сразу зажёгся свет, в зал вошли двое дружинников с красными повязками на рукавах и с неумолимыми, как у всех дружинников, лицами.
      — Кто кричал? — спросил тот, что пониже.
      — Кто свистел? — сказал тот, что повыше.
      А низенький добавил:
      — Кто топал?
      И они пошли прямо к седьмому ряду, где сидел барабанщик. А все зрители, которым неинтересно было смотреть на пустой экран, стали смотреть, что теперь будет. Некоторые даже встали со своих мест и подошли поближе, чтобы не пропустить самое интересное.
      — Попрошу пройти с нами в милицию, — сказал низенький дружинник.
      Барабанщик, которому, конечно, было очень стыдно и неловко, стал медленно подниматься со своего четырнадцатого места. Но тут он заметил, что суровые дружинники обращаются вовсе не к нему, а к мальчишке, сидящему через два кресла. И мальчишка этот показался барабанщику удивительно знакомым. Где-то они встречались. Но вот где, барабанщик припомнить не мог: память у него, видно, оставалась стариковской, к тому же он был взволнован, а в таком состоянии трудно предаваться воспоминаниям. За последние недели барабанщик перевидал великое множество мальчишек: он ведь теперь целые дни проводил с теми, кто любит лазить по деревьям, гонять голубей и кататься на лифте без всякого дела. Но с этим мальчиком барабанщик встречался при каких-то особых обстоятельствах. Мальчишка повернул голову и сердито посмотрел на дружинников. И тут барабанщик вспомнил: это был Серёжа, волшебник с тихой улицы, тот самый, из-за которого всё и началось.
      Волшебник сидел расстроенный, в ногах у него валялся портфель. А если человек двенадцати лет приходит среди дня в кино с портфелем, тут уж каждый понимает, что человек этот должен быть не в кино, а совсем в другом месте.
      Волшебник сказал дружинникам:
      — Вы что? Это не я свистел! Что я, ненормальный?
      — Ещё отпирается! — возмутился высокий дружинник.
      — В какой школе учишься? — спросил низенький. — Как фамилия?
      Неприятности подступили к Серёжке со всех сторон, а он сидел нахохлившись и молчал или грубил. А ни того, ни другого в тот момент делать было нельзя, но себя не пересилишь.
      И тут барабанщик решил вмешаться.
      — Молодой человек, — вежливо обратился он к высокому дружиннику, который показался ему чуть подобрее, — этот мальчик ни в чём не виноват. Дело в том... — Барабанщик запнулся, зачем-то снял очки, повертел их в руках, протёр концом шарфа, снова надел и закончил: — Это я топал и кричал.
      Дружинники смотрели на барабанщика так, как будто он на их глазах проглотил автобус. Низенький ещё и рот раскрыл, так сильно он удивился. Кругом засмеялись.
      — Вот это кино! — хохотал толстый мальчик.
      А совсем маленькая девочка в зелёной шапке с помпоном спрашивала свою бабушку:
      — Баб, баб, баб, дядя шутит? Или он врёт, а баб?
      — Вы что же, гражданин, смеётесь над нами? — закричал низенький. — Так мы вам и поверили! Мальчишка безобразничает в общественном месте, а вы его выгораживаете! Несознательно себя ведёте. Воспитание подростков — наше общее дело.
      Барабанщик растерянно хлопал глазами. Кругом хохотали. Высокий дружинник стал уговаривать:
      — Кто же поверит, что вы, пожилой человек, на вид интеллигентный, топаете и кричите в кино?
      — И свищу, — упрямо добавил барабанщик, — у меня такая привычка! — Он с вызовом посмотрел на них. — А если за это полагается штраф, то что ж... А мальчик ни при чём.
      За это полагается отвести вас в отделение милиции, — сказал взмокший низенький, которому удалось наконец закрыть рот. — Вы скандалист или обманщик.
      А высокий добавил:
      — И мальчик пусть пойдёт тоже.
      Они шли к выходу, а в зале тем временем погас свет и артист Никулин с большим чувством запел: «Кондуктор, нажми на тормоза».
      Волшебник шёл рядом с барабанщиком и сердито сопел. Потом тихо вздохнул и сказал: «Качели-карусели». В ту же секунду дружинники исчезли, а на их месте появилась продавщица мороженого и простуженно закричала:
      А вот кому эскимо? Кому трубочки с орехами?
      Барабанщик ошарашенно огляделся. Они стояли на углу тихой улицы, где жил волшебник.
      — Как мы сюда попали? — плохо соображая, спросил барабанщик. — Это же очень далеко от кинотеатра?
      — Подумаешь, — отмахнулся Серёжка, — нам же надо
     было исчезнуть, не тащиться же в милицию. А я люблю исчезать не куда попало, а поближе к своему дому.
      — Ух ты! — восхитился барабанщик. — Да ты прекрасно творишь чудеса! Побормотал какую-то ерунду — и пожалуйста.
      — Чего там! — застеснялся польщённый Серёжка. Видно, хоть и был он настоящим волшебником, не так уж часто его хвалили.
     
     * * *
     
      В то утро Серёжка сидел на алгебре и хотел самого простого: чтобы скорее прозвенел звонок и чтобы Галина Анатольевна его не вызвала. Он не приготовил урока, потому что поссорился вчера со своим другом Валеркой, а на это, что там ни говори, тоже нужно время.
      На алгебре Серёжка вёл себя сначала так же, как всякий вёл бы себя на его месте. Он пригибал пониже голову, не дышал и даже, когда Валерка плюнул ему на промокашку, не стукнул его, а только отвернулся. На это потребовалась большая выдержка. Но Галина Анатольевна, перед которой в журнале ровненьким столбиком было написано целых сорок фамилий, и она могла.выбрать любую, выбрала почему-то именно Серёжкину. Она сказала ровным голосом:
      — Трофимов. Иди к доске.
      Волшебник не любил делать чудеса на уроках: учителя за это очень сердились, а Серёжке и так часто попадало. Даже мелкие, незаметные чудеса он откладывал на свободное от занятий время. Но в этот раз у волшебника было совершенно безвыходное положение. Когда не выучишь урока, спасти тебя может только чудо.
      Серёжка отвернулся к широкому окну, тяжело вздохнул и прошептал: «Калина-малина». Что произойдёт? Серёжа Трофимов выйдет к доске и начнёт мучительно решать пример. Но волшебные слова нельзя произносить без последствий.
      Ребята смотрели на Серёжку. По тому, как человек вылезает из-за парты, почти всегда можно определить, выучил он урок или нет. Серёжка неохотной долго вставал, тяжело вытаскивал самого себя со скамейки и смотрел на Катю. Катя Сысоева сидела впереди Серёжки. У неё были самые аккуратные тетрадки во всём классе, и самые причёсанные косички, и самый выглаженный передник. Она была очень аккуратная девочка. Но Серёжка не любил её не за это, а за то, что Катя на контрольных прикрывала свою тетрадь промокашкой, чтобы Серёжка не мог у неё списать. А с другой стороны ставила учебник домиком, чтобы и оттуда нельзя было заглянуть в её чистенькую тетрадку. Так и сидела Катя в шалаше и там быстро и правильно решала все самые трудные задачки. Теперь она вместе со всеми смотрела на Серёжу и не было в её взгляде сочувствия. Она как будто говорила: «Попался? Так и надо!»
      Серёжка стоял у доски и вертел в руках мел. Он смотрел на Катю в упор. А Катя отвернулась: она думала, что Серёжка ждёт подсказки. Но она не собиралась ему подсказывать, не тут-то было. И в эту самую секунду чудо наконец произошло. Чистенькая Катя больше не сидела на своём месте. Она превратилась в чёрного пуделя. Да, да, в лохматого большого пса с длинными, до самого пола кудрями. Сразу на глазах у всего класса чёрный пёс забегал от доски к двери и звонко залаял. Девчонки завизжали от страха, а мальчишки от восторга. Все, конечно, побросали тетради и окружили собаку. Гошка Свиридов трепал пуделя за длинные шёлковые уши. Марийка Золотарёва стояла на подоконнике и орала: «Ой, мамочка!» Галина Анатольевна стучала карандашом по столу и пыталась установить тишину. «Успокойтесь! Сядьте!» — говорила она, но и сама не верила, что её послушаются. Очень уж неожиданное случилось событие. Учительница пошла позвать завуча.
      Слава Капустин заглянул собаке в пасть и заявил:
      — Злая. Язык тёмный
      А Валерка всех успокаивал:
      — Да не кусается она, не кусается: смотри — хвост бубликом. А у кусачих хвост морковкой, что вы, не знаете?
      И Валерка несильно, но и не очень слабо дёрнул пуделя за хвост. Пудель сердито тявкнул, Валерка отскочил.
      — Ну его в болото, — рассудительно заметил Валерка, — псих какой-то, ещё вцепится, делай тогда уколы в живот.
      — А зачем уколы? — спросила Марийка с подоконника. — Может, он ещё и не бешеный.
      — А кто его знает, — пробурчал Валерка и тоже вскарабкался на подоконник.
      — Ребята! — перекрывая шум, крикнула Света Ерёмина.
      Она была самая умная в классе, и все перестали кричать и ждали, что скажет Света. Даже пудель бросил кружиться и разглядывать свой хвост, а смирно уселся возле учительского стола и внимательно смотрел на Свету.
      — Ребята! Надо разобраться: откуда собака — это во-первых. Не с неба же она свалилась.
      Все закивали. Волшебник стал тихонько пробираться к двери. Что «во-вторых», он уже не слышал, зажав портфель под мышкой, Серёжа нёсся по лестнице.
      Запыхавшийся волшебник вылетел на улицу, порылся в карманах, разыскал двадцать пять копеек и пошёл в кино, где шла его любимая картина «Операция Ы». Наверное, было бы проще сотворить небольшое чудо: устроить так, чтобы звонок с урока прозвенел пораньше. Серёжка так и хотел. Но не смог. Он забыл слова. А ведь всё волшебство было в особенных, подходящих к случаю словах, произнесённых особым голосом. И вот слова-то он позабыл. Это может случиться со всяким, даже с самым волшебным волшебником.
      Серёже лезли в голову всякие другие заклинания. Одни могли превратить мел в сахар, другие — остановить на полном ходу автобус номер шесть, третьи могли в одну секунду.
     Интересно, злея ли эта собака?
     заставить толстого усатого учителя физики спеть тоненьким голосом плясовую. Но всё это было сейчас ни к чему. Серёжке грозила двойка по алгебре, а он не мог длинный урок сделать коротким. Видно, когда нужно было сидеть и прилежно учить волшебные слова, ему захотелось поиграть в футбол или погонять по улице с Валеркой.
      А теперь пришлось Серёжке превратить Катю Сысоеву, почти отличницу, в пуделя. И чем это кончится, совершенно неизвестно. И во всём были виноваты пробелы в волшебных знаниях и в обыкновенных тоже.
      Положение у Серёжки было, прямо скажем, трудное. Домой не пойдёшь, в школу не вернёшься. Пошёл в кино, но и картину досмотреть не удалось: старик, хотя и симпатичный, совсем ни к селу, ни к городу затеял кутерьму.
      Теперь они стояли на тихой улице. Снег на скверах поголубел, мороз стал крепче — наступил вечер. Тихий зимний вечер. В такой вечер хорошо забраться с ногами на диван, включить лампу и читать толстую книгу о далёких путешествиях с трудностями и опасностями. И чтобы мама не сердилась, а предложила чаю с вареньем, с вишнёвым или из чёрной смородины. Но волшебник не хотел идти домой: он догадывался, что в этот вечер мама вряд ли предложит ему варенье. Не надо даже быть волшебником, чтобы догадаться.
      Выслушав эту невесёлую историю, барабанщик задумался, даже закряхтел от огорчения. А потом сказал:
      — Знаешь, Серёжа, пошли ко мне в гости. Там что-нибудь придумаем.
     
     * * *
     
      В комнате барабанщика было тепло, на подоконнике толпились уютные волосатые кактусы, на стенах висели афиши, старые, пожелтевшие — в них говорилось, что состоится симфонический концерт. Была названа фамилия дирижёра. Барабанщик в афишах упомянут не был, но всё равно он их хра-
     нил и любил читать снова и снова, потому что барабанщик в этих концертах участвовал и хорошо помнил про каждый из них: в каком городе выступал оркестр, много ли народу было в зале и даже какая была погода.
      Всюду: на столе, на шкафу, на диване — лежали ноты. Некоторые были как большие книги в твёрдых переплётах, а другие как тонкие тетради, свёрнутые в трубку.
      Там была записана серьёзная музыка, в которой Серёжа ничего не понимал, а барабанщик понимал всё. В последнее время, правда, барабанщик думал не только о музыке: у него появилось новое пристрастие — он собирал значки.
      Вот в этом и волшебник разбирался неплохо, у него дома тоже была коллекция значков, он прикалывал их на чёрный лоскут, и значки выглядели очень красиво. Барабанщик складывал свои значки в железную коробку из-под печенья, это тоже было красиво. Значки звенели в коробке, если её потрясти. А ещё можно было вывалить их все на диван, а потом по одному складывать в коробку и в это время каждый значок рассматривать и о чём-нибудь думать. Так делают все коллекционеры, и если ты когда-нибудь собирал значки, или марки, или фантики, то знаешь, о чём идёт речь.
      Волшебник сидел на диване и рассматривал значки. На одних были изображены здания, на других спутники. Был даже значок с тигром, а внизу написано: «Зоопарк»; были значки с блестящими футбольными мячами, тугими боксёрскими перчатками, с подъёмными кранами и нефтяными вышками.
      — Такой у меня есть, — приговаривал волшебник, перебирая значки, — и такой есть, и такой, а такого нет.
      — Хочешь, возьми, — предложил барабанщик, — я себе достану, сменяюсь с Петькой Воронковым, у него таких два.
      — Спасибо, — сказал волшебник и приколол значок с тигром к своей куртке.
      Они пили чай с хлебом и маслом, потом барабанщик, чтобы немного развеселить грустного волшебника, простучал на
     барабане бодрый марш. И волшебник в самом деле немного повеселел. Не только из-за марша, конечно. Когда к тебе отнесутся сочувственно и в мороз позовут в тёплую комнату да ещё напоят сладким чаем, то обязательно станет легче, даже если у тебя серьёзные неприятности.
      Потом барабанщик разрешил Серёже немного постучать на барабане. Серёжа с удовольствием стукнул в барабан несколько раз, но красивой дроби не получилось, а получился глухой грохот, словно где-то выколачивали пыльный ковёр.
      — Не получается, — сказал Серёжка и положил палочки на стул.
      — Ничего, — утешил барабанщик, — после когда-нибудь научишься. Давай играть в подкидного дурака.
      Волшебник выиграл три раза подряд, барабанщик даже огорчился и нахмурился:
      — Говори прямо, волшебничаешь?
      — Нет, мошенничаю, — признался волшебник, — но я больше не буду.
      И тогда они сыграли ещё два раза, и оба раза выиграл барабанщик.
      — Другое дело, — обрадовался он, — я же знаю, что играю хорошо. Когда-то я даже был чемпионом дома отдыха по подкидному дураку.
      А Серёжа снова погрустнел, потому что посмотрел на часы и вспомнил, что теперь-то ему обязательно надо домой: время позднее, и мама, конечно, беспокоится.
      — Серёжа, — спросил барабанщик, — а девочка Катя? Она ведь не останется на всю жизнь пуделем?
      — Нет, — успокоил Серёжа, — на всю жизнь — нет. Я этого пуделя завтра же расколдую, и будет опять Катька, только, может быть, чуточку не такая вредная.
      — Смотри не забудь, расколдуй как следует, — сказал барабанщик и пошёл провожать Серёжку к автобусной остановке.
      По дороге волшебник, чтобы немного развлечься, пытался устроить мандариновый дождь, но у него ничего не получилось: упало с неба два небольших зеленоватых мандаринчика, и всё. Наверное, когда плохое настроение, то и у волшебников всё валится из рук.
      Они съели по кислой мандаринке и молча шли по улице. Серёжка хмуро смотрел перед собой, и барабанщик хмуро смотрел перед собой.
      Может быть, мне зайти к вам и всё объяснить твоей маме? — предложил барабанщик.
      — Не надо. Мама всё равно не поймёт, как ни объясняй. В том-то вся беда, что мама у меня не волшебница, а самая обыкновенная мама. А я в отца пошёл. Отец у меня был волшебник.
      Серёжка помолчал, ожидая вопросов. Но деликатный барабанщик ни о чём не стал расспрашивать, и тогда Серёжке захотелось самому рассказать о том, о чём он никогда никому не говорил.
      Они у меня разошлись насовсем. Не сошлись характерами, понимаешь? Сначала вроде у обоих хороший был характер. Мы весело жили: ходили в цирк, и в зоопарк, и на мультфильмы. А потом они стали ссориться, и отец говорил, что из-за мамы он потерял крылья. Ну это он выдумывал со злости, никаких крыльев у него не было, я их не видел. А мама ругала его, говорила, что у волшебников всё не как у людей. Когда я хотел их помирить, они хором кричали, что мне рано в таких вещах разбираться. А в прошлом году я пришёл из школы, а мама сидит заплаканная и говорит: «Отец на Север уехал в командировку». Я сразу догадался, что они разошлись. У Валерки тоже мать говорит, что отец на Север уехал, а Валерка не верит, знает, что разошлись. Взрослые любят врать и выдумывать, а нам не велят.
      Барабанщик положил руку Серёжке на плечо.
      - Взрослые не любят врать, просто иногда трудно сказать правду. Ты маму жалей, Серёжа. Самое тяжёлое на свете — терять тех, кого любишь.
      — Ладно, я поехал, — буркнул Серёжка. — Прощай.
      И исчез в снегопаде. Барабанщик даже не заметил, то ли волшебник сел в автобус, то ли растаял в воздухе, как делают все волшебники.
     
     * * *
     
      Катя Сысоева была вне себя. Да и кому приятно ни с того ни с сего превратиться в пуделя? К тому же в этот день Кате надо было делать стенгазету. Она вчера ещё начала писать заметку об успеваемости и дисциплине, очень серьёзную и важную заметку. Катя хотела сегодня закончить её и переписать красивым почерком, а потом сдать главному редактору Гошке. Но пудели не умеют писать заметки, Катя бегала по школьному коридору, громко лаяла, трясла лохматой головой и изо всех сил старалась дать понять окружившим её ребятам, что это она, Катя, что она не хочет, чтобы за ней с визгом гонялись по коридору, трепали её за уши и дёргали за хвост. Она не радовалась даже конфете «Белочка», которые вообще-то очень любила. Но одно дело, когда разворачиваешь вкусную конфету, не спеша откусываешь по кусочку и ешь, прикрыв глаза от удовольствия. И совсем другое дело, когда тебя подзывают свистом и запихивают тебе всю конфету целиком прямо в рот. Всё это, может быть, нравится настоящим пуделям и собакам всяких других пород, но Кате такое отношение было не по душе.
      В это самое время в коридоре появилась завуч Мария Николаевна. Мария Николаевна умела смотреть так строго, что даже когда ученик ни в чём не был виноват, он всё равно смущался и чувствовал, что всё-таки в чём-то он виноват, только забыл в чём. Он забыл, а Мария Николаевна помнит.
      Мария Николаевна солидно шла по коридору и вдруг увидела собаку. Она остановилась, и все ребята остановились
     тоже. Мария Николаевна терпеть не могла собак. Её раздражали кудрявые болонки с красноватыми ушами. Большие гладкие, как лошади, доги наводили на неё ужас. А встречая на улице овчарку, Мария Николаевна смотрела не на умные собачьи глаза, а только на то, крепко ли застёгнут намордник. С собаками у Марии Николаевны были свои давние счёты. Ещё когда Мария Николаевна была не Марией Николаевной, а девочкой Машей — ведь и завучи были когда-то маленькими, — она шла по улице и встретила бульдога. Он важно прогуливался и не обратил никакого внимания на маленькую девочку с голубым бантом. Но Маша не могла пройти мимо бульдога, она остановилась, обошла свирепую собаку кругом и показала бульдогу язык. Бульдог тоже остановился, тяжёлые щёки задрожали, как пустые кошельки, коротенький огрызок хвоста опустился. Бульдог был красавец, только сам этого не знал и имел обидчивый нрав. Когда девочка показала ему язык, бульдог расстроился, подошёл к Маше и укусил её за ногу. Было очень больно, и маленькая Мария Николаевна горько плакала, хотя и была сама во всём виновата: зачем же дразнить собак, тем более бульдогов.
      С тех пор прошло много-много лет, может быть тридцать, а может быть и больше, но Мария Николаевна всё ещё не любила и боялась собак. И вот она идёт по школьному коридору, а навстречу ей мчится огромный чёрный пудель с вытаращенными глазами, а за ним с хохотом и визгом гонятся мальчишки и девочки. Они носятся за этой неизвестно откуда появившейся в школе собакой, вместо того чтобы пить чай в буфете или гулять парами, как полагается.
      — Это что такое? — сказала завуч таким голосом, что все мигом притихли. Даже бесшабашный человек Валерка отцепился от собачьего уха... Даже сам пудель больше не лаял, он застенчиво отвернулся и слегка поджал хвост. — Сию же минуту прекратите безобразие! Кто привёл в школу собаку? Ты, Гончаров? Или ты, Иванов?
      — Марь Николавна, это правда не мы, — сказали Славка и Гошка, — это незнакомая нам собака, мы её первый раз видим, она сама пришла.
      — Брось сочинять, Гончаров! И ты, Иванов! Я вас слишком хорошо знаю. Быстро сбегайте кто-нибудь за истопником Сергеем Ивановичем, пусть немедленно прогонит собаку. Этого только не хватало: в стенах школы бегают собаки! Инфекция и вообще блохи.
      Пудель всё время слушал, склонив голову, и смотрел на завуча совсем человеческими глазами. Но при упоминании о блохах пудель тихо подошёл к Марии Николаевне и изо всех сил укусил её за ногу. Мария Николаевна страшно закричала, Света помчалась в канцелярию к телефону, чтобы вызвать «скорую помощь». Пришёл Сергей Иванович и спокойно увёл пуделя в котельную.
      — Пошли, зверюга, — ласково приговаривал истопник. — Ишь, курчавая наподобие овцы, а какого переполоху наделала. Пошли, пошли, нечего тебе тут бегать. Школа она и есть школа, серьёзное учреждение, не для баловства. А у меня в котельной тебе понравится. Тепло, супу налью горохового, сам варил, хороший супчик с мясом. А так что ж, жизнь твоя совсем собачья. Вон и глаза сообразительные, как у человека. Эх ты, псина! Только что не говоришь, а всё понимаешь.
      Катя Сысоева, очень уверенная в себе девочка, покорно шла за добрым истопником.
      Она с аппетитом поела супу и прикорнула в тёплом углу.
     
     * * *
     
      Когда Серёжка, расставшись со старым барабанщиком, пришёл домой, мама стояла у окна и волновалась, как все мамы, у которых дети не пришли вовремя домой. Но, как все мамы, едва она увидела своего сына живым и здоровым, она перестала волноваться и стала сердиться. Она ругала волшебника за то, что он ходит невесть где, а ужин давно остыл. Тут мама, как бывает со многими мамами, сразу заметила, что у сына какие-то неприятности, а в этих случаях мамы привыкли помогать или ругаться, смотря что произошло.
      — Рассказывай, в чём дело, — строго сказала мама.
      «Что я, ненормальный, рассказывать?» — подумал про себя волшебник, а вслух сказал:
      — Я нечаянно не выучил урока по алгебре и сбежал из школы, но я больше не буду. Честное слово.
      Конечно, мама не пустилась в пляс от радости, услышав это известие Она стала стыдить Серёжу, говорила, что он отбился от рук, что у него на уме одни пустяки, что в его возрасте. и так далее. Она сказала всё, что говорят мамы людям, которые не готовят уроков, а потом сбегают с алгебры или с чего-нибудь другого.
      Но, как всякая мама, мама волшебника не сердилась слишком уж долго. Когда Серёжка в третий или четвёртый раз пробубнил: «Я больше не буду», мама перестала его ругать и велела идти умываться. Так закончился этот странный день, не очень весёлый, но и не только грустный. В этот день подружились Серёжа и старый барабанщик, значит, это всё-таки был хороший день. Правда, дружинники долго растерянно толкались в тёмном зале кинотеатра, налетая друг на друга, и не могли понять, куда девались нарушители. И аккуратная Катя первый раз в жизни спала на куче угля и видела во сне математические формулы и сахарные косточки. Завуч тоже наконец успокоилась. Ей сделали укол, и она утешала себя тем, что теперь осталось делать не сорок уколов, а всего тридцать девять.
      Барабанщик в этот вечер после долгого перерыва негромко, но весело ударил в барабан, провожая уходящий день.
      Утром чёрная собака проснулась, потрясла головой так, что уши закачались, доела вчерашний суп и лизнула руку Сергею Ивановичу, говоря ему по-собачьи «спасибо».
      И в ту же секунду чёрный пудель исчез бесследно, а посреди котельной очутилась девочка в форменном коричневом платье с чёрным передником и белым воротничком. Она поправила косички, вежливо раскланялась с Сергеем Ивановичем и пошла наверх, в свой класс на урок географии.
      А истопник долго ходил по котельной, заглядывал во все углы и выкликал:
      — Пудель-пудель-пудель! На-на-на!
      Он свистел и причмокивал и всё искал сбежавшего куда-то симпатичного пуделя. Не найдя собаки, истопник опечалился, сел на кучу угля и надолго задумался.
      Сергей Иванович не всегда работал истопником. В молодости он был артиллеристом и стрелял из большой пушки. Снаряды летели так далеко, что Сергей Иванович не видел, куда они улетали. Командир кричал: «Батарея - огонь!» — и Сергей Иванович стрелял. Раздавался грохот, и сверкало пламя. Но это было давно, в молодости. А теперь он стал пожилым, любил тепло и пошёл в истопники. Он подбрасывал уголь в топку, пламя гудело и рычало, и батареи в классах, в коридорах, в учительской становились горячими — всем было тепло и уютно. Иногда Сергей Иванович сам заходил в какой-нибудь класс, трогал радиатор и с удовольствием говорил: «Батарея — огонь!» И тогда ребята ему улыбались, и Сергей Иванович чувствовал, что он молодец. Неважно, что это была не та батарея и не тот огонь.
      Когда потерялся пудель, Сергей Иванович долго не мог успокоиться. Входя в котельную, он оглядывался, посвистывал и всё надеялся, что собака вернётся. Но она не возвращалась. Один раз истопник спросил Катю Сысоеву:
      — Девочка, а девочка, не припомню, как тебя зовут, помнишь, ты как-то в котельную забегала, уж не знаю зачем. Ты собаку там не приметила? Чёрная такая, курчавая, очень аккуратный и умный пёс.
      Катя покраснела и отвернулась:
      — Нет, не знаю.
      А что она могла сказать?
      В тот день она сидела на уроках, писала упражнения по русскому языку, стараясь не заезжать на поля, записывала в дневник домашние задания, но всё делала как в тумане. И на щеке у неё была сажа. А когда Серёжка хотел заглянуть в её тетрадь по алгебре, она обернулась и сердито тявкнула неожиданно для себя. Галина Анатольевна и ребята очень удивились, подумали, что опять в класс забежала собака, но никакой собаки не было, и все решили, что им просто показалось.
      Больше Катя не вспоминала, как была пуделем. Только иногда, увидев бегающих по коридору ребят, Катя с трудом удерживалась, чтобы не начать лаять, носиться и визжать вместе с ними. Но она вовремя вспоминала, что человек, у которого почти по всем предметам пятёрки, должен вести себя солидно и дисциплинированно. Вздохнув, Катя проходила мимо и шла в буфет пить чай с булочкой.
      Завуч Мария Николаевна ходила каждый день в поликлинику на уколы, и её принимали без очереди, потому что считалось, что у Марии Николаевны производственная травма.
     
     * * *
     
      Старый барабанщик уже целую неделю не видел Серёжку и очень скучал. Когда с кем-нибудь подружишься, хочется видеться почаще. Но Серёжка почему-то не приходил. Несколько раз барабанщик заглядывал на тихую улицу и свистел под Серёжкиным окном, но волшебник не выглянул и не сказал хмуро: «Ну кто там ещё?» Наверное, его не было дома.
      В тот день барабанщику было особенно тоскливо и одиноко: ведь это был не просто день, а день его рождения. В такой день не хочется задумчиво бродить по улицам или кататься в автобусах или бегать взад-вперёд по эскалаторам в метро, даже если в обычные дни ты эти занятия любишь. В день рождения хочется, чтобы к тебе пришёл твой лучший друг, поздравил и подарил что-нибудь такое, что может подарить только лучший друг и никто больше.
      Музыканты, с которыми дружил барабанщик, уехали выступать в другой город. Они там были очень заняты, много репетировали и совсем забыли о барабанщике. Ни вторая скрипка Пильщиков, ни виолончелист Чапаев не прислали ему даже открытки с цветочком или с птичкой или ещё чем-нибудь, что рисуют на поздравительных открытках.
      Барабанщик сходил в ближайшую булочную, выбрал круглый торт с зелёной розой и вскипятил пузатый коричневый чайник. «Буду пить чай, — грустно подумал он, раз так всё получается...» Но не успел барабанщик допить четвёртую чашку, как дверь отворилась и в комнате появился... ну, конечно. волшебник. Он. пришёл просто так. а угодил на день рождения.
      — Это прекрасно, что ты пришёл! — обрадовался барабанщик. — Ты очень большой молодец. Садись пить чай, вот торт и конфеты «Южная ночь» и «Чио-Чио-Сан».
      Волшебник не заулыбался, не сказал «спасибо». Ничего похожего. Он насупился и заворчал:
      — Про день рождения надо сообщать заранее. Вот у меня день рождения восемнадцатого июня, запомни, пожалуйста, а лучше запиши, чтобы не перепутать. Я просто удивляюсь. Ты же взрослый человек, а такой несерьёзный.
      — Ешь торт, — рассмеялся барабанщик, — и вот тебе самая красивая чашка, старинная, с золотыми цветками.
      — А подарок? - сурово спросил волшебник. — Я пришёл без подарка. Кто виноват? Ты сам виноват!
      — Ладно уж, — успокаивал барабанщик, — на этот раз обойдётся без подарка. Велика важность — подарок.
      Но Серёжка не слушал, он о чём-то задумался, потом спросил:
      — - Ты всё ещё собираешь значки?
      Значки? Нет. Теперь я собираю другое. Смотри.
      Барабанщик достал из ящика письменного стола железную коробку из-под халвы и открыл её. В коробке лежало штук десять разных шариков: голубой стеклянный, серебристый тяжёлый шарик-подшипник, серый пластмассовый, две жёлтые бусины величиной с орех и красная с рябинку. Шарики были блестящие, катаясь по коробке, они весело цокали. Волшебнику шарики очень понравились.
      — Где ты их достал? — спросил он. В магазине таких не купишь.
      — Некоторые сменял, — объяснил барабанщик, — вот этот голубенький нашёл под кроватью, когда подметал, а бусины соседка подарила. А вообще-то шарики добывать труднее, чем значки: их мало кто собирает и меняться не с кем.
      — Так-так, — просиял волшебник. — А хочешь, у тебя сейчас будет сто шариков или даже двести? Хочешь?
      — Хочу, — сказал смущённый и радостный барабанщик, — если это, конечно, не очень трудно...
      — Смотри!
      Волшебник обошёл вокруг комнаты, перевернулся на одной ножке и пропел: «Бойля-Мариотта!» В тот же миг из-под шкафа выкатились разноцветные шарики — красные с огоньком внутри, и зелёные, как крыжовник, и чёрные пластмассовые, и жёлтые в полоску. Шарики катились по комнате, стукались друг о друга и тихо щёлкали. Они выкатывались из-под дивана, выпрыгивали из чашек и из сахарницы, вылетали из книжного шкафа и падали прямо с потолка.
      Шарики были разноцветные: жёлтые, синие, голубые, зелёные.
      Это были такие яркие, блестящие, необыкновенно красивые шарики, что барабанщик онемел от восхищения, а Серёжа визжал: он радовался, что барабанщику понравился его волшебный подарок.
      Они долго ползали по полу, собирали шарики и раскладывали их по коробкам. Пошли в ход самые разные коробки, какие только нашлись в доме: с тремя богатырями — из-под конфет, железная — от халвы, серая и некрасивая, зато вместительная — из-под ботинок. Даже та, где недавно хранились значки. Теперь друзья высыпали значки в ящик. Раз их не собирали, это была уже не коллекция, а просто значки. Шарики — вот это было совсем другое дело.
      День рождения получился превосходный. Барабанщик и волшебник пели песни, рассматривали книжки с картинками и немного поиграли в пряталки. Только с волшебником играть было трудно: он не умел прятаться, а умел исчезать. Когда барабанщик сбивался с ног, заглядывал под диван, за барабан и под стулья и нигде не мог отыскать Серёжку, он вдруг появлялся неизвестно откуда с воплем:
      — Палочка-выручалочка!
      — Я так больше не играю, — собрался обидеться барабанщик, — это какие-то исчезалочки, а не пряталки. Пряталки — игра честная: нашёл — молодец, не нашёл, значит, плохо искал. А ты вносишь путаницу.
      — Ладно, не буду больше, — согласился Серёжка.
      И дальше они играли уже по справедливости, так, что никому не было обидно.
      — Послушай, ты научишь меня играть на барабане? — спросил Серёжка. — Нам с Валеркой очень хочется стать настоящими барабанщиками.
      — Конечно, научу, — сказал барабанщик, — приводи своего Валерку, будем заниматься.
      — С Валеркой я опять сегодня поссорился, но мы помиримся, наверное, завтра.
      — Помиритесь, тогда и приводи, — сказал барабанщик.
      К вечеру в дверь постучала почтальон Галя и вручила барабанщику сразу две телеграммы — одну от виолончелиста Чапаева, а другую от Юры Пилыцикова, второй скрипки.
      — Всё-таки не забыли! — обрадовался барабанщик.
      Как бы ни были заняты его друзья в далёком городе на
     гастролях, всё-таки они вспомнили, что сегодня у старого барабанщика день рождения. Иначе какие бы это были друзья?
      Волшебник увидел, что барабанщик радуется двум телеграммам и решил обрадовать его ещё больше. Он пробормотал: «Банщик-барабанщик», — и на столе появилось пятьдесят телеграмм. Все они были от Пилыцикова и от Чапаева.
      — Во! — кричал довольный Серёжка. Видал? Это день рождения! Пятьдесят телеграмм, и все поздравительные! Вот это жизнь!
      Барабанщик ничего не сказал, чтобы не огорчать волшебника, но ему не нужны были пятьдесят телеграмм, а нужны были только две, которые по-настоящему прислали друзья из далёкого города. Всё равно он был благодарен Серёже за то, что тот хотел сделать ему приятное.
      Они вышли из дому, и волшебник стал проделывать всякие мелкие чудеса. Он1 устроил так, что в милицейской будке вместо всем знакомого милиционера Романа Романыча оказался дворник дядя Костя. Дворник размахивал своей растрёпанной метлой, пытаясь остановить троллейбус, но водитель троллейбуса не реагировал на метлу и вёл машину своей дорогой. Дядя Костя сердился и притопывал ногой в валенке, прохожие показывали на него пальцами и смеялись.
      А милиционер Роман Романыч в белом фартуке поверх милицейской формы очутился посреди сугроба, который он пытался расчистить с помощью милицейской палочки. У него, конечно, тоже ничего не получалось, но он был настроен благодушно и громким голосом распевал песню, которую любят все дворники: «А за окном то дождь, то снег».
      Барабанщик хохотал вместе со всеми, но всё-таки спохватился, что он взрослый, а волшебник, хотя и волшебник — мальчишка. А мальчишки часто не думают, что шутка может плохо кончиться.
      — Сейчас же верни всех на свои места! — велел барабанщик.
      — Пожалуйста! — пожал плечами Серёжка. — Клюква-брюква-тыква!
      И тут же милиционер оказался в будке, он мгновенно остановил такси с красной крышей и оштрафовал водителя за превышение скорости. Дворник стал яростно скрести тротуар и распевать: «А за окном то дождь, то снег». Можно было подумать, что всё просто почудилось в сумерках. Но на дворнике вместо чёрной ушанки почему-то появилась тюбетейка, расшитая восточным узором. Барабанщик забеспокоился снова:
      Верни человеку шапку, он же простудится.
      — Эта тюбетейка тёплая, она на ватине, — невозмутимо объяснил Серёжа.
      Серёжке пришло в голову устроить свой любимый мандариновый дождь, который у него не получился в прошлый раз. В этот вечер спелые золотистые мандарины сыпались прямо на снег, а все, кто был на улице, подбирали их и ели, и всем от этого становилось весело. Только одна старушка ворчала:
      — Растерял кто-то, а они и обрадовались, подбирают. Разве это честно? Нет, что ни говори, а раньше народ честнее был, и молодёжь старших лучше уважала.
      Но увидев, что никто её не слушает, а все с аппетитом уплетают мандарины, тоже подняла несколько штук покрупнее и положила в авоську.
      — Чего добру пропадать, верно? — Старушка лихо подмигнула барабанщику, а он снял шляпу и поклонился ей.
      Барабанщику сегодня все нравились: и старушка с авоськой, и милиционер, и дворники, и продавец сигарет, сложив-
     ший пёстрые пачки и коробки высокими башнями, и мальчишки, гоняющие шайбу по замёрзшему пруду, и маленькие дети в колясках, которые ещё совсем ничего не понимают.
      Он по-мальчишечьи разбежался и проехался по ледяной дорожке, которую ребята раскатали на тротуаре. Пожилой человек с бородкой неодобрительно взглянул на старого барабанщика. «До чего симпатичный дяденька!» — подумал барабанщик и послал сердитому человеку воздушный поцелуй.
      Серёжка предупредил:
      — Ты что? Веди себя прилично, а то в милицию попадём.
      Но барабанщик разошёлся вовсю. Он залепил снежком в спину толстяку, показал язык пробегавшему мальчишке и даже два раза перекувырнулся через голову — вот как ему было весело.
      Это был прекрасный день рождения, барабанщик запомнил его на всю жизнь.
     
     * * *
     
      Бывают на свете люди, которым всё не нравится. В дождь им мокро, в ясный день жарко, в праздник шумно, в будни скучно. И вообще всё не так, как надо. А как надо, они и сами не знают.
      Вот такая была у барабанщика соседка. Она даже в кино не ходила, боялась, что в темноте могут украсть кошелёк. Даже конфет не ела, говорила, что зубы заболят. Единственное, что любила Анна Ивановна, — это голубцы с уксусом. За это её прозвали Уксус.
      Уксус никого не любила, но особенно сильно не нравился ей барабанщик Она не переносила барабанного боя, даже ходила жаловаться к управдому.
      — До чего неспокойно жить по соседству с барабанщиком! — говорила Уксус кислым голосом. — У меня лично от барабана мигрень и стенокардия.
      Управдом всегда уважал тех, кто знал непонятные учёные слова. Он не знал, что такое стенокардия, но предполагал, что это имеет отношение к стенам — наверное, их надо ремонтировать.
      — Фондов нет, — на всякий случай отвечал управдом Уксусу, — и олифы нет.
      Но Уксус всё жаловалась — то на барабанщика, то на со-седкиного попугая Васю, который обозвал её попкой. Один раз Уксус поймала на газоне собаку и привела её в домоуправление.
      — Вот, — запыхавшись, сказала Уксус, — газон общественность сажала, а собака топчет, и вообще. К тому же дворняжка, к тому же безнадзорная.
      Управдом поднял голову от важной бумаги про олифу, которую он читал. Он смотрел на Уксус па этот раз без восхищения, хотя она старалась говорить интеллигентно.
      — Во-первых, не дворняга — кто разбирается, конечно! — а спаниель, охотничья ценная порода. Во-вторых, не безнадзорная, а лично моя, её, к вашему сведению, зовут Жэк. В-третьих, мне надоели ваши жалобы. Когда человек следит за порядком, он общественник. А когда он слишком много следит и жалуется, он кляузник и склочник!
      Управдом взял расстроенного Жэка на руки и поцеловал в клеёнчатый нос. Потом они оба посмотрели на гражданку Уксус так, что она поняла: пора уходить.
      Но Уксус после того случая не стала добрее: она выбегала во двор в самый интересный момент футбольного матча и отбирала у ребят мяч. Она ждала, когда на верхнем этаже кто-нибудь начнёт танцевать, брала на кухне облезлую щётку на длинной палке и стучала в потолок. С потолка сыпался мел прямо на стол и в тарелку с голубцами, но Уксус всё равно стучала, чтобы люди помнили: внизу живёт Уксус и она не любит, когда топают и когда смеются. И наверху начинали танцевать на цыпочках, а на цыпочках какие танцы!
      Барабанщику Уксус говорила каждый день, встречая его в коридоре:
      — Всё барабаните? Ужас! Столько есть интеллигентных инструментов, нежных, мелодичных. Арфа, например, или балалайка. А вы лично выбрали барабан. Надо же! — И она уходила, держась за виски, чтобы все видели, какая у неё сильная мигрень.
      Барабанщик с Уксусом никогда не спорил, а наоборот, всегда говорил ей: «Доброе утро» и «Добрый вечера. Он жалел эту скучную женщину: ведь она никогда не радовалась, не смеялась, у неё не было друзей, а в комнате, где жила Уксус, не было ни картинок на стенах, ни игрушек, ни шариков в коробке, ни значков — и вообще никаких весёлых пустяков, одни комоды и серванты. Барабанщик жалел соседку и никогда не звал её Уксусом. Даже один раз на Восьмое марта подарил ей ветку мимозы. Когда барабанщик протянул ей цветы, Уксус ни капли не обрадовалась и даже не улыбнулась. Она сказала кисло: «Надо же, деньги девать некуда! - и пожала толстыми плечами - Всё равно завянут», - добавила она и унесла цветы в свою скучную комнату. Барабанщик покачал головой, но цветы не отнял, как мог бы поступить другой на его месте.
      Уксус всегда крепко-накрепко запи] ыа входную дверь: сначала захлопывала английский замок, потом на три оборота запирала французский, гадвигала задвижку, накидывала цепочку и поверх всего цепляла большой ржавый крюк. И всё равно замки казались ей ненадёжными. Го и дело она подходила к двери и пронзительно кричала. «Кто?» Только убедившись, что за дверью никто не стоит, она могла спокойно спать или готовить свои любимые голубцы.
      Изредка к Уксусу приходили гости — родственники с трудными названиями: свояченица, четвероюродная гётя и ещё внучатый племянник. Гости долго топтались под дверью, пока Уксус звенела замками, крюками и цепочкой.
      — Я в людях плохо разбираюсь, — добродушно объясняла Уксус, — кто вор, а кто не вор. На другого и не подумаешь: шляпа новая, перчатки кожаные, а сам жулик и есть. Сейчас все хорошо одеваются, трудно различать. Проходите, гости дорогие, чувствуйте себя как дома.
      И гости, смущённо наступая друг другу на ноги, брели по коридору, внучатый племянник пытался запрятать поглубже в карман новые кожаные перчатки. А Уксус звенела и гремела ключами, щеколдами и задвижками.
      Так ей спокойнее было жить на свете.
     
     * * *
     
      — У меня каникулы, — сообщил волшебник, придя к барабанщику как-то поутру. Вид у него был хмурый и сосредоточенный. — Дел — жуть. Не знаю, за что раньше браться.
      Давай я помогу, — предложил барабанщик. — Какие дела, расскажи по порядку.
      Значит, так, по алгебре в четверти двойка — надо заниматься, и это в каникулы, заметь. Вот такое у меня счастливое детство. Теперь дальше: мама со мной не разговаривает. Совсем. Даже не ругает. Отворачивается, и всё.
      — Из-за двойки?
      — Ну что ты! Про двойку она ещё не знает: что я, ненормальный -- показывать такие отметки, да ещё перед каникулами?! Не, я дневник во дворе в снег зарыл, пусть пока полежит.
      — Он же размокнет, — забеспокоился барабанщик, — разве можно дневник — в снег?
      — Ничего с ним не будет, я его в полиэтиленовый мешок укутал.
      — Подожди, ты так и не сказал, из-за чего с тобой мама поссорилась.
      — Из-за мышей. Разве её поймёшь, маму? Я хотел как лучше. А что такое мыши? Маленькие совсем, а шуму!..
      Серёжка махнул рукой и удручённо стал смотреть в окно. Когда его что-нибудь огорчало, он всегда объяснялся путано и немного бестолково. Барабанщик знал эту особенность своего друга, который довольно часто попадал в тяжёлые обстоятельства и начинал нести околесицу.
      — Рассказывай сначала и по порядку, — спокойно сказал барабанщик.
      — Значит, так. — Волшебник тяжело вздохнул и начал сначала: — У нас живёт кот, не кот, а чудовище. Он мяса не ест, молока не пьёт, а о винегрете и говорить нечего. Подавай ему свежую рыбу. А за рыбой кого в магазин гоняют? Кого? Правильно, меня! Думаешь, не надоело каждый день за рыбой по магазинам таскаться? Ещё как надоело. В рыбный отдел всегда очередь, уж не знаю почему. То ли коты у всех живут капризные, то ли ещё что-нибудь. Только мне до смерти опротивело носить этому эгоисту каждый день рыбу. Что бы ты стал делать на моём месте?
      Барабанщик задумался: он не знал, что тут можно придумать.
      — А я придумал! — рассказывал Серёжка. — И очень даже хорошо, по-моему, придумал. Я развёл дома мышей: кормить-то его надо? Ему мышь — самая вкуснота. А мама почему-то ругается. Чего ты смеёшься? Перестань смеяться, а то уйду. Скажи лучше, что мне теперь делать?
      — Как же ты ухитрился мышей специально развести? — спросил барабанщик, утирая слёзы.
      — Это пара пустяков. Мы с Валеркой в зоомагазине двоих купили и в буфет выпустили. А им в буфете хорошо, тепло и сытно, вот они и развелись. Я думал, мама меня похвалит: никаких проблем с котом, можно в отпуск ехать, меня на каникулы куда-нибудь отправить, а кот и без нас проживёт. Мышей в доме столько, что хоть десять котов прокормятся. А мама говорит: «Или я, или мыши». Она их, оказывается, боится. Кот разжирел, прямо пони, а не кот.
      Барабанщик видел, что Серёжа не на шутку огорчён, и не стал смеяться. Мало ли что смешно! Иногда приходится сдержаться, чтобы не обидеть друга.
      — Послушай, но ты же волшебник — что тебе стоит сказать волшебные слова, и мыши исчезнут.
      — В том-то и дело, — признался Серёжка, — что я слова позабыл. Знал, да, видно, нетвёрдо выучил. Вот и не могу вспомнить.
      Барабанщику стало совсем жалко Серёжку. А волшебник грустно продолжал:
      — Я же тебе объясняю: у меня каникулы и пропасть всяких дел. Алгебра — раз: Галина Анатольевна предупредила, что на самом первом уроке спросит. Мыши эти проклятые — два. С Валеркой помириться — три. Мы с ним вчера опять подрались, а из-за чего, и сам не пойму. Починить клюшку, сменить батарейки в транзисторе. И ещё победить злого волшебника. Видал, сколько дел? Голова идет кругом.
     
     * * *
     
      Злой волшебник, по имени Градус, работал в мастерской «Металлоремонт», в той самой, мимо которой барабанщик ходил, зажимая уши. Градус починял мясорубки, подбирал ключи к замкам и замки к ключам, смотря, что потерялось. Он приделывал ручки к сковородкам и носики к чайникам и прибивал железные подковки на каблуки. Такая у него была работа. Никто даже не догадывался, что Градус — злой волшебник. Обыкновенный дядька с пыльной лысиной и маленькими, с копейку, глазками. Таких дядек сколько угодно. Но не все они волшебники, да ещё злые. А Градус был прямо злющим волшебником.
      Имя Градус он носил потому, что умел портить погоду.
      То вдруг в марте, когда все люди, даже те, у которых насморк, чувствуют, как пахнет весной, Градус из вредности
     устраивал метель или трескучий мороз. А зимой, когда приходило долгожданное воскресенье и все собирались кататься на лыжах с горы или по ровному месту — кто как любит, — вдруг ни с того ни с сего наступала оттепель, снег делался липким, как мармелад. А прошлым летом, помнишь, как часто шли дожди? Это всё его работа, злого волшебника Градуса.
      Он сидел у себя в мастерской на низкой табуретке и делал вид, что тихо-мирно чинит ключи и дверные ручки. А сам тем временем только и поглядывал своим хитрым глазом в окошко. Как увидит, что туристы с тяжёлыми рюкзаками идут к вокзалу, — всё. Раз-два, повернётся на своей табуретке, по-плюёт, побормочет, повертит ручку у старой скрипучей мясорубки — и пожалуйста, дождь на весь день, да ещё пополам со снегом. «Погуляйте, голубчики, я вам устрою романтику, трудности дальних дорог. Хе-хе-хе!» Туристы ругали погоду, но домой не возвращались, а надевали плащи и штормовки с капюшонами и шагали дальше своей дальней дорогой. Злой волшебник делался от этого ещё злее. А когда злой волшебник разозлится, он может натворить невесть что.
      Однажды Градус, сидя на низкой табуретке, паял большую кастрюлю и задумчивым, тихим голосом напевал свою любимую песню «Я- гляжу ей вслед, ничего в ней нет». Кастрюля была зелёная, закопчённая, как раз такая, какие злому волшебнику больше всего нравились. Ведь на каждой работе есть самая любимая работа, а есть не самая любимая. Паять большие закопчённые кастрюли, да ещё зелёного цвета, злой волшебник любил больше всего на свете. Он паял кастрюлю, напевал и ничего такого не думал.
      Вдруг в мастерскую вошла девочка в красных сапожках. Это была Весёлая девочка и красивая. В волосах у неё была золотая лента, вот какая это была красивая девочка.
      — Мама просила починить утюг, — сказала девочка. — Можно его починить?
      — А почему нельзя? — хихикнул злой волшебник. Он сегодня был добрый, но злым волшебникам нельзя доверять, даже когда они добрые.
      — Как тебя зовут? — спросил Градус.
      — Таня, — улыбнулась девочка и поправила свою золотую ленту. — Ой, какая смешная кастрюля!
      — Смешная? — насупился злой волшебник.
      — Немножко, — смутилась Таня.
      — Кастрюля, стало быть, смешная? — повторил Градус уже грозно. — Не нравится, значит, кастрюля?
      — Нет, что вы! — заторопилась девочка. Она уже поняла,
     что чем-то расстроила этого чудака. — В общем, даже хорошенькая кастрюлечка, если её помыть немножко.
      Тане хотелось поскорее загладить неловкость, но Градус был не из тех, кто легко прощает обиды. Он зарычал, зашипел, заскрипел и направился прямо к своей ржавой мясорубке.
      — Я передумал, — прохрипел Градус, — утюг чинить не буду. Что я, нанялся чинить утюги?
      — Почему? — удивилась Таня.
      — Он мне до лампочки, ваш утюг. Вот жалобная книга, валяй пиши жалобу. А мне плевать: тьфу-тьфу-тьфу!
      Таня поняла наконец, что лучше уйти: если бы она знала, чем всё кончится, она никогда и не заходила бы в эту мастерскую. дМало ли в городе мастерских? Но никогда ничего нельзя знать заранее. Не успела Таня отойти от мастерской, как завыл угрюмый ветер, зарычал гром и повалил тяжёлый снег пополам с дождём. Это были любимые атмосферные осадки Градуса — снег пополам с дождём. А только что светило солнце, сверкали на закате сугробы и крыши были, как бахромой, увешаны аппетитными сосульками. И вдруг гром среди ясного неба, ветер, темнота. Таня в минуту промокла до нитки, и все, кто был в эту.пору на улице, промокли тоже. Градус, когда разозлится, не разбирал, кто прав, кто виноват. Он ведь был злой и несправедливый волшебник.
      Градус ещё раз повернул ручку старой мясорубки, совсем так же, как поворачивает твоя мама, когда готовит котлеты. И ветер рванул ещё сильнее, а снег стал сыпать так густо, будто на город набросили сеть. Таня заплакала. А Градус ухмыльнулся и ещё быстрее завертел ручку старой мясорубки. И тогда ветер свистнул по-разбойничьи и унёс Таню в неизвестном направлении. Просто поднялась девочка в воздух вместе с утюгом и красными сапожками и золотой лентой.
      А злой волшебник запер на висячий замок мастерскую, поднял воротник пальто и отправился на Гороховую улицу в гости к знакомому людоеду.
      Людоед Митя в жёлтой майке сидел на диване и пил чай с сушками. Людоед любил поесть и мог за один присест съесть очень много. У людоедов всегда прекрасный аппетит.
      — Пламенный привет, — проворчал Градус. — Вот зашёл на огонёк
      — А! — приветливо улыбнулся людоед. — Заходи, не бойся, я уже пообедал. Садись вот сюда, в кресло, сейчас телевизор включим, будем смотреть «Спокойной ночи, малыши».
      И людоед Митя почесал толстый живот под жёлтой майкой и тихо пропел:
      «Спят усталые игрушки, книжки спят...» Ти-ри-ри-ри-рим.
      Злой волшебник резал на газете колбасу, а людоед сладко жмурился и напевал:
      — «За день мы устали очень...» Устали, ведь верно? — повернулся он к волшебнику.
      — Ещё бы не устали, — пробормотал Градус, — слышишь, как за окошком воет? Моя работа.
      — Да ну? А я думал, циклон из северных широт или холодные слои воздуха из арктических областей, ветер умеренный до сильного. — И людоед захохотал так, что мигнула лампочка под потолком.
      — Прям, циклон! — махнул рукой злой волшебник. — Этого ихнего циклона жди-дожидайся. То ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли, я извиняюсь, нет. А у тебя, Митя, какие новости?
      — В поликлинику сегодня ходил, — рассказывал Митя, размачивая в стакане сушку, — плохое у меня самочувствие. В последнее время совсем силы ослабли, вот что. Ну, пошёл к врачу.
      — Прям, много они понимают, врачи, — заметил Градус, отрезая толстый кусок колбасы и запихивая его за щёку. — Я лично сроду к ним не хожу. Простужусь или нервное что-нибудь, сейчас водочки примешь пол-литра, колбаской закусишь, тёплым одеялком накроешься — и порядок. К утру всю болезнь как рукой снимет. А эти ихние пилюли и витамины разные не признаю, и точка.
      — Ну что ты, Градус, а ещё культурный! Науку надо уважать: она очень даже полезное значение имеет. Вот сегодня доктор, очень упитанный врач, сразу мне понравился. Он мне прямо сказал: вы, говорит, неправильно питаетесь. Видишь? Первый раз меня увидел, а сразу понял, что и как. Потому что по-научному подошёл. Разве это для меня питание — сушки, да пряники, да борщ вегетарианский! Тьфу! Ни в одной сказке людоед не живёт в таких тяжёлых условиях. Ну вот ты, Градус, скажи: ты хоть раз читал про это?
      — Я сроду сказок не читаю! Там всё одно враньё.
      — Не читаешь — твоё дело, — сказал сговорчивый Митя.
      Он вообще-то был бы неплохим другом, если бы не был людоедом.
      — Хочешь, Градус, компота яблочного? — И Митя придвинул гостю кастрюлю. — Тьфу, глаза бы мои на него не глядели, на этот компот! Ешь, тебе понравится: он сладкий.
      Они ели компот. Злой волшебник облизывался и причмокивал, а людоед морщился, плевался и предлагал волшебнику добавки. Так они пировали, каждый по-своему.
      В это время в дверь позвонили.
      — Это ко мне, — сказал людоед Митя.
     
     * * *
     
      Таня летела и летела над городом. Сначала он светился внизу сквозь метель разноцветными огнями, напоминающими огромную ёлку. Огни кружились, зелёные буквы «Цирк» наплывали на синие «Галантерея», потом рассыпались вперемешку с белыми и жёлтыми огнями окон, светофоров, машин.
     А потом огни кончились, кончился город и начался заго-
     род. За городом зимой пусто, темно и холодно. Стынут дачи, где никто не отдыхает, глухо молчат пустынные пионерлагеря: никто не бегает по дорожкам, не играет в пинг-понг, не пинает футбольный мяч и не опаздывает на зарядку. Всё спит до лета. И от этого зимой за городом грустно.
      Таня замахала руками, стала брыкаться — она пробовала приземлиться, но ничего не получалось, Таня всё летела, как какой-нибудь вертолёт. Она подумала, что будет теперь лететь всю жизнь, и как же тогда мама? И Таня снова горько заплакала, как поступил бы всякий на её месте, тем более если темно и никто не видит.
      Внизу проплывали чёрные леса и белые поля и неподвижные реки. Лететь было холодно и страшно. Во сне Таня не раз летала. Но летать наяву — совсем другое дело. Тане это занятие решительно не нравилось. Она проголодалась и боялась выронить утюг и держала его крепко-крепко, а от этого рука совсем замёрзла.
      Неужели никто не придёт девочке на помощь?
      На верхушке чёрной ели Таня увидела косматую серую ворону. Таня обрадовалась вороне, как близкой родственнице: когда никого нет, радуешься хоть кому-нибудь. Ворона вертела головой и спокойно смотрела на Таню, как будто ничего особенного не произошло, и ей, вороне, довольно часто приходилось видеть летающих над лесом шестиклассниц.
      Таня вспомнила, как полагается вести себя в сказке, и сказала:
      — Ворона-ворона, помоги мне, я тебе пригожусь!
      — Бр-рось тр-репаться, — грубо каркнула ворона и отвернулась, — нет у меня вр-ремени тебе помогать.
      Таня пролетела мимо и только успела погрозить сварливой вороне утюгом. Но грози не грози, а вороне лучше: она летит, куда захочет, а Таня — куда несёт её злой ветер.
      Из-под куста вынырнул ушастый заяц. Огляделся вокруг и стал скакать кругами, чтобы согреться.
      — Ворона-ворона, помоги мне, я тебе пригожусь!
      — Заяц! Помоги мне! — крикнула Таня. — Я тебе пригожусь, вот посмотришь!
      — До полусмерти напугала! — замахал лапами заяц. — Не лес стал, а какой-то проходной двор: девчонки летают,зайцев пугают. Нет, сменяю жилплощадь, не хочу здесь жить!
      — Трус несчастный, — рассердилась Таня, — помоги приземлиться, кому говорят?
      — Не слышу, чего кричишь, — сказал хитрый заяц, — уши совсем отмёрзли. Видишь, какая погода! Сменяюсь к югу поближе, на солнечную сторону.
      И опять Таня летит одна в метель и в неизвестность.
      Вдруг видит девочка, вышел из берлоги заспанный медведь, сильный, спокойный, вот кто её выручит!
      — Мишенька-медведь, — просит Та.ня, — помоги мне, я тебе пригожусь!
      — Ну чего, чего раскричалась, — почёсывается спросонок медведь, — чего расшумелась? Нафталин у тебя есть?
      — Откуда же у меня нафталин? Утюг вот есть.
      А на кой он мне, утюг? Я и неглаженый красивый. Меня медведица за нафталином послала в город — моль в берлоге завелась, вот неприятность. Шубу проела в трёх местах. Спешу в магазин, а то закроют.
      Ушёл медведь. А Тане хоть совсем пропадай.
      Но неизвестно, чем всё это кончится. Может быть, только сначала всё так печально складывается, а потом наладится?
     
     * * *
     
      Людоед Митя отпер дверь. На пороге стояли старик и мальчишка двенадцати лет. У старика через плечо висел барабан, а в руках он держал потемневшие барабанные палочки.
      Мальчик сказал:
      — Ага! Попался, который кусался!
      — Я не кусался! — испуганно замахал руками людоед. — Я вообще уже очень давно ничего такого себе не позволяю. У меня даже справка есть из домоуправления.
      — Я не про тебя, — отмахнулся Серёжка. — Я вот про кого. Сидит как ни в чём не бывало, компотик ест. Как будто не он, злой волшебник Градус, творит всякие безобразные дела, и как будто не от него происходит плохая погода и грипп, и катар этих, как их, верхних дыхательных путей. Я и мой друг, старый барабанщик, вызываем тебя, злой волшебник Градус, на жестокий, беспощадный бой.
      Барабанщик пробарабанил боевую, воинственную дробь: тра-та-та-та!
      — Это будет открытый бой без жалости и пощады. И смотри у меня! Я давно до тебя добираюсь, только всё времени не было, уроков много задают.
      — Это ты у меня смотри! — огрызнулся злой волшебник. — Молод ты ещё со мной тягаться! Видал, Митя, какая молодёжь пошла, наша смена? Лучше бы уроки как следует учил, — добавил он ни к селу ни к городу. Но именно эти слова крепко задели Серёжку, и он буркнул:
      — Ладно, это к делу не относится, всё равно вызываем на бой, и всё.
      — Боюсь я твоего бой! — хмыкнул Градус. — Я из тебя и твоего барабанщика атмосферные осадки сделаю! Мокрое место останется.
      — Хулиган! — разгорячился старый барабанщик и стукнул злого волшебника барабанной палочкой по лбу.
      Даже очень добрые и вежливые люди, если их долго обижать, могут выйти из терпения. Вот барабанщик и стукнул Градуса. На злого волшебника это произвело неизгладимое впечатление. Он тихо сказал: «Ой». На лбу у него вскочила большущая шишка.
      Злой волшебник зарычал:
      — А ну-ка выйдем!
      Он хотел перенести бой на улицу: там он был сильнее,
     ведь в комнате не устроишь урагана или града. Но барабанщик и Серёжа не испугались.
      — Выйдем! — сказал Серёжа.
      — Выйдем! — сказал барабанщик.
      И людоед прогудел:
      — Выйдем!
      Все надели пальто и тёплые шапки и даже уши завязали, потому что на улице был мороз и колючая метель. Серёжа поёжился от холода и крикнул: «Тангенс-котангенс!»
      И в ту же секунду злой волшебник Градус превратился в волчок. Он кружился по двору и мелодично звенел: «Ы-ы-ы-ы». Людоед бегал за ним и не знал, что делать. Он ведь не был волшебником, а простым людоедом. Но делать ничего не пришлось. Градус покружился немного и снова стал Градусом: он-то был самым настоящим волшебником и прекрасно умел расколдовываться. Ему это было так же просто сделать, как тебе решить задачку в два действия, может быть даже ещё проще. И вот он стоит перед Серёжкой и барабанщиком, грозный, злой волшебник, да ещё разозлённый.
      — Значит, ты так! — крикнул Градус. — А теперь смотри, как я с вами поступлю!
      И он замёл-закружил такую метель, что в одну минуту засыпал снегом Серёжу по самую макушку и барабанщика вместе с барабаном и палочками. Но зато и людоед, и сам Градус тоже были по шею в снегу. Ведь непогода для всех одинакова.
      Градус вертел головой и злобно кричал:
      — Ага! Что! Попробуй со мной сладить!
      — И попробую, — выплёвывая снег, отвечал Серёжка, — ещё как попробую!.
      — Ещё как попробуем! — кричал барабанщик, пытаясь высвободить хотя бы барабан. Что делать, он понятия не имел. Волшебные дела — довольно хитрая штука, в них не так просто разобраться. Но барабанщик знал: Серёжа что-нибудь придумает, такой уж он человек.
      Серёжа под снегом крикнул: «Чижик-пыжик!», и они с барабанщиком превратились в два кипящих самовара - один большой, другой поменьше. Из труб шёл дым, а внутри булькало. Снег вокруг горячих самоваров, конечно, стал таять и растаял. Тогда самовары, снова став Серёжей и барабанщиком, выбрались из сугроба на скамейку. Барабанщик заботливо отряхнул барабан, взмахнул палочками, и на весь двор прозвучал сигнал: «Тра-та-та-та!» Это означало: «Победа! Пусть пока не полная, а всё-таки!»
      Градус и людоед долго ещё барахтались в сугробе. Снег засыпал им рты, и они не могли даже ругаться, а не то что произносить заклинания. Злой волшебник только рычал, а Митя мычал. Серёжа громко смеялся, а потом крикнул: «Музы-кантов-исполнителей!» И тотчас Градус и людоед превратились в два холодных снежных чучела. Снежные бабы стояли посреди двора с выпученными глазами и морковками вместо носов, Митя держал в руке метлу, а Градус ухват. Они не могли сдвинуться с места, снежные бабы не умеют ходить даже в сказках. Градус вращал глазами-копейками, а его нос-морковка покраснел от мороза ещё больше. Людоеду хотелось почесать в затылке, как он всегда делал в трудных обстоятельствах, но руки торчали в разные стороны и не слушались.
     
     * * *
     
      Таня летела всё ниже и ниже. Плавно и совсем неожиданно она пошла на посадку и скоро приземлилась на берегу заснеженной речки. Вокруг не было ни людей, ни домов. Метель не утихала, один сапожок где-то потерялся. Таня стояла на одной ноге под круглым белым кустом и думала, что же теперь делать. «Надо идти искать жильё». Вспомнив книги о великих путешественниках, Таня понюхала ветер и учуяла запах дыма. Надо шагать прямо и прямо. И Таня двинулась в путь.
      Но одно дело исследователи в меховых мохнатых куртках и всякой другой тёплой одежде, а другое дело девочка в одном красном сапожке и с золотой лентой в спутанных волосах.
      Она шла еле-еле, и в то самое время, когда Таня совсем уж потеряла надежду выбраться из этого заколдованного царства ледяного ветра и равнодушных зверей, из-за куста выскочила та самая косматая ворона. Она дружелюбно склонила голову набок и сказала:
      — Не реви, как не стыдно? Это же всё происходит в сказке, а не на самом деле. На, держи твой сапожок.
      Из-за сугроба выпрыгнул заяц, тот самый, с отмороженными ушами.
      — На, съешь капустную котлету, — пропищал он. Бери, не стесняйся, у меня ещё есть.
      И медведь вразвалку пришёл на поляну. Сразу запахло нафталином. У медведя было прекрасное настроение: он успел в магазин.
      — Ты на нас, девочка, не обижайся, — прорычал он. Это нас злой волшебник заколдовал, чтобы мы тебе не помогали. А теперь мы исправились. Садись на мою спину, я тебя домой отвезу. Только держись крепче, мы быстро доедем.
      А во дворе шло сражение. Это было тяжёлое сражение-превращение. Градус превратил Серёжу и барабанщика а огурцы, Серёжа быстренько превратил злого волшебника и его друга в две кляксы. Но тоже ненадолго. Сражение могло продолжаться бесконечно — силы были равны. Побеждать злых волшебников — дело нелёгкое. И тут Серёжа придумал. Он закричал: «Сосиски-сардельки!» — это было самое сильное заклинание, против него не мог устоять даже Градус со всей своей злостью. Как только Серёжа вспомнил и произнёс эти роковые слова. Градус превратился в лягушку. Толстая зелёная лягушка с мокрой спиной и ртом от уха до уха шлёпнулась около скамейки и злобно смотрела на Серёжку и на барабанщика. А людоед Митя в ту же самую минуту стал цаплей, серой и стройной, как большинство цапель. И тут произошло то, что навсегда решило исход небывалого сражения. Цапля смотрела на лягушку странными глазами, в глазах у неё светился аппетит. И она поступила так, как поступает любая голодная цапля — она проглотила лягушку.
     Проглотила сразу, без остатка. Со злым волшебником было покончено навсегда. Мы постараемся не жалеть о нём: он был очень злым и очень вредным волшебником.
      Барабанщик простучал сигнал полной победы: «Трам-барам-ба-рам-там-там!» И это означало: «Мы справились со злым волшебником Градусом, мы одолели его в трудном и опасном бою. Вот почему теперь у нас хорошее настроение».
      Они хотели сделать цаплю снова Митей, но потом раздумали. Хотя Митя и был перевоспитавшимся людоедом, но всё-таки людоед он и есть людоед, как сказал Серёжка. Да и сам Митя не хотел возвращаться к прежней жизни, в которой было много такого, что его огорчало: компот, и сушки, и жёлтая майка, и обезжиренная докторская колбаса. Он только что проглотил своего хорошего знакомого, и пока он оставался цаплей, его не мучила совесть. Проглотил и проглотил, дело обычное.
      На длинных.ногах Митя отправился в сторону зоопарка. Идти ему было не очень далеко, полторы автобусных остановки.
      А Серёжа и барабанщик отправились домой. Метель улеглась, улицы были спокойными и голубыми от лунного света. Друзья шли молча. Проходя мимо мастерской металлоизделий, они увидели тяжёлый висячий замок и картонную табличку «Закрыто на обед». Около скверика им повстречалась красивая девочка с утюгом в руке. В волосах её блестела золотая лента. Девочка не спеша шла по улице, и было видно, что всё в её жизни спокойно и хорошо.
      «Она похожа на парашютистку Зою, самую лучшую девушку на свете», — подумал старый барабанщик.
      «Она похожа на прекрасную принцессу из самой волшебной сказки», — подумал Серёжа.
      «Похоже, что она умеет летать», — вздохнул про себя старый барабанщик.
     
     * * *
     
      Серёжина мама пришла с работы и, как всегда, помедлила перед дверью. Она всякий раз входила домой с некоторой опаской: что сегодня придумал её сын? Ничего нельзя знать заранее, даже если в доме живёт просто человек двенадцати лет, а тут жил волшебник. И мама вынуждена была с этим считаться. Так часто бывает на свете: сердись не сердись, а считаться надо, если ничего нельзя поделать.
      Несколько лет назад Серёжа, тогда ещё начинающий волшебник, превратил соседкин шёлковый шарф в скользкую змею. Превратил и позабыл, как превращать обратно. Мама плакала. Она обещала купить соседке новый шарфик, ещё лучший. Но соседка не радовалась и кричала про ответственность родителей за воспитание детей. Змея ползала по квартире, шипела в ванной и никто не мог в это утро почистить зубы. Наконец соседка ушла, хлопнув дверью, она помчалась в библиотеку и притащила толстую жёлтую книгу. Это был справочник «Как оказать первую помощь при укусе ядовитой змеи». Но справочник не пригодился, змея не успела никого укусить. К том}- времени, как запыхавшаяся соседка примчалась из библиотеки, Серёжа вспомнил заклинание: «Маникюр-педикюр!» Шарф мирно повис на вешалке, только ещё некоторое время слегка шипел. Но по коридору уже не ползал.
      В другой раз, когда Серёжа, вернувшись из кино, крикнул: «Конница-будённица!» — и превратил швейную машинку в гнедого скакуна, мама уже не плакала, она привыкла. Скакун бил копытом в паркет, всхрапывал п доставал головой до абажура. Звенели стремена. Мама молча посмотрела на Серёжу, и он с тяжёлым вздохом произнёс волшебные слова: «Белуга-севрюга!» Красавец конь растаял как дым, а привычная швейная машинка заняла своё место в углу возле окна. Серёжка был тогда на две недели оставлен без кино и без мороженого.
      Когда в доме появились серые шустрые мыши, мама заявила вполне определённо: «Или я, или они».
      Серёжа, как и все люди на свете, независимо от того, волшебники они или нет, любил свою маму и не хотел её огорчать. Но иногда всё-таки огорчал. А потом сам из-за этого очень огорчался и старался всё исправить. Но исправить было иногда легко, а иногда трудно.
      Мыши носились по квартире, прогрызали круглые дыры в шкафу и в диване, поедали всё самое вкусное, противно пищали по ночам и никого не боялись. Мама стала нервной и вздрагивала при каждом шорохе. Она ставила во всех углах мышеловки, старалась не попадаться на глаза строгой соседке. Но мыши были хитрые и в мышеловки не попадались. Соседка ходила недовольная, громко хлопала дверью и шипела: «Напиш-шу ж-жалобу в Ж-ЖЭК».
      Доволен был только кот Степан. Он, как зверь в джунглях, выслеживал добычу, подкрадывался из-за буфета и хватал мышь. Охотничьи успехи сделали кота самодовольным и несговорчивым. Он отворачивался от блюдца с молоком, не смотрел на сосиски и не позволял себя гладить. Наверное, кот думал про себя, что он вовсе и не кот, а, по крайней мере, тигр. На Серёжу и на Серёжину маму он смотрел свысока. И во всём были виноваты маленькие серые визгливые мыши.
     
     * * *
     
      — Надо разделаться с мышами, — сказал барабанщик, когда Серёжа пришёл к нему.
      — А как с ними разделаться? — вздохнул Серёжа. — Я бы уж и сам рад. Но понимаешь... Я забыл слова. Волшебные слова нельзя путать, а то может ужас что получиться. А я забыл и никак не могу с этими мышами справиться.
      Серёжа смотрел на барабанщика виновато и печально, барабанщику стало жалко этого вихрастого человека, который не всегда добросовестно учил даже волшебные уроки. Что с ним поделаешь? Надо его выручать, иначе какой же ты друг.
      — Подумаешь, беда — забыл слова. Разве только волшебными штуками можно действовать? Большинство людей — не волшебники, а находят же выход.
      — Правильно! — обрадовался Серёжка. — А какой выход будет у нас? По одной мышей переловим?
      — Ну что ты, — засмеялся барабанщик, — мы же не кошки. И каникул на такую работу не хватит. Мы раздобудем кошку. Одному вашему Степану всех мышей не переловить, а вдвоём им веселее.
      — Что ж, ты хорошо придумал, — согласился Серёжка, — я лучше буду за рыбой ходить, чем с мамой ссориться. Всё равно время тратится на ссоры, ещё даже больше.
      И они вместе отправились на поиски подсобного кота.
      В городе живёт великое множество котов и кошек. Когда вы идёте по улице, они деловито перебегают вам дорогу, нагоняя мысли о грядущих неудачах. Если вы положите на балкон свёрток с колбасой, кошки, вероятнее всего, найдут его и стащат. Если вам не спится ночью, вы будете слушать заунывные кошачьи концерты в трёх отделениях без антрактов до самого утра. Но попробуйте найти кошку, когда она вам нужна. Это совсем не так просто.
      Барабанщик и Серёжа поднялись на лифте на четвёртый этаж. В другой раз друзья обязательно бы съездили на двенадцатый, самый верхний, потом спустились бы на первый и снова прокатились бы наверх. В этот красивый белый дом они часто приходили кататься на лифте. Ездить на лифте без всякого дела — занятие очень приятное. Дверцы бесшумно задвигаются, лифт без толчков катит ввысь, и в одну минуту ты оказываешься под самым небом, на двенадцатом этаже.
      Но сегодня у Серёжи и барабанщика было срочное дело, и они уверенно прошли мимо лифтёрши в зелёном платке. Как многие лифтёрши, она умела по виду человека безошибочно определять, по делу он пришёл или просто кататься. И тех, кто просто катался, лифтёрша почему-то не любила и даже прогоняла. Но друзья шли по делу, и лифтёрша только глянула на них и ничего не сказала, а стала дальше вязать на спицах и шёпотом считать петли.
      А они сказали ей: «Здравствуйте, добрый день, хорошая погода, не правда ли?» Это всё, конечно, сказал барабанщик. А Серёжа буркнул: «Привет».
      Они позвонили у незнакомой двери и стали ждать, подталкивая друг друга локтями для храбрости. Им открыла весёлая старушка в переднике с кругленькими розовыми цветочками. Из квартиры вкусно пахло супом и ещё чем-то аппетитным.
      — Вам макулатуру? — спросила старушка, взглянув на Серёжку. Потом повернула голову к барабанщику и сказала приветливо: — Или вы Мосгаз?
      — Нет, — смутился барабанщик, — мы, видите ли, по другому делу. У вас есть кошка?
      — Кошка? — Старушка засуетилась, виновато замигала и сказала. — Да, кошка есть. Но она больше никогда этого не сделает. Я за ней смотрю, я сама её три раза в день вывожу гулять. А это была простая случайность, печальное стечение обстоятельств. Как раз в магазин крышки привезли для консервирования, ну я отвлеклась, и кошка оказалась предоставленной сама себе. Вот отчего так неудачно получилось на лестнице. А вообще-то...
      — Знаете что? — вмешался Серёжа. — Хотите, я подарю вам кофейную мельницу? Она трещит, трещит. Хотите? Или ещё что-нибудь подарю. А?
      Старушка ничуть не удивилась. Она так любила поговорить, что удивляться ей было просто некогда. Особенно она любила поговорить про своего кота Рыжика. Если бы её не перебивали, она бы говорила целый год без остановки.
      — Спасибо, не беспокойтесь, как-нибудь в другой раз. А Рыжик, вы знаете, если иметь к нему подход, очень воспитанный и нежный кот. У него тонкая организация души и повышенная впечатлительность. Ведь это свидетельство интеллигентности, правда? Вот у моей соседки в двадцатой квартире живёт сиамский кот, так он, знаете... — Старушка сделала круглые глаза и перешла на шёпот. Видно, ей не хотелось портить отношения с хозяйкой сиамского кота, но посплетничать очень уж хотелось. А в таких случаях всегда начинают говорить шёпотом. — Можете себе представить, — шептала старушка, — этот самый сиамский кот, по имени Барбос, кусается хуже самой невоспитанной собаки. Просто ужас! Он кусает всех гостей, соседей и даже хозяев. Однажды я зашла к соседке за лавровым листом, буквально на одну минутку зашла, — Рыжик любит суп с лавровым листом, — и этот жуткий Барбос меня чуть не растерзал.
      — Это то, что нам нужно, — шепнул Серёжа.
      Старушка набрала в себя побольше воздуха, чтобы рассказать ещё что-нибудь потрясающее про кошек, но Серёжа и барабанщик решительно перебили её.
     . — Вот в этой квартире живёт этот злодей Барбос? — спросил Серёжа, и глаза его восхищённо сверкнули.
      — Мы хотим познакомиться с этим необычным животным, — сказал барабанщик.
      — Вот здесь он живёт, — показала старушка, — немыслимый, невоспитанный зверь.
      — Привет вашему Рыжику, — поклонился барабанщик. И неосторожно спросил: — Как у него аппетит, хороший?
      — Да, он прекрасно кушает, — всполошилась старушка, — особенно ливерную колбасу и зелёный горошек. Чудный кот! А они его веником. Сами посмотрите, разве можно такого красавца — веником. Рыжик-Рыжик-Рыжик, пойди сюда, милый.
      В коридор вышел ленивый толстый кот с плутовскими глазами. Он потёрся о ногу старушки, мяукнул капризно, хотел вспрыгнуть на стул, но поленился и решил, что и так хорошо.
      — Он очень умён, не по-кошачьи умён и впечатлителен. — Старушка смотрела на кота с таким умилением, что даже сам кот смущённо отвернулся и нахмурился, будто хотел сказать: «Ну вот ещё».
      — Такой тонко чувствующий кот, просто артистическая натура, — продолжала старушка, всё больше входя в азарт, — после этой ужасной истории с веником он, представьте, начал заикаться. Я думала, с ума сойду.
      Барабанщик и Серёжка стали пятиться.
      — До свидания! — крикнул Серёжка.
      — Всего хорошего! — сказал барабанщик.
      И старушка, которой так и не удалось побеседовать вволю, обиженно захлопнула дверь. Она не слышала, как Серёжа сказал: «Палочка-выручалочка!» — и не поняла, откуда у неё на кухонном столе появилось два кило ливерной колбасы и три банки зелёного горошка, самого лучшего, болгарского.
     
     * * *
     
      Барабанщик и Серёжа позвонили в следующую дверь, где жил сиамский кот с собачьим именем Барбос.
      — Здравствуйте, — сказал барабанщик и наступил на ногу Серёжке, тогда и Серёжка буркнул «здрасте» женщине в голубом халате, похожем на стёганое одеяло. В волосах у неё торчали какие-то пластмассовые трубки, а лицо блестело, как будто смазанное сливочным маслом.
      — Почему блестит? — потихоньку спросил Серёжка.
      — Крем, наверное, — прошептал барабанщик. — А на голове тоже для красоты, забыл, как называются. Не отвлекай меня. Скажите, у вас есть кошка? — обратился барабанщик к женщине в одеяловом халате.
      — Да, — басовито сказала женщина, — у меня чистокровный сиамский кот. Сейчас это очень модно, сиамские коты. А сибирских уже не носят, то есть не держат. А вы из ветеринарной лечебницы?
      Барабанщик открыл было рот, чтобы объяснить как и что, но Серёжка оказался проворнее. Он сообразил, что в иных случаях подробные объяснения только портят дело. Он быстро сказал:
      — Да, да, мы из этой самой и есть лечебницы. Нам надо вашу кошку на рентген сводить, мы её к вечеру назад принесём.
      — Это такая новая мода, — добавил барабанщик, — делать кошкам рентген и прививать оспу. Кс-кс-кс, скорее, а то мы торопимся.
      — Раз модно, возьмите, о чём речь, — прогудела дама.
      На лестничную площадку стремительно выскочил кот, небольшой, с розоватой шерстью и чёрным хвостом. Глаза у Барбоса были голубые, как у девочки. Друзья подхватили кота и быстро нырнули в лифт. Барбос вопил так, что прохожие вздрагивали. Два раза кот укусил Серёжку за руки. У Барбоса был независимый и воинственный нрав, ему было нестерпимо обидно сидеть за пазухой у совершенно незнакомого мальчишки. Вот почему он кричал сварливым голосом от своего дома-башни до самого тихого переулка, где жил Серёжка.
      Не обижайся, уговаривал Серёжа, — такой свирепый кот, ты нам всех мышей переловишь в один миг. А мыши у нас толстые, пальчики оближешь.
      Они ловко втолкнули Барбоса в комнату, а сами, чтобы не отвлекать его от работы, пошли в зоопарк.
     
     * * *
     
      В зоопарке, несмотря на мороз, было много ребят. Наверное, в каникулы каждому хочется наведаться в такие места, куда в обычное время некогда пойти.
      Всем было весело: и людям, и зверям. Ребята толпой окружили обезьянник. Обезьян угощали яблоками, бананами, от конфет они тоже не отказывались Одна мартышка ловко развернула ириску, сунула её в рот, кинула свёрнутой бумажкой в Серёжку и показала ему фигу. Это было не совсем вежливо, конечно, но Серёжка не рассердился: что взять с обезьяны?
      Они с барабанщиком угостили обезьян конфетами, а белых медведей бубликами и сахаром. Медведи, как всегда, выпрашивали что-нибудь вкусненькое, бегемоты мокли в бассейне, павлины упрямились и ни за что не хотели распускать
     свои ослепительные хвосты. У зверей тоже есть свои привычки и капризы.
      — Пошли посмотрим цаплю, — сказал Серёжа.
      — Пойдём, — ответил барабанщик, — я давно об этом думаю. Как она поживает, наша цапля?
      Они пошли искать вольеру, где жили журавли, цапли и аисты. Искали долго. Проходили мимо черепах, которые совсем не по-черепашьи быстро бегали по клетке. Видели в маленьком домике нечёсаного заспанного льва. Слон стоял, понуро опустив голову под тяжестью хобота, и о чём-то своём думал.
      Цапли нигде не было. Барабанщик спросил служителя с ведром:
      — Где можно видеть цаплю?
      — Цаплю? — Служитель присвистнул. — Какие же зимой в снегу цапли? В Африке ваша цапля, в тёплых краях южных лягушек ловит. Весной вернётся, куда она денется!
      И он пошёл, размахивая ведром. Ещё надо было накормить полдником леопардов и измерить температуру удаву, у которого со вчерашнего дня был плохой цвет лица.
     
     * * *
     
      В этот вечер Серёжина мама, как всегда, сначала постояла перед дверью, настороженно прислушиваясь. Не услышав ни шума, ни взрывов, она тихонько вошла в комнату. И остолбенела. По всей комнате, как снежные вихри, носились перья от распоротой подушки. На полу — черепки от разбитой чашки, скатерть тоже на полу в луже киселя. А на шкафу сидит её любимец кот Степан и рыдает не своим голосом.
      Во всей этой кутерьме мама не сразу заметила в уголке дивана уютно свернувшегося небольшого сиамского котика. Он мирно спал, как будто совсем не он устроил всего полчаса назад разгром квартиры и вдобавок до полусмерти напугал Степана: укусил его за пушистый хвост и выдрал усы.
      В комнате царил разгром, а на шкафу сидел кот Степан и рыдал не своим голосом.
      Нагулявшись со своим другом по зоопарку, Серёжа вернулся домой. Даже волшебники приходят иногда в такое время, когда лучше бы им не приходить. Мама смотрела на Серёжу, и вид её не обещал ничего хорошего. Серёжа тоже молчал. Но без конца молчать не будешь. И попытавшись придать своему голосу беспечность, Серёжа спросил:
      — Мам, правда, хорошенький котик?
      Мама молчала. Тогда Серёжка добавил в голос ещё беспечности и сообщил:
      — Это сиамский, жутко породистый, Барбосом зовут. А у кого мы его утащили, она не то профессорша, не то артистка, я точно не знаю, но ты даже не представляешь, до чего интеллигентная тётенька. Ты, мам, за голову не хватайся и на меня так не смотри, я же не нарочно. И кота чужого я сегодня же отнесу, он только на время нужен был, мышей попугать. А я же не знал, что он и кота напугает, и тебя. А то бы я ему намордник надел, что я, не понимаю!
      — Что ты несёшь? — всплеснула руками мама. Какой ещё коту намордник, только этого не хватало. Сейчас же забери это чудовище и отнеси туда, откуда принёс. Слышишь?
      — Ладно, мам, я сейчас его снесу назад в интеллигентный дом. Только вот с мышами как же? Мне-то всё равно, пусть мыши. Но ты же их недолюбливаешь почему-то. А может, привыкнешь, а, мам? Чем они плохие, мыши-то? Серенькие, мохнатенькие, пищат так весело. Я вчера одну на твоей постели видал, она прямо как человек — на подушку залезла и смотрит как ни в чём не бывало.
      — Убирайся сейчас же, пока я тебя не огрела тряпкой, — сказала мама почти спокойно. Она хотела прибрать в комнате, и ей, наверное, трудно было решить, за что браться: выметать пух и перья, подбирать черепки или вытирать с пола кисель.
      Серёжа понял, что мама не очень уж сердита — могло быть хуже, если вспомнить, что он успел натворить. Наверное, мама догадалась наконец, что он не нарочно, а просто так нескладно получилось: чего же тут ругаться?
      Мама ещё не знала, что когда она была на работе, а Серёжа вместе с барабанщиком улаживали дела с кошками, соседка позвонила в специальное учреждение, где сотрудники умеют бороться с мышами. И там обещали заняться квартирой на тихой улице. Если бы Серёжкина мама знала это, настроение у неё было бы совсем хорошее. Тем более, что кот перестал страдать и спокойно пил кефир, который раньше в рот не брал. Наверное, трёпка, заданная Барбосом, пошла привередливому Степану на пользу.
     
     * * *
     
      Кислая женщина Уксус работала продавщицей в магазине «Мыло», в таком весёлом, нарядном магазинчике. На полках лежали куски мыла в пёстрых обёртках и без обёрток — мыло было розовое, белое, зелёное, жёлтое, оранжевое. Оно было круглое, квадратное и продолговатое. В магазине вкусно пахло чистотой. И всякому, кто заходил сюда, хотелось поскорее умыться и даже без лишних напоминаний вымыть шею, что бывает с людьми не так уж часто.
      Однажды барабанщик зашёл в магазин купить земляничного мыла. Покупателей в магазине не было, Уксус скучала у прилавка, скрестив на груди толстые руки.
      — Вам что? — злобно спросила Уксус, хотя знала, что за повидлом к ней в магазин никто не ходит.
      — Здравствуйте, — вежливо поклонился барабанщик, — мне нужен кусок земляничного мыла. Мы с моим другом сговорились сегодня пускать мыльные пузыри. Так что выберите, пожалуйста, кусок получше.
      — Глупости всё это, — свирепо поглядела на барабанщика Уксус.
      Она терпеть не могла, когда кто-нибудь занимался несерьёзным делом: пускал мыльные пузыри, дарил цветы, рассказывал сказки или плакал от радости. Таким людям Уксус готова была сделать что-нибудь неприятное.
      Даже когда покупатель просил мыла, чтобы пойти в баню, и то Уксус рычала: «Вас много, а я одна», или: «Ходят, только работать мешают». А тут барабанщик, которого она и так не любила, пришёл за мылом для мыльных пузырей. Уксус разозлилась не на шутку. От негодования она бросила на пол и расколотила на мелкие кусочки флакон с жидким мылом. Потом разорвала в клочки две новые мочалки и выломала все зубчики из голубой расчёски. Уксус всё крушила на своём пути и шла прямо на барабанщика. Она тряслась от злости. Барабанщик растерянно топтался у прилавка.
      — Не допущу! — шипела Уксус. — Люди капусту выращивают! Заборы ремонтируют! Мясорубки починяют! Это я понимаю — люди! А всякие бездельники, всякие барабанщики — видали? — пузыри пускают.
      Она кричала неприятным голосом, барабанщик уже хотел уйти. «Пойду в бакалею, — подумал он, — или в аптеку, там тоже мыло продают». И вдруг он увидел, что с Уксусом творится что-то удивительное. Она стала синяя, потоп вдруг зелёная, вся — и платье, и волосы, и нос. Немного погодя Уксус сделалась голубой, как весеннее небо. К тому же она росла на глазах. Уксус и всегда была женщиной крупной, а тут она стала как цистерна с квасом, потом как автобус и всё росла, росла и уже с трудом помещалась в магазине.
      «Что делает с человеком злость!» — в ужасе подумал барабанщик. Он бросился к двери, чтобы позвать кого-нибудь на помощь — «неотложку» или пожарную команду, — но тут увидел, что в дверях стоит волшебник и весело смеётся.
      — Я эту тётю Уксус давно собираюсь проучить. А теперь всё в порядке, пошли.
      — Постой, — забеспокоился барабанщик, — что же те-
     перь будет с этой несчастной женщиной? Она же совершенно оранжевая, как апельсин, а теперь опятьзеленоватая. И такая большая. Она же разломает весь магазин!
      — Не, — успокоил барабанщика Серёжка, — не разломает. Она сейчас лопнет. Я превратил её в обыкновенный мыльный пузырь. Ничего особенного.
      — Ты что? — возмутился барабанщик. — «Ничего особенного»! Человек лопнет, а тебе — ничего особенного?
      — Но ведь противная же до ужаса! — взмолился Серёжка.
      — И пусть противная! Я к ней привык, — твёрдо сказал барабанщик. — Колдуй обратно без всяких разговоров!
      — Шайка-лейка, — неохотно пробормотал волшебник. — Не волнуйся, она уже нормальных размеров. А синяя немного, так это от злости. Прямо мечтает с кем-нибудь поскандалить.
      — Ну, значит, всё в порядке, — обрадовался барабанщик.
      И они поспешили в аптеку, чтобы поскорее купить земляничное мыло. Надо было торопиться: какой интерес пускать мыльные пузыри в темноте?
     
     * * *
     
      Лёгкие разноцветные пузыри вылетали из окна барабанщика и, как прозрачные птицы, садились на голые ветки деревьев, на крыши троллейбусов и на шапки прохожих. Они сияли и переливались: были зелёные, как трава, розовые, как фруктовое мороженое, жёлтые, как солнце.
      Пузыри быстро лопались: мыльный пузырь живёт недолго. Но им на смену вылетали другие, ещё красивее, и прохожие, задрав головы, смотрели на них и переставали спешить по своим неотложным делам. И это было хорошо. Потому что какое бы ни было неотложное дело, даже очень важное и серьёзное, человеку обязательно надо иногда перестать торопиться и постоять просто так, без всякой цели и посмотреть, как медленно и беззаботно кружатся в синем воздухе лёгкие пузыри, как они бесшумно лопаются и от них ничего не остаётся.
     
     * * *
     
      В каникулы всегда случаются неожиданности.
      Серёжка вдруг встретил на катке девочку. Никакой особенной неожиданности в этом, конечно, нет. На всех катках все люди встречают девочек, потому что девочек, как и мальчиков, на каждом катке много. Но у девочки, которую встретил Серёжа, была одна особенность: у неё в волосах была золотая лента. Девочка ловко, как настоящая фигуристка, кружилась на одном коньке. Правда, на девчонках довольно часто бывают разные ленты, да и на одном коньке кружиться умеют многие, особенно те, кто занимается в секции фигурного катания. Но то обыкновенные девочки, а эта была необыкновенной. Серёжа понял это ещё тогда, когда они с барабанщиком встретили Таню на улице и она несла утюг и была задумчивой. А теперь, увидев её на катке, весёлой и румя ной, Серёжка убедился в этом окончательно. Ему хотелось что-нибудь сказать Тане, но он не знал что и спросил:
      — Ты завтра придёшь на каток?
      — Нет, — сказала Таня, — я занимаюсь в математическом кружке, и завтра у нас занятия.
      — Так, — сказал Серёжка.
      А больше он ничего не сказал. Что тут скажешь, если самая необыкновенная девочка на свете оказалась математиком. И ясно, что дружить с ним она не захочет: ведь двойка, зарытая в снег, всё равно — двойка. Пусть про неё никто не знает, она всё равно есть и от неё могут произойти самые разные неприятности. Он ушёл с катка хмурый и молчаливый, он даже не сказал Тане «до свидания».
      Серёжа шёл, глубоко засунув руки в карманы пальто, от этого плечи его сутулились, и каждому встречному было по-
     нятно, что человеку в жизни не повезло. А когда человеку плохо, он идёт к друзьям, и Серёжа очутился перед дверью барабанщика.
      Барабанщик сидел на полу и чистил зубным порошком медные части своего старого барабана.
      — Чтобы блестело, — объяснил он. — А ты чего такой мрачный?
      Серёжка махнул рукой так безнадёжно, что стало ясно: проблема неразрешима ни простым путём, ни волшебным.
      — Сейчас дочищу барабан, и пойдём с тобой в один дом. Ты на катке сегодня был?
      — Был, — вздохнул Серёжа, — лучше бы не ходил.
      — Что, лёд плохой?
      Если бы Серёжка внимательнее посмотрел на барабанщика, он заметил бы: его друг что-то замышляет и что-то скрывает. Уж больно простодушное было у старого барабанщика выражение лица. Слишком простодушное. Но Серёжа, занятый своими заботами, ничего не заметил.
      Барабанщик отряхнул с барабана остатки мела и стал надевать пальто.
      На улице Серёжка хмуро молчал, а барабанщик, будто не замечал этого, он насвистывал весёлую песенку. Серёже это показалось обидным: друг, называется. Легкомысленные песенки свищет, как будто всё в порядке. Серёжа заворчал:
      — Когда дети свистят на улице, им делают замечания, нервы треплют — неприлично, то да сё. А взрослым, им всё можно. Хочешь, свисти, хочешь, на голове ходи. Им никто ничего не скажет.
      Барабанщик только усмехнулся не то Серёжиным словам, не то своим мыслям и продолжал насвистывать. У магазина незнакомая старушка остановилась, возмущённо подняла брови домиком и сказала:
      — Совести нет. И стыда тоже нет. Ладно бы молоденький, а то старый человек и, нате-пожалте, на улице свист поднял!
      Барабанщик ничего не ответил, а Серёжке отчего-то стало легче. Нет, не только детям несладко живётся.
      — Вот мы и пришли, — сказал барабанщик.
      Это был хорошо знакомый Серёжке дом, здесь на третьем этаже жил его бывший лучший друг Валерка, с которым он поссорился перед самыми каникулами.
      — Не пойду! — насупился Серёжка. — Мы с ним в ссоре.
      — Ну и что же? — удивился барабанщик. — Всё равно же придётся мириться. Не будете же вы всю жизнь в ссоре, до старости?
      Серёжка представил себе, как они с Валеркой, два седых старикана, ссорятся и тузят друг дружку, и ему стало смешно.
      — Не, до старости нельзя. Что мы, ненормальные?
      — Тогда иди и не спорь. Так устроен мир: чтобы помириться, кто-то к кому-то должен прийти.
      — А почему я к нему, а не он ко мне?
      — A-потому, что он может задать тот же вопрос, и так без конца. До самой старости.
      Напоминание про старость заставило Серёжку прекратить спор. А барабанщик добавил:
      — Когда вы поругаетесь и подерётесь в следующий раз, Валерка придёт к Тебе мириться, а потом опять ты к нему. Устраивает тебя такой порядок?
      — Устраивает, — вздохнул Серёжка и стал вслед за барабанщиком подниматься по лестнице.
      Они вошли в комнату, где жил Валерка, человек добрый, но вспыльчивый и драчливый. Голова у Валерки была похожа на дыню, но не на дыню, вытянутую кверху, а на дыню, лежащую на боку. Из-за этого Валерке было трудно подобрать в магазине шапку.
      Валерка был занят серьёзным делом: он чинил будильник. На диване была расстелена газета, а на ней лежали большие и маленькие винтики, колёсики, пружинки.
      — Вы в часах не разбираетесь? — спросил Валерка ба-
     рабанщика. На Серёжку он даже не взглянул, как и полагается, когда люди в ссоре.
      — Нет, к сожалению, в часах я не разбираюсь. Да к тому же меня ждёт неотложное дело, я пошёл.
      Мальчишки стояли друг против друга. Валерка сказал:
      — Колёсики лишние в будильник не умещаются, прямо всю голову сломал.
      И эти слова следовало понимать так «Я на тебя давно уже не сержусь и даже забыл, из-за чего мы подрались».
      — Они всегда остаются лишние, — успокоил Серёжка.
      Это означало: «Я тоже был дурак, что с тобой подрался.
     А теперь мы помирились, и я рад».
      Люди часто говорят про одно, а думают совсем про другое.
      — Завтра пойдёшь на каток? — спросцл Серёжа.
      — Пойду.
      И это означало, что мир восстановлен.
      — Как бы мне этот проклятый будильник починить? Ещё утром ходил нормально, звонил, как всегда в семь. А как я стал его чинить, он взял и сломался.
      — Бракованный, наверное, — посочувствовал Серёжка. — Ну ничего, не горюй, сейчас починим. Инфекция-дезинфекция!
      И сразу же на столе у Валерки затикал целёхонький будильник, он блестел и вид имел такой, как будто не его колёсики и пружинки только что лежали беспомощно на газете.
      — Вот это да! — восхищённо крикнул Валерка. — Знаешь что? Я давай его снова починю, то есть развинчу, а ты опять так: раз — и готово! А?
      — Ладно. Только в другой раз. Мне ещё в рыбный магазин сейчас надо. Пошли со мной?
      — Пойдём. За рыбой так за рыбой, всё равно каникулы.
      И Валерка натянул на свою необыкновенную голову вязаную лыжную шапку. В магазине было много народу, но Серёжка не ворчал: вдвоём даже скучное дело кажется не таким скучным. Можно и в очереди постоять.
      Подходя к своему дому, Серёжа увидел человека в чёрной стёганой куртке. Куртка была как будто знакомая, а сам человек очень даже знакомый. Такой знакомый, что Серёжка не смог сразу его окликнуть, а стоял и смотрел. И человек смотрел, только не на Серёжку, а на окна Серёжкиной квартиры, задрал голову и смотрел долго. Это был Серёжкин отец. В руке у него был чемодан. Он обернулся и увидел Серёжку.
      — Ты вырос, — сказал отец.
      А больше он ничего не сказал.
      Они вошли в дом вместе, поставили чемодан в угол и стали ждать маму.
      Серёжка ни о чём не спрашивал: если человек смотрит на окна, а в руке у него чемодан, значит, он вернулся. Серёжка только спросил:
      — Пап, а что значит — потерять крылья?
      Отец посмотрел на него задумчиво, потом опять сказал:
      — Ты здорово вырос. А с крыльями я тогда напутал: их нельзя потерять, если очень не хочешь. Я их где-то тут забыл, но они найдутся.
      Серёжка что-то понял, а чего-то не понял. Нельзя же понять всё в один вечер.
      — Давай накроем стол к маминому приходу, — предложил отец.
      — Авто-мото! — крикнул Серёжка, и на столе появилась ваза с яблоками.
      — Силён, — захохотал отец. Давно уже в этой комнате никто так громко и раскатисто не смеялся. Потом отец о чём-то задумался и крикнул: — Квинтер-минтер!
      Он ведь тоже был волшебником. На скатерть въехало блюдо с горячими пельменями и банка сметаны.
      — Синус-косинус! — не унимался Серёжка, и откуда-то вкатился, пыхтя, кипящий чайник.
     
     * * *
     
      На катке Серёжка и Валерка опять чуть не поссорились. Валерка звал Серёжку туда, где играли в хоккей. А Серёжка почему-то не хотел и упорно катался на одном пятачке и поминутно оглядывался.
      — Ты чего? — спрашивал Валерка. — Чокнутый сегодня какой-то, крутишь головой во все стороны и ничего не говоришь. Пошли лучше шайбу погоняем, в сто раз интереснее.
      Но Серёжа только мычал в ответ и искал кого-то глазами. Вдруг он схватил Валерку за рукав и как будто Валерка был глухой, громко, чуть не на весь каток, заорал:
      — Пошли отсюда, чего мы туг не видели — в хоккей в сто раз интереснее, правда, Валерка?
      Валерка увидел, что на них внимательно смотрит высокая девочка с золотой лентой на голове. Они ушли и не оглянулись. А если бы оглянулись, то увидели бы, что девочка показала им язык и стала сердито кружиться на одной ноге.
      На катке всегда весело, люди здесь собираются беззаботные. Кто ж пойдёт на каток, если у него болят зубы, или он потерял варежки, или с ним случилась ещё какая-нибудь неприятность? Тогда человек будет сидеть дома или пойдёт куда-нибудь, но, скорее всего, не на каток. На катке всё звенит и смеётся, там даже в безветренную погоду кружит тихая метель, и радио распевает счастливые, легко запоминающиеся песни.
      И Серёжка развеселился и стал гоняться за шайбой, как все остальные мальчишки. Он кричал: «Пасуй мне!» и «Куда бьёшь?» Он вошёл в азарт, ему хотелось во что бы то ни стало забить гол, и он забил бы его обязательно, но мальчишке, который был хозяином шайбы, пора было уходить домой. Мальчишка положил шайбу в карман, игра на этом закончилась. Серёжка оглянулся и увидел, что Таня и не думает болеть за него, а катается вместе с каким-то длинным парнем. Серёжке этот парень сразу не понравился. Валерка сказал:
      — А я вон того мальчишку знаю: он победитель математической олимпиады всего нашего района, очень умный парень.
      — Это не от ума зависит, — буркнул расстроенный Серёжка, — а от какой-то математической шишки на затылке. Мне барабанщик рассказывал.
      Валерка не стал спорить, а Серёже длинный парень ещё больше не понравился. И захотелось, чтобы этот математический талант не катался вместе с Таней, а сидел где-нибудь в другом месте, решал свои нудные алгебраические уравнения. И тогда Серёжка сердито произнёс: «Точка-запятая!»
      Высокий мальчишка бесшумно скользнул к воротам и исчез, будто его никогда тут не было. Таня растерянно оглядывалась.
      — Послушайте, вы не видели, куда пошёл такой высокий мальчик? — спросила Таня у Валерки. — Он со мной катался.
      На Серёжу Таня старалась не смотреть.
      — Понимаете, только что он был здесь и вдруг исчез, даже не попрощался, а это никак на него не похоже.
      Тут Таня посмотрела на Серёжку, но лучше бы уж она смотрела совсем в другую сторону. Серёжка от её взгляда почувствовал, что он как раз тот самый человек, на которого это очень даже похоже: уходить, не прощаясь; приходить, не здороваясь; толкнуть и не попросить прощения. Он не побеждает в районных олимпиадах, у него нет на затылке математической шишки. И вообще он двоечник. На него это очень похоже. Если бы он исчез, девочка Таня не стала бы спрашивать, куда он ушёл.
      — У него задачка не сделана, — объяснил Валерка, — он вспомнил и побежал. Я ему говорю: «Потом решишь, ведь теперь каникулы». А он говорит: «Не могу, когда есть хоть одна задача, которую я не решил».
      — А вот это на него похоже, — рассмеялась Таня. — Дима даже летом в лагере задачи решает и выводит формулы. Он в нашем математическом кружке самый способный.
      — Да это не от способностей зависит, — махнул рукой Валерка, — это от математической шишки на затылке. Не знаешь, а говоришь.
      — От какой ещё шишки на затылке? — удивилась Таня.
      — От очень простой. Вот у него спроси. — Валерка кивнул на Серёжу. — А мне уходить надо. Пока.
      И Валерка быстро заскользил к раздевалке. Серёжка смотрел, как удаляется синий помпон на Валеркиной голове, немного похожей на дыню, и думал, что хотя Валерка и вспыльчивый, но он настоящий друг.
      — Давай покатаемся, — предложила Таня, — а то я замёрзла.
      И она протянула Серёжке руку.
     
     * * *
     
      Каникулы подходили к концу, и список неотложных дел тоже. Был побеждён злой волшебник Градус, и Серёжка помирился с мамой и со своим лучшим другом Валеркой и сделал ещё множество полезных и не очень полезных дел, которые не планировал заранее: всё ведь невозможно предусмотреть. Только хоккейную клюшку Серёжка починить не успел, так бывает иногда — победить злого волшебника нашлось время, а на такой пустяк, как клюшка, времени не хватило. Серёжа про неё просто забыл.
      Но его друг старый барабанщик не забыл, что Серёжке нужна клюшка: на то у нас и друзья, чтобы знать, что нам надо.
      Барабанщик поехал в магазин, чтобы купить клюшку. И это простое дело не обошлось без приключений, такая уж у него настала жизнь в последнее время.
      Барабанщик сел в автобус и оторвал билет. Прежде, чем спрятать его в карман, барабанщик стал складывать в уме цифры, напечатанные на билете. Этому его научил Серёжа.
     Ведь если не сосчитать, равна ли сумма трёх первых цифр сумме трёх последних, ни за что не узнаешь, счастливый тебе достался билет или нет. Серёжа всегда считал в трамваях, в троллейбусах и автобусах, если, конечно, не ехал без билета. Но без билета он ездил редко: не к лицу настоящему волшебнику превращаться в обыкновенного «зайца». Взяв билет, Серёжа считал. Он поднимал глаза к потолку, шевелил губами, морщился. Остановки четыре Серёжка занимался этими сложнейшими вычислениями, как и всякий, у кого неважно обстоят дела с математикой. Но в конце концов волшебник всё-таки выяснил, сколько получится, и если билет оказывался счастливым, Серёжа поступал так, как всякий поступает в этом случае: он съедал билет. Потому что, если его не съесть, ещё неизвестно, будет тебе везти в этот день или не особенно. А каждому хочется, чтобы везло.
      Правда, иногда Серёжа всё-таки ошибался в подсчётах и глотал самые обыкновенные билеты. Но он-то этого не знал и был доволен. А теперь ему помогал считать барабанщик, и всё было сосчитано точно.
      И вот барабанщик садится в автобус, опускает пятачок, отрывает билетик и видит: 322007 — счастливый билет.
     Недолго думая старый барабанщик проглатывает его, садится у окошка и в превосходном настроении начинает смотреть в кружочек, который продышал на замёрзшем стекле какой-то пассажир, тоже любивший смотреть в окно.
      Барабанщик разглядывал убегавшие назад голубые сугробы, тихие деревья и дома, в которых все жили по-разному.
      А в автобусе сидели пассажиры, каждый ехал по своим делам. И барабанщику вдруг захотелось, чтобы у каждого был счастливый билет.
      Старый барабанщик, конечно, не был волшебником, но мелкие чудеса он научился делать без посторонней помощи: не зря он дружил с Серёжкой. «Молодец-огурец», — не совсем уверенно пробормотал барабанщик.
      Слова оказались впопад: все, кто был в автобусе, — студент, начавший с понедельника новую жизнь и решивший больше не ездить без билетов; старушка с лохматыми бровями, в которых запуталась вермишель; две одинаковые девочки в голубых пальто с красными пуговицами, с одинаковыми веснушками и одинаковыми свёртками в руках — словом, все пассажиры автобуса вдруг стали разглядывать свои билеты, шевелить губами, смотреть в потолок и сосредоточенно считать. И у всех оказались счастливые билеты, все цифры в точности сошлись. Пассажиры заулыбались, засмущались и дружно съели свои билеты. Старушка с вермишелью съела, одинаковые девочки съели, и студент проглотил свой счастливый билет. И все остальные проглотили тоже. В прекрасном настроении все стали ехахь дальше.
      Студент теперь был твёрдо уверен, что сдаст трудный зачёт. Девочкам-близнецам, которые ехали в гости к бабушке, теперь казалось, что бабушка непременно догадается испечь их любимый пирог с капустой. А старушка с непричёсанными бровями направлялась в баню, наверное, ей тоже повезёт, и вода окажется не слишком горячей, а как раз такой, как нужно.
      Все были настроены лучезарно и не заметили, как в автобус вошёл сердитый человек с большими усами и большими ушами. Вид у человека был хмурый, усы топорщились, и уши тоже.
      — Приготовьте ваши билеты, — громко сказал контролёр. Больше всего на свете он не любил тех, кто ездит в автобусе без билета, поэтому он и пошёл работать контролёром.
      Контролёр требовательно повторил:
      — Граждане, приготовьте ваши билеты.
      Пассажиры сразу перестали улыбаться, начали смотреть в окна или делать вид, что ищут билет, который сию минуту
     найдётся, только вот куда-то завалился. И они открывали кошельки и шарили в карманах, а студент смотрел в потолок, как будто там должен отыскаться билет, как будто он туда его убрал, и потолок самое подходящее место для хранения билетов.
      Контролёр подошёл прямо к барабанщику. Барабанщик развёл руками.
      — Нету, значит, билетика?, — Контролёр хищно зашевелил усами.
      — Нету, нет>, честно признался барабанщик. — Но он у меня был. Иначе бы как же я его съел?
      — Что? Съели? Билет? — У контролёра зашевелились не только усы, но и уши. Контролёр обалдело смотрел на барабанщика.
      Бывали пассажиры, которые выдумывали, что билет вынесло из автобуса сквозняком. Бывали такие, что говорили, будто забыли билет дома, хотя если бы они не испугались контролёра, то сообразили бы, что уж этого никак не может быть. Но никто ни разу ещё не сообщал, что он проглотил свой автобусный билет, как будто это ириска или кусок арбуза.
      — Как — съели? — задал контролёр совсем уж глупый вопрос.
      — Очень просто: ам — и нету. У меня по утрам всегда прекрасный аппетит. А у вас?
      — У меня тоже, — растерялся контролёр, но тут же спохватился: — Причём здесь аппетит? Вы что, шутите?
      — Да, — признался барабанщик, — шучу. А вы разве никогда не шутите?
      — Нет! — твёрдо сказал контролёр. И это была правда. Он не любил шуток даже в свободное от работы время.
      Пассажиры волновались. Старушка с необыкновенными бровями попробовала вступиться за барабанщика:
      — А что ж тут такого? Съел человек билет, со всяким мот жет случиться.
      — Как это — со всяким? — прицепился контролёр. — Вот вы же не съели свой билет. И они не съели. — Контролёр показал на остальных пассажиров.
      — Именно что съели! — крикнули пассажиры. — И он, и я, и все. Но мы же свои билеты съели, а не чужие. Мы за них по пятачку заплатили, так что всё честно.
      Контролёр не слушал. У него помутился взгляд, а уши задрожали мелкой дрожью. Он всю жизнь проверял билеты, ловил «зайцев». Брал с них штраф, а некоторых водил в милицию. Но такого случая ещё не было: весь автобус — безбилетники. Да ещё какие-то полоумные — глотают билеты. Контролёр беспомощно вертел головой, уши развевались. Он готов был заплакать. Хорошо, что тут находился старый барабанщик, который не был злым и мстительным. Он решил утешить контролёра.
      — Чижик-пыжик, — произнёс барабанщик.
      И тут же в руках у всех безбилетников появились целенькие, нисколько не изжёванные билеты. Их протягивали контролёру со всех сторон: пожалуйста, проверяйте, мы все очень любим, когда у нас проверяют билеты. Особенно радовался студент, он же впервые купил билет и теперь мог его предъявить.
      И старушка, и одинаковые девочки, и сам барабанщик — все оказались с билетами, не было ни одного «зайца». Контролёр ошалело пошевелил усами и вышел из автобуса. «Надо записать номер машины, — подумал он, — в парке разберёмся». Он обернулся вслед уходящему автобусу и увидел номер: 000000.
     
     * * *
     
      В магазине «Спорттовары» барабанщик не стал останавливаться около мотоциклов, хотя мотоциклы сверкали никелем и новенькой краской, а их моторы скрывали в себе великое множество лошадиных сил. И на велосипеды, даже на гоночные, лёгкие и звонкие, он тоже не стал заглядываться.
     Только поцокал языком: без этого нельзя пройти мимо машины, если она чего-нибудь стоит. Надо обязательно поцокать языком, зажмуриться от восхищения, покрутить головой.
      Барабанщик так и сделал. А потом он подошёл к прилавку, на котором лежали хоккейные клюшки. Старая Серёжина клюшка совсем размочалилась и была больше похожа на веник, из неё торчали в разные стороны щепки, а при игре сыпались на лёд опилки и разный мусор.
      Когда дело обстоит таким образом, надо сделать человеку подарок, не дожидаясь, когда придёт его день рождения. Тем более, что Серёжкин день рождения был в июне, а кому нужна в июне хоккейная клюшка?
      — Покажите, пожалуйста, клюшку, попросил он продавщицу. — Только чтобы она была законная.
      — Какая-какая? — Девушка за прилавком подняла светлые брови. — Какая, вы говорите?
      — Законная. Так говорит мой друг, а он в этих делах разбирается.
      — Ваш приятель? В хоккейных клюшках? —.Продавщица еле сдерживала смех, да и то потому, что старалась быть с покупателями взаимно вежливой. — Если он вам ровесник, то представляю, как он Играет в хоккей!
      И, забыв о взаимной вежливости, продавщица расхохоталась. Барабанщик любил весёлых людей, даже если они были не очень умные. Он смотрел на продавщицу, а она продолжала смеяться и кричать: «Ой, не могу». То ли от шума, то ли ещё отчего-то с верхней полки на голову продавщицы упал жёлтый баскетбольный мяч. Он подпрыгнул и улетел назад на полку. Потом откуда-то свалился десяток жёстких теннисных мячей и два десятка футбольных. Они скакали по магазину, стукались о гантели и мотоциклы, отпрыгивали от боксёрских перчаток, залетали в разборные лодки. Продавщица перестала смеяться и широко открыла глаза. А барабанщик выбрал самую лёгкую, самую прочную и самую жёлтую клюшку, запла-
     тил деньги в кассу и сказал ни к кому не обращаясь: «Ципа-дрипа». Все мячи улеглись на свои места, и это было хорошо, потому что даже в таком весёлом магазине, как «Спорттовары», тоже должен быть порядок.
      Законная клюшечка, — сказал барабанщик и, взяв клюшку под мышку, удалился из магазина. У него было приподнятое настроение, которое не смог испортить ни грозный контролёр, ни смешливая продавщица.
      А ты хорошо катаешься, — сказала Таня, — ив хоккей здорово играешь.
      Серёжка постарался сделать небрежное лицо, но не смог. Он был рад.
      Таня, а ты на лыжах любишь ходить?
      Да.
      — А у меня друг есть, он на лыжах знаешь как носится! Ему шестьдесят лет, а может, и больше, а он меня обгоняет, хотя недавно научился.
      - Поехали завтра на лыжах за город? — предложила Таня.
      Серёжка закивал радостно: конечно, он согласен.
      — А тебя мама отпустит? — спросил он для порядка.
      Меня нет.
      — И меня — нет.
      Они весело засмеялись. Серёжке стало совсем легко и захотелось совершить что-нибудь необыкновенное. Он только не мог придумать что. Это иногда самое трудное.
      — Таня, хочешь, я встану на голову?
      - Не надо, — замахала руками Таня, — как же на голове кататься?
      — Ну хочешь, я подарю тебе вон тот самосвал?
      — Ой, какой ты смешной.! Ну сам посуди: зачем мне самосвал?
      — Не знаю... — вздохнул Серёжка. — Просто так.
      — Давай лучше купим пирожков — два с мясом и два с повидлом, — придумала Таня. Она не предполагала, что такое обыкновенное предложение приведёт Серёжку в восторг.
      Он вдруг забормотал какие-то непонятные слова: «Статор-ротор-генератор», и прямо из тучи на Таню упал тёплый поджаристый пирожок с мясом. Девочка еле успела поймать его, как откуда-то свалился ещё один, потом ещё, ещё и ещё. Пирожки сыпались, как будто где-то на верхнем этаже прорвался мешок, набитый пирожками. Это было необычайное зрелище. Со всех сторон подбегали к Тане и Серёже весёлые мальчишки и девчонки, хватали тёплые румяные пироги, съедали и прибегали ещё.
      Весь каток с наслаждением жевал пироги с мясом, капустой, творогом и повидлом, кто какие больше любит. Это были необыкновенно вкусные пирожки. Может быть, потому, что они были волшебные, а может быть, просто все сильно проголодались. На катке это часто случается.
      — Серёжка, сумасшедший, перестань, — хохотала Таня. А из колокольчика громкоговорителя, из-под скамеек, из сугробов летели пироги, и это было весело. Таня даже не очень удивилась, что Серёжа умеет проделывать такие необыкновенные штуки. Не обязательно до всего дознаваться: как, да почему, да отчего. Таня просто съела целых четыре пирожка, а Серёжка штук шесть.
      — Наелась, — сказала Таня.
      Остальные участники этого весёлого пиршества тоже заморили червячка. Никто больше не подбирал со льда пирогов. Серёжка сказал: «Шоколад-мармелад» — и пироги исчезли, не осталось даже крошек. Только ещё напоследок свалилось Тане на голову миндальное пирожное. Таня спокойно разломила его и половину отдала Серёже.
      Потом они катались, кружились, вырисовывали на льду восьмёрки, зигзаги и параграфы.
     Серёжка гмсpit Таню, и Таня забыла, что пора домой.
      На катке было много мальчишек и девочек. Девочки были высокие и низенькие, тоненькие и потолще, были рыжие девочки, сердитые девочки, кудрявые девочки. Но все они были обыкновенные девочки, самые обыкновенные. А Таня была необыкновенная, в этом Серёжа был уверен. Он смотрел на Таню во все глаза, и ему нравилось всё: золотая лента, смех, похожий на песенку, и дырка на варежке, из которой выглядывал розовый палец.
      Серёжка смотрел только на Таню и не заметил, что на катке появился старый барабанщик с хоккейной клюшкой в руке. Барабанщик отыскал Серёжу, вручил ему клюшку и сказал: «Бойля-Мариотта!».
      Это были волшебные слова, которые Серёжа сказал однажды, а барабанщик запомнил. Но никакого чуда на этот раз не произошло.
      — Ты чего? — спросил Серёжа.
      Барабанщик смутился.
      — Я хотел, чтобы здесь, на катке, раз тут так красиво и прекрасно, было ещё красивее и чтобы всем-всем стало весело.
      Серёжа задумался и сказал: «Бойля-Мариотта!» И тогда из карманов старого барабанщика стали выпрыгивать на лёд разноцветные шарики, голубые, как льдинки, красные, как вишни, жёлтые, как солнце. Барабанщик весело засмеялся. Таня и Серёжка тоже смеялись. А шарики скакали по катку, звенели и щёлкали и катились ко всем ребятам. Некоторые шарики соединялись в сверкающие ожерелья. Девочки надевали их на себя. Они украшали разноцветными шарика ми свои шапочки, свитеры. Шарики переливались, как цветные леденцы. А девочки развеселились, у них порозовели щёки, заблестели глаза. Может быть, от волшебного подарка, а может быть, просто оттого, что они долго катались на морозе. Только теперь это были совсем необыкновенные девочки, это были очень красивые и славные девочки. Вот почему мальчишки загляделись на них так, словно увидели впервые.
     И всем было так весело и хорошо, что часы в углу катка на некоторое время остановились. А потом опять пошли.
      Таня взглянула на светящийся циферблат и спохватилась: Ой, как поздно — пора домой!
      Ей так жалко было уходить.
      Старый барабанщик сказал:
      - Я ещё немного покатаюсь, — и не спеша поехал по кругу.
      А Серёжа и Таня пошли с катка, хотя им не хотелось никуда идти.
      Они шли рядом по яркой улице, сердитый морозец пощипывал нос, но Серёжке казалось, что совсем скоро весна. И Тане тоже так казалось. Хотя до весны было ещё очень далеко.
      Серёжа помолчал, вздохнул и ни с того ни с сего сказал: Таня, знаешь что? У меня по алгебре двойка.
      Сказал и подумал, что теперь всё пропало. Сейчас Таня засмеётся своим смехом-песенкой и скажет презрительно: «Эх ты, а ещё волшебник! Обыкновенный двоечник». И на улице перестанет пахнуть весной.
      — Подумаешь, — сказала Таня, — а у меня по английскому тройка. Ну и что?
      — Ничего! — в восторге закричал Серёжка. — Эх, Таня, ты большой молодец, хотя и девчонка! Я эту проклятую двойку в два счёта исправлю. Думаешь, не смогу?
      — Сможешь. — Таня пожала плечами. — Хочешь, я помогу тебе?
      — Хочу! — завопил Серёжка и всё-таки встал на голову. Просто так, для собственного удовольствия. Постоял немного, а потом встал опять на ноги и пошёл домой.
      Каких только профессий нет на свете!
      Бывают даже люди, которые отвечают за то, чтобы скамейки на бульваре стояли ровно, в одну линию. А если ска-
     мейки будут стоять криво, то этот сотрудник получит строгий выговор за то, что не справился со своей работой.
      Серёжа и старый барабанщик этого не знали, а то они, может быть, и не стали бы устраивать соревнование, кто из них лучше перепрыгнет через скамейку на Зелёном бульваре.
      Серёжка разбежался и прыгнул, он перелетел через скамейку, как воробей. Тогда барабанщик сказал:
      — А я могу и без разбега.
      Он крякнул, подскочил высоко-высоко и приземлился... прямо на скамейку.
      — Без тренировки трудно, и ничего нет смешного, — самолюбиво заметил барабанщик вслед проходившему мимо маль-чишке-пальто-нараспашку. — А то как дадим по затылку! Правда, Сергей?
      — Факт, — кивнул волшебник.
      Но мальчишка уже удрал: кому охота получать по затылку? Он издали крикнул смело: «Только попробуйте!»
      — Вот смотри, как надо, — сказал барабанщик и опять совершил головокружительный прыжок. Скамейка перевернулась, а барабанщик поднялся с дорожки и стал отряхивать снег. Серёжка помогал ему и приговаривал:
      — Подумаешь, скамейка! Это ерунда, скамейка. У нас во дворе один парень через автомобиль «Волга» может перепрыгнуть, только владелец не разрешает: как заметит из окна, что этот парень к машине подбирается, так откроет форточку и кричит: «Уши оборву!» А человеку тренироваться надо? Приходится этому парню вечером прыгать, как стемнеет.
      Серёже хотелось отвлечь внимание барабанщика от упавшей скамейки; не получается у него прыжок, и не надо. Но барабанщик не поддался:
      — Неужели через «Волгу»? Ну-ка я ещё разик попробую. Ставь скамейку.
      Они подняли лавочку, и барабанщик вдруг без особого труда перемахнул через неё.
      — Ага! — обрадовался он и прыгнул снова. Так он скакал четыре раза подряд.
      — Видал? — в восторге кричал он. — Даже с закрытыми глазами могу!
      Он не замечал, что волшебник, отвернувшись в сторону, то и дело бормочет: «Нафталин-гуталин!»
      Их окружили болельщики — несколько стариков побросали своё домино, старушки забыли, что в магазине скоро обеденный перерыв, и они не успеют купить булки, сметану и яблоки. А уж мальчишки и девчонки тем более позабыли все дела и стояли и восхищённо смотрели, как седой румяный человек с лёгкостью совершает весёлые прыжки.
      — Спорт смелых! — сказал один мальчик.
      — Давай-давай! — визгливо, как на стадионе, крикнула старушка с пачкой макарон под мышкой.
      — Этот гражданин из нашего дома, — с гордостью объясняла всем женщина, по прозвищу Уксус, которая тоже подошла посмотреть, почему шум-крик. — Он даже в нашей квартире живёт, очень интеллигентный человек, музыкант.
      Барабанщик от всеобщего внимания ещё больше вошёл в азарт. Один раз он даже сделал сальто и, когда раздались аплодисменты, послал болельщикам воздушный поцелуй.
      — Я и через две скамейки прыгну! — расхрабрился барабанщик.
      — - Во даёт! — в восторге кричали мальчишки.
      А два пенсионера с возгласами: «Раз-два — взяли! Сама пойдёт!» — приволокли ещё одну скамейку и взгромоздили её на первую.
      - Жми, родимый! — завопила бабка.
      И барабанщик с лёгкостью бабочки перелетел через громоздкое сооружение. Серёжке пришлось к заклинанию «Нафталин-гуталин» прибавить ещё «Пирожено-морожено». Но барабанщик и этого не заметил. Он прыгал, разбегался и снова прыгал. Ему было легко и весело.
      — Сегодня же в «Вечёрку» напишу. — сказал старичок в ожаной ушанке. — Безобразный факт — такому увлекательному виду спорта не уделяют внимания соответствующие организации. Может быть, в этом и скрывается секрет долголетия’ Соответствующие организации должны вмешаться!
      И он ушёл писать жалобу. Этот старичок думал, что его отпустили на пенсию только для того, чтобы у него было время писать жалобы в разные организации, которые он называл важным словом «соответствующие».
      — Пойдём, — звал барабанщика Серёжка, попрыгал, размялся, и хватит с тебя.
      Куда там! Барабанщик и слышать об этом не желал.
      — Ты ступай, если спешишь, — отмахивался он, я к тебе после загляну.
      Серёжке действительно надо было уйти: дома его ждала Таня, она пришла к нему решать алгебраические задачи. Задачи бы, конечно, подождали, к ним Серёжка не стал бы торопиться. Но Таня ждала его, а он не мог оставить барабанщика без поддержки. Что было делать?
      И тут пришёл хранитель скамеек, тот самый, который должен следить, чтобы лавочки стояли ровно. Он стал ругать всех и сказал барабанщику: «Выпил — спи культурно. А по скамейкам скакать нечего». Пришлось расставить скамейки по местам. Болельщики разошлись кто куда
      Барабанщик так никогда и не узнал, в чём секрет его небывалого успеха. Он-то думал, что ему помогло дружеское участие и моральная поддержка Серёжи и всех болельщиков. А может быть, так оно и было, ничего нельзя знать наверняка.
     
     * * *
     
      Каникулы всегда кончаются быстро, в этом их самый большой недостаток. Особенно коротким бывает последний день каникул. В этот день Серёжа и Валерка не успели ни поссо-
     риться, ни подраться, ни на каток сходить, чтобы испытать Серёжкину новую клюшку.
      Они сидели дома у Серёжки и рисовали. Это была большая картина, написанная акварельными красками. На ней было синее небо, белые паруса, голубой парашют и солнце, оранжевое, как апельсин. Прямо на солнце летел серебристый космический корабль.
      Картина была очень красивая. Валерка мечтал, что её примут на выставку в Дом пионеров. А Серёжка хотел показать картину Тане Картина была почти готова: оставалось только немного докрасить небо и чуть-чуть землю.
      — Порядок, — сказал Серёжка и бросил на стол кисточку
      — Красиво, — выдохнул Валерка и отошёл в сторону, чтобы удобнее было любоваться. — Слушай, Серёга, а может, мы с тобой талантливые?
      — Скажешь тоже, — махнул рукой Серёжка, — талантливые! Ты-то, может, ещё немного талантливый, а я — нет. У меня нет никаких способностей и даже обыкновенной силы воли.
      — Да ты что? — возмутился Валерка. — Если хочешь знать, людей без способностей вообще не бывает. Просто у кого к чему способности. Я в одном журнале читал: живёт-живёт человек, в школу ходит, по улицам гуляет и вообще. А потом вдруг ни с того ни с сего оказывается, что у него музыкальный талант или он стихи в одну минуту может сочинить, как самый настоящий поэт. И ещё там было написано, что многие великие люди плоховато учились, а после всё равно стали великими! Мало ли, какие чудеса бывают?
      Серёжка после этих слов повеселел. Может, и сочиняет Валерка про великих людей, а всё равно приятно, когда друг тебя утешает. Пусть он вспыльчивый и чуть что — дерётся. Но когда тебе грустно, он постарается сделать что-то, чтобы тебе стало хоть немножко веселее.
      Валерка предложил:
      — Пошли к барабанщику. А по дороге зайдём за Таней.
      — Пойдём. А картина пусть сохнет. Хорошая получилась картина.
     
     * * *
     
      Барабанщик как будто давно их поджидал. На столе стояли четыре чашки, большая банка с клюквенным вареньем. Коричневый чайник весело посвистывал — всё было готово к приёму гостей. Вид у старого барабанщика был торжественный и немного таинственный.
      — Ты чего? — напрямик спросил Серёжка.
      — В своё время узнаешь, — туманно пояснил барабанщик.
      — В денежно-вещевую лотерею выиграли? — попробовал угадать Валерка.
      А Таня, которая мало знала барабанщика, не заметила в нём ничего особенного: просто симпатичный, весёлый человек.
      — Таня, кладите ещё варенья, — угощал барабанщик. — И вы, мальчики, наливайте чаю погорячее, с лимоном. Ах, хорошо!
      Барабанщик зажмуривался, тряс головой, причмокивал и покряхтывал. На него было весело смотреть, и всякому хотелось выпить ещё чаю.
      Когда не осталось ни варенья, ни конфет, барабанщик убрал со стола и, весело оглядев всех, сказал:
      — У меня хорошие новости.
      Ребята повернулись к нему, Серёжка даже привстал от нетерпения.
      — Кончились каникулы! — произнёс барабанщик.
      — Ну и что? Большая радость! — воскликнул Серёжка, а Таня и Валерка засмеялись: вот так новость!
      — Вы совершенно бестолковые люди, — весело продолжал барабанщик. — Я говорю не про ваши каникулы, хотя они тоже сегодня кончаются. Я говорю про свои каникулы. Им пришёл конец. С завтрашнего дня я буду работать. Мы с моим барабаном крепко соскучились по настоящему делу. Впрочем вам, молодые бездельники, этого не понять.
      — Очень даже понять! — радостно закричал Серёжка. Он давно понимал, что барабанщики существуют на свете, чтобы барабанить. Иначе какие же они барабанщики?
      Вспыльчивый человек Валерка собрался было обидеться за «бездельников», но взглянул на радостного барабанщика и раздумал
      А Таня увидела, что Серёжа рад и обрадовалась тоже.
      Я вам ещё не всё сказал. — добавил барабанщик. — Работать я буду не где-нибудь, а в Доме пионеров. Мне поручено вести занятия кружка барабанщиков.
      — Ура! — закричали Валерка с Серёжкой, и Таня тоже закричала «ура». Потому что, если твои друзья довольны, а ты не совсем понимаешь, в чём дело, тебе всё равно хочется радоваться вместе с ними.
      — Мы завтра же запишемся в кружок барабанщиков, — сказал Серёжка, — и станем в отряде барабанщиками. Мы будем стараться и быстро научимся и Первого мая пойдём впереди!
      — Только слушаться и заниматься как следует! — сказал барабанщик строго. Но все видели, что в самом деле барабанщик нисколько не строгий. Он просто старый барабанщик, и ему нравится дружить с ребятами.
     
     * * *
     
      Так кончается эта сказка.
      Она не грустная и не весёлая — просто сказка. Она даже не совсем сказка: многое из того, о чём в ней говорится, случилось на самом деле. А многое пришлось придумать, чтобы было интереснее. Если тебе приходилось рассказывать своим друзьям сказки и разные истории, ты знаешь, как это бывает.

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR) — творческая студия БК-МТГК.

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru