НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотека советских детских книг

Лифшиц В. «Ищи ветра в поле». Иллюстрации - Е. Мигунов. - 1970 г.

Лифшиц В. «Ищи ветра в поле».
Иллюстрации - Е. Мигунов. - 1970 г.


DJVU


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

Скачать текст «Ищи ветра в поле»
в формате .txt с буквой Ё - RAR

      СОДЕРЖАНИЕ
      Кот Васька и его друзья. Пьеса в двух действиях
      Настя и матрёшки. Стихи........45
      Картофельный Человечек. Пьеса для кукольного театра в двух действиях ....51
      Аидрюшкино богатство. Стихи......97
      Охотник. Стихи............99
      Ищи ветра в поле. Пьеса-сказка в двух действиях ...101
     
     
     
      ОТ АВТОРА
      В этом сборнике, ребята, вы можете прочитать и стихи, и три моих пьесы. А пьесы не только прочитать, но если они вам понравятся, то и поставить своими силами на школьной сцене.
      Пьеса «Картофельный Человечек» написана для театра кукол, поэтому поставить её можно лишь там, где в школе имеется самодеятельный кукольный театр. Может быть, если в вашей школе его нет, стоит такой театр создать?..
      Две же другие пьесы играются и в кукольном и в «живом» театре. Думаю, что среди вас найдутся не только исполнители, но и свои режиссёры, художники, костюмеры, бутафоры, осветители. Никаких советов давать вам не хочу. Пусть единственным советчиком будет ваша собственная художественная фантазия.
      Вл. Лифшиц
     
     
     
     
      КОТ ВАСЬКА И ЕГО ДРУЗЬЯ
     
      Пьеса в двух действиях
     
      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
     
      Дед Спиридон.
      Бабка Маланья.
      Васька — кот.
      Валет — пёс.
      Петя — петух.
      Мартын — баран.
      Волк. Лиса.
      Деревянная Кукушка.
     
     
     
      ПРОЛОГ
     
      То из-за лепой, то из-за правой кулисы под музыку по очереди выходят персонажи спектакля и в куплетах представляются зрителям. Каждый, спев свой куплет, скрывается за занавесом, уступая место следующему.
      Дед Спиридон
      Дружу Я С дубом, С вербой, с клёном.
      Зверей понятен мне язык. Зовусь я дедом Спиридоном. Я не волшебник, я — лесник.
      Бабка Маланья
      А я — жена его Маланья. Мы скоро свидимся опять. Я тороплюся. До свиданья. Рубаху надо постирать.
      Кот Васька
      Я кот хозяйки этой хаты. Я сладко ем и сладко сплю. Хоть Васька я и плутоватый. Но всех друзей своих люблю!
      Пёс Валет
      Я пёс Валет, и всем известно, Что я доверьем дорожу И деду с бабкой очень честно И очень преданно служу.
      Баран Мартын
      А я Мартын, баран учёный. Все знают о моём уме. Всегда в раздумья погружённый, Я говорю и «бе» и «ме».
      Петух Петя
      Я лучше всех пою на свете! Прекрасен голос мой и слух. Меня Маланья кличет Петей, А я не Петя, я — петух.
      Волк и Лиса появляются.
      Волк
      я Волк. Мой промысел — охота!
      Лиса
      Лиса,— я в ход пускаю лесть. Мне петушатинки охота.
      Волк
      А мне — баранинки поесть!..
      Деревянная Кукушка
      Живёт в лесу моя подружка, А я — в часах, не на суку. Я деревянная кукушка. Ку-ку... ку-ку... ку-ку... ку-ку...
     
     
      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
     
      Картина первая
     
      Мы в избе лесника. На бревенчатой стене висят часы с кукушкой. Большая русская печь. На лежанке — тулуп. Стол. Лавка. Окно, разукрашенное снаружи морозными узорами. На подоконнике сидит кот Васька и умывается лапкой. Бабка М а л а н ь я стирает. Из корыта летит мыльная пена. Стирая, Маланья напевает.
      Маланья
      Поднялась я чуть свет, Раньше ранней птахи,—¦ Сядет дед За обед
      В стираной рубахе. Затрясёт бородой. Бородою сивой. Скажет — я молодой, Скажет — я красивый...
      (Полощет ситцевую пёструю рубаху.) Ну вот. Дедову рубаху постирала, прополоскала, теперь выжму и сушить повешу. (Коту.) Васька!
      Кот (вопросительно). Мяу?
      Маланья. Иди сюда, бездельник. Помоги рубаху выжать.
      Кот, соскочив с подоконника, подходит к Маланье и, встав на задние лапы, передними помогает Маланье выжать рубаху. Та вешает её на верёвку, протянутую возле печи, а кот, замочивший лапы, брезгливо их
      отряхивает.
      Что, не любишь воды?
      Кот (утвердительно). Мяу.
      Маланья Мало ли чего. Я, может, тоже стирать не люблю, а приходится.
      Кот, мурлыча, трётся о её подол.
      Ну, чего ластишься? Думаешь, позабыла, как ты вче-рась у меня рыбку стянул?
      Кот продолжает, умильно мурлыча, описывать вокруг неё восьмёрки.
      Ишь подлиза. Ну да ладно уж, так и быть, дам тебе в обед гуюлочка.
      Часы зашипели, из них выскочила Кукушка, прокуковала и спряталась. С печи слышно кряхтенье, оханье, позёвыванье. Тулуп зашевелился, из-под него вылезает дед С п и р и д о н, садится на лежанке, свесив босые ноги. Разглаживает спутавшуюся во сие бороду.
      Проснулся, старый?
      С пир И дон. Вроде бы проснулся. Да жаль. Сои интересный видел.
      Маланья. Какой? Страсть люблю про сны слушать.
      Спи р и дон. Будто сижу я за столом, а ты мне во-о-от такую гору блинов горячих несёшь! Маланья (разочарованно). И всё? С п ир и дон. А вот и не всё! Самое-то интересное потом было.
      Мала и ь л. Ну?
      Спиридон. Несёшь ты, стало быть, во-о-от такую гору блинов, а потом...
      Маланья. Говори, не томи!
      Спиридон. А потом ставишь на стол горшок со сметаной.
      Маланья. И только-то?
      Спиридон. А вот и не только-то! Ещё масло топлёное, распущенное, и селёдочку. (Просительно.) Маланья, а Маланья!
      Маланья. Чего тебе?
      Спиридон. Исполни моё желанье.
      Маланья. Какое такое желанье?
      Спиридон. Затопи-ка печь.
      Маланья. Зачем?
      Спиридон. Чтоб блинов испечь!
      Маланья. Ну что ты скажешь! Опять складно заговорил: «Маланья — желанье», «печь — испечь». Как он складно заговорит — не могу ему отказать. А он, старый, этим пользуется. Ладно уж, испеку тебе блинов. Ты только дров принеси.
      Спиридон (обрадованно). Это я мигом!.. (Соскочив с лежанки — в тулупе и валенках — уходит из избы.)
      Маланья. Ваське молочка, старику блинов, петуху крупки, барану сена — знай поспевай поворачивайся... Пойду мучки гречневой принесу, тесто замешу... (Уходит в сени.)
      Васька (зрителям). Это дед хорошо придумал про блины. Где блины, там и сметана! А я уж сумею сметанкой разжиться. Добром не дадут, сам исхитрюсь, а сметанки раздобуду.
      Входит Маланья с кадушкой, ставит её на лапку позле печки.
      Маланья Славное тесто получилось. (Заглядывает в кадушку.) Ишь как поднимается.
      Тесто начинает выпирать из кадушки.
      Где же старик-то? Как бы не перестоялось.
      Входит Спиридон с вязанкой дров. За ним робко протискивается пёс Валет, Васька фыркает на него и прыгает на лежанку.
      Спиридон. А ВОТ И дровишки! Растопляй, Ма-ланья, печь.
      Маланья. А Валетку зачем в избу привёл? Спиридон. Мороз на дворе. Холодно ему в будке. Пусть погреется.
      Маланья. Блох бы не напустил. Спиридон. Нет на нём блох. Перемёрзли. Верно, Валетка?
      Валет (утвердительно). Тав1 Маланья (Валету). Ну, погрейся. (Ваське.) А ты не фыркай, злыдня. Сам в тепле, а другие пускай мёрзнут?
      Маланья с дедом растопляют печь, огонь весело трещит. Валет устраивается и блаженствует возле печки.
      Спиридон, Тесто пышное, мука гречишная... Маланья. Опять складно заговорил?.. Держи кадушку, будем блины печь.
      Спиридон держит кадушку. Маланья большой деревянной ложкой кладёт тесто из кадушки на сковородку. Сковородка шипит. Малакья подкидыва- т на ней блин, переворачивает его, перекладывает на блюдо. Печёт второй, третий, приговаривая при этом.
      Пропекайтесь, блины, С левой, с правой стороны. Вы блины мои, блины. Блины масленые!..
      Спиридон (приплясывая).
      Подставляй, не зевай. Сковородочку, А к блинам подавай Мне селёдочку!..
      Первую дюжину блинов со сметаной съем, вторую дюжину с маслицем, а третью сперва маслицем помажу, а потом сметанкой полью. Ну, и, само собой, селёдочку не забуду... А ну-ка, старая,— блины на стол, сами за стол!
      Маланья. А вот и нет! Ты сперва о других подумай.
      Спиридон. Это о ком ещё?
      Мал анья. Петух да баран не кормлены, не поены. Сходи в хлев, дай петуху крупки, барану сена и водички обоим. Потом руки вымой, чистую рубаху надень, тогда и за стол.
      Спиридон. Эхма... Ну, да я мигом... (Уходит.)
      Маланья стапит бликы на стол.
      Мал анья. Сметанку-то я позабыла! (Уходит.) Васька. Эй, Валет! Валет. Я с тобой не разговариваьо. Васька. Почему это? Валет. А чего ты на меня фыркаешь? Васька. Так уж полагается, чтобы кот на собаку всегда фыркал.
      Валет. Глупости это!
      Васька. Глупости не глупости, не с нас началось, не нами кончится. Не серчай. Я так, для порядка.
      Валет. Ладно уж... Я не злопамятный. Хорошо у огня. Отогрелся. Знаешь, какой на дворе мороз? Тридцать градусов.
      Васька. Не может быть. Валет. Честное слово.
      Входит М а л а п ь я. Ставит на стол горшок со сметаной.
      Мал анья. Чего-то ещё не хватает... Масла!.. Беспамятная я стала. Схожу за маслом. (Уходит.)
      Васька тотчас вскакивает на стол и начинает лапон доставать из горшка
      сметану и есть.
      Валет (в ужасе). Ты что это делаешь? Васька. Сметану ем.
      Валет. Как же это? Ведь это же... Ведь это же воровство!
      Васька (беспечно). Подумаешь, какие страшные слова... Я только попробовать.
      Валет. Хватит!
      Васька. Мало.
      Валет. Хватит!
      Васька. Мало.
      Валет. Хватит, тебе говорят! (Рычит.)
      Васька. Вот теперь хватит. (Опрокидывает горшок.) Хочешь попробовать?
      Валет (облизывается). Ясно, хочу.
      Васька. Так попробуй, пока я всьо не съел.
      Валет. Мне чуткого не надо. Я своё доброе имя на сметану не променяю.
      Васька. Иу и дурак ты безусый!
      Валет. А ты не ругайся. Я не виноват, что у меня нет усов.
      Васька. А хочешь, чтоб они были? (Самодовольно разглаживает свои усы.)
      Валет (простодушно). Ясно, хочу.
      Васька. Могу помочь.
      Валет. Будь другом, помоги. Очень хочется усы иметь. Для солидности.
      Васька (зрителям). Сам в ловушку лезет. Сейчас я такое сделаьо, что никто не подумает, что это я сметану крал... (Валету.) Есть одно средство для ращения усов. Только ты, наверно, не захочешь воспользоваться.
      Валет. А что за средство?
      Васька. Сметанный крем. А попросту — та же сметана. Надо сметаной морду помазать и возле огня десять минут подержать. Усы так и попрут!
      Валет (недоверчиво). А ты не врёшь?
      Васька. Помилуй, зачем мне врать? Хочешь, помажу?
      Валет. Нехорошо... Сметана-то ворованная!
      Васька (искушая). Так ведь самая малость. Только помазать.
      Валет (поколебавшись). Ну ладно, мажь!
      Васька намазывает Валету морду сметаной.
      Васька. Смотри не слизывай! Не слизывай, тебе говорят!
      Валет. Очень уж вкусно пахнет. Васька. Сядь поближе к огньо, чтоб сметана высохла.
      Валет послушно подсаживается к печке и поворачивает морду к огню.
      А я получше умоюсь, чтоб следов не оставалось. (Умывается лапой.)
      Валет. Ну, как? Растут?
      Васька. Растут, Валетушка, растут. Да какие густые, прямо гвардейские!
      Валет. Это хорошо. Это мне нравится. Васька. Вот придут дед с бабой—'посмотрим, как им это понравится.
      Валет. Что ты говоришь?
      Васька. Говорю: вот придут дед с бабой, увидят твои усы, тоже, наверно, обрадуьотся...
      Валет. Ещё как! А то — у деда усы, у тебя — усы, а у меня нету. Несправедливо!
      Васька. Идут... (Валету.) Не слизывай сметану!
      Входят Спиридон и Маланья. Она несёт масло.
      Маланья. Надевай чистуьо рубаху, садись за стол, а то блины совсем остынут. (Увидев опрокинутый горшок.) Батюшки, что же это? Кто же это?! Васька!.. Его работа, кому же ещё?.. Ах ты, шкода!.. Ах ты, вор бессовестный!.. Где моя метла? Спиридон. А может, не Васька? Маланья. А кто же ещё? Сейчас я его метлой так угощу — век помнить будет. (Берёт метлу и хочет огреть ею Ваську.)
      Васька. Мяу!.. Мяу!.. Мяу!., Валет. Гав!
      Си ир и ДОН. Маланья! Глянь-ка на Валета!
      Маланья. А что?
      С п и р и д о н. Сдаётся мне, что Васька не виноват.
      Маланья (увидев, что морда Валета вымазана в сметане). Ах, вот это кто!.. Так это ты, бесстыжие твои глаза?.. Всей мордой, видать, в горшок сунулся. На, получай!.. (Бьёт Валета метлой.)
      Валет жалобно скулит. Открыв дверь, Спиридон пинком выпрова^кивает завывающего Валета из избы.
      А Я, грешным делом, на Ваську подумала. А это, выходит, Валетка.. Ах он разбойник! Вот бы не подумала на него, кабы не морда в сметане.
      Спиридон. Не повезло мне. Блин без сметаны— это не то, что блин со сметаной.
      Часы зашипели — выскочи-па Кукушка.
      Кукушка. Ку-ку... Ку-ку.., Зря вы Валета обидели. Не виноват он!
      Васька (тревожно). Мяу!
      Маланья. Как — не виноват?
      Кукушка. Это Васька-кот сметану украл и съел, Я сквозь щёлочку всё видела, всё видела! Он Валету нарочно морду сметаной вымазал, чтобы вы на него не подумали.
      Васька. Мяу!
      Спиридон. Вот тебе на... (Маланье.) А ты его, беднягу, метлой, Валетку-то!
      Маланья (Кукушке). Что же ты сразу не сказала?
      Кукушка. Хотела, да не могла. Я ведь из часов-то только один раз в час имеьо право выскакивать. Ку-ку... Ку-ку... (Спряталась в часах.)
      Спиридон. Васька!
      Васька. Мяу!
      Спиридон. Иди на расправу!
      В аська. Мяу!
      Спиридон. Мало того, что сметану украл,— ещё и товарища оговорил?
      Васька. Мяу!
      Маланья. Да чего с ним рассусоливать? Где моя метла?!
      Гоняется с метлой за мяукающим Васькой, тот прыгает на печь, оттуда на дедову чистую рубаху, висящую на верёвке. Верёвка обрывается, рубаха летит на пол. Получив удар метлой, Васька с воплем прыгает па стол — со звоном, упав на пол, разбивается маслёнка, рушится и падает со стола горка блинов.
      Спиридон (испуганно). Что же это делается?
      Маланья (в ярости). Я ему сейчас голову оторву!
      Васька. Мяу!.. (Выскакивает за дверь.)
      Спиридон. Вот тебе и Васька! Что натворил, а? Это же не изба, а поле боя.
      Маланья. Разгром, чистый разгром!
      Спиридон. Да-а-а, отведали блинов. С маслицем, со сметанкой и селёдочкой...
     
     
      Картина вторая
     
      Мы во дворе. Он окружён забором. Слева ворота. Они закрыты. Справа резное крылечко лесниковой избы. К избе примыкает хлев. Ворота хлева распахнуты. В воротах стоит баран Мартын и задумчиво жуёт сено. Рядом ходит петух Петя и клюёт крупу, постукивая клювом. Время от времени он кукарекает и хлопает крыльями,
      Петя. Мартын!
      Мартын!
      Баран молчит.
      Баран молчит.
      Мартын, я к тебе обращаюсь!
      Мартын (очнувшись). А?.. Что?.. Кто меня?.. Петя. Почему ты не отвечаешь? Мартын. Прости, задумался. Чего тебе-е-е-е? Петя. Скажи, хорошо ли звучит сегодня мой голос?
      Мартын. Послушаем.
      Петя (вскочив на забор, кукарекает).. Ну, как?
      Баран молчит.
      Мартын!..
      Баран молчит.
      Нет, это невозможно! Опять задумался. (Вскочив на голову барана, кричит ему в ухо.) Мартын!!! Мартын (очнувшись). А?.. Что?.. Кто?.. Петя. О чём ты всё время думаешь? Мартын. Обо всём, Петя. О жизни. Ем сено — думаю о сене. Гляжу на ворота — думаю о воротах. Петя. Ну, как мой голос? Мартын. По-моему, звучит прекрасно. Петя. А как тебе больше нравится, когда я пою так (кукарекает высоким голосом) или так (кукарекает низким голосом).
      Мартын. И так, и этак — отлично у тебя выходит.
      Петя (польщён). Ты находишь?
      Мартын. Да. У тебя талант. Настоящий талант.
      Петя. А я ещё так могу (кукарекает). Хорошо?
      Баран молчит.
      Опять задумался. Умный он. Всё думает, думает... Я так не умею. Он учёный, а я — артист.
      Из избы доносятся шум, крики, мяуканье, лай, стук.
      Что это?
      Мартын (оторвавшись от своих дум). Да, что это?
      Петя. Понимаьо. Это они там поели блинов и веселятся.
      Распахнулась дверь избы — из семей кубарем выкатывается скулящий
      Валет.
      Что, веселитесь вовсю?
      Валет. Нечего сказать, хорошенькое веселье! Васька сожрал сметану, мне вымазал сметаной морду, чтобы росли усы, хозяева подумали, что сожрал сметану я, Маланья огрела меня метлой, хозяин дал пинка — и вот я здесь, усы так и не выросли, а ты говоришь — веселье!
      Мартын. Это всё надо хорошенько обдумать. ( Задумывается.)
      Петя. Удивительная история. Слушая тебя, я сочинил песню. Спеть?
      Валет. Легче от этого не станет. (Скулит.) Петя. Станет! Уверяю тебя, станет. Валет. Ну спой.
      Петя (вскочив на забор и приняв позу, поёт).
      «Давай,— сказала бабка деду,— Тебе горяченьких к обеду Блинов сегодня напеку...» Ку-ка-реку!.. Ку-ка-реку!.. Но Васька-кот готов к обману, Сожрал он дедову сметану, О горе, горе старику... Ку-ка-реку!.. Ку-ка-реку!.. Старик подумал на Валета И дал пинка ему за это...
      Дальше я ещё .не сочинил. Легче тебе от моего пения?
      Валет. Кажется, немного полегчало, (Барану.) А ты, Мартын, что ты про всё это думаешь? Чтобы мне за мою честность — и вдруг дали пинка?
      Мартын. Я думаю... Я думаю, что надо ещё подумать. (Задумывается.)
      Петя (с уважением). Башковитый он у нас.
      Из избы опять доносятся шум, крики, мяуканье, грохот. Из дверей вылетает Васька и, надрывно мяукая, бежит к хлеву.
      Балет. Здрасте... А с тобой-то что? Ведь они же на меня подумали?
      Васька. Кукушка выдала. Деревяшка! Ябеда! Не будь она деревянная — не ушла бы от меня... А теперь я пропал. Старуха пообещала меня поймать и голову оторвать. Бежать мне надо куда глаза глядят.
      Петя. Будь я курицей, а не петухом, я бы спросил: куда-куда-куда-куда?
      Васька. Да хоть в лес.
      Валет. Пропадёшь ты там. Холодно. Голодно. Волки опять же...
      Васька. Валетик, миленький, не бросай меня в беде, бежим вместе! Составь компаниьо.
      Валет. А что? И составльо. Я им верно служил, а они меня метлой.
      Васька (подзуживая). Если бы только метлой. А дед-то ещё валенком. А когда тебя в избе уже не было, грозился из дробовика пристрелить!
      Валет. Врёшь!!!
      Васька. Не видать мне мышей как своих ушей, если вру. Бежим! (Зрителям.) Надо и петуха с бараном припугнуть — пускай тоже с нами в лес убегут. Вместе-то веселей будет. (Петуху.) Прощай, Петя! Прощай, друг сердечный. Не увидимся мы больше. ( Всхлипывает.)
      Петя. Не прощай, а до свиданья. Не плачь, ты ещё вернёшься.
      Васька. Я-то вернусь, да тебя уже не будет.
      Петя. Почему это не будет?
      Васька. Бабка пообещала... Нет, не могу... Язык не поворачивается...
      Петя. Говори!
      Васька. Пообещала сварить завтра деду на обед лапшу с петушатиной.
      Петя. Неправда!
      Васька. Не прикоонуться к молочку моему язычку, если вру!
      Петя. Меня, артиста, в лапшу?! Васька. В лапшу. Петя. Бегу с вами. Васька. Мартын!..
      Тот не отвечает.
      Мартын, а ты?
      Мартын. А?.. Что?.. Кого?.. Васька. Ведь ежели петух убежит, они тебя... Мартын. Что — меня? Васька. С гречневой кашей! Мартын. Я не простой баран. Я учёный. Не посмеют.
      Васька. Еш,ё как посмеют! Бежим с нами.
      Баран молчит.
      Ну?.. Что у тебя на уме? Мартын. Ме-э-э-э... Васька. Подумай о своей судьбе! Март ы н. Бе-э-э.
      Васька. Ая вам так скажу: ни «бе», ни «ме», ни «кукареку», а бежать со двора самая пора! За мной!..
      Все четверо направляются к воротам.
      Валет (растроганно). Прощай, дед Спиридон, прощай, бабка Маланья! Не поминайте лихом, а я на вас зла не имею... Прощай, моя старая будка. И ты, миска, из которой я столько лет хлебал свою похлёбку, тоже прощай. Впрочем, тебя я возьму с собой. (Берёт миску.)
      Марты и. Вот уж никогда бы не подумал... Петя. Нельзя уйти без прощальной песни! Слушайте и подпевайте. (Вскочив на забор, поёт.)
      я был им предан всей душою. Не знал, что гнев их навлеку. Они ж хотят меня с лапшою... Ку-ка-реку!.. Ку-ка-реку!
      Делает знак остальным.
      Васька. Мяу! Мяу! Валет. Гав! Гав! Мартын. Ме-э-э! Петя. Ку-ка-реку!..
      С моими верными друзьями Уж лучше в лес я убегу... И пусть удача будет с нами! Ку-ка-реку!.. Ку-ка-реку!..
      Васька. Мяу! Мяу! Валет. Гав! Гав! Мартын. Бе-э-э-э! Петя. Ку-ка-реку!..
      Васька. А теперь — в путь!.. Я через забор перемахну, петух перелетит, как-никак птица. Валет под воротами пролезет, а вот Мартын... (Барану.) Мартын, а ты как отсюда выберешься? Ворота закрыты.
      Мартын. Надо подумать. Васька. Думай, да побыстрей. Мартын. Придумал! Валет. Как же ты выйдешь? Мартын. А вот так... (Разбегается и ударяет лбом в ворота.) Раз... Все. Раз...
      Васька. Баран пошёл на таран!.. Мартын (разбегается и ударяет лбом в ворота). Два...
      Все. Два...
      М артын (разбегается и ударяет лбом в ворога). Три!
      Все. Три!
      Ворота распахнулись.
      Васька. Крепкая голова. Сразу видно — мудрец!
      Под песию петуха «С моими верными друзьями...» беглецы удаляются Последним идёт Васька. В воротах он останавливается. Зрителям
      А ЛОВКО Я ИХ всех обманул! Одиому-то в лесу страшно, а в компании хоть бы что!.. (Убегает.)
      На крыльцо выходят С п и р и д о н и М а л а и ь я.
      Спиридон. Вот тебе и поели блинов... Выходит, масленица была не у меня, а у кота Васьки. А ещё говорят: «Не всё коту масленица».
      Маланья. Почему, старый, ворота открыты? Спиридон. Я, помнится, закрывал. Маланья. Ой, беда!.. Барана нет. Спиридон. И петуха! Маланья. И Валета! Спиридон. И Васьки! Маланья. Одни мы с тобой остались. Спиридон. Пришла беда — отворяй ворота...
      Занавес.
     
     
     
      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
     
      Картина третья
     
      Зимний лес. Завывает вьюга. В буреломе, возле поваленной сосны и большого камня, встретились Волк и Л и с а. Оба тощие, голодные. Один глаз у Волка повязан красным платком.
      Лиса. Здравствуй, кум! Волк. Здорово, кума! Лиса. Как живёшь-поживаешь? Волк. Сама видишь. Хуже нельзя. Кожа да кости остались. Не знаю, как ноги носят. Голодуха, кума. Жу-у-у-уткая голоду-у-уха!
      Лиса. И я, кум, отощала. Осенью-то помнишь какая была? Прямо загляденье. А сейчас — выдра какая-то. Ни мышей, ни куропаток, ни зайцев — все попрятались.
      Волк. Я вчера за лосем погнался — он меня копытом вона как разукрасил. Чуть глаз не выбил. Лиса. А я с голоду осиновую кору стала глодать. Волк. И как?
      л и с а. Врагу не пожелаешь, такая гадость! Волк. Плохо, кумушка. Л и с а. Плохо, куманёк.
      Волк (прислушивается). Ты ничего не слышшиь? Лиса (прислушивается). Ничего... Вьюга завывает.
      Волк. А теперь?
      Лиса. Вроде бы слышу... Поёт кто-то.
      Издали доносится песенка петуха «С моими верными друзьями...». Припев подхватывают его спутники.
      Петух. Вот славно!
      Волк. Он не один. Там и другие голоса.
      Лиса. Баран!
      Волк. Пр-р-ревосходно!
      Лиса. И пёс.
      Волк. А вот это уже хуже.
      Л и с а. И ещё кто-то. Не знаю кто.
      Слышится громкое мяуканье кота.
      Волк, и я не знаю. Голос какой-то сиплый. Лиса. Да, неприятный голос. Мороз по коже продирает от этого голоса. Волк. Что за зверь? Лиса. Спрячемся — посмотрим.
      Прячутся за поваленную сосну. С песней появляются беглецы.
      Васька. У этого камня самое подходящее место! Ь а л е т. Здесь и останемся.
      Петя. Тут и жить будем. Как ты полагаешь, Мартын?
      Мартын. Надо подумать.
      Васька. Пока он будет думать, мы шалашик построим. О г ветра. А ну, быстренько натаскайте еловых ветвей!
      Валет и Петя тащат еловые ветки и ставят шалаш.
      Молодцы! Хвалю... А тебе, Мартын, здесь нравится?
      Мартын. Так себе-е-е-е... Вот если бы шалашик поставить.
      Васька. А он уже стоит!
      Петя. Я по утрам на него взлетать буду и петь. Васька. Ты хочешь сказать — кукарекать? Петя (обидчиво). Я не кукарекаю, а пою. Грубый ты, кот. Невоспитанный.
      Валет. Ладно, ладно, не ссорьтесь. Нам надо дружно жить. Не обижать друг друга.
      Васька. Ну, теперь — ужинать и спать. Утро вечера мудреней.
      Петя. Я сосновых семян поклюю. Вон их сколько на снегу насыпано.
      Мартын. А я с собой сенца прихватил. (Ваське.) Дать тебе-е-е-е?
      Васька. Спасибо, не надо. Разве на подстилку? Валет. А у меня косточка есть. Необглоданная. Иди, Васька, вместе обглодаем.
      Васька. Ты мне лучше маленько оставь. Не могу я с собакой одну кость грызть. Натура не позволяет.
      Валет. А я оставить не в силах. Давай уж вместе.
      Ужинают. Петя клюёт семена. Мартын жуёт сено. Валет и Васька грызут одну кость. Валет тихонько при этом рычит, а Васька шипит и выгибает
      спину.
      Волк (Лисе). Сил нет смотреть, как они едят. Живот подводит. Брошусь я на них! (Щёлкает зубами.)
      Лиса. Подождём, кум, до утра. Петух и баран от нас не уйдут, наши будут. Надо только с умом действовать.
      Волк. А где его взять-то?
      Лиса. Чего?
      Волк. Ум.
      Лиса. У меня на двоих хватит. Пошли, куманёк, пошли! Я уже кое-что придумала!
      Скрываются в буреломе.
      Валет (Ваське). Съп!
      Васька. Мало!
      Валет. Сам вижу, что мало. Утром чего-нибудь раздобудем. А теперь — спать.
      Мартын. Вы спите, а я ещё поразмышляю.
      Валет. О чём?
      Мартын. Обо всём. Как мы от хозяев ушли, как сюда пришли, как поужинали, как вы спать легли, а я размышлять остался.
      Валет. Ну, поразмышляй, поразмышляй.
      Петя. А я на ночь несколько нот возьму, голос попробую. (Взлетает на шалаш, поёт.)
      Остались дома баба с дедом,
      Отсюда неподалёку.
      Хоть мы одни — нам страх неведом!
      Ку-ка-реку!.. Ку-ка-реку!..
      Васька. Спи, петух. Довольно кукарекать.
      Петя. Я не кукарекаю, а пою!
      Васька. Тоже мне пение. Знаешь, как у людей говорят про того, кто плохо поёт?
      Петя. Как?
      Васька. Говорят: «Дал петуха». Вот как!
      Петя. Невоспитанный ты, кот. Нетактичный.
      Васька. А ты мне поговори, я тебе гребешок когтями так причешу, не обрадуешься.
      Валет. Не ссорьтесь. Нам тут вместе жить и жить.
      Петя. А чего он грубит? Васька. А чего он нахальничает? Валет. Спать, вам говорят! Эх, хорошо было дома...
      Все, кроме барана, уснули. В небе засверкали звёзды.
      Мартын. Как много звёзд. Надо их сосчитать. Для науки. Одна, две, три... семнадцать... сто сорок пять... пятьсот двадцать и две в уме-е-е-е... Сбился. Начну сначала.
     
     
      Картина четвёртая
     
      Обстановка второй картины: двор, хлев, будка, крылечко нзбы лесника. Поднимается зимнее солнце. На крылечко выходят из избы дед Спиридон полушубке, валенках и шапке-ушанке и бабка М а л а н ь я в пуховом платке.
      Маланья. Найди их, старый, и домой приведи. И Валетку, и Мартынку, и Петю, и Ваську-кота, разбойника.
      С п и р и д о н. Найду, Маланья, не сомневайся.
      Маланья. Скучно мне без них. Словно осиротели мы с тобой.
      С н и р и д о н. Ну, ступай в избу. Холодно. Простудишься.
      Маланья. Так найдёшь?
      С пир и дон. Найду. Всех найду. И петуха и барана.
      Маланья. А эти-то чего удрали? Ох, чует моё сердце, что и тут без Васьки-плута не обошлось.
      Спиридон. А ну-ка, дай тебя, Маланья, я поцелую на прощанье. (Целует.)
      Маланья. Раз опять складно заговорил, значит, всё хорошо будет. Ступай. Погоди!.. (Убегает в избу и возвраищется с ружьём.) Возьми-ка на всякий случай. Говорят, волк в лесу объявился. Пугнёшь.
      Спиридон. Не побоюсь я даже волка, когда со мной моя двустволка! (Взяв ружьё, уходит.)
     
     
      Картина пятая
     
      Снежный лес. Бурелом. Шалаш беглецов. Из-за деревьев поднимается большое зимнее солнце. Из шалаша выходит петух. Хлопает крыльями.
      Петя. Чуть не проспал. Это надо ж. Солнце вон как высоко стоит. Сейчас мы его поприветствуем. (Взлетает на шалаш. Кукарекает, поёт.)
      Ку-ка-реку!.. Взошло светило, Лес и полянку осветило, А вы лежите на боку, Ку-ка-реку!.. Ку-ка-реку!..
      Из шалаша, потягиваясь, выходит Васька. За ним, сладко позёвывая,—
      Валет.
      Васька. Поспали — за дело пора. Валет (грустно). Мне всю ночь моя будка снилась. И хозяин с хозяйкой. Неужели никогда их больше не увижу?
      Васька. Гордости в тебе нет,
      Валет. Гордость есть. Только незлопамятный я. Васька. А Мартын-то наш как разоспался. (В шалаш.) Эй, Мартын!
      Мартын выходит из шалаша.
      Что так долго спишь?
      Мартын. Поздно лёг. Всю ночь звёзды считал. Валет. И много насчитал?
      Мартын. Два миллиона и четыреста в уме-е-е... Я бы ещё насчитал, да они гаснуть стали. Петя (восхищённо). Учёная голова! Васька. Надо о завтраке подумать. Петя. Я опять семян поклюю. Мартын. А я сенца пожую. Ещё клочок остался. Валет. А вот нам с тобой, Васька, надо что-ни-будь промыслить. Кость вчера начисто обглодали. Васька. Пойдём на охоту? Валет. Пойдём.
      Васька (петуху и барану). А вы в шалаше сидите, никуда не ходите, а то заблудитесь.
      Валет. И чужих никого не пускайте. (Коту.) Пошли?
      Васька. Пошли!
      Скрываются в лесу. Петух клюёт семена, баран задумчиво жуёт сено. Затем оба уходпт в шалаш. Появляются Лиса и Волк.
      Лиса. Вот и славно: пса нету и этого страшного зверя тоже нету. Не забыл, кум, чему я тебя всю ночь учила?
      Волк. Помню.
      Лиса. Иди первый. А я за тобой. Последней пойду — следы замету. В овраге встретимся. Ну, ни пуха ни пера... Баран твой, петух мой. Как уговорились.
      Волк. Не обману, кума. (Подходит к шалашу.) Эй, есть кто-нибудь?
      Из шалаша выходят баран и петух.
      Петя. Вам кого?
      Волк. Мне надо повидать учёного барана Мартына. (Петуху.) Это не вы будете?
      Петя. Нет, я петух. Певец я. Артист. А вот он — учёный баран Мартын.
      Волк. Прошу прощения. (Барану.) Уважаемый учёный баран, разрешите вам представиться.
      Мартын. Бе-э-э.
      Волк. Я двоюродный брат вашего друга Валета.
      Мартын. Ме-э-э.
      Волк. Зовут меня Полкан, а друзья, зная мою доброту, называют Полкашечкой.
      Мартын. Бе-э-э.
      Волк. Только что встретил в лесу братца Валета. Уж так он мне обрадовался, так обрадовался. Рассказал я ему про свою беду, он меня и надоумил к вам обратиться.
      Мартын. Ме-э-э.
      Волк. Вот именно. Ступай, говорит, к Мартыну, он тебя выручит.
      Мартын. Что за бе-е-е-еда?
      Волк. Мои дети — Зубастик и Клыкастик — отстают в лесной школе по некоторым предметам.
      Мартын. По каким предме-е-е-етам?
      Волк. По брыканию и боданию, вам эти науки хорошо известны. Помогите им!
      Мартын. Они что же, бе-е-еез способностей?
      Волк. Нет, они способные ребятишки. У них пятёрки по завыванию и задиранию. Соглашайтесь. Не пожалеете.
      Мартын. Ладно. Бе-е-е-русь.
      Волк. Вот и пр-р-ревосходно. Я вас в одну минуту к себе в берлогу доставлю.
      Мартын. На чём?
      Волк. На себе! (Взваливает барана на спину.)
      Мартын. На себе-е-е? Забавно!
      Волк. Да уж куда забавней... Зубастик и Клыка-стик будут вам очень рады. Поехали?
      Мартын. Надо подумать. Впрочем, ладно, поехали. До свидания, петух! Передай привет коту Ваське и Валету. Ме-е-ня увозят!
      Петя. Поскорей возвращайся, Мартынчик!
      Волк (зрителям). Как бы не так!
      Убегает, унося на спине барана.
      Петух вз.четает на шалаш и смотрит вслед.
      Петя. Эх, и быстро же бежит Валеткин двоюродный братец... Надо будет потом об этом песенку сочинить, что-нибудь такое. (Поёт.)
      Валеткин двоюродный братец Полкан Явился к нам утречком рано. Различным наукам учёный барак Научит детишек Полкана...
      Появляется Л и с а.
      Лиса. Браво! Браво! Браво!
      Петя (смущённо). Ах, я не знал, что меня слушают.
      Лиса. Восхитительно! Изумительно!
      Петя. Неужели вам так понравилось моё пение?
      Лиса. Замечательно! Очаровательно!
      Петя. Ну что вы... Лиса. Вы великолепный артист! Непревзой-
      дённый талант! Я много о вас слышала, но, признаться, не думала, что это так великолепно!
      Петя. Вы слишком добры.
      Лиса. Я? Нет! Но я умею ценить прекрасное. Одного мне жаль...
      Петя. Чего?
      Лиса, Что ваше чудесное пение не слышат мои друзья. Они тоже умеют ценить прекрасное. Смею ли я попросить вас... Нет, это с моей стороны будет слишком смело..,
      Петя. Почему же? Пожалуйста. Если это в моих силах...
      Лиса. Не согласились бы вы навестить меня в моей скромной норке и спеть для моих друзей несколько ваших чудесных песенок? Но нет, я понимаю, что это невозможно.
      Петя. Почему же? С превеликим удовольствием. Когда?
      Лиса. Да хоть сейчас. А чтобы вам не промочить ножек и не застудить ваше драгоценное горлышко, я вас отнесу туда и обратно в этом тёплодт мешочке. Прыгайте в него!
      Петя. С превеликим удовольствием. Ку-ка-реку!„ (Прыгает с шалаша прямо в мешок.)^
      Лиса взваливает его на спину.
      Лиса. Ну, как?
      Петя (из мешка). Мешок вполне удобен!
      Лиса. А ты вполне съедобен!
      Петя. Что вы сказали?
      Лиса. Сказала, что ваш голос бесподобен!.. (Зрителям.) Побегу по Волчьим следам, а следы хво-
      стом замету. Никто нас и не найдёт. Бог я какая хитрая! (Убегает, унося в мешке петуха.)
      Раздаётся свист. Входит дед С п и р и д о н.
      Спиридон (сперва свистит, потом, кличет). Валет! Валет! Валет! Валет!.. Васька! Васька! Васька!.. Кис-кис-кнс!.. Петя! Петя! Петя!.. Бешка! Бешка!.. Бе-э-э! Бе-э-э!.. Нет. Не отзываются. Я уж охрип их звать. Пойду дальше. (Видит шалаш.) Шалаш... Недавно поставлен. Кто-то в нём ночевал. Постой, постой, а это что за миска? Да это же Валеткина миска! Это они тут ночевали. А сейчас, наверно, пропитание пошли искать. Так и есть. Вот следы. Это Петя прыгал, сосновые семена клевал. Вот его лапки. Это Васька прохаживался. Вот его следы. А это бараньи копытца. Мартын тут стоял, думу думал. Вот Валетка... А это?.. И это?.. Батюшки, да это Волчьн следы! Тут Волк побывал! И Лисица! Вот... вот... вот... Куда же они побежали? Следы обрываются. Лиса, видать, хвостом замела. Похоже, беда приключилась. А куда идти, не знаю. Пойду сюда... (Поспешно уходит в другую сторону.)
      Слышны лай и мяуканье. Вбегают Валет и Васька.
      Валет (сердито). Вот видишь? Ничего не раздобыли. Зря пробегали. Голод. Холод. Не надо было нам из дому уходить.
      Васька (примирительно). Не сердись. Валет.
      Валет. Не сердись... Это ты нас всех взбаламутил!
      Васька. Что-нибудь придумаем.
      Валет. Это Мартын всё придумывает, да ничего придумать не может.
      Васька. А где он?
      Валет. А петух где?
      Васька. Нету их!
      Валет. Не нравится мне это. (Принюхивается.) И запахи не нравятся. Чужим духом пахнет. (Рыщет, принюхиваясь, вокруг шалаша.) Васька. Куда они ушли?
      Валет. Хорошо, если ушли. А если их унесли? Васька. Кто?
      Валет. Волк здесь был! И Лиса! Недоброе дело... Ой, недоброе... И хозяин здесь был! Васька. Дед Спиридон?
      Валет. Он самый. Только он в ту сторону пошёл, а Волк с Лисой в эту. Васька! Васька. Что?
      Валет. Гляди, клок шерсти. Это Мартынова шерсть.
      Васька. Неужели Мартына Волк сожрал? Никогда себе этого не прощу!
      Валет. Крови нет — значит, ещё не сожрал. А унести — унёс.
      Васька. Петушиное перо!
      Валет. А Петю Лиса унесла.
      Васька (в отчаянии). Это я во всём виноват!
      Валет. При чём здесь ты?
      Васька. Я их обманом в лес заманил. Напугал. Соврал, что Петю хозяева с лапшой съедят, а Мартына с гречневой кашей.
      Валет. Выходит, ты их загубил? Васька. Выходит, загубил. Валет. Обоих? Васька. Обоих.
      Валет (возмущённо). Так ведь ты же после этого... Не знаю, как тебя и назвать!
      Васька. Я сам не знаю, как себя назвать! Валет. Душегуб ты, вот ты кто! Васька (покаянно). Нет, Валет, я не душегуб! Я не со зла это сделал. Я по глупости. По кошачьему своему легкомыслию! Я не знал, чем это кончится...
      Да я, чтобы их спасти, на всё пойду! Вот завидишь. Я жизни своей не пожалею! Пусть мне мыши хвост отгрызут, если я друзей не выручу!
      Валет. Вот это правильные слова. За мной!
      Васька. Куда? Следов-то нет.
      Валет. Следы Лиса хвостом замела. Ну, да мне следы и не нужны. У меня нос есть. Нюх. Я их по запаху найду. У меня знаешь какое чутьё? Собачье!.. Вперёд! (Убегает, обнюхивая на бегу снег и деревья.)
      Васька — за ним. Слышен свист.
      С другой стороны входит дед С п и р н д о н.
      Спиридон (шёпотом, потому ЧТО совсем потерял голос). Валетка, Валетка, Валетка... Васька, Васька, Васька... Цьш-цып-цып... Тьфу! Кис-кис-кис... Петя, Петя, Петя... Бе-э-э... Ме-э-э... Бешка, Бешка, Бешка, Мартын, Мартын, Мартын... Кис-кис-кис... Тьфу!.. Цьш-цып-цып... Совсем голос потерял. Надо домой возвращаться. (Увидев свежие следы.) Э, да здесь опять побывали. Вижу свежие следы. Это собачьи, а это кошачьи. Валет был и Васька-прощелыга. В ту сторону побежали. И я — за ними! (Уходит, продол-оюая окликать Валета, Ваську, Петю и Мартына.)
     
     
      Картина шестая
     
      Лесной овраг. К дереву привязан баран. Рядом, на суку, висит мешок
      с петухом.
      Мартын. Я всё думаю, думаю, думаю...
      Петя (из мешка). О чёш>
      Март ы н. Зачем Полкашечка меня к дереву привязал? Сказал — чтобы берёза не убежала. Странно, правда? А тебя Лиса на сук повесила!
      Петя. На сук?
      Мартын. На сук. Ты в мешке на суку висишь,
      Петя. А они где?
      Мартын. Ушли, Скоро, сказали, вернутся.
      Петя. А не сказали, зачем ушли?
      Мартын. Сказали, зубы наточить.
      Петя. А зачем?
      Мартын. Вот об этом-то я и размышляю. Слушай...
      Петя. Что?
      Мартын. Может, споёшь? Грустно мне почему-то.
      Петя. В мешке неудобно. Да и настроения нету,
      Появляются Волк и Лис а. Оба весёлые, довольные.
      Мартын. А вот и они... (Волку и Лисе, простодушно.) Ну как, наточили?
      Волк (хохоча). Наточили, учёная голова. Наточили, умница.
      Лиса (потрогав мешок). Эй, артист! Как ваше горлышко? Не застудили?
      Петя. Нет, в мешке тепло. Только темновато. Скоро конец нашему путешествию?
      Лиса (тоненько смеясь). Скоро, скоро конец. Будет твоя песенка спета!
      Мартын (Волки). Полкашечка, а когда я начну занятия с вашими ребятишками — Зубастиком и Клыкастиком?
      Вол к. Сперва они с тобой подзаймутся.
      Мартын. А по какому предмету?
      Волк. По задиранию, а потом по мясоедству!.. (Хохочет.)
      Мартын. Мне не надо. Я животное травоядное.
      Волк. Тебе не надо, а им надо. Для практики. Хотя по этим предметам они у меня круглые отличники.
      Лиса (Волку). Я тут в овраге одно местечко знаю — там под снегом прошлогодняя травка есть, мята называется. Очень хороша как приправа к мясу.
      Волк. Пойдём нарвём?
      Лиса. О том и речь. (Барану и петуху.) Придётся вам ещё маленько подождать. Не обессудьте! (Убегают.)
      Вбегают Валет и Васька.
      Валет. Вот они!
      Мартын. Вот они!
      Петя (из мешка). Kjo'?
      Мартын. Валет и Васька!
      Петя. Очень приятно.
      Валет. Я думаю! Опоздай мы на пять минут, от тебя бы одни пёрышки остались.
      Петя. Почему пёрышки? Меня на концерт пригласили. На выступление.
      В а л ет. Да, был бы концерт.
      Васька. Живы! Ах, вы мои дорогие!.. Вылезай, Петя! (Забравшись на дерево, развязывает мешок и выпускает петуха.)
      Валет отвязывает барана.
      Слушайте меня! Ты, Петя, повыше заберись и в ветвях спрячься. Я в мешок вместо тебя залезу. Ты, Мартын, не показывай виду, что отвязан. А ты. Валет, за дерево приляг... Когда я закричу: «Мало, мало!..», Валет на Волка бросается, я — нй Лису, Мартын им под брюхо рогами поддаёт, а петух сверху в темя клюёт!
      Мартын. Это не Волк. Это Валеткин двоюродный брат Полкашечка.
      Валет. Эх! Недаром говорят—на всякого мудреца довольно простоты!
      Васька. Идут!
      Петух скрывается в ветвях, Васька залезает в мешок. Валет прячется за деревом. Мартын стоит как стоял. Возвращаются Вопк и Лиса. У Лисы в лапке пучок прошлогодней травы.
      Лиса. Чудная травка. Душистая. И к петушатин-ке хороша, и баранинку не испортит.
      Волк. Ты, кума, известная повариха. (Мартыну.) Ну как, профессор? Всё думаешь?
      Мартын (кротко). Всё думаю.
      Волк. О чём?
      Мартын. О тебе, Полкашечка. Поговорки разные вспоминаю.
      Волк. Например?
      Мартын. Например: «Отолььотся волку овечьи слёзы».
      Волк. Ха-ха-ха! А ещё? Мартын. Хе-хе-хе! Лиса. Хи-хи-хи!
      Мартын. А ещё: «И то бывает, что баран волка съедает».
      Волк. Ха-ха-ха!.. Мартын. Хе-хе-хе!.. Лиса. Хи-хи-хи!..
      Все трое покатываются со смеху.
      Никогда так не смеялась. Прямо до слёз!
      Волк. Развязывай мешок, выпускай петуха, пускай с бараном перед смертью попрощаются.
      Лиса. Пускай попрощаются. (Потрогала лапкой мешок.) Эй, артист, много ли в мешке песен сочинил?
      Васька (выпрыгивая из мешка). Мало!.. Мало!.. (Вцепляется Лисе в морду.)
      Лиса визжит. Валет из-за дерева с лаем кидается на Волка. Грызутся. Волк одолевает, но с дерева ему на голову слетает петух и с громким кукареканьем клюёт в темя. Затем перелетает на голову Лисе и клюёт в темя Лису. Баран с пронзительным блеяньем разбегается и бодает Волка в брюхо. Волк скулит. Мяуканье, тявканье, кукареканье, лай, рычанье, блеянье: «Я тебе-е-е-е! Я тебе-е-е-е!..» Волк и Лиса в ужасе убегают.
      Валет. Победа!.. Победа!.. Иу и задали мы им трёпку!
      Васька (разойдясь). Мало!.. Мало!.. Мало!.. Мартын. Эх, мне бы ещё разок его боднуть!.. Ме-е-еня трудно разозлить, да уж потом трудно остановить.
      Петя. Я об этой битве замечательную песню сочинил. Слушайте! (Взлетает на сук, поёт.)
      Поодиночке б мы едва ли Врага коварного прогнали,
      Но друг за друга мы стояли — И удирать пришлось врагу! Сражались храбро мы и дружно!..
      Ну, подхватывайте! Все.
      Сражались храбро мы и дружно!
      Петя.
      Домой вернуться, братцы, нужно! Ку-ка-реку!.. Ку-ка-реку!
      Слышен выстрел н сразу другой. Вбегает дед Спиридон с ружьём
      в руках.
      Спиридон. Неужто опоздал?.. Нет, не опоздал!.. Все тут... Валетка!
      Валет. Гав!.. (Бросается Спиридону на грудь и лижет лицо.)
      Спиридон. Васька!
      Васька. Мяу!.. (Трётся о дедов полушубок.) Спиридон. Петя!
      Петя. Ку-ка-реку!.. (Садится Спиридону на плечо.)
      Спиридон. Мартын! Мартын. Бе-е-е! Спиридон. А ещё?
      Мартын. Ме-е-е! (Шутливо бодает Спиридона.) Спиридон. Милые вы мои! Славные вы мои! Хорошие вы мои! Живы. Все живы. Я Волка с Лисой только что видел — как ошпаренные бегут! Скулят, визжат, завывают... Я им вдогонку из обоих стволов два заряда дроби послал, на память!.. А теперь — домой, ребята! Домой! Нас там бабка Маланья ждёт, С угош,ением!
      с пссием все ндуг по лесу н оказываются перед занавесом. Навстрсу Л1ГСТЕ11Ю сн.ходит бабка Маланья
      Валет.
      Я рад приветствовать Маланью!.. Гав, гав! Мартын.
      Прими любовь мою баранью!.. Бе-э-э!
      Петя.
      О дом родной!.. Ку-ка-реку!.. Васька.
      Скучаю я по молоку... Мяу! Мал анья.
      Вас дома ждёт любовь и ласка. Спасибо, милый Спиридон! С п и р и д о и.
      Окончена лесная сказка. Отвесим зрителям поклон!
      Все кланяются.
     
      Занавес.
     
     
     
     
     
      КАРТОФЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК
     
      Пьеса для кукольного театра в двух действиях
     
     
      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
     
      Маша — сестра.
      Миша — брат.
      Куклы:
      Картофельный Человечек. Мышь. Птенец — сын Сороки Лиса. Крот. Кротиха. Кротёнок. Сом. Сорока.
      Оживающие предметы:
      Сковорода. Кран. Тёрка. Тарелка. Тарелки. Веник. Буханка Хлеба.
     
     
      ПРОЛОГ
     
      Сцена перед ширмой изображает кухню; небольшой кухонный стол, на столе— Буханка Хлеба, под столом — корзина (как потом выясняется — с картошкой) , сверху — полка, а на ней — тарелкн. Рядом со столом — раковина и Кран. Под раковиной — соломенный Веник. На гвоздиках висят Сковорода и Тёрка.
      В открытое окно видно голубое весеннее небо. Из-за ширмы появляются с одной стороны Маша, с другой — Миша.
      Миша. Ну вот, пожалуйста! Ребята гоняют в футбол, а я должен сидеть и чистить картошку.
      Маша. Не чисти. (Садится за стол, достаёт корзину.)
      Миша. Да, не чисти. А кто обещал помогать маме?
      Маша. Тогда чисти. (Вынимает из корзины картошку, кладёт на стол.)
      Миша. Да, чисти. А кто за меня в воротах будет стоять? Витька Малышев? Он не вратарь, а дыра!
      М а ш а. Тогда не чисти. (Чистит картофелину.)
      Миша. Да, не чисти. А ты нажалуешься.
      Маша. Тогда чисти.
      Миша. Да, чисти. А ребята проиграют. Что тогда?
      Маша. Тогда не чисти.
      Миша. Знаешь что? Я побегу, а ты остальное дочистишь и тоже придёи1ь к нам. Будешь за меня болеть.
      Маша. Вот ещё удовольствие — за тебя болеть. Я лучше буду с девочками в «классы» играть.
      Миша. Что интересного в этих «классах»? Прыг-скок, прыг-скок. Как маленькие!
      Маша (язвительно). Конечно, в футбол интересней. Он — бац, ты — хлоп, ты — бац, он — хлоп, стекло — дзынь, мама — ах, папа — бац, ты — ай-ай-ай!..
      Миша а (грозно). А ты вот что, ты замолчи. А то знаешь что получится?
      Маша. Что?
      Миша. А то, что я — бац, а ты — ой-ой-ой!
      Маша. И не испугалась нисколько.
      Миша. Ладно, ты чисти картошку, а я пол подмету. (Берёт веник и, лихо пошаркав им по полу, бросает в угол.) А теперь тарелки вымою. (Открывает кран и лихо моет тарелки.) Раз — и готово!.. Раз — и готово!.. (Ставит тарелки на полку.)
      Маша. Миша! Погляди, какая картофелина! (Показывает брату будущего Картофельного Человечка.) Похожа на человечка. Вот головка. Вот животик.
      Миша Человечек! Толстопузенький. Ему бы только ручки да ножки.
      Маша. Давай сделаем?
      Миша. Что?
      Маша. Ручки и ножки.
      Миша. А из чего?.. Знаю из чего — из спичек!
      Маша. Верно! (Достаёт из коробка спички.) Одна, две, три, четыре... Две — это ручки, две — это ножки. (Втыкает спички в картофелину. Пытается её поставить, но та падает.) Только она не стоит.
      Миша. Кто?
      Маша. Картофелина.
      Миша. Не картофелина, а Картофельный Человечек!.. Нужны две пробки, они будут у него вроде ботииок. Тогда он сможет стоять. Сейчас поищу. (Роется на полке.)
      Маша. А Человечек-то у нас весь в земле. (Человечку.) Пойдём-ка умоемся, пойдём, мой хороший! (Умывает Человечка под краном.) Ну, вот ты и умылся!
      Миша. Нашёл! Одна от постного масла, другая от уксуса. А ну-ка, обуем его! (Втыкает ножки Человечка в пробки, ставит его на стол.) Гляди, стоит! Тол-стопузик!
      Маша. Сам тытолстопузик!
      Миша. А почему он без глаз?
      Маша. Глаза сделаем из пуговиц. У меня как раз есть голубые! (Вынимает из кармана передника пуговицы, делает Человечку глаза.)
      Миша. А это у него будет рот! (Высверливает Человечку рот.)
      Маша. А я надену на него шляпу из серебряной бумаги! (Делает шляпу и надевает на Человечка.) Сейчас дам ему зеркальце, чтобы он в него погляделся. (Ищет зеркальце на подоконнике.) Где же оно, Миша?
      Миша. А я почём знаю?
      Маша. Оно лежало на подоконнике. Ты его взял!
      Миша. На что мне оно? Что я, девчонка — в зеркальце глядеться?
      Маша. Не знаю на что, а только ты его взял, больше некому. Вы, мальчишки, всегда всё хватаете. ( Человечку.) Ах ты, мой красавчик! (Ставит Человечка на стол.)
      Миша. Толстопузик.
      Маша. Не смей его так называть!
      Миша. Толстопузик.
      Маша. Сам толстопузик!
      Миша, Ну, держись!.. (Гоняется за Машей, та с визгом от него убегает и тотчас показывается в акт.)
      Маша. Не догонишь!.. Толстопузик!., (Скрывается.)
      Миша. Ладно, пол подмёл, тарелки вымыл —» остальное потом! (^/бегает.)
      Пауза. Слышно, как из плохо закрученного крана капает вода. Свет начинает меркнуть. И вот он погас, чтобы сразу же вспыхнуть снова. Но это уже будет не пролог, а...
     
     
      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
     
      Картина первая
     
      Та же самая кухня, которую мы видели в прологе перед ширмой, перенеслась на ширму. Изменились масштабы предметов, но они те же самые. Картофельный Человечек неподвижно стоит на столе как стоял. Из Крана капает вода: кап... кап... кап...
      Кран (мы видим, что у него вдруг появились глаза по обе стороны крючковатого носа, которыми он вращает, и рот). Эй, кто-нибудь! Закройте меня. Слышите? Кап... кап... кап...
      Сковорода (у неё на чёрном диске тоже открылись глаза и появился рот). Кто это говорит?
      Кран. Я говорю, Кран. А кто это спрашивает?
      Сковорода. Я спрашиваю, Сковорода.
      Кран. Пожалуйста, Сковорода, закрути меня потуже! Маша и Миша опять забыли это сделать. Всё-то у них наспех, всегда они куда-то торопятся. Беда! Кап... кап... кап...
      Сковорода. Я бы с удовольствием тебя закрутила, но у меня нет рук. Вот поджарить что-нибудь — это я могу. Хочешь яичницу?
      Кран. Не нужна мне твоя яичница! Закройте меня!
      Сковорода. Попроси Тёрку.
      Тёрка (и у неё, оказывается, есть глаза и рот). Натереть — пожалуйста. Но закрыть? Нет. Это не по моей части.
      Кран. Милое дело... Кап... кап... кап...
      Картофельный Человечек (вдруг зашевелился). Послушай, перестань капать!
      Кран. А я о чём говорю? Меня плохо закрыли.
      Картофельный Человечек. Это капанье напоминает овощехранилище, где я чуть было не погиб от сырости. Давай-ка я тебя закрою!
      Кран. Буду очень признателен. А кто ты такой?
      Сковорода. Да, кто ты такой?
      Тёрка. В самом деле, кто ты?
      КартофельныйЧе л овечек (поёт и танцует).
      Человек из картошки — Я друзей любить умею! Глазки, шляпу, ручки, ножки Я, как видите, имею! Буду я на кухне вашей С вами жить под этой крышей, Я — созданье Миши с Машей, Я — творенье Маши с Мишей!
      Кран. Прекрасно! А теперь, если можно, закрой меня.
      Картофельный Человечек. Сделаем! (Подходит к краю стола, прыгает и оказывается верхом на Кране. Закрутив Кран, прыгает с него обратно на стол.) Ну, как? Не капаешь?
      Кран. Больиюе спасибо!
      Тёрка. Славный малый, но, по-моему, очень неопытный. Не пообтёрся, Я бы ему помогла... Пойди сюда, Человечек!
      Сковорода, Мне он тоже понравился. Я уже полюбила его самой горячей любовью. Эй, маленький! Иди к нам поближе!
      Веник (у него тоже появились рот и глаза, и он стал похож на бородатого рыжего старика). Легче!., «Не пообтёрся»... «Самой горячей любовью».., (Человечку.) Не ходи!
      Картофельный Человечек. А почему? Они такие милые.
      Веник, Милые-то милые, а только близко к ним не подходи. Они за себя не отвечают. Тёрка — она на то и тёрка, чтобы тереть.
      Тёрка. Это верно.
      Веник. А Сковорода — она на то и сковорода, чтобы жарить.
      Сковорода. И это справедливо. Дружба дружбой, а служба службой. Ты, Человечек, хоть и славный малыш, но всё-таки держись от нас подальше.
      Тёрка. Даже если будем просить, не подходи.
      Веник. Вот так-то, мой милый.
      Картофельный Человечек. Простите, а вы кто?
      Веник. Вот тебе раз. Неужели не знаешь? Я же Веник. Веник я! {Поёт.)
      Не шаля и не балуя. Знай стою себе в углу я. С очень давних Пор, пор Выметаю Сор, сор!
      Л' ^
      Человечек. А что это
      Я умею делать это Из-под лавки и буфета, Из-под стула и стола И из каждого угла!
      Вот так.
      Картофельный Человечек. Очень приятно познакомиться.
      Веник. Ты, видать, совсем ещё ребёнок. Небось даже не знаеи1ь, что такое пюре?
      Картофельный такое?
      Веник. Не буду тебя огорчать... Только помни: от разных кастрюлек, тёрок, сковородок — подальше. Понял?
      Картофельный Человечек, Понял. Спасибо, дяденька Веник. (Прохаживается по столу, под полкой с тарелками.)
      Одна из тарелок вдруг открыла глаза.
      Тарелка. Если ты такой добрый, может, и нам поможешь?
      Картофельный Человечек. А ты кто?
      Тарелка. Я Тарелка. И они тарелки. Мы — тарелки.
      Все тарелки открыли глаза и смотрят на Картофельного Человечка. Поют.
      Хор тарелок.
      Пользуйтесь тарелками Глубокими и мелкими. Глубокими и мелкими Пользуйтесь тарелками! Для второго — мелкие, Глубокие — для супа.
      Тарел ка.
      Веник.
      Пользоваться мелкими Для супа очень глупо! Пользуйтесь тарелками Глубокими и мелкими. Глубокими и мелкими Пользуйтесь тарелками!
      Да всё ребятам
      Лень, никак?..
      Они нас плохо вымыли!
      А мною — Старым веником
      Сор совсем не вымели!
      Тарелка. Так что вытри нас получше. Миша сделал это кое-как, шаляй-валяй, спустя рукава. Я, например, совершенно мокрая.
      Тарелки. И мы!.. И мы!.. И мы!..
      Тарелка. Полотенце возле Крана, на гвоздике.
      Картофельный Человечек. Сделаем! (Берёт полотенце и вытирает тарелки, не снимая их с полки.)
      Тарелка. Благодарю!
      Тарелки. Благодарим!
      Тарелка. И я хочу предупредить: она придёт сюда опять.
      Картофельный Человечек. Кто?
      Тарелка. Мышь! Она была вчера, когда на мне оставалась недоеденная кашей манная Mauia... То есть недоеденная Машей манная каша... Такая быстрая, серенькая, злобненькая, пронырливая Мышь с длинным-предлинным хвостом. Как вспомню, так вся дребезжу от отвращения. Бр-р-р!
      Тарелки. Бр-р-р!
      Тарелка. Она доела кашу, растопырила усики и сказала, что опять наведается!
      Буханка (подпрыгнув на столе). Аи-яи-яи!
      Картофельный Человечек. Кто это захныкал?
      Буханка.
      Это я, Буханка Хлеба!
      Съест меня злодейка Мышь!
      Где бы спрятаться бы мне бы?
      Человечек, защитишь?..
      Картофельный Человечек (смело). Защи-тю! То есть защищу! Но как?
      Буханка. Отнеси меня в буфет. Маша и Миша оставили меня на столе. Ай-яй-яй!
      Картофельный Человечек. Спокойно, спокойно, без паники. Сейчас отнесу. (Пытается поднять Буханку, но ничего не выходит.) Раз, два — взяли!.. Ещё раз — взяли!.. Нет, больно уж ты тяжёлая.
      Буханка. Стандартная я. Ровно один килограмм.
      Картофельный Человечек. Не могу поднять.
      Буханка. Пропала!
      Веник. Слышу, как она скребётся. Рядом со мной. В углу.
      Буханка. Спаси меня. Картофельный Человечек! Обещай, что ты меня не бросишь!
      Картофельный Человечек. Обещаю!
      Тарелка. Появляется!.. Приближается!.. Лезет по ножке стола!.. Усатая!.. Хвостатая!.. Бр-р-р!
      Тарелки. Бр-р-р!
      Картофельный Человечек. Я безоружен! (Бегает по столу.)
      Тёрка. А я тебе помогу! (Соскакивает с гвоздика и становится перед Картофельным Человечком.)
      Г]о ножке стола карабкается М ы ш ь. Вот она влезла на стол, принюхивается, осыатриваегся, писклявым голоском поёт
      Мне в буфет проникнуть Не дала задвижка, А залезть в кастрюлю Помешала крышка. Видно, всюду путь закрыт, Только вас перехитрит, Всех-всех перехитрит Серенькая мышка!
      И перехитрила! Дождалась, пока все ушли, из норки выскочила, на стол залезла, в буханке прогрызу корку, мякоть съем — и обратно в норку. Знай наших!
      Картофельный Человечек (из-за Тёрки). Не приближайся!
      Мышь (удивлённо). Новое дело. А ты кто такой? Картофельный Человечек. Картофельный Человечек!
      Мышь. Будешь мне мешать, я и в тебе дырку сделаю. Прочь с дороги!
      Картофельный Человечек. Не уйду! Буханка (подпрыгивая). Ой, страшно!
      Теста не месила, Огонь не разводила, В печь хлеб не сажала. На готовенькое прибежала —¦ Вот я какая!..
      Уходи, Картофелина, подобру-поздорову! И охота тебе жизни лишаться из-за какой-то Буханки?
      Картофельный Человечек. Я слово дал! Мышь. Ну, тогда я тебя продырявлю! (Хочет наброситься на Картофельного Человечка, но того обороняет Тёрка.)
      Мышь — налево, и Тёрка — налево, Мышь — направо, и Тёрка — направо. Мышь бросается прямо на Тёрку и с жалобным писком отскакивает.
      Меня оцарапали!.. Ах ты, жестянка!
      Тёрка. Не жестянка, а Тёрка. Я тебя за такие слова, как хрен, натру!., (Продолжается сражение.)
      Картофельный Челсве'.ек, схватив солоику, посыпает Мышь солью.
      Мышь. Ой, не солите!.. Не солите меня!.. (Убегает.)
      Тёрка. Ха-ха-ха! Здорово ты ей насолил! Буханка. Спасители вы мои! Картофельный Человечек. Это ты мне, Тёрка, помогла! (Неосторожно приближается к Тёрке и с воплем отскакивает.) Ты что же это? Своих, да? Ты же мне кожуру со спины содрала!
      Тёрка. А тебя предупреждали: держись от меня подальше. Да ты не горюй — это тебе полезно. (Прыгает и оказывается на своём, гвоздике.)
      Картофельный Человечек. Да, полезно! Вон шкурка сбоку висит. Веник. Прирастёт! К р а н. Заживёт!
      Сковорода (ласково). Подойди ко мне, дружок, я тебя постным маслицем смажу, тебе легче станет.
      Картофельный Человечек направляется к Сковороде.
      В е н И к. Не подходи к пей!
      Картофельный Человечек (останавливается). Мне бы хоть в зеркало поглядеть, как меня эта Тёрка разукрасила.
      Крап. Было зеркальце, да не стало.
      Тарелки. Было, было, было! Кругленькое, маленькое, словно блюдечко! Украли его!
      Веник. Aiauia думает, что его стащил Миша, а Миша думает, что его потеряла Aiama. А его стянула с подоконника Сорока. Что блестит, она то и тащит. Вон опять сюда летит — наверно, что-нибудь заблестело.
      На подоконник садится Сорока. Вертит головкой во все стороны.
      Сорока (скороговоркой).
      Сорока-белобока, Недремлющее око, Я здесь неподалёку На дереве сижу. За каждым, кто проходит. За всем, что происходит, Сорока-белобока, Я пристально слежу!
      Говорят, что я болтаю. Да, болтаю. Ну, болтаю. Но не вечно же болтаю? Только если не летаю! Ну, а если я лечу, то в полёте я молчу! А почему я сюда прилетела? Что-то, по-моему, заблестело! Что бы это могло быть? (Вертит головкой во все стороны.)
      Картофельный Человечек (Венику). Дяденька Веник, я хочу отобрать у неё Машино зеркальце! Хочу вернуть его Маше!
      Веник. Трудное дело. Опасное дело. Зеркальце у Сороки в гнезде, на самой верхушке дерева.
      Картофельный Человечек. Очень уж мне хочется Маше услужить. Я для неё на всё готов! Она мне самых блестяш,их пуговиц не пожалела. Я ими смотрю!
      Сорока. Вот оно что блестит! Пуговицы! Ты ими замечательно сверкаешь! Я уж не говорю о шляпе!
      Картофельный Человечек (что-то замыслив). Нравится?
      Сорока. Ещё бы! А как ты понравишься моему птенчику — слов нет! Летим со мною?
      Картофельный Человечек (в публику). Ну что ж, этого мне и надо!.. (Сороке.)
      Неси меня. Сорока, Не близко, не далёко, Не низко, не высоко, А прямо в своё гнездо!
      Тарелка.
      Дружок, послушайся Тарелку! Не суйся в эту переделку!
      Сковорода.
      Не огорчай Сковороду: Ты можешь там попасть в беду!
      Буханка.
      Послушайся Буханку Хлеба: Не улетай, голубчик, в небо!
      Кран.
      3 Ищи ветра в пэла
      Предупреждает медный Кран: Там, где Сорока, там — обман!
      65
      Тёр к а.
      Такая трудная дорога... Пооботрись ещё немного!
      Веник. А я с ним спорить не хочу. (Картофельному Человечку.) Решил лететь? Лети.
      Картофельный Человечек. Лечу!
      Сорока подхватывает Картофельного Человечка и, сдслав круг
      за окном, улетает.
      Нартмна вторая
      Верхушка дерева. Гнездо Сороки. В гнезде сидит Птенец Вытягивая длинную голую шею и широко разевая клюв, он поёт.
      Птенец.
      Давно прошли все сроки, Ах, мама, где ты, где? Сижу я — сын Сороки — И маму жду в гнезде. Ужасный разыгрался Под вечер аппетит. Один я тут остался, А мама не летит.
      Другие матери только и делают, что летают взад-впе-рёд и носят своим птенцам жирных червячков, толстых жуков, сладеньких мошек, букашек, таракашек. А я сижу голодный. А то бывает: ждёшь маму, а она прилетит и принесёт не червяка или мошку, а пуговицу или брошку. Может, хоть сегодня с червячком
      вернётся? Организм у меня молодой, растущий, мне знаете как питаться надо? Усиленно! И витамины нужны, и кальций. А я худой как скелет. Страшно глядеть! (Поднимает лапкой круглое зеркальце, смотрится в него, поёт.)
      Давно прошли все сроки.
      Ах, мама, где ты, где?
      Сижу я — сын Сороки —
      И жду тебя в гнезде! (Прислушивается.) Крылья шумят!.. Летит!.. Интересно, что она принесла — жучка или гусеницу? Хорошо бы гусеницу.
      Прилетает Сорока. Садится на край гнезда. В клюве у неё Картофельный Человечек. Она опускает ею в гнездо.
      Сорока. Заждался, моя крошка?
      Птенец (разочарованно).
      Не жучок, не мошка...
      Сорока.
      Заждался, моя пташка?
      Птенец.
      Не червяк, не таракашка.
      Не букашка, не кузнечик...
      Сорока.
      Это Картофельный Человечек!
      Погляди, как блестят его глазки.
      Он совсем не похож на картошку.
      Птенец (сердито).
      Хватит рассказывать сказки.
      Подавай жучка или мошку!
      Я есть хочу!
      Сорока (обиженно). Тебе бы только есть да спать, спать да есть. Ограниченный ты какой-то. И в кого только уродился?
      Птенец. Есть хочу!
      Сорока. Ладно, слетаю, принесу тебе гусеницу.
      Птенец. Самую жирную! И побыстрей!
      Сорока. Грубиян! (Улетает.)
      Птенец.
      Хоть я картошкой не питаюсь, Но что же делать? Попытаюсь!
      (Клюёт Картофельного Человечка.)
      Картофельный Человечек. Ай! (Бьёт Птенца по клюву.)
      Птенец. Ай!.. Ты чего?
      Картофельный Человечек. А ты чего?
      Птенец. Ты чего дерёшься?
      Картофельный Человечек. А ты чего клюёшься?
      Птенец. Я есть хочу.
      Картофельный Человечек. Ну и что же? Значит, можно клевать кого попало? Вот тебе и попало! Ха-ха-ха!
      Птенец. Много ты о себе понимаешь! Смотри, как дам!
      Картофельный Человечек. А ну, дай!
      Птенец. А вот и дам!
      Картофельный Человечек. А ну, дай!
      Наскакивают друг на друга. Дерутся. Летят перья.
      Птенец. Я маме скажу!.. Мама-а-а-а!..
      Картофельный Человечек. Ладно, не реви. Ты что, очень есть хочеигь?
      Птенец. Ясно, хочу. Она мне с утра хоть бы комарика принесла. Всё таскает разную дрянь.
      Картофельный Человечек. Но-но-но! Поосторожней. А то добавлю! Переросток.
      Птенец. Есть хочу!
      Картофельный Человечек. Так и скажи. По-хорошему. Что-нибудь придумаем... Что это у тебя?
      Птенец. Зеркальце. Мама притащила.
      Картофельный Человечек. Отдай его мне.
      Птенец. Ишь какой ловкий! Отдай. А я во что смотреться буду?
      Картофельный Человечек. А что ты в нём увидишь? Разинутый клюв?
      Птенец. А ты что? Картофельный нос?
      Картофельный Человечек. Я смотреться и не собираюсь. Я хочу вернуть его хозяйке. Машеньке. Она мне руки-ноги сделала, для глаз пуговиц не пожалела. Хочу её отблагодарить.
      Птенец. Ну что ж, я тебе его, пожалуй, отдам... за трёх гусениц.
      Картофельный Человечек. За двух.
      Птенец. За трёх!
      Картофельный Человечек. Будь по-твоему. Видишь эту ветку?
      Птенец. Вижу.
      Картофельный Человечек. По ней ползут три гусеницы.
      Птенец. А мне не достать.
      Картофельный Человечек. Я повисну, пригну ветку, а ты их хватай! Одну за другой!
      Птенец. Идёт! Пригибай!..
      Картофельный Человечек подпрыгивает, повисает на ветке и пригибает её к гнезду. Птенец, вытянув шею, разевает клюв, щёлкает им и хватает
      гусениц.
      Картофельный Человечек. Одна, две, три! (Прыгает с ветки в гнездо. Ветка распрямляется.) Ну как?
      Птенец. Вкусно. Только мало. Даже не распробовал по-настоящему.
      Картофельный Человечек. Обжора ты, как я погляжу. Давай зеркальце!
      Птенец. Ещё чего! Не дам!
      Картофельный Человечек. Как это — не дашь? А уговор?
      Птенец. Я передумал.
      Картофельный Человечек. А слово?
      Птенец. Для нас, для сорок, слово ничего не значит!
      Картофельный Человечек (грозно). А если я тебе опять по шее?
      Птенец (испуганно). Я пошутил. Ты что, шуток не понимаешь? Бери своё зеркальце.
      Картофельный Человечек. То-то же. (Берёт зеркальце.) Вот Маша обрадуется!.. Только как мне спуститься и не разбиться?
      Птенец. Ха-ха-ха! Никак тебе не спуститься! Упадёшь — руки-ноги переломаешь. Они у тебя спичечные! Ха-ха-ха!
      Картофельный Человечек. Ты посмейся, посмейся у меня! Сам сперва летать научись!
      Птенец. Прыгнешь — разобьёшься! А не прыгнешь— мама прилетит, зеркальце отнимет, а у тебя,
      глупая ты картофелина, глаза выклюет! Они ей нравятся. Блестящие!
      Картофельный Человечек (скрывая страх). Ты меня не пугай! Не пугай меня! Я что-нибудь придумаю.
      Птенец. Ничего не придумаешь!
      Картофельный Человечек. А я уже придумал!
      Птенец. Что?
      Картофельный Человечек. Парашют!
      Птенец. А из чего ты его сделаешь?
      Картофельный Человечек. Задача проста; сделаю парашют из кленового листа! (Срывает большой кленовый лист.) Видал? Вот и парашют! (Одной рукой держит над собой пятипалый кленовый лист, в другой руке у него зеркальце.) Передай привет твоей мамочке. Скажи ей, что воровать нехорошо!
      Птенец. Ау тебя не спрашивают!
      Картофельный Человечек. Жаль, времени нет. А то вздул бы я тебя за твою грубость. Прощай, переросток!
      Птенец. Скатертью дорога!
      Картофельный Человечек прыгает из гнезда с «парашюто'^.!» и начинает плавно спускаться вниз перед ширмой. Птенец, вытянув шею, следит из гнезда за его полётом.
     
     
     
      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
     
      Картина третья
     
      Подножие дерева. Крот, Кротиха н Кротёнок лопатами копают
      землю и поют.
      Кроты.
      Трудолюбивые кроты — Мы не боимся темноты! Я — Крот-отец, А я — Кротиха, А я — Кротёнок-сосунок, Я их единственный сынок! Живём мы скромно. Живём мы тихо. Живём мы дружно, Скромно, тихо. Мы под землёй ведём ходы. Земли мы выгребли пуды, Не обойти Все наши тропы!
      Они повсюду, как в метро. Переплетаются хитро! Мы работяги, Мы землекопы! Мы работяги-Землекопы!
      Крот. Кротёнок!
      Кротёнок. Что, папаша Крот? Крот. На, положи личинку в рот!
      Кротёнок ест личинку.
      Кротёнок. Какая вкусная личинка! Крот. Всю съел?
      Кротёнок.
      Осталась половинка.
      Крот.
      Тогда личинкой этой самой Ты поделиться должен с мамой.
      Кротёнок (Кротихе). Личинку хочешь? Мам,
      а мам?
      Кротиха. Спасибо, милый, кушай сам. Крот.
      Поел?
      Кротёнок.
      Угу.
      Крот.
      Займись работой.
      Кротёнок.
      Копать?
      Крот,
      Копай!
      Кротёнок.
      С большой охотой.
      Кроты конаюг. 74
      Кротих а.
      Как любит наш сынок трудиться! Отец, мы можем им гордиться!
      Крот. Трудиться любит весь наш род! Кротиха. Гляди, проделал новый ход! Кроты (поют).
      Мы под землёй ведём ходы.
      Земли мы выгребли пуды.
      Не обойти
      Все наши тропы!
      Они повсюду, как в метро.
      Переплетаются хитро!
      Мы работяги.
      Мы землекопы!
      Мы работяги-
      Землекопы!
      Скрываются в норе под землёй. Появляется Лися. Обошла нору, села возле неё.
      Лиса (поёт).
      Я пыш-ш-ш-ная, Я хиш-ш-ш-ная Красавица Лиса! Полакомиться Вышла я В зелёные леса!
     
      у домика Подземного Сижу перед крыльцом, Крота увижу — Съем его.
      Полакомлюсь мясцом!
      Сверху на «парашюте», сделанном из кленового листа, спускается К а р-тофельный Человечек прямо на спину Лисе.
      Картофельный Человечек. Хоп!
      Лиса. Ай! (Бегает вокруг дерева с Картофельным Человечком на спине.) Что это?.. Кто это?..
      Картофельный Человечек. Это я, Картофельный Человечек. Я наконец раздобыл зеркальце и должен отвезти его Маше!
      Лиса. Какое зеркальце?.. Какой Маше?.. Откуда ты свалился?
      Картофельный Человечек. С дерева.
      Лиса. А теперь на моей спине устроился? А ну, слезай! Да поживей!
      Картофельный Человечек (с достоинством). Нельзя ли повежливей? (Слезает на землю.)
      Лиса. Ишь ты, повежливей с ним! Твоё счастье, что я картошки не ем.
      Картофельный Человечек. А что вы едите?
      Лиса. Исключительно мясо! Я животное хищное. Я и сюда за кротовым мясом пришла. Сам-то папаша Крот старый, жёсткий. Кротиха—та костлявая. А вот Кротёнок-сосунок—объедение: мягкий, жирный, нежный. Рассказываю, а у самой слюнки текут. Как ты думаешь, скоро они выйдут из своей норы?
      Картофельный Человечек. Не знаю.
      Лиса. Тогда мы так сделаем. Ты сядь возле выхода и сторожи. А я под деревом на вечернем солнышке погреюсь, подремлю. Как они выйдут, ты в меня камушком кинь, разбуди. Только маленьким.
      Картофельный Человечек. Не хочу я вам помогать. Я не разбойник!
      Лиса (ласково). Не хочешь? А без головы остаться хочешь?
      Картофельный Человечек. Ой!..
      Лиса. То-то и оно! Я хоть не люблю картошку, а твою глупую картофельную башку в момент отгрызу! Понял?
      Картофельный Человечек. Понял.
      Лиса. Вот и хорошо, что ты понятливый. Сиди!
      Картофельный Человечек. Сижу.
      Лиса. Сторожи!
      Картофельный Человечек. Сторожу.
      Лиса. Как они выйдут ¦— кинь в меня камушком.
      Картофельный Человечек. Есть!
      Л и с а. Вот так-то лучше будет. (Растянулась под деревом, потягивается, поёт.)
      Я пыш-ш-ш-ная, Я хиш-ш-ш-ная Красавица Лиса. Полакомиться Вышла я В зелёные леса!.. (Засыпает.)
      Картофельный Человечек. Что же мне делать? Если бы я был простой картофелиной, мне было бы всё равно. Но ведь я не картофелина, я — Картофельный Человечек! И у меня сердце разрывается, когда я подумаю, что эта рыжая разбойница может сожрать несчастного Кротёнка... Надо их предупредить, пока она спит. (Наклоняется к норе, зовёт') Эй, кто-нибудь!..
      Из норы показывается К р о г.
      Крот. Кто меня звал?
      Картофельный Человечек. Я. У меня к вам срочное дело!
      Крот. А кто вы такой?
      Картофельный Человечек. Картофельный Человечек. Я должен вас предупредить: под деревом спит Лиса. Она ждёт, когда вы все выйдете из норы. И тогда она его съест.
      Крот. Кого?
      Картофельный Человечек. Вашего Кротёнка! Потому что вы очень старый и жёсткий, ваша супруга очень худая и костлявая, а Кротёнок, Лиса говорит, мягкий, нежный, просто объеденье!
      Крот. О злодейка!
      Картофельный Человечек. Меня она поставила вас сторожить. Как вы все выйдете из норы, я должен бросить в неё камушек. Она проснётся и... это самое... ам! — и готово.
      Крот. О негодяйка! Я вам очень признателен за предупреждение. Вы спасли жизнь моего единственного сына. Сейчас мы захватим пожитки и уйдём через запасной выход.
      Картофельный Человечек. Нельзя! Лиса как раз там и лежит!
      Крот. О живодёрка! Что же нам делать?
      Картофельный Человечек. Я знаю, что делать! Пока она спит, надо выкопать перед норой глу-бокую-преглубокую яму. Сверху набросаем веток, чтобы Лиса её не заметила. Она прыгнет и — бах! — прямо в яму! Здорово придумано?
      Крот. Не знаю, как мне вас и благодарить!
      Картофельный Человечек. Ну что вы, каждый порядочный Картофельный Человечек поступил бы на моём месте совершенно так же. Не теряйте времени!
      Крот. Сию минуту приступим к работе! (Скрывается в норе.)
      Картофельный Человечек с опаской смотрят на спящуго Лису. Та сладко
      позёвывает.
      Лиса (сонным голосом). Ну, как там? Картофельный Человечек. Ужинают, наверно.
      Л и с а. Это хорошо. Кротёнок жирней будет. (Засыпает.)
      Из норы вылезают Крот, Кротиха и Кротёнок с лопатами.
      Крот (указывая на Картофельного Человечка). Вот он, наш спаситель!
      Кротиха. Спасибо вам, Свекольный Человечек! Крот. Не Свекольный, а Картофельный! Кротиха. Простите меня, я так волнуюсь. И у меня плохое зрение. (Кротёнку.) Скажи дяде спасибо! Кротёнок (послушно). Спасибо, дяденька! Картофельный Человечек. Не теряйте времени!
      Крот. За работу!
      Кроты копают яму перед входом в нору, тихонько напевая свою песенку. Лиса ворочается. Кроты замирают. Лиса повернулась на другой бок и продолжает сладко спать. Кроты ушли в яму по шею, потом скрылись совсем, и только лопаты продолжают выбрасывать землю.
      Картофельный Человечек. Пожалуй, хватит.
      Крот (из ямы). Помогите нам вылезти. Картофельный Человечек. Дайте вашу лапу!
      Крот. Сперва Кротёнка,
      Картофельный Человечек помогает кротам выбраться из ямы.
      Картофельный Человечек- А теперь надо набросать сверху сучков и веток. Живо! (Кладёт
      зеркальце на землю и помогает кротам таскать ветки и маскировать яму.) Ну вот. Хорошо. Вы садитесь возле норы, сейчас я её разбужу.
      Крот. А я выскочу через запасной выход и окажусь у неё за спиной. (Скрывается в норе.) Кротиха. Страшно всё-таки... Картофельный Человечек. Не бойтесь! Как только она проснётся, начинайте её дразнить. Она придёт в ярость и тогда уж ни за что не заметит яму! (Берёт камушек.) Ну„ раз-два-три!.. (Кидает в Лису камушком.)
      Та просыпается.
      Лиса. Эй, ты! Чуть в глаз не угодил! (Увидела Кротиху и Кротёнка.) А, мамаша и сынок! А где папочка? Прилёг отдохнуть, наверно? Это хорошо. Меньше будет возни... А я к вам в гости, дорогие соседи!
      Кротиха. Не помню, чтобы я вас когда-нибудь приглашала.
      Лиса. Это не беда. Я и без приглашения пришла. Я не гордая.
      Кротиха. Извините, но мы гостей не принимаем. У нас в доме ремонт.
      Лиса (Картофельному Человечку). Слышал? Ремонт у них. Ну что ж, мы и здесь можегл побеседовать. У входа. (Встаёт, потягивается, направляется к норе.) Что это, трава как будто примята. И ветки какие-то. Вроде бы их раньше не было?
      Картофельный Человечек (Кротихе и Кротёнку). Дразните, дразните её! А то всё пропало! Она увидит яму! (Лисе.) Эй ты, разбойница! Кротиха. Злодейка! Кротёнок. Живодёрка! Картофельный Человечек. Хвастунья!
      Кротёнок (поёт «дразнилку» и танцует).
      Эй, злодейка рыжая, Трусливая лисица! Никто тебя, бесстыжая. Больше не боится! Говорю, не хвастая, Что глазищи пучишь? Подойдёшь, зубастая, По носу получишь! Тра-ля-ля, Тр а-ля-л я. По носу получишь!
      А ну-ка, подойди попробуй! Да я тебя — на одну левую!
      Лиса. Этого я уже не могу вынести! Это свыше моих сил! Всех передушу! (Хочет прыгнуть на Кротёнка, но замечает яму.) Ах, вот оно что! Яму выкопали? Захотели меня перехитрить?
      Крот их а (Кротёнку). Мы погибли! Спасайся! Лиса. Ямочку, значит? И веточками прикрыли? Не вышло, голубчики!
      Картофельный Человечек (схватив зеркальце). Будем драться до последнего! (Направляет зеркальцем солнечный луч прямо в глаза Лисе.)
      Лиса. Убери своё зеркало, несчастная картофелина! Ты меня ослепил!.. Убери зеркало! Я ничего не вижу!
      Крот (вылез из запасного выхода и подбирается к Лисе сзади). Это нам и надо! (Толкает Лису в яму.)
      Jlirca с воплем валится вниз.
      Попалась?!
      Лиса (высунув голову из ямы). Кротики, миленькие, любименькие, славненькие, благородненькие! Помогите вылезти! Никогда вас трогать не буду!
      КартофельныйЧеловечек. Нет уж, посиди-ка в яме да подумай о своём злодействе!
      Крот (Картофельному Человечку), Дорогой Картофельный Человечек! Окажите великую честь — пожалуйте к нам в гости на чашку чая. Кротиха. Очень, очень вас просим. Кротёнок. Пожалуйста!
      Картофельный Человечек. Я тороплюсь домой к Маше, но от чашки чая не откажусь. Крот. Вот и хорошо. Прошу за мной!
      Кроты и Картофельный Человечек скрываются в норе. Кротёнок неожиданно выскочил снова, подбежал к ямс, где сидит Лиса, и швырнул туда камушек. Из ямы: «Ай-яй-яй!..» Кротёнок, потирая лапки, хохочет и опять ныряет в нору.
     
     
      Картина четвёртая
     
      Подземное жилище кротов. Тёмные переходы Издали приближаются кроты. Они несут фонарики За кротами идёт Картофельный Человечек. В руке у него зеркальце.
      Крот. Осторожно, осторожно. Здесь поворот. А тут ступенька.
      Картофельный Человечек. Ой! К р о т и X а. Что случилось?
      Картофельный Человечек. Ничего, чепуха... Треснулся!
      Крот. А вы нагните голову. Вот мы и пришли.
      Свет фонариков стал ярче. Мы видим комнату с игрушками, детскими картинками на стене, детской кроваткой.
      Картофельный Человечек. Какая красивая комната!
      Кротёнок. Это моя детская! А это мои игрушки. Вот метро. Оно хоть и игрушечное, а на нём можно ездить, как на самом настоящем! (Заводит метро, кричит: «Готов!», вскакивает в вагончик.)
      Поезд с грохотом уносится из комнаты в один из проходов, а возвращается через другой.
      Картофельный Человечек. Замечательная игрушка! И куда на этом метро можно уехать?
      Кротёнок (выскакивая из вагончика). В любой конец, куда захотите! У нас повсюду ходы проделаны. Мы в нём на работу ездим!
      Они идут дальше и входят в другую комнату. Спет фонариков становится ярче. Это кротовая гостиная. На стене — коврик, на котором выткана лужайка, где кроты водят хоровод. Под ковриком — диван. Посередине гостиной — стол с самоваром.
      Садитесь, пожалуйста!
      Крот их а. Прямо к столу, прямо к столу! Я налью вам чайку. (Кротёнку.) Сынок, включи люстру. На все двадцать пять светлячков.
      Кротёнок. Сейчас. (Включает люстру над столом.)
      Картофельный Человечек. Ах, это у вас светлячки светятся?
      Крот. Да, но мы должны экономить их энергию.
      К рот их а. Вам покрепче или послабей? (Наливает чай.)
      Картофельный Человечек. Покрепче.
      Кротёнок. Хотите с мёдом? Или с вареньем?
      Кротиха. Не вмешивайся, когда разговаривают взрослые!
      Крот. Положите пока ваше зеркальце на диван.
      Кротёнок. Как вы здорово пустили зайчика прямо в глаза Лисице! Можно, я тоже пущу зайчика?
      Картофельный Человечек. Только осторожно, не разбей. Это Машино зеркало.
      Кротёнок. Я буду осторожно. (Берёт зеркальце и пускает зайчика по стенам гостиной. Направляет его на Кротиху.)
      Кротиха. Прекрати сию же минуту! Ты же знаешь, что у меня слабые глаза!
      Кротёнок. Я нечаянно! (Кладёт зеркальце на место.)
      Крот. А вот малосольные личинки. Отведайте!
      Кротиха. Сама готовила.
      Картофельный Человечек. Спасибо, но я совсем не хочу есть. Вот чай пью с удовольствием.
      Все пьют чай. Кротёнок громко прихлёбывает.
      Кротиха. Сынок, пей тихо! Это неприлично. Выгоню из-за стола!
      Крот. Вот так и живём. Всё сделано собственными лапами. Другие любят на готовенькое — кукушки, например. А мы всё сами!
      Кротиха. Ещё чашечку?
      Картофельный Человечек. Спасибо, боюсь отсыреть. У меня плохое здоровье. В детстве меня держали в плохом овощехранилииде.
      Крот. Это непростительно. Такого замечательного Картофельного Человечка!
      Картофельный Человечек. Я тогда еш.ё не был Картофельным Человечком. Я был просто картофелиной.
      Крот. Это дела не меняет.
      Картофельный Человечек. Спасибо, дорогие хозяева, за угощение, пора мне в обратный путь! Хочу к вечеру домой возвратиться, отдать Маше зеркальце. Вот она обрадуется!
      Крот. А как думаете добираться?
      Картофельный Человечек. На своих двоих. Пешочком.
      Крот. Так ведь это же очень далеко! Вы и за десять дней не дойдёте.
      Картофельный Человечек. Ну что вы! Меня Сорока сюда меньше чем за час перенесла.
      Крот. Так ведь то — по воздуху, на крыльях. А пешком вам долго идти.
      Картофельный Человечек. Что же мне делать?
      Кротёнок. Ая знаю, что делать! Садитесь в моё метро, я вас мигом доставлю!
      Крот. Он дело говорит. У него метро как настоящее!
      Крот их а. А мы вас проводим. Заодно и сами прокатимся.
      Кротёнок. Все за мной! Объявляю посадку! Картофельный Человечек. А зеркальце? Вот оно! (Берёт зеркальце.)
      Все встают из-за стола, возвращаются в детскую н садятся в вагончики
      метро.
      Крот. Вам удобно?
      Картофельный Человечек. Очень. Крот. Поехали!
      Кротёнок. Готов!.. (Вскакивает в первый вагончик.)
      Поезд метро начинает двигаться всё быстрей и быстрей. Он мчится по тёмному туннелю; вагончики освеи1ены, в окнах мы видим Крота, Кротиху, Кротёнка и Картофельного Человечка.
      (Поёт.)
      Когда устанем, землю роя, В конце работы, вечерком. Зову родителей в метро я. Чтоб прокатиться с ветерком!
      Все (хором).
      Стучат колёса гулко. Навстречу ветерок!.. Прекрасная прогулка. Отличный вечерок!
      Картофельный Человечек (поёт). Мне по душе семейство ваше. Бас не хотел бы покидать,
      Но должен я любимой Маше Скорее зеркальце отдать!
      Все (хором).
      Стучат колёса гулко, Навстречу ветерок!.. Прекрасная прогулка, Отличный вечерок!
      Поезд мчится и, вдруг заскрипсн тормозами, резко останавливается. Пассажиры падают.
      Крот (вставая j. Что та кое?! Кротиха (вставая). Что случилось?! Картофельный Человечек (вставая и потирая ушибленный бок). Авария?!
      Кротёнок. Еле-еле успел остановить поезд... Дороги дальше нет: вода!.. Крот. Какая вода? Кротиха. Откуда вода? Крот. Здесь не было воды!
      Все выходят из вагончиков, освещают туннель фонариками-светлячками.
      Картофельный Человечек. Река! Подземная река!
      Кротиха. Но здесь не было реки! Крот. Это бывает. Подземные реки то появляются, то опять уходят.
      Картофельный Человечек. Что же делать? Кротиха. Придётся возвраш.аться обратно. Крот. Обидно. Ведь вы почти дома. Картофельный Человечек. Неужели? Крот. Да. Совсем рядом ваш дом. Картофельный Человечек (сокрушённо). Ай-яй-яй!..
      Сом (высовываясь из воды). Ай-яй-яй!.. Картофельный Человечек. Ой-ой-ой!..
      Сом. Ой-ой-ой!..
      Картофельный Человечек. Ты чего дразнишься?.. Кто ты такой? Сом. Я Сом.
      Картофельный Человечек. Кто?
      Сом. Сом я. Рыба такая. Не слыхал?
      Картофельный Человечек. А зачем дразнишься?
      Сом. Да не дразнюсь я!.. Ой-ой-ой!.. У меня горло болит!.. Ай-яй-яй!
      Картофельный Человечек. Простудился, наверно? Ясное дело, всё время в холодной воде. Тут каждый простудится. Вот и я, помню, в овощехранилище...
      Сом (перебивая). Ничего я не простудился. Рыбы не простуживаются.
      Картофельный Человечек. А что случилось?
      Сом. А то, что двести лет я прожил, а, видать, ума-то и не нажил. Лежу на дне под корягой, вижу — перед самым носом червяк плавает. Я его не разглядел как следует — хап! — а он с крючком. Ну, я леску оборвал, конечно, а крючок-то в горле и застрял... Больно... Ай-яй-яй!..
      Картофельный Человечек (ему жалко Сома). Открой-ка пасть... Да пошире!
      Сом разевает громадную пасть, обиажая зубы.
      Ну-ка, посмотрим, что тут можно сделать... Только ты того...
      Сом. Чего?
      Картофельный Человечек. Ты смотри, не проглоти меня. А то опять — .хап! — и будь здоров.
      Сом (обиженно). Да ты за кого меня принимаешь? Что я, щука какая-нибудь? Что у меня, совести нет?
      Картофельный Человечек. То-то. Пошире, пошире открой.
      Сом опять разевает пасть.
      Скажи «а-а-а-а». Сом. А-а-а-а...
      Картофельный Человечек. Жаль, чайной ложечки нет. И темно. Ничего не видно.
      Крот. Позвольте, я вам посвечу. (Подносит поближе светлячка.)
      Картофельный Человечек. Нет, ничего не вижу. Как же быть?.. Стоп! Догадался! Сделаем, как
      у настоящего доктора!.. (Прилаживает к шапочке Машина зеркальце и становится похож на специалиста по уху, горлу, носу.) Посмотрим теперь...
      Лучик сиета отражается d зеркальце и освещает Сомнную пасть.
      Вижу!.. Вот он, крючок!.. (Засовывает руку в пасть и извлекает крючок.) Есть!..
      Сом. Пребольшущее тебе спасибо, не знаю, как звать-величать...
      Картофельный Человечек. Картофельный Человечек.
      Сом. Чем мне тебя отблагодарить. Картофельный Человечек, ума не приложу.
      Картофельный Человечек (смущаясь). Чего там... Каждый Картофельный Человечек на моём месте поступил бы так же.
      Кротёнок. Ая знаю, чем вы можете его отблагодарить!
      Сом. Чем?
      Кротёнок. Перевезите его на другой берег! Ему домой надо.
      Сом. Это можно. Это в один момент. (Картофельному Человечку.) Садись мне на спину!
      Картофельный Человечек. Если вас не затруднит...
      Сом. Пустяковое дело! Сразу бы сказал. Садись!
      Картофельный Человечек (кротам). До свидания, дорогие! Спасибо за всё!
      Кроты. До свидания!
      — До свидания, Картофельный Человечек!
      — И тебе спасибо!
      Сом. Сел?
      Картофельный Человечек (сев ему на спину). Сел.
      Сом. Держись за мой ус!?
      Картофельный Человечек. Держусь. Сом. Поплыли! (Бьёт хвостом по воде и отмывает от берега.)
      Кроты машут вслед.
      Кротёнок. Приезжай в гости, Картофельный Человечек!
      Картофельный Человечек (издалека). Обязательно-о-о-о!..
     
     
      Картина пятая
     
      Нз ширме та же кухня, что и в первой картине. Веник, Тёрка, тарелки, Сковорода, Буханка — там же, где были прежде. Кран снова капает.
      Кран. Кап... кап... кап... Это надо же! Прибежал, отвернул меня, налил кружку воды, наспех напился, облился и убежал. А закрыл кое-как, недовернул. Вот я опять и капаю.
      Буханка. А со мной что сделал? Вместо того чтобы аккуратно отрезать ножом ломтик, отломил горбушку. Изуродовал меня, смотреть страшно.
      Сковорода. Торопится всё. Спешит как на пожар.
      Тёрка. У них там второй тайм начинается. Пять — ноль в нашу пользу!
      Тарелки (хором). Ур-p-p-aL.
      Веник. Замолчите, балаболки! Обрадовались. «Ур-р-р-ра»!.. Я вот места себе не нахожу, из угла в угол мотаюсь.
      Тарелка. А что тебя так растревожило?
      Веник. А то, что время к вечеру, а Картофельного Человечка всё нет и нет.
      Сковорода. Да, пора бы ему вернуться! Тёрка. Не случилось ли с ним чего? Кран. Вот он бы меня завернул как следует. Кап... кап... кап...
      Веник. Трудное он дело задумал. Опасное. А всё потому, что добро помнит. Хочет добром за добро отплатить, достать Маше её зеркальце. Хороший парень. Полюбился он мне.
      Тарелки. И нам полюбился!
      Сиизу раздаётся стук.
      Сковорода. Стучат.
      Тарелка. И я слышу — стучат. В пол. Снизу. Веник. В погребе кто-то есть. Тихо!..
      Все прислушиваются. Стук повторяется.
      Точно! Там кто-то есть... Крышка поднимается!..
      Крышка погреба медленно поднимается, и оттуда вылезает Картофельный Человечек.
      Картофельный Человечек. А вот и я! Добрый вечер!
      Веник. Батюшки! Вернулся! Живой! Невредимый!.. Дай я тебя поцелую! (Трш/сды целуется с Картофельным Человечком.)
      Тарелки. Веррнулся!.. Ур-р-р-а!.. Сковорода. Подойди ко мне, я тебя тоже поцелую!
      Тёрка. И ко мне! Картофельный Человечек. Ах вы, мои милые!.. (Направляется к ним.)
      Веник. Стой! К ним нельзя. Забыл?
      Сковорода. Да, лучше,
      пожалуй, не подходи. Мы будем любить тебя в отдалении.
      Кран. Кап... кап... кап...
      Картофельный Человечек. Капаешь? Понятно! Сейчас подвернём! (Залезает на стол, оттуда прыгает верхом на Кран и закручивает его.) Кран. Спасибо!
      Картофельный Человечек. Пожалуйста. Веник. Где же ты был? Что делал? Картофельный Человечек. Долго рассказывать. Вот ночь настанет, в доме все уснут — тогда я вам и расскажу про свои приключения. А пока только покажу кое-что... Глядите! (Показывает зеркальце, от которого по стене заплясали зайчики.) Сковорода. Зеркальце! Тёрка. Машино зеркальце! Тарелки. Уррра!..
      Веник. Молодчина! Дай я тебя поцелую! (Опять трижды целуется с Картофельным Человечком.)
      Картофельный Человечек. Куда бы его положить, чтобы Маша сразу увидела?
      Веник. А где оно у неё лежало, туда и положи. На подоконник.
      Картофельный Человечек. Верно! (Кладёт зеркальце на подоконник.)
      в ту же минуту со двора до.петают приветственные крики болельщиков.
      Веник. Игра окончена! Сейчас Миша прибежит. А с ним, наверно, и Маша.
      Сковорода. Интересно, какой там счёт? Тёрка. Сейчас узнаем. Веник. Бегут... По местам!..
      и тотчас у всех предметов исчезают глаза н рот, и все они застывают на своих местах. Свет гаснет...
      эпилог
      М сразу же зажигается. Та же кухня, но перенесённая с ширмы вниз, как Е прологе. Вбегают Миша и Маш а.
      М и ш а. Девять — ноль!.. Ай да я!.. Ни одного мяча не пропустил! Даже пенальти!
      Маша. Потому что Петька ударил выше ворот. М и ш а. Это не имеет значения... (Увидел Картофельного Человечка.) А, толстопузик! Маша. Сам толстопузик! Миша (грозно). Опять?..
      Маша. А ты его так не называй. (Увидела зеркальце.) Миша!.. Миша. Что?
      Маша. Зеркальце!.. Моё зеркальце!.. Нашлось!.. (Берёт зеркальце и начинает от радости танцевать.) М и ш а. Как оно тут очутилось? Маша (смеясь). Будто не знаешь, хитрец!.. Ты его взял, а когда я хватилась, обратно положил. Ох, Мишка, Мишка!
      Миша. Не брал я твоего зеркальца! Ты сама его сюда положила. Маша. Я?
      Миша. Ты.
      Маша. У меня его не было.
      Миша. Дай честное слово.
      Маша. Честное слово... А ты дай!
      Миша. Что?
      Маша. Честное слово.
      Миша. Честное слово!
      Маша (растерянно). Откуда же оно взялось?
      Миша. Вот загадка!
      Маша. Чудеса какие-то... А может, его где-то нашёл и положил сюда Картофельный Человечек?
      М и ш а. Ну, это только в сказках бывает.
      Маша. А я люблю сказки!.. (Картофельному Человечку.) Спасибо тебе, дорогой Картофельный Человечек, за зеркальце! (Кланяется Картофельному Человечку.)
      Картофельный Человечек (сняв шляпу и церемонно кланяясь Маше). Пожалуйста!..
     
     
     
     
      ИЩИ ВЕТРА В ПОЛЕ
     
      Пьеса-сказка в двух действиях
     
      Скоморох Ванюха.
      Дед. Баба. Мельник. Ветер. Матушка Ветра.
      Барии. Степан, его слуга.
      Молодцы из кадк и.
      Дворовые люди.
      Скоморох Петруха.
     
     
      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
     
      Перед занавесом — скоморохи Ванюха и Петруха.
      Петруха.
      Здравствуйте, здравствуйте, дорогие зрнтелп! На Деда с Бабой поглядеть не хотите ли? Это те самые Дед и Баба, У которых была курочка ряба! Ванюха.
      По своей по куриной привычке Несла им курочка яички: Иной раз — простые, А иной раз — золотые! Петруха.
      Вот и жили Дед с Бабой, не зная печали, Но это было в самом начале.
      Ванюха.
      А потом злая Баба поступила глупо: Захотелось злой Бабе куриного супа. Не сумел добрый Дед Отговорить злую Бабу, Она и сварила курочку рябу! Петруха.
      Не стало ни простых, ни золотых яичек,
      Не на что купить ни ситничек, ни ситчик.
      Обносились Дед с Бабой,
      Голодают, холодают.
      Как дальше жить, не ведают, не гадают.
      Ванюха.
      Баба-то и прежде была злою каргою, А теперь своего Деда лупит кочергою! Петруха.
      А то бывает, и ухватом поколачивает, Жизнь она Деду своему укорачивает.
      в ан юха.
      Не открыть ли, брат Петруха, Нам с тобою ворота, Не взглянуть ли, чем старуха В это время занята? Петруха.
      И то дело!
      В анюха.
      Раз, два — взяли!
      Открывают занавес.
     
     
      Картина первая
     
      Изба Деда и Бабы. Печь. Стол. Лавка. За маленьким слюдяным окошечком осенний день. В трубе завывает ветер. Баба сиднт на лавке. Дед на карачках ползает по избе.
      Дед. Сударыня-голубушка, смилуйся! С утра ползаю, коленки распухли, поясницу ломит, а ничего найти не могу.
      Баба. Ни корочки? Дед. Ни корочки. Баба. Ни крошечки? Дед. Ни крошечки. Баба. Ни сухарика? Д е д. Ни сухарика. Баба. Ни зёрнышка? Дед. Ни зёрнышка. Баба. Под столом искал? Дед. Искал. Баба. И под лавкою? Дед. И под лавкою.
      Баба. А за печкой смотрел? В дальнем углу? Дед. И в дальнем смотрел, и в ближнем — всё как есть обыскал, каждый уголок обшарил!
      Баба. И ничего не нашёл?
      Дед. Ничегошеньки!
      Баба. Значит, плохо искал! Не может такого быть, чтоб нигде сухарика не завалялось.
      Дед. Да ведь вчера последний в водичке размочили и съели. Чего зря искать?
      Баба. Не рассуждай, а делай, что тебе приказывают. Сама знаю, что съели, а всё же, может, какой ни на есть, а где-нибудь завалялся. Ищи, старый хрыч! (Замахивается на Деда кочергой.)
      Дед (испуганно). Иш,у, голубушка, ищу, ласточка моя, ищу, красавица... Нашёл!
      Баба. Что нашёл?
      Дед. Пёрышко.
      Баба. Какое такое пёрышко?
      Дед. От курочки нашей, от бедняжки! (Всхлипывает, разглядывая куриное пёрышко.)
      Баба. Кому оно, пёрышко, нужно? Брось его! Брось, я говорю! Ну, чего нюни распустил?
      Дед. Курочку жалко.
      Баба. Ишь какой жалостливый. Ищи съедобное что-нибудь. Сухарик или корочку.
      Дед. Нашёл!
      Баба. Что?
      Дед. Косточку.
      Баба. Какую?
      Дед. От куриного крылышка. (Всхлипывает.)
      Баба. На что мне эта косточка? Она уже три раза обглодана, пять раз обсосана. Брось её! И перестань носом хлюпать!
      Дед. Курочку жалко.
      Баба. Ты не курочку жалей, а жену свою законную. Я есть хочу! Ты меня накормить должен, ежели ты муж. Ищи!
      Дед. Ищу.
      Баба. Лучше ищи!
      Дед. Лучше ищу... Нашёл! Баба. Что? Дед. Гребешочек. Баба. Мой гребень? Дед. Не твой, касатка. Баба. Так чей же?
      Дед. Курочкин гребешочек. От курочки, от кормилицы нашей. Ишь как он засох... (Всхлипывает.)
      Баба. Ты долго будешь по курочке слёзы лить? Съела я твою курочку — и дело с концом. А сейчас опять есть хочу. Понял? Дед. Понял! Баба. Ищи сухарик! Дед. Ищу, касатка. (Ползает по избе. Тоненьким дребезжащим голосом поёт):
      В саду Маша гуляла-а-а, В саду Маша гуляла-а-а, Ну что ж, кому дело, гуляла, Ну кому какое дело, гуляла...
      Баба. Молчи. Не растравляй душу. Дед (ползая). Ой, никак, опять чего-то нашёл? Баба (вскочив с лавки). Чего, чего нашёл? Дед. Просо!.. Мы им курочку кормили, да она, видать, не всё склевала.
      Баба. Что я тебе говорила? Собирай, собирай зёрнышки!
      Дед. Собираю, касатка. Подай-ка мне чашку, я в чашку буду собирать.
      Баба подаёт Деду чашку.
      Целая горсть набралась!
      Баба. Вот видишь? (Заглядывает в чашку.) Курочки-то нет, вот зёрнышки нам и остались. А была бы курочка, она бы их склевала. Так или нет?,
      Дед. Так-
      Баба. Кто же из нас умный?
      Дед. Так ведь я разве что говорю? Я ничего не говорю.
      Баба. Ещё бы ты говорил! Твоё дело не говорить, а мои приказы исполнять. Надевай зипун и шапку, бери чашку с просом, ступай на мельницу. Мельник зёрнышки в муку смелет, мы из той муки пирожок испечём. Понял?
      Дед. Понял.
      Баба. Чего же стоишь? Или ухватом поторопить? (Замахивается ухватом.)
      Дед. Бегу, касаточка. Бегу. Поспешаю! (Надевает зипун и шапку, берёт чашку с просом.)
      Баба. Да не просыпь! А то знаю тебя, колченогого.
      Дед. Не просыплю. (Открывает дверь.) Ох и ветер, ох и ветер сегодня!..
      Баба. Дверь за собой закрывай, всю избу просквозил. (Про себя.) Покуда он на мельницу ходит, я печь растоплю.
      Дед (в дверях, мечтательно). Хорошо бы пирожка с маком...
      Баба (грозно). Ты ещё не ушёл?!
      Дед. Ушёл! Ушёл я. (Уходит.)
      Баба. С маком... А где его взять, мак-то? Нет мака, поедим и с таком!
      Перед занавесом, на котором изображена далёкая ветряная мельница, появляются скоморохи.
      П етр у X а.
      Видал, В а нюха?
      В а нюх а.
      Видал, Петруха.
      Петруха.
      Ну и лютая у старика старуха?
      В а нюх а.
      А нам-то что? Мы скоморохи.
      Веселим народ, как при царе Горохе!
      Петруха.
      Ответь мне, Ванюха, на четыре вопроса.
      Ванюха.
      Давай!
      Петруха.
      Что несёт старик в чашке?
      Ванюха.
      Просо.
      Петруха.
      Во что нужно просо превратить старику?
      Ванюха.
      В муку,
      Петруха.
      Ну, а кто молоть будет просо?
      Ванюха.
      Мельник.
      Петруха. А где же старик?
      Ванюха (вглядываясь за к^улису). Во-о-он, бредёт через ельник!..
      Прячутся. Входит Деде чашкой.
      Дед. Ну, вот наконец и мельница. Еле добрёл. Хорошо, что ветер затих. По дороге-то я о камушек споткнулся, чуть все зёрнышки не просыпал. Страшно подумать, что было бы!.. Извела бы меня моя старуха, со свету бы сжила... Что я от неё терплю — уму непостижимо! Боюсь её пуще огня. Чуть что—безо всякого разговору то кочергой треснет, то ухватом огреет, то горшком в голову запустит. Вчерась поленом угодила. Берёзовым. Аккурат вот по этому месту. (Показывает.) Не баба, а прямо Змей Горыныч!.. Ну, а сейчас
      мне зернышки мельник смелет, принесу старухе мучки,— может, она и подобреет. Мельнику-то мне за помол платить нечем, вот беда. Да только он у нас частенько в гостях бывал, когда ещё курочка ряба нам яички несла. Угощали мы его на славу... Поклонюсь, попрошу, не может того быть, чтоб не смолол.
      Скоморохи открывают занавес.
     
     
      Картина вторая
     
      Ветряная мельница. Крылья её неподвижны. Возле мельницы стоит толстый Мельиик, в переднике и картузе, весь обсыпанный мукой. Дед подходит и, сняв шапку, низко кланяется.
      Дед. Здорово, Емельяныч!
      Мельник. Здорово, Дед! Давненько не виделись. С тех самых пор, как ты меня яишенкой угощал. Славная была яишенка!
      Дед. Просьба у меня к тебе. Выручай, сделай милость.
      Мельник. Это как же — выручать?
      Дед. Смели, Емельяныч, просо в самую мелкую муку. Баба моя пирожок испечёт, мы пирожка поедим. Смели, сделай одолжение.
      Мельник. Почему не смолоть? Смолоть можно. Мы — мельники — тем и живём, что муку мелем. Давай своё просо. (Берёт у Деда чашку.) Да тут и зёрен-то кот наплакал. Раз, два ¦— и обчёлся.
      Дед. Маловато, что и говорить. Однако на маленький пирожок мучки смелется,
      Мельник. Небось баба на яйцах тесто замесит?
      Дед, Куда там! Мы уж позабыли, какие они, яйца-то.
      Мельник. Это как же так?
      Дед. Сварила моя старуха курочку рябу. Нет у нас больше яиц. Ни простых, ни золотых.
      Мельник (презрительно). Стало быть, ты теперь голодранец?
      Дед. Выходит, так.
      Мельник. Вот оно что. Плохо твоё дело.
      Дед, Хуже и быть не может. Так что смели, не откажи.
      Мельник (подозрительно). А деньги у тебя есть — за помол заплатить?
      Дед. То-то и беда, что нету. Кабы они были ¦—и разговор другой.
      Мельник. А нет, так и молоть не буду. За помол платить надо!
      Дед. Сам знаю, что надо, да где же их взять, деньги-то? Ты уж, Емельяныч, того... сделай милость.., По дружбе. Вспомни, как гостевал у нас, как мы тебя угощали, как я старухе говаривал: что есть в печи, всё на стол мечи!
      Мельник. Это другая статья. Это к делу не относится, Ежели я без денег стану каждому молоть, я по миру пойду. А зачем мне это надо? Не надо мне этого!
      Дед, (в отчаянии). Емельяныч! Мне без муки хоть домой не возвращайся. Загрызёт меня старуха.
      Мельник. Чего ты там мелещь?
      Дед. Я-то не мелю. Это ты мелешь.
      Мельник (грозно). Да как ты смеешь мне такие слова говорить! Да ты что?!
      Дед (испуганно). А я что? Я ничего.
      Мельник. Я тебе — голодранцу — говорю: чего
      ты там мелешь? А ты мне в ответ, что это не ты мелешь, а я мелю?!
      Дед. Так ведь мельник-то не я, Емельяныч, а ты! Стало быть, ты и мелешь.
      Мельник (подозрительно). Ах, ты вот о чём... Ну ладно. Тогда ступай.
      Дед. Емельяныч! Нельзя мне без муки!
      Мельник. А мне какое дело — можно тебе или нельзя?
      Дед (в отчаянии). Мели, Емеля!
      Мельник. Ты опять мне дерзости говорить?
      Дед. Помилуй, какие дерзости? Я прошу. Прошу я. Мели, Емеля!..
      Мельник. Опять?!
      Дед. Чего — опять? Ведь тебя же Емельяном звать или нет? Вот я и прошу. В ножки тебе кланяюсь, (Кланяется Мельнику в ноги.)
      Мельник (самодовольно). Так-то лучше. Что же мне с тобой делать?.. Эх, не могу отказать, сердце у меня доброе. Так и быть, смелю я тебе твоё просо.
      Дед. Вот спасибо, так уж спасибо!
      Мельник. А на что мне твоё «спасибо»? Из «спа-сиба» шубы не сошьёшь. За помол я с тебя зерном возьму. Каждое второе зерно — моё. Идёт?
      Дед. Не много ли?
      Мельник. А много — ищи другого мельника.
      Дед. Жадный ты, Емельяныч. Какой ты мельник? Ты ворон! Ну да ладно, ладно. Бери половину, только смели поскорей. Баба моя уже и печь небось растопила, ждёт меня с мукой.
      Мельник. Моргнуть не успеешь! (Уходит с чашкой на мельницу.)
      Дед. Была курочка — были яички. Были яички — была и яишенка. Была яишенка — и мельник в друзьях ходил. Вот она, дружбе-то его цена... Верно го-
      ворят: пока не обнищаешь, человека не узнаешь. Смолол бы хоть побыстрей.
      Окошечко мельницы — высоко, между крыльями — открывается. Из него показывается Мельник.
      Мельник. Эй, Дед! Дед. Здесь я!
      Мельник. Не будет тебе муки. Дед. Это почему же?
      Мельник. А потому, что мельница не работает. Дед. Это отчего же?
      Мельник. Оттого, что ветру нету. Ветер не дует — у мельницы крылья не вертятся. Дед. Вот горе! Как же быть-то? Мельник. Жди, пока ветер подымется. Дед. Покуда я шёл — он дул, чуть с ног не валил. А пришёл — он и утих, словно его и не было. М е л ь н и к. Это бывает. Дед. Ждать-то мне некогда! Мельник (насмехаясь). Тогда попробуй сам подуй. Заместо ветра.
      Дед (простодушно). Что же делать? Попробую.
      Изо всех сил дует на крылья мельницы. Те не вращаются. Дует ещё и ещё. Мельник хохочет. Скоморохи из-за кулис пытаются помочь Деду н тоже изо всех сил дуют на крылья мельницы.
      П е т р У X а (зрителям).
      Одному-то Деду, видать, невмочь. Надо, ребята. Деду помочь!
      В анюха.
      Чтоб крылья мельницы Не стояли на месте. Давайте, ребята. Подуем все вместе!.. Раз... два... три!
      Дед, скоморохи и зрители усердно дуют.
      Петруха. А ну, ещё разок, да посильней!.. Раз... два... три!
      Крылья мельницы начинают медленно вращаться.
      А ну-ка ещё!
      В а нюха. Ещё усилье! Петруха.
      Гляди-ка, гляди-ка, Вертятся крылья! Мельник (поражён). Завертелись! Это надо же! Ай да Дед! Ай да силач! Ну и лёгкие у тебя!.. Я-то пошутил, а ты и впрямь подул, мельницу в ход пустил!
      Петруха (зрителям).
      Это потому, Скажем по чести. Что не один он дул, А дули все вместе!
      Дед. Сам удивляюсь, как это у меня вышло? Больно уж мне мука нужна. Без неё хоть домой не возвращайся.
      Мельник (выходя из мельницы с чашкой в руке). Готово! Смолол твоё просо. На, держи. Муки полная чашка. За помол я, так и быть, с такого силача ничего не возьму. А будешь ты в тихую погоду ко мне приходить, заместо ветра дуть.
      , Дед. Это можно. Почему не подуть?
      Ванюха (зрителям).
      Дуть-то он дул,
      Да сам не знает, что Мельника надул!..
      Дед. Спасибо тебе, Емельяныч. Теперь я домой пойду. Бабе муку понесу. Тихонечко, аккуратненько, чтоб, упаси господи, не просыпать. Прощай!
      Мельник. Прош,ай, Дед!. Заглядывай в тихую погоду!.,
      Занавес. Перед занавесом — куст. Под кустом кто-то спнг. Дед идёт, осторожно неся чашку с мукой.
      Дед. Ну, вот и хорошо. Вот и славно. Будет моя старуха довольна. (Чуть не наступил на спящего.) Ой, кто это?..
      Из-под куста вылезает краснощёкий здоровенный парень в рубахе с длинными широкими рукавамн.
      Ветер. Это я.
      Дед. А ты кто будешь, добрый человек?
      Ветер. А я вовсе и не человек.
      Дед. Вот те раз. А кто же ты?
      Ветер. Я Ветер.
      Дед. Кто?
      Ветер. Ветер я.
      Дед. Какой ветер?
      Ветер. Обыкновенный. Когда сильный, когда слабый, а когда и умеренный. Когда южный, когда восточный, когда западный, а когда и северный. Когда летний, когда зимний, когда весенний, а когда и осенний.
      Дед. А на вид парень как парень. Ветер. Это верно.
      Дед. А ты, часом, не врёшь, что ты ветер? Ветер. С какой стати мне врать? Дед. А почему мельнице крылья не крутил, меня самого работать заставил? Ежели ты ветер, твоё дело — мельнице крылья крутить.
      Ветер. Аяи крутил весь день. А потом устал — прилёг под кустик отдохнуть. Что я, и отдохнуть не могу? То паруса надувай, то крылья крути. Работаешь и день и ночь как каторжный. Мне тоже отдых нужен!
      Дед. Это конечно. Отдых каждому нужен. Только сомневаюсь я...
      Ветер. В чём сомневаешься? Дед. Сомневаюсь, что ты ветер. Обманываешь.
      Ветер. Это я-то? Дед. Ага.
      Ветер. Обманываю?
      Дед. Ой, обманываешь!
      Ветер. Ну, держись, коли не веришь!
      Надувает щёки, выкатывает глаза. Раздаётся страшное завывание, переходящее в музыку Ветра. Рукава рубахи у Ветра начинают развеваться. Куст гнётся, с него летят листья. С Деда слетает шапка, сам он едва стоит на ногах, прикрывая чашку с мукою.
      А-ха-ха-ха-ха!.. 0-хо-хо-хо-хо!.. Что, здорово?.. Я ещё и не так могу!..
      Дует ещё сильней. Из Дедовой чашки столбом поднимается мука и улетает.
      А-ха-ха-ха-ха!.. 0-хо-хо-хо-хо!.. Ищи, старый дуралей, свою шапку!.. И муку ищи-свищи!..
      Дед (в ужасе). Что же ты, озорник, наделал?! Что ты, разбойник, натворил?! Муку мою развеял... Без ножа зарезал... Как я старухе на глаза покажусь?
      Ветер. Не моя забота!.. А-ха-ха-ха-ха!.. О-хо-хо-хо-хо!.. Теперь ищи ветра в поле! (Убегает.)
      Дед. Пропал я! Домой лучше и не показываться. Горемыка я, горемыка! Пойду в лес, пусть меня лучше волки загрызут или медведь заест, че?л перед старухой ответ держать. Несчастный я, разнесчастный!,. (Бросает пустую чашку и, плача, уходит.)
      Вбегают скоморохи, поднимают чашку.
      П е т р у X а. Дедова чашка! Ванюха. Пустая? Петруха. Пустая. Ванюха. А Дед где? Петруха. В лесу. Ванюха. А та?л — волчья стая! Петруха. Осталась Баба, видать, без обеда! Ванюха. Да что там обед? Не осталась бы без Деда!
      Петруха. Ай-яй-яй, страсти какие!..
      Скоморохи открывают заиавес и убегают.
     
     
      Картина третья
     
      Лесная поляна. Пень. На пне сидит Дед, обхватив голову руками.
      Дед. Вот так и буду сидеть, пока волки не набегут или медведь не набредёт. Пускай они меня со^ жрут — все мои беды одним разом и кончатся.
      Из-за деревьев появляется женщина с лукошком. Дед её не видит. Она тихонько подходит к нему сзади.
      Долго они не идут чего-то... Ждать надоело. Покличу их. (Кричит.) Эй, волки!.. Волки серые!.. Ау!.. Бегите сюда, тут для вас угощение приготовлено!.. Эй, Ми-хайло Потапыч! Иди, заломай меня! Мне жить надоело!
      Матушка Ветра (негромко). Это почему же? Дед (в ужасе, боясь оглянуться). Докликался. Кто-то пришёл. Может, волк, а может, медведь... Ну, да пропадать так пропадать. (Громко.) А потому, чтё нет мне дома житья. Старуха курочку рябу сварила, меня чем попадя, по чему попадя колотит, а Ветер-озорник последнюю мучицу разметал, развеял». Не
      хочу я жить, сожрите меня, сделайте милость. Только сразу: хап! — и готово.
      Матушка Ветра кладёт ему руку на плечо, он пугается.
      Ай!.. Не надо!.. Боюсь!..
      Матушка Ветра. Да не бойся, не бойся, мужичок. Никто тебя есть не собирается.
      Дед (оглянувшись). Батюшки, так ты не волк? Матушка Ветра (усмехаясь). И не медведь! Дед. Кто же ты, матушка, будешь? Матушка Ветра. А я матушка и буду. Дед. Чья матушка?
      Матушка Ветра. Матушка Ветра. Того самого, что твою муку развеял.
      Дед. Вот он, сынок-то твой, что наделал. Погубил он меня. Как есть погубил.
      Матушка Ветра. Не со зла он. По глупости. Он у меня не злой, а вот озорник — это верно. Не знает, куда силу девать. Сейчас я твоей беде помогу. Дед. Неужто поможешь?
      Матушка Ветра. Помогу, мужичок, помогу... (Зовёт.) Сыно-о-ок!.. Сыночек!
      Возникает музыка, деревья начинают гнуться, выбегает, размахивая широкими рукавами, Ветер.
      Ветер. Звала меня, матушка? Матушка Ветра. Звала, сынок, звала. Подойди сюда.
      Ветер (подойдя). Ну, вот он я. Матушка Ветра. Где ты был? Ветер. Где мне быть. Известно где... Матушка Ветра. Так где же? Ветер. В поле. Под кустиком спал. Матушка Ветра. Спал? Ветер. Спал.
      Матушка Ветра. И не просыпался?
      Ветер. Ну, просыпался.
      Матушка Ветра. И что?
      Ветер. На другой бок поворачивался.
      Матушка Ветра. И этого мужичка не видел?
      Ветер. Ну, видел.
      Матушка Ветра. Да ты мне зубы не заговаривай! Ты лучше скажи, что ты, непутёвый, наделал, а? Ты что натворил?
      Ветер (смущённо). Я?.. Я ничего...
      Матушка Ветра. Это как же — ничего?
      Ветер. А чего?
      Матушка Ветра. А кто у бедного мужичка последнюю муку разметал? Вот он сидит, смерть свою кличет.
      Ветер (виновато). Так я разве знал, что мука у него последняя? Не знал я. Кабы я знал...
      Матушка Ветра. Сумел наозорничать, сумей дело поправить.
      Ветер. Я'бы рад, да как?
      Матушка Ветра. Возмести мужичку убыток.
      Ветер. А что? И возмещу. (Деду.) Дедушка, а дедушка?
      Дед (обиженно). Чего тебе?
      Ветер. Ты не обижайся на меня.
      Дед. Да, «не обижайся»! Сперва обидел, а потом — «не обижайся»! Ишь как у тебя всё просто.
      Ветер. Ты меня послушай, я тебе заместо твоей муки коробочку дам! (Достаёт из-за пазухи и подаёт Деду берестяную коробочку.)
      Дед. А на кой мне ляд твоя коробочка? Ты что, насмешку надо мной строишь? Коробочку не сваришь, не изжаришь, сыт ею не будешь!
      Ветер. Ещё как будешь-то!.. Принесёшь домой, поставишь на стол, скажешь: «Коробочка, коробочка, дай мне муки!» — будет у тебя мука. Скажешь: «Коробочка, коробочка, дай мне леденцов!» — будут у
      тебя леденцы. Что ни попросишь, в тот же миг то и будет.
      Дед (недоверчиво). А ты
      Ветер. Опять сомневаешься?.. На, держи. Только я не насовсем тебе даю, а до полуночи. В полночь обратно заберу.
      Дед (взяв коробочку). Коли так, спасибо тебе. И тебе, матушка, спасибо. Теперь можно и домой пойти, старуху мою утешить.
      Матушка Ветра. А ты волков звал... Дед (Ветру). Может, и шапку мою вернёшь? Ты её с меня сдул.
      Ветер, Трудновато.
      Матушка Ветра. Верни мужику шапку! Ветер (покорно). Попробую, матушка, (Убегает.)
      Поднимается ветер. Под музыку Ветра прилетает шапка. За ней вбегает
      Ветер.
      Вот она!
      Дед (поймав и нахлобучив шапку)'. Побежал я к своей старухе! Не терпится коробочку испытать. Эх, ёлки-палки, в кои-то веки счастье подвалило! (Ветру.) А где я тебя в полночь найду?
      Ветер. А где меня искать? Ищи ветра в поле! Дед. Ясное дело! Найду. У меня не пропадёт. Попользуюсь и отдам. Мне чужого не надо! (Убегает.)
      Занавес. Перед занавесом скоморохи.
      Петруха.
      Прежде-то Дед вёл себя робко, А гляди, как стал боек!
      В анюха.
      А у него коробка! Петруха.
      Без коробки от Бабы Он бы вылетел пробкой!;
      в а нюха.
      Так то — без коробки, А он — с коробкой! П етру X а.
      Интересно, как встретит старика старуха? Поглядим, Ванюха? В анюха.
      Поглядим, Петруха!
      Открывают занавес.
     
     
      Картина четвёртая
     
      Изба Деда и Бабы. Баба у растопленной печи в сердцах гремит кастрюлями и ухватами, подкладывает в печь дрова.
      Баба. И что это с ним приключилось? Где запропастился? Его, старого хрыча, только за смертью посылать. Третий раз дрова в печь подкладываю, а его нет и нет, нет и нет. Ну, погоди у меня, лодырь! Погоди, дармоед! Заместо пирожка кочерги отведаешь!
      Вбегает Д е д.
      Дед (весело). Заждалась, касатка?
      Баба. Ты где же это, прохиндей ты этакий, пропадал столько времени?
      Дед. Всё хлопотал, сударушка, по твоему поручению.
      Баба. Моё поручение было просо смолоть да в тот же час домой возвращаться. А ты небось, ленивая ты орясина, где-нибудь на солнышке пригрелся да и заснул? Так, что ли?
      Дед. Да что ты, ласточка, что ты? Как можно? Со мной что было-о-о!.. Баба. Чашка где? Дед. Какая чашка? Баба. Чашка с мукой. Дед. Ах, чашка... Бросил я её. Чашку. Баба. Это как понимать — бросил? С мукой? Дед. Нет, муку сперва Ветер выдул, а потом я чашку и бросил. Потому — ни к чему она мне была. Пустая.
      Баба. Ой, вижу, надо за ухват браться. Ну, держись, старая ты коряга! Кончилось моё терпенпе. (Бьёт Деда ухватом.)
      Дед. Ай!.. Да ты что? Да ты за что? Да ты погоди драться, ты выслушай!
      Баба. И слушать ничего не желаю. Наврёшь с три короба! (Бьёт Деда.)
      Дед. Ой!.. Да что же это делается? Не вру я' И никакие не три короба, а одна коробочка. Вот она! (Ставит на стол берестяную коробочку.) Видала?
      Баба. Это ещё что? (Осматривает коробку. Открывает её. Вытряхивает. Коробка пуста.) Она же пустая!
      Дед. Неужто пустая?
      Баба. Ах, ты ещё смеёшься надо мной, злыдень? На, получай! (Бьёт Деда.)
      Дед. Ай!.. Да погоди ты, за ради бога, драться! Это не простая коробочка. Мне её Ветер дал. Взамен муки.
      Баба. Как твои слова понимать? Дед. А так понимать, что, если чего пожелаешь, коробочка враз тебе это всё предоставит. Баба (недоверчиво). Чего пожелаю? Дед. Чего пожелаешь.
      Баба. А если я муки пожелаю? И не горсть, а мешок?
      'Дед. Хоть два I
      Баба. Да ну?
      Дед. А ты, лапушка, пожелай.
      Баба. И пожелаю.
      Дед (про себя). Ежели Ветер меня обманул — крышка...
      Б а б а С услышав последнее слово). Что ты там про крышку?
      Дед (спохватившись). Ты у коробочки сперва крышку открой.
      Баба (открывая крышку). Открыла.
      Дед. Да нет, лучше закрой.
      Баба (закрывая крышку). Закрыла.
      Дед (про себя). Эх, была не была... (Бабе.) Теперь желай!
      Баба молчит, глядя на коробочку.
      Желай же!
      Баба. Я желаю.
      Дед. Да ты не про себя желай, а вслух! Чтоб коробка твоё желание услышала.
      Баба. Можно и вслух... (Коробке.) Желаю мешок наилучшей пшеничной муки!
      в ту же минуту крышка коробки со щёлканьем открывается и закрывается, а на лавке возникает мешок с мукой.
      Батюшки! И правда...
      Дед Суга/С1/я). Что я тебе говорил? Баба. Чудеса!
      Дед. Заживём теперь лучше прежнего! Баба. Чего бы ещё пожелать? (К коробке.) Желаю новый самовар, чайник с заваркой, кренделей, леденцов, баранок...
      Дед (перебивая}. Блюдо студня, жбан хмельной бражки...
      Баба (перебивая). Сахару, пряников, печенья, сладкой наливки...
      Дед (перебивая). Ещё одно блюдо студня!.. И этого... как его... Ещё студня!
      и тотчас коробка, щёлкнув крышкой, выполняет все их желания: на столе появляется скатерть, а на ней кипящий медный самовар, пузатый чай-инк в розах, крендели, леденцы, пряники, бутыль налнвкн, блюдо со студнем, жареный гусь.
      Баба. Глазам своим не верю!
      Дед. Вот и нам счастье подвалило! И-эх!.,
      (Шлёпнув шапку об пол. от полноты чувств пускается плясать трепака.)
      Баба. Садись, Дед, за стол. Я сейчас добрая.
      Дед. Сел, сударушка.
      Баба. Тебе с чем чаю? С крендельком или с леденчиком?
      Дед. Я сперва наливочки отведаю, зорька ты моя алая!
      Едят и иьют.
      Баба. А я-то тебя ухватом! Ха-ха-ха!..
      Дед. Хо-хо-хо!.. (Наливает брагу.) Здравствуй, стаканчик, прощай, бражка!..
      Баба. Развеселилась я, Дед. Разыгралось моё сердце.
      Дед. Веселись, касатка!
      Баба. Гостей бы позвать. Угостить, как прежде угощали.
      Дед. Гостей — это бы хорошо.
      Пьют и едят. Слышен далёкий звон бубенцов.
      Баба. Кажись, едет кто-то. Бубенцы звенят.
      Дед (прислушиваясь). И верно — бубенцы. Ишь заливаются!
      Баба (прежним грозным голосом). Что же ты сидишь, старый пень!
      Дед (испуганно). А что?
      Баба. Ступай узнай, кто едет, да зови в гости. Слава богу, кого хошь можем угостить, перед кем хошь погордиться!.. Не мешкай, злыдень, а то проедет человек мимо! (Выталкивает Деда из-за стола.)
      Дед. Иду, касатка. Иду. Поспешаю! (Торопится к двери.)
      Баба. Без гостя не возвращайся. Гостя мне предоставь! Хочу перед проезжим человеком покрасо-
      ваться, хочу павой походить, плечами поводить, хочу с ним разговоры разговаривать!
      Занавес. Перед занавесом скоморохи. Зоон бубенцов всё ближе.
      Петруха.
      У Деда с Бабой пир горою, А кто-то едет той порою!
      Ванюха.
      Баба с Дедом сосут леденцы, Л где-то, слышу, звенят бубенцы!
      П ст р у X а.
      И Дед веселится, И Баба весела,
      А кто-то едет уже вдоль села!
      В а и 10 X а.
      Тот, кто едет, скоро будет тут!
      Петруха.
      Когда?
      В а нюх а.
      Ровно через пятнадцать минут!..
      f Зрителям.)
      Антракт!
      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
      На занавесе изображена деревенская улица. Избы. В окошках любопытные бабы и ребятишки. Перед занавесом скоморохи: один с балалайкой, другой с ложками. Они играют, поют и пляшут, а звои бубенцов всё
      ближе.
      Ванюха.
      П е т р у X а. Вместе.
      В анюха.
      Петру ха. Вместе.
      Знай наяривай, Петруха!
      Знай нажаривай, Ванюха!
      Лейся, песня. Лейся, песня, Лейся, песня, весела!..
      В белых лайковых перчатках...
      Со слугою на запятках...
      Едет барин, Едет барин.
      Едет барин вдоль села! 130
      в анюха.
      Этот барин жил в Париже!
      П етр у X а.
      Может, ближе?
      В а н юх а.
      Нет, не ближе!
      Этот барин жил в Париже,
      И имел он капитал.
      Петруха.
      Ну, а нынче —
      Есть известье —
      Едет он в своё поместье...
      Вместе.
      Потому что до копейки
      Капитал он промотал!
      Скоморохи убегают. Выезжает тройка. В коляске сидит Барин, глядя в лорнет, и милостиво кланяется. Кучер (он же слуга) правит лошадьми.
      Барин (на французский манер произнося букву «н» в нос). Степан, Степан!..
      ' Степан. Слушаю, ваше сиятельство!
      Барин. Узнай у этих добрых пейзан, как называется их село.
      Степан. Эй, мужики! Как называется ваше село?
      Мужик (из окна). Большое Голодухино!
      Степан (Барину). Большое Голодухино, ваше сиятельство.
      Барин. Очень приятно. Очень приятно. Мы уже близко от родительского дома. (Подносит к глазам платок, а потом оглушительно в него сморкается.) Степан, Степан!..
      Степан. Чего изволите?
      Барин. Я ужасно проголодался. Достань наши припасы и дай мне позавтракать.
      Степан. Все припасы ещё вчера подъели, ваше сиятельство.
      Барин. Как? Ничего не осталось?
      Степан. Всё умяли подчистую.
      Барин (капризно). Но как же так, Степан? И что это за выражение «умяли»?
      Степан. Тут уж не до вырал<ениев, когда брюхо подводит.
      Барин. Тогда знаешь что? Купи у этого доброго поселянина какой-нибудь простонародной пищи. Пулярку. Корнишонов. Бриошей.
      Степан. Они, мужики сиволапые, про такое и не слыхивали. Да и денег у нас нет, чтоб покупать. Всё промотали.
      Барин. Степан, как ты смеешь? Ты забываешься, Степан!
      Степан. В усадьбу приедем, там и перекусим, ваше сиятельство.
      Барин. Но я хочу сейчас. Я голоден! Название этого села пробудило у меня зверский аппетит. Я испытываю большое, очень большое голодухино...
      Входит Дед. Кланяется.
      Чего хочет этот славный старичок?
      Степан (Деду). Чего тебе?
      Дед (Барину). Ваша милость...
      Степан. Ваше сиятельство, а не ваша милость. Они — князь. Понимать надо, сиволапый!
      Дед. Ваше сиятельство! Баба моя... Ну, супруга, значит, велела просить вашу милость, то есть вaшJ сиятельство, в гости! Не побрезгуйте мужицким угощением.
      Барии (милостиво). Это мило. Это очень мило с твоей стороны и со стороны твоей почтенной cyii-руги.
      Дед (кланяясь). Не откажите.
      Барин. Не откажу. (В сторону.) Представляю, чем они там собираются меня угощать. Иу, да выбирать не приходится... (Деду.) Благодарю за приглашение и охотно его принимаю... Степан, следуй за нами. (Деду.) Надеюсь, найдётся у тебя что-нибудь для моего слуги?
      Дед. Как не найтись. И слугу вашего накормим, и коням овсеца зададим.
      Барин. Это мило. Это очень, очень мило. Маленькое дорожное приключение... Я готов следовать за тобой, почтенный.
      Вылезает из коляски и идёт за Дедом. Степан едет за ними. Когда все они скрываются за кулисами, скоморохи открывают занавес.
     
     
      Картина пятая
     
      Изба Деда и Бабы. На столе прибавилось угощений. Баба стоит возле коробки, поспешно отдавая приказания.
      Баба. А теперь быстренько подавай мне парчовый сарафан, атласную ленту, жемчужный кокошник и козловые сапожки!
      Коробка щёлкает крыщкой — и тотчас на лавке появляются требуемые вещи.
      И зеркало!
      Появляется зеркало.
      И румян! И белил!
      Появляются румяна и белила.
      Побегу принаряжусь. (Взяв в охапку все эти вещи, уходит.)
      Входят Дед, Барин, затем Степан.
      Дед. Прошу, ваше сиятельство. Чем богаты, тем и рады.
      Барин (глядя в лорнет). Где же твоя супруга?
      Дед. И верно, где же она? (Зовёт.) Сударушка! Я гостя привёл. Выходи, встречай, за стол приглашай! Баба (из-за двери). Сейчас я! Барин (разглядывает в лорнет стол). Какой роскошный стол! Кес-ке-се, фрикасе!
      Входит Баба — разряженная, нарумяненная и набелённая. Кланяется. Барин смотрит на неё в лорнет.
      Монплезир-сувенир. Какая прелестная особа! (Галантно кланяется Бабе.)
      Та смущается и закрывается рукавом.
      Дед. Супруга моя, ваше сиятельство. Баба. Прошу не побрезговать, откушать с нами. Барин. С превеликим моим удовольствием, мам-зель-фриказель!
      Все садятся за стол. Степан устраивается у порога, подле лавки, на которой стоит коробка.
      Дед. Наливочки, ваше сиятельство? Барин. Не скрою, друг мой, что предпочёл бы шампанское. Впрочем, если его нет...
      Дед (бахвалясь). Что значит нет? Нет, так будет! (Подходит к коробке.) Желаю шампаньского!
      Ш^ёлкнув крышкой, коробка «выдаёт» шампанское. Барин и Степан ошеломлены.
      Извольте, ваше сиятельство.
      Барин. Изумительно! Я поражён! Степан. Вот так коробочка! Дед (бахвалясь). Чего ни пожелаю, она мне всё выдаст. Без отказу!
      Барин. Поразительно! Я изумлён! Степан (в сторону). Вот нам бы такую... Мы бы опять в Париж укатили... А что?.. Ведь можно её заполучить...
      Баба. Отведайте угощения, гости дорогие!
      Все едят и пыот.
      Барин (Бабе). Петифур-гарнитур!
      Баба. Чего?
      Барин. Благодарю, мадам! (Целует Бабе руку.)
      Баба. Кушайте на здоровье! (К Деду.) Слыхал, как ко мне благородные-то господа обращаются? Пе-тифур-гарнитур, мадам, и ручку целуют. А ты всё «касаточка, касаточка». Необразованность!
      Дед (сокрушённо). Это верно. Ох, верно, касатка.
      Баба. Касатка?.. Чтоб никаких больше «касаток», а чтоб звал меня «мадам». Слышишь? И ручку каждый раз целовал.
      Дед (со вздохом). Трудно мне будет с непривычки.
      Баба. У меня быстро привыкнешь.
      Степан. Хорошо бы лошадям корма задать, да овёс у нас кончился.
      Дед. Это дело поправимое. Возьми коробку, пойди к лошадям, потребуй у неё овса и сена — она тебе сколько надо отпустит.
      Степан. Послушается?
      Дед. Она всех слушается, кто ей приказывает.
      Степан. Это надо же!.. Так я возьму её, пойду к лошадям.
      Дед. Ступай, милок, ступай.
      Степан берёт коробку и выходит.
      Барин. По всем заграницам проезжал — нигде такой коробки не видел. Ни в англицком королевстве, ни во французском, ни в голландском. Может, продашь, любезный, эту коробку?
      Дед. Никак нельзя, ваше сиятельство. Не моя она. Мне её в полночь надо хозяину возвратить. -
      Барин. Жаль. А то бы я с превеликим удовольствием.
      Баба. Угощайтесь, сделайте милость.
      Бари и. Мерси. Угощаюсь.
      Входит Степан с коробкой.
      Ставит её на прежнее место.
      Степан. Лошади на^ кормлены, напоены, можно ехать, ваше сиятельство!
      Барин. Кес-ке-се, фрикасе, любезные хозяева. Давно не едал такого обеда!
      Дед. Мы от чистого сердца.
      Баба. И на дорожку вам кой-чего соберём. (Увязывает в узелок угощение.)
      Дед ей помогает.
      Степан (Барину, илёпотом). Ваше сиятельство, коробочку-то я подменил!
      Барин (шёпотом). Как — подменил?
      Степан. Взял да и подменил. У нас в коляске точно такая под сиденьем валялась.
      Барин (возмущённо). Степан! Как ты мог? Это бесчестно!.. Хотя почему у серого мужика есть такая коробка, а у меня — у благородного князя — нету?.. Это несправедливо. Степан, как ты полагаешь?
      Степан. Ещё как несправедливо!
      Барин. Тогда едем. Заглянем в усадьбу, получим родительское благословение — и опять в Париж! А? Бланманже-компренэ?
      Степан. Компренэ-бланманже!
      Дед и Баба подходят к Барину.
      Дед. Это вам на дорожку. (Подаёт узелок.)
      Баба. Тут и прянички и бараночки. (Кланяется.) Не откажите.
      Барин. Не откажу, Гран-мерси-бонжур-ареву-ар!.. Степан, возьми узелок!
      Степан берёт узелок.
      (Деду.) Так не продашь коробочку?
      Дед. Рад бы уступить, да не могу. Чужая. Барин. Тогда прощай. Я доволен. Очень доволен. Баба. И мы премного довольны, ваше сиятельство!
      Гости уходят.
      Вот И МЫ гостей приняли. И не каких-нибудь, а самых что ни на есть благородных. Вот и я перед князем в парчовом платье покрасовалась, разговоры с ним поразговаривала.
      Дед. Ты у меня раскрасавица, каса... (спохватившись) мадам!
      Баба. Да уж этого не отнимешь. На! (Протягивает Деду руку.) Дед. Чего? Баба. Целуй!
      Дед целует ей руку.
      Вот так!..
      Дед. Кваску бы теперь испить. Баба. У коробки попроси.
      Дед (коробке). Желаю жбанчик квасу. Холодненького, ядрёного, чтоб в нос шибало!.. Эй, коробка! Ты что, заснула? Квасу желаю!.. Что же это? Квасу мне!.. Оглохла? Квасу! Вот тебе раз!.. Застопорило. (Берёт коробку, трясёт, вертит так и этак.)
      Баба. Это что же такое? Ты что же за коробку мне, старый хрыч, принёс? Она же не работает! (Коробке.) Желаю серебряные серёжки!.. Слышишь?.. Се-рёж-ки!.. Не даёт... Ничего больше не даёт. Надул тебя твой Ветер, испорченную коробку всучил! Дед. А я-то откуда мог знать?,
      Баба. Растяпа ты, растяпа! Сейчас я тебя распатроню!
      Гоняется за Дедом по избе с кочергой. Бьёт его. Дед вопит и выскакивает из избы. Баба швыряет ему вслед коробку.
      Чтоб духу твоего здесь не было! И коробку свою никудышную забирай!
      Занавес. Перед занавесом скоморохи.
      Петруха.
      Беда, Ванюха?
      Ван ю X а.
      Беда, Петруха.
      От крика оглохнешь на оба уха!
      Петруха.
      А Барин-то, Барин, Ай-яй-яй, каков Барин? (Передразнивает Барина.) «Кес-ке-се, фрикасе. Очень вам благодарен. Давно не едал такого обеда»! А сам подменил коробку у Деда!
      Ванюха.
      Подменил-то не сам. Подменил Степан. Петруха.
      А кто разрешил ему этот обман? Все они такие — благородные господа! От них мужику только горе да беда.
      Ванюха.
      Стащил коробку и укатил со слугой, А Баба Деда лупит кочергой. Чуть не оглох от ихнего крика-Петруха (вглядывается за кулису). Плетётся...
      Ванюха.
      Кто?
      Петр уха.
      Да Дед-горемыка.
      Входит, держась за поясницу. Дед. Несёт под мншкой подменённую
      коробку.
      Дед. И за что на меня такие напасти, ума не npii-ложу. Хочу как лучше, а выходит как хуже. Ох!.. Проклятая баба кочергой поперёк поясницы угодила... Ну за что терплю от неё такую муку!.. Робкий я. Смирный... А то бы!.. Да я бы!.. Да ей бы!.. Эх!.. «Чтобы духу твоего, говорит, не было!» А куда я пойду? Некуда мне пойти. Незадачливый я уродился.
      Поднимается ветер, тнхопько начинает звучать его музыка.
      Ишь И ветер поднимается, одно к одному.
      Вбегает Ветер.
      Ветер. А, мужичок, старый знакомый! Дед. Где-то я тебя видел, да не припомню.
      Ветер. Ну и беспамятный ты! Ветер я.
      Дед. И точно! Как же я не признал?
      Ветер. А коробочку зачем принёс? До полуночи можешь пользоваться. По уговору.
      Дед. Отказала она, парень. Начисто отказала. Сперва-то безотказно работала, а потом — стоп, машина. Ни тпру ни ну. Ни мычит ни телится.
      Ветер. Быть не может. Дай-ка её сюда. (Берёт у Деда коробку, разглядывает.) Дед!
      Дед. Чего?
      Ветер. Обманули тебя.
      Дед. Как так?
      Ветер. Это не моя коробка.
      Дед. А чья же?
      Ветер. Этого я знать не могу. Только не моя. Подменили тебе её!
      Дед. Батюшки светы! Неужто Барин? Слуга-то его, Степан, коробочку брал? Брал. Ходил лошаде."! кормить. А потом с Барином чего-то шептался... Верно! Подменили! Ах, мошенники, мошенники! Ай да Барин, а ещё князь, ваше сиятельство... (Ветру.) Парень, как же быть-то? Что делать? И коробку украли, и старуха моя лупит меня чем попало, по чему попало!
      Ветер. Ладно, мужичок. Я тебя и на этот раз выручу.
      Дед. Выручай, парень, выручай старика.
      Ветер (выкатывая из-под кустов пустую кадку). Видишь?
      Дед. Вижу. Кадушка. Бочка, стало быть.
      Ветер. Кати её домой. Как начнёт тебя tbcj; старуха лупить, ты только скажи: «Где солились oi^yp-цы, поселились молодцы! А ну, ребятки, вылезг!'; из кадки!» А как они своё дело сделают, ты скажи: «Друг за дружкой, по порядку, полезайте, хлопцы, а, кадку!»
      Дед. и всё?
      Ветер. И всё.
      Дед. А коробку-то как обратно получить? Настоящую-то?
      Ветер. А уж это ты сам думай. Но только к полуночи её предоставь. Как уговорились.
      Дед (решительно). Предоставлю, моё слово твёрдое!.. Смирный-то я смирный, но только до Барина, обманщика, доберусь! Да заодно и старухе своей руки укорочу! Ежели овца в ярость войдёт, она лютей тигры становится!
      Бросив ненужную коробку, уходит, катя перед собой громыхающую бочку. Из-за кулисы выглядывают скоморохи.
      Ванюха. Петруха. Ванюха. П етр у X а. Ванюха.
      С кочки на кочку Покатил Дед бочку!
      Покатил Дед бочку, А сам бежит вприскочку!
      А бочка та Лишь на вид пуста!
      На вид-то пуста, Да это неспроста!
      Никто, Петруха, Нас не осудит, Если мы с тобой Поглядим, что будет!
      Подбегают к занавесу и открывают его.
     
      Нартина шестая
     
      Изба Деда и Бабы. Баба сидит, пригорюнясь.
      Баба. Дура я, дура! Надо было сразу у коробки всего потребовать: и золота, и серебра, и каменьев драгоценных. А я? Кренделей да леденцов пожелала. Словно маленькая. А ещё румян, да белил, да сарафан парчовый, словно я девка молодая. Ах, дура я, дура! А всё он, старый хрыч, виноват. Почему не отговорил меня леденцов у коробки просить? Должен был отговорить! Вот я ему рёбра ухватом пересчитаю,
      Слышен грохот. Дед вкатывает пустую бочку в избу.
      Дед (весело). А вот и мы, суда... мадам!
      Баба. Кто это — мы?
      Дед. Я да бочка.
      Баба. Что за бочка?
      Дед. Обыкновенная. Из-под огурцов.
      Баба. Где взял?
      А вернее сказать — кадка.
      Дед. Ветер подарил. Баба. Опять этот прощелыга? Дед. Ага. Я вышел в поле, а он там. Ну, поговорили о том о сём, ои мне эту бочку и подарил. Баба. Пустую? Дед. Пустую. Баба. А зачем она тебе? Дед. В хозяйстве всё пригодится. Баба. Ты бы у него коробку новую потребовал, чтоб все желания мои исполняла, а ты, безмозглая кочерыжка, бочку взял! Дед. Бочку. Баба. Пустую? Дед. Пустую. (Смеётся.) Баба (разъярясь). Ну, держись!
      Грозно приближается к Деду с ухватом.
      Дед. Эй, эй, касаточка! Полегче!.. (К бочке.)
      Где солились Огурцы, Поселились Молодцы! А ну, ребятки, Вылезайте из кадки!
      Из кадки вырывается клуб дыма, а нз дыма возникают шестеро одинаковых усатых молодцов.
      Баба (опешив). Кто такие?
      Дед. Сейчас увидишь, ласточка моя. Сейчас увидишь, сударушка. Сейчас увидишь, мадам ты моя разлюбезная! (Молодцам.) Вы кто, молодцы? Молодцы. Мы — бывшие огурцы! Дед. Можете за дело приняться? Молодцы. Так точно! Рады стараться!
      Дед. Ишь как складно говорят... Вы зачем покинули кадушку?
      Молодцы. Поучить уму-разуму эту старушку.
      Баба. Ой, не надо! Смилуйтесь! Дед, я больше не буду! Ха-ха-ха!.. Ха-ха-ха!..
      Дед. Она больше не будет.
      Молодец.
      Так и быть, не дадим ей таски, А только маленько поучим, для острастки. (Бабе, деловито.) Щекотки боишься?
      Баба. Страсть как боюсь!
      Молодец. Вот и хорошо. (Молодцам.) Щекотать её, ребята!
      Баба. Ой, родненькие, не надо! Ой, миленькие, не надо! Ха-ха-ха!.. Хи-хи-хи!..
      Дед (молодцам).
      Друг за дружкой. По порядку. Полезайте, хлопцы, В кадку!
      Молодцы тотчас исчезают в кадке.
      Баба. Дед! Родненький! Выкинь ты эту поганую кадку в овраг! Я тебя никогда больше обижать не буду! Я глупая была, неразумная!
      Дед. Нет, кадка нам ещё пригодится. Мы с этой кадкой к Барину, к мошеннику, наведаемся. Баба. И коробку востребуем? Дед. Само собой. Баба. А когда? Дед. А сейчас! Баба. И я с тобой?
      Дед. И ты со мной. Был я прежде смирный, а теперь — ужас какой отчаянный стал. Ух!.. Даже самому страшно.
      Дед и Баба катят бочку из избы. Скоморохи закрывают занавес, поют
      и приплясывают.
      Петруха. Ванюха. Петруха. Ванюха. Петруха. В анюх а.
      Вот потеха, так потеха! Ну и кадку Дед принёс!
      Было Бабе не до смеха, А смеялась аж до слёз!
      Никогда теперь не будет Баба Деда обижать!
      Уж теперь, наверно, будет Баба Деда ублажать.
      Ну, а Барин? Где же Барин?
      Где же Барин, говоришь? Слух идёт, что снова Барин Собирается в Париж!
      Открывают занавес.
     
     
      Картина седьмая
     
      Вечер. Барская усадьба. Барин, в халате и колпаке, сидит в кресле иа балконе. Коробка стоит перед ним.
      Барин. Степан!.. Степан!..
      Степан (входя). Чего изволите?
      Барин. Вещи уложены?
      Степан. Уложены.
      Барин. Значит, можем ехать?
      Степан. Хоть сию минуту.
      Барин. Отлично, Степан, отлично. Ты не представляешь, как я соскучился по Парижу. Вели запрягать лошадей.
      Степан. Слушаюсь. (Собирается уходить.)
      Барин. Погоди. Набей мне трубку англицким табаком.
      Степан. Табак-то у нас кончился, ваше сиятельство.
      Барин. Что значит кончился? Ты позабыл про коробку?
      Степан. И верно, позабыл. (Коробке.) Его сиятельство желают англицкого табаку!
      и тотчас коробка щёлкает крышкой, а перед Барином появляется пачка
      табаку.
      Вот так. С Набивает трубку и подаёт Барину.) Извольте, ваше сиятельство.
      Барин (курит трубку, пуская клубы дыма). Чудесный табак! Не понимаю, Степан, как мы до сих пор обходились без этой коробочки?
      Степан. Да уж с такой коробочкой нигде не пропадём!
      Барин. Ни здесь, ни в Париже. А мужику она ни к чему. Излишняя роскошь. Мужик и потребовать-то от неё ничего не сумеет.
      Степан. И не говорите.
      Барин. В самом деле, что он от неё может потребовать? А, Степан? Ну, хлеба каравай. Ну, этой, как её... браги. И всё.
      Степан. Золотые слова.
      Барин. Так ведь это же и без коробочки можно раздобыть. А больше он ничего и не придумает. Разве есть у мужика фантазия? А, Степан?
      Степан. Нет у мужика фантазии.
      Барин. Так зачем ему коробочка?
      Степан. Вот я и говорю. Без надобности она ему.
      Слышен отдалённый грохот.
      Барин. Что это?
      Степан. Гремит чего-то.
      Барин. Гроза?
      Степан. Да нет, небо ясное.
      Входят Дед и Баба. Катят перед собой громыхающую бочку.
      Каким это ИХ ветром сюда занесло?
      Барин С Степану). Кто такие?
      Степан. Дед и Баба, ваше сиятельство. Те, у которых мы днём закусывали. (Шёпотом.) У которых мы коробку стибрили!
      Барин. Степан, Степан, что за выражения? Не стибрили, а... как бы это сказать... позаимствовали.
      Степан. Можно и так. Всё одно: что в лоб, что по лбу.
      Барин. А что им от меня нужно?
      Степан. Эй, сиволапые! Вам чего здесь нужно?
      Дед (снимая шапку). Так что, ваше сиятельство, когда вы у нас кушать изволили, вы по ошибочке, стало быть, прихватили с собой вот эту коробочку. А она чужая. Мне её отдавать надо.
      Барин. Какую коробочку?
      Баба. Вот эту самую! (Хватает коробку.)
      Степан. А ну не лапай! Отдай! Ишь ловкая какая! Это наша коробка!
      Баба. Нет, наша!
      Степан. Нет, наша!
      Баба. Нет, наша!
      Вырывают друг у друга коробку. Степан одолевает.
      (Баба голосит.) Люди добрые, что же это делается? Коробку нашу украли, а я и не попользовалась! Ах, разбойники! Чтоб вас громом разразило, чтоб вас холерой поразило!
      Барин. Степан, эта женщина нас оскорбляет. Гони её!
      Степан. А ну, пошла вон! И ты, сиволалый, проваливай! И бочку свою дурацкую забирайте.
      Дед. Нет, этак не годится. Мы без коробки не уйдём.
      Степан. А по шее не хочешь?
      Дед. Это от кого же — по шее?
      Степан. А хоть от меня! (Наступает на Деда.)
      Тот его отстраняет.
      Дед. Ты, брат, лакей, а у меня с Барином разговор. (Барину.) Ваше сиятельство, отдайте коробку.
      Барин. И думать об этом забудь,
      Дед. Отдайте по-хорошему.
      Барин. Степан, он меня раздражает.
      Дед. Ну, тогда вот что. Тогда вызываю вас на эту... ну, как её... как это у вас, у господ, называется?.. Ага, на дуель!
      15 а р и н. Что-о-о?
      Дед. На дуель.
      Барин. Степан, ты слышал? Серый мужик вызывает меня, дворянина, на дуэль. (Хохочет.) Расскажу об этом в Париже, вот смеху будет!
      Дед. На дуель, ваше сиятельство. Хоть на шпагах, хоть на пистолетах, а хоть и по-простому, на кулачках.
      Барин. Ох, Степан, он меня уморит!.. «На кулачках»... (Хохочет.) Мужик, да ты, часом, не пьян?
      Дед. Никак нет, ваше сиятельство. Вызываю вас на дуель.
      Барин, Ты мне надоел. Степан, зови слуг, пусть они отколотят невежу палками и прогонят со двора.
      Степан. Эй, ребята! Прошка! Ерошка! Тимош-
      ка!.. Гоните сиволапых прочь! Да палками их, палками!
      Вбегают дворовые с палками.
      Баба. Караул!..
      Дед. Не голоси. Мы и без караула обойдёмся. (К бочке.)
      Где солились Огурцы, Поселились Молодцы! А ну, ребятки, Вылезайте из кадки!
      Из кадки вырывается клуб дыма, а из дыма возникают шестеро молодцов, на этот раз — с дубинками.
      Молодцы. Где?..
      — Кого?..
      — Как?..
      ¦— Чего?..
      Дед. Проучите-ка, ребятушки, барских слуг, а
      перво-наперво самого Барина! И коробку нашу отберите.
      Молодцы. А ну, держись!
      Идёт потасовка. Молодцы и Дед теснят барских слуг. В потасовке, на стороне Деда, принимают участие и скоморохи. Дворовые бегут. Барип и Степан с воплями мечутся по балкону. Их ловят, растягивают на ступеньках и колотят. Они орут.
      Дед (взяв коробку).
      Друг за дружкой, По порядку. Полезайте, хлопцы, В кадку!
      Молодцы скрываются в кадке.
      Счастливо оставаться, ваше сиятельство. Расскажите в Париже, как мы вас тут отрапортовали, вот смеху-то будет!
      Барин. Степан!.. Степан!.. По-моему, нас выпороли!
      Скоморохи, закрывая занавес, пляшут и поют.
      Петруха.
      Жарь, Ванюха!
      В а н юх а.
      Жги, Петруха!
      Петр уха.
      Братцы, ну и заваруха!
      Ванюха.
      Мужик Барина в мошенстве уличил, Я и сам его маленько поучил!
      Петруха.
      Мужик Барину науку преподал, Я и сам ему коленкой наподдал!
      Ванюха. Петруха. Ванюха. Петруха.
      Жги, Петруха!
      Жарь, Ванюха!
      Где старик и где стапуха?
      Не поели, Не попили,
      В поле бочку покатили И коробку понесли, Что от Барина спасли!
      Мужичок по доброй воле Ищет Ветра в чистом поле, А как Ветер поднялся. Значит, песенка и вся!
      Возникает музыка Ветра. Скоморохи, придерживая свои ko.iiikkh, чтобы пх не сдуло Ветром, открывают занавес и убегают.
      Ванюха.
      Картина восьмая
      Та же полянка, на которой происходила последняя встреча Деда с Ветром. В ночном небе ярко светит луиа. Появляются Дед н Баба. Дед несёт коробку. Баба катит бочку.
      Баба. Дед, а Дед! Может, погодишь отдавать? Дед. Никак нельзя. Уговор дороже денег. Дал слово — держись.
      Баба. Хоть бы денёк ещё попользоваться. Дед. И не проси. Не смущай меня. Б а б а С умоляюще). Д ед...
      Дед (грозно). Цыц! Ты что, мадам, не слыхала, что я сказал? Или молодцов пригласить, чтоб тебя вразумили?
      Баба. Ой, не зови ты меня «мадам»! И молодцы твои пускай в кадке сидят. Я молчу!
      Д е д. А вот молчать-то и не надо. Звать надо. Кликать его.
      Баба. Кого?
      Дед. Ветер кликать. (Кричит.) 0-го-го-го-го!.. Эй, парень!.. Ветер!.. 0-го-го-го-го!.. Давай сю-
      да-а-а-а!.. Мы тебе коробку принесли! (Бабе.) Зови его, касатка, у тебя голос позвончей.
      Баба. Ветер-батюшка-а-а!.. Ветеро-о-ок!., Мы здеся-а-а-а!..
      Дед. Не слышит он нас. Давай ещё.
      Появляются скоморох и.
      Петруха (зрителям).
      Они ведь старенькие. Дед и Баба, Голоса у них звучат очень слабо,
      Ванюха (зрителям).
      Крикнем хором, кто посмелее: «Ветер-ветерок, прилетай поскорее!»
      Дирижируют.
      Зрители. Ветер-ветерок, прилетай поскорее! Петруха. Не слышит. А ну, погромче! Зрители. Ветер-ветерок, прилетай поскорее! В а н юх а. Разве это громко? А ну ещё, по-настоя-щему!
      Зрители (по-настоящему). Ветер-ветерок, прилетай поскорее! Петруха.
      Вот это — дело! В ушах у меня звон..,
      Ванюха.
      А где же Ветер?
      Петруха.
      А вот и он!
      Убегают. Звучит музыка Ветра. Деревья начинают шуметь и гнуться. Дед и Баба поддерживают друг друга, чтобы устоять.
      Дед. Услышал. Сейчас прибудет. Баба. Держи меня, Дед, а то улечу,
      Вбегает Ветер.
      Ветер. Звали?
      Дед. Звали, парень. Коробку принесли. Настоящую.
      Ветер. Спасибо!
      Дед. Это тебе спасибо.
      Баба. Спасибо, батюшка.
      Ветер. Баба твоя?
      Дед. Она самая!
      Ветер. Кочергой и ухватом больше не орудует?
      Дед. Только у печки: кочергой угли мешает, ухватом горшки переставляет.
      Ветер. Давно бы так. Значит, и бочку можно забирать?
      Баба (радостно). Забирай, забирай её, милостивец!
      Дед. Э, нет, бочку оставь. А то как бы моя касатка опять за прежнее не принялась.
      Ветер. Ладно. Бочку оставляю. А коробку не могу. Для других дел нужна. Ну, да вы, я думаю, всё от неё востребовали, чего хотели?
      Дед. То-то и беда, милый, что всего один разок поели-попили досыта.
      Баба. Да я, глупая баба, румянами да белилами на старости лет обзавелась, да платьем парчовым.
      Ветер. Чего же вы сплоховали?
      Дед. Не успели, парень. У нас коробку-то Барин обманом увёз. А когда мы у него отобрали, срок пришёл тебе отдавать.
      Ветер. Значит, ничем я тебе. Дед, не помог... Знаешь что? Покуда я здесь, одно твоё желание коробка исполнит. Смотри не прогадай.
      Баба (Деду). Проси у неё драгоценных каменьев! Золота проси! Серебра!
      Дед (про себя). Не буду слушать жадную Бабу...
      (Коробке.) Верни ты нам, коробка... нашу курочку рябу!
      Крышка коробки щёлкнула, открылась и закрылась, и па плече у Дь ла закудахтала курочка ряба.
      Баба. Диво дивное! Ведь я же её съела! Дед.
      Что было, то было. Прошлое дело... А теперь с этой самою курочкой рябой Заживу на славу со своею Бабой!
      Ветер.
      Прощайте, Дед и Баба, Не ишите ветра в поле! Мы уж с вами Не увидимся боле! (Убегает, унося коробку.)
      Баба. А мы куда?
      Дед. Мы домой, касатка.
      Баба. И курочка?
      Дед. И курочка.
      Баба (опасливо). И калка?
      Дед (весело). И кадка!
      Уходят, унося курочку и катя кадку. Скоморохи следуют за ш.мн
      с песенкой.
      Петруха.
      Ванюха.
      Деду с Бабой курочка Нанесёт яичек,— Они купят ситничек. Они купят ситчик!
      Чтобы Баба не дралась, Будет для порядка Во дворе у них стоять С молодцами кадка!
      Петр уха.
      Вместе,
      Жили-были Дед и Баба, Вы их сами видели!
      До свиданья, до свиданья, Дорогие зрители!

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru