НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотека советских детских книг

Михалков С. «Весёлые зайцы». Иллюстрации - Е. Рачёв. - 1970 г.

Сергей Владимирович Михалков
«Весёлые зайцы»
Иллюстрации - Е. Рачёв. - 1970 г.


DJVU


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

СОДЕРЖАНИЕ

Все за одного 7
Как птицы Козлёнка спасли 13
Суеверный Трусохвостик 23
Как Медведь трубку нашёл 37
Зайка-Зазнайка 47
Три поросёнка 93
Кабан и хомут 115
Портрет 119
Сами виноваты 121
Жадный Заяц 125
Упрямый Петух 127
Вырвихвост 129
Зеркало 133
Заяц-симулянт 135
Экзамен 139
Тра-та-та! 141
Захваленная певунья 149
Щенок и Змея 151
Услужливый 153
Хочу бодаться! 155
Волшебное слово 157
Почему мыши котов не обижают 161
Ошибка 163
Что Кошка о себе вообразила 165
Заячье горе 167
Белые перчатки 169
Осторожные козлы 171

 

      Лауреат Ленинской премии Сергей Владимирович Михалков... Кто из ребят не знаком с его весёлыми стихами. Кто не знает его доброго и бесстрашного «Дядю Стёпу», полную тёплого юмора историю о Двух приятелях, об их чижах и ужах.
      А сколько смеха вызывает Фома, который ничему не верил до тех пор, пока его не проглотил крокодил, или изнеженный, избалованный родителями мальчишка, похожий на растение мимозу!
      С волнением читают и смотрят ребята пьесу С. Михалкова «Красный галстук» — о пионерской чести, о праве на почётное, звание юного ленинца.
      Нет такого уголка в нашей стране, где бы не звучала «Песня пионеров Советского Союза» на стихи С. Михалкова:
      Готовься в дорогу на долгие годы,
      Бери с коммунистов пример.
      Работай, учись и живи для народа.
      Советской страны пионер!
      Эта песня стала одной из любимых и популярных песен юных ленинцев.
      С доброй, тёплой улыбкой С. Михалков разговаривает с ребятами в своих книгах о любви к жизни, к труду, о людях труда, о любви к Родине, к природе.
      Книга С. Михалкова «Весёлые зайцы» не только для чтения.
      В ней вы, ребята, найдёте много новых сказок, басен. Они невелики и настолько образны и лаконичны, что их легко читать с эстрады пионерского театра.
      Маленькие ребята очень любят английскую сказку «Три поросёнка» в пересказе Сергея Михалкова. Поэт специально переделал её в пьесу, с тем чтобы вы могли показать её на сцене вашим младшим друзьям — октябрятам или малышам подшефного детского сада.
      Напишите нам, понравилась ли вам книга, как вы использовали её для художественной самодеятельности. Понравились ли вам рисунки к книге художника Е. Рачёва? Помогли ли они вам лучше понять образы персонажей сказок?
      Наш адрес: Москва, А-30, Сущевская ул., 21. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия».
     
      ВСЕ ЗА ОДНОГО
     
      Обидел большой Медведь малого Зайца; поймал и ни за что ни про что отодрал за уши. Одно ухо совсем набок свернул.
      Выплакался Заяц, отошли у него уши, слёзы высохли, а обида не прошла. За что пострадал? Не ровён час опять на Косолапого налетишь! Этак ушей не напасёшься! А кому жаловаться, когда Медведь сильней всех в лесу? Волк с Лисой ему первые дружки-приятели, водой не разольёшь!
      — У кого защиты искать? — вздохнул Заяц.
      — У меня! — пропищал вдруг чей-то тонкий голосок.
      Скосил Заяц левый глаз и увидел Комара.
      — Какой из тебя защитник! — сказал Заяц. — Что ты Медведю сделать можешь? Он зверь, а ты мошка! Какая в тебе сила?
      — А вот увидишь! — ответил Комар.
      Намотался Медведь жарким днём по лесу. Разморило его. Устал Косолапый, прилёг в малиннике отдохнуть. Только глаза закрыл, слышит — над самым ухом: «Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!..»
      Узнал Медведь комариную песню. Приготовился, стал ждать, когда Комар ему на нос сядет. Кружился, кружился Комар вокруг да около и наконец сел Медведю на кончик носа. Медведь, недолго думая, развернулся с левой лапы — хвать себя изо всех сил по носу! Будет Комар знать, как Медведю на нос садиться!..
      Повернулся Косолапый на правый бок, закрыл глаза, не успел зевнуть, слышит — снова у него под самым ухом: «Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!..»
      Видно, увернулся Комар от мишкиной лапы!
      Лежит Медведь, не шевелится, притворяется, будто спит, а сам прислушивается, ждёт, когда Комар себе новое место для посадки выберет.
      Звенел, звенел Комар вокруг Медведя и вдруг перестал.
      «Улетел, проклятый!» — подумал Медведь и потянулся. А Комар тем временем неслышно на медвежье ухо опустился, в самое ухо пролез да как куснёт! Подскочил Медведь. Развернулся с правой лапы
      и так дал себе по уху, что у него самого искры из глаз посыпались. Забудет Комар, как медведей жалить!
      Почесал Косолапый в ухе, лёг поудобнее — теперь можно спать! Не успел глаза закрыть, слышит — опять над головой: «Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!..»
      Что за наваждение! До чего живучая мошка!
      Плюнул Медведь, поднялся и пошёл прочь от того места, где на него Комар напал. Идёт Косолапый по лесу, сквозь кусты продирается, во всю пасть зевает, так ему спать хочется, а Комар за ним: «Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!..»
      Припустился Медведь бежать. Бежал, бежал, из сил выбился, под куст свалился. Лежит, дух переводит, сам прислушивается: где Комар?
      Тихо в лесу. Темнй, хоть глаз выколи. Все звери и птицы вокруг давно уже седьмой сон видят, один только Медведь не спит, мается.
      «Вот напасть! — подумал Медведь. — Довёл меня какой-то глупый Комаришка до того, что теперь я сам не знаю — Медведь я или нет? Хорошо ещё, что мне от него удрать удалось. Теперь-то уж я засну...»
      Забрался Медведь под ореховый куст. Закрыл глаза. Задремал. Начал Медведю сон сниться, будто он в лесу на пчелиный улей набрёл, а в улье мёду хоть отбавляй! Запустил Мишка в улей лапу и вдруг слышит: «Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!..» Догнал-таки Комар Медведя. Догнал и разбудил!
      Сёл Медведь и застонал от досады. А Комар над ним кружит и кружит, кружит и кружит. То ближе, то дальше, то тише, то громче звенит и звенит в темноте: «Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!.. Дзю-ю-ю!..» Звенел, звенел и замолчал. Молчит, будто куда провалился!
      Подождал Медведь, подождал, потом забрался поглубже под ореховый куст, глаза закрыл, только задремал, пригрелся, а Комар тут как тут: «Дзю-ю-ю!..»
      Вылез Медведь из-за куста. Заплакал.
      — Вот привязался, проклятый! Ни дна ему, ни покрышки! Ну, погоди же! До утра не засну, а с тобой разделаюсь!..
      До самого солнышка не давал Комар Медведю спать. Измучил, извёл Косолапого. До самой утренней зорьки не сомкнул Медведь глаз. Всего себя до синяков исколотил, а комариную песню не оборвал!
      Взошло солнышко. Выспались, проснулись звери и птицы в лесу. Поют, радуются. Только один Медведь не рад новому дню. Утром повстречал его на лесной опушке Заяц. Бредёт лохматый Медведь, еле ноги передвигает. Глаза у него слипаются — так спать хочется.
      Уж и посмеялся же Заяц над Косолапым. От всей души посмеялся.
      — Ай да Комарик! Ай да молодец!
      А Комар лёгок на помине.
      — Видел Медведя?
      — Видел! Видел! — ответил Заяц, держась от смеха за бока.
      — Вот тебе и «мошка», — сказал Комар и полетел: «Дзю-ю-ю!»
     
     
      Как птицы Козлёнка спасли
     
      Жил-был обыкновенный Козлёнок. Как все козлята, он был мал, но упрям. Он хотел всё делать по-своему. Однажды ему пришло в голову уйти погулять подальше от дома.
      — Не ходи далеко! — предупредила его мать. — Собираются тучи. Быть грозе.
      — Никакой грозы не будет! — ответил Козлёнок и поскакал по тропинке в дальний лес.
      В лесу было темно, а скоро стало ещё темнее. Макушки высоких сосен гнулись от сильного ветра. Большая чёрная туча нависла над
      самым лесом. И вдруг сверкнула ослепительная молния, за ней грянул оглушительный гром.
      Не помня себя от страха, маленький Козлёнок бросился наутёк. Ему казалось, что молния и гром гонятся за ним — так они сверкали и гремели. Наконец большая чёрная туча прорвалась, и из неё полил ужасающий дождь. Целые потоки холодной воды обрушились на Козлёнка, который всё бежал и бежал. Он уже выбежал из лесу и теперь скакал по незнакомому лугу. Он промок до ниточки, до последней шерстинки на теле, а дождь всё не унимался. Когда же вся вода из
      тучи вылилась и небо прояснилось, Козлёнок очутился на небольшом островке посредине настоящего озера. Всё вокруг было затоплено. Из воды тут и там торчали только верхушки каких-то кустов. До сухого берега было далеко.
      Козлёнок не умел плавать. Ему ничего не оставалось делать, как ждать спасения. Дрожа от холода, он присел на корточки и стал ждать.
      Скоро он увидел знакомую Свинью. Она плыла мимо на лодочке.
      — Спаси меня, Хрюшка! Сними меня с островка, — взмолился Козлёнок. — Забери меня с собой!
      — Мне самой места мало! — прохрюкала в ответ Свинья и, покачиваясь на волнах, проплыла совсем близко от островка.
      — Как тебе не стыдно! Апчхи! Апчхи! — два раза чихнул ей вслед Козлёнок, который не успел ещё высохнуть, но уже успел простудиться.
      Свинья уплыла на своей лодочке, и Козлёнок опять остался один.
      В это самое время на берегу появились лесные разбойники. Это были известные кровожадные грабители Волк и Волчица. Ветер донёс до их разбойничьего логова запах мокрой козлиной шерсти, и они по запаху вышли на опушку леса. Первое, что они увидели, было новое озеро, а посредине озера, на маленьком островке, маленького Козлёнка.
      — Давно мы не лакомились свежей козлятинкой! — прорычал старый Волк.
      — Сладкий кусочек! — облизнулась Волчица.
      — Как бы нам до него добраться? — сказал старый Волк. — Можно было и вплавь, да я не люблю купаться перед обедом!
      — Побежим скорее в наше логово, посоветуемся с братьями, — сказала Волчица. — Козлёнок никуда не денется, вода не скоро сойдёт...
      Недолго раздумывая, разбойники скрылись в кустах. А Козлёнок, ничего не подозревая, продолжал сидеть на островке.
      «Неужели я так и погибну? — думал бедный Козлёнок, в тревоге глядя по сторонам. — Скоро ночь, а меня что-то никто не спасает...»
      — Кряк! Кряк! — послышалось вдруг над самой головой Козлёнка.
      Козлёнок поднял голову и увидел дикую утку Крякву.
      — Кряк! Что ты тут делаешь? — удивилась Кряква, делая круг над островком.
      — Неужели ты не видишь? — жалобно отвечал Козлёнок. — Сижу и жду помощи. Плавать я не умею, летать тоже, а до берега видишь как далеко!
      — Хорошо! — сказала Кряква. — Наберись терпения и жди. Мы тебе поможем!
      С этими словами она взмыла в вышину и быстро скрылась из виду.
      Весть о том, что маленький Козлёнок попал в беду, как по телеграфу, разнеслась по окрестным лесам, полям и болотам. Не прошло и часа, как на зелёной лесной полянке собрались добрые звери и птицы. Прискакали зайцы, притащились бобры, прилетели журавли. Старуха Цапля привела с собой двух пеликанов, которые гостили у неё перед отлётом на юг.
      Дикая утка Кряква рассказала всем собравшимся о том, как она летела над лугом, который стал озером, и как она увидела на маленьком островке одинокого Козлёнка.
      — Надо ему помочь, пока про него не пронюхали волки! — закончила она свой рассказ.
      Все, как один, согласились с Кряквой.
      — Надо помочь! — хором сказали зайцы.
      — Выручим! — сказали журавли.
      — Поможем! — сказала Цапля и посмотрела на пеликанов. Те молча закивали головами.
      — А как? — спросил только что подлетевший Аист.
      — Надо построить плот и на нём вывезти с островка Коз-JV ленка! — предложили бобры. Они были строителями и всегда предлагали что-нибудь построить.
      Тут закипела работа. Бобры тотчас повалил^ большое дерево. За ним упало второе, за вторым — третье. Зайцы очищали стволы от ветвей и сучков. Журавли таскали готовые брёвна на берег озера и там связывали их. Каждому нашлось дело.
      Неожиданно в самый разгар работы прилетел Воробей.
      — Я только что видел Козлёнка! — прочирикал он, запыхавшись.— Он плачет. Он голоден. Он с самого утра ничего не ел.
      — Надо его накормить! — как всегда, хором сказали зайцы.
      — Накормить! — согласились журавли.
      — И посытнее! — предложили бобры, не отрываясь от работы.
      — А как? — спросил Аист.
      Цапля промолчала. Она только многозначительно посмотрела на своих друзей пеликанов. Те поняли её и молча открыли свои большие клювы. У каждого там был припрятан порядочный запас свежей рыбы. Потому-то они молчали всё время!
      — Кряк! Козлята не едят рыбы! — воскликнула дикая утка Кряква. — Разве вы этого не знаете?
      Пеликаны посмотрели друг на друга и, проглотив рыбу, быстро освободили сумки. Два шустрых зайчонка куда-то исчезли и тут же вернулись, таща охапками свежую морковку и несколько кочанов капусты.
      Пеликаны опять разинули свои клювы, нагрузились овощами и поднялись в воздух вслед за Воробьём.
      Через несколько минут они уже сбрасывали провиант прямо к ногам обрадованного Козлёнка. Освободившись от груза, пеликаны повернули обратно к берегу, где с невероятной быстротой достраивался плот.
      Но в разбойничьем логове тоже не дремали. Здесь точили ножи и кипятили воду в котле. А три самых отчаянных головореза, три молодых волка, оседлав три толстых бревна, уже плыли по направлению к островку, на котором жалобно блеял маленький глупый Козлёнок.
      Хорошо, что разбойников заметила пролетавшая мимо птичка Синичка. Вовремя прилетела она к тому месту, где трудились верные друзья.
      — Скорей, братцы! Скорей! — прощебетала она, кружась над стро-ителями-бобрами. — Вы можете не успеть! Разбойники уже подплывают к островку.
      Плот был почти готов, и его столкнули в воду. Ещё одно мгновение — и он уже покачивался на волнах. Команда зайцев налаживала парус. Ими командовал самый храбрый Заяц, по прозвищу Трусо-хвостик.
      Тем временем все, кто имел крылья, поднялись в воздух. Первыми поднялись журавли, за ними — дикая утка Кряква, Аист и Цапля. Развернувшись над лесом, они построились в треугольник и взяли курс на островок.
      Разбойники волки вовсю работали вёслами, тихо переговариваясь друг с другом.
      — Уже недалеко! — говорил один. — Уже недалеко!
      — Никуда он от нас не уйдёт! — говорил второй Волк. — Не уйдёт!
      — Сейчас мы его сцапаем! — рычал третий разбойник. — Сцапаем!
      Но не тут-то было! Не успели разбойники опомниться, как на них
      налетели дружные птицы. Их острые клювы больно вонзались в волчьи ноги. Журавля сменял Аист, Аиста сменяла Цапля. Разбойникам некуда было деться на своих брёвнах. А тут ещё налетели немного задержавшиеся пеликаны. Они летели медленно, потому что на этот раз были
      загружены камнями. Весь свой тяжёлый груз они обрушили прямо на головы волков. Этого разбойники уже не могли выдержать. Хватаясь за головы, воя от боли, они теряли вёсла и падали в воду. Спасая свою шкуру, они хотели вплавь повернуть назад к берегу, но длинноклювые птицы кружились над ними и не давали плыть до тех пор, пока последний разбойник навсегда не скрылся под водой.
      Ну, а плот пристал к островку. Козлик вне себя от радости расцеловался с Трусохвостиком и от души обнял каждого Зайца в отдельности. Прямо на плоту зайцы разожгли костёр, чтобы бедняга мог обсушиться и обогреться.
      Мы не будем описывать возвращение Козлёнка домой к родителям. Скажем только по секрету, что, несмотря на общую радость, два дня ему было больно сидеть на своём хвостике. Но этого следовало ожидать!
      На третий день Козёл и Коза устроили у себя приём. На праздничный обед были приглашены все, кто так или иначе принимал участие в спасении Козлёнка. Никто не был забыт. Нашлось место и для Воробья и для Синички. На почётном месте сидела дикая утка Кряква, которая первая пришла на помощь маленькому упрямцу.
      Неожиданно без приглашения заявилась Свинья.
      — А где моё место? — прохрюкала она ещё с порога.
      Но в ответ ей указали на дверь.
      — Здесь место только тем, кто знает, как помогать друг другу в беде! — вежливо, но сухо и решительно заявил хозяин дома Козёл. — Вы же, соседка, поступили по-свински!
      Так Хрюшка и ушла несолоно хлебавши.
      А в доме Козла и Козы до поздней ночи были слышны песни и смех, звон бокалов и хруст кочерыжек.
      Так за празднично накрытым столом, в кругу настоящих, верных друзей радостно и весело закончилась история, которая могла бы закончиться весьма печально.
     
     
      Суеверный Трусохвостик
     
      Заяц, по прозвищу Трусохвостик, был, как вы, очевидно, догадались, не из храброго десятка. Наоборот, это был самый трусливый и суеверный зайчишка из всех известных нам зайцев. Он верил во всякие глупые приметы, и всё-то ему казалось, что с ним что-то должно случиться и он непременно попадёт в какую-нибудь прескверную историю.
      Так оно и случилось.
      Самолёт, на котором Трусохвостик должен был лететь по срочным делам, вылетал в понедельник, тринадцатого числа. Ни один из суеверных зайцев не рискнул бы подняться в воздух в понедельник, да ещё тринадцатого числа! Ведь не зря понедельник считается тяжёлым днём, а тринадцатое число — числом роковым. Но делать было нечего: билет на самолёт взят, и отложить полёт по многим причинам невозможно.
      Трусохвостик машинально взглянул на номер билета: № 2353.
      Он сложил в уме цифры: два плюс три, плюс пять, плюс ещё три... Получилось тринадцать! Ощущая лёгкую дрожь в коленках и хвостике, он сложил цифры в обратном порядке: три плюс пять, три плюс два... Получилось то же самое! Кругом тринадцать!
      А когда на аэродроме по радио объявили посадку на самолёт Г № 13—13, отлетающий тринадцатым рейсом, бедный Трусохвостик совсем упал духом. Заняв в самолёте своё место, Трусохвостик огляделся. Далеко не все кресла были заняты пассажирами.
      Первые места занимали Козёл и Коза. На вид им обоим можно было дать больше ста. У Козла был очень учёный вид, и, судя по его белой бородке, можно было предположить, что он по крайней мере капустный профессор.
      Справа, возле окна, сидела Кенгуру. Из сумки на её животе выглядывал маленький Кенгурёнок, очень похожий на мать.
      Позади Кенгуру расположилась толстая Хавронья. Хрюшка едва помещалась в своём кресле. Не успев сесть, она раскрыла голубой
      мешок на «молнии» и начала с аппетитом чавкать, поглощая взятые в дорогу продукты.
      Наискосок от Хрюшки сидел Мопс. Он принадлежал к породе собак, отличающихся самонадеянным видом. Трудно было определить его возраст. Глаза у него слезились, но он был ещё достаточно молод для того, чтобы принимать участие в собачьих выставках. Трусохвостик, сидевший недалеко от него, обратил внимание на несколько серебряных медалей, звеневших на ошейнике тупоносого пассажира. Откинувшись на спинку кресла, Мопс читал «Ветеринарную газету».
      Дальше сидели Кот и Кошка. Усатый Кот с первого взгляда не понравился Трусохвостику. Во-первых, он был чёрным, а чёрные коты, как известно, приносят несчастье. Во-вторых, он не умел себя вести. Он бесцеремонно громко мурлыкал и мяукал, обращаясь к своей спутнице, которая в отличие от него была рыженькой и производила впечатление вполне воспитанной Кошечки. Однако мурлыканье и мяуканье соседа, по-видимому, доставляли ей удовольствие. Она томно щурилась в его сторону и нежно мурлыкала что-то в ответ. Что именно, Трусохвостик так и не успел расслышать из-за шума двух заведённых моторов.
      Пассажирский самолёт № 13—13 медленно выруливал на стартовую дорожку, с которой он должен был подняться в свой тринадцатый рейс. Наконец он вырулил, круто развернулся на месте и, как бы собираясь с духом, на мгновение замер. Затем один за другим взревели оба мотора, машина рванулась вперёд и помчалась по лётному полю. Ещё одно мгновение — и она уже повисла в воздухе, оставив далеко внизу под своими крыльями быстро уменьшающиеся постройки аэродрома.
      Трусохвостик сидел ни жив ни мёртв. Он вообще первый раз в своей жизни летел в самолёте. Только крайняя необходимость, только неотложные дела заставили его воспользоваться этим видом транспорта.
      «Ну вот я и лечу! — думал Трусохвостик, обеими лапками крепко держась за пряжку ремня, которым он предусмотрительно пристегнулся при взлёте. — Теперь мне осталось только благополучно приземлиться! Если бы не противный понедельник и не тринадцатое число, я бы мог признаться, что всё это в конце концов не так уж страшно. В самом деле, летают же другие...»
      Немного успокоив себя, Трусохвостик попробовал осторожно выглянуть в окно. Это ему легко удалось. Откровенно говоря, землю он не узнал. Если раньше, прыгая и скача по ней, он, можно сказать, не видел дальше собственного носа, то из окна самолёта он увидел землю почти всю сразу, со всеми её лесами и полями, озёрами и дорогами. Это было удивительное зрелище!
      «Какая несправедливость! — подумал Трусохвостик. — То, чем какой-нибудь ничтожный Воробей или глупая Галка могут запросто любоваться каждый день, стоит им лишь взмахнуть крыльями, мы, зайцы, можем увидеть, только купив билет на самолёт!»
      Не успел он так подумать, как самолёт вдруг сильно качнуло. Потом его так же неожиданно подбросило вверх.
      — Кажется, начинается! — прошептал Трусохвостик, почувствовав лёгкое головокружение. — Надо постараться заснуть. И чем скорее, тем лучше.
      Трусохвостик откинулся поудобнее на спинку кресла и закрыл глаза.
      Полулёжа с закрытыми глазами, Трусохвостик стал думать о разных разностях. Мысли путались, громоздились одна на другую и переплетались в маленькой заячьей голове. Мерный шум двух моторов нагонял сладкую дремоту, и в один момент Трусохвостику показалось, что он уже спит. Каково же было его удивление, когда глаза легко открылись и Трусохвостик понял, что он вовсе не спит. Зато почти все пассажиры спали, сладко посапывая и похрапывая на своих местах. Спали Козёл и Коза. Дремала Кенгуру с Кенгурёнком. Доверчиво положив головку на плечо своего соседа, тихо посапывала рыженькая Кошечка. Громко храпела Хавронья. Во сне её мучили какие-то кошмары, и она поминутно вздрагивала всем своим грузным телом. Только Мопс продолжал читать газету.
      Трусохвостик выглянул в окно. Теперь самолёт летел на большой высоте. Он спокойно плыл между безоблачным голубым небом и толстым слоем белых облаков, похожих на огромную заснеженную равнину.
      «Вот бы хорошо попрыгать по этим мягким белым кочкам! — подумал было Трусохвостик, но тут же одумался. — Нет, лучше уж как-нибудь поскорее пролететь над ними. Кстати, интересно знать, где мы сейчас летим?»
      — Обратитесь к экипажу! — проворчал Мопс, к которому Трусохвостик рискнул обратиться с вопросом.
      — А где экипаж? — вежливо поинтересовался Трусохвостик.
      — Прямо, за дверью! — не очень любезно ответил Мопс.
      Трусохвостик поднялся и направился в указанном направлении. Подойдя к двери, он осторожно нажал ручку и вошёл в кабину экипажа.
      Первое, что он увидел, настолько испугало его, что он чуть было не лишился чувств. Пилот Медведь вместо того, чтобы управлять самолётом, спал мертвецким сном. Во сне он сосал лапу, и даже шум моторов не мог заглушить его богатырского храпа. Прикорнув возле радиоприёмника, так же крепко спал и его верный помощник радист Суслик. В радионаушниках что-то потрескивало и пищало, но это его нисколько не беспокоило.
      — Как же так можно! — в ужасе пролепетал Трусохвостик, и его сердце забилось так быстро, что казалось, оно вот-вот выпорхнет. — Надо их немедленно разбудить.
      Но все усилия Трусохвостика были напрасны. Сколько он ни барабанил по плечу Медведя, сколько ни расталкивал Суслика, они не думали просыпаться. А самолёт летел себе высоко над землёй. Стрелки приборов что-то показывали. Моторы гудели. И ни один из пассажиров самолёта не догадывался о том, что происходило в кабине экипажа. Дурные приметы начинали сбываться!
      Выбившись из сил, Трусохвостик вернулся к пассажирам. Те уже проснулись и занимались теперь каждый своим делом: одни завтракали, другие играли в карты и шашки.
      «Нам всем грозит катастрофа! Надо что-то немедленно предпринять! Нельзя сидеть сложа руки!» — С этими тревожными мыслями Трусохвостик прошёл в конец самолёта и машинально заглянул в багажное отделение.
      Что это? Среди нескольких чемоданов и сумок, принадлежащих пассажирам, Трусохвостик увидел два парашюта.
      Пассажиры очень удивились, когда Трусохвостик, прислонившись
      спиной к двери, ведущей в кабину экипажа, поднял лапку и попросил внимания.
      — Что он хочет нам сказать? — промяукала Кошечка, наклонившись к своему соседу.
      — А чего можно ждать от зайца? — презрительно фыркнул чёрный Кот.
      Но очень скоро ему пришлось раскаяться в своих словах.
      Коротко обрисовав создавшееся положение, Трусохвостик закон- . чил свою речь словами:
      — Прошу без паники! Все остаются на своих местах! Двое из нас могут попытаться спасти свою жизнь, выпрыгнув из самолёта...
      — А это не рискованно? — не без иронии перебил его с места старый Козёл.
      — На борту самолёта есть два парашюта, — серьёзно сказал Трусохвостик.
      — Лично мы прыгать не собираемся! — в один голос заявили Козёл и Коза. — Пусть прыгают те, кто помоложе!
      — Я! Я! Б-буду п-прыгать! — заикаясь от страха, завопил чёрный Кот, срываясь со своего места и бросаясь навстречу Трусохвостику. — Да-да-дайте мне п-па-арашют! М-мне!
      Куда девалась вся его наглая самоуверенность! Шерсть на его шкуре стояла дыбом. Сам он дрожал как осиновый лист.
      — Сейчас же сядьте на место! И не заикайтесь! — приказал Трусохвостик.
      Поджав хвост, Кот опустился в кресло. Теперь он уже не обращал никакого внимания на свою соседку. Он думал только о своей чёрной шкуре. А бедная рыженькая Кошечка тихо плакала. Но плакала она не от страха, а от стыда. Ей было стыдно за того, кто клялся ей всю дорогу в дружбе и верности, а сейчас, когда приключилась беда, оказался таким ничтожным и малодушным.
      Трусохвостик по очереди обошёл всех пассажиров. Но все, в том числе даже Хавронья, наотрез отказались прыгать.
      — Будь что будет! — сказали они. — Может быть, Медведь ещё проснётся. Надо просто хорошенько попытаться его разбудить. Но прыгать... Нет, прыгать мы не будем! Это даже как-то некрасиво по отношению к остальным!
      Только Кот во что бы то ни стало решил оставить самолёт.
      Пассажиры в полном молчании отвернулись, когда он дрожащими лапами схватил парашют, нацепил его на себя и, что-то жалобно мяукнув, выбросился вниз головой в открытую дверь самолёта.
      Несмотря на усилия всех находящихся в самолёте, экипаж так и не проснулся. Напрасно Хавронья хрюкала Медведю в самое ухо, рычал и тявкал Мопс, истошно блеял Козёл.
      А самолёт всё летел и летел. Стрелки приборов подрагивали на чёрных и белых циферблатах. В радионаушниках что-то продолжало потрескивать и пищать. Моторы спокойно гудели.
      — Вот если бы... — начал Трусохвостик, когда все, окончательно выбившись из сил, собрались на маленькое совещание.
      — Что, если бы? — с надеждой в голосе перебила его мать Кенгуру, прижимая к себе безмятежно спящего Кенгурёнка.
      — Если бы кто-нибудь из нас умел обращаться с радио!
      — Я умею! — раздался тихий голосок. Это сказала Кошечка. Она уже успокоилась и даже успела привести в порядок свою намокшую от слёз мордочку.
      — Какая приятная неожиданность! — воскликнул обрадованный Трусохвостик. — Теперь мы сможем связаться с землёй!
      А на земле, там, где ждали самолёт № 13—13, уже давно волновались. Напрасно опытный радист Дятел настраивал радиоприёмник в надежде услышать голос своего приятеля Суслика. Тот молчал. И вдруг в наушниках Дятла послышалось какое-то мурлыканье и мяуканье. Дятел прислушался.
      — Говорит самолёт № 13—13.
      — Это ты, Суслик? — запросил Дятел. — Что случилось?
      — Экипаж самолёта спит, — мяукнули в ответ.
      — Кто у аппарата? — удивился Дятел.
      — Пассажиры!
      Никогда ещё Дятлу не приходилось записывать такие радиограммы.
      — Перестаньте шутить! — рассердился он наконец.
      — Мы не шутим, — ответил ему тот же голос. — Мы не знаем, что нам делать. Посоветуйте, пожалуйста, как нам быть.
      Начальник аэродрома — видавший виды Аист — собрал у себя в кабинете экстренное совещание.
      — Чрезвычайное происшествие! Находящийся в воздухе самолёт № 13—13 терпит бедствие...
      Но Аист не успел закончить начатой фразы. В кабинет влетел запыхавшийся Дятел. Он положил на стол новую радиограмму. Взглянув на неё, Аист не поверил глазам:
      «Решил сажать самолёт. Подскажите, как это сделать. Трусохвости к».
      Видавший виды Аист молча опустил крылья.
      Прежде чем принять столь ответственное решение, Трусохвостик посоветовался с пассажирами.
      — Я хочу посадить самолёт! — заявил он твёрдо и решительно.
      — И вам это удастся сделать? — проблеяла Коза.
      — Я в этом не уверен, — честно признался Трусохвостик. — Но я попробую. На всякий случай давайте проголосуем моё предложение!
      Все, кроме Мопса, подняли лапы.
      — Вы против? — спросил Трусохвостик.
      — Я воздержался, — проворчал Мопс. — Я знаю только, что мне сегодня вечером надо быть на собачьей выставке! — И опять углубился в чтение «Ветеринарной газеты».
      Проголосовав единственное предложение, пассажиры крепко пристегнулись ремнями к креслам и замерли на своих местах.
      Трусохвостик уселся в кресло пилота.
      Перед ним и вокруг него было множество разных кнопок, ручек, выключателей, приборов, похожих на часы, и ещё всякой всячины. Спящих Медведя и Суслика пассажиры давно уже вытащили из тесной кабины, и теперь они храпели в дальних креслах самолёта. На них уже никто не обращал внимания. Все думали только о Трусохвостике и о его верной помощнице, которая помогала ему в такую трудную минуту.
      Преданно поглядывая на самого отчаянного храбреца на свете, она ловко управлялась с обязанностями бортрадиста, переговариваясь с Аистом, который решил лично руководить столь необычной посадкой самолёта.
      — Вы меня понимаете? — спрашивал издалека Аист.
      — Понимаем! — отвечала Кошечка и показывала Трусохвостику на ту кнопку или ручку, которую он должен был нажать или потянуть на себя.
      Нельзя сказать, чтобы с самого начала всё шло гладко как по маслу. Трусохвостик нажимал случайно не на ту кнопку, и самолёт почему-то начинал задирать кверху нос. Тогда Трусохвостик быстро хватался за какую-нибудь ручку, и самолёт тотчас переходил в другое, не менее опасное положение.
      Бедная Хавронья чувствовала себя прескверно. Она наелась до отвала и теперь ужасно страдала от всех виражей и мёртвых петель, которые проделывал в воздухе самолёт, управляемый Трусохвостиком.
      Козёл и Коза, прижавшись друг к другу и закрыв глаза, не шевелились. По всему было видно, что они приготовились к худшему.
      Только Кенгурёнок был доволен. Он был ещё маленький и ничего не понимал. Когда самолёт кидало то вверх, то вниз, Кенгурёнок весело смеялся. Ему казалось, что он качается на качелях.
      А Мопс, самовлюблённый Мопс, продолжал читать. Впрочем, может быть, он просто делал вид, что читает. Весьма вероятно, он вообще не умел читать и держал газету в лапах так, ради пущей важности.
      Тем временем Трусохвостик не без труда освоился с профессией пилота. Надо отдать должное Аисту. За его спиной был большой опыт старого лётчика, и он очень подробно и точно давал с земли указания. И если у Трусохвостика поначалу получалось не всё достаточно удачно, то это ведь тоже не удивительно: есть летающие мыши, но летающих зайцев что-то мы не видели!
      Наконец наступил решающий момент.
      Трусохвостик облюбовал большую поляну и сделал над ней круг. Вокруг поляны рос лес. Хорошо, что это был не густой сосновый бор с вековыми деревьями, а всего-навсего небольшая берёзовая рощица. Но тем не менее это был лес, через который надо было перелететь раньше, чем сажать самолёт на землю.
      Глядя вперёд, Трусохвостик вцепился в штурвал самолёта обеими лапками. Он понимал, что сейчас, именно сейчас и никогда больше всё зависит от его личной выдержки и мужества.
      Если бы не противный понедельник! Если бы не тринадцатое число!
      — Держись, Трусохвостик! — подбодрил он сам себя и повёл самолёт на посадку.
      — Держись, Трусохвостик! — тихо мяукнул за его спиной нежный голосок.
      — Выручай, Трусохвостик! — прошептали все пассажиры самолёта разом.
      В это мгновение крылья самолёта, как бритвой, срезали макушки берёз у молодой рощицы. Самолёт задрожал, но не развалился. Ещё одно мгновение — толчок, ещё толчок — и он остановился на краю поляны, упёршись двумя пропеллерами в огромную копну свежего сена...
      Трусохвостик потянулся и... открыл глаза. Как же он удивился! Самолёт стоял на земле. Пассажиры спускались по трапу. Последними выходили из самолёта чёрный Кот и рыженькая Кошечка. Проходя мимо Трусохвостика, она даже не взглянула в его сторону, а её усатый спутник толкнул его своим чемоданом. Толкнул и даже не извинился.
      Трусохвостик сидел в каком-то оцепенении. Значит, это был сон. Значит, он не совершил никакого подвига? Ему хотелось заплакать от обиды. Но тут он вспомнил про приметы: понедельник — тяжёлый день, тринадцатое число — роковое число!
      — Скажите, пожалуйста, который час? — вежливо обратился Трусохвостик к проходившему мимо него большому и симпатичному Медведю в красивой авиационной фуражке.
      — Тринадцать ноль-ноль! — ответил басом пилот самолёта № 13—13.
      С тех пор Трусохвостик перестал быть суеверным и считается среди зайцев... Мы не скажем — самым храбрым, но если мы скажем — самым разумным, то не ошибёмся.
     
     
      Как Медведь трубку нашёл
     
      Потерял лесник в лесу свою трубку, кисет с табаком и самодельную зажигалку. А Медведь их нашёл. С этого всё и началось! Стал Медведь трубку курить. И так он к этой трубке привык, что, когда лесников табак в кисете весь вышел, решил Медведь в лесу сухой лист собирать и вместо табака трубку им наби-
      Раньше, бывало, Медведь с солнышком проснётся, в траве покувыркается-разомнётся, на реку бежит: купаться да рыбку ловить, а потом в малинник — за малиной или по дуплам лазать — мёд искать, а теперь чуть свет глаза продерёт, сухим листом трубку набьёт, сунет её в пасть, чиркнет зажигалкой и лежит под кустом: кольцами дым пускает. Так целый день с трубкой в зубах и проваляется.
      И всё бы ничего, да стал Миша прихварывать.
      Шёл как-то опушкой, встретил Лису. Увидела Лиса Медведя, так и ахнула.
      Лиса (удивлённым голосом)
      Миша! Друг мой! Ты ли это?
      Не видались мы всё лето.
      Как ты, бедный, похудел,
      Будто целый год не ел!
      Что с тобою? Ты больной? Медведь (нездоровым голосом)
      Сам не знаю, что со мной! Нездоровится мне что-то:
      Лезет шерсть, в костях ломота, Ничего почти не ем —
      Аппетита нет совсем!
      Стал я раньше спать ложиться, Да не сплю! Никак не спится! Кашель душит по утрам, Дурнота по вечерам.
      Колет в сердце, в лапах дрожь.
      Лиса
      Что ж ты к Дятлу не пойдёшь? К Дятлу надо обратиться!
      Он у нас такая птица:
      Сразу скажет, что к чему.
      Не ленись, сходи к нему! Медведь
      Вот недельку обожду,
      Станет хуже, так пойду!
      Вот прошла неделька, прошла другая. Стало Медведю хуже. Шёл он как-то оврагом. Волка встретил. Увидал Волк Медведя, так и присел на задние лапы.
      Волк (удивлённым голосом)
      Слушай, Миша-Михаил!
      Что ты делал? Как ты жил? Провалилися бока —
      Шкура стала велика!
      Ты хвораешь?
      Медведь (грустным голосом)
      Да. Хвораю.
      Волк
      Что с тобою?
      Медведь (нездоровым голосом)
      Сам не знаю...
      Нездоровится мне что-то: Лезет шерсть, в костях ломота. Ничего почти не ем —
      Аппетит пропал совсем!
      Начал раньше спать ложиться, Да не сплю! Никак не спится! Душит кашель по утрам, Дурнота по вечерам.
      Сердце колет, в лапах дрожь... Пропадаю!
      Волк
      Пропадёшь,
      Если к Дятлу не пойдёшь! Надо к Дятлу обратиться! Он у нас такая птица: Разберётся, даст совет. Да, так да! А нет, так нет!
      Волк
      А найдёшь его?
      Медведь
      Найду!
      Разыскал Медведь Дятла в лесу. Тот на старой сосне дупло себе на зиму готовил. Подошёл Медведь к сосне, голову кверху задрал.
      Медведь (жалобным голосом)
      Дятел, Дятел! Старый друг!
      Ты спустись на нижний сук!
      Дятел
      Ба! Топтыгину привет!
      Ты здоров ли?
      Медведь (нездоровым голосом)
      Видно, нет!
      Нездоровится мне что-то:
      Лезет шерсть, в костях ломота. Ничего-то я не ем —
      Аппетит пропал совсем!
      Начал раньше спать ложиться, Да не сплю! Никак не спится! Страшный кашель по утрам, Дурнота по вечерам.
      Сердце колет, в лапах дрожь...
      Дятел
      Верно, куришь, коль не пьёшь?
      Медведь
      Да, курю. Откуда знаешь?
      N. , Дятел (строгим голосом)
      I Больно дымом ты воняешь!
      Ну-ка, сядь под этот сук!..
      Дай-ка спину!.. Тук-тук-тук!.. Да-с! Выстукивать не просто Медведей такого роста!
      Не дышать и не сопеть:
      Ты больной, хоть и Медведь! Ну-с... Мне всё как будто ясно...
      Медведь (испуганным голосом)
      Не смертельно? Не опасно?
      Дятел (строгим голосом)
      Накопилась в лёгких копоть — От куренья вся беда!
      Ты, Топтыгин, хочешь топать? Брось куренье навсегда!
      Медведь (жалким голосом)
      Бросить? Трубку? Зажигалку?
      И с сухим листом кисет?
      Не могу! Не брошу! Жалко!..
      Дятел (строгим голосом)
      Выполняй-ка мой совет!
      А не то в своей берлоге
      Ты протянешь скоро ноги!
      Поблагодарил Медведь Дятла за совет и поплёлся домой. Приплёлся, присел на пенёк, достал трубку, набил её сухим листом, хотел было закурить, да вспомнил, что ему на прощанье Дятел сказал, и забросил трубку в овраг подальше.
      День не курит. Два не курит. На третий день не вытерпел, полез в овраг искать трубку. Искал, искал — насилу нашёл. Нашёл, о шкуру вытер, сухим листом набил, сунул в пасть, чиркнул зажигалкой, закурил. Только начал дым кольцом пускать, вдруг слышит — за оврагом Дятел сосну выстукивает: «Тук-тук-тук! Тук-тук-тук!» Тут опять вспомнил Медведь, что ему Дятел на прощанье сказал, вынул трубку из пасти и забросил в овраг дальше прежнего.
      День не курил. Два не курил. Три не курил. На четвёртый день не вытерпел, полез в овраг за трубкой, искал её, искал, искал — насилу нашёл. Вылез из оврага весь в колючках и репьях, сёл на пенёк, вытер трубку о шкуру, сухим листом её набил, закурил. Сидит дым пускает, а сам прислушивается: нет ли где Дятла поблизости.
      Всё лето и всю осень, до самой зимы, бросал Медведь трубку курить, да так и не бросил.
      Наступила зима. Поехал как-то Лесник в лес за дровами и собачонку с собой взял. Едет Лесник по дороге, а его Заливай по лесу бегает: заячьи следы разбирает. Вдруг слышит Лесник, Заливай голос подаёт: «Тяв-тяв! Тяв-тяв!» Не иначе нашёл кого-то! Остановил Лесник лошадь, вылез из саней, встал на лыжи и пошёл прямо на Заливайкин лай. Продрался сквозь чащу, выбрался на полянку, видит: лежит большая ель, бурей поваленная, из земли с корневищем вывороченная, а у самого корневища снежный бугор — медвежья берлога. А из берлоги синий дымок вьётся... И Заливай на него лает-заливается: «Тяв-тяв!
      Тяв-тяв!»
      Удивился Лесник: из медвежьей берлоги дым валит!
      Поднял Лесник Медведя в берлоге, а Медведь от курения так ослаб, что его и вязать не надо — голыми руками бери! Стоит бедняга
      против Лесника, на своих четырёх лапах качается. Глаза от дыма слезятся, шерсть клочьями, а в зубах трубка!
      Узнал Лесник свою трубку, вынул её у Медведя из пасти, заглянул в берлогу — ещё кисет с зажигалкой нашёл. Вот уж не ждал, не гадал!
      Спрятал Лесник находку в карман тулупа, Медведя на сани взвалил и поехал домой. Увидала Лесничиха, что муж из леса приехал, выбежала на крыльцо.
      Лесничиха (с любопытством)
      Что привёз из леса, Федя?
      Лесник
      Посмотри! Привёз Медведя!
      Лесничиха (смотрит)
      Настоящий?
      Настоящий!
      Да к тому ж ещё курящий!
      Лесничиха (испуганно)
      Что ж теперь нам делать с ним?
      Лесник (спокойно)
      Как что делать? Продадим!
      Завтра утром на возу В город, в цирк его свезу!
      И отвёз Лесник Медведя в город.
      В нашем цирке есть Медведь.
      Приходите посмотреть.
      Смел и ловок Мишка бурый;
      И ребята говорят,
      Что артист с мохнатой шкурой —
      Самый лучший акробат!
      Если кто проходит мимо
      С папиросою во рту
      Или с трубкой, запах дыма
      Мишка чует за версту
      И, топчась на задних лапах,
      Начинает вдруг реветь,
      Потому что этот запах
      Не выносит наш Медведь!
     
     
      Зайка-Зазнайка
     
      Хорошо летом в лесу, на солнечной полянке с пригорком! Пригрело солнышко землю. Высохла утренняя роса на траве и на двух братьях-мухоморах возле старого пня, поросшего густым зелёным мхом.
      Вышла на полянку Рыжая Лиса. Присела, прислушалась — трещат
      в траве кузнечики, на все лады певчие птицы перекликаются, где-то кукует «укушка: «Ку-ку! Ку-ку!»
      Лиса. Не повезло мне сегодня: и гусят я видела, и утят я слышала, и курочку жирненькую себе облюбовала, а подойти не посмела — очень уж злые собаки птичий двор стерегут! Зря я за колхозными сараями два часа на брюхе пролежала! Только в росе вымокла... Мне бы теперь хоть зайчишку на обед словить!
      Облизнулась голодная Лиса. Навострила уши.
      Зашуршало в кустах. Выскочил на полянку Зайка-Зазнайка. Увидел Лису — на задние лапки присел, замер от страха. А Лиса сама растерялась: сидит смотрит на Зайку-Зазнайку, тоже не шевелится.
      Опомнился Зайка-Зазнайка, бросился от Лисы назад в кусты. Опомнилась Лиса, бросилась было за Зайкой-Зазнайкой вдогонку, да раздумала. Спряталась за куст.
      Лиса. Постерегу-ка я его здесь, за кустом! Я заячью повадку знаю: косой теперь обязательно на эту полянку вернётся. Тут-то я его и словлю! На то я и Лиса, чтобы зайца перехитрить!
      Притаилась Лиса за кустом — ждёт, когда Зайка-Зазнайка на полянку вернётся. А Зайка-Зазнайка сделал по лесу круг да и вернулся на то же место. Выскочил на полянку. Присел. Ушами поводит — прислушивается. Только Лиса прыгнуть на него собралась, как опять зашуршало в кустах и выскочил на полянку ещё один заяц, чуть постарше. Кубарем скатился с пригорочка. Сёл рядом с братом.
      Старый Заяц. Здравствуй, брат! Чего ты дрожишь?
      Зайка-Зазнайка. Меня Лиса гоняет!
      Старый з а я ц. Ты не бойся. Нас двое — мы её обманем! Я тебя выручу.
      Зайка-Зазнайка. А как ты меня выручишь?
      Старый Заяц. Она нас двоих увидит и за нами погонится...
      Лиса (за кустом). Не одного, так другого поймаю!
      Старый Заяц. А за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь!
      Бросилась Лиса за зайцами. Бросились зайцы от Лисы. Пусто на полянке. Только трещат в траве кузнечики, певчие птицы перекликаются да кукушка кукует: «Ку-ку! Ку-ку!»
      И вдруг затрещали у кого-то под ногами сучья в лесу, раздвинулись кусты, и вышел на полянку Горе-охотник: за плечом — ружьё, на боку — сумка. Песенку поёт.
      Горе-охотник
      Хожу я по болотам,
      Брожу по лесу я...
      Охота, охота,
      Охота — страсть моя!
      Ружьё моё стреляет —
      И в тот же самый миг
      Добыча улетает,
      Издав прощальный крик.
      И снова по болотам
      Брожу, как призрак, я...
      Охота, охота,
      Охота — страсть моя!
      Пиф-паф!
      Зимой и летом
      Стреляю я дуплетом!
      Меня не остановят
      Ни холод, ни жара.
      Я попусту стреляю
      И сам себе желаю:
      Присел Горе-охотник на пенёк. Вздохнул.
      Горе-охотник. Не повезло мне сегодня! По оврагам я ходил, по болотам я бродил, сквозь кусты я продирался, о колючки ободрался! Намучился, намаялся, а подстрелить ничего не сумел! Опять придётся с пустыми руками домой возвращаться! Эх, горе ты моё, горе! (Осматривается.) Хорошая полянка! Лучше, пожалуй, и не найти в этом лесу. Отдохну здесь немножечко, вздремну полчасика, а там видно будет...
      Прислонил Горе-охотник своё ружьё к пеньку. Расположился на пригорочке. Лёг на спину, лицо шапкой накрыл. Захрапел. Спит охотник и не видит, как из-за кустов на полянку два зайца вышли: тот Зайка-Зазнайка, которого Лиса гоняла, и Зайчиха.
      Зайчиха. Я до сих пор в себя прийти не могу! Я вся дрожу! Если бы не братец, поймала бы тебя Рыжая Лиса! Сам говоришь, она тебя чуть-чуть за уши не схватила.
      Зайка-Зазнайка. «Чуть-чуть» не считается. Я бы от неё и сам убежал.
      Зайчиха. Вечно ты хвастаешься! Никуда бы ты от неё не убежал, если бы не братец! Это он тебя из беды выручил.
      Зайка-Зазнайка
      Мне помощи не надо,
      Я заяц с головой!
      Зайчиха
      Не рада я, не рада Тому, что ты такой!
      Зайка-Зазнайка
      Я знаю сам прекрасно,
      Что делать мне с Лисой.
      Зайчиха
      Напрасно ты, напрасно Всё хвастаешь, косой!
      Зайка-Зазнайка
      Попробуй-ка Поймай-ка!
      Слови меня! Схвати!
      Зайчиха
      Зазнайка ты, зазнайка,
      С огнём ты не шути!
      Зайка-Зазнайка
      Мне слушать надоело,
      Как ты весь день ворчишь!
      Зайчиха
      Не дело, ох, не дело,
      Не дело говоришь!
      Зайка-Зазнайка. Смотри, смотри! Кто это лежит?
      Зайчиха. Это охотник спит. Скачем дальше, косой! От греха подальше.
      Зайка-Зазнайка. Смотри, смотри! Ружьё-то!
      Зайчиха. Скачем дальше, косой! Что тебе до ружья?
      Зайка-Зазнайка. Погоди, погоди! Ты ничего не понимаешь!
      Зайчиха. Что ты, косой! В своём ли ты уме? Едва от Лисы спасся, а теперь сам под ружьё лезешь?
      Зайка-Зазнайка. Я знаю, что я делаю!
      Перешагнул Зайка-Зазнайка через ноги спящего Горе-охотника, протянул лапу, взял ружьё, да и был таков! Только его с ружьём и видели! Зайчиха — за ним. А Горе-охотник повернулся на другой бок и захрапел ещё слаще...
     
     
      1-е действие
     
      Стоит в лесу лисий дом с крыльцом. Большое окно с резными ставнями. В домике—кровать с горкой подушек, русская печь, у окна стол, на стене — портреты дедушки Лиса и бабушки Лисы Патрикеевны. Лиса ходит в белом переднике по своей горнице, петушиным крылом со стола крошки сметает, ждёт, пока в пе-
      чи огонь разгорится, чтобы воду кипятить поставить. Поёт Лиса песенку.
      Лиса
      Сегодня ровно десять лет,
      Как я в лесу живу.
      К себе сегодня на обед Я Волка позову.
      Мы вместе курицу съедим.
      Потом мы с ним вдвоём Часочек рядом посидим И песенку споём.
      Мы с ним старинные друзья,
      Характер наш похож,
      Мы вместе ходим, он и я,
      На кражи и грабёж.
      Как жаль, что в честь такого дня На праздничный обед Среди припасов у меня Сегодня зайца нет!
      Разгорелся огонь в печи. Лиса поставила в печь котёл с водой, сняла передник, взяла сумку и вышла на крыльцо.
      Лиса. Пойду полежу за птичьим двором, в крапиве. Может, какая-нибудь курочка зазевается, а я её и словлю!
      Заперла Лиса дверь на крючок и ушла. А из-за кустов зайцы вышли. Впереди — Зайка-Зазнайка с ружьём, позади — Зайчиха с корзинкой.
      Зайка-Зазнайка (оборачиваясь). Чего ты отстаёшь?
      Зайчиха. Что-то мне не по себе, косой! Не дело ты задумал.
      Зайка-Зазнайка. Ты меня ещё учить будешь!
      Зайчиха. Ни с кем ты никогда не посоветуешься! Зайка-Зазнайка. Ас кем мне советоваться? Я сам себе голова! Зайчиха. Ум хорошо, а два лучше.
      Зайка-Зазнайка. Вечно ты всего боишься! Нечего тебе дрожать. Не видишь — ружьё у меня! Иди за мной смелее.
      Зайчиха. Я уж и так иду...
      Поднялся Зайка-Зазнайка на крыльцо лисьего домика, увидел, что дверь на крючке.
      Зайка-Зазнайка. Никого дома нет. Тем лучше: меньше крику будет.
      Отворил Зайка-Зазнайка дверь, шагнул через порог в горницу.
      Зайчиха. Ну что?
      Зайка-Зазнайка. Иди, иди! Не бойся!
      Тут Зайчиха прыг-прыг по ступенькам — и тоже в домик вошла.
      Зайка-Зазнайка. Ну вот, теперь мы тут жить будем!
      Зайчиха. Лисой пахнет.
      Зайка-Зазнайка. Надо окно открыть, горницу проветрить! (Распахивает окно.)
      Зайчиха. Как же мы тут жить будем?
      Зайка-Зазнайка. Ничего, привыкнешь!
      Зайчиха (заглядывает в печь). Она воду кипятить поставила — видно, скоро вернётся.
      Зайка-Зазнайка. А ты не теряй времени, кроши капусту—будем щи варить. Надевай лисий передник!
      Надела Зайчиха передник, достала из корзинки кочан капусты, стала его в котёл крошить. А Зайка-Зазнайка ходит по горнице, осматривается. Увидел на стене портреты дедушки Лиса и бабушки Лисы Па-трикеевны, сорвал их, в печь бросил. Достал из корзинки портреты своих, заячьих, родственников, повесил их над кроватью.
      Зайка-Зазнайка. Вот так-то лучше будет!
      Зайчиха. Ох-ох-ох! Где же это видано, чтобы заяц в лисьей норе жил?
      Зайка-Зазнайка. А где это видано, чтобы заяц с ружьём по лесу ходил? Никогда этого не было!
      Зайчиха. Жили бы и жили, как все зайцы живут...
      Зайка-Зазнайка. Зачем мне так жить, как все зайцы живут? Я теперь сильнее всех в лесу! Ружьё я достал, Лису из дому выгнал...
      Зайчиха. Ты её ещё не выгнал. Она сейчас вернётся.
      Зайка-Зазнайка. Хи-хи-хи! Вот посмотришь, как я с ней разговаривать буду!
      Зайчиха. Погоди, погоди! Кажется, кто-то идёт... (Прислушивается.)
      Идёт Лиса по лесу, несёт в сумке петуха, поёт.
      Лиса Я в крапиве пролежала —
      Петуха за хвост поймала.
      Сытно Волка накормлю —
      Очень Серого люблю.
      Зайка-Зазнайка (прислушался). Лиса! Ну что ж, добро пожаловать!
      Зайчиха. Я вся дрожу! Что-то сейчас будет!..
      Зайка-Зазнайка. Отойди в сторонку — ну как мне стрелять придётся!
      Подошла Лиса к своему домику. Остановилась.
      Лиса. Кто же это мою дверь открыл?
      Вышел Зайка-Зазнайка на крыльцо, ружьё за спину прячет.
      Зайка-Зазнайка. Это я дверь открыл! Добро пожаловать, Лисонька!
      Лиса. Кого я вижу! Что ты здесь делаешь, косой? Это не тебя ли я вчера чуть за уши не поймала?
      Зайка-Зазнайка. Меня. Только теперь не я от тебя, а ты от меня бегать будешь!
      Лиса. Очень хорошо! Очень хорошо! (Облизывается.)
      Зайка-Зазнайка. Нечего тебе облизываться!
      Лиса. Как же мне не облизываться! Давненько я зайчатинки не пробовала!
      Бросилась Лиса на крыльцо. А Зайка-Зазнайка вскинул ружьё, прицелился.
      Зайка-Зазнайка. Назад! Сейчас я из тебя решето сделаю!
      Испугалась Лиса, попятилась.
      Лиса. Откуда у тебя ружьё? Перестань целиться!
      Опустил Зайка-Зазнайка ружьё.
      Зайка-Зазнайка. Что, испугалась? То-то! Теперь я тебя не боюсь!
      Лиса. Что это значит?
      Зайка-Зазнайка. А то значит, что теперь мы тут живём и жить будем!
      Лиса. Как же так? Это мой дом!
      Зайка-Зазнайка. Был твой — стал заячий!
      Лиса. А я где жить буду?
      Зайка-Зазнайка. Мне какое дело!
      Лиса. Я сегодня именинница.
      Зайка-Зазнайка. Поздравляю тебя!
      Лиса. Як себе Волка на обед пригласила.
      Зайка-Зазнайка. Придётся, Лиса, тебе перед ним извиниться.
      Лиса (ласково). Пусти меня, косой! Давай вместе жить! Я тебя не трону.
      Зайка-Зазнайка. Знаем мы вас, рыжих! Проваливай лучше, пока я не рассердился. Некогда мне с тобой разговаривать! Мне обедать пора. Щи стынут!
      Лиса. Ну ладно же. Я тебе отомщу, лопоухий!
      Зайка-Зазнайка. Проваливай, проваливай! Я тебя ни капельки не боюсь!
      Ушла Лиса. Присел Зайка-Зазнайка на крылечке, ружьё меж лап поставил. Сидит песенку поёт.
      Заяц
      Раз, два, три, четыре, пять!
      Вышел зайчик пострелять.
      Вдруг лисица выбегает,
      Зайчик целится, стреляет:
      Пиф-паф! Ой-ой-ой!
      Не придёт Лиса домой!
      Зайчиха (выглядывает в окно). Ушла?
      Зайка-Зазнайка. Ушла. И след хвостом замести позабыла! Теперь страшнее меня никого в лесу нет! Захочу — и Волка из норы выгоню! Захочу — медвежью берлогу займу! А потом в Африку поеду на львов охотиться.
      Зайчиха. Хорошо бы всё обошлось! Очень уж ты грубо с ней разговаривал.
      Зайка-Зазнайка. Грубо? Хи-хи-хи! Пусть спасибо скажет, что я в неё сразу не выпалил! Хи-хи-хи! Будет знать, как зайцев пугать!
      Зайчиха. Щи готовы. Садись обедать.
      Вошёл Зайка-Зазнайка в горницу, сёл к столу, взял ложку.
      Зайка-Зазнайка. Сорока видела, как я с ружьём шёл. Сегодня к вечеру все узнают, как мы к Лисе в дом переехали. Полопаются от зависти! До чего же Лиса перепугалась, когда я в неё прицелился! Хи-хи-хи!
      Сидят Зайка-Зазнайка с Зайчихой, деревянными ложками щи едят. А из лесу в это время вышли Старый Заяц со своей Зайчихой и двумя зайчатами. В Лапах у них подарки: капусты кочан, моркови пучок.
      Старый Заяц (шёпотом). Стойте и не шевелитесь! (Прислушивается).
      Первый Зайчонок. Пап, я боюсь!
      Второй Зайчонок. Мам, я боюсь!
      Старая Зайчиха. Я сама боюсь!
      Старый Заяц (принюхивается). Нашим братом пахнет! Нашим! Пошли, ребята!
      Поднялся Старый Заяц на крыльцо. Постучал лапкой в дверь.
      Зайка-Зазнайка. Кто там?
      Старый Заяц. Откройте, это мы!
      Зайчиха. Это голос братца!
      Старая Зайчиха. Это мы! Откройте!
      Зайчиха. Это голос сестрицы!
      Зайка-Зазнайка. Пронюхали!
      Открыла Зайчиха дверь, впустила родственников.
      Старый Заяц. Здравствуй, братец! Здравствуй, сестрица! Зайчата. Здравствуйте, дядя! Здравствуйте, тётя!
      Старый Заяц. Поздравляю тебя, братец, с ружьём! Зайка-Зазнайка. Спасибо, если не шутишь.
      Старый Заяц. Где ружьё-то? Можно посмотреть?
      Первый Зайчонок. Пап, смотри! Смотри, пап! Ружьё! Второй Зайчонок. Мам, смотри! Смотри, мам! Ружьё! Зайчиха. Не подходите близко!
      Зайка-Зазнайка. Нельзя ружьё трогать! Нельзя!
      Старый Заяц. Настоящее?
      Зайка-Зазнайка. А ты не видишь? Конечно, не игрушечное! Старая Зайчиха. Как у вас тут хорошо! Какая кровать! Какие мягкие подушки! (Трогает подушки.) Пух и перо!
      Зайка-Зазнайка. На кровати мы спать будем.
      Старая Зайчиха. Какой стол! Какие табуреточки! Зайка-Зазнайка. Мы на них сидеть будем.
      Старый Заяц. Ты что ж, всегда здесь жить будешь? Зайка-Зазнайка. Не знаю. К зиме, может быть, в медвежью берлогу переберусь.
      Старая Зайчиха. А как же все зайцы говорят, что мы теперь все вместе жить будем, раз у нас на всех одно ружьё?
      Зайка-Зазнайка. Мало ли что говорят. Моё ружьё! Где захочу, там и буду с ним жить!
      Старый Заяц. Разве ты нас защищать не будешь?
      Зайка-Зазнайка. А как вы до сих пор жили, когда у меня ружья не было?
      Старый Заяц. Ты знаешь, как жили. Ты тогда с нами был.
      Старая Зайчиха. Вместе от Лисы бегали. Жили да тряслись.
      Зайка-Зазнайка. Ну, а я теперь трястись не буду.
      Старый Заяц. Выходит, ты со своим ружьём от всего нашего племени отбился? Плохо — так вместе, а хорошо — так врозь?
      Зайка-Зазнайка. Что же мне теперь, прикажете на часах возле вас с ружьём стоять? Много вас, а я один!
      Старая Зайчиха. А мы-то думали! Мы-то радовались!
      Старый Заяц. Не ожидал я от тебя, Заяц, такого отношения, не ожидал! Если бы у меня было ружьё, я поступил бы иначе! А ты думаешь только о себе. Это нехорошо! Это очень нехорошо! Стыдно!
      А зайчата в это время подрались на полу.
      Первый Зайчонок. Мам, он меня за уши!
      Второй Зайчонок. Пап, он меня кусает!
      Старая Зайчиха. Будет вам! Вот я Лису позову!
      Старый Заяц. Тихо, вы!.. Волк идёт!
      Замолчали зайчата. Перестали баловаться. А Волк и правда шёл по лесу к лисьему дому, шёл и пел свою волчью песню.
      Волк Я в кустах сегодня рано
      Съел рогатого барана,
      А потом пошёл в лесок И поспал ещё часок.
      Оглянуться не успел — До обеда прохрапел. Извини меня, Лиса, Опоздал на три часа!
      В гости я иду голодный,
      Съесть могу я что угодно.
      Так ужасно есть хочу,
      Что любого проглочу!
      Чем накормят, то и съем,
      Не побрезгую ничем!
      Извини меня, Лиса,—
      Опоздал на три часа!
      Волк. Зайчатиной пахнет! Видно, Рыжая меня зайцем кормить будет. Ох, я зайцев люблю! Отворяй, Рыжая! Гость пришёл!
      Зайка-Зазнайка (храбрым голосом). Нет здесь никакой Рыжей! Проваливай отсюда, Серый!
      Волк. Что я слышу? Лиса заячьим голосом разговаривает! Ловка же ты притворяться!.. Отворяй дверь, именинница!
      Зайка-Зазнайка. Нет здесь никакой именинницы!
      Волк. А кто же здесь есть?
      Первый Зайчонок. Мы, зайцы!
      Волк. А много вас?
      Зайка-Зазнайка. Все здесь, и один — с ружьём!
      Волк. Хо-хо-хо! Зайцев я съем, а ружьём закушу!
      Стал Волк в дверь ломиться. Завизжали зайчата, затряслись Зайчихи от страха, а Зайка-Зазнайка окно распахнул, с ружьём из окна высунулся, прицелился в Волка.
      Зайка-Зазнайка. А ну, попробуй закуси!
      А в это время из лесу на полянку выбежал Третий Зайчонок. Увидел Зайчонок, что Волк в дом ломится, ни жив ни мёртв за деревом притаился, пошевельнуться боится.
      Волк (Зайке-Зазнайке). Ну ты, брось ружьё!
      Зайка-Зазнайка. Жди дожидайся! Что тебе от нас надо?
      Волк. Мне вас не надо... Не целься в меня, пожалуйста! Мне Лису надо!
      Опустил Зайка-Зазнайка ружьё.
      Зайка-Зазнайка. Вот это уже другой разговор. Нет здесь больше твоей Лисы. Она здесь больше не живёт.
      Волк. Она меня сегодня на обед приглашала.
      Зайка-Зазнайка. Знаю, знаю. Она велела тебе передать, что обеда сегодня не будет. Приходи через год в это время.
      Волк. А я, косой, всё равно тебя когда-нибудь съем. Зайка-Зазнайка. Ну, то когда ещё будет! А пока убирайся отсюда подобру-поздорову! И скажи спасибо, что я в тебя сразу не выпалил — был бы ты уже с дырявой шкурой! Проваливай отсюда! Да поживее!
      Повернулся Волк, поплёлся в лес. А сам всё оглядывается, зубами щёлкает. Третий Зайчонок на крыльцо взбежал, заколотил лапками в дверь.
      Третий Зайчонок. Откройте! Откройте! Тётя! Дядя! Откройте! Это я — ваш племянник! Откройте скорее! Я боюсь! Меня Волк съест! Откройте!
      Открыла Зайчиха дверь, впустила племянника, быстро-быстро заперла за ним дверь.
      Третий Зайчонок. Здравствуйте!
      Зайчиха. Здравствуй!
      Зайка-Зазнайка (мрачно). Скоро со всего леса зайцы в наш дом набегут, негде будет и ружьё-то поставить!
      Старый 3аяц. Не беспокойся, не прибегут. И мы сейчас уйдём! Старая Зайчиха. Пойдём, сынок! Пойдём, дочка!
      Старый Заяц. Пошли, ребята...
      Ушли Зайцы с зайчатами. Только Третий Зайчонок остался. Сидит в уголке, дрожит.
      Ушли Зайцы, а Зайка-Зазнайка лапкой себя по лбу стукнул — забыл! Выскочил на крыльцо.
      Зайка-Зазнайка (кричит). Эй, вы, вернитесь!
      Старая Зайчиха. Это братец кричит, нас зовёт.
      Старый Заяц прислушивается.
      Зайка-Зазнайка (кричит). Эй, вы, вернитесь!
      Старый Заяц. Видно, стыдно ему стало, раскаялся! Надо вернуться. Это хорошо...
      Зайцы возвращаются.
      Зайка-Зазнайка (Старому Зайцу). Вот что, совсем забыл: завтра утром капусты мне принесите. Да посвежей, да побольше! Я теперь сам за провизией ходить не буду.
      Старый Заяц хочет что-то сказать, но от волнения не может.
      Зайка-Зазнайка. Будете мне по утрам капусту носить, так я Волку с Лисой скажу, чтобы они вас не трогали.
      Старый Заяц (в негодовании). Ну... Ну...
      Зайка-Зазнайка. Можете меня не благодарить. А капусту я свежую люблю, и побольше кочны выбирайте. А то что вы сегодня принесли!
      Старый Заяц. Ну и нахал же ты, братец! Бессовестный ты заяц, как я погляжу! Таких, как ты, в нашем роду ещё не было. В кого ты только такой уродился!
      Зайка-Зазнайка. Но-но-но! Скажи спасибо, что я с вами вообще разговариваю!
      Старый Заяц. Позор! Стыдно! Бессовестно!
      Зайка-Зазнайка. Ну, не хотите — как хотите. Была бы честь предложена. Проваливайте! Да поживее!
      Старый Заяц. Смотри, пожалеешь! В беду попадал, кто тебя выручал? А ещё неизвестно, что тебя ожидает...
      Зайка-Зазнайка. Известно, известно... Проваливайте!
      Зайцы уходят.
      Зайка-Зазнайка (про себя). Заяц, а раскаркался, как старая ворона. «Неизвестно, что тебя ожидает!» Всё мне известно! (Третьему Зайчонку.) А ты почему остался?
      Третий Зайчонок (испуганно). Мне некуда идти. Папа с мамой
      сказали, чтобы я сегодня у вас в лисьем домике переночевал. Они сегодня ночью на огороды собирались, а меня дома не с кем оставить.
      Зайчиха (Зайке-Зазнайке). Пусть у нас переночует.
      Зайка-Зазнайка. Ладно уж. Ложись на полу, за печкой.
      ТретийЗайчонок. Хорошо. Лягу. Спасибо, дядя!
      Лёг Зайчонок на голом полу за печкой, а Зайка-Зазнайка лежит на лисьей кровати, на лисьих подушках, накрывшись лисьим одеялом. Зевает. Потягивается.
      Зайка-Зазнайка. Я спать хочу!
      Зайчиха. Если бы Волк к нам ворвался, он мог бы нас всех съесть. Мы бы погибли!
      Зайка-Зазнайка. А ружьё?
      Зайчиха. А ну как Лиса ночью к нам в окно влезет?
      Зайка-Зазнайка. А ружьё? (Зевает.)
      Зайчиха. А ну как Лиса с Волком договорятся да ещё Медведя на помощь позовут, что тогда делать будем?
      Зайка-Зазнайка. А ружьё? (Зевает.) Замолчи, я спать хочу!
      Зайчиха. Всё-таки нехорошо, что мы со всеми зайцами поссорились. Ведь ты из ружья-то и стрелять не умеешь.
      Зайка-Зазнайка. Я всё умею!
      Повернулся Зайка-Зазнайка на бок, захрапел. И Зайчиха задремала. А Зайчонок прислушался, тихо встал, взял ружьё и стал его рассматривать.
     
     
      2-е действие
     
      Тихо в лесу. Только светать начало. Никто ещё не просыпался. Тихо и в лисьем доме — спят Зайка-Зазнайка и Зайчиха. Зашуршало в кустах, выскочил на полянку Старый Заяц, за ним — Третий Зайчонок. Отряхнулись вместе от ночной росы.
      Третий Зайчонок. Честное слово, дядя, я сам видел, что ружьё не заряжено! Честное слово, я не вру!
      Старый Заяц. Да-а-а... Если это так, значит, оно всё равно что простая палка, оно ни в кого не может выстрелить.
      Третий Зайчонок. Честное слово, я не вру!
      Старый Заяц. Да-а-а... Незавидное положение... Ты никому не говорил, что ружьё не заряжено?
      Третий Зайчонок. Никому! Честное слово, никому!
      Старый Заяц. Да-а-а... Так ты говоришь, ружьё не заряжено?
      Третий Зайчонок. Пустое. Честное слово, пустое!
      Выбежала на полянку Старая Зайчиха с двумя зайчатами. Устала. Еле дух переводит.
      Старая Зайчиха. Они ещё спят? Надо их немедленно разбудить: Лиса и Волк уже знают, что ружьё не заряжено!
      Старый Заяц. Откуда же они знают?
      Третий Зайчонок. Я не говорил. Честное слово, не говорил.
      С т арая Зайчиха. Вас подслушала сорока. (Зайчонку.) Когда сообщаешь что-нибудь по секрету, надо всегда оглядываться по сторонам и посмотреть наверх... Надо их будить, а то поздно будет.
      Старый Заяц. Конечно, надо их будить. Только сам-то он того не стоит! Хвастун несчастный!
      Старая Зайчиха. Он очень огорчил нас вчера. Но не предупредить его сейчас об опасности, не разбудить его было бы нечестно. С минуты на минуту Лиса и Волк могут быть здесь.
      Первый Зайчонок. Мам, я боюсь!
      Второй Зайчонок. Пап, я боюсь!
      Старая Зайчиха. Я сама боюсь.
      Третий Зайчонок (зайчатам). Я первый узнал, что ружьё не заряжено!
      Старый Заяц. Надо торопиться, если мы не хотим попасть в неприятную историю!
      А в это время в лесу раздался волчий вой. Все бросились врассыпную, спрятались в кустах, за деревьями. Вышла на полянку Лиса, за ней Волк. Подкрались они к лисьему дому. Прислушались.
      Лиса (зловещим шёпотом). Спят зайчики! Спят!
      Волк. Дрыхнут зайчишки, дрыхнут, косые!.. Хо-хо-хо!
      Лиса. Тише, тише!
      Волк. Я ему отомщу! Я ему покажу, как в волков целиться!
      Л и с а. Я ему покажу, как Лису из дому выгонять!
      Волк. Я зайца съем!
      Лиса. Нет, я зайца съем!
      Волк. Мне бы его хоть разочек укусить!
      Лиса. Я тебе, Серый, оставлю кусочек.
      Волк. Только пожирнее! Я жирное люблю.
      Лиса. А Зайчиху мы вместе съедим. Хорошо?
      Волк. Ладно уж! Давай начинай!
      Лиса. Только мы не сразу. Мы сначала поиграем, как будто мы ничего не знаем.
      Волк. Это ты ловко придумала, Рыжая!
      Лиса. На то я и Лиса! Вот что: ты спрячься за дом и смотри, что я делать буду. А когда я тебя позову, ты выходи.
      Волк. Ладно, ладно! Это ты хорошо придумала! Не надо их сразу есть. Это неинтересно!
      Лиса. Съесть мы их теперь всегда успеем: ружьё-то не заряжено. Волк. А может, заряжено? Тогда что мы делать будем?
      Лиса. Сорока сама слышала, как глупый Зайчонок со Старым Зайцем разговаривал.
      'Волк. Сорокам тоже верить — охо-хо!
      Лиса. Прячься. Сейчас я их разбужу, а там посмотрим.
      Спрятался Волк. Притаился за домом. Лиса поднялась на крыльцо, постучала в дверь.
      Зайка-Зазнайка (сонным голосом). Кто там?
      Лиса (тихим голосом). Это я, косой! Я, Лиса!
      Зайка-Зазнайка. Чего тебе надо?
      Лиса. Поговорить с тобой пришла!
      Зайка-Зазнайка. Зайди попозже! Я спать хочу!
      Лиса. Ты уж извини, что я тебя разбудила. Дело у меня к тебе есть.
      Зайка-Зазнайка подошёл к окну В лапах ружьё держит. Зевает спросонок.
      Зайка-Зазнайка. Какое такое дело?
      Л и с а. С просьбой я к тебе пришла!
      Зайка-Зазнайка. С какой такой просьбой?
      Лиса. Ты только не сердись на меня, косой! Не рассердишься? Обещай!
      Зайка-Зазнайка (потягивается). Слушаю тебя. Говори!
      Лиса. Выгнал ты меня из моего дома?
      Зайка-Зазнайка. Выгнал. Ну и что из этого?
      Лиса. Тут уж ничего не поделаешь. Да я и не против. Живи себе на здоровье, раз ты сильнее. Домик у меня светлый, тёплый. Кровать широкая, перина мягкая...
      Зайка-Зазнайка. Мягкая. Я хорошо на ней выспался.
      Лиса. На здоровье, косой! Мне ведь теперь на ней не спать, так уж ты бы хоть всласть выспался!
      Зайка-Зазнайка. Рано ты меня. Рыжая, разбудила. Я бы ещё поспал... (Зевает.) Чего ты от меня хочешь? Какая у тебя просьба?
      Л и с а. Я за вещичками пришла.
      Зайка-Зазнайка. За какими такими вещичками?
      Лиса. За своими. Отдай мне, косой, мои вещички. На что они тебе? Ты свои наживёшь!
      Зайка-Зазнайка. Не пойму тебя. Чего ты просишь? Что тебе вернуть?
      Лиса. Мне многого не надо. Верни мне, косой, портреты моего дедушки и моей бабушки, что на стене висели.
      Зайка-Зазнайка. Не могу.
      Л и с а. На что они тебе?
      Зайка-Зазнайка. Нет их у меня. Я их в печку бросил.
      Лиса. Вот жалость какая!
      Зайка-Зазнайка. Извини, извини! Если бы я знал, что ты за ними придёшь, я бы их сохранил... Ещё что скажешь?
      Лиса. Верни мне, косой, мои подушечки пуховые.
      3 а й к а-3 азнайка. А я на чём спать буду? Не верну!
      Лиса. Одну хоть верни! Маленькую, думочку. Когда я теперь столько пуху наберу, чтобы подушку набить!
      Зайка-Зазнайка. Ладно, думочку верну.
      Скрылся Зайка-Зазнайка в окне. Волк выглянул из-за дома.
      Волк. Пора?
      Лиса. Погоди, погоди! Он сейчас к нам сам выйдет.
      Спрятался Волк. А Зайка-Зазнайка открыл окно, выбросил Лисе маленькую подушечку.
      Лиса. Спасибо, косой! Век не забуду!
      Зайка-Зазнайка. Знай наших! Мы, зайцы, добрые!
      Лиса. Добрые, да не все! Слышала я, как ты вчера своих родственников на ночь глядя из дому выгнал!
      Зайка-Зазнайка (сердитым голосом). Всё у тебя? Или ещё что скажешь?
      Лиса (ласково). Не мне тебя судить, ты сам себе голова! Зайка-Зазнайка. То-то!
      Лиса. Знаешь, косой, правду тебе скажу: нравишься ты мне. Зайка-Зазнайка. Чем же я тебе нравлюсь?
      Лиса. Умный ты, храбрый, хитрый. Сколько раз я за тобой гонялась — всегда ты от меня убегал. Не заяц ты, а прямо профессор! Зайка-Зазнайка (ухмыляясь). Ну, ты уж скажешь?
      Лиса. И скажу! Таких зайцев ни в одном лесу больше нет. Зайка-Зазнайка. Конечно, нет!
      Лиса. Теперь ты сильнее всех в лесу!
      Зайка-Зазнайка. Погоди, я к тебе сейчас на крыльцо выйду. Поговорим.
      Скрылся Зайка-Зазнайка в окне. А Волк опять выглядывает из-за угла.
      Волк. Пора?
      Лиса. Погоди, погоди! Скоро уже!
      Спрятался Волк. Вышел Зайка-Зазнайка на крыльцо. В лапах ружьё держит.
      Зайка-Зазнайка. Вот что, Лиса. Хоть и не больно ты умна и хитра, но ты мне тоже нравишься. Давай дружить!
      Лиса. Я бы с удовольствием!
      Зайка-Зазнайка. Хочешь, я тебя к себе на работу возьму?
      Лиса. А что делать? Много ли работы?
      Зайка-Зазнайка. Да какая у меня работа! С утра встанешь, воды из колодца достанешь — сядешь, посидишь... Дров принесёшь, полы подметёшь — сядешь, посидишь... Стол накроешь, посуду помоешь— сядешь, посидишь... Бельё постираешь, грядки вскопаешь — сядешь, посидишь... Вот и вся работа. Целый день сиди отдыхай!
      Л и с а. А мне что с тебя за это?
      Зайка-Зазнайка (подумав). А я в тебя за это стрелять не буду.
      Л и с а. Согласна. А Волку работа у тебя найдётся?
      Зайка-Зазнайка. И ему работу дам. Будет он у меня дом сторожить. Я его вместо собаки на цепь посажу.
      Услыхал Волк такие слова — разозлился. Зубами защёлкал. Того и гляди выскочит.
      Лиса. А кормить нас чем будешь?
      Зайка-Зазнайка. А чем вас кормить?
      Лиса. А зайчатиной!
      Зайка-Зазнайка. Ну, ну!
      Лиса. Будешь меня зайчатиной кормить — пойду к тебе служить, не будешь кормить — не пойду!
      Зайка-Зазнайка. Ну, ну! Я таких шуток не люблю!
      А Лиса всё ближе и ближе к Зайцу подбирается. Попятился Зайка-Зазнайка. Вскинул ружьё, прицелился.
      Лиса. А ну, косой, покажи мне, как твоё ружьё стреляет!
      Зайка-Зазнайка щёлк-щёлк, а ружьё не стреляет! Выскочил Волк из-за дома, бросился на крыльцо.
      Волк. А ну, стреляй! А ну как я тебя съем?
      Лиса. Нет, я его съем!
      Волк. Нет, я!
      Бросился Зайка-Зазнайка в горницу, а Волк и Лиса в дверях застряли — спорят, кому Зайца есть.
      Зайка-Зазнайка (кричит в домике). Помогите!
      Зайчиха (кричит в домике). Спасите! Помогите!
      Выглядывают из-за деревьев и кустов зайцы с зайчатами. Выглядывают, но подойти к домику боятся.
      Лиса. Я Зайца съем!
      Волк. Нет, я его съем!
      Лиса. Это мой домик!
      Волк. Ты меня на обед приглашала!
      Ворвались Волк с Лисой в домик. Закрутилось там всё, завертелось: визжат зайцы, рычат Лиса с Волком. Вылетело из окна ружьё, упало на траву. Выскочили из окна друг за другом Зайка-Зазнайка и Зайчиха. Только того и ждали Старый Заяц и Зайчиха с зайчатами. Недолго думая, бросились они к домику. Быстро заперли дверь на крючок, ставни захлопнули. Оказались разбойники в ловушке. Стучат в окно, в дверь ломятся, а вырваться не могут... А наш хвастунишка Зайка-Зазнайка и Зайчиха сидят на земле, от страха никак в себя прийти не могут.
      Старый Заяц. Ну, вот и отлично! Теперь они у нас не вырвутся!
      Зол к (жалобным голосом). Откройте дверь...
      Лиса (жалобным голосом). Откройте окно...
      Старый Заяц. Как бы не так! Что мы с ними делать будем?
      Зайка-Зазнайка. Вы их как следует! Вы их как следует!
      Зайчиха. Спасибо тебе, братец! Спасибо тебе, сестрица! Спасибо вам, племянники! Спасли вы нас от беды!
      Старый Заяц. Мы всегда друг дружку выручаем!
      Зайчиха (Зайке-Зазнайке). И сам бы 'погиб и меня бы погубил!
      Волк. Что вы с нами будете делать?
      Лиса. Что вы с нами делать будете?
      Старый Заяц. А вот сейчас посоветуемся и решим... Что мы с ними делать будем?
      Зайка-Зазнайка. Я бы... я бы... я бы...
      Зайчиха. Я бы на твоём месте не вмешивалась в эти разговоры. Без тебя решат!
      Поднял Первый Зайчонок лапу.
      Старый Заяц. Ты хочешь что-нибудь сказать? Говори.
      Первый Зайчонок. Надо их уморить голодом!
      Волк и Лиса завыли в доме от страха. Второй Зайчонок поднял лапу.
      Старый Заяц. Ну, а ты что скажешь?
      Второй Зайчонок. Я согласен.
      Волк и Лиса завыли в домике от страха. Третий Зайчонок поднял лапу.
      Старый Заяц. Ну, а ты что предлагаешь?
      Третий Зайчонок. Я знаю, что с ними надо сделать: надо их застрелить из ружья!
      Старый Заяц. Это невозможно: ружьё-то не заряжено. Кстати, где же оно?
      Поднял Зайка-Зазнайка ружьё, протянул его Старому Зайцу.
      Зайка-Зазнайка. Вот оно. Видеть его не хочу!
      Взял Старый Заяц ружьё, стал его рассматривать. Рассматривал, рассматривал, а потом открыл затвор и заглянул в стволы. Заглянул и увидел, что ружьё заряжено.
      Старый Заяц (удивлённым голосом). Что такое? Ружьё заряжено!
      Зайка-Зазнайка. Как... как... как заряжено?
      Старая Зайчиха. Неужели?
      Зайчиха. Не может быть!
      Зайчата. Мы хотим посмотреть! Мы хотим посмотреть!
      Старый Заяц. Смотрите, ребята!
      Обступили все Старого Зайца, смотрят: ружьё действительно заряжено!
      Зайчиха (смотрит). Я в этом ничего не понимаю!
      Старая Зайчиха. Я тоже.
      Зайчата. Заряжено! Заряжено!
      Старый Заяц (Третьему Зайчонку). Куда же ты смотрел? Почему ты решил, что ружьё не заряжено?
      Третий Зайчонок. А я... я сюда посмотрел, в эти дырочки. Там было темно.
      Старый Заяц. Так никто не смотрит.
      Зайка-Зазнайка. А... а почему оно не стреляло?
      Старый Заяц. А потому, что ты, братец, курки не взвёл. Надо было взвести курки, оно бы и выстрелило!
      Зайчиха (Зайке-Зазнайке). Что я тебе говорила, дурень! Не умеешь, так не берись!
      Притихли Лиса с Волком. Слушают, о чём Зайцы разговаривают.
      Лиса (жалким голосом). Вы ещё не решили, что вы с нами делать будете?
      Волк (мрачным голосом). Р-р-решайте скорей!
      Зайка-Зазнайка. Я бы... я бы... я бы...
      Зайчиха. Я бы на твоём месте молчала. Без тебя обойдутся!
      Старый Заяц (командует зайцам). Отойдите в сторонку. (Зайке-Зазнайке.) А ты останься!
      Отошли зайчихи с зайчатами в сторонку. А Зайка-Зазнайка около Старого Зайца сидеть остался. Смотрит на старшего брата, ничего не понимает.
      Старый Заяц (Зайке-Зазнайке). Сейчас ты поднимешься на крыльцо и выпустишь Лису с Волком. Понял?
      Зайка-Зазнайка (робким голосом). А зачем?
      Старый Заяц. Так надо. Иди, выполняй приказание!
      Ничего не поделаешь, приказ есть приказ! Дрожа от страха, поднялся Зайка-Зазнайка на крыльцо лисьего дома, быстро открыл крючок, а сам кубарем со ступенек скатился и за куст спрятался. А Старый Заяц стоит с ружьём в лапах, ждёт, когда Лиса с Волком из дому покажутся.
      Старый Заяц. Выходите! Дверь открыта!
      Скрипнула дверь. Лиса первая выглянула.
      Лиса (испуганным голосом). Можно выходить?
      Первый Зайчонок. Пап, я боюсь!
      Второй Зайчонок. Мам, я боюсь!
      Старая Зайчиха. Я сама боюсь!
      За Лисой и Волк показался.
      Старый Заяц (командует Лисе и Волку). Лапы вверх!
      Лиса. Это ты нам?
      Старый Заяц. Лапы вверх!
      Вылезли Лиса с Волком на крыльцо. Лапы кверху подняли, стоят ждут, что им дальше делать прикажут. Притаились зайчихи с зайчатами, ждут, чем всё это кончится.
      Первый Зайчонок. Пап, стреляй!
      Второй Зайчонок. Стреляй, пап!
      Третий Зайчонок. Стреляйте, дядя!
      Старый Заяц. Не мешайте, ребята! Слушай меня, Лиса! Слушай меня, Волк!
      Лиса. Мы слушаем.
      Волк. Слушаем.
      Старый Заяц. Ружьё заряжено! Понятно?
      Лиса. Как не понять!
      Волк (Лисе). Что я говорил?
      Старый Заяц. В каждом стволе — по патрону, в каждом патроне — по заряду. Один да один — два! Два патрона — два заряда! А вас двое! Но стрелять я в вас не буду!
      Лиса (осмелевшим голосом). Кто говорит — заряжено, кто говорит — не заряжено...
      Волк. Охо-хо!
      Старый Заяц. Не заряжено? Да?
      Поднял Старый Заяц ружьё, выстрелил в воздух. Вздрогнула Лиса, присела. А Волк вытянулся — лапы по швам.
      Старый Заяц. Лапы вверх! Вы эту тропинку видите?
      Лиса. Тропинку? Видим.
      Волк. Видим.
      Старый Заяц. Сейчас вы сойдёте с крыльца и по этой тропинке пойдёте до конца. Дойдёте до болота, где лягушки квакают, там и живите. Чтоб в нашем лесу духу вашего не было! Идите! Когда из лесу в поле выйдете, можете лапы опустить.
      Сошли Лиса и Волк с крыльца и пошли по тропинке, подняв лапы, поджав хвосты. Когда они скрылись за деревьями, осмелели зайчихи с зайчатами, вышли из-за кустов.
      Зайка-Зазнайка. Надо было их как следует... как следует...
      Зайчиха. Сиди уж, молчи! Видела я, какой ты храбрый!
      Старый Заяц. Всё хорошо, что хорошо кончается! Волк с Лисой никогда больше сюда не вернутся. А кое-кому всё это будет хорошим уроком на будущее!
      Зайка-Зазнайка. Мне? Да?
      Старый Заяц. Кое-кто не будет больше хвастать, зазнаваться, не будет больше думать только о самом себе!
      Зайка-Зазнайка. Это про меня? Да?
      Зайчиха (Зайке-Зазнайке). Я бы на твоём месте не переспрашивала. По-моему, ясно, про кого говорит братец. Проси, дурень, прощения!
      Зайка-Зазнайка. Я больше не буду!..
      Запрыгали зайчата, завизжали от радости. А Старый Заяц повесил ружьё за спину и запел песенку. Стали ему зайчихи подпевать, а потом и Зайка-Зазнайка запел со всеми вместе.
      Старый Заяц
      Проспал в лесу охотник
      Оружие своё.
      Попало зайцу в лапы
      Охотничье ружьё!
      Старая Зайчиха
      Зазнался тут Зайчишка,
      Не стал ни с кем дружить,
      Лису из дому выгнал,
      Стал в лисьем доме жить!
      Все
      Стал жить, стал жить. Один стал в доме жить!
      Пришли другие зайцы Взглянуть на то ружьё. Ответил им Зазнайка: «Ружьё теперь моё!»
      Все
      Моё, моё!
      Ружьё теперь моё!
      Зайчата
      Но сам он обращаться С оружием не мог:
      Когда в беду попал он.
      Не смог взвести курок!
      Все
      Не смог, не смог,
      Не смог взвести курок! Старый Заяц
      А зайцы не дремали И вовремя пришли. Несчастного Зазнайку От гибели спасли!
      Все
      Спасли, спасли,
      От гибели спасли! Старый Заяц
      Теперь наш хвастунишка Сгорает от стыда.
      Он больше зазнаваться Не будет никогда.
      Все
      Да-да! Да-да!
      Не будет никогда!
      Он больше зазнаваться Не будет никогда!
     
     
     
      Три поросёнка
      Пересказ с английского
     
      * От автора: авторские ремарки в тексте пьесы могут быть частично использованы режиссёром постановки для ведущего спектакль (голос по радио).
     
      Жили-были на свете три поросёнка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми весёлыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф. Всё лето они кувыркались в зелёной траве, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила
      осень. Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом *...
      Вышли на лесную полянку три брата — три поросёнка.
      Н а ф - Н а ф (чихает). Апчхи!
      Нуф-Нуф. Будь здоров, братец Наф-Наф!
      Наф-Наф. Спасибо, братец Нуф-Нуф! (Чихает.) Апчхи!
      Ниф-Ниф. Смотри, как он расчихался! Будь здоров, братец! Только чихай, пожалуйста, куда-нибудь в сторону, а то ты нас заразишь!
      Наф-Наф. Здорово я промёрз сегодня ночью. И сейчас ещё дрожу от холода. Не пора ли нам, братцы, подумать о зиме?
      Ниф-Ниф. Как это подумать?
      Наф-Наф. Пока было тепло, мы спали под кустиками, грелись на солнышке. Но ведь скоро выпадет снег. Как же мы будем жить без крыши над головой?
      Нуф-Нуф. Что же ты предлагаешь, братец?
      Наф-Наф. Давайте построим себе дом! И будем в нём зимовать.
      Ниф-Ниф. Успеется! До зимы ещё далеко.
      Нуф-Нуф. Мы ещё погуляем.
      Ниф-Ниф. Когда нужно будет, я сам построю себе дом!
      Нуф-Нуф. И я тоже.
      Наф-Наф. А почему бы нам не потрудиться вместе? Втроём и строить быстрей и жить веселей!
      Ниф-Ниф. А может быть, я хочу жить один в своём доме?
      Нуф-Нуф. И я тоже. Одному жить как-то приятнее. Ночью рядом никто не храпит...
      Наф-Наф. Ну, как хотите! А я завтра же возьмусь за дело.
      Ниф-Ниф. На здоровье! Мы тебе не мешаем. Делай что хочешь!
      Нуф-Нуф. А мы ещё погуляем. Мы ещё не нагулялись как следует. Верно, братец Ниф-Ниф?
      Ниф-Ниф. Это ты правильно сказал. Работа в лес не убежит. Мы ещё успеем наработаться! А сейчас мы хотим гулять и веселиться! Вот так! (Кувыркается через голову.)
      Наф-Наф. Смотрите, братцы. Как бы вы не прогадали! (Чихает.) Апчхи!
      Ниф-Ниф. Будь здоров!
      Наф-Наф (чихает). Апчхи!
      Нуф-Нуф. Ещё раз будь здоров, братец!
      Наф-Наф. Значит, не хотите со мной вместе строить один дом на всех?
      Ниф-Ниф. Не хотим!
      Нуф-Нуф. Не желаем!
      Наф-Наф. Очень жаль! Уговаривать я вас не собираюсь... (Уходит.)
      Ниф-Ниф. Подумаешь!
      Нуф-Нуф. Ну и пускай! А мы ещё поиграем...
      Ниф-Ниф. И потанцуем...
      Нуф-Нуф. И попоём как следует!
      Начали поросята играть в свои поросячьи игры: прыгать и кувыркаться, петь и танцевать...
     
      1-Я КАРТИНА
     
      Стоят в лесу на полянке два домика. Один домик из соломы, а другой из веток и прутьев.
      Ниф-Ниф (на крылечке первого домика). Братец Нуф-Нуф! Тебе нравится мой домик?
      Нуф-Нуф (на крылечке второго домика). Нравится. Только, по-моему, мой домик лучше!
      Ниф-Ниф. Это почему же твой домик лучше? Объясни, пожалуйста!
      Нуф-Нуф. Твой из соломы, а мой из веток и прутьев. Ниф-Ниф. Ну и что из этого?
      Нуф-Нуф. Мой прочнее. И зимой в нём будет теплее. Ниф-Ниф. Зато я построил свой домик быстрее! Раз, два, и готово! За один день! А ты работал целую неделю и ещё два часа. Нуф-Нуф. Братец Наф-Наф свой дом строил целых две недели! Ниф-Ниф. Ещё бы! Он, говорят, натаскал камней, намесил глины... А зачем?
      Нуф-Нуф. Ты знаешь, что он мне сегодня сказал?
      Ниф-Ниф. Нет, не знаю.
      Нуф-Нуф. Я спросил его сегодня: «Что ты себе построил — дом для поросёнка или крепость?» И ты знаешь, что он мне ответил? Ниф-Ниф. Понятия не имею!
      Нуф-Нуф. Он мне ответил: «Дом для поросёнка должен быть крепостью!» Вот что он мне ответил! Как это тебе нравится? Ниф-Ниф. Не собирается ли он с кем-нибудь воевать? Нуф-Нуф. А ты знаешь, что он пел во время работы?
      Ниф-Ниф. Откуда я знаю. Я же его две недели не вижу, две недели с ним не разговариваю!
      Нуф-Нуф. Я запомнил его песенку. Вот что он пел! (Поёт.)
      Я, конечно, всех умней,
      Всех умней, всех умней Дом я строю из камней,
      Из камней, из камней!
      Никакой на свете зверь,
      Хитрый зверь, страшный зверь,
      Не ворвётся в эту дверь,
      В эту дверь, в эту дверь!
      Ниф-Ниф. Это он про какого зверя?
      Нуф-Нуф. По-моему, про Волка!
      Ниф-Ниф. Посмотрите, как он боится Волка! Ай-ай-ай! Он боится, что его съедят?
      Нуф-Нуф. Конечно, он не из храбрых, если он построил себе такой домище!
      Ниф-Ниф. Какие здесь могут быть волки? Когда всем известно, что зайцы выгнали из леса последнего разбойника! Наш братец просто трусишка! (Смеётся.) Ха-ха-ха!
      Нуф-Нуф. А мы храбрые! Правда?
      Ниф-Ниф. Что правда, то правда! Мы ничего не боимся!
      И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лесу. Они начали приплясывать и петь.
      Ниф-Ниф (поёт)
      Хоть полсвета обойдёшь,
      Обойдёшь, обойдёшь,
      Лучше дома не найдёшь.
      Не найдёшь, не найдёшь!
      Нуф-Нуф (поёт)
      У меня хороший дом,
      Новый дом, прочный дом,
      Мне не страшен дождь и гром,
      Дождь и гром, дождь и гром!
      Ниф-Ниф. Ну какие тут могут быть волки! Какие? Откуда?
      Нуф-Нуф. Я никогда в жизни не видел живого Волка! Мне было бы даже интересно посмотреть на него!
      Ниф-Ниф. Что бы ты с ним сделал?
      Нуф-Нуф. Я бы его... схватил за нос! А ты?
      Ниф-Ниф. А я бы... я бы его за хвост!
      Нуф-Нуф. Повалим, да ещё свяжем, да ещё ногой вот так, вот так! (Показывает, как они будут расправляться с Волком.)
      И братья опять развеселились и запели.
      Ниф-Ниф и Нуф-Нуф (поют и танцуют)
      Нам не страшен серый Волк,
      Серый Волк, серый Волк!
      Где ты ходишь, глупый Волк,
      Старый волк, страшный Волк?
      И вдруг они увидели настоящего живого Волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у бедных поросят по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Братья не могли даже пошевельнуться от страха.
      Волк приготовился к прыжку, щёлкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились каждый к своему домику. Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом Волка.
      Ниф-Ниф. Ой! Караул!
      Волк (рвётся в дверь). Сейчас же отопри дверь! А не то я её выломаю!
      Ниф-Ниф (переводя дух). Нет, нет, я не отопру!
      Волк. Сейчас же отопри дверь! А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится.
      Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.
      Тогда Волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!»
      С крыши дома слетали соломинки, стены домика тряслись.
      Волк ещё раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!»
      Когда Волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щёлкнул зубами перед самым пятачком маленького поросёнка. Но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать к домику брата. Тот быстро впустил его к себе и тоже успел захлопнуть дверь перед самым носом разбойника.
      Волк (рычит). Ну, теперь я съем вас обоих! Никуда вы от меня не уйдёте!
      Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но Волк очень устал и потому решил пойти на хитрость!
      Волк (громко). Я передумал! Я не буду есть этих худосочных поросят! Я лучше пойду домой! А то ещё сюда зайцы нагрянут!
      Ниф-Ниф (брату). Ты слышал? Он сказал, что не будет нас есть. Оказывается, мы худосочные!
      Нуф-Нуф. Это очень хорошо.
      Ниф-Ниф. Ты слышал? Он боится зайцев!
      Нуф-Нуф. Как же их не бояться, если у них есть настоящее охотничье ружьё и они умеют из него стрелять!
      Ниф-Ниф. Вот бы и нам найти в лесу какое-нибудь ружьё или хотя бы пистолет!
      Нуф-Нуф. Поздно об этом думать, если за дверью уже стоит Волк!
      Ниф-Ниф. А по-моему, он ушёл.
      Нуф-Нуф. Ты думаешь? (Прислушивается.)
      Ниф-Ниф. Он же сказал: «Я лучше пойду домой!» Разве ты не слышал?
      Нуф-Нуф (прислушивается.)
      Очень может быть, что он действительно ушёл домой. (Прислушивается.) Хорошо всё-таки, что я построил себе домик не из соломы, а из веток и прутьев. Твой-то как разлетелся!
      Ниф-Ниф. А твой не разлетится?
      Нуф-Нуф. Я надеюсь.
      Братьям стало весело, и они запели как ни в чём не бывало.
      Ниф-Ниф и Нуф-Нуф (пляшут и поют)
      Нам не страшен серый Волк,
      Серый Волк, серый Волк!
      Где ты ходишь, глупый Волк,
      Старый Волк, страшный Волк?
      А Волк и не думал никуда уходить. Он просто отошёл в сторонку и притаился. Ему было очень смешно. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться. Как ловко он обманул двух глупых, маленьких поросят!
      Когда поросята совсем успокоились, Волк вышел из-за кустов>
      с овечьей шкурой в лапах и осторожно подкрался к домику. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал. Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались, когда услышали стук.
      Ниф-Ниф (испуганным голосом). Кто там?
      Нуф-Нуф (дрожа). Кто там?
      Волк (тонким, чужим голосом). Это я-я-я — бедная маленькая Овечка! Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень устала!
      Нуф-Нуф (брату). Пустить?
      Ниф-Ниф. Овечку можно пустить! Овечка не Волк!
      Нуф-Нуф. Я тоже так думаю. Надо её пожалеть!
      Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не Овечку, а всё того же зубастого Волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на неё, чтобы разбойник не смог к ним ворваться.
      Волк страшно рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал.
      Волк. Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!
      Ниф-Ниф (брату). Мы пропали! Теперь мы пропали!
      Нуф-Нуф. Он нас обманул!
      Ниф-Ниф. А что, если твой домик не такой прочный, как ты думаешь? Он же нас съест! Что делать, братец!
      Нуф-Нуф. Не знаю. Держи покрепче дверь!
      Волк принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвёртый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом всё ещё стоял.
      Ниф-Ниф (брату). Твой домик прочнее моего, но я боюсь, что и он не выдержит!
      Нуф-Нуф. Теперь ты понимаешь, для чего Наф-Наф строил себе каменный дом?
      Н и ф-Н и ф. Теперь я понимаю. Но мне от этого не легче!
      Нуф-Нуф. Если бы мы были поумнее, мы были бы сейчас в полной безопасности! Ой! Мы разваливаемся! Ой! Мы погибли!
      Волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время ещё стояла посреди развалин. В ужасе бросились поросята бежать. Они мчались к дому Наф-Нафа. Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдёрнул её и прибавил ходу. Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут...
     
      Занавес
     
     
      2-Я КАРТИНА
     
      Каменный дом Наф-Нафа. Тяжёлая дубовая дверь заперта на засов. Хорошо в доме — тепло и уютно. В углу — телевизор. У стены — широкая кровать. На окнах — ставни. Горит в большом очаге огонь. На огне — котёл, накрытый крышкой. Наф-Наф сидит на табуреточке, подкладывает в огонь поленца дров и напевает.
      Наф-Наф (поёт)
      Я, конечно, всех умней,
      Всех умней, всех умней!
      Дом построил из камней,
      Из камней, из камней!
      Никакой на свете зверь,
      Хитрый зверь, страшный зверь,
      Не ворвётся в эту дверь,
      В эту дверь, в эту дверь!
      Не успел Наф-Наф допеть свою песенку, как за дверью послышался знакомый визг. В дверь забарабанили. Наф-Наф быстро отодвинул засов и впустил в дом братьев. Они были ни живы ни мертвы. Они были так напуганы, что ничего не могли сказать. Поросята молча бросились под кровать и там притаились. Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался Волк. Но ему нечего было бояться в своём каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сам сёл на табуреточку и громко запел.
      Наф-Наф (поёт)
      Никакой на свете зверь,
      Хитрый зверь, страшный зверь,
      Не ворвётся в эту дверь,
      В эту дверь, в эту дверь!
      Но тут как раз постучали в дверь.
      Наф-Наф (спокойным голосом). Кто стучит? Кто?
      Волк (грубым голосом). Открывай без разговоров!
      Наф-Наф (твёрдым голосом). Как бы не так! И не подумаю!
      Волк. Ах так! Тогда я съем всех троих!
      Наф-Наф. Попробуй, дружище!
      Волк. И попробую!
      Наф-Наф. Приятного аппетита!
      Волк. Держись, свинушка!
      Волк втянул в себя побольше воздуха и дунул как только мог. Но сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень в стене дома не сдвинулся с места. Волк посинел от натуги.
      Наф-Наф (братьям). Вылезайте, братцы! Вам здесь нечего бояться!
      Ниф-Ниф (вылезает из-под кровати, чихает). Апчхи!
      Нуф-Нуф (вылезает из-под кровати, чихает). Апчхи!
      Наф-Наф. Я сегодня не подметал ещё под кроватью. Ну, теперь-то уж вам нечего бояться! Можете не дрожать!
      А Волк продолжал дуть. Но сколько бы он ни дул, дом третьего поросёнка стоял как крепость. Тогда Волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома, грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы.
      Ниф-Ниф (успокоившись). У тебя замечательный дом, братец Наф-Наф.
      Нуф-Нуф. Надо было помочь тебе, когда ты его строил.
      Ниф-Ниф. Чтобы жить потом вместе!
      Наф-Наф. Я же вам предлагал, но вы отказались!
      Ниф-Ниф. Мы сделали большую глупость, что тебя не послушали!
      Наф-Наф. Хорошо, что всё обошлось!
      А в это время голодный и злой Волк поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.
      Волк (про себя). Ага! Вот через эту трубу я и проберусь к ним в дом! Пока нет поблизости зайцев, надо торопиться!..
      Волк осторожно влез на крышу и прислушался.
      Ниф-Ниф. Ещё бы немножко, и ты бы нас никогда больше не увидел!
      Нуф-Нуф. Он бы нас съел!
      Ниф-Ниф (прислушивается). На этот раз он, кажется, ушёл по-настоящему!
      Нуф-Нуф. Ты знаешь. Наф-Наф, он притворился мирной Овечкой и попросился переночевать.
      Ниф-Ниф. Мы его сами чуть-чуть не впустили в дом!
      Нуф-Нуф. И тогда он разрушил его до основания!
      Ниф-Ниф Теперь нам негде жить...
      Наф-Наф. Мы об этом поговорим. (Прислушивается.) Волк ушёл!
      Волк (на крыше, про себя). Я ушёл... Хо-хо-хо! Сейчас вы увидите, как я ушёл... И куда я ушёл... И зачем я ушёл...
      Волк облизнулся и полез в трубу. Но как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышку котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чём дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.
      Наф-Наф. Милости просим! Добро пожаловать! (Подмигивает братьям.)
      Ниф-Ниф и Нуф-Нуф уже совсем успокоились и, счастливо улыбаясь, смотрели на своего умного и храброго брата.
      Поросятам недолго пришлось ждать. Чёрный, как трубочист, Волк бултыхнулся прямо в кипяток.
      Никогда ему ещё не было так больно! Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом.
      С диким рёвом ошпаренный Волк вылетел в трубу обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, проехался на своём хвосте мимо запертой двери и бросился наутёк.
      А три брата, три маленьких поросёнка, открыв дверь, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.
      А потом они запели весёлую песенку.
      Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф (поют)
      Хоть полсвета обойдёшь,
      Обойдёшь, обойдёшь,
      Лучше дома не найдёшь,
      Не найдёшь, не найдёшь!
      Никакой на свете зверь,
      Хитрый зверь, страшный зверь, Не откроет эту дверь,
      Эту дверь, эту дверь!
      Волк из леса никогда,
      Никогда, никогда Не вернётся к нам сюда,
      К нам сюда, к нам сюда!
      Будем жить теперь втроём, Жить втроём, жить втроём!
      Есть у братьев общий дом, Общий дом, общий дом!
      С этих пор братья стали дружно жить вместе под одной крышей. Вот и всё, что мы знаем про трёх маленьких поросят — Ниф-Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа.
     
      Конец
     
     
      КАБАН И ХОМУТ
     
      Нашёл Кабан в лесу какую-то штуковину: «Что такое? У кого спросить? Спрошу Сороку! Она всё знает...»
      — Сорока! Сорока! Что это за штуковина?
      — Так это же хомут! — отвечала Сорока.
      — А что мне с ним делать? — спросил Кабан.
      — На кого его наденешь, тот тебя возить-катать будет!
      — Вот это дело! — обрадовался Кабан. — А то мне пешком ходить надоело...
      Полез Кабан через камыши и наткнулся на Утку.
      «Пусть меня Утка повозит! — решил Кабан. — Вот я её сейчас захомутаю!»
      Да не тут-то было. Улетела Утка восвояси, а Кабан только в трясину провалился, чуть не утонул.
      Повстречал Кабан Рыжую Лису. Обрадовался: «Вот кто меня пово-зит-покатает!»
      Но разве перехитришь Рыжую? Не дала Лиса на себя хомут надеть да ещё за нос Кабана тяпнула...
      «Ну, уж с этими-то я управлюсь! — решил Кабан, повстречав брат-цев-зайчишек. — Будут они у меня в упряжке бегать! Покатаюсь на тройке!»
      Но опять не тут-то было! За двумя зайцами погнался Кабан — ни одного не поймал!
      Свалился Кабан под куст. Лежит, никак отдышаться не может. А братцы-зайчишки в сторонке посмеиваются:
      — Эх ты! Толстый! Ишь, чего задумал — на зайцах кататься! Найди себе кого-нибудь поглупее!..
      Отлежался Кабан под кустом и пошёл по лесу. Идёт и ворчит:
      — Кто же меня возить-катать будет? Не зря ведь я хомут нашёл! Кого мне захомутать?!
      Вдруг видит Кабан — в кустах кто-то шевелится. Недолго думая, подкрался, поднял над головой хомут и... надел его на Медведя!
      Вскочил Медведь, встал во весь рост да как зарычит:
      — Это ещё что за новости?..
      Испугался Кабан.
      — Извините, пожалуйста! Я думал...
      — Где ты хомут достал? — строгим голосом перебил Кабана Медведь.
      — В лесу нашёл.
      — А зачем он тебе?
      — Хотел кого-нибудь захомутать, чтобы меня повозили-поката-ли! — откровенно признался Кабан.
      — Сначала сам попробуй, как это делается, а потом уж других запрягай! — грозно сказал Медведь и надел на Кабана хомут.
     
     
      ПОРТРЕТ
     
      Написал Заяц-художник портрет Тигра. Очень удачный портрет получился. Понравился портрет Тигру.
      — Какой живой! Лучше, чем фотография.
      Увидел работу Зайца старый Осёл. И заказал свой портрет.
      Взялся Заяц за кисть и краски. Через неделю заказ был готов. Посмотрел Осёл на свой портрет и рассердился.
      — Не то нарисовал, косой! Совсем не то! Этот портрет мне не нравится. Ты меня как Тигра нарисуй!
      — Ладно! — сказал художник. — Будет сделано!
      Взялся заяц за кисть и краски. Изобразил Осла с раскрытой пастью, из которой страшные клыки торчат. Вместо ослиных копыт когти нарисовал.
      — Совсем другое дело! Теперь мне нравится! — сказал Осёл. — С этого надо было начинать!
      Взял Осёл свой портрет, вставил его в золотую раму и понёс всем показывать.
      Кому ни покажет, всем нравится!
      — Ну и портрет! Ну и Заяц-художник! Талант!
      Повстречал Осёл Медведя. Показал ему портрет.
      — Похож?
      — На кого? — спросил Медведь.
      — На меня! — ответил Осёл. — Это же я. Не узнал?
      — Кто же это тебя так изуродовал? — покачал головой Медведь.
      — Ничего ты не понимаешь! Все говорят, что я очень похож! — возмутился Осёл и, не сдержавшись, лягнул Медведя.
      Рассвирепел Медведь. Схватил Осла за шиворот, вырвал у него портрет и со всего маху опустил золотую раму на ослиную голову.
      — Вот теперь ты похож!
     
     
      САМИ ВИНОВАТЫ
     
      Построили себе Заяц и Зайчиха небольшой домишко в лесу. Всё вокруг прибрали, расчистили и размели. Осталось только большой камень с дороги убрать.
      — Давай поднатужимся и оттащим его куда-нибудь в сторонку! — предложила Зайчиха.
      — А ну его! — ответил Заяц. — Пусть лежит, где лежал! Кому надо будет, тот обойдёт!
      И остался камень лежать возле крыльца.
      Бежал однажды Заяц домой с огорода. Забыл, что камень на дороге лежит, споткнулся и расквасил себе нос. %
      — Давай уберём камень! — предложила опять Зайчиха. — Смотри, как ты разбился.
      — Охота была! — отвечал Заяц. — Стану я с ним возиться!
      В другой раз несла Зайчиха кастрюлю с горячими щами. Засмотрелась на Зайца, который за столом сидел, по столу ложкой стучал, и
      забыла про камень. Налетела на него, щи пролила, сама ошпарилась. Горе — и только!
      — Давай, Заяц, уберём этот проклятый камень! — взмолилась Зайчиха. — Не ровён час кто-нибудь из-за него голову себе сломает.
      — Пусть лежит, где лежал! — ответил упрямый Заяц.
      Пригласили как-то Заяц и Зайчиха своего старого друга Михаила
      Ивановича Топтыгина на праздничный пирог.
      — Приду, — пообещал Михаил Иванович. — Пирог ваш, а уж мёд мой будет.
      В назначенный день вышли зайцы на крыльцо дорогого гостя встречать. Видят: спешит Михаил Иванович, большую кадушку с мёдом к ФУДи обеими лапами прижимает, под ноги себе не смотрит.
      Замахали Заяц с Зайчихой лапками.
      — Камень! Камень!
      Не понял Медведь, что ему зайцы с крыльца кричат, почему лапками машут, и со всего хода налетел на камень. И так он на него налетел, что перевернулся через голову и всей своей тушей угодил прямо в заячий домик.
      Кадушку с мёдом разбил, домик развалил.
      Схватился Медведь за голову. Плачут зайцы от горя.
      А зачем плакать? Сами виноваты!
     
     
      ЖАДНЫЙ ЗАЯЦ
     
      Заприметил Заяц в дупле пчелиный улей. Решил медком посластиться. Раздобыл большую кадушку.
      Пошёл в лес. По пути Медведя встретил.
      — Куда ты, Косой?
      — За мёдом, Косолапый! Я улей в лесу нашёл.
      — Возьми меня с собой.
      — Не возьму! Мне одному мало будет.
      — И пчёлкам ничего не оставишь?
      — А зачем им? Они себе ещё насобирают...
      Полез Заяц в дупло. За мёдом. Забила тревогу сторожевая пчела. Слетелись трудовые пчёлы своё добро спасать.
      Напали всем роем на незваного гостя. И досталось же ему от пчёл! Уж так они его отделали, так нажалили, что он едва ноги унёс. Спасибо ещё Мише Косолапому, он от него веткой самых злых пчёл отогнал.
      — Больно ты, Косой, бессовестный, — сказал Медведь. — Пошёл бы ты за мёдом с кружкой, глядишь, пчёлы тебя бы и не тронули. Они народ добрый! А ты к ним с кадушкой заявился. Вот тебе за жадность и досталось!
      — Хотел бы я посмотреть, как они тебя с кружкой встретят!.. — простонал Заяц.
      Взял Медведь небольшую кружку и полез в дупло. Набрал в кружку мёду, да и то не доверху. Не тронули его пчёлы. Разве им жалко поделиться с тем, у кого совесть есть?!
      А Медведь и сам всласть мёду нализался, да ещё и друзей угостил.
     
     
      Упрямый Петух
     
      Увидел Петух парящего в небе орла, и захотелось ему перед курами орлом показаться.
      — Чем я не орёл? — спросил он у своих пеструшек и хохлаток.
      — Орёл! Орёл! — хором отвечали ему пеструшки и хохлатки. — Орёл!
      — А я, дяденька, тебя знаю! Ты Петух! — крикнул бежавший мимо Щенок.
      — А может быть, я всё-таки орёл? — грозно спросил Петух и замахал крыльями перед самым носом Щенка.
      — Орёл, дяденька, орёл! — прошептал испуганный Щенок.
      — С маленькими ты орёл! — сказал Кот. — А сам и летать-то не умеешь!
      — Это я-то не умею? — удивился Петух, подпрыгнул и взлетел на забор.
      — Орёл! Орёл! — опять хором закудахтали куры.
      — Подумаешь, удивил! — фыркнул Кот. — Я и без крыльев выше заберусь! — И залез на дерево.
      Тут уж не на шутку рассердился Петух. Гребешок у него налился кровью. Он изо всех сил разбежался, замахал крыльями, оторвался от земли и... очутился верхом на свинье!
      Испугалась спросонья Хрюшка, вскочила, бросилась бежать куда глаза глядят и... влетела под лавку, на которой ведро с водой стояло.
      Накрыло Петуха ведром. Вылез он из-под него мокрый, жалкий. Перья обвисли, сам дрожит...
      Обсушился на солнышке Петух и опять за своё:
      — Орёл я или не орёл?
      — Орёл! Орёл! — отвечали ему куры.
      Петух во дворе был один и они не хотели с ним ссориться.
     
     
      Вырвихвост
     
      Увидел Заяц Волка без хвоста. Пошёл по его следам и нашёл... волчий хвост в капкане. Вот оно какое дело!..
      Вытащил Заяц волчий хвост из капкана. Налетела на Зайца Сорока-сплетница.
      — Откуда у тебя волчий хвост, Косой?
      — Я его у Волка вырвал! — соврал Заяц.
      — Как же это ты посмел? — удивилась Сорока.
      — Да очень просто! Подрался я нынче утром с серым бродягой —
      не захотел он со мной первым поздороваться! Стукнул его разок-другой, повалил на землю, намял ему бока. Запросил он у меня пощады: «Не бей, Заинька! Не бей!» Ну, я его бить не стал, а хвост всё-таки вырвал. На память!
      Раззвонила Сорока на весь лес о заячьей смелости:
      — Заяц Волку хвост вырвал! Сама видела!
      Поверили звери. Да и как не поверить, когда Заяи по лесу ходит, волчьим хвостом размахивает, комаров от себя отгоняет.
      Прозвали звери Зайца Вырвихвостом. Стали от него свои хвосты прятать. Больше всех Лиса забеспокоилась.
      — У меня хвост не чета другим! Красота! Такой хвост потерять!..
      Повстречала Лиса как-то Медведя.
      — Бежим, Миша, из лесу, пока Вырвихвост нам хвосты не пообрывал.
      — А мне отрывать нечего. У меня хвост пуговкой! — ответил Медведь. — Лучше Зайца попрошу, чтобы он на деревенскую Шавку страху нагнал. Тревожит она меня, лает по ночам на деревне — спать мне не даёт.
      — Будет сделано! — пообещал Вырвихвост Медведю и пошёл на деревню.
      — Ну и попадёт же Шавке! — решили звери в лесу. — Быть ей без хвоста!..
      Вернулся Заяц в лес ни жив ни мёртв. Дрожит как лист осиновый. Заикается.
      — Что с тобой случилось, Косой? Докладывай! — обступили его звери.
      — Стра-стра... ши... ши...
      — Не поймём, говори толком!
      — Стра-стра-шилище! — произнёс наконец Заяц.
      — Что за страшилище? — заволновались звери. — Где?
      Но Вырвихвост был так кем-то напуган, что ничего не мог толком рассказать. Кое-как он собрался с духом и дрожащей лапкой нарисовал на камне Петуха.
      Поняли звери, кого он на пути встретил, кого испугался. Петуха! Ха-ха-ха! Петуха!!!
      Но кличка «Вырвихвост» так за Зайцем и осталась...
     
     
      ЗЕРКАЛО
     
      Жил-был один Носорог. Он имел привычку над всеми издеваться.
      — Горбун! Горбун! — дразнил он Верблюда.
      — Дяденька, достань воробушка! — смеялся он над Жирафом.
      — Эй, толстокожий! — кричал он Слону. —. Где у тебя нос, а где хвост? Что-то я не разберу!
      — И чего это он ко мне пристаёт? — удивлялся добродушный Слон. — Хоботом своим я доволен, и он вовсе не похож на хвост!
      — Сам-то он больно хорош! — откуда-то сверху сказал однажды Жираф. — Пусть на себя полюбуется!
      — Это я урод? — возмущался Верблюд. — Да будь у меня на спине два горба, я был бы ещё красивей!
      Достали друзья зеркало и пошли искать Носорога. А тот как раз к Страусу приставал:
      — Эй ты, недощипанный! Голоногий! Летать не умеешь, а птицей называешься!
      От обиды бедный Страус даже голову в песок спрятал.
      — Послушай, друг! — сказал Верблюд, подойдя поближе. — Неужели ты сам себя красавцем считаешь?
      — Конечно! — ответил Носорог. — Кто же в этом сомневается?
      — Ну, тогда посмотри на себя! — сказал Слон и протянул Носорогу зеркало.
      Посмотрел Носорог в зеркало и захохотал.
      — Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! Что это ещё за уродина на меня смотрит? Что у него на носу? Хо-хо-хо! Ха-ха-ха!
      И пока он смеялся, глядя на себя в зеркало, Слон, Жираф, Верблюд и Страус поняли, что Носорог просто глуп как пробка. И они перестали замечать все его насмешки.
     
     
      Заяц-симулянт
     
      Наступил как-то Медведь Зайцу на любимую мазоль.
      — Ой, ой! — завопил Заяц. — Спасите! Умираю!
      Испугался добряк Медведь. Жалко ему стало Зайца.
      — Извини, пожалуйста! Я ведь не нарочно! Я нечаянно тебе на ногу наступил.
      — Что мне от твоих извинений! — застонал Заяц. — Остался я теперь без ноги! Как я теперь прыгать буду!
      Взял Медведь Зайца и отнёс к себе в берлогу. Положил на свою койку. Стал Зайцу лапку перевязывать.
      — Ой, ой! — громче прежнего завопил Заяц, хотя ему на самом деле было совсем не так больно. — Ой, ой! Я сейчас умру!
      Стал Медведь Зайца лечить, поить и кормить. Утром проснётся, первым делом интересуется:
      — Ну, как лапка, Косой? Заживает?
      — Ещё как болит! — отвечает Заяц. — Вчера вроде лучше стало, а сегодня так ломит, что и вовсе встать не могу.
      А когда Медведь уходил в лес, Заяц срывал повязку с ноги, скакал по берлоге и распевал во всё горло:
      Мишка кормит, Мишка поит —
      Ловко я провёл его!
      А меня не беспокоит
      Ровным счётом ничего!
      Обленился Заяц, ничего не делая. Стал капризничать, на Медведя ворчать:
      — Почему ты меня одной морковкой кормишь? Вчера — морковка, сегодня опять морковка! Искалечил, а теперь голодом моришь? Хочу сладких груш с мёдом!
      Пошёл Медведь мёд и груши искать. По дороге встретил Лису.
      — Куда ты, Миша, такой озабоченный?
      — Мёд и груши искать! — ответил Медведь и рассказал всё Лисе.
      — Не за тем идёшь! — сказала Лиса. — Тебе за врачом идти надо!
      — А где его найдёшь? — спросил Медведь.
      — А зачем искать? — ответила Лиса. — Разве ты не знаешь, что я второй месяц при больнице работаю? Проводи меня к Зайцу, я его быстро на ноги поставлю.
      Привёл Медведь Лису в свою берлогу. Увидел Заяц Лису. Задрожал. А Лиса посмотрела на Зайца и говорит:
      — Плохи его дела, Миша! Видишь, какой у него озноб?! Заберу-ка я его к себе в больницу. У меня Волк по ножным болезням большой специалист. Мы с ним вместе Зайца лечить будем.
      Только и видели Зайца в берлоге.
      — Вот он и здоров! — сказала Лиса.
      — Век живи, век учись! — ответил добряк Медведь и завалился на свою койку, чтобы как следует отоспаться, потому что всё время, пока у него жил Заяц, сам он спал на полу.
     
     
      Экзамен
     
      Расхвастался Попугай:
      — Я умею говорить по-человечьи! Терпеть не могу птичий язык! Больше вы не услышите от меня ни одного слова на птичьем языке!
      — Ах, ах! — разахались трясогузки. — Какая умница! Он будет говорить только по-человечьи! Он презирает птичий язык!
      — Он умеет говорить по-человечьи? — переспросил старый Ворон. — Ну что ж! Это неплохо! Но это ещё не значит, что он умнее всех! Я тоже знаю несколько человечьих слов, но я не считаю себя мудрецом!
      — А вы поговорите, поговорите с ним по-человечьи! — заверещали трясогузки. — На птичьем языке он и разговаривать с вами не станет. Сами увидите!
      — Попробуем! — сказал Ворон и перелетел на ветку, где сидел важный Попугай.
      — Здравствуйте! — представился Ворон на чистом человечьем языке. — Здрррравствуйте! Я — Ворон!
      — Попка-дурак! Попка-дурак! — важно ответил ему Попугай тоже по-человечьи. — Попка-дурак!
      — Вы слышите? — восхитились трясогузки. — Он вас убедил?
      — Да! — сказал Ворон. — Я с ним согласен!
     
     
      Захваленная певунья
     
      Жила-была певунья Канарейка. Жёлтенькая, с хохолком. Голосок у неё был небольшой, но славный — приятно было послушать, как она поёт. Её слушали и хвалили:
      — Ах, какая способная!
      — Какая талантливая!
      А однажды она даже услышала такое:
      — О несравненная!
      Кто это произнёс, она так и не поняла, потому что, когда пела, по
      привычке закрывала глаза, но этого оказалось достаточно, чтобы она окончательно зазналась.
      Скоро все заметили, что Канарейка уже не поёт, а чирикает. И на неё перестали обращать внимание...
      — Послушай, «несравненная»! — сказал ей однажды Воробей. — Если уж ты взялась чирикать, то подучись у меня. Я тебе с удовольствием помогу! Хорошо чирикать тоже надо уметь!
     
     
      ЩЕНОК И ЗМЕЯ
     
      биделся Щенок на старых друзей и побежал новых искать. Вылезла в лесу из-под гнилого пенька Змея, свернулась кольцом и смотрит Щенку в глаза.
      — Вот ты на меня смотришь и молчишь... А дома на меня все ворчат, рычат и гавкают! — сказал Щенок Змее. — Все меня учат, прорабатывают: и Барбос, и Шарик, и даже Шавка. Надоело мне их слушать!.. Пока Щенок жаловался, Змея молчала.
      — Пойдёшь ко мне в друзья? — спросил Щенок и спрыгнул с пенька, на котором сидел.
      Развернулась Змея и ужалила Щенка.
      Молча. Насмерть.
     
     
      УСЛУЖЛИВЫЙ
     
      Устал Лось бродить по лесу и захотел отдохнуть. Прилёг он на полянке и попросил Зайиа:
      — Сделай одолжение — разбуди меня через полчасика! Засуетился Заяц: ведь сам Лось попросил его об одолжении...
      — Спи, спи! Обязательно разбужу! — пообещал он.
      Лось потянулся и закрыл глаза.
      — Может, тебе сена подстелить? — предложил Заяц.
      Притащил клок сена и давай его Лосю под бок пихать.
      — Спасибо, не надо! — сквозь сон сказал Лось.
      — Как не надо? На сене-то, поди, мягче будет!
      — Ладно, ладно... я спать хочу...
      — Может, тебе перед сном напиться принести? Тут ручей неподалёку. Я мигом сбегаю!
      — Да нет, не надо... я спать хочу...
      — Спи, спи! Хочешь, я тебе сказку на ухо расскажу? Скорей уснёшь! — не унимался услужливый Заяц.
      — Да нет же... спасибо... я и так засну...
      — А может, тебе рога мешают?!
      Вскочил Лось на ноги и, зевая, поплёлся прочь.
      — Куда же ты? — удивился Заяц. — Ведь ещё и двадцати минут не прошло!
     
     
      Хочу бодаться!
     
      Это был ужасно приставучий Козлёнок с крохотными рожками. Делать ему было нечего, вот он и приставал ко всем:
      — Хочу бодаться! Давай бодаться!..
      — Отстань от меня! — сказал Индюк и важно отошёл в сторону.
      — Давай бодаться! — пристал Козлёнок к Поросёнку.
      — Отвяжись! — ответил Поросёнок и зарылся пятачком в землю. Подбежал Козлёнок к старой Овце:
      — Давай бодаться!
      — Отойди от меня! — попросила Овца. — Оставь меня в покое. Не к лицу мне с тобой бодаться!
      — А я хочу! Давай пободаемся!
      Промолчала Овца и сама отошла в сторону.
      Увидел Козлёнок Щенка.
      — А ну! Давай бодаться!
      — Давай! — обрадовался Щенок и больно укусил Козлёнка за ногу.
      — Постой! — заплакал Козлёнок. — Я хочу бодаться, а ты что делаешь?
      — А я хочу кусаться! — ответил Щенок и ещё раз укусил Козлёнка.
     
     
      ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО
     
      — Теперь я сильнее всех! — сказал однажды Заяц.
      Ну уж и сильнее? — усомнилась Зайчиха.
      Не веришь? Хочешь, я сейчас Кабану пинка дам?
      Одумайся! — испугалась Зайчиха.
      — Ничего он мне не сделает! Я такое волшебное слово знаю! Подошёл Заяц сзади к Кабану и дал ему пинка. Рассвирепел Кабан.
      Обмерла от страха Зайчиха, глаза закрыла... А Заяц спокойно лёг на землю, лапки кверху поднял и закричал:
      — Признаю свою ошибку! Лежачего не бьют!
      Задумался Кабан... Ладно, коли так... Не тронул Зайца, отошёл.
      — Во! Видала?! — сказал Заяц Зайчихе.
      — Герои! — даже задохнулась от восторга Зайчиха. — Герой!!! Совсем обнаглел Заяц. Ходит с Зайчихой по лесу, всем направо и налево пинки раздаёт... И ничего! Помогает волшебное слово!
      Вот шли они как-то опушкой, видят: сидит Медведь на пеньке, морковку ест.
      — Как мне хочется морковки... — мечтательно сказала Зайчиха.
      — Морковки? Сейчас будет!
      Подошёл Заяц к Медведю, дал ему пинка и вырвал морковку.
      Промолчал Медведь, только поднялся на задние лапы и взял прут.
      — Стой! — закричал Заяц, повалившись на землю и поднимая кверху лапки. — Стой! Признаю свою ошибку! Лежачего не бьют!
      — Знаю, — сказал Медведь. — А я тебя бить и не собираюсь. Я тебя высеку!..
      И высек. Пребольно высек на глазах у Зайчихи.
      Стыд-то какой!
     
     
      Почему мыши котов не обижают
     
      Вернулся как-то поздно домой Мышонок и рассказывает:
      — Только что нос к носу с соседским котом столкнулся! Заволновались мыши:
      — Ну и что? Рассказывай! Дальше что?
      — Столкнулись мы лбами, — продолжал Мышонок, — ну и...
      — Какой ужас! Ну и что дальше? — не терпелось узнать мышам.
      — Понимаете... — вздохнул Мышонок и закатил глазки. — Такая
      ночь!.. Облачка по небу бегут... звёздочки горят... луна светит... ветерок тёплый веет... и настроение у меня было такое чудесное, такое хорошее. что...
      — Что? Что? Говори скорее! Не тяни!
      — ...что я кота даже пальцем не тронул! Пусть себе живёт! — закончил свой рассказ Мышонок.
      — Ах! Ах, как трогательно! — запищали мыши. — И мы тоже никогда не будем обижать котов и кошек!..
      Так возникла эта красивая легенда.
      С тех давних пор мыши никогда не обижают котов и кошек.
     
     
      ОШИБКА
     
      Прибежал как-то Заяц к Журавлю.
      — Журавушка, дорогой! Ты хорошо зубы лечишь, вставь мне, пожалуйста, зубы!
      — Да они у тебя хорошие!
      — Хороши, да малы! Вставь мне львиные клыки!
      — Зачем тебе клыки?
      — Я с Лисой рассчитаться хочу! Надоело мне от неё бегать, пусть она от меня побегает!
      Улыбнулся Журавль и вставил Зайцу искусственные зубы — два львиных клыка. Совсем как настоящие! Страшно смотреть!
      — Вот здорово! — воскликнул Заяц, посмотрев на себя в зеркало. — Побегу Лису искать!
      Бежит Заяц по лесу — Лису ищет, а она сама ему навстречу из-за кустов выходит. Увидел Заяц Лису и бросился от неё наутёк. Прибежал к Журавлю — дрожит, трясётся от страха.
      — Жу-жу-ра-равушка, дорогой! Замени клыки!
      — А эти чем плохи?
      — Не плохи, да малы! Против Лисы не годятся! Может, у тебя какие побольше есть?
      — Не поможет! — ответил Журавль. — Ошибся я, Косой! Надо было тебе сердце заменить: твоё, заячье, выкинуть, а львиное поставить!..
     
     
      Почему мыши котов не обижают
     
      Прослышала где-то Кошка, что Тигр и Пантера принадлежат к семейству кошек.
      — Ого! — обрадовалась Кошка. — А я-то, дурочка, не знала, какая у меня родня! Ну, теперь я себя покажу... — И, недолго думая, она прыгнула на спину Осла.
      — Это ещё что за новости? — удивился Осёл.
      — Вези, куда прикажу. Вези и не разговаривай! Знаешь, кто у меня родственники? — воскликнула Кошка, сидя у Осла на загривке.
      — Кто же? — поинтересовался Осёл.
      — Тигр и Пантера, вот кто! Не веришь — спроси у Ворона.
      Осёл спросил у Ворона. Тот подтвердил:
      — Да, действительно, кошка, тигр, барс, рысь, а также пантера и ягуар и даже лев — из семейства кошачьих!
      — Теперь ты убедился? — воскликнула Кошка, вонзая когти в Ослиную гриву. — Вези!
      — Куда? — спокойно спросил Осёл. — К Тигру или к Пантере?
      — Не-е-ет! — неожиданно промяукала Кошка. — Вези меня к этим... как их... к ммм-мы-шам!..
      И Осёл отвёз Кошку туда, где водились мыши.
      Потому что Кошка — это всё-таки кошка.
     
     
      ЗАЯЧЬЕ ГОРЕ
     
      Жил среди зайцев один Заяц. Многие зайчихи на него заглядывались: быстрее его никто в поле не бегал! Кажется, жить бы ему да радоваться, но... Заяц мучительно завидовал Черепахе.
      «Вот живёт! Вот живёт! — думал Заяц. — Собственную нору на спине носит! Втянула голову и ноги — и уже дома. Да ещё какая нора! Крепкая, как камень, и с узорчиком. Эх, и повезло же глупой Черепахе!..»
      И всюду-то Заяц поносил Черепаху, и всюду-то её ругал, рассказы-
      вал про неё всякие небылицы, смеялся над ней. От зависти даже расхворался.
      — Что с тобой? — спросила Зайца Белочка. — С чего чахнешь?
      — Из-за проклятой Черепахи! — ответил Заяц. — Просто видеть её не могу — до чего она меня раздражает! Какую нору на спине носит! С узорчиком...
      А Черепаха больше чем кому-либо завидовала Зайцу, который умел так быстро бегать.
     
     
      Белые перчатки
     
      Раздобыл где-то молодой ленивый Грач пару белых перчаток. Кое-как натянул их на лапки и задрал клюв:
      — Вот я какой!..
      Полетели утром птицы на работу: жучков, паучков и мошек в лесах и на полях собирать. Грач дома остался.
      — Летим с нами! — кричали птицы, пролетая мимо.
      — Летите, летите! — отвечал им Грач. — Разве вы не видите, что я в белых перчатках? Не могу же я их замарать!
      Наработались птицы в лесах и на полях, сами досыта наелись, прилетели домой птенцов кормить.
      — А мне? — крикнул Грач. — Накормите меня! Я голодный! Весь день ничего не ел!
      — Как же ты будешь есть в белых перчатках? Ты их запачкаешь!
      — А вы мне прямо в рот кладите — я буду жевать!
      — Ну нет! — отвечали птицы. — Ты уже давно не птенчик! Ты уже носишь белые перчатки!
      Разлетелись птицы по своим гнёздам, перед сном песни пропели и легли спать. А Соловей-соловушка, так тот даже ночью пел — так славно потрудился за день.
      Только Грач да старый Филин не спали. Филин мышей ловил, а Грач в гнезде ворочался. Ворочался, ворочался, а потом взял и съел одну белую перчатку. Голод — не тётка!
     
     
      Осторожные козлы
     
      Забрался Хорёк в курятник, подкрался к спящему Петушку, накрыл его мешком, завязал и потащил в лес...
      Бьётся Петушок в мешке, кричит что есть мочи. Тащит Хорёк добычу, а навстречу ему два Козла идут, бородами трясут. Испугался Хорёк, бросил мешок — ив кусты...
      Подошли Козлы.
      — Никак Петух кричал? — сказал один.
      — Я тоже слышал, — сказал другой. — Эй, Петя! Где ты?
      — Я здесь... в мешке... — отозвался Петушок. — Спасите меня, братцы!
      — Как же ты в мешок попал?
      — Накрыл меня сзади кто-то мешком и потащил. Спасите меня, голубчики!
      — Вот оно что... Мешок, стало быть, не твой?
      — Не мой! Развяжите мешок, братцы!
      Задумались Козлы.
      — Гм-м... Это, брат, не так просто... Дело-то эва как оборачивается! Мешок-то, выходит, чужой?
      — Да-а-а... — замотал бородой второй Козёл. — Был бы твой мешок, мы бы тебя живо, того... из него... согласно личной просьбе... А то чужой ведь мешок-то! Незаконно вроде без хозяина...
      — Так меня же самого украли! Разве не ясно? — завопил Петушок.
      — Так-то оно так... — сказал первый Козёл. — Но тут, брат, посоветоваться надо бы... согласовать...
      — Вот кабы разрешение достать или указание получить, тогда бы мы тебя враз освободили! — подтвердил второй Козёл.
      — Ну хоть отнесите меня к Полкану! — простонал Петушок. — Он поймёт!
      — Чего ж тут не понять? — сказал первый Козёл.
      — Отнести — дело нехитрое... А ну, как нас спросят: «Куда это вы чужой мешок тянете?» А? Что тогда? — спросил второй Козёл.
      — Точно, — согласился первый Козёл. — Доказывай потом, что ты с рогами, а не с горбом!
      — Ну хоть сходите к Полкану, скажите ему, что я в беду попал! — взмолился Петушок. — А я пока в мешке подожду...
      — Это можно, — согласились Козлы. — Правда, не по пути нам, но для тебя сделаем...
      Ушли Козлы.
      Остался Петушок в мешке на дороге.
      Прибежал Полкан на выручку приятелю. Прибежал, ан... уже ни мешка, ни Петушка!

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru