На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

Калинина Н. Митя и Миша. Илл.— Е. Афанасьева. — 1959 г.

Н. Калинина

Митя и Миша

Илл.— Е. Афанасьева

*** 1959 ***


DjVu


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

МОИ ПЕРВЫЕ КНИЖКИ
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР

      В ДЕТСКОМ САДУ
     
      В передней за маленьким столиком сидела Любовь Георгиевна. Она по утрам осматривала ребят.
      Митя быстро, на ходу, взглянул на свои руки — чистые. Миша достал аккуратно сложенный носовой платок и вытер нос: просто так, на всякий случай.
      — Мы уже выздоровели. Здравствуйте! — громко сказали они и хотели сразу бежать в группу.
      — Подождите! Подождите! Не торопитесь! — сказала Любовь Георгиевна. — Дайте-ка на вас хорошенько посмотреть. Я без вас соскучилась.
      Пока она осматривала мальчиков и что-то записывала в книгу, Митя, стоя около столика, приплясывал от нетерпения. И, как только Любовь Георгиевна проговорила: «Всё в порядке», он сорвался с места, крикнул маме «до свидания» и помчался по коридору. Миша — за ним.
      Митя быстро распахнул дверь старшей группы, влетел в комнату и столкнулся с незнакомой девочкой.
      Девочка громко ахнула и рассыпала ложки, которые держала в руках. Мальчики от неожиданности растерялись и отступили к дверям. Кроме этой девочки, в комнате никого не было. А девочка серди-то сказала:
      — Вы зачем сюда пришли? Здесь старшая группа.
      — Мы сами старшие, — смущённо пробормотал Митя и посмотрел на Мишу.
      — Конечно, старшие, — подтвердил Миша.
      — Старшие? — удивилась девочка. — А как вас зовут?
      — Митя.
      — А меня Миша.
      — Митя! Миша! — вдруг весело закричала девочка. — Вы болели, да? Мне ребята про вас рассказывали. Вы меня не знаете: я новенькая, Наташа. Ребята умываться пошли, а я сегодня дежурная. Я первая умылась.
      В это время затопали ноги, зазвенели голоса — прибежали ребята.
      — Митя с Мишей пришли! Митя с Мишей пришли! — радовались они.
      Вместе с ребятами вошла и Надежда Дмитриевна.
      — Ну-ка, где вы? Покажитесь-ка, покажитесь нам! У-у, какие большие стали! — говорила она. — Вас и не узнаешь.
      Потом все ребята уселись за стол. Ложки были вымыты, и Наташа положила самые блестящие Мите и Мише.
      Рядом с комнатой, где сейчас все завтракали, была ещё одна комната, и, как только ребята поели, Надежда Дмитриевна широко распахнула двери этой комнаты и сказала:
      — Теперь пойдёмте работать.
      Первой вошла Наташа — ведь она была дежурная. За ней остальные ребята.
      — Митя, Миша! Смотрите, что у нас есть! — закричала Наташа.
      Через всю комнату были протянуты тонкие верёвки, на них висели блестящие звёзды, разноцветные
      фонарики, пёстрые корзиночки, качались смешные клоуны.
      — Вы думаете, кто всё это сделал? Кто? — быстро спросила Наташа.
      — Они не догадаются, — сказал самый большой мальчик, Володя, усаживаясь за стол, заваленный золотой, серебряной и цветной бумагой.
      — Ни за что не догадаются!
      — Мы сами! Вот кто! — крикнула чёрненькая стриженая Верочка. — Завтра Новый год! Елка! Смотрите, какую я цепь сделала — во всю комнату. А сегодня я другую сделаю — золотую.
      — А я буду кончать свой пароход. Трубу приклею, спасательные круги сделаю и напишу: «Дружба», — говорил Володя.
      — А я раскрашу своего цыплёночка, он будет жёлтенький, хорошенький! Вот он какой! — Юра показал и спрятал беленького ватного цыплёнка.
      Ребята доставали из шкафа и с полок игрушки, двигали стулья, рассаживались за столы.
      — А что будут делать Митя и Миша? — волновалась Наташа. — Они не умеют делать игрушки. Их надо научить.
      — Подумаешь, «не умеют»! Я умею! — Митя уселся за стол и взялся за ножницы.
      А Миша стоял и не знал, куда сесть.
      — Иди сюда, неси стул, я подвинусь, — позвала Наташа. — Смотри, какого я клоуна сделала!
      На Мишу смотрел весёлый клоун в зелёном колпачке с жёлтой кисточкой.
      — Он из яичной скорлупы, — говорила Наташа, вырезая для клоуна белый бумажный воротничок.
      Миша любовался и Наташиным клоуном и развешенными игрушками.
      — Хочешь склеить рыбку из золотой бумаги? — спросила его Надежда Дмитриевна.
      — А как?
      — Очень просто. Вырежь вот этих рыбок, которые здесь нарисованы, смажь клеем и сложи обе половинки вместе, получится золотая рыбка.
      Миша взял ножницы, сморщил лоб, надул губы и принялся резать.
      А Митя уже вырезал из бумаги замечательного зайца, с длинными-предлинными ушами.
      — Смотрите, что сейчас будет. — Он обмакнул палец в клей, прилепил к пальцу зайца и запел:
      Заинька, попляши!
      Серенький, попляши!
      Миша сопел от усердия и ни на кого не смотрел. Пальцы у него были измазаны клеем, бумага прилипала к ним, но в конце концов не одна, а две чудесные золотые рыбки с красными хвостами лежали рядышком на круглом столе и блестели, как солнышко. Миша стоял у стола, рассматривал рыбок, шевелил липкими пальцами и говорил:
      — Правда красивые? Правда очень красивые?
      — Твои рыбки как настоящие, а мой клоун самый смешной, — сказала Наташа и повесила клоуна за колпачок на общую верёвку.
      Потом все вымыли руки и пошли гулять.
      Старшие ещё гуляли, когда малыши вернулись с прогулки. Они раздевались в передней и шли в свою группу, как раз мимо комнаты старших ребят. Никто не заметил, как дверь в эту комнату приоткрылась и в неё пролез маленький, кругленький мальчик с серыми глазами и волосами торчком. Он постоял минутку у двери и подбежал к столу с игрушками. Мальчик нагибал голову то вправо, то влево, вставал на цыпочки, приседал на корточки и всё разглядывал. Он обошёл стол, тихонько, одним пальчиком, потрогал красную шапочку бумажного гриба, и осторожно перевернул на 8
      другой бочок Мишиных золотых рыбок. Потом поставил их на хвостики.
      Рыбки весело замаршировали по столу, потом перебрались на пол, подошли к шкафчику, где стоял аквариум. Они прижались к стеклу и глядели, как в аквариуме живые рыбки широко раскрывают рты и медленно шевелят красными хвостиками. А потом бумажным рыбкам, наверное, тоже захотелось плавать, потому что — раз! — и они прыгнули в воду.
      В это время старшие тоже вернулись с прогулки.
      Миша, Митя и Верочка разделись первые и побежали посмотреть на свои игрушки. Они вбежали в комнату и сразу увидели малыша, который прыгал около аквариума, хлопал в ладоши и кричал громко и весело:
      — Рыбки плавают! Рыбки плавают! — Он поднимался на цыпочки, заглядывал сверху в аквариум и показывал туда пальчиком: — Вот они! Вот они!
      Миша бросился к аквариуму, оттолкнул мальчика и громко, на весь детский сад, заревел:
      — Мои рыбки! Мои золотые рыбки!
      Вода стекала с Мишиных рук прямо на пол. В зажатых кулаках блестели мокрые хвостики.
      — Ах ты, противный Сашка! — закричал Митя и так толкнул малыша, что тот сел на пол.
      Вера побежала в раздевалку к Надежде Дмитриевне.
      А Саша сидел на полу, смотрел на ребят круглыми большими глазами и ничего не понимал.
      — Да ведь он маленький! — сказала вдруг Наташа.
      Она подняла Сашеньку, поправила ему фартучек. А Саша зажмурил глаза, открыл рот и горько заплакал.
      — Сашенька, ты не плачь, — говорила ему Наташа. — Рыбки ведь бумажные, их нельзя в воду бросать: они испортиться могут.
      — Ты не знал? Ты нечаянно! — утешали его ребята.
      Но Сашенька всё плакал и не открывал глаз.
      — Ты лучше посмотри, что я сейчас сделаю, — сказала Надежда Дмитриевна. — Посмотрите! — Она взяла у Миши из рук мокрых рыбок, положила на стол и расправила пальцами. — Вот так! Теперь пусть они здесь лежат и сохнут.
      А Митя вдруг сказал:
      — Миша, твои рыбки ещё лучше стали, они вымылись! Да?
      Рыбки лежали и блестели, как живые, и всем казалось, что они на самом деле стали еще лучше.
      Саша перестал плакать. Наташа взяла его за одну руку, Вера — за другую, и они повели Сашеньку в младшую группу.
      В комнатах было тепло и уютно. Мальчики сидели за круглым столом и смотрели книжки с картинками.
      А девочки возились в кукольном уголке — им надо было нарядить своих кукол к ёлке.
      Вечером ушли из детского сада Митя и Миша, ушла Наташа, ушли все ребята. Куклы в своих нарядных платьях сидели на мягких стульчиках. На протянутых верёвках висели смешные клоуны и весёлые петушки, в шкафу стояли зайчики и фонарики, а на столе блестели золотые рыбки...
     
      ДРОВА
     
      Солнышко ярко блестело в морозных окнах. Как только ребята кончили заниматься, Надежда Дмитриевна сказала:
      — Теперь пойдёмте гулять.
      — А лыжи возьмём? — спросил Юра.
      — Обязательно.
      — А я возьму санки... Чур, мои жёлтые! — крикнула Верочка.
      Все заторопились, всем захотелось поскорее на улицу.
      Ребята принялись помогать дежурным.
      Все работали дружно, и очень скоро на столах снова лежали белые скатерти, стояли цветы, а вокруг были ровно расставлены жёлтые стульчики.
      — Теперь всё в порядке, можно идти гулять.
      Ребята выбежали во двор с лыжами и санками.
      Они шумели, смеялись. От самых дверей становились на лыжи и, перегоняя друг друга, бежали на горку.
      — Я первый! — крикнул Митя и покатился, перегоняя Юру.
      А Миша смеялся, падал и никак не мог взобраться на горку. Наташа и Верочка присели на корточки. Это они устраивали поезд: связывали саночки вместе.
      А Володя не спеша надел широкие, большие лыжи, выпрямился и уже хотел бежать к ребятам, но вдруг увидел Ольгу Ивановну, которая тащила в сарай огромную охапку дров. Дрова лежали у ворот большой кучен.
      Володя скинул лыжи и закричал:
      — Ребята, пошли помогать!
      — Кому? — спросила, поднимаясь, Наташа.
      — Ольге Ивановне.
      — Пошли! Пошли! — И Верочка вместе с Наташей и Володей побежали к сараю.
      Скоро подошли и другие ребята:
      — Ой, сколько дров!
      — Ой, как много!
      — Это всё наши?
      — Ещё больше было, я половину убрала, — говорила Ольга Ивановна, набирая новую охапку дров. —
      Идите, не мешайте! Некогда! Сейчас ещё машину привезут.
      — А мы не мешаем!
      — Мы носить будем!
      — Что вы! Что вы! Зачем? Ушибётесь! — испугалась Ольга Ивановна.
      Подошла Надежда Дмитриевна.
      — Ничего, не ушибутся, не маленькие... Только '' смотрите — больше двух полешков не брать! — Она натянула повыше рукавицы и весело сказала: — А ну-ка, подходите ко мне! Живо за работу! Не отставайте! Раз-два! Раз-два!
      — Мне побольше!
      — Мне потолще!
      — Дайте мне! — просили ребята.
      Ольга Ивановна стояла теперь в сарае и с трудом поспевала брать и складывать дрова.
      — Ну и молодцы! Ай да помощники! — хвалила она.
      А помощников становилось всё больше и больше. Росла кучка санок около дома, и всё длиннее делалась стенка из лыж около сарая. Вот и Юра подкатил к ребятам, постоял, посмотрел, скинул лыжи и тоже принялся за работу.
      На горке остались только Митя и Миша. Им было весело.
      Надежда Дмитриевна всё поглядывала на них, но ничего не говорила.
      — Ребята, что не помогаете? Идите к нам! — закричала Наташа.
      Мальчики не ответили. Митя разогнался и как стрела поехал с горки.
      — Миша, не догонишь! — кричал он скатываясь.
      Наташа подошла к Надежде Дмитриевне:
      — Почему они не помогают? Правда нехорошо?
      — Конечно, очень нехорошо, — ответила Надежда Дмитриевна.
      — Ну и пусть катаются! Без них обойдёмся! — сказал Володя.
      А Ольга Ивановна уже сбросила шубу, сняла тёплый платок, залезла высоко на дрова и укладывала третий ряд. Косынка сбилась у неё набок, она громко смеялась:
      — Милые, подождите! Ой, дайте передохнуть! Ох, за вами не угонишься! Вас-то много, а я одна!
      — Скоро кончим! Немножко осталось!
      Они смеялись, толкали друг друга и торопились ещё больше.
      — Вот последние! — закричала Верочка.
      Ольга Ивановна спрыгнула вниз. Ребята быстро поставили саночки в кружок, и все уселись на них.
      — Ну, кто устал? — спросила Надежда Дмитриевна. — Признавайтесь.
      — Только не я!- — закричала Верочка, обнимая Надежду Дмитриевну.
      — И не я! — сказала Наташа, отряхивая варежками свою шубу.
      — Ия тоже не устал! — заявил Володя.
      — А вот зато я устала! — сказала Ольга Ивановна. — Меня вы замучили!
      Она говорила серьёзно, а глаза у неё смеялись, и все видели, что она шутит.
      — Не замучили! Не замучили! Неправда! Ольга Ивановна шутит!
      — Нет, конечно, Ольга Ивановна устала. Но всё-таки вы ей очень помогли.
      Надежда Дмитриевна хотела сказать ещё что-то, но в ворота въехал грузовик с дровами; на дровах сидели нянечки из других групп.
      — А где же дрова? — спросил кто-то из них.
      — В сарай улетели! — весело засмеялась Ольга Ивановна.
      — Это мы помогли! Мы всё убрали!
      — Молодцы, так и надо!
      Из кабинки вылез шофёр.
      К машине подбежал Митя, за ним Миша.
      — Это полуторка? — спросил Митя.
      Шофёр не отвечал — он возился около колеса.
      — Конечно, полуторка, — сам себе ответил Митя, обходя машину.
      — Митя, смотри — фонарик сзади такой же, как я вчера нарисовал, — рказал Миша, присаживаясь на корточки.
      — Такой же, — согласился Митя. — А вот номера у тебя не было.
      — Номер я завтра нарисую, даже лучше этого!
      — Мальчики, отойдите, не мешайте! — сказала Надежда Дмитриевна.
      — Пошли опять кататься! — Митя потянул саночки и, не оглядываясь, побежал на горку.
      — Митя, Митя, подожди! Подожди, давай мы тоже будем помогать!
      — Не хочу! Кататься лучше! — И Митя уже катился вниз. — Давай вместе! Кто дальше!
      Миша постоял, подумал и пошёл к сараю.
      Он тихонько стал в очередь за дровами, но Надежда Дмитриевна всё равно сразу заметила его.
      — Что ж ты так поздно? — сказала она. — Ай да помощник!
      Миша ничего не ответил, только низко опустил голову и покраснел.
      А в это время с грузовика сбросили все дрова и он уехал.
      Работников, и больших и маленьких, стало теперь много: и нянечки из других групп, и дворник, и Надежда Дмитриевна, и ребята — все работали.
      Миша старался изо всех сил. Он был рад, что его всё-таки приняли. А Митя всё ещё катался с горы.
      Скоро ему одному стало скучно. Он отвёз санки на место и подбежал к Мише:
      — Давай помогу.
      — Не надо, я сам. Возьми у Надежды Дмитриевны.
      Но Митя к Надежде Дмитриевне почему-то не пошёл, и она его не позвала.
      Он стоял в сторонке за деревом, смотрел на ребят, и ему очень хотелось заплакать.
      А ребятам было весело. Они убирали дрова, потом отряхивали шубы, варежки, брали санки, лыжи и шли в детский сад.
      И Миша шёл вместе со всеми. А Митя пришёл последний.
      В передней ребят встретила тётя Поля. Сегодня она не сердилась и не говорила, как всегда: «Откуда только вы такие мокрые приходите? Когда только я всё ваше добро пересушу?»
      Сегодня она особенно ласково помогала Мите стягивать валенки и сказала:
      — Ты, Митенька, наверное, больше всех работал? Ишь, какой мокрый пришёл!
      Тётя Поля очень торопилась, она даже не слышала, что ей ответил Митя. А что он мог ей ответить? Он быстро, как попало, сунул все свои, и мокрые и сухие, вещи в шкаф, ни на кого не посмотрел и убежал из раздевалки. Навстречу ему шёл Саша. Помните, тот самый маленький Сашенька, который бросил Мишиных золотых рыбок в аквариум.
      — А мы уже пообедали! — сказал Сашенька.
      — Ну и что же? А мы работали! Знаешь сколько дров убрали! Во какие большие дрова! По сто штук таскали.
      — Это кто такой таскал? Ты? Да? — спросила, неожиданно появляясь, Наташа. — Уж лучше бы молчал. А то не работал, а хвалишься! — Она быстро повернулась к Мите спиной и совсем другим голосом сказала: — Пойдём, Сашенька, я тебя провожу.
      Митя так и остался стоять в коридоре.
      А Миша в это время в раздевалке всё ещё стягивал рейтузы.
      — Эх, ты, мало работал! — говорил ему Володя, вытаскивая из шубы за тесёмку свои мокрые рукавицы. — А знаешь как здорово!
      — Помнишь, Володя, как мы с тобой толстое полено тащили, а ты на дрова сел? — рассмеялась вдруг Верочка. — Помнишь?
      А Миша молчал.
      Наконец все пришли в столовую.
      На столах стоят двадцать одинаковых тарелок с красивыми голубыми ободочками, блестят ложки, из большой миски вкусно пахнет супом, и всем кажется, что сегодня праздник.
      Правда, может быть, кому-то и не очень приятно сидеть сегодня вместе со всеми, кому-то стыдно, но обедать зедь надо. Уйти нельзя...
      После обеда тётя Поля принесла на большом блюде яблоки: красные, сочные, замечательные.
      — Таких вкусных вы ещё никогда не ели!
      А Надежда Дмитриевна сказала:
      — Сегодня, когда вы придёте домой, обязательно расскажите, как хорошо вы работали и какими вкусными яблоками вас угощали. Расскажите обязательно, — ещё раз добавила она и как-то особенно посмотрела на Митю.
     
      ПАПИН ПОДАРОК
     
      Наташа пришла в детский сад поздно. Быстро разделась, переложила что-то из кармана пальто в карман своего фартука и, придерживая его рукой, вприпрыжку побежала в группу.
      — Я сегодня папу провожала. Вместе с мамой до самого вокзала, — сказала она. — Он в командировку уехал. А что он мне подарил! Не угадаете.
      — Что? Покажи!
      — Я знаю — шоколад! — крикнул Митя.
      — Совсем не шоколад, а вот что! — И Наташа показала на ладошке маленькую зелёную коробочку.
      — Коробочку! Подумаешь!..
      — И совсем не коробочку!
      Наташа подошла к столу, осторожно открыла крышку и вынула из коробочки пёстрый шёлковый лоскуток:
      — Смотрите!
      Она развернула лоскуток, и все увидели значок — маленький блестящий самолёт.
      — Вот папин подарок.
      — Дай мне! — быстро протянул руку Митя.
      — Ишь ты какой! Он с папой в первом полёте был. Ему знаешь сколько лет? Не сосчитаешь! Его папа на память бережёт. — И Наташа опять аккуратно завернула самолёт в шёлковую пёструю тряпочку.
      Весь день она то вынимала маленький самолёт, любовалась им, показывала ребятам, то снова прятала его на место, в зелёную коробочку.
      Ей было очень приятно, что в кармашке фартука лежит папин подарок: маленький блестящий самолёт — тот самый, который был с папой в первом полёте.
      Перед ужином Верочка постелила на маленький кукольный столик красивую кружевную скатерть и сказала:
      — Наташа, положи самолёт сюда. Покажем его куклам.
      Наташа не сразу согласилась — ей очень не хотелось расставаться с папиным подарком, — но ребята так интересно рассадили всех кукол вокруг столика и куклы такими любопытными глазами смотрели на зелёную коробочку, что Наташа вздохнула и согласилась.
      — Правда красиво? — сказал Миша, поглядывая то на кукол, то на зеркало, в котором отражался кукольный уголок и блестящий самолёт.
      Митя кивнул головой и быстро спросил:
      — А на шапку его прицепить можно? Он держаться будет?
      Миша не понял:
      — На какую шапку?
      Митя махнул рукой, не ответил и побежал в другую комнату.
      — Ужинать пора! — закричал он оттуда, выглядывая из-за двери.
      — Пусть всё так остаётся, так красиво, — сказал Миша.
      — Ну хорошо, пускай остаётся, — подумав, согласилась Наташа и вместе с другими ребятами пошла ужинать.
      На ужин была Митина любимая морковная запеканка, и, наверное, поэтому он съел её очень быстро, а когда пил чай, то Надежда Дмитриевна даже сказала:
      — Митя, куда ты так торопишься?
      — А я уже кончил. Можно встать?
      — Можно. Ты сейчас поди и приготовь на круглом столе краски и всё, что надо для рисования. Кто захочет, после ужина будет рисовать.
      — Воду не забудь, — прибавил Миша, который всё ещё сидел над полной тарелкой.
      — Не забуду! — Митя сунул на место салфетку, на ходу сказал «спасибо» и вприпрыжку побежал в другую комнату.
      Ребята один за другим кончали ужинать, вставали из-за стола и выходили из столовой.
      — Смотри, Митя, как ты кисточки положил — разве так кладут? — И Юра перевернул кисточки щетинкой вверх.
      — А краску поставил одну синюю. Целых три банки! — удивился Володя.
      Митя не отвечал, даже не поднимал голову. Он сидел на полу, перед шкафом, и было непонятно, что он делает — достаёт с нижней полки бумагу для рисования или убирает её обратно.
      Почти все ребята уже кончили ужинать. Миша, Верочка и Наташа теперь быстро допивали чай.
      — Всё. Спасибо! — весело сказала Наташа и отодвинула от себя пустую чашку.
      Наташа побежала прямо в кукольный уголок.
      — А где же мой самолёт? — громко спросила она. — Надежда Дмитриевна, кто-то взял мой самолёт! Он лежал здесь...
      Наташа заглянула под столик, пересадила кукол, подняла кружевную скатерть — самолёта нигде не было.
      — Ребята, кто взял? Отдайте! — чуть не плача, просила она.
      Поднялся шум. Все заговорили, перебивая друг друга:
      — Кто мог взять? Куда он делся? Он тут лежал!
      Только Митя всё ещё сидел у шкафа, запихивал в него бумагу и как будто ничего не слышал.
      — Ребята! Может быть, кто-нибудь шутя спрятал Наташин самолёт? — спросила Надежда Дмитриевна.
      — Может быть, кто-нибудь нечаянно положил самолёт себе в карман? — крикнула Верочка. — Посмотрите!
      И все принялись заглядывать в свои кармашки, встряхивать платки — искать самолёт. А Митя вдруг вскочил, подбежал к Наташе и крикнул:
      — У меня самолёта нет! У меня только платок и катушка! Вот! Нет! Смотри! — Он выхватил платок, вытащил катушку и широко развёл руками: — Смотри, нет!
      Наташа, вся красная, растерянно смотрела на Митю и выворачивала свой пустой кармашек.
      — Давайте искать! — вдруг крикнул Миша. — Ведь самолёт где-нибудь лежит! Он должен где-нибудь лежать!
      И вместе с девочками Миша принялся переворачивать всё в кукольном уголке: перетряхивать кукольные подушки и одеяла, искать под кроватками и в кукольном шкафу. А Володя с Юрой решили, что самолёт мог попасть в шкаф с кубиками, и все кубики выложили на пол.
      Митя нахмурил лоб, сердито сунул в карман платок и катушку и посмотрел на Наташу.
      Наташа вертела в руках пустую зелёную коробочку и поливала слезами пёстрый шёлковый лоскуток.
      — Мои золотенький самолётик! Папин подарок!.. — приговаривала она, размазывая слёзы по лицу.
      Надежда Дмитриевна наклонилась к ней и, приглаживая её кудряшки, говорила:
      — Не плачь, Наташенька! Мы его найдём. Мы его обязательно найдём!
      Вдруг Митя сорвался с места, подскочил к Мише и потянул его за рукав:
      — Пойдём. Пойдём скорее!
      — Куда?
      — Туда... в переднюю.
      — Зачем? — спрашивал Миша, еле поспевая за ним.
      — За самолётом, он у меня. Я его взял...
      — Как — взял? — не понял Миша.
      — Просто так... Нечаянно... Я отдам... Вот он!
      В Митином шкафчике, в самом низу, в уголке за валенками, лежал маленький блестящий самолёт...
      В комнате был беспорядок: куклы валялись прямо на ковре, шкафы были раскрыты, кубики разбросаны.
      Ребята столпились вокруг Надежды Дмитриевны.
      — Нигде нет, — растерянно говорили они. — Что же нам теперь делать?
      — Давайте подумаем, — сказала Надежда Дмитриевна. — Пойдите-ка все сюда. У нас с вами случилась сегодня большая беда: в нашей группе пропала вещь. Этого никогда не было. Я всегда думала, что мои ребята честные и смелые, что, когда мои ребята вырастут, они будут героями. А разве честный человек возьмёт, украдёт чужую вещь? А разве смелый побоится сознаться, что он сделал что-нибудь плохое? А разве герой может быть вором и трусом?
      Ребята молчали. И что они могли ответить?
      Вдруг в комнату влетел Митя:
      — Наташа... вот самолёт... Это я взял... я... Я больше не буду. Я нечаянно!
      Ребята замерли. Наташа двумя руками прижала к себе маленький блестящий самолёт. Она плакала.
      — И не стыдно? — быстро взглянув на Митю, сказал Володя.
      — Наташа! Наташенька! Митя больше не будет! Он больше никогда не будет! Он нечаянно! — захлёбываясь, говорил Миша.- — Он не подумал! Не плачь, Наташенька!
      Все обступили Наташу, а Митя выскочил в другую комнату, залез в угол между шкафом и стеной и горько-горько заплакал.



        _____________________

        Распознавание и форматирование — БК-МТГК, 2017 г.


 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Борис Карлов 2001—3001 гг. = БК-МТГК = karlov@bk.ru